Гендерные люди: Вне пола и гендера: кто такие небинарные люди

Содержание

Вне пола и гендера: кто такие небинарные люди

Определенное количество людей сегодня заявляют, что однозначно не считают себя ни мужчинами, ни женщинами. Закрепившиеся за каждым из полов наборы характеристик и манеры поведения не позволяют им комфортно чувствовать себя в обществе. Они мыслят категориями личности, а не половых признаков и социальных ролей. Речь идет о небинарных людях.

Так, в Швеции и мужчин, и женщин называют нейтральным местоимением. В Аргентине разрешен третий вариант пола не хочу определять“, а Германия придет к этому уже к концу года.  Тема небинарности вошла и в массовую культуру – год назад в американском сериале “Миллиарды” впервые в истории телевидения показали персонажа с небинарной идентичностью

КТО ТАКИЕ ЛЮДИ, ОТРИЦАЮЩИЕ ПОЛ И ГЕНДЕР?

“Мне комфортно, когда ко мне обращаются в женском роде, но гендера у меня нет. Есть трансгендерные люди, у которых приписанный биологический пол при рождении не совпадает с их гендером – конструктом социальным. В теории я подпадаю под этот термин, но себя к транс-сообществу не отношу

”, – говорит Катя Шилова, небинарный человек.

Катя Шилова

 

Небинарные люди, или гендерквиры, не вписываются в общепринятую систему двух полов. В такой системе запрещено гендерное выражение, не совпадающее со стандартными представлениями о мужском и женском. Общий термин небинарность включает и других людей, которые идентифицируют себя как агендеры или гендерлесс (отрицают гендерную идентичность), андрогины (балансируют на грани между мужским и женским), бигендеры (ощущают себя то в женском, то в мужском поле), гендерфлюиды (“плавают” между всеми возможными генедрами).

О том, сколько в мире небинарных людей – неизвестно. “Можем говорить только о количестве трансгендеров. Оценки на глобальном уровне показывают, что они составляют до 1,1% от взрослого населения в репродуктивном возрасте. Говоря об Украине, можем опираться на усредненное число – 0,5%”, –

констатирует Игорь Медведь, координатор правозащитной организации HPLGBT.

Катя Шилова четыре года шла к тому, чтобы почувствовать себя комфортно в статусе небинарности. В 15 лет она влюбилась в девушку. Полгода не могла этого принять. Вбивала в поисковике “как избавиться от гомосексуальности”. Но с поддержкой друзей начала разбираться в себе и изучать гендерную теорию.

“Я узнала, что есть трансгендерные люди, и подумала, что, если не подпадаю под все женственное, то, наверное, являюсь трансгендерным парнем. Я все ещё пыталась вписаться в бинарную систему. Но когда примеряла на себя мужскую идентичность, не чувствовала комфорта. И в какой-то момент поняла, что мне проще говорить о том, кем я не являюсь, и что категория гендера мне принципиально не подходит”, – рассказывает Катя.   

 

“НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ МЕНЯ АССОЦИИРОВАЛИ С МОИМИ ПОЛОВЫМИ ПРИЗНАКАМИ”

Основная проблема небинарного человека состоит в том, что его пытаются определить в одну из двух категорий, спрашивая “ты девочка или мальчик?”. Но правильного ответа на этот вопрос нет. В этом уверен Loki J von Dorn – активист, создатель сообщества Небинарные.UA, в котором небинарные люди могут больше узнать о себе.

“Меньше всего мне хотелось бы, чтобы меня ассоциировали с моими половыми признаками и во всех общественных местах делали на них акцент, как когда приходится выбирать раздевалку или туалет – мужской или женский”, – говорит он.

Loki рассказывает, что живет в дискриминации каждый день, поскольку его идентичность невидима и отсутствует в украинской реальности: “Постоянно находятся люди, которые намеренно оспаривают мое право на самоидентификацию и настаивают на своем желании называть меня так, как хочется им, и на том, что так правильно”.  

Loki J von Dorn

По отношению к себе Loki использует местоимение мужского рода. Но в дальнейшем он хотел бы вовсе не получать вопросов о своем поле, и чтобы его воспринимали как личность в первую очередь.   

КАК ОБРАЩАТЬСЯ К НЕБИНАРНЫМ ЛЮДЯМ?

Небинарные люди ежедневно сталкиваются с мисгендерингом: когда их называют не теми местоимениями, которые они сами по отношению к себе используют. Однако во многих странах есть универсальные обращения, которые могла бы заимствовать и Украина.    

Например, большинство небинарных людей в Великобритании предпочитают называть себя “they/them” – “они”. В английском языке эти местоимение широко используют по отношению ко всем людям. Возьмем ситуацию, когда в школе сообщают о приходе нового преподавателя, но кто это – мужчина или женщина – ещё не известно. В английском языке сказали бы: “We have a new teacher. They will come tomorrow”. Что в переводе гласит: “У нас новый учитель. Они придут завтра”.  Это не означает, что учитель – небинарный человек, а лишь то, что пока неизвестно, какого он пола. И для английского языка так привычно.

В то же время в Швеции ввели запрет на родовые местоимения “han/он” и “hon/она”. Вне зависимости от пола все стали “hen”, то есть нейтральным родом. В публикации Шведского института объясняют:

“Сторонники утверждают, что слово “hen” позволяет избежать обращения только к определенному полу или использования стесняющих форм он/она, а также расширить язык для тех, кто может не считать себя мужчиной или женщиной, или тех, кто не хочет, чтобы к нему обращались по половому признаку”.

В Аргентине и Непале в официальных документах ввели третий пол – есть “он”, “она” и “не хочу определять”. В Германии до конца 2018 года внесут правки в Конституцию, которые подразумевают возможность указывать в документах другой гендерный маркер, кроме мужского и женского.

Известен также случай, когда в Канаде 8-месячному ребенку впервые выписали медицинскую карту без указания пола. Сирил Атли родился в ноябре 2016 года в провинции Британская Колумбия. Родитель ребенка, Кори Доти, не считает себя ни женщиной, ни мужчиной. Он хочет, чтобы ребенок осознанно выбрал свою гендерную идентификацию. На медицинской карте ребенка в графе “пол” написали латинскую букву U, что может означать либо “неопределенный” (undetermined), либо “неустановленный” (unassigned). Кори Доти также добивается от властей, чтобы пол ребенка не указывался в свидетельстве о рождении.

 

В украинском и русском языках культура обращения к небинарным людям ещё не сформировалась. А повторение канадского опыта на данный момент невозможно в принципе.  

Однако начинать, по словам Loki, можно с малого:

Прежде всего, к любому человеку стоит обращаться на “вы”. Во-первых, это свидетельствует об уважении и культуре, во-вторых – предупреждает оскорбительное восприятие. Следует задать вопрос “В каком роде мне стоит к вам обращаться?” Если общение уже началось и человек поправляет вас, то стоит прислушаться и использовать то обращение, о котором он просит, даже если вам кажется, что внешность или голос этому не соответствуют“.   

Материал написан в рамках спецпроекта “Журналистика толерантности”, созданного Kyiv Post и общественной организацией Media Development Foundation при поддержке Госудаственного агенства интернационального развития Соединенных Штатов (USAID) и организации “Internews”. 

Что если не все люди — мужчины или женщины?

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Германия, Австралия, Непал и Пакистан уже предоставляют возможность выбрать третий пол в официальных документах

Все больше и больше людей в мире отказываются применять к себе категории «мужчина» или «женщина», поскольку не относят себя ни к тем ни к другим либо находятся в процессе перехода между гендерами.

Германия, Австралия, Непал и Пакистан уже предоставляют возможность выбрать третий пол в официальных документах, и еще несколько стран рассматривают возможность последовать их примеру. Кроме того, ученые обнаруживают все больше доказательств того, что даже биологический пол допускает не два возможных состояния, а широкий спектр возможностей.

Следует ли нам пересмотреть наши взгляды на бинарность человечества, также как и отношение к этому важному элементу нашей идентичности?

Четыре эксперта изложили свою точку зрения по этому вопросу Всемирной службе Би-би-си.

Брин Биксби: пол – продукт культурных традиций

Брин Биксби выросла мальчиком, потом этот мальчик повзрослел, женился и стал отцом. А потом Брин объявила, что она человек бигендерный, то есть ощущает себя одновременно и мужчиной, и женщиной. Она основала сайт Bigender.net, популяризирующий идею о том, что пол, гендер – психологический спектр.

В колледже на Хеллоуин я надела платье. Все думали, что это шутка, и те, кто помогал мне его надевать, были уверены, что я хочу выглядеть гиперреалистично, утрированно. Но я не хотела быть похожей на трансвестита, я хотела быть женщиной, и, насколько я понимаю, это многих удивило.

Именно тогда я впервые посмотрела в зеркало и увидела настоящего себя. Люди стали относиться ко мне как к женщине, потому что они видели, что я этого хочу.

Автор фото, Brin Bixby

Подпись к фото,

Брин Биксби основала сайт для таких людей как он(а)

Мне было бы гораздо легче жить, если бы не надо было думать о моем гендере, но, к сожалению, это невозможно для небинарных людей.

В нашей культуре создан гендерный стереотип, и на Западе этот стереотип бинарный. А мое ощущение своего пола как части моей идентичности меняется в зависимости от многих факторов.

Я представляюсь женщиной везде, кроме как на работе и в школе, в которую ходят мои дети, просто потому что очень утомительно объяснять каждому встречному, что гендерная идентичность может быть переменной.

В идеале наша культура не придавала бы столь большого значения полу человека, что дало бы людям свободу жить так, как им удобнее.

Сейчас мы видим, что среди молодежи и тех, кто проводит много времени в интернете, это чувство бинарности слабеет и в их жизни границы гораздо более размыты.

Марк Гевиссер: следует принять гендерный континуум

Писатель Марк Гевиссер рассматривает гендерную идентичность в различных культурах.

Мы знаем, что гендерный континуум существует, потому что всегда существовали женственные мальчики и маскулинные девочки. Трансгендерность — отнюдь не западный феномен. Во многих культурах по всему миру есть понятие третьего пола и переменности гендерной самоидентификации.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Хиджра — каста в Индии, Пакистане и Бангладеш, в которую входят представители «третьего пола»

В Индии существует каста хиджра, в культуре американских индейцев, народа муше в Мексике или бакла на Филиппинах есть понятие человека с двойной душой. С распространением иудеохристианской традиции и западной культуры это понятие стало менее превалирующим, но эти люди все еще есть.

На Западе часто этих людей идеализируют. Но на самом деле, если вы из народа бакла и у вас две души, то в этой культуре вам разрешается играть лишь ограниченную роль. В Индии каста хиджра практически изолирована от остального общества – они могут заниматься либо попрошайничеством, либо проституцией. Это не лучшая жизнь.

Я как-то разговаривал с замечательным гендерным психологом Дианой Эринсафт, и вдруг во время разговора я забеспокоился, подумав, что если бы я ее встретил, когда я был маленьким мальчиком, я мог бы стать маленькой девочкой. Она лишь рассмеялась и сказала: «Нет, ты точно мужчина».

Но после этого мы заговорили о потенциальной опасности того, что трансгендерное движение может создать новую бинарную парадигму, при которой если у вас родится женственный мальчик и вас это беспокоит, то вы легко сможете просто привести его к доктору, который помашет волшебной палочкой и скажет: «Ваш женственный мальчик стал принцессой».

А не лучше бы было, если бы наше общество давало возможность девочкам с мальчишескими ухватками или женственным мальчикам просто расти и быть самими собой?

Диана говорит о «гендерном коктейле». Она услышала этот термин от одного из своих пациентов, который сказал ей: «Я не девочка и не мальчик. Я гендерный коктейль, у меня все перемешано».

Доктор Имран Муштак: врачи все чаще осознают сложность определения пола

Доктор Имран Муштак — уролог-педиатр, работает в Лондоне с детьми с изменениями полового развития. Примерно один из 1500 детей рождаются с признаками таких изменений, но менее заметные отклонения наблюдаются у около одного из 100 новорожденных.

Пол человека несомненно представляет собой спектр. Он ни в коем случае не бинарен, и мы это сейчас начинаем понимать.

Я уже 12 лет работаю в этой области, и за это время я видел много перемен в том, что мы понимаем под словом «пол», и в том, как мы обращаемся с детьми, которые рождаются с неопределенным полом. Нам все больше и больше становится ясно, насколько это сложный вопрос.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Врачи все реже решают проблему неопределенного пола хирургическим путем

Как определить пол ребенка? По физическим характеристикам, по гениталиям – есть ли яички или яичники, или и то и другое? По хромосомам? По гормонам?

Бывают дети с двумя хромосомами Х, что типично для женского пола, но при этом их гениталии выглядят как мужские.

Десять или 20 лет назад практически никто не сомневался в необходимости хирургического лечения таких детей. Все были уверены, что операция нужна для того, чтобы ребенок стал либо мальчиком, либо девочкой.

Но будучи врачом и хирургом, я все чаще считаю нецелесообразным подвергать ребенка необратимой операции.

Мы знаем, что результаты операций 10-20-летней давности были не столь позитивными, как нам хотелось бы. Сейчас начинается новый этап: через 10-20 лет мы узнаем результаты отказа от подобных операций и того, что эти дети вырастут с неопределенным полом.

Я не думаю, что мы должны применять гендерные категории. Я не думаю, что на свидетельстве о рождении должен быть указан пол ребенка. Я не думаю, что пол следует указывать в водительских правах или в паспортах.

Мы такие, какие есть. У нас есть имя, у нас есть дата рождения. Дайте нам просто номер.

Тамара Адриан: мы должны бороться за мир более подвижного гендера

Тамара Адриан стала первым трансгендерным депутатом парламента Венесуэлы, однако так как в этой стране с 1998 года невозможно легально изменить пол, ей пришлось принимать присягу под своим изначальным мужским именем.

Я уже 15 лет говорю, что следует запретить пол как правовую категорию, так как она создает условия для дискриминации против мужчин или женщин. Гендерная идентичность влечет такие же последствия, как в прошлом идентичность расовая или религиозная: были две официальные группы населения – одна привилегированная и пользующаяся всеми правами, и вторая, угнетенная, не имеющая прав.

С полом то же самое. Если вы мужчина, то у вас есть права, которых нет у женщины, и эта правовая классификация по-прежнему используется для подрыва равноправия: например, в объявлении на работу указывается, что работодатель ищет мужчину или женщину.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Адвокат Тамара Адриан стала первым трансгендерным депутатом парламента Венесуэлы

По-моему, идея признания третьего пола будет первым шагом в направлении отмены категории пола в официальных документах.

Это может быть решением многих проблем, потому что, например, люди с неопределенным полом в Непале или Индии и Пакистане юридически не существуют. Они не могли голосовать или ходить в школу, у них в принципе не было никаких прав. Так что для этих стран это может быть альтернативой.

В других странах, как например в Австралии или Германии, которые уже перестали делить людей на женщин или мужчин, это стало первым шагом к более гендерно переменчивому миру. В Австралии, например, люди имеют право отказаться указывать свой пол в официальных документах. Однако в этом случае они теряют право заключать брак.

Уже сейчас можно увидеть зачатки этого менее бинарного будущего, когда люди говорят о метросексуальных мужчинах, или когда женщины один день надевают костюм, а на следущий день платье и высокие каблуки.

Это часть гендерно переменчивого будущего, в котором вам никто не запретит носить, что вам вздумается, или выражать свою половую принадлежность так, как хочется именно вам.

Гендер для чайников — краткий курс

COLTA.RU и Фонд имени Генриха Бёлля с удовольствием представляют наш новый совместный проект — мы надеемся, что он станет началом большого и осмысленного разговора о сюжетах, которые российское общество предпочитает не замечать или недопонимать. 

Как распознать сексизм и не впасть в него самому? Как найти свой собственный «-изм» и научиться ориентироваться в современном гендерном многообразии? Что вообще такое этот «гендер»? Об этом и многом другом — краткий видеокурс «Гендер для чайников», где в наших внутренних противоречиях разбираются лучшие российские эксперты, исследователи и практики, социологи и демографы, специалисты в областях гендерного равенства, прав и обязанностей мужчин и женщин.

Наш первый эксперт — Елена Здравомыслова, социолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, содиректор программы гендерных исследований. 

Что такое гендер?
Патриархат
Как формируются гендерные роли?
Консервативный поворот
Консервативный поворот (продолжение)

Что такое гендер?

K списку

Гендер — это иностранное слово, оно имеет латинские корни. И оно пришло в русский язык из английского языка. По-английски это звучит «дженде». Это слово вводится в науки, и первый человек, который это делает, — психиатр, психолог и психоаналитик Столлер. Он в 1968 году пишет книжку, которая называется «Gender and sex». Он предлагает точно разделять биологические характеристики человека, его половые характеристики (то, что по-английски будет называться sex) и gender — то, что социально организовано и социально сконструировано. Он это делает в 68-м году. На самом деле исследователи еще раньше пользуются этим термином, но именно за Столлером закрепилась эта идея, он у нас первооткрыватель этого термина. Этот термин активно начинает использоваться феминистскими исследователями, исследователями женского опыта, в гендерных исследованиях.

Исследования стали называться гендерными, от слова «дженде». Потому что на самом деле их фокус заключается в изучении социально конструированных отношений, групп, определяемых по признаку пола. Вот что такое гендер. В России впервые появился термин «гендер» в самом конце 80-х годов. Гендер по-английски — это грамматический род. В русском языке есть тоже грамматическая категория рода. И почему бы не использовать тогда категорию рода, объясняя социальную организацию отношений между полами? Очень важно было обозначить этот спектр исследовательских интересов через термин, который не ассоциируется с другими замыленными и ведущими не туда явлениями и дискурсивными формациями. Поэтому — «гендер».

Исследователи и просто люди, чувствительные к этой проблематике, стали обсуждать вопросы дискриминации по признаку пола. И вот тогда категория «гендер» оказалась очень емкой, важной и уместной. Потому что эта дискриминация, конечно, связана с социальными и политическими процессами. И надо назвать людей, которые особенно сделали такой значимый шаг в этом направлении. Это созданный в 89-м году Московский центр гендерных исследований. Он создавался в Академии наук, в Институте народонаселения, в Институте демографии. И вот ядром человеческим было несколько исследователей, которые и раньше занимались феминизмом и гендерными исследованиями. Но это был их личный как бы интерес, институционально это не было никак оформлено. Это Анастасия Посадская, Наталья Захарова, Наталья Михайловна Римашевская, которая была во главе этого. Вот эти исследователи поставили вопрос о реальных структурных барьерах гендерного равенства.

А тут возникли специальные политические возможности для того, чтобы гендерные исследования были достаточно автономной областью этого знания. А дело в чем? Дело в том, что Россия в конце 80-х — начале 90-х годов демонстрирует политическую волю, интеграцию в международные академические процессы. После того как в Пекине ООН в 85-м году приняла декларацию, которую подписала Россия, о борьбе со всеми формами дискриминации против женщин, нужно было в соответствии с подписанной декларацией предпринять ряд шагов. Потому что эта декларация предполагала действия на политическом уровне. Один из этих шагов — это зеленый свет для исследователей дискриминации и неравенства по признаку пола.

Патриархат

K списку

Патриархат — это социальная система, это общественное устройство, при котором женщины являются объектом угнетения, эксплуатации и оказываются в подчиненном положении. Такая исследовательница, как Сильвия Волби — я о ней говорю, потому что я разделяю эту точку зрения, — разделяет патриархат на публичный и приватный. Вот приватный патриархат, он в основном реализует себя как система подчинения женщин в сфере семейной жизни, в сфере частной жизни. И носителем воли, субъектом этого подчинения является отдельный конкретный мужчина. Отец, супруг. И можно всегда сказать: кто угнетатель супруги? Ее муж. Патриархат становится персонализированным.

Но в публичном патриархате — нет. В публичном патриархате очень трудно назвать вот этого индивидуального носителя угнетения, эксплуатации и доминирования. Это сама структура, это само общественное устройство. На самом деле угнетается патриархатом не только женщина, но и мужчина. Тем самым фактом, что существует жесткое представление об их ролях. И вот этот публичный патриархат, то есть патриархат в общественной сфере: в сфере занятости, в сфере политики, в культурной репрезентации — то есть в тех картинках, которые нам сообщают представления о мужественности и женственности, — вот этот патриархат действует по-другому. Он не исключает женщин полностью. Он их включает — пожалуйста, занимайте свои позиции на работе, в политике — но включает на определенных условиях. Сегрегируя. Мы тебя сделаем заместителем премьер-министра, но ты будешь отвечать за вопросы здравоохранения.

Патриархат может, конечно, определяться как механизм угнетения женщин. Но если мы оптику сдвинем, мы увидим, что это также механизм угнетения мужчин. Потому что он давит и разделяет. Предписывает и сегрегирует. Если мужчина не вписывается в матрицу доминирования, которая ему предписана обществом, — «Будь охотником! Будь насильником! Будь кормильцем!» — то он будет слыть негодным, неудачником, ненастоящим мужчиной.

Когда обсуждаются гендерные отношения в России, то очень часто звучит тезис о женской власти. Эта дискуссия о женской власти, обсуждение ее, конечно, каким-то образом затемняет вопрос о гендерном неравенстве. Или по-другому его формулирует. На самом деле, о каком патриархате мы можем говорить? О каком феминизме мы можем говорить? Женщины действительно обладают ресурсами, потому что они работают. И не только поэтому, а потому, что у них есть своя особая женская власть. И такие обсуждения характерны не только для нашего общества. В последнее время даже в литературе появился такой жанр, который исследователи называют «стервологией». Это разнообразные сборники, наставления, домострои определенные, руководства к действию, написанные психологами, которые обсуждают, как женщины могут манипулировать мужчинами. И вот в эту категорию «стервы», где почти обсценная (ненормативная) лексика (во всяком случае, этот термин явно не поощрительного характера), как бы едино встроены два образа женщины. С одной стороны, женщина, которая нечестным путем добивается своих целей, нелегитимно власть использует. А с другой стороны, она все-таки субъект, имеет свои цели, умеет их защищать и продвигать. Но делает она это нечестными путями. Использует так называемую женскую власть.

Мы предлагаем, вместе с моей коллегой Анной Темкиной и другими исследователями, говорить, что вот такая женская власть — это власть слабых. Эта власть манипуляторов, она, конечно, связана с предписанными ролями. И что такое вот эта женская власть? Это власть соблазнения, это власть интриги. Это власть, которая не признается как реальная борьба за свои права. Это просто использование своего положения для того, чтобы управлять этим бедным мужчиной. Мужчина голова, а женщина шея. Эта власть находит себе применение только потому, что патриархат работает. Что у женщин нехватка нормальных ресурсов. Тогда, будучи реальными субъектами, они прибегают вот к этим самым малолегитимным способам. Вот в этом заключается власть слабых. И постольку, поскольку женщина не допущена на равных с мужчиной соревноваться за какие-то значимые блага, она начинает пользоваться этими подковерными тактиками для того, чтобы добиться своих целей. Вывод такой: власть слабых существует. И женская власть как таковая, как власть манипуляторов, как власть интриганок, — она существует как власть слабых. Если не будет патриархата, исключающего и сегрегирующего, то не будет и власти слабых.

Как формируются гендерные роли?

K списку

Государственные механизмы, правовые, политические и идеологические, работают на то, чтобы использовать социально организованные различия между полами в свою пользу. И продвигают определенные идеологии о том, какие роли у мужчин, какие роли у женщин должны быть. Государство действует, можно сказать, нормативно и давит морально. Оно законы прописывает и может в этом смысле по-разному конструировать мужественность и женственность.

Гендерные паттерны, то, как мы будем жить как мужчины и женщины, интересуют, конечно, каждого. Но люди не всегда их знают. И они, конечно, связаны с конкретным контекстом, в котором вы находитесь. Люди не всегда чувствительны к гендерной несправедливости. Или к гендерному неравенству. Потому что они усваивают определенные представления о мужских и женских ролях. Они усваивают представления старые, архаичные, которые морализируются. Приведем пример. Есть представление, что женщина по своей природе гораздо лучше может ухаживать за слабыми и больными, нежели мужчина. От природы она способна к заботе. Она эмпатичная, мягкая, теплая, женственная. Вот в этом и суть женственности. Если так конструируется модель правильной женственности, то она противопоставляется представлениям о правильной мужественности. Мужчина рассматривается как неспособный к этому вчувствованию, неспособный к этой эмпатии и заботе. Только, наверное, вынужденно может заниматься этим. Такие жесткие представления о мужественности и женственности, о мужских и женских ролях, на самом деле, ограничивают возможности выбора и степень человеческой свободы. Действуют верования в правильную мужественность и в правильную женственность, они действуют как барьеры для гендерного равенства.

В нашем гендерном порядке очевидна длинная история общественного участия женщины в сфере оплачиваемого труда. У нас профессиональные женщины. И в этом смысле мы в принципе по индексу гендерного равенства довольно высоко, по тому, как женщины работают, Россия очень близка к Европе. В России довольно длительная традиция, укорененные практики, воспроизводящиеся многие поколения, совмещения оплачиваемого труда с семейными заботами. Женщина у нас в этом смысле стратегически очень активный субъект, она знает, как совмещать домашние роли и роли работающего человека. У нас нехватка социальной поддержки вот этого баланса ролей. И поддержки со стороны государства. Хотя последние годы государство делает усилия для того, чтобы поддержать совмещение ролей женщиной. Но у нас явный гендерный дисбаланс в том, что мужчина недостаточно эмансипирован и недостаточно включен в домашние заботы. И это сильно отличает нас от стран Западной Европы, где гендерное равенство в домашней сфере в гораздо большей степени нашло свое практическое выражение. Мужчина берет отпуск по уходу за ребенком, никто не считает это каким-то особым подвигом или странностью. Общество чувствительно к тому, что у нас проблемы с мужским гендером в большей степени, чем женским, если мы говорим в категории гендерного равенства. Потому что для того, чтобы обеспечить гендерное равенство, надо, чтобы и мужчины могли пересекать границу ролей, которые им предписаны.

Второе существенное различие — это наша гетеросексуальная матрица. Это совершенно очевидно. Если в Западной Европе работает политика инклюзивности (включенности) по отношению к людям с однополой сексуальной ориентацией, то Россия в этом отношении занимает совершенно другую позицию. Она считает, что такого рода открытость является неприемлемой. В этом она совершенно консервативна. И этот консерватизм является открыто декларируемой позицией российского законодательства, российской идеологии и средств массовой информации.

Проблемы гендерные чувствительны к разным возрастным группам. Скажем так, к разным этапам жизненного пути человека. Общество и государство чрезвычайно активно обсуждают гендерные дисбалансы репродуктивного возраста. И там говорится все время о том, не нужно ли больше яслей, не построить ли перинатальный центр. Или распространить декретные на мужчин. Конечно, есть сопротивление этим трендам. Но, во всяком случае, это проблематизировано. Однако если мы поговорим о людях, которые находятся на другом этапе жизненного пути, например, в предпенсионном или пенсионном возрасте, мы увидим, что они сталкиваются совсем с другой, но гендерно маркированной проблемой. Мы можем называть ее проблемой или синдромом «поколения сэндвич». Что это означает? Вы знаете, что такое сэндвич, — это бутерброд. Человек, оказывающийся в положении «сэндвич», находится в состоянии давления между двумя типами обязательств. По крайней мере, двумя, а то и больше. Сдавлен между двумя этими обязательствами. Вот только что дети подросли, и ты вроде достиг всего на рабочем месте, а тут у тебя начали болеть родители или бабушки и дедушки. И вот этот новый вызов совершенно застает человека врасплох. Потому что государство гораздо меньше помогает в уходе за пожилыми, чем в уходе за детьми. Это уже завершение жизни, это не продуктивный класс или социальная категория. Поэтому надо обеспечить им дожитие. Как семья будет справляться с уходом и заботой о немощных старших родственниках — это ее семейное дело. И в этом опять гендерный вопрос: чье это дело? Кто будет осуществлять прямой, ручной, непосредственный уход за больным пожилым человеком, чье состояние очень хрупкое? И, конечно, это опять профессиональное существо, которое профессионально социализировано как способное заботиться.

Консервативный поворот

K списку

Я бы хотела начать с того, что вообще гендерная проблематика в российском обществе довольно долго привлекала внимание только очень узкого круга активистов и исследователей. Массового интереса к этой проблематике, в общем, не было. И вдруг произошли перемены, гендерные вопросы стали политизироваться, и очень сильно. Начинается это примерно с середины 2000-х годов. То есть это второй срок президента Путина. Он объявляет, что перед Россией стоит демографическая проблема. Намечает три стратегии ее решения. И утверждает, что одним из путей решения демографического кризиса в России является рост деторождения. И необходимо поощрять женщин для того, чтобы они рожали детей.

Продвигается и очень быстро принимается закон о материнском капитале. Когда оказывается: роди второго ребенка, помоги гражданам России решить очень важный демографический вопрос, этому ребенку будет три года, и женщина получит так называемый материнский капитал. Начались общественные обсуждения: может ли действительно некоторая сумма служить стимулом для репродуктивного решения, как формулировать, какие есть действительно последствия этого закона. Феминистская критика прозвучала, потому что речь шла о материнском капитале. Довольно скоро он стал называться семейным капиталом. Но в реальной практике деньги эти может реально получать женщина. Обсуждались также цели, на которые может быть истрачен материнский капитал. Как мы знаем, по закону таких целей первоначально было только три. Это решение жилищного вопроса, пенсионные накопления матери и образование детей. Это прокрустово ложе трех целей использования этих денег оказалось чрезвычайно узким. Отношение государства к гражданам — такое, с одной стороны, патерналистское, а с другой стороны, жестко контролирующее — «Мы знаем, на что вам надо потратить деньги. И вы со своими потребностями уж приспособьтесь сами» — воспроизводило советские модели. Хотя сумма достаточно большая, тем более она индексировалась. С 2007 по 2016 год работает программа материнского капитала. И ясно, что она, может, и не решает проблему демографического кризиса, но улучшает в определенной степени положение семей. Семьи на нее рассчитывают. И, в общем, эта мера впервые проблематизирует гендер.

Второй момент связан с введением некоторых поправок в закон о репродуктивных правах. Дело в том, что у нас возникают массовые инициативы, которые призывают коренным образом пересмотреть очень либеральный закон об абортах. Или полностью его запретить. Происходит мобилизация консерваторов, которые вообще-то называются пролайферы. Это те, кто, обсуждая проблематику репродуктивных прав, категорически против того, чтобы у женщины вообще были репродуктивные права. Эти консерваторы, которые радикально хотят запретить аборт, не добиваются своей цели. Но изменения в законодательстве об абортах происходят, и частично эти поправки приводят к его ужесточению. Это второй, так скажем, пунктик политизации гендера. Потому что там возникает вопрос, имеет ли женщина право распоряжаться своим телом или ей надо вообще запретить это делать. Или она должна это делать только с согласия своего мужчины, партнера и так далее.

Третий момент, связанный с консервативной мобилизацией, касается закона о ювенальной юстиции. Довольно сложная дискуссия. Дело в том, что Россия должна была подписать закон о ювенальной юстиции. Консерваторы категорически против этого закона. По двум основаниям. С одной стороны, они говорят, что у них есть либеральный аргумент. Он заключается в том, что если государство вмешивается в частную жизнь, то это пространство коррупции, интервенции и давления. И ограничивает родительские права. С другой стороны, под эту же сурдинку совершенно не проводится никаких мер по облегчению положения детей, которые оказываются в местах заключения и которые преследуются по закону. Они говорят о том, что семья все должна решать. «В семье должны быть роли четко расписаны. Какие могут быть права ребенка?!» Ведь закон о ювенальной юстиции базируется на правах ребенка. «Никаких прав ребенка! Только права отца и права матери!» Вот эта модель традиционной семьи выступает. И это тоже консервативное такое наступление, чтобы не использовать слово «наезд».

Дальше мы говорим о законе о гендерном равенстве. Чтобы действительно реально бороться с дискриминацией, нужно было провести через парламент закон о гендерном равенстве с определенными формулировками. Это международное право. Этот закон блокируется, его не принимают. Почему? Потому что консерваторы выступают против категории «гендер». И вот это для нас довольно любопытный момент. Они говорят, что «гендер» — это чуждый термин, заимствованный. Мало того, сторонники гендерного подхода утверждают, что модели и роли мужественности и женственности, мужского и женского поведения социально сконструированы. А если они социально сконструированы, их можно изменить. Их можно выбрать. Они не предписаны ни государством, ни биологией, ни религиозными догматами. А раз так, то, используя категорию «гендер» в законодательных актах, мы тем самым проводим политику выбора сексуальной ориентации и половых ролей.

Консервативный поворот (продолжение)

K списку

Кто же эти консерваторы?

Прежде всего, существуют общественные инициативы. Эти общественные инициативы — различные организации, которые как будто бы созданы независимо от поддержки государственных структур. Действительно, есть люди, активно верящие и в богоданность, и в натуральность сложившихся ролей по признаку пола. Они имеют мощную поддержку у РПЦ, Русской православной церкви. Они имеют мощную поддержку в одном из сегментов политических элит. Именно поэтому, собственно говоря, они оказываются довольно серьезной силой в обществе и в общественном дискурсе.

Я не назвала еще одну законодательную инициативу, связанную с законом, запрещающим пропаганду гомосексуализма. Этот закон, который вызвал дискуссию, все-таки был принят на федеральном уровне. Он, конечно же, является исключающим, является репрессивным. Он является мощным утверждением гетеросексуальной матрицы. Таким образом, мы видим это вот проявление консервативных позиций в правовом поле, в дискурсивном поле. А в одной из речей президента консервативная идеология была названа идеологией российского политического истеблишмента. То есть вот этот консерватизм, проявляющий себя в продвижении ценностей патриархальной семьи, жесткой гетеросексуальной матрицы, представления о гендерных ролях, является той идеологией, которая претендует на гегемонию, то есть на господство. Потому что все, кто будет говорить против этого, будут расценены как диссиденты. Или как несогласные или те, кто не вписывается в мейнстрим этой идеологии, которая постоянно отсылает нас к традиционным ценностям, к российской культуре, к православным, к христианским ценностям.

И, конечно, есть сопротивление этой консервативной волне. Но на уровне повседневной жизни, когда люди просто игнорируют все это и находят возможности решать проблемы, с которыми они сталкиваются, самостоятельно. Игнорируя идеологическое наступление консерваторов. С другой стороны, существует феминистская мобилизация. Она пока небольшая. Может быть, даже не феминистская, а в сторону гендерного равенства. Когда люди выделяют, и проблематизируют, и обсуждают, и так далее. Поэтому мне кажется, что мы живем в том обществе, где полное господство консерваторов просто не может осуществиться технологически. Ни границы нельзя закрыть, ни дискурс нельзя полностью цензурировать. Поэтому я склонна рассматривать консервативный поворот как один из циклов политического развития, политической динамики, на смену которому рано или поздно придет другая волна. Но консерваторы довольно сильны в нашем обществе, что еще раз нас отсылает к тому, что наш гендерный порядок во многом сохраняется в качестве традиционного и патриархатного. С устойчивым представлением о моделях мужественности и женственности, с оправданием гендерных границ природными, биологическими или даже религиозными факторами.

Материал подготовлен Ириной Костериной в рамках совместного проекта COLTA.RU и Фонда имени Генриха Бёлля

Идея проекта: Ирина Костерина
Координатор и логист: Юлия Островская
Режиссер: Дмитрий Вакулин
Оператор: Кирилл Бегишев
Монтаж: Ирина Савина
Иллюстрации: Елена Зайкина

Другие материалы курса «Гендер для чайников»:

Что такое семейная политика?
Кому и зачем нужно материнство?
Что такое сексуальная идентичность?
Что такое феминизм?
Что такое маскулинность?
Что такое насилие?
Что такое отцовство?
Как устроены гендерные нормы на Северном Кавказе?

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Какие сейчас существуют гендеры? | GQ Russia

Кто вы? Бигендерный интерсекс-полисексуал-трансвестит? Или заурядный цисгендерный маскулинный гетеросексуальный мужчина? И что это вообще за нагромождения жутковатых терминов? Увы, времена, когда человеку достаточно было носить бороду, чтобы считаться мужчиной, или платье, чтобы называться женщиной, давно прошли. Наступила эпоха гендерной идентичности. Чтобы понять свою сущность, недостаточно провести инспекцию между ног. Все изменилось с появлением гендера – так называемого социального пола. Американский Tinder включил в свою линейку 36 вариантов гендера для более точных совпадений. А Facebook добавил в профайлы пользователей возможность отметить свою принадлежность к одному из 71 варианта гендерной идентичности (спойлер: в России такая опция не работает). Словом, это не рыба или мясо в самолете на выбор – это очень густой борщ.

Сделайте свой выбор – голосование Men of the Year уже подходит к концу.

ЧТО МЕЖДУ НОГ

КТО МЕНЯ ВЛЕЧЕТ

Вариантов ­сек­суальности великое множество. Вот всего лишь некоторые из основных ее проявлений.

Влечение бывает романтическим или сексуальным, направленным на мужчин, женщин, а также на их феминность и маскулинность. Бывает и отсутствие всякого влечения. Вас возбуждают маскулинные спортсменки, но на свидания ходить не хочется совершенно ни с кем? Да, такое бывает, и это ­нормально.

КАК Я ВЫГЛЯЖУ

Трансгендер Это тот, кому психологически сложно вписаться в общепринятые представления о своем поле. Большинство трансгендеров, кстати, против того, чтобы их приписывали к гомосексуалам или гетеросексуалам, так как это неуважительно по отношению к их гендерной идентичности.

КАК Я СЕБЯ ОЩУЩАЮ

Гендер – это, в ­сущности, ­«социальный» пол: то есть то, как человек ощущает и преподносит себя в обществе. Так как общества бывают самые разные, гендеров тоже бесконечное количество.

У гендеров есть мас­­кулинные и фемин­ные качества, соче­тающиеся в разных пропорциях. Только не думайте, что у настоящего мужчины ползунок «маскулинность» выставлен на 100 % – так мы по­лу­чим только неандертальца с дубиной. Культура, искусство, забота о ближних, разные хобби – все это относится, ско­­рее, к феминным свойствам.

Цисгендеры Люди, чей анкетный и социальный пол со-впадают. Таких большинство.

Вероятно, вам также будет интересно:

20 самых сексуальных фильмов этого века

Как же теперь девушкам выкладывать в инстаграм свои сексуальные фотографии?

100 самых сексуальных женщин в истории человечества

Фото: Giphy; пресс-материалы

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Люди Mx: как разобраться, что такое гендер, и найти свою идентичность

Американские авиалинии вводят дополнительные гендерные опции для пассажиров. Голливудские знаменитости вроде Кейт Хадсон разбираются в гендерно-нейтральном воспитании детей, а в документах банков Великобритании в графе «пол» появилась категория Mx. Даже в консервативных университетах США профессорам не рекомендуют злоупотреблять местоимениями «он» или «она», на всякий случай теперь говорят ‘they’ — «они». Ввиду обилия гендерных новостей, можно произвести фактчекинг, просто посмотрев себе ниже (или выше) пояса, чтобы убедиться, что вы все еще тот, кем являетесь. С другой стороны, самое время разобраться с теми, кто вас окружает, или, может быть, выиграть очередной суд о гендерной дискриминации при поддержке LGBT. В Международный день борьбы с гомофобией, трансфобией и бифобией разбираемся, что такое гендер и что его определяет.

Пол vs гендер

Гендерные треволнения на мировом уровне совсем смешали понятия «пол» и «гендер». Первое — физиологический термин, который определяет биологический пол, второе — социальный термин, подразумевающий поведение, деятельность, атрибуты, которые общество считает подходящими для мужчин и женщин. Это осознание собственного пола. Вот оно-то не всегда совпадает с физиологией — поэтому появилось понятие «трансгендерности» как совокупности сложных взаимодействий человека с собственной физиологией и окружающей средой. Разновидности его растут как на дрожжах. В свою очередь в современной сексологии официально приняты три типа сексуальной идентичности: гетеросексуальная, бисексуальная и гомосексуальная.

И снова не стоит путать половые признаки с гендерными. Половые — это мужские яички, женская грудь и все, что связано с физиологией. Гендерные характеристики — это «женщины зарабатывают меньше мужчин», «в ОАЭ мужчинам разрешено водить машины, а женщинам — нет», «мужчины носят брюки, а женщины — юбки», «мужчина — добытчик, а женщина — хранительница» и так далее. 

В 1972 году работа психиатра Джона Мони Man & Woman, Boy & Girl утвердила разницу в понятиях — стало очевидно, что склонность мужчин к агрессии и риску, например, логично трактовать как «sex difference» (половое различие), а длину волос в качестве общепринятого признака женственности — как «gender difference» (гендерное различие). Но эти различия приняты лишь в западной культуре, тогда как, например, в культуре Индонезии и Таиланда все еще жива культура нескольких полов, и старейшины индонезийских деревень все еще предпочитают своим женам юношей, которые называются gemblak. Между прочим, категории lesbi и tomboi пришли к нам именно с Западной Суматры.

Гермы, мермы и третий пол

Если история гендера в традиционных обществах исчисляется тысячами лет, то в западном мире она началась с Отто Вейнингера и его книги «Пол и характер» 1903 года. Автор утверждал «бисексуальность каждого человеческого существа, наличность в нем в разных пропорциях и мужских, и женских черт характера». Об этом же размышлял и Карл Густав Юнг, а в середине ХХ века сексолог Джон Мани уже определил феномены транссексуальных и интерсекс-людей как, безусловно, нарушения, но хотя бы констатировал: они существуют, и есть разница между ролями, которые они играют в обществе. Подспорьем к решению гендерных вопросов стал феминизм второй волны, который в 1949 году был облечен в рамки философии и даже идеологии в книге «Второй пол» Симоны де Бовуар. Так женщины поняли, что могут избегать своей гендерной роли и быть «третьим полом». Вообще, эта книга стала манифестом инаковости, то есть возможности существования вне гендерной роли.

Интересный исторический прецедент в своей книге «Двух полов недостаточно» описывает современный американский биолог Энн Фаусто-Стерлинг. В 1843 году 23-летний парень из Коннектикута получил отказ в праве голосовать на выборах по причине «сомнительности пола» (а тогда право голоса имели только мужчины). Его партия запротестовала, вызвали врача, и тот утвердил его как мужчину, обнаружив «фаллос и яички» — а значит, ему можно голосовать. Однако этот же доктор стал наблюдать молодого человека и обнаружил у него регулярные менструации и — что бы вы думали — крошечную вагину. К тому же время от времени парень чувствовал влечение к мужчинам и отвращение к физическому труду. Этот случай, описанный Энн Фаусто-Стерлинг для научного сообщества, наконец поднял вопрос о сексуальной, гендерной, биологической идентичностях, напомнил о связи гражданских прав и гендера, и вообще — политики и гендерных девиаций. Последнее сейчас актуально как никогда.

В 1993 году Энн Фаусто-Стерлинг выпустила научную статью , где предложила заменить двуполую систему пятиполой.

Американский биолог Энн Фаусто-Стерлинг

«В дополнение к мужчинам и женщинам я предложила принять категорию гермов, названных в честь „настоящих“ гермафродитов, мермов, названных в честь мужского „псевдогермафродитизма“, и фермов, названных в честь женского „псевдогермафродитизма“. Мне пришлась по душе шумиха, которую вызвала эта статья, особенно в Католической лиге и среди христиан правого крыла».

Именно она в 90-х призвала медицинское сообщество отказаться от операций по коррекции пола и дать возможность ребенку самоопределиться, помочь родителям с консультациями. Но она вовсе не призывала растить нормального ребенка с очевидными половыми признаками в гендерной нейтральности — а это последний тренд среди продвинутых родителей. Сейчас Энн Фаусто-Стерлинг принято считать основоположницей гендерно-нейтрального воспитания, которое в последнее время вызывает споры в педагогической среде, но зато подняло настоящий хайп среди семейных пар различной степени медийности.

Наука sucks

В США гендерные волнения коснулись науки, где до сегодняшнего дня было принято различать пол по очевидным признакам: у мужчины есть яички, у женщины — менструация и т. д. Не тут-то было. В 2018 году столкнулись лбами ученые и апологеты американской демократии. Министерство здравоохранения и социального обеспечения США (HHS) предложило простую систему идентификации пола по половым признакам для упрощения различных административно-бумажных процессов. Тогда все сознательное сообщество США, включая медиа и представителей правительства, назвали это «ужасной идеей, не имеющей научного обоснования». По мнению поборников предложенной HHS системы, биология не так проста. У одного из 100 человек есть различия или расстройства полового развития, чаще всего гормональные, и гениталии «размыты». К тому же над этим постарались — а кое-где еще и продолжают стараться — врачи, благодаря которым дети вырастают в постоянных клиентов психотерапевта. Американская академия педиатрии советует врачам лечить людей в соответствии с их предпочтительным полом, независимо от их внешнего вида или генетики.

Исследовательское и медицинское сообщества США теперь рассматривает понятие ‘sex’ как более сложное, чем просто разделение на мужчин и женщин. Это спектр качеств, присущих одинаково и трансгендерам, и тем, кто не идентифицирует себя ни с мужчинами, ни с женщинами. Больше всего с этим вопросом «повезло» Международному олимпийскому комитету (МОК), которому поневоле приходилось разбираться с полом и гендером на протяжении десятилетий. Главная головная боль спорта теперь в том, что тесты ДНК, которые проверяют наличие Y-хромосомы, оказались надежными: люди с XY-хромосомами могут иметь женские характеристики из-за различных причин, в том числе неспособности реагировать на тестостерон. А тестостерон сейчас — последний рубеж в классификации спортсменов.

Термин «гендерная идентичность» был придуман в 1960-х годах Робертом Столлером, который изучал феномен, беседуя с детьми. Он выяснил, что у большинства детей нет чувства собственной гендерной идентичности до столкновения с социальным навязыванием извне. Следовательно, гендер — это то, с какими ценностями в обществе ассоциирует себя тот или иной пол. Несмотря на это, в медицине все еще преобладает гормональная теория формирования гендера. А ученые из Университета Айовы в 2000-х вообще обнаружили в мозге человека «физическую меру» гендерности и назвали ее «прямой извилиной» (Straight Gyrus). Но это не находит ровным счетом никакой поддержки и, прямо скажем, внимания в сообществах активистов и борцов за равноправие всех и вся.

37 оттенков гендера

Разгул равноправия привел к тому, что число гендеров оказалось неизмеримым. Чтобы не обидеть какую-нибудь новую идентичность, компании и различные сервисы вводят так называемую графу gender neutral, коротко — Mx. Первым эту графу ввел британский Metro Bank, а затем и HSBC в 2017 году. Но главный прорыв совершил Facebook, где в 2014 году появилось 54 разновидности гендера, что дает повод усомниться в своей идентичности даже тем, кто этим вопросом доселе не интересовался.

Хайп вокруг гендера связан не только с активностью LGBT (что вообще-то крайне выгодно для западной экономики и формирует новый слой общества, а вместе с этим — новые потребительские каналы), но и вообще с культурой постмодерна, где размываются все привычные определения и качества человека. Ярче всего это демонстрирует фэшн-индустрия — в крупных магазинах появляются отделы гендерно-нейтральной одежды. Бренды вроде H&M и Zara ловят тренд, а дизайнеры — от мегаизвестных, как Рик Оуэнс, который, кстати, всегда был приверженцем андрогинности, до микробрендов вроде Douplet — на подиумах констатируют гендерную непредвзятость, выпуская одежду oversize, пренебрегая вытачками и жонглируя голубым и розовым.

Общество Tinder предложит девять вариантов сексуальной ориентации на выбор

Snapchat в мае 2019-го взорвал активность пользователей благодаря новому фильтру, который позволяет менять пол на фотке. Еще не сделали антигендерное фото? Скорее идите в Snapchat. В 2016 году приложение знакомств Tinder поддержало ЛГБТ-сообщество и предложило пользователям 37 вариантов гендера, согласно которому ты можешь быть «двоедушим» (two-spirit), «особым гендером» (genderqueer), «женщиной, которая хирургическим путем стала мужчиной» (FTM), или наоборот (MTF), «транссексуалом в ожидании операции» (CIS) или выбрать скромную категорию «воздержался» (agender) и т. д. Правда, в российской версии Тиндера эта опция, к сожалению, не предусмотрена. В девяти же основных разновидностях идентичности вполне можно разобраться, если свайпить в англоязычной версии:

  • Heterosexual (гетеросексуал) — люди с традиционным влечением к противоположному полу, то есть мужчины — к женщине, женщины — к мужчине
  • Gay (гей) — мужчина гомосексуальной ориентации
  • Lesbian (лесбиянка) — женщина гомосексуальной ориентации
  • Bisexual (бисексуал) — люди с влечением к обоим полам  
  • Asexual (асексуал) — люди, не испытывающие полового влечения
  • Demisexual (демисексуал) — в отличие от асексуала, демисексуал испытывает влечение, но лишь отчасти и по причине эмоциональной привязанности
  • Pansexual (пансексуал) — «всесексуал» или «суперсексуал». В отличие от бисексуалов, пансексуалов привлекает полная независимость от половых условностей
  • Queer (квир) — чаще всего гей, но в широком смысле гендерно-«странный» человек; слово используется вместо местоимений он/она
  • Agender (агендер) — неопределившийся; человек, который намеренно избегает определения себя категорией «гендер»

Ролевая модель: интерсекс Ханна Габи Одиль

Ханна Габи Одиль

Бельгийская модель Ханна Габи Одиль, которая сейчас является лицом самых известных фэшн-брендов, родилась с синдромом нечувствительности к андрогенам (AIS). То есть генетически она мужчина, но тело развивалось по феминному типу, и в 10 лет ей/ему удалили яички, а в 18 лет сделали вагинопластику. В 2017 году она публично призналась в своей интерсекс-идентичности и стала лицом организации interACT, которая борется за права интерсексов. При этом Одиль чувствует себя интерсекс-женщиной, что совсем не то же самое, что «гермафродит». Это слово всячески заклеймлено interACT-сообществом как стигматизирующее представителей этого гендера. Одиль не стесняется публично рассказывать о своих физических и душевных переживаниях, чтобы дать понять всем — и медицинскому сообществу в частности — сколь аккуратно нужно соотносить физиологию с гендерной идентичностью. С поддержкой interACT она инициирует новые исследования в области гендерной этики, где царит полный хаос.


Пока Россия пребывает в полутрадиционном забытьи, у нас есть время поразмышлять, кто мы есть. Хотя уже очевидно — гендер конструируется культурой, а не только врачами, и стоит для начала определиться с ценностями, а уж потом писать о себе — Gender Fluid. Кстати, неплохая общественная позиция, не обязывающая тебя ни к чему. Может, в этом все дело?

Персоны Быть собой: как трансгендерные модели меняют индустрию моды и мир вокруг нас

Не мужчина и не женщина, а кто?

Сергей Медведев: 14 июня был День видимости небинарных людей. Кто такие небинарные люди? Как может человек не определять себя через принадлежность к какому-то четкому полу или гендеру: мужчина или женщина? Откуда они берутся, в каком возрасте осознают свою флюидную идентичность? И как меняется язык для того, чтобы соответствовать нашим трансформирующимся представлениям о гендере?

Корреспондент: В мире много людей, которые говорят, что не считают себя ни мужчинами, ни женщинами. Небинарные люди, или гендерквиры, мыслят категориями личности, а не стереотипами половых признаков и социальных ролей. Одной из основных проблем для небинарного человека является попытка определить себя в одну из двух категорий следующим вопросом: «Ты девочка или мальчик?» Но правильного ответа на такой вопрос нет. Во многих странах есть универсальные обращения, например, словарь Merriam Webster признал словом 2019 года местоимение they/them, «они», которое употребляется, когда неизвестно, говорить ли «он» или «она», но до русского языка такие заимствования пока не дошли, «человек» в России по-прежнему мужского рода.

Сегодня многие небинарные люди проводят акции, флешмобы. Движение можно распознать по их фиолетово-бело-зеленому флагу, где фиолетовый – это сочетание мальчишеского синего с девчачьим розовым, белый – символ людей без половой принадлежности, а зеленый означает всех, кто не признает деление только на два пола. В западных странах к этой категории людей относятся толерантно, а в России они часто вызывают у людей шок и непонимание. В итоге одни вынуждены скрывать свою сущность, а другие, наоборот, демонстративно ведут себя провокационно, бросая вызов обществу. Как небинарные люди существуют в обществе, возможно ли жить вне традиционной системы гендера и какие языковые инструменты могут помочь в общении, чтобы не обидеть человека?

Сергей Медведев: Обсудить эти непростые вопросы мы пригласили политолога Дмитрия Толкачева. Начну с фундаментального вопроса, с которым сталкиваются все социологи и антропологи: а вообще, пол и гендер разве не заданы природой? Человек рождается с определенными признаками и соответственно себя ведет. Или это, как сейчас говорит социальная наука, социальный конструкт? Это природное или социальное – определение себя как мужчины и женщины?

Дмитрий Толкачев: Здесь есть отличия между полом и гендером. Пол – это действительно биологическая характеристика, а гендер – характеристика социальная, то есть способ исполнения социальных ролей: мужских, например, или женских.

Сергей Медведев: В какой момент человек может осознать, что он принадлежит к какому-то не определенному при рождении гендеру: мальчик может понять, что у него есть склонности к женскому поведению, а девочка, наоборот, что ее тянет к маскулинности? Или, может, человек вообще не хочет быть в этой парадигме – мужчина или женщина. В каком возрасте это происходит: со становлением личности, или это просто какой-то зов тела, человек начинает идентифицировать себя иначе?

Дмитрий Толкачев: Что-то – уже с момента рождения. Например, если мы говорим об интерсекс-людях, то у них нет ярко выраженных мужских или женских признаков, или есть смешанные признаки уже при рождении. Здесь зачастую врачи делают неверную операцию, либо что-то пришивают, либо что-то отрезают. Соответственно, человек, который родился женщиной, может таким образом стать мужчиной по документам. Что касается каких-то социальных ролей, то тут, конечно, люди делают выбор уже в зрелом возрасте: если, например, они небинарные люди, то они хотят отказаться от этого бинарного разделения мужчины и женщины и не принадлежать ни к одному направлению.

Сергей Медведев: Небинарные люди – это ведь не обязательно гомосексуалы или лесбиянки, это не люди, которые испытывают влечение к своему собственному полу. Это люди, которые, может быть, не хотят жить в четко заданных рамках мужского-женского. Как я понимаю, антропологи и социологи предполагают, что есть несколько полов, не обязательно мужской и женский, возможно, их 5, а я слышал, что могут насчитывать до 30 полов.

Мы различаем пол, гендер и сексуальную ориентацию: это три разные вещи


Дмитрий Толкачев: Здесь мы различаем пол, гендер и сексуальную ориентацию: это три разные вещи. На самом деле полов больше. Есть, например, отличия на хромосомном уровне: у кого-то XX, у кого-то XY, а у кого-то при рождении возможно XXY. Таким образом, можно насчитать несколько полов, то есть это биологический конструкт. Есть гендер: у нас сейчас порядка 70 с лишним гендеров.

Сергей Медведев: Это как? Умом я могу понять только два гендера.

Дмитрий Толкачев: Обычно мы видим шкалу – мужское и женское, и на протяжении всей этой шкалы где-то преимущественно мужское, где-то преимущественно женское, но существуют различные примеры. Например, гендерквир – это отрицание гендера или комбинация гендеров. Некоторые говорят, что гендер меняется каждый день. Мальчик вышел с утра с длинными волосами, заплетенными в косички, и с накрашенными ногтями, а завтра он выходит в мужском сьюте с совершенно типичными мужскими чертами.

Сергей Медведев: То есть это некая игра со своей идентичностью? Человек постоянно находится в процессе выбора, в процессе некоторой флюидности. Это не раз и навсегда богом данное тебе состояние, ты постоянно выбираешь себя.

Дмитрий Толкачев: Да, конечно. Исследователи говорят, что мы играем в гендер каждый день, доказываем, что мы – мужчина или мы – женщина, путем какого-то поведения, жестов, привычек. Соответственно, этот гендерный перформанс создает иллюзию разделения мужского и женского. Но в реальности, если бы не было такого нашего поведения, то этого разделения тоже не существовало бы.

Сергей Медведев: Влияет ли на этот выбор более либеральная общественная атмосфера, дискуссия обо всем этом, сама информация: человек узнает, что у него есть пространство выбора? Ты себя чувствовал или чувствовала некомфортно в своем теле, а оказывается, ты можешь поиграть с этими вещами. Информированность человека влияет на это пространство, на возможность выбора?

Дмитрий Толкачев: Да, конечно. Это возможно в странах, где нет жесткой гетеронормативной модели, в которой мужчина должен вести себя так, а женщина так. Гетеронормативность – это проблема любых обществ. Где-то это просто выражено меньше: в большинстве стран Западной Европы, например.

Сергей Медведев: В этом отношении достаточно прогрессивна Швеция. Сейчас там была дискуссия, и, по-моему, они законодательно утвердили третий род «они»: необязательно говорить «он» или «она». Ведь тут же языковая проблема. Мы всегда по умолчанию считаем, что человек – это он: «если человек вышел из дома, то ему следует делать то-то и то-то». Мы не говорим «человек вышла из дома».

Дмитрий Толкачев: Это касается не только нашего повседневного языка, но и языка юридического и политического, когда мы в документах можем поставить крестик вместо «м» и «ж». Что касается интерсекс-людей, когда при рождении непонятен пол, то в Тасмании, кажется, есть 60 дней для конкретного определения пола, если это требуется по медицинским показаниям, либо есть возможность поставить крестик. В каких-то странах третий пол – это целая культура: например, в Индии, когда мы не знаем, мужчина это или женщина, или в том же Таиланде – то, что называется «леди-бой».

Сергей Медведев: Институты общества каким-то образом дискриминируют таких людей, потому что они всех направляют в два потока, условно говоря, в мужской и женский туалет. Как я понимаю, у людей с небинарным гендером постоянно возникают проблемы с тем же туалетом: девочка пошла пользоваться мужским туалетом, мужчина пошел пользоваться женским туалетом, и возникает непонимание. Тогда нужен третий туалет?

Дмитрий Толкачев: У меня в школе в туалете не было кабинок, но, понятно, был мужской и женский туалет. В современном мире, когда есть кабинки, есть отдельные туалеты, в принципе, указывать пол на них недостаточно. Когда очень давно мы путешествовали большими компаниями, люди все разом выстраивались в мужской туалет, потому что в женский всегда была большая очередь. Соответственно, мужчины быстро заходили в туалет, за ними уже шли в тот же мужской туалет остальные женщины, кто не успевал попасть в женский.

Сергей Медведев: Пол записывается в паспорте. Наверное, при совершеннолетии человеку должно даваться право выбора собственного пола? Такое где-то практикуется?

Дмитрий Толкачев: Это практикуется в Западной Европе, в Аргентине. В большей степени третий пол законодательно прописан именно для интерсекс-людей, для транс-людей, и в меньшей степени открыта возможность именно какого-то конкретного выбора.

Сергей Медведев: Рассуждает Джонни Джибладзе, координатор по работе с трансгендерными людьми ЛГБТ-группы «Выход».

Подавляющее большинство небинарных людей вынуждены скрываться


Джонни Джибладзе: Есть такой стереотип, что небинарность – это мода, такое молодежное явление. Это необязательно так. Не соответствует правде и тот стереотип, что это какое-то западное веяние, что людям, живущим в России, это чуждо. Я знаю большое количество людей, которые живут небинарно, не ощущают себя ни мужчинами, ни женщинами, и они старше 30, 40 и даже 50. Просто у них нет подходящего слова для описания себя. Далеко не всем подходит термин «трансгендерность», далеко не всем удается подобрать какой-то емкий термин для описания себя.

Поскольку эта тема стигматизирована, все, что связано с гендерной вариативностью, с гендерной свободой и разнообразием, – это вещь очень табуированная в нашем обществе, и подавляющее большинство небинарных людей так или иначе вынуждены скрываться. Они могут реализовывать свою небинарность, свое гибкое сложное самоощущение, свои гендерные поиски в творчестве, возможно, в неформальных субкультурах, могут в близких отношениях доверяться окружающим и говорить о себе иначе. Но в широком обществе, в повседневной жизни большинство небинарных людей будут вынуждены так или иначе прятать себя в какую-то из коробочек, притворяться женщиной или мужчиной.

В России они есть и в какой-то степени были всегда. Просто последние 10–15 лет, с одной стороны, с развитием интернета и доступности информации, с другой стороны, с развитием ЛГБТ-повестки и увеличением гендерной чувствительности и инклюзии люди в мире стали находить слова для того, чтобы описывать свой опыт. Они стали находить информацию о сообществах, о других небинарных, трансгендерных людях, понимать: они не одни такие, это не какая-то их особенность. Люди стали объединяться в группы, поддерживать друг друга, общаться, используя какие-то названия для своих идентичностей. Так образовываются сообщества, так люди становятся сильнее, видят друг друга, начинают больше уважать себя. Люди начинают как-то бороться за признание, за право жить, быть именно такими, какими они себя ощущают. И именно это может сталкиваться с большим противодействием, осуждением, обесцениванием, насмешками.

Сергей Медведев: К нам присоединяется профессор Высшей школы экономики Гасан Гусейнов.

Вопрос о бинарности гендера и бинарности языка. Как русский язык реагирует на появление небинарных гендерных моделей?

Гасан Гусейнов

Гасан Гусейнов: Прежде всего, в русском языке, так же, как и в некоторых других языках, все-таки три рода – мужской, женский и средний. Средний род вовсе необязательно касается какого-то неживого предмета: мы говорим «дитя», оно, потому что для маленького ребенка как бы еще неважен пол, не так существенно, мальчик это или девочка.

Сергей Медведев: В «Палисандрии» Саши Соколова герой по ходу сюжета теряет половую определенность и начинает говорить о себе «оно»: «я пришло, я увидело, я сказало». Очень хороший языковой эксперимент!

Гасан Гусейнов: Я тоже хотел на него сослаться, но потом подумал, что это необязательно, потому что есть еще одно словосочетание – «человеческое существо», тоже оно. Но здесь огромная проблема: слова среднего рода мы по некоторой договоренности считаем словами более низкого уровня, чем слова мужского или женского рода. А из этих двух слов, мужского или женского рода, у нас слова мужского рода выше, а слова женского рода ниже. Об этом все время толкуют люди, которые говорят, что, например, обозначение профессий идет в мужском роде: это такое правило, выучите его наизусть и не смейте приравнивать обозначение профессии к обозначению пола, это разные вещи. Поэтому женщина-поэт – это не поэтесса, а поэт, и говорить о ней «поэтесса» уничижительно.

Сергей Медведев: «Поэтка»: есть такая книга Людмилы Улицкой о Наталье Горбаневской.

Гасан Гусейнов: Это «ка» в других славянских языках не имеет никакой отрицательной коннотации. В этом смысле русский язык может посмотреть на другие языки с этой точки зрения, как на какие-то рекомендации для собственного развития. Когда говорят, что язык развивается естественно, это, с одной стороны, правильно, а с другой стороны, совсем неправильно, потому что в языке появляется множество понятий, иногда даже просто придуманных человеком слов, начиная со слова «промышленность» и кончая каким-нибудь знаменитым глаголом «стушеваться» Достоевского. Это слова, которые придумал какой-то человек, иногда – по какой-то вполне конкретной установке.

Здесь очень важная установка – это установка на понимание, что люди не делятся просто на мужчин и женщин, на правильных и неправильных. Вот в этой первичной установке сидит червоточина. Кстати, эта червоточина сидит и в другом представлении: несколько последних десятилетий, лет 40, во всяком случае, мы слышим об идентичности человека. Понятно, что в большинстве случаев это некая сконструированная идентичность, но об идентичности часто говорят как о чем-то стабильном, стационарном, от века заданном: вот это его идентичность, она такая (или ее идентичность). И вот человек испытывает кризис идентичности и меняет одну идентичность на другую, в том числе половую, например. Сама эта установка, конечно, является глубоко порочной, потому что отдельная человеческая личность намного сложнее этой бинарности.

В последние 40 лет происходит разворот больших структур от каких-то крупных институтов в сторону человека


Сергей Медведев: Мы сталкиваемся совершенно с той же вещью, о которой говорили в первой части: тогда это были жестко заданные бинарные рамки гендера, а сейчас мы говорим о жестко заданных бинарных рамках языка. Это ради структуры или ради человека? Мне кажется, в последние 40 лет происходит разворот больших структур от каких-то крупных институтов в сторону человека, будь то организация отхожих мест, будь то язык, будь то заметка в паспорте. Мы спрашиваем человека: как вам лучше, чтобы мы вас называли?

Гасан Гусейнов: Совершенно верно. Во многих странах уже на туалетных кабинках написано не «мужчина, женщина», а «мужчина, женщина или представитель другого пола» (который он сам для себя может выбрать). Это чрезвычайно важно. Язык, конечно, не может на это не реагировать, так же, как сейчас есть целый пласт языкового выражения – это наши, если угодно, новые речевые инструменты: например, всякого рода смайлики, эмоджи и другие знаки, которые мы используем на письме. Можно сколько угодно говорить, что этих знаков нет у Розенталя, но это не значит, что их нет в жизни. Если бы Розенталь жил в наше время, он бы, конечно, интегрировал это в свои сочинения о русском языке.

Нужно просто понимать, что бывают кризисные эпохи, и наша эпоха в этом отношении кризисная, когда общество и язык, на котором это общество говорит, должны приспосабливаться к новым потребностям и новым вызовам. Один из таких вызовов – это усложнившаяся структура общества по половому признаку. Сейчас люди в мире делятся не на мужчин и женщин, а на мужчин, женщин и представителей какого-то другого пола, третьего пола. Например, все мое детство и юность прошли в условиях, когда ценным являлось только среднее работающее поколение: дети – это еще не люди, а старики – это уже не люди. Это очень древняя схема. Несмотря на то, что всегда был лозунг «дети – наше будущее», а «старикам везде у нас почет», мы прекрасно знаем, чем это оборачивалось в реальности. Сейчас мы живем действительно в другом мире, когда у детей есть своя субъектность, она есть уже даже у эмбриона, и своей субъектностью обладает человек, в обыденном смысле слова выживший из ума, ничего не помнящий, тем не менее находящийся на попечении родных, государства и так далее. Это личность, которую нельзя унижать.

Сергей Медведев: То есть речь идет о расширении понятия человечности. А как нам относиться к феминитивам, о которых мы уже говорили: «авторка», «поэтка», «режиссерка» и так далее?

Гасан Гусейнов: С огромным вниманием следить, какие из них могут прорасти в обществе, какие понравятся людям, и ими начнут пользоваться. Я уверен, что за феминитивами будущее. Когда-то я в шутку придумал слово «депутыня» (как «гусыня» или «графиня»), вот и посмотрим, приживется ли. Я очень надеюсь, что это слово приживется, и многие другие приживутся. Феминитивам все наше внимание и интерес. Русский язык необыкновенно богат суффиксами женского рода, люди просто разучились использовать это богатство.

Сергей Медведев: Я голосую за «депутыню», это совершенно замечательно! Речь идет о разрушении бинарных структур, будь то в определении пола, гендера, будь то в языке. На глазах прорастает гораздо более множественный, гораздо более сложный мир. Это совершенно естественный процесс эволюции. Мы, конечно, должны быть к нему внимательны и чувствительны.

Гендер, секс и феминизм: взгляд социолога • Arzamas

Анна Тёмкина — о том, как изучать неравенство между мужчинами и женщинами

Разговор Кирилл Головастиков, Ирина Калитеевская, Анна Тёмкина

Анна Тёмкина — доктор философии (Университет Хельсинки), профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге. Автор книги «12 лекций по гендерной социологии» (в соавторстве с Еленой Здравомысловой).


— Что такое гендер с точки зрения социолога?

— Чтобы ответить на вопрос, нужно рассказать, как формировалось представление о гендере, гендерных различиях. Социологическую постановку проблемы половых различий можно отнести к 1950-м годам, когда крупнейший американский социолог Толкотт Парсонс впервые сформулировал, что половые роли мужчин и женщин подчиняются определенным социальным ожиданиям и формируются в процессе социализации, а не буквальным образом вытекают из биологии.

Но главный толчок к современному представлению о гендере дало женское движение (вторая волна феминизма) в западных обществах в 1970–80-е годы, которое переработало и критически объединило много разрозненных социальных теорий. Например, на идею гендера (гендерных различий) сильно повлиял марксизм: оказались важны представления об эксплуатации и неравенстве в интерпретации положения женщин. С другой стороны, повлиял психоанализ — например, идея о том, что усвоение образцов женственности и мужественности и их неравенство происходит в процессе раннего психосексуального развития через отношения с матерью и с отцом, то есть через определенного рода культурные и символические структуры, а не возникает буквально из биологии. Важными являются антропологические исследования Маргарет Мид, показывающие различия половых ролей в разных культурах. К моменту возникновения второй волны феминизма существовали и собственно феминистские теории — например, экзистенциальный феминизм Симоны де Бовуар и представления об инаковости женщин. И разумеется, были важны либеральные идеи — прежде всего права человека и равенство всех перед законом.

Участники марша за права женщин. Вашингтон, 9 марта 1986 года © Barbara Alper / Getty Images

Все эти теории получают спрос в 1970-е годы в контексте женского движения, когда у активисток и социологов возникает много вопросов: что такое женщина, чем она отличается от мужчины, откуда взялось неравенство и что с ним делать — словом, какой диагноз неравенства и социальных проблем и каковы рецепты их преодоления.

И постепенно в социальных науках начинает использоваться термин «гендер», который отделяется от термина «пол»: в интерпретациях 1980-х годов пол — это биологические, анатомические, генетические характеристики человека, а гендер — это социальные и культурные характеристики. Происходит признание того, что одному и тому же биологическому полу могут приписы­ваться разные социальные и культурные характеристики в разных обществах, социальных и культурных контекстах. Несколько позднее в фокус гендерной социологии попадают социальные взаимодействия, в которых производится гендер (теория социального конструирования гендера), а затем — производство гендера в условиях структурных ограничений.

— Есть ли у гендерного подхода своя специфика в социологии?

— Да. Во-первых, в гендерной социологии и в гендерных исследованиях в целом есть тематики, которыми социология до этого не занималась. Например, насилие в семье, принятие решения об аборте, использование контрацепции и обсуждение этого с партнером, забота о детях и пожилых людях, переживания женщинами беременности, родов или рака молочной железы и т. п. Важной тематикой стал и баланс ролей — то, как женщины сочетают домашние и профессиональные роли, каковы различия в разных социальных группах и проч. Все это тематики сенситивные — чувствительные, многие из них болезненные, они затрагивают экзистенциальный уровень человеческого существования. Их трудно исследовать статистически, они уникальны.

Поэтому (и это вторая особенность) широкое распространение в гендерной социологии получают качественные методы — как направленные на изучение уникальных явлений в особенных контекстах. В последнее время используются и количественные методы. Они, в частности, необходимы феминистским исследователям, которые считают, что их результаты могут помочь изменить положение угнетенных групп. Следовательно, им нужна статистика, которая показывает, как мужчины и женщины представлены на разных уровнях власти, в разных экономических областях, какие у них разницы зарплат и так далее.

Очень важно и то, что благодаря качественным методам — третья особенность — в нашем распоряжении оказывается опыт из первых рук. Гендерным исследователям важно услышать те голоса, которые раньше не были слышны, — потому что эти проблемы не замечались, считались индивидуальными, а не социальными: например, семейное насилие или переживание аборта, опыт женщин-мигранток или сексуальных меньшинств. Практики невидимых групп становятся предметом исследования. В результате не только социологи получают новое знание, но и социальные группы могут, обретая данное знание, расширить диапазон своих возможностей.

Гендерных социологов интересуют различного рода социальные барьеры — ограничения, правила, нехватка ресурсов. В ранних гендерных исследованиях шла речь о патриархате — об общем структурном препятствии для карьеры женщин в политике, экономике, в отраслях, где сосредоточены максимальные ресурсы. Эти препятствия множественные. Они могут быть связаны с гендер­ными стереотипами и социализацией («не женское это дело»), с нехваткой ресурсов для получения образования и географической мобильности, с семейными обязанностями. Например, женщина начинает делать карьеру, а когда у нее рождается ребенок (средний возраст сейчас около 25 лет, в крупных городах выше), она уходит в долгий отпуск по уходу за ним. Если она хочет выйти на работу (или вернуться к своим проектам), может возникнуть еще один барьер — нехватка средств на оплату помощников по уходу, недостаток качественных детских садов. И она находится дома до того момента, пока ребенку не исполнится три года. Потом у нее рождается второй ребенок — то есть при наличии и выполнении желаемой нормы детности (двое детей) женщина не работает лет пять-шесть. Или совмещает эти роли с большим напряжением. И хотя никто ее специально не дискрими­нировал, к 30–35 годам она уже значительно отстала в своей карьере и, соответственно, заработке.

Детский сад в Бетнал-Грин. Англия, 1941 год © AP/ТАСС

Еще один принцип феминистского гендерного исследования, четвертый, — принцип рефлексивности. Мы как социологи должны быть чувствительны по отношению к тем людям, которых исследуем. Кстати, феминистское направление избегает слова «объект»: когда мы работаем с людьми, они такие же субъекты, как и мы. Соответственно, нужна постоянная рефлексия об отношениях между исследователем и тем, о ком исследование проводится, о том, как складываются эти отношения, как исследование может повлиять на жизнь женщин и мужчин.

Гендерные исследования сильно изменили социологию в целом — появились новые темы. Например, социология эмоций, социология заботы, исследования домашнего труда. Изучение гендера заметно повлияло на социологию сексуальности, социологию тела. Я уж не говорю о таких традиционных направлениях, как социология семьи, которая не может быть гендерно нечувствительной.

— Чем социология гендера отличается от социологии сексуальности?

— Cоциология сексуальности формировалась в своей собственной логике. Ее всегда интересовали отличия мужского и женского, но ей всегда было трудно абстрагироваться от психо- и анатомо-физиологических свойств человека. Довольно долго она имела тенденцию к эссенциализму — то есть к объяснению различий мужской и женской сексуальности природными причинами.

Для гендерных исследователей гораздо более значимым является, во-первых, социальное конструирование отношений, в том числе в сфере сексуальности, во-вторых, структурная система неравенства и отношений власти.

Важно то, что гендерные отношения — это всегда отношения власти, хотя и необязательно власти мужчины над женщиной: такие трактовки уже немного устарели. И, соответственно, интерес исследователя обращен на нера­венство, на структурные барьеры, на нехватку ресурсов, на навязывание жест­ких норм поведения и женщинам, и мужчинам.

— Что значит, что гендерные отношения — это отношения власти?

— Это довольно очевидно для всех, кто занимается гендерными исследованиями, и часто довольно сложно для тех, кто не занимается. Попробую пояснить это от противного, через два распространенных модуса возражений.

Первый — общелиберальный модус возражения: мужчины и женщины равны, в нашей Конституции это записано, никакая формальная дискриминация в обществе недопустима. А если женщины не представлены на высшем политическом уровне или на наиболее высокооплачиваемых позициях, если их зарплаты статистически меньше, чем у мужчин, то это не вопрос власти. Женщины могут всего этого достичь, это даже приветствуется, весь репертуар возможностей им открыт. Но если этого не происходит, то потому, что женщины сами этого не хотят, у них другое природное предназначение и жизненные цели. Для либералов гендерные исследования зачастую оказываются «лишними» и «избыточными»: если структурное неравенство и власть не признаются, то непонятно, почему существует проблема и в чем состоит предмет исследования.

Второй модус — широко распространенный в современной России — консервативный. В нем говорится что-то близкое: у женщин другое природ­ное предназначение. Но, в отличие от либерального модуса, здесь возникает сомнение в том, что женщинам нужны такие же права, как у мужчин. Утверж­дается, что женщины должны заниматься семьей, их зарплата вполне может быть меньшей, потому что основной добытчик — мужчина; женщины могут работать, но в той степени, в которой это не мешает воспитанию детей, обеспечению домашнего хозяйства и заботе о муже. Если женщины занимают равные с мужчинами позиции в обществе, то это ведет к определенной дегра­дации, потому что женщины утрачивают свое природное предназначение, они перестают в надлежащей степени лично заботиться о детях и домохозяйстве. В данном модусе очень подозрительно относятся к гендерным исследованиям: они, с точки зрения консерваторов, способствуют разрушению традиционной семьи, продвижению гомосексуальности в обществе, подрыву моральных устоев и национальных ценностей.

Однако в гендерных исследованиях считается, что дискурс об ином женском природном предназначении — это один из важнейших механизмов произ­водства неравенства и власти.

Драка на кулаках. Австралия, 1925 год © New South Wales State Library

Другой пример — гегемонная маскулинность, термин, который возник в гендерной социологии. Это некий образец, который в данном конкретном обществе считается правильным и привлекательным для мужчин: например, это белый гетеросексуальный образованный мужчина среднего класса, у него есть профессия или должность, которая обспечивает его деньгами и престижным потреблением. Этот идеальный образец связан с наличием больших ресурсов, а большое количество ресурсов является основанием для власти, поэтому на них ориентируется большинство. По отношению к данному образцу многие другие мужчины оказываются маргинализированными: они могут быть бедными, больными, старыми, гомосексуалами, мигрантами, принадлежать к другой расе или к другой культуре — они все будут находиться в иерархических властных отношениях с гегемонной маскулинностью, доми­нирующей и диктующей «правильные» образцы поведения мужчин. При этом гегемонная маскулинность в социальной иерархии находится выше, чем любой тип женственности. Это еще одна интерпретация конструкций власти.

— Вы говорили о политике высокого уровня и высокооплачиваемых постах. Но как быть в случае с более бытовыми темами, отношениями внутри семьи например, в них тоже выстраиваются отношения власти? Можно ли изучать их с точки зрения гендера и не искать власть?

— Я говорила о том, как мыслятся гендерные отношения, но это не означает, что исследования всегда посвящены механизмам власти, у них могут быть другие задачи, однако они все-таки могут показать власть. Например, магистрантка Катя Иванова под моим руководством в ЕУСПб проводила исследование отношений разведенных мужчин к бывшим семьям, и ее изначальная задача была проанализировать стратегии выплаты алиментов. Но один из результатов был такой: после развода в конечном счете именно мужчины управляют экономическими отношениями со своей бывшей семьей — и женщины только в очень маленькой степени могут на это влиять. Например, мужчина хорошо обеспечен, но выплачивает только формальные алименты — долю от официальной зарплаты. В таком случае мужчина действует по закону, к нему не может быть претензий, но эти суммы очень незначительные, и никакой реальной помощи собственному ребенку он не оказывает. Другая стратегия: супруги договариваются о том, что отец выплачивает существенную сумму и реально помогает семье. Но делает он это только до тех пор, пока жена соблюдает правила, которые он ей предлагает: например, как он будет взаимодействовать с ребенком. Если она начнет этому препятствовать, он легко может снизить размер неформально обговоренной суммы до формальных алиментов. То есть власть, несмотря на развод, остается на его стороне, он управляет материальными отношениями с бывшей семьей.

Или, например, я в 2000-е годы занималась исследованием использования контрацепции современной российской молодежью. Молодые люди очень хорошо понимают риски, которые связаны с неиспользованием контрацепции. Но для многих легитимным аргументом против использования презервативов было то, что они понижают чувствительность у мужчины. И женщина идет на риск. Это тоже отношения власти, хотя более «переговорные».

— Большинство ученых говорят, что не дают оценку тому, что наблю­дают. Но, учитывая всю описанную выше специфику, значит ли это, что вы как гендерный социолог даете оценку?

— Это очень сложный вопрос. От личных оценок я стараюсь воздерживаться — очень надеюсь, что у меня это получается. Но я не знаю, является ли обнаружение неравенства обязательно оценочным — и да, и нет. Есть направление исследований, которое тесно связано с социальным активизмом, оно считает, что если неравенство найдено, его нужно преодолеть или хотя бы попытаться. Я себя не отношу к данному направлению, я не настолько наивна, чтобы полагать, что вскрытые тенденции легко изменить. Моя задача — их обнаружить.

— То есть возможно такое неравенство, которое можно вскрыть, но при этом оставить?

— Его можно вскрыть — но возможно, что с ним абсолютно ничего нельзя сделать. Сколько есть исследований, например, коррупции — а она, коррупция, их даже не замечает. С другой стороны, некоторые феминистские исследователи полагают, что само обнаружение социальных проблем уже может быть изменением положения людей, к которым эта проблема относится. Например, наличие сексуальных домогательств в отношении женщин (или мужчин) или семейное насилие. Или жизнь с раком молочной железы. Обнаружение данных трендов может что-то изменить. Однако я скорее полагаю, что само по себе исследование ничего не изменяет: люди ведут себя определенным образом независимо от того, исследовали мы их или нет.

Но бывает, что нашими исследованиями интересуются журналисты, активисты или — изредка — политические деятели. Они могут что-то менять. Иногда наши студенты уже активисты — и они заранее ставят себе задачей сделать такое исследование, которое потом позволит что-то изменить в устройстве общества. Окей, говорю я им, это прекрасно, но это потом; моя задача, пока они осуществляют исследование, научить, как его проводить, отделяя от активизма.

— Есть ли знак равенства между гендерной социологией и феминистской?

— Если отвечать коротко, то да. Они вместе формировались, гендерная социология феминистски чувствительна, мне трудно представить себе гендерную социологию, которая не понимает основ феминизма. Но гендерная социология совсем необязательно ставит себе феминистские задачи — выявить структуры неравенства, изменить их. Если она их и ставит, то скорее в порядке исключения. Особенно у нас — в европейском контексте практически любая социология будет критической наукой. В европейских университетах трудно найти женщин, равнодушных к феминизму. А у нашей социологии поначалу было к нему очень настороженное отношение: в 1990-е годы он казался чем-то непонятным, чем-то из другого контекста, актуального для нас. Существовало предположение о том, что гендерным исследованиям необязательно быть феминистскими — вряд ли они будут патриархальными, конечно, но и феминистскими быть не обязаны.

Участница демонстрации в поддержку репродуктивных прав. Голландия, 1981 год © Nationaal Archief

Но в последние несколько лет гендерная социология в России почти вся стала феминистской, и произошло это во многом благодаря консервативному повороту. Прошла мода на гендерную тематику, когда консервативный дискурс объяснил всем, что гендер разрушает семью, гетеросексуальность, нацию. Поэтому стало невозможным удержаться на неопределенной позиции — вроде бы и гендерная социология, но не признающая феминизм, власть, неравенство, дискриминацию. Ну, конечно, и накопление знаний за это время произошло, и новое поколение выросло, критически относящееся к патриархату и интересующееся самыми современными научными трендами и теориями.

— Кажется, что сейчас гендерная и феминистская тематика вызывает бешеный интерес. Прежде всего это видно по социальным сетям: обсуждение гендерного неравенства — это всегда скандал. С чем вы это связываете?

— Я не очень вижу бешеный интерес, если честно. Хотя, конечно, консерваторы очень много сделали для того, чтобы усилился интерес к гендерной тематике и у молодого феминистского поколения, и у публики, спасибо им за это. Я не слежу за скандалами в социальных сетях, они мне интересны только с одной точки зрения — как симптом формирования новых трендов, например общественного движения, феминистских инициатив. Общественные движения развиваются, если есть конфликт. Если есть движение — есть и контрдвижение, это всегда конфликт.

Конечно, тематика чувствительна, эмоционально окрашена, касается каждого. В соцсетях в обсуждении гендерного неравенства активно принимают участие и те, кто почти не информирован, они бесконечно повторяют в разных вариациях тезис о том, что мужчина должен быть мужчиной, женщина должна быть женщиной и так далее, эссенциализм очень силен. А гендер современные исследователи как раз и считают постоянным (перформативным) повторением телесных и речевых актов. Значит, данные люди таким образом утверждают свой гендер как «естественный». А информированные мужчины и женщины утверждают обратное. За скандалом могут стоять совершенно разные социальные процессы.

— То есть и нарастание консерватизма, и, наоборот, пробуждение общественного движения?

— В каком-то смысле — да. Одно измерение скандала — может быть, лучше назвать его конфликтом, — когда у людей идет формирование представлений об общественных интересах, взглядах, действиях. И они отличаются друг от друга. Например, женщины и мужчины — они равные или неравные? В правах? В отношении к детям? В политических интересах? Есть вообще общие интересы у всех женщин? Или есть разные интересы у разных групп? И так далее. Много споров внутри феминистских сообществ, иногда в академических. Другое измерение — это свидетельство консервативного поворота, негативный взгляд на гендерное равенство. Но есть и другие противоречия, когда практики людей подчиняются одним принципам, а их идеи и символы — другим. Например, мы все чаще в исследованиях фиксируем (и все мы это видим), что в эгалитарных парах из образованного среднего класса, в которых и мужчина, и женщина профессионалы, оба настроены на карьеру, по умолчанию домашнюю работу делает тот, кто может. Или они договариваются. А как одеты их дети? Девочки — строго в розовое, мальчики — строго в голубое. Вот такой парадокс: эгалитарная пара — и дети с очень ярко выраженными половыми символами, чтобы никто не перепутал.

— И почему же они так делают, если сами не выстраивают отношения власти между собой?

— Они не выстраивают отношения власти между собой, но они включены в систему государственного патриархата. Из нее нельзя быть выключенным: материнский капитал дается матерям, а не отцам, устройством в детские сады и в школы занимаются женщины, и они же в них работают, няни — это женщины и так далее. Окружающие бесконечно повторяют, что мужчины должны быть мужчинами, а женщины — женщинами. Вероятно, когда реальные различия ролей утрачиваются, обостряется необходимость проводить символическую границу — через одежду и телесные проявления (в гендерной социологии это называется гендерным дисплеем). Потому что различие мужского и женского — это способ мышления о мире, которому нас всех научили, а теперь мы сами (хотя и не все) хотим научить ему окружающих. Это способ существования социума, даже если кому-то в нем достаются по признаку пола большие объемы власти, а кому-то меньшие.

Мы сами производим себя как мужчин и женщин, даже понимая условность этой исторической конструкции. Я веду себя как женщина и не собираюсь переставать это делать, потому что слишком много телесных практик, привычек, устройство жизни выстраивается вокруг этого и встроено в них.

— Так все-таки эссенциализм — это плохо? Можно ли отделить в женских и мужских ролях природное от культурного?

— Эссенциализм — это не плохо и не хорошо, хотя феминизм и гендерные исследования относятся к нему критически. Но наша задача — объяснить его устойчивость в сознании людей и их идеях. Эссенциализм, во-первых, это «факт», задействованный в объяснении социальных и культурных различий, во-вторых, это важный ресурс. Попробую объяснить на примере. Человек постоянно вступает в огромное количество коммуникаций, и чтобы нам было проще начинать взаимодействие, мы автоматически категоризируем людей. На улице и на работе мы вступаем во взаимодействие не с абстрактным индивидом, а с мужчинами и женщинами (они также имеют возраст, этничность, сексуальность — но сейчас мы говорим о гендере). И мы впадаем в ступор, если мы не можем определить пол человека — это нас отвлекает от рутинных задач.

Более того, взаимодействуя c мужчинами и женщинами, мы автоматически наделяем их качествами, которые вообще характерны для мужчин и вообще характерны для женщин. Маленький пример: вам нужно донести тяжелые пачки книг до своего рабочего места. Вы заходите в комнату, в которой находятся не очень хорошо вам знакомые мужчина и женщина примерно одинакового возраста. Кого вы попросите помочь с учебниками?

Две женщины и член экипажа на пароходе. Австралия, 1930 год © Australian National Maritime Museum
— Мужчину.

— Мужчину, естественно. А вполне возможно, что у мужчины болит позвоноч­ник, а у женщины разряд по легкой атлетике. И от мысли, что из этих двоих женщине будет гораздо легче принести книги, мы уже вздрогнули: социальный (гендерный) порядок нарушен. Мы могли бы войти и спросить, не может ли кто-то из присутствующих помочь. Но это значит, что мы должны заранее отрефлексировать рутинную задачу, а это дополнительное усилие. И ситуаций таких миллион, одна следует за другой, поэтому гораздо удобнее взаимодейст­вовать в повседневности, выделяя категорию мужчин и категорию женщин и наделяя их стереотипическими свойствами. А для этого их надо четко различать.

Конечно, раньше это разделение было проще: женщины находились в приватной сфере, мужчины — в публичной, выглядели они совершенно по‑разному, и привычки у них были разные. Эмиль Дюркгейм говорил о том, что чем общество цивилизованнее, тем больше различие между мужчинами и женщинами. А в современной ситуации по очень многим параметрам мужчины и женщины уже не отличаются — например, работают в одном офисе, выполняют сходные функции. Как продолжать воспроизводить социальный порядок? Надо использовать другие измерения: голубые и розовые кофточки, украшения, каблуки и прочее. Эти символические признаки будут способствовать воспроизводству категоризации, которая лежит в основе повседневности и взаимодействий, разделяя людей на мужчин и женщин.

Кроме того, либерализм и консерватизм продвигают эссенциализм, и в такой обстановке символические признаки гендера становятся ресурсом. Например, для успешной профессиональной работы во многих видах деятельности важен телесный капитал. Идешь на собеседование или работаешь с клиентом — должен хорошо выглядеть, но не абстрактно, а с учетом своего пола: женщина подчеркивает женственность, мужчина — мужественность.

Иначе говоря, очень много факторов работают на то, чтобы мужчины и женщины отделяли себя друг от друга — и нас в первую очередь интересует то, как они это делают, как на это влияют социум и культура. Но, напомню, это не просто различия. Они встраиваются в систему стереотипов, согласно которым в первую очередь женщина (по крайней мере в среднем классе) заботится о ребенке, прерывает свою карьеру (или проекты), ее зарплата не растет так быстро, как у ее мужа (партнера), она не продвигается так быстро по служебной лестнице. И она оказывается в системе гендерного неравенства, даже если в семье преобладают эгалитарные идеи.

— Расскажите о своих исследованиях и об исследованиях коллег, которые кажутся вам наиболее интересными.

— Я много занималась исследованиями сексуальности в разных обществах; меня интересовало, как меняются сексуальные практики у поколения 1990-х годов и начала 2000-х. Если в двух словах, итог был такой: налицо тенденции к либерализации и эгалитарности, практики становятся более свободными и неравенство в сексуальных отношениях уменьшается.

Моя коллега Елена Здравомыслова занимается социологией заботы: как в современных семьях организована забота о детях и пожилых. Это очень актуальная тематика и тоже гендерно выраженная, потому что основной заботящийся — это женщина. Есть феномен sandwich generation («поколение-сэндвич»): женщины стали позднее рожать, и когда их родители уже начинают болеть и становятся ограниченными в своих возможностях, дети еще не выросли. Женщина еще воспитывает детей и уже должна заботиться о своих родителях — а мы помним, что у нее к этому шесть лет отпуска по уходу за ребенком и раньше начинается пенсионный возраст, а может быть, ей даже приходится раньше срока выходить на пенсию. То есть женская карьера по времени короче мужской лет на десять. А с этим связаны и размеры заработков, и размеры пенсии.

Моя тематика в последние годы — гендер и здоровье, в частности репродук­тивное здоровье. Я провожу исследование о сестринском образовании. Медсестры — это стереотип женской профессии: когда говорят о женских профессиях, в первую очередь имеют в виду нянь, медсестер, акушерок. Я изучаю, какие люди становятся сестрами и как их обучают этой «женской» профессии.

Второе направление моих исследований связано с системой родовспоможения и с тем, что сейчас изменяется в родильных домах. Меня интересует, например, как формируется сегмент платных услуг в родовспоможении и почему некоторые женщины оплачивают родовспоможение, притом что оно у нас бесплатное государственное. Не спрашивайте почему — у меня еще нет ответа.

Медсестры родильного дома c новорожденными младенцами на руках. Сосновый Бор, 1981 год © Юрий Абрамочкин / РИА «Новости»
— Какие исследования сейчас были бы особенно важны в России?

— Есть ощущение, что у нас вообще очень мало того, что детально исследовано в гендерном измерении; катастрофически мало хороших работ. На английском языке одних только журналов по гендерным и феминистским исследованиям существует несколько десятков, некоторые из них имеют очень высокие рейтинги и индексы цитирования. У нас по гендерным исследованиям нет ни одного журнала. Хотя число интересных исследований и публикаций в гендерной социологии растет.

Мне кажется, что для российского контекста очень важны исследования гендерного измерения бюрократических форматов и институциональных контекстов — это то, что сильно отличает нас от многих других обществ. Формальные правила накладываются на неформальные, постоянно изменяются, люди к ним постоянно приспосабливаются. Важно исследовать, как на практике работает роддом, детская поликлиника, детский сад, школа, как взаимодействуют дети, родители и профессионалы, как матери/родители осуществляют медицинскую и иную заботу о детях. Например, в заботе о здоровье детей матери среднего класса бегают между платными и бесплатными поликлиниками, на полностью платные не хватает денег, да им и не всегда доверяют, в бесплатных — очереди и вокруг больные дети. А требования к здоровью детей растут, представления об их потребностях меняются. Важно исследовать, чем занимается мать, чем занимается отец, что делают бабушки-дедушки и как меняется их роль, какие у разных поколений идеи о семье и отношениях, о женских и мужских ролях, откуда эти идеи берутся, как они реализуются, как меняются идеи и практики с возрастом, при разводе, выходе на пенсию, наступлении нетрудоспособности и т. п. Мы не знаем, как конкретно женщины заботятся о своем здоровье и здоровье членов семьи и как это делают мужчины. Кто доверяет медицине, а кто нет и почему? Какие последствия это имеет для людей разного пола? В конце концов, почему женщины больше болеют, а мужчины меньше живут? В целом важно понимать социальные различия и гендерное устройство в разных группах и социальных институтах.

Замечу, что если мы какие-то аспекты жизни не исследовали (или с исследо­ваниями не знакомы), то начинаем о них рассуждать как обыватели — что в социальных сетях пишут, то мы и повторяем. И другие повторяют. Или, например, с чего начинают женщины, которые собираются заводить детей, рожать или делать вакцинацию младенцу? Они открывают фейсбук. А исследований и на эту тему нет. Фейсбук стал настолько рутинной повседневной практикой, что пора эти социальные взаимодействия исследовать в гендерном измерении. С другой стороны, происходит милитаризация общества — тоже надо исследовать, как это влияет на гендерные отношения, идет консервативный поворот — то же самое, религии я вообще не коснулась, а это очень важно для интерпретации гендерных идей и практик. Так что поле непаханое.  

Понимание небинарных людей: как проявлять уважение и поддержку

Недвоичное определение

Большинство людей, включая большинство трансгендеров, либо мужчины, либо женщины. Но некоторые люди не вписываются в категории «мужчина» или «женщина», «мужчина» или «женщина». Например, у некоторых людей пол, сочетающий в себе элементы мужского или женского пола, или пол, который отличается от мужского или женского. Некоторые люди не идентифицируют себя ни с каким полом. Пол некоторых людей со временем меняется.

Люди, чей пол не является мужским или женским, используют много разных терминов для описания себя, из которых небинарный является одним из самых распространенных. Другие термины включают гендеркуер , агендер , бигендер и другие. Ни один из этих терминов не означает одно и то же, но все они говорят о гендерном опыте, который не является просто мужским или женским.

(Примечание: NCTE использует прилагательные «мужской» и «женский», а также существительные «мужчина» и «женщина» для обозначения гендерной идентичности человека.)


Почему «недвоичный»?

Некоторые общества, такие как наше, склонны признавать только два пола, мужской и женский. Идею о том, что существует только два пола, иногда называют «гендерной бинарностью», потому что бинарность означает «наличие двух частей» (мужского и женского). Следовательно, «небинарный» термин люди используют для обозначения полов, которые не попадают ни в одну из этих двух категорий: мужской или женский.


Основные факты о небинарных людях

В небинарных людях нет ничего нового. Небинарные люди не запутались в своей гендерной идентичности и не следуют новой причуде — небинарные идентичности тысячелетиями признавались культурами и обществами по всему миру.

Некоторые, но не все небинарные люди проходят медицинские процедуры, чтобы их тела больше соответствовали их гендерной идентичности. Хотя не всем небинарным людям нужна медицинская помощь, чтобы жить полноценной жизнью, для многих она имеет решающее значение и даже спасает жизнь.

Большинство трансгендеров не небинарные .Хотя некоторые трансгендеры небинарны, большинство трансгендеров имеют гендерную идентичность, которая является либо мужской, либо женской, и с ними следует обращаться как с любым другим мужчиной или женщиной.

Быть небинарным — это не то же самое, что быть интерсексом. У интерсексуалов анатомия или гены не соответствуют типичным определениям мужчин и женщин. Большинство интерсекс людей идентифицируют себя либо как мужчины, либо как женщины. Небинарные люди обычно не интерсексуалы: они обычно рождаются с телами, которые могут соответствовать типичным определениям мужчин и женщин, но их врожденная гендерная идентичность отличается от мужской или женской.


Как относиться с уважением к небинарным людям и поддерживать их

Не так сложно, как вы думаете, поддерживать и уважать небинарных людей, даже если вы только начали узнавать о них.

Вам не нужно понимать, что значит для кого-то быть небинарным, уважать его. Некоторые люди мало что слышали о небинарных гендерах или имеют проблемы с их пониманием, и это нормально. Но идентичность, которую некоторые люди не понимают, по-прежнему заслуживает уважения.

Используйте имя, которое человек просит вас использовать. Это один из наиболее важных аспектов уважения к небинарному человеку, поскольку имя, которое вы, возможно, использовали, может не отражать его гендерную идентичность. Не спрашивайте кого-нибудь, как их старое имя было.

Старайтесь не делать никаких предположений относительно пола людей. Невозможно определить, является ли кто-то небинарным, просто взглянув на него, точно так же, как нельзя определить, является ли кто-то трансгендером, просто по внешнему виду.

Если вы не знаете, какие местоимения использует кто-то, спросите. Разные небинарные люди могут использовать разные местоимения. Многие небинарные люди используют «они», в то время как другие используют «он» или «она», а третьи используют другие местоимения. Спрашивать, следует ли называть кого-то «он», «она», «они» или другое местоимение, поначалу может показаться неловким, но это один из самых простых и наиболее важных способов выразить уважение к чьей-либо личности.

Сторонник небинарных дружественных политик. Для небинарных людей важно иметь возможность жить, одеваться и уважать свой пол на работе, в школе и в общественных местах.

Поймите, что для многих небинарных людей определение того, какую ванную комнату использовать, может быть сложной задачей. Для многих небинарных людей использование женской или мужской комнаты может показаться небезопасным, потому что другие могут устно оскорблять их или даже физически нападать на них. Небинарных людей следует поддерживать, предоставляя им возможность пользоваться туалетом, в котором, по их мнению, они будут наиболее безопасны.

Поговорите с небинарными людьми, чтобы узнать больше о том, кто они. Нет единственного способа быть небинарным.Лучший способ понять, что значит быть небинарным, — это поговорить с небинарными людьми и послушать их истории.

Ссылки по теме:

Руководство по пониманию гендерной идентичности и местоимений: NPR

«По сути, местоимения — это то, как мы идентифицируем себя отдельно от нашего имени. Это то, как кто-то обращается к вам в разговоре», — говорит Мэри Эмили О’Хара, специалист по связям с общественностью GLAAD.«И когда вы разговариваете с людьми, это действительно простой способ подтвердить их личность». Kaz Fantone для NPR скрыть подпись

переключить подпись Kaz Fantone для NPR

«Местоимения — это в основном то, как мы идентифицируем себя помимо нашего имени.Это то, как кто-то обращается к вам в разговоре, — говорит Мэри Эмили О’Хара, специалист по связям с общественностью GLAAD. — И когда вы разговариваете с людьми, это действительно простой способ подтвердить их личность ».

Kaz Fantone для NPR

Проблемы равенства и принятия трансгендеров и небинарных людей — наряду с вызовами их правам стали главной темой заголовков. Эти вопросы могут включать слова, идеи и идентичности, которые для некоторых являются новыми.

Вот почему мы составили глоссарий терминов, относящихся к гендерной идентичности. Наша цель — помочь людям правильно и уважительно общаться друг с другом.

Правильное использование терминов гендерной идентичности, включая местоимения, является важным способом показать вежливость и принятие. Алекс Шмидер, заместитель директора по представительству трансгендеров в GLAAD, сравнивает использование чьих-либо правильных местоимений с правильным произнесением их имени — «способом уважать их и относиться к ним так, чтобы они соответствовали и соответствовали тому, кто они есть.»

Глоссарий терминов гендерной идентичности

Это руководство было создано при помощи GLAAD. Мы также ссылались на ресурсы Национального центра трансгендерного равенства, Ассоциации трансгендерных журналистов, NLGJA: Ассоциация ЛГБТК-журналистов, Кампания за права человека, InterAct и Американская психологическая ассоциация Это руководство не является исчерпывающим и ориентировано на Запад и США.Другие культуры могут использовать другие ярлыки и иметь другие представления о гендере.

Одно замечание: язык меняется. Некоторые из терминов, используемых в настоящее время, отличаются от терминов, которые использовались в прошлом для описания схожих идей, идентичностей и опыта. Некоторые люди могут продолжать использовать термины, которые сейчас реже используются для описания самих себя, а некоторые люди могут использовать совершенно другие термины. Что важно, так это узнавать и уважать людей как личностей.

Перейти к термину: Пол, пол , гендерная идентичность , гендерное выражение , цисгендеры , трансгендерные трансгендерные , agендер , гендерно-экспансивный , гендерный переход , гендерная дисфория , сексуальная ориентация , интерсекс Местоимения : вопросы и ответы

Пол относится к биологическому статусу человека и обычно присваивается при рождении, обычно на основе внешней анатомии.Пол обычно делится на мужской, женский или интерсекс.

Пол часто определяют как социальную конструкцию норм, поведения и ролей, которые меняются в разных обществах и с течением времени. Пол часто разделяют на мужской, женский или небинарный.

Гендерная идентичность — это собственное внутреннее ощущение себя и своего пола, будь то мужчина, женщина, ни то, ни другое или оба вместе. В отличие от гендерного выражения, гендерная идентичность внешне не видна другим.

Для большинства людей гендерная идентичность совпадает с полом, назначенным при рождении, отмечает Американская психологическая ассоциация.У трансгендеров гендерная идентичность в разной степени отличается от пола, назначенного при рождении.

Гендерное выражение — это то, как человек представляет гендер внешне, через поведение, одежду, голос или другие воспринимаемые характеристики. Общество определяет эти сигналы как мужские или женские, хотя то, что считается мужским или женским, со временем меняется и зависит от культуры.

Цисгендер, или просто цис , это прилагательное, которое описывает человека, гендерная идентичность которого совпадает с полом, который им был назначен при рождении.

Трансгендер, или просто транс, — прилагательное, используемое для описания человека, чья гендерная идентичность отличается от пола, назначенного при рождении. Например, трансгендерный мужчина — это тот, кто был указан как женщина при рождении, но чья гендерная идентичность — мужская.

Цисгендеры и трансгендеры происходят от латинских префиксов «цис» и «транс» — цис, что означает «на этой стороне» и транс, что означает «напротив» или «на другой стороне». Оба прилагательных используются для описания чьей-либо гендерной идентичности.

Недвоичный — это термин, который могут использовать люди, не относящие себя или свой пол к категории мужчин или женщин. Для обозначения этого опыта используется ряд терминов; небинарный и гендерный — среди терминов, которые иногда используются.

Агендер — прилагательное, которое может описать человека, который не идентифицирует свой пол.

Gender-expansive — это прилагательное, которое может описывать кого-то с более гибкой гендерной идентичностью, чем это могло бы быть связано с типичной гендерной бинарностью.

Гендерный переход — это процесс, который может предпринять человек, чтобы привести себя и / или свое тело в соответствие со своей гендерной идентичностью. Это не просто один шаг. Переход может включать в себя любое из перечисленных ниже действий, их отсутствие или все: рассказывать друзьям, семье и коллегам; изменение имени и местоимений; обновление юридических документов; медицинские вмешательства, такие как гормональная терапия; или хирургическое вмешательство, часто называемое хирургией по подтверждению пола.

Гендерная дисфория относится к психологическому расстройству, которое возникает в результате несоответствия между полом, определенным при рождении, и гендерной идентичностью.Не все трансгендерные люди испытывают дисфорию, и те, кто ее испытывают, могут испытывать ее с разной степенью интенсивности.

Гендерная дисфория — это диагноз, включенный в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. Некоторые утверждают, что такой диагноз неуместно патологизирует гендерное несоответствие, в то время как другие утверждают, что диагноз облегчает трансгендерам доступ к необходимому медицинскому лечению.

Сексуальная ориентация означает стойкое физическое, романтическое и / или эмоциональное влечение к представителям того же и / или другого пола, включая лесбиянок, геев, бисексуалов и гетеросексуалов.

Людям не обязательно иметь определенный сексуальный опыт, чтобы знать свою сексуальную ориентацию. У них вообще не должно быть сексуального опыта. Им не обязательно состоять в отношениях, встречаться или иметь партнерские отношения с кем-либо, чтобы их сексуальная ориентация была подтверждена. Например, если бисексуальная женщина является партнером мужчины, это не означает, что она все еще бисексуальна.

Сексуальная ориентация отличается от гендерной идентичности. Как отмечает GLAAD, «трансгендеры могут быть натуралами, лесбиянками, геями, бисексуалами или гомосексуалистами.Например, человек, который превращается из мужчины в женщину и которого привлекают исключительно мужчины, обычно идентифицирует себя как гетеросексуальную женщину. Человек, который переходит от женщины к мужчине и которого привлекают исключительно мужчины, обычно идентифицирует себя как гомосексуалист ».

Интерсекс — это общий термин, используемый для описания людей с различиями в репродуктивной анатомии, хромосомах или гормонах , которые не подходят для типичных определений мужчин и женщин.

Интерсекс может относиться к ряду естественных вариаций, некоторые из которых изложены InterAct. Быть интерсексом — это не то же самое, что быть небинарным или трансгендерным, что обычно связано с гендерной идентичностью.

Местоимения: вопросы и ответы

Какова роль местоимений в признании чьей-либо гендерной идентичности?

У всех есть местоимения, которые используются при обращении к ним, и правильное определение этих местоимений не является исключительно проблемой трансгендеров.

«Местоимения — это в основном то, как мы идентифицируем себя, помимо нашего имени. Это то, как кто-то обращается к вам в разговоре», — говорит Мэри Эмили О’Хара, специалист по связям с общественностью GLAAD. «И когда вы разговариваете с людьми, это действительно простой способ подтвердить их личность».

«Так, например, использование правильных местоимений для транс- и небинарной молодежи — это способ дать им понять, что вы их видите, вы подтверждаете их, принимаете их и даете им понять, что их любят в то время, когда они действительно становятся мишенью стольких дискриминационных законов и политик штатов, направленных против трансгендеров », — говорит О’Хара.

«На самом деле нужно просто дать кому-то понять, что вы принимаете его личность. И это так просто».

Правильные слова — это уважение и точность, — говорит Родриго Хенг-Лехтинен, заместитель исполнительного директора Национального центра трансгендерного равенства. Kaz Fantone для NPR скрыть подпись

переключить подпись Kaz Fantone для NPR

Правильные слова — это уважение и точность, — говорит Родриго Хенг-Лехтинен, заместитель исполнительного директора Национального центра трансгендерного равенства.

Kaz Fantone для NPR

Как правильно узнать местоимения человека?

Начните с вашего собственного — например, «Мои местоимения — она ​​/ она».

«Если бы я представился кому-то, я бы сказал:« Я Родриго. Я использую его местоимения. А ты? » — говорит Родриго Хенг-Лехтинен, заместитель исполнительного директора Национального центра трансгендерного равенства.

О’Хара говорит: «Поначалу это может показаться неловким, но в конце концов это просто становится еще одним из тех вопросов для ознакомления.»

Должны ли люди спрашивать у всех их местоимения? Или это зависит от обстановки?

Знание местоимений друг друга помогает быть уверенным, что у вас есть точная информация о другом человеке.

Как человек выглядит с точки зрения гендерного выражения «ничего не говорит об их гендерной идентичности», — говорит Шмидер из GLAAD. Делясь местоимениями, «вы узнаете кого-то немного лучше».

И хотя поначалу это может быть неудобно, это может быстро стать рутиной.

Хенг-Лехтинен отмечает, что практика указания местоимений в конце электронного письма или во время представления на встрече также может облегчить некоторые головные боли для людей, чьи имена менее распространены или пол неоднозначен.

«Иногда американцы смотрят на имя и думают:« Я понятия не имею, должен ли я произносить его или ее для этого имени »- не потому, что этот человек трансгендер, а просто потому, что это имя принадлежит культуре, которую вы не узнаете, и вы искренне не знаете.Поэтому наличие перечисленных местоимений избавляет всех от головной боли, — говорит Хенг-Лехтинен. — Это может быть очень, очень быстро, если вы сделаете это привычкой. И я думаю, что это избавит всех от смущения ».

Может быть, некоторым людям будет неудобно делиться своими местоимениями в общественных местах? признать, что у них есть местоимения, и они знают, что они собой представляют. Другим может быть труднее использовать свои местоимения в местах, где они не знают людей.

Но по-прежнему есть преимущества в использовании местоимений, говорит он. «Это показатель того, что они понимают, что гендерное выражение не равно гендерной идентичности, что вы не судите людей только по тому, как они выглядят, и делаете предположения об их гендере помимо того, что вы на самом деле знаете о них».

Как «они» употребляются в качестве местоимения единственного числа?

«Они» уже обычно используется как местоимение единственного числа, когда мы говорим о ком-то, и мы не знаем, кто они, отмечает О’Хара.Использование местоимений они / их для кого-то, кого вы знаете, просто означает «всего лишь небольшой переключатель».

«Вы просто просите кого-то не вести себя так, как будто он вас не знает, а убрать гендерный язык из своего словаря, когда он говорит о вас», — говорит О’Хара.

«Я сам себя идентифицирую как небинарный, и я выгляжу женским. Люди часто предполагают, что мои местоимения — это она / она. Поэтому они будут их использовать. А я просто осторожно поправлю их и скажу: эй, знаешь что, мои местоимения они / они просто FYI, для справки в будущем или что-то в этом роде », — говорят они.

О’Хара говорит, что их семья и друзья все еще борются с правильными местоимениями — и иногда О’Хара изо всех сил пытается вспомнить местоимения других.

«В моем сообществе, в квир-сообществе, где много транс- и небинарных людей, мы все часто напоминаем друг другу или напоминаем себе. Это своего рода постоянная внимательность, когда вы всегда немного догоняете», — говорят они. .

«Вы можете знать кого-то в течение 10 лет, а затем они сообщают вам, что их местоимения изменились.Вам понадобится немного времени, чтобы приспособиться, и это нормально. Это нормально делать эти ошибки и исправлять себя, и это нормально — мягко исправлять кого-то другого ».

Что делать, если я совершу ошибку и неверно введу кого-то или использую неправильные слова?

Просто извинитесь и двигайтесь дальше.

«Я считаю совершенно естественным сначала не знать правильных слов. Мы всего лишь люди. Каждому из нас требуется время, чтобы познакомиться с новой концепцией, — говорит Хенг-Лехтинен.«Важно просто быть заинтересованным в продолжении обучения. Поэтому, если вы испортили какой-то язык, вы просто скажете:« О, мне очень жаль », исправьте себя и двигайтесь вперед. Не нужно усложнять задачу. чем это. Выполнение этого действительно простого жеста быстрого извинения и движения вперед показывает другому человеку, что вы заботитесь. И это действительно имеет большое значение «.

Почему местоимения обычно даются в формате «она / она» или «они / они», а не просто «она» или «они»?

Различные итерации отражают изменение местоимений в зависимости от того, как они используются в предложении.И формат «он / он» на самом деле короче, чем ранее распространенный формат «он / он / его».

«Раньше люди говорили все три, а потом осталось два», — смеется Хенг-Лехтинен. Он говорит, что сотрудники его организации недавно задавались вопросом, сократится ли обычай до одного местоимения. «В этом нет никаких правил. Это просто привычка», — говорит он.

Но он отмечает преимущество использования он / он и она / она: он и она рифмуются.«Если кто-то просто скажет, что он или она, я могу очень легко не расслышать это, а потом все равно ошибиться».

Что означает употребление человеком местоимений «он / они» или «она / они»?

«Это означает, что человек использует оба местоимения, и вы можете чередовать их, когда обращаетесь к ним. Таким образом, любое местоимение подойдет — и в идеале смешайте его, используйте оба. Это просто означает, что они используют оба местоимения, которые они внесены в листинг «, — говорит Хенг-Лехтинен.

Шмидер говорит, что это зависит от человека: «Некоторые люди не возражают, чтобы эти местоимения менялись местами.А некоторые люди используют одно конкретное местоимение в одном контексте и другой набор местоимений в другом, в зависимости, возможно, от безопасности или удобства ».

По словам Шмидера, лучший подход — это прислушиваться к тому, как люди относятся к себе.

Почему чье-то имя может отличаться от того, что указано в его удостоверении личности?

Хенг-Лехтинен отмечает, что есть ощущение, что когда человек выступает как трансгендер, он меняет свое имя и все. Но на самом деле все намного сложнее и дорого, когда дело доходит до обновления вашего имени в правительственных документах.

«Это не тот же процесс, что и изменение фамилии при вступлении в брак. Существует странный набор правил, когда вы меняете свою фамилию в браке по сравнению с изменением имени по любой другой причине. последнее «, — говорит он.

«Если вы трансгендер, вы не сможете обновить все свои государственные удостоверения личности, даже если захотите», — говорит он. «Я отсутствовал более десяти лет. Я до сих пор не могу обновить все свои документы, потому что правила очень обременительны.Мне удалось обновить свои водительские права, карту социального страхования и паспорт, но я не могу обновить свое свидетельство о рождении. «

» Тот факт, что трансгендер не указал свое настоящее имя в удостоверении личности, не означает, что это не так. имя, которое они действительно используют каждый день », — советует он.« Так что просто будьте внимательны, обращаясь к людям по именам, которые они на самом деле используют независимо от их водительских прав ».

Дэнни Нетт из NPR внес свой вклад в этот отчет.

Гендерный спектр | Понимание гендерного спектра

Тело

Большинство обществ рассматривают секс как бинарное понятие с двумя жестко фиксированными вариантами: мужской или женский, в зависимости от репродуктивной анатомии и функций человека.Но бинарный взгляд на секс не в состоянии уловить его сложность.

«Даже биологические категории мужчин и женщин размыты; сегодня мы знаем, что не только хромосомы X и Y, но и по меньшей мере 12 других хромосом в человеческом геноме управляют дифференцировкой по полу, и по меньшей мере 30 генов участвуют в половом развитии. »
— Симона Джордано, директор по медицинской этике, Медицинская школа Манчестерского университета

Не только женские и мужские тела сложнее, чем многие думают, но также есть тела, которые не подходят ни к одной из категорий.Хотя нас часто учат, что тела имеют одну из двух форм гениталий, которые классифицируются как «женские» или «мужские», существуют интерсексуальные черты, которые демонстрируют, что секс существует через континуум возможностей. Этот уровень естественных биологических вариаций сам по себе должен быть достаточным, чтобы развеять упрощенное представление о том, что существует всего два пола. Отношения между полом человека и его телом выходят за рамки репродуктивных функций. Исследования в области неврологии, эндокринологии и клеточной биологии указывают на более широкую биологическую основу индивидуального гендерного опыта.Фактически, исследования все чаще указывают на то, что наш мозг играет ключевую роль в том, как каждый из нас воспринимает свой пол.

Сами тела также имеют гендерный аспект в контексте культурных ожиданий. Мужественность и женственность приравниваются к определенным физическим характеристикам, что позволяет нам относиться к нам как к более или менее мужчине / женщине в зависимости от степени их присутствия. Эта гендерная принадлежность нашего тела влияет на то, как мы относимся к себе, а также на то, как другие воспринимают нас и взаимодействуют с нами.

Идентичность

Гендерная идентичность — это наш внутренний опыт и определение своего пола.Он может соответствовать полу, указанному при рождении, или отличаться от него.

Понимание своего пола приходит к большинству из нас довольно рано. По данным Американской академии педиатрии, «к четырем годам у большинства детей есть устойчивое ощущение своей гендерной идентичности». Этот ключевой аспект личности исходит изнутри каждого из нас. Гендерная идентичность — неотъемлемый аспект человеческого макияжа. Люди не выбирают свой пол, и их нельзя заставить изменить его. Однако слова, которые кто-то использует для выражения своей гендерной идентичности, могут со временем меняться; определение пола может быть сложным и постоянно развивающимся вопросом.Поскольку нам предоставляется ограниченный язык для определения пола, человеку может потребоваться некоторое время, чтобы открыть или создать язык, который лучше всего передает его внутренний опыт. Точно так же, по мере развития языка, имя человека для его пола также может измениться. Это не означает, что их пол изменился, это скорее означает, что слова для этого изменились.

Большинство людей знакомы с двумя гендерными идентичностями: мальчик и девочка (или мужчина и женщина), и часто люди думают, что это единственные две гендерные идентичности.Идея о том, что существует только два пола, и что каждый человек должен быть либо одним, либо другим, называется «гендерной бинарностью». Однако на протяжении всей истории человечества мы знаем, что многие общества видели и продолжают рассматривать гендер как спектр, а не только две возможности. В дополнение к этим двум идентичностям, теперь обычным явлением стали другие идентичности.

Молодежь и молодые люди сегодня больше не чувствуют себя связанными гендерной бинарностью, вместо этого расширяя словарный запас по гендерным вопросам.Однако этот сдвиг в языке представляет собой нечто большее, чем просто набор новых слов, это гораздо более тонкое понимание гендерного опыта как такового. Особенно растет число терминов, которые передают широкий спектр опыта небинарных людей. Genderqueer, термин, который используется и как идентичность, и как общий термин для небинарных идентичностей, является одним из примеров термина для тех, кто не идентифицирует себя исключительно как мужской или женский. Эта эволюция языка захватывающая, но также может сбивать с толку, поскольку новые термины создаются регулярно, а значение термина может варьироваться от человека к человеку.Для получения дополнительной информации о конкретных идентичностях и том, что они обычно означают, см. «Язык пола».

Язык пола

Социальный пол

Социальный пол — третье измерение. Это включает в себя гендерное выражение, то есть способ, которым мы сообщаем свой пол другим с помощью таких вещей, как одежда, прически и манеры. Он также включает в себя то, как люди, сообщества и общество воспринимают, взаимодействуют и пытаются сформировать наш пол. Социальный гендер включает гендерные роли и ожидания, а также то, как общество использует их, чтобы добиться соответствия текущим гендерным нормам.

Практически всем присваивается пол: игрушки, цвета и одежда — одни из наиболее очевидных примеров. Мы начинаем учить детей гендерным вопросам с момента их рождения; Учитывая преобладание гендерной бинарности, дети сталкиваются с огромным давлением, когда они вынуждены выражать свой пол в рамках узких, стереотипных определений «мальчик» или «девочка». Ожидания в отношении пола передаются через все аспекты нашей жизни, включая семью, культуру, сверстников, школы, сообщество, средства массовой информации и религию.Гендерные роли и ожидания настолько укоренились в нашей культуре, что трудно представить себе все иначе.

Дети, которые выражают гендер за пределами этих социальных норм, часто имеют трудный опыт. Девочки считались слишком мужественными, а мальчики, считавшиеся женственными, сталкиваются с множеством проблем. Дети, которые не выражают себя по бинарным гендерным линиям, часто оказываются невидимыми или склоняются к более бинарным гендерным представлениям. Принуждение к принуждению дома, плохое обращение со стороны сверстников в школе и осуждение со стороны общества в целом — это лишь некоторые из проблем, с которыми сталкивается ребенок, чье выражение лица не соответствует бинарной гендерной системе.

Поскольку ожидания в отношении пола настолько жесткие, мы часто предполагаем, что то, что кто-то носит, или как они двигаются, разговаривают или выражают себя, что-то говорит нам об их гендерной идентичности. Но самовыражение отличается от идентичности — мы не можем предполагать гендерную идентичность человека на основе его гендерного выражения. Например, мальчик может носить юбки или платья. Его выбор одежды не определяет его гендерную идентичность; это просто означает, что он предпочитает (по крайней мере, иногда) носить одежду, которую общество обычно ассоциирует с девушками.На самом деле, то, как мы интерпретируем пол человека и наши предположения о нем, связано с нашим личным пониманием гендера, а также с нормами и стереотипами, которые мы интегрировали, а не о них.

Наконец, нормы, касающиеся пола, меняются в разных обществах и с течением времени. Как уже упоминалось, в культурах всего мира уже давно существует более тонкое понимание гендера. Будь то обсуждение «братьев-мальчиков» и «сестер-девочек» в Австралии, или Muxe в Мексике, или невероятного разнообразия небинарных представлений во многих коренных сообществах Америки (часто объединяемых под общим термином «Два духа») , всегда существовало богатое гендерное разнообразие.Это не новое явление, это скорее новый разговор, в котором многие из нас только сейчас участвуют.

Условия гендерной идентичности | ЛГБТ +

Наша гендерная идентичность — это то, что мы чувствуем по отношению к тому, чтобы быть мужчиной или женщиной — и существуют разные термины, описания и ярлыки для разных типов гендерной идентичности. Опишем некоторые из этих терминов.

Агендер

Не имеющий пола или идентифицирующий себя с полом. Они могут охарактеризовать себя как нейтральные или бесполые.

Бигендер

Человек, который колеблется между традиционно «мужским» и «женским» гендерным поведением и идентичностью.

цисгендеры

Лицо, гендерная идентичность и биологический пол которого совпадают при рождении. Например, они родились биологически как мужчины и выражают свой пол как мужской.

Гендерное выражение

Внешнее проявление пола через сочетание того, как они одеваются, как они действуют, и других факторов, обычно измеряемых по шкале мужественности и женственности.

Gender Fluid

Смесь мальчика и девочки. Человек с изменчивым гендером всегда может чувствовать себя смесью двух традиционных полов, но в некоторые дни он может чувствовать себя больше мужчиной, а в другие дни — больше женщиной.

Genderqueer

Ярлык гендерной идентичности, часто используемый людьми, которые не идентифицируют себя с мужчиной или женщиной, или как общий термин для многих гендерно-несоответствующих или небинарных идентичностей.

Интерсекс

Человек, рожденный с репродуктивной или сексуальной анатомией, которая не соответствует типичным определениям женщины или мужчины.Например, человек может родиться внешне женщиной, но иметь в основном типичную для мужчин анатомию внутри.

Гендерный вариант

Тот, кто по своей природе или по собственному желанию не соответствует гендерным ожиданиям общества

Mx.

— это титул (например, господин, госпожа и т. Д.), Нейтральный в гендерном отношении. Pronouncedmiks (похоже на Ms) часто выбирают люди, которые не идентифицируют себя как цисгендеры.

Третий пол

Термин для человека, который не идентифицирует себя ни с мужчиной, ни с женщиной, но идентифицирует себя с другим полом.Эта гендерная категория используется обществами, которые признают три или более пола, как современные, так и исторические, и также является концептуальным термином, означающим разные вещи для разных людей, которые его используют.

Трансгендеры

Лицо, которое живет как представитель другого пола, чем предполагалось, в зависимости от пола, указанного при рождении.

Два духа

— это общий термин, традиционно используемый индейцами для обозначения людей, обладающих качествами обоих полов.

Ze / Hir

Альтернативные местоимения, нейтральные в гендерном отношении.Произносимые / zee / и / здесь / они заменяют «он», «она», «его» и «ее» соответственно. В качестве альтернативы, некоторые люди, которые не чувствуют себя комфортно / не принимают, он / она используют местоимение множественного числа «они / их» как гендерно-нейтральное местоимение единственного числа.

Узнайте больше о гендерной идентичности.

Вернитесь на страницу кампании LGBTQI +.

Что такое гендерное разнообразие? | Гендерная повестка

Гендерное разнообразие — это общий термин, который используется для описания гендерной идентичности, которая демонстрирует разнообразие выражений за пределами бинарных рамок.Для многих людей, различающихся по полу, концепция бинарного пола — необходимость выбирать, выражать себя мужчиной или женщиной — является ограничивающей. Некоторые люди предпочли бы иметь свободу смены одного пола на другой или вообще не иметь гендерной идентичности. Другие просто хотят иметь возможность открыто бросить вызов или бросить вызов более нормальным представлениям о гендере. Для людей, различающихся по полу, их идентичность заключается в том, чтобы представить миру нечто более внешне аутентичное, независимо от того, осознают ли они себя разнополыми или вообще не имеют пола.Важно признать, что многие культуры на протяжении всей истории признавали гендерное разнообразие помимо мужского и женского. Сегодня Интернет предоставил платформу, где люди могут изучить общий опыт гендерного разнообразия, и многие языки, используемые для описания этого опыта, все еще развиваются. Часто возникают недоразумения, говорящие о сотнях гендеров, каждый из которых имеет свои уникальные правила, язык и местоимения. Многие из этих утверждений преувеличены, принимая во внимание очень узкие и специализированные термины или очень личные исследования гендера.

Зонтичные термины, такие как небинарный, гендерный или X-гендерный, являются достаточно широкими дескрипторами для людей, различающихся по полу. Однако отдельные лица могут использовать более специализированные личные термины для описания себя в своей группе сверстников и в безопасных пространствах. Существует много споров о том, какие местоимения приемлемы или должны использоваться для описания людей, различающихся по полу. Единственное число « они » (например, « они, берут свою собаку на прогулку») широко признано существующей структурой местоимений, которая учитывает гендерное разнообразие, хотя и не всегда считается идеальной.Есть много других гендерно-нейтральных местоимений, которые люди могут использовать (например, fae и eir), но в конечном итоге лучше всего использовать местоимение, о котором просит гендерно-неоднородный человек.

Некоторым людям может быть трудно принять и уважать изменение имени и / или местоимения. Однако в социальном плане мы учимся принимать и уважать изменения, которые люди постоянно вносят в свои имена — подумайте о людях, меняющих имена, когда они женятся! Многие люди, независимо от их гендерной идентичности, ожидают, что к ним будут относиться с уважением, а некоторых цис-гендерных людей (тех, чья гендерная идентичность коррелирует с полом при рождении) может обидеть их неверное гендерное определение (например, если женщину называют « he» “).Те же принципы применимы к людям, различающимся по полу. Хотя допустить ошибку, когда кто-то недавно поделился своим новым именем и / или местоимением, — это нормально, важно постоянно практиковаться и работать над тем, чтобы делать это правильно.

Ключевые точки

  • Гендерное разнообразие заключается в признании и уважении того, что существует множество способов идентификации, выходящих за рамки бинарного отношения мужчины и женщины.
  • Представление о гендерном разнообразии — это не стремление к вниманию или особому обращению, это значит быть самим собой.
  • Людям не нужно знать обо всех существующих гендерных идентичностях. Что еще более важно, люди уважают тех, кто различается по полу, и их выбор в отношении своей жизни.
  • Использование правильных имен и местоимений для людей, различающихся по полу, а также нейтрального в гендерном отношении языка — это разумные ожидания, подходящие для людей с разным полом.
  • Инклюзивность приносит пользу не только людям, различающимся по полу, но и всем!

Глоссарий терминов — HRC

Союзник | Термин, используемый для описания человека, активно поддерживающего ЛГБТК.Сюда входят прямые и цисгендерные союзники, а также те, кто из сообщества ЛГБТК поддерживает друг друга (например, лесбиянки, которые являются союзниками бисексуального сообщества).

Бесполое | Отсутствие сексуального влечения или желания к другим людям.

Бифобия | Страх и ненависть или дискомфорт по отношению к людям, которые любят и испытывают сексуальное влечение к более чем одному полу.

Бисексуалы | Лицо эмоционально, романтически или сексуально влечет к более чем одному полу, полу или гендерной идентичности, хотя не обязательно одновременно, одинаково или в одинаковой степени.Иногда используется как синоним пансексуала.

Цисгендеры | Термин, используемый для описания человека, гендерная идентичность которого совпадает с теми, которые обычно связаны с полом, назначенным им при рождении.

Выход | Процесс, в котором человек сначала признает, принимает и ценит свою сексуальную ориентацию или гендерную идентичность и начинает делиться этим с другими.

Гей | Человек, которого эмоционально, романтически или сексуально привлекают представители того же пола.Мужчины, женщины и небинарные люди могут использовать этот термин для описания себя.

Пол двоичный | Система, в которой пол разделен на две строгие категории: мужской и женский. Ожидается, что гендерная идентичность будет соответствовать полу, назначенному при рождении, а гендерные выражения и роли соответствуют традиционным ожиданиям.

Гендерная дисфория | Клинически значимый дистресс, вызванный тем, что назначенный человеку пол при рождении не совпадает с тем, с которым он себя идентифицирует.

Гендерный подход | Человек с более широким и гибким диапазоном гендерной идентичности и / или самовыражения, чем обычно ассоциируется с бинарной гендерной системой. Часто используется как общий термин для обозначения молодых людей, которые все еще исследуют возможности своего гендерного самовыражения и / или гендерной идентичности.

Гендерное выражение | Внешний вид гендерной идентичности, обычно выражающийся в поведении, одежде, характеристиках тела или голосе, который может соответствовать или не соответствовать социально определенным формам поведения и характеристикам, обычно связанным с мужской или женской принадлежностью.

Гендер-флюид | Человек, который не идентифицирует себя с одним фиксированным полом или имеет подвижную или нефиксированную гендерную идентичность.

Гендерная идентичность | Внутреннее представление о себе как о мужчине, женщине, смеси обоих или ни одного — как люди воспринимают себя и то, что они называют. Гендерная идентичность может быть такой же, как и при рождении, или отличаться от нее.

Гендерное несоответствие | Широкий термин, обозначающий людей, поведение которых не соответствует традиционным ожиданиям их пола, или чье гендерное выражение не вписывается в определенную категорию.Хотя многие также идентифицируют себя как трансгендеры, не все гендерно неконформные люди это делают.

Genderqueer | Гендерные люди обычно отвергают представления о статических категориях пола и принимают изменчивость гендерной идентичности и часто, хотя и не всегда, сексуальной ориентации. Люди, идентифицирующие себя как «гендерки», могут считать себя одновременно мужчинами и женщинами, ни мужчинами, ни женщинами, или полностью выпадающими из этих категорий.

Гомофобия | Страх, ненависть или дискомфорт по отношению к людям, которых привлекают представители того же пола.

Интерсекс | Интерсексуалы рождаются с множеством различий в половых признаках и репродуктивной анатомии. Существует множество различий между интерсексуальными вариациями, включая различия в гениталиях, хромосомах, гонадах, внутренних половых органах, выработке гормонов, гормональной реакции и / или вторичных половых признаках.

Лесбиянки | Женщина, испытывающая эмоциональное, романтическое или сексуальное влечение к другим женщинам. Женщины и небинарные люди могут использовать этот термин для описания себя.

LGBTQ | Аббревиатура от слова «лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры и гомосексуалисты».

Недвоичный | Прилагательное, описывающее человека, который не идентифицирует себя исключительно как мужчина или женщина. Небинарные люди могут идентифицировать себя как мужчину и женщину, где-то посередине, или как полностью выпадающих из этих категорий. Хотя многие также идентифицируют себя как трансгендеры, не все небинарные люди. Небинарный термин также может использоваться как общий термин, охватывающий такие идентичности, как агендер, бигендер, гендер-гендер или гендер-флюид.

Прогулка | Раскрытие чьей-либо лесбиянки, гея, бисексуального трансгендера или гендерной небинарной идентичности другим без их разрешения. Уход кого-то может иметь серьезные последствия для занятости, экономической стабильности, личной безопасности или религиозных или семейных ситуаций.

Пансексуал | Описывает человека, обладающего потенциалом эмоционального, романтического или сексуального влечения к людям любого пола, хотя и не обязательно одновременно, одинаково или в одинаковой степени.Иногда используется как синоним бисексуала.

Квир | Термин, который люди часто используют для обозначения спектра идентичностей и ориентаций, противоречащих общепринятому течению. Квир часто используется в качестве универсального средства для включения многих людей, в том числе тех, кто не идентифицирует себя как исключительно гетеросексуалов, и / или людей с небинарной или гендерной идентичностью. Этот термин ранее использовался как оскорбление, но был использован многими частями ЛГБТ-движения.

Опрос | Термин, используемый для описания людей, которые исследуют свою сексуальную ориентацию или гендерную идентичность.

Влюбленные того же пола | Термин, который некоторые предпочитают использовать вместо лесбиянок, геев или бисексуалов для выражения влечения и любви к людям того же пола.

Пол при рождении | Пол, мужской, женский или интерсекс, который врач или акушерка использует для описания ребенка при рождении на основе его внешней анатомии.

Сексуальная ориентация | Врожденное или неизменное длительное эмоциональное, романтическое или сексуальное влечение к другим людям. Примечание: сексуальная ориентация человека не зависит от его гендерной идентичности.

Трансгендеры | Общий термин для людей, гендерная идентичность и / или самовыражение которых отличается от культурных ожиданий в зависимости от пола, который им был назначен при рождении. Трансгендерность не предполагает какой-либо конкретной сексуальной ориентации. Следовательно, трансгендеры могут идентифицировать себя как натуралы, геи, лесбиянки, бисексуалы и т. Д.

Переходный | Серия процессов, которые могут пройти некоторые трансгендеры, чтобы жить более полноценно, как их истинный пол.Это обычно включает социальный переход, такой как изменение имени и местоимения, медицинский переход, который может включать гормональную терапию или операции по подтверждению пола, и правовой переход, который может включать изменение официального имени и пола в государственных документах, удостоверяющих личность. Трансгендеры могут решить пройти некоторые, все или ни одного из этих процессов.

10 способов стать союзником небинарных людей

14 июля — Международный день небинарных людей, целью которого является празднование широкого круга людей во всем мире, которые идентифицируют себя как небинарные.Но знаете ли вы, что значит быть небинарным? И знаете ли вы, как лучше поддержать небинарных людей? Вот несколько идей!

Давайте начнем с основ — что означает недвоичный код?

Небинарный — это общий термин для людей, чья гендерная идентичность не подходит для «мужчины» или «женщины». Небинарные идентичности разнообразны и могут включать людей, которые идентифицируют себя с некоторыми аспектами бинарных идентичностей, в то время как другие полностью их отвергают.

Небинарные люди могут чувствовать, что их гендерная идентичность и гендерный опыт включают в себя то, что они одновременно являются мужчиной и женщиной, или что они текучие, промежуточные или полностью выходящие за рамки этой бинарной системы.

Недвоичный код — это то же самое, что и транс?

Нет. Хотя термин транс обычно охватывает людей, пол которых не совпадает с полом, который им был присвоен при рождении, или не соответствует его полу, некоторые небинарные люди не считают себя трансгендерами. Всегда важно уважать язык, который кто-то использует, чтобы определить себя.

Транс люди могут описывать себя одним или несколькими из самых разнообразных терминов, включая (но не ограничиваясь ими) трансгендер, транссексуал, гендер-квир (GQ), гендерно-изменчивый, небинарный, гендерный вариант, трансвестит, бесполый , агендер, негендер, третий пол, двуголый, транс-мужчина, транс-женщина, транс-мужской, транс-женский и нейтральный.

Гендерная идентификация и гендерное выражение

Чтобы лучше понять небинарную гендерную идентичность, важно понимать разницу между гендерной идентичностью и гендерным самовыражением.

Под гендерной идентичностью понимается четкое представление человеком своего пола. Это не то, что определяется физическими характеристиками человека. Гендерное выражение — это то, как вы выражаете себя, и, как и все остальное общество, небинарные люди имеют всевозможные способы выразить себя и свою идентичность.Они могут выглядеть как мужские, женские или иным образом, и это может измениться со временем, но ни одно из этих выражений не делает их идентичность менее значимой или достойной уважения.

Что я могу сделать, чтобы стать союзником небинарных людей?

Есть много способов вовлечь всех, независимо от их гендерной идентичности. Наш язык и то, как мы говорим, часто имеют скрытые гендерные признаки.

Как только мы начнем их замечать, мы сможем перейти к использованию языка, доступного для всех.Вот 10 советов, которые вы можете использовать прямо сейчас!

  1. Представьтесь своим именем и местоимением. Указание ваших местоимений напоминает людям, что не всегда может быть сразу очевидно, какое местоимение кто-то использует

  2. Поместите свои местоимения в подпись электронной почты или профиль в социальных сетях

  3. Вместо того, чтобы обращаться к группам людей бинарным языком, таким как «дамы и господа», попробуйте более инклюзивные альтернативы, такие как «ребята», «друзья» или «все»

  4. Используйте слова, которые определяют родство, а не родство и пол.Например, используйте «родители», «партнер», «дети» или «братья и сестры»

    .
  5. Не всем нравятся гендерные титулы, такие как «Мисс» или «Мистер». Заголовки не всегда необходимы, но если они должны использоваться, полезно предоставить альтернативные, такие как «Mx» (произносится как «микс» или «мультиплексор»)

    .
  6. Используйте единственное число «их» вместо «его / ее» в письмах и других формах письма, то есть «когда коллега заканчивает свою работу» вместо «когда коллега заканчивает свою работу»

  7. Не все обязательно используют местоимения «он» или «она», и важно уважительно относиться к людям, использующим разные местоимения.Самым распространенным гендерно-нейтральным местоимением является единственное число «они» (они / они / их). Использование правильных местоимений показывает, что вы уважаете их и то, что они собой представляют

  8. Использование местоимения «они» очень полезно, когда чей-то пол или личность неизвестны. Вы часто уже будете использовать его, не осознавая, например, «кто-то оставил свою шляпу, интересно, вернутся ли они за ней»

  9. Убедитесь, что в политике и документах вашего рабочего места, школы и колледжа используется инклюзивный язык, i.е. использовать «они» вместо «он / она» и избегать предложений, подразумевающих два пола. Говоря конкретно о гендерной идентичности, убедитесь, что она включает небинарные гендерные идентичности, а не только транс-мужчин и транс-женщин

  10. Выделяя ЛГБТ-людей на ваших мероприятиях или в качестве образцов для подражания, убедитесь, что вы также включили некоторые небинарные образцы для подражания

К этому нужно немного привыкнуть, но это не причинит вам вреда и заставит этого человека почувствовать себя признанным и уважаемым.

Празднование Международного дня небинарных людей!

В течение дня мы будем делиться историями небинарных людей с помощью хэштега #ThisIsWhatNonBinaryLooksLike. Используйте хэштег, чтобы показать свою поддержку, усилить их голоса и узнать больше об их опыте.

Большая часть этой статьи представляет собой отрывок из одного из наших школьных ресурсов «Празднование различий и строительной принадлежности», написанного в сотрудничестве с Филином Фишером, небинарным активистом и создателем фильмов.

Хотите узнать больше об опыте небинарных людей в Великобритании? Прочтите этот блог нашего ведущего рассказчика.

.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *