Искусство риторики: Урок 2. План выступления

Содержание

Урок 2. План выступления


Как вы поняли из предыдущего урока, чтобы приготовить хорошее выступление, важно знать, о чем говорить и как правильно донести свои мысли до аудитории. Для этого необходимо составить план своего выступления, ориентируясь на который, вы сможете произнести великолепную ораторскую речь.

Естественно, структура каждого публичного выступления индивидуальна и зависит от многих вещей, к которым относятся: количество и особенности слушателей, их заинтересованность, время выступления и многое другое. В данном уроке показаны основные правила составления плана публичной речи, которые вы сможете применить при любых обстоятельствах.

По этому поводу Артур Шопенгауэр писал: «… единицы повествуют подобно тому, как строит архитектор, который заранее составил план и продумал все до мельчайших деталей, большинство же, наоборот…». Если вы хотите быть хорошим архитектором своего выступления, позаботьтесь о его качественной и продуманной структуре.

Скорее всего, после того как вы принялись собирать материал и поставили главную цель вашей речи, вы наверняка начали строить у себя в голове примерный план выступления. Если это так, значит вы на правильном пути. Старайтесь постоянно стремиться к улучшению этой структуры в рамках выбранной цели.

Схемы, которая подходила бы для всех речей, не существует, но можно выделить некоторые ключевые принципы и правила, которые можно использовать в любом случае, вне зависимости от темы выступления.

Во-первых, это логичность. В структуре речи должна быть определенная логика изложения материала, на основе которой оратор достигает поставленной цели и доносит свою позицию до аудитории.

Во-вторых, это обозримость плана речи и удержание внимания. План должен помочь сократить материал до необходимого минимума. Ведь настоящее красноречие состоит в том, чтобы сказать все самое важное, не перегружая внимание слушателя ненужными деталями и отступлениями. Нужно уметь сказать самые главные вещи в момент максимальной концентрации внимания аудитории.

И, в-третьих, введение и заключение. В структуре любой речи должны быть введение и заключение, которые обрамляют основную часть выступления.

Содержание:

Теперь обо всем подробнее.

Логика речи

Логика речи – это основа убеждающей функции любого выступления.

Логике написания текстов посвящено множество теорий и правил в риторике и филологии, здесь будет сказано лишь о некоторых, наиболее действенных из них.

Например, чтобы добиться логичности структуры выступления можно использовать декомпозицию поставленной цели, а также учитывать актуальное членение предложений и абзацев.

Декомпозиция

Декомпозиция – это метод, позволяющий заменить достижение одной общей цели решением серии меньших взаимосвязанных задач.

Например, если ваша речь имеет целью показать пользу изучения риторики на сайте 4brain.

ru, то можно эту общую цель разделить на несколько вспомогательных задач: показать важность знания навыков риторики для каждого отдельного человека, рассказать о преимуществе дистанционных технологий обучения и т.д. Так декомпозиция позволяет добиться логичности структуры ораторской речи, упрощения ее понимания слушателями.

Однако не стоит злоупотреблять декомпозицией и искать слишком много второстепенных задач. Лишние поставленные проблемы могут навредить логике изложения или, по меньшей мере, восприятию слушателями этой логики. Здесь можно ориентироваться на правило 7 ± 2 («кошелёк Миллера»), которое утверждает, что во внимании нельзя держать одновременно больше 7 объектов с погрешностью ± 2. Поэтому старайтесь делить речь не более чем на 7 частей, а лучше не более чем на 5, чтобы понять смогли все слушатели.

Актуальное членение

В русском языке (в отличие, например, от английского) не фиксированный порядок слов в речи(то есть не субъект-предикат-объект), расположение слов в русской фразе зависит от смысла предложения, от контекста. Актуальное членение позволяет независимо от грамматического порядка слов проследить логику изложения: так сначала говорится о том, что уже известно или может быть легко понято –

тема (старая, известная информация), а потом о чем-то новом – рема (новая, ранее неизвестная информация). Тема и рема помогают добиться последовательности и логики изложения, они вычленяются не только на уровне предложений, но и на уровне больших смысловых единиц – абзацев.

Например, если мы продолжаем говорить о пользе изучения риторики на сайте 4brain.ru, то можно обратить внимание, что риторику (тема) преподают далеко не в каждом городе (рема). Но зато в каждом городе (тема) есть интернет (рема). А доступ к интернету (тема) позволяет использовать для обучения такие сайты, как 4brain.ru (рема). И так далее.

Если вы не будете нарушать смысловую последовательность предложений и абзацев (тема-рема), а также будете использовать декомпозицию, то сможете построить логичный план вашего выступления.

Полученная структура поможет слушателям лучше усвоить вашу речь, понять ваши мысли и убеждения.

Обозримость плана речи и удержание внимания

При наличии взаимосвязанных частей структуры выступления обеспечивается плавность перехода от одной части к другой. Однако для составления хорошего плана речи одного этого недостаточно. Разрабатывая структуру, важно подумать о возможности эффективного воздействия на слушателя, для чего необходимо сделать план обозримым, простым для восприятия, и добавить в него особые акценты.

Хайнц Леммерман в своей книге называет истинным красноречием умение сказать все, что необходимо, но сказать только то, что необходимо. Это важно, чтобы не перегрузить драгоценное внимание слушателей, растекаясь мысью по древу, злоупотребляя избыточной информацией. Более того, самые важные вещи нужно сказать в момент наибольшей концентрации внимания слушателей.

Смысловая насыщенность речи в разных частях выступления не должна быть одинаковой, для чего важно делать смысловые передышки. Нужно менять манеру речи, то насыщая ее информацией, то позволяя слушателям расслабить внимание на менее насыщенных отрезках выступления. Ни в коем случае нельзя нагружать каждое предложение.

Также в следующем уроке будут показаны некоторые приемы, помогающие добиться максимального внимания и интереса слушателей в наиболее важных частях публичной речи (кульминации). Обратите внимание на то, что уже в самом плане важно выбрать наиболее значимые места и подумать, как правильно сделать акцент на них. Разумным будет сначала поднять определенную проблему, и постепенно нагнетая напряжение и интерес слушателей, добавляя различные аспекты, в момент максимальной концентрации внимания аудитории предложить ваше оригинальное решение этой проблемы.

Таким образом, важно качественно планировать свое выступление, сознательно балансируя между лаконичностью мысли и достаточной информационной нагрузкой речи.

Введение, главная часть и заключение

В плане абсолютно любого выступления должны отчетливо вычленяться введение и заключение. Без них структура публичной речи теряет красоту и, отчасти, логику. Сложно себе представить хорошего преподавателя, который пришел на лекцию и с порога сразу стал писать на доске уравнения, комментируя записи объяснением методов решения, а закончив с уравнениями, просто замолчал и ушел. Введение и заключение призваны обрамлять речь оратора, во-первых, позволяя слушателям понять, о какой проблеме будет идти речь в выступлении, и во-вторых, осознать, к каким выводам в результате пришел автор сказанного.

Хайнц Леммерман предлагает в любой речи соблюдать правило трех частей: введение, главная часть и заключение. Рассмотрим каждую часть отдельно.

Введение

Во введении оратор должен ответить своим слушателям на такие ключевые вопросы, как «о чем и зачем я говорю?», «с какой целью сегодня ищу внимания аудитории, что хочу донести до слушателя?» .Обозначив предмет выступления и сразу поставив перед собой и слушателями цель, вы помогаете аудитории настроиться на вашу волну.

Кроме того, именно хорошее начало выступления задает тон всей вашей речи и формирует первое впечатление у слушателей.

Как же начать выступление? Есть несколько типовых способов:

1. Способ подкрепления. Этот метод связан с установлением со слушателями личных отношений, благодаря которым между участниками мероприятия возникает доверие и теплый контакт. Этот способ эффективен, но подходит далеко не всегда, так как в малознакомой аудитории он может сойти за панибратство и испортить все впечатление. Лучше используйте данный прием только в тех случая, когда вы уверены в неподдельном дружественном к вам отношении аудитории.

Пример:
Друзья, я когда-то, как и вы сейчас, задумался о важности изучения риторики.

2. Способ повода. Во введении вы можете сразу обозначить реальный повод вашего выступления или найти другой подходящий повод своей речи. Повод должен отчетливо и убедительно показывать важность проблематики вашего предстоящего выступления и быть напрямую связан с содержанием речи. Это может быть небольшое происшествие, важная дата, личное переживание, анекдот, актуальное в данной ситуации сравнение и многое другое.

Пример: Сегодня исполняется ровно сто лет со дня рождения одного великого оратора, именно в связи с этим событием сегодня мы намерены в очередной раз затронуть тему важности риторики.

3. Способ побуждения к размышлению. Выгодным началом выступления также может стать прием, позволяющий оратору сразу придать импульс мыслительной активности слушателей, задав им интересную задачку для размышления. Это максимально эффективно, если аудитория заинтересована и активна. Кроме того, подобное вступление уместно в том случае, если в своей речи вы планируете делать нетривиальные выводы.

Пример: Как вы думаете, сколько человек ежедневно интересуются проблемами риторики, прибегая к запросам в поисковых системах?

4. Прямой способ. И наконец, во введении можно сразу перейти к сути дела, безо всяких ухищрений. Эта техника подходит для тех случаев, когда нужно быстро произнести речь, когда слушатели ждут самой сути. Такой метод является наиболее прямолинейным, он характерен для коротких деловых сообщений.

Пример: Сегодня я планирую вам рассказать про сайт 4brain.ru, который представляет собой один из самых эффективных способов научиться ораторскому искусству в интернете. Итак

Главная часть

Конечно, нельзя дать универсальных рекомендаций по составлению структуры основной части публичного выступления. Структура основной части зависит от вашей темы и жанра, ваших целей, выделенного времени и многих других нюансов. Часто бывает так, что если хорошо разбираетесь в теме, тогда план речи не вызывает труда. Но если у вас возникают трудности, то можете попробовать ответить на следующие наводящие вопросы:

1

 

Каково существующее положение дел (status quo)?

2

 

В чем состоит проблема и что должно быть вместо этого?

3

 

Как можно изменить существующее положение?

Кроме того, обратите внимание на следующие материалы, которые помогут вам в поиске интересных концепций построения содержания выступления:

  1. Метамодель НЛП — поможет правильно преподносить ваши мысли без искажений
  2. Актуальное членение предложения и речи – сделает вашу речь логичной и последовательной
  3. Логичность и структура текста – урок в писательском мастерстве.
  4. Риторическое позиционирование: тема, цель, задачи, стиль в мастерстве писателя.
  5. Презентация в лифте – как коротко изложить свои бизнес-идеи.
  6. Майевтика и некоторые другие идеи Сократа – расскажет вам о том, как вести беседу в форме диалога, наталкивая слушателей делать выводы как бы самостоятельно.
  7. Как написать текст на любую тему – если вам попалась абсолютно непонятная вам тема, можете поискать полезные советы в данной статье.

И, наконец, последний элемент.

Заключение

Заключение, как всем хорошо известно, запоминается слушателями лучше всего («эффект края»), поэтому важно уделить должное внимание этому элементу плана вашего выступления. Как вступление, так и заключение следует разрабатывать очень тщательно. В идеале заключение должно содержать краткое повторение ваших тезисов и ваш ответ на последний вопрос главной части речи:

Как же можно изменить существующее положение дел для решения обозначенных проблем?

Важно, чтобы в заключении не появлялось новой информации и нового материала. Его задача состоит в том, чтобы просто подводить итоги. Заключение состоит из нескольких этапов: сначала необходимо резюмировать и обобщить промежуточные выводы, к которым вы пришли в ваших главах, на основе этого обобщения сделать общий вывод, который обязательно должен соответствовать изначально поставленной проблеме, затем от этого вывода перейти к некоторому более широкому контексту и очертить дальнейшие возможные перспективы размышления. Иногда, в заключении полезно задать какой-то риторический вопрос, который направит мысли слушателей в нужном вам русле.

Подготовкой заключительной части вашего выступления ни в коем случае не стоит пренебрегать, иначе текст будет казаться неоконченным, а ваша позиция не будет до конца ясна. Кроме того, многие ораторы, когда не ограничены во времени, часто просто не могут остановиться из-за того, что не подготовили завершающую часть своей речи. Наверняка вы такое не раз замечали и даже, может быть, за собой.

Также хочется обратить ваше внимание на то, что в заключении важно не только повторение, в концовке выступления должна усиливается и концентрироваться основная мысль вашей речи. Для этого хорошо подойдут метафоры и другие художественные элементы. Чтобы максимально тщательно приготовить заключение, важно использовать специальные риторические средства, о некоторых из них будет сказано в следующем уроке.

Теперь вы знаете несколько приемов и техник, которые помогут вам составить план публичного выступления. Но нужно быть готовым к тому, что многое вам придется делать самостоятельно, а типовых рекомендаций не может существовать. А в следующем уроке вы узнаете полезные приемы оформления содержания вашей речи для максимально эффективного воздействия на слушателей.

Проверьте свои знания

Если вы хотите проверить свои знания по теме данного урока, можете пройти небольшой тест, состоящий из нескольких вопросов. В каждом вопросе правильным может быть только один вариант. После выбора вами одного из вариантов система автоматически переходит к следующему вопросу. На получаемые вами баллы влияет правильность ваших ответов и затраченное на прохождение время. Обратите внимание, что вопросы каждый раз разные, а варианты перемешиваются.

Далее самое время познакомиться с ораторскими приемами.

Риторика. Всё о риторике. — Школа Ораторского Мастерства

Риторика — это такая наука

Риторика изучает воздействие одних людей на других с помощью речи

Далее в статье — теория риторики. Если вас интересует самостоятельная практика, рекомендуем:

Если интересует обучение с тренером, рекомендуем:

Риторика — это наука, изучающая выступления людей. Поэтому, чтобы научиться хорошо выступать на публике — нужно хорошо знать риторику.

Риторика, проще говоря — это наука об ораторском искусстве.

Наука — изучает законы. Риторика изучает законы речи.

  • Как написать речь, как ее произнести, куда лучше смотреть, какие делать жесты, сколько выдерживать паузы и в каких местах, и многое другое… Это все изучает риторика

Риторика — наука об ораторском искусстве

Кроме ораторского искусства, риторика изучает  аргументалистику, теорию прозы и другие способы воздействия посредством речи (устной и письменной).

РИТОРИКА И ОРАТОРСКОЕ ИСКУССТВО. В ЧЕМ РАЗЛИЧИЕ?

Одна женщина на первом же занятии заявила, что я неправильно обучаю риторике.

И я, и другие участники тренинга удивленно уставились на нее.

Она сообщила, что Риторика – это совсем другое. А эти занятия похожи на курсы актерского мастерства.

Впрочем, здесь ей понравилось, и она собиралась остаться.

Оказывается, у них в институте был курс риторики. На котором они разбирали речи великих ораторов и сочиняли свои речи. Они много писали и выступали по уже готовым речам. Никто не заставлял тянуть паузы и жонглировать звуками. А здесь, как она поняла, мы будем играть словами, паузами и жестами, говорить ни о чем, без подготовки. Это не риторика.

— Я взрослый человек, у меня будут серьезные презентации перед солидными людьми. Зачем мне паузы и жесты? Меня и так будут слушать.

Риторика. Вербальная и невербальная речь. Что важнее?

Я не стал спорить.

Не успел. С ней стала спорить группа. Даже пришлось её защищать 🙂

Ведь в чем-то она права. В чем?

Да. У некоторых людей есть ожидания, что на занятиях риторики будут обучать писать речи.

— Как так слова подобрать, чтобы речь слушали?

Люди хотят научиться манипулировать другими людьми. Незаметно и тайно. И думают, что это можно сделать на уровне написания слов.

Можно. Но этого мало.

На публику куда больше воздействие имеет невербальная речь, нежели вербальная.

И ту, и другую речь мы изучаем. Но больший акцент делаем именно на невербальной речи.

Что же такое вербальная и невербальная речь? Определимся в понятиях.

ВЕРБАЛЬНАЯ И НЕВЕРБАЛЬНАЯ РЕЧЬ

Ораторское искусство — искусство выступать. Всё это изучается в риторике.

Вербальная речь – это текст, который можно написать на бумаге.

Сейчас вы читаете вербальную речь.

Невербальная речь – это звуки, жесты, паузы, интонации…

То, чего нет в этих строках.

Вербальная речь не меняется от смены оратора.

Слова остаются словами.

Невербальная речь разная у ораторов.

Невербальная речь меняется от смены оратора.

Публике важны обе формы речи.

Невербальная даже более важна, как показывают исследования.

Вербальной речи учат в школе. И, по моему мнению, учат очень хорошо. Поэтому запроса на такую речь почти нет.

Два-три человека из ста – это не запрос.

Запрос на невербальную речь – очень велик.

Вот мы и обучаем этому в первую очередь.

Но это все – риторика. Она изучает и вербальную и невербальную РЕЧЬ.

В нее еще входит поэтика, теория прозы, аргументалистика и др…

А чем закончилась эта история?

Группа в полном составе закончила обучение на Базовом курсе и перешла на второй. Все остались довольны полученным навыкам. В том числе, и та женщина, которая говорила, что, мол, я не той риторике обучаю.

Риторика и ораторское искусство — похожие по значению слова.


Но это — не одно и тоже.

Риторика — это наука. Ораторское искусство, понятно — искусство.

Наука и искусство, как принято считать еще со времен философии Древней Греции — два способа познания мира.

  • два разных способа, хоть и взаимосвязанных

Наука любит точность. Правила. Обобщения.

Риторика включает в себя и письменную и устную речь

Искусство не терпит рамки и шаблоны, ищет исключения в правилах, стремится к частному, а не общему. На то оно и искусство.

  • К примеру, в науке все цветы классифицированы в семейства, роды и виды. В искусстве  не бывает одинаковых цветов даже на одной ветке — каждый цветок по своему красив и неповторим.

В ораторском искусстве нет законов — в риторике есть.

И тому и другому можно обучаться. Есть преподаватели по риторике, а есть тренера по ораторскому искусству.

  • Мне больше нравится, как вы заметили, считаться тренером по ораторскому искусству, нежели по риторике, хотя я досконально знаю и то, и другое.

РИТОРИКА

Как уже говорилось, риторика — это такая наука, изучающая воздействие одних людей на других с помощью речи.

  • Речь, имеется в виду, и вербальная, и невербальная.
Риторика — это, проще говоря,  наука об ораторском искусстве.

Чтобы хорошо выступать — нужно хорошо знать риторику.

Изучает закономерности. Как написать речь, как ее произнести, куда лучше смотреть, сколько выдерживать паузы и в каких местах, и многое другое…

Риторику, да,  можно изучать и в лекционных залах, под монотонное гудение преподавателя (например, в университете).

Ораторское искусство невозможно учить. Его можно творить!

Творить самому, под руководством другого оратора или тренера.

  • Ведь есть самородки, которые не слышали о «законах композиции речи» но блистательно выступают.

Критерием риторики являются знания. Критерием ораторского искусства: опыт, практика и, главное — результат.

  • Есть ораторы, знающие риторику. Они выступают, сухо-технично. Но слушатели не назовут такую речь искусством. Чего не хватает? — Да много чего, прежде всего, творчества, то, что и называется искусством.

Ораторскому искусству не учат на лекциях. Этому обучаются в группах, на тренингах, курсах.

  • И на этих занятиях участники обязательно выступают, выступают много, оттачивают отдельные элементы речи, выполняют развивающие упражнения и… творят, экспериментируют, пробуют… После таких занятий нет одинаковых выступлений, нет одинаковых жестов… Зато есть удовольствие от процесса, радость выступления, гордость собою.

ОБУЧЕНИЕ РИТОРИКЕ

Конечно же, и риторику и ораторское искусство нужно изучать одновременно.

Тогда результат придет быстрее и качественнее.

Знания помигают быстрее осваивать практику риторики. Практика задает новые вопросы и вынуждает обращаться к науке, риторике.  И так попеременно.

Посмотрите видео, как мы обучаем риторике на наших занятиях Школы Ораторского Мастерства

  • И подписывайтесь на наш YouTube-канал. Там много интересных видео.

Если бы вы пришли обучаться танцам — вы бы, наверное удивились, если бы вам начали читать лекции. На танцах — танцуют. А на наших курсах риторики — выступают.

Тренинг риторики полностью состоит из практических упражнений.

  • Которые начинаются с самого начала.

Участники постоянно выступают.

  • Сначала в парах. Затем в тройках. И перед всей группой.

Изучая риторику, участники отрабатывают отдельные элементы выступления

  • Отдельно паузы, отдельно жесты, интонации, состояния…

Отдельные навыки соединяются в учебные речи перед несколькими людьми. Потом перед всей группой.

Первые упражнения риторики легкие и простые. Задания усложняются по мере появления новых навыков, как всей группе, так и отдельным участникам.

За шестнадцать лет обучения риторике мы нашли необходимые практические упражнения.

Риторика. Объяснение упражнений.

Они отработаны и выверены.

Наша методика риторики гибкая под каждого участника с любым уровнем начальной подготовки.

Обучение риторике в виде еженедельных курсов, семинаров и тренингов-интенсивов.

Обучено риторике уже несколько тысяч участников их разных городов. Результативность обучения более 95%.

  • Трудно обучаемыми бывают некоторые дети, которых заставили прийти родители, и некоторые сотрудники фирм, которых вынудило руководство прийти на тренинг.
  • Но и они захватываются процессом обучения в благоприятной атмосфере.

Среди выпускников нашей Школы риторики — много известных людей. Политики, журналисты, депутаты, директора…

  • Но я никогда не разглашаю имена и фамилии. Пусть все считают, что они сами всему обучились.

Риторика онлайн

Обучаться риторике можно онлайн.

Если нет возможности посетить «живые» тренинги.

Наша Школа обучает риторике онлайн по Скайпу с тренером нашей Школы Риторики Онлайн. Смотрите по ссылке:

 

Риторика

Обучение риторике состоит из трех частей:

  • Базовый курс риторики.
  • Второй курс риторики.
  • Мастерский курс риторики.
Основная задача Базового курса риторики:

Научиться красиво выступать перед аудиторией, как с подготовленной речью, так и экспромтом.

Задача Второго курса риторики:

Риторика. Тренируем выступление.

Не только хорошо выступать и делать хорошие жесты, но и уметь вести диалог с аудиторией.
На втором курсе риторики  уделяется внимание вопросам, ответам, уходу от ответа. Плюс технология написания собственной речи и презентации. / Более подробно о Втором курсе риторики /

Мастерский курс риторики

Психология воздействия и управления. / Более подробно /

Чтобы более лучше ознакомиться с тем, как мы обучаем риторике:

Видео. Фрагмент занятия риторики. Обучение жестам:

Это еще не всё.

Вот еще видео по работе с жестами в нашей Школе риторики:

С уважением, тренер риторики Болсунов Олег.

Секреты ораторского искусства →

↑ Оглавление книги по ораторскому искусству 

/ Школа современной риторики / Что такое риторика / Теория и практика риторики / Риторика это /

РИТОРИКА И ЕЕ МЕСТО В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ

Автор: 

Юлия Литвинович (Одесса)

Дар слова — одна из величайших способностей человека, возвышающая его над миром всего живого и делающего собственно человеком. Слово-это средство общения между людьми, инструмент воздействия на сознание и поступки другого человека. Не случайно, что в процессе эволюции человеческой жизнедеятельности возникает ораторское искусство и риторика. Они востребованы в наши дни как инструмент управления и благоустройства жизни общества, формирование личности через слово. Однако в последние годы наблюдается растущее пренебрежение соблюдением культуры речи. Это дает основание для того, чтобы считать тему риторики и ораторского искусства актуальной.

Любой человек, который поставил перед собой задачу овладеть искусством и культурой речи должен знать историю и теорию риторики, труды известных ученых, уметь применить знания на практике. Искусство речи является древнейшей отраслью знания. Риторику знали еще в Древнем Египте, Вавилоне, Индии, Китае. Однако его непрерывная история начинается в античной Греции. Всем известны таки имена как Сократ и Платон, Демосфен и Аристотель. В это период появляется такое понятие как Диалектика, под которым понимали искусство спора, дискуссии.

Мастерами красноречия в Древней Греции были софисты(5 в. До н.э.). Они проводили словесные баталии между выразителями различных взглядов, состязались в остроумии. Именно они заложили основы риторики как науки об ораторском искусстве. Наибольший вклад в теорию красноречия внесли греческие философы Платон и Аристотель. Платон так определяет предмет и сущность риторики: «Красноречие — мастер убеждения; в этом вся его сущность и вся забота» [1, с.89].

Под влиянием греческой риторики стало развиваться красноречие в Древнем Риме. По свидетельству Цицерона, в республиканском Риме на человека, владеющего словом, смотрели, как на бога. «Есть два искусства, которые могут поставить человека на самую высокую ступень почета: одно — искусство полководца, другое — искусство хорошего оратора» [2, с.190]. Республиканский Рим решал свои государственные дела дебатами в народном собрании, сенате, суде, где практически мог выступить каждый свободный гражданин.

Блестящим теоретиком и оратором был Марк Туллий Цицерон. Именно ему принадлежит крылатое выражение: « Поэтами рождаются, ораторами становятся». В средние века классическое красноречие утратило свое влияние на общественную жизнь. Но главной особенностью средневековой культуры является ее глубокая взаимосвязь с религий. Религиозное мировоззрение наложило свой отпечаток и на риторику. Господствующим жанром становится церковное красноречие, главной особенностью которого является догматизм и схоластика. Церковная проповедь стала самой распространенной формой устного массового общения, и одновременно — одним из инструментов политической пропаганды. Проповедь предполагала довольно высокий уровень ораторского мастерства. На ее основе развивается средневековое ораторское искусство-гомилетика — воспринявшее основные нормы античной риторики, опыт древних ораторов. Но даже, несмотря на жесткие рамки религиозного служения, риторика продолжала развиваться. До нас дошли такие известные имена как Иоанн Златоуст, который считался идеальным проповедником, также Фома Аквинский, чьи труды легли в основу гомилетики как теории церковного красноречия. Важнейшее приобретение риторики в средние века — это умение овладевать чувствами и сознанием людей, влиять на их психику и воображение.

Эпоха Возрождения ознаменовалась новым подъемом внимания к риторике, что объяснялось пробуждением интереса к человеку, к его личности и земной жизни. В этих условиях красноречие особенно активно стимулировалось, проникаясь светскими мотивами и приобретая социально-политическую направленность. Оно вбирало в себя лучшие достижения античной риторики и одновременно вдохновлялось новыми гуманистическими идеалами. Заметный вклад в развитие риторики внесли европейские писатели, и мыслители нового времени: Б.Паскаль, М.Монтень, И.Гете, Ф.Бэкон и др. В их произведениях мы находим много глубоких и тонких мыслей о риторике, полезных советов оратору. Вновь, как и в античные времена, на первый план выдвигается действенность речи, способность оратора увлечь аудиторию. Характерно в этой связи эмоциональное восклицание Монтеня: «Долой красноречие, которое привлекает внимание только к себе самому, а не к стоящим за ним вещам!» [1, с. 90].

В ХIХ риторика как наука начала претерпевать кризис. Стали реже издаваться книги по риторике, она исчезает из планов многих учебных заведений. Некоторые функции риторики взяли на себя старые и новые отрасли языкознания. Культура речи стала отраслью языкознания. Между тем 20 в. стал веком рождения наук от речи, ее механизмы изучали лингвисты Ф.де Соссюр, А.А. Потебня, Л.В. Щерба и психологи Л.С. Выготский, А.Р. Лурия. Неожиданный интерес к риторике, показавшийся поначалу просто очередной модой, постепенно приводит к формированию весьма перспективного направления междисциплинарных исследований языка в действии. Современная, обновленная риторика получила название неориторики. Она представляет собой прямое продолжение риторики классической, несмотря на существенные различия в содержании. Сходство классической и новой риторики в их целях: цель риторики — наиболее эффективное воздействие, убеждение слушателей в правоте оратора; неориторика определяется как поиск наилучших вариантов общения, воздействия, убеждения.

Сегодня неориторика (название введено профессором Брюссельского университета Хаимом Перельманом) разрабатывается на стыке лингвистики, теории литературы, логики, философии. Появление новой риторики придало самому термину «риторика» два смысла: 1) узкий — как обозначение комплексной дисциплины, изучающей ораторское искусство; 2) широкий — при котором объектом риторики становятся любые разновидности речевой коммуникации, рассматриваемые через призму осуществления заранее выбираемого воздействия на получателя сообщения. Риторика получает свое развитие и в рамках психолингвистического направления, жанроведения, изучения практик делового общения, юридической герменевтики и судебного красноречия, поэтики, логики. В центре исследовательской антропологической парадигмы находится человек в языке – языковая личность. Неориторика проявляет интерес к теории и опыту, накопленному на радио, телевидением, прессой, рекламой; к построению диалога и полилога, к вариантам обратной связи в общении. С позиций риторики изучается « языковой вкус эпохи», новые тенденции в развитии языка в его массовом употреблении, их отношение к понятиям культуры речи, к традиционным нормам этикета, а также рождение и распространение новых этикетных речевых стандартов.

В многочисленных современных неориторических концепциях риторика рассматривается как искусство эффективного и убедительного речепостроения и письма (а не только обращения к публике – в чем современная риторика шире риторики античной). Неориторика становится не только теорией ораторства: ее цель определяется как поиск оптимальных форм, вариантов, алгоритмов общения в современных условиях. Само общение понимается в широком смысле: не только обмен информацией, диалог, но и все возможные ситуации вербальных и невербальных контактов, включая эмоциональный. В контактах, в общении реализуется коммуникативная потребность людей в обмене информацией. Сущность коммуникации состоит во взаимном понимании, передаче фактов, обобщенных знаний, идей, побуждений.

Таким образом, подводя итог можно с уверенностью сказать, что риторика необходима для формирования культурного уровня человека, его возможности устанавливать взаимоотношения с обществом. Что касается современного состояния общества, то сейчас мы наблюдаем интенсивное развитие речевых коммуникаций. Риторика возрождается достаточно стремительно: в течении последних 10-15 лет появляются не только школьные учебники, но и теоретические труды. Ее преподают не только в общеобразовательных учреждениях, но и в высших школах, на гуманитарных факультетах; открываются кафедры, издаются учебные пособия. Современные теории речи — второй источник теоретического укрепления риторики, что подтверждено появлением неориторики и ее изучением.

Сейчас актуальность коммуникаций не снижается, а наоборот, возрастает. Коммуникации важны во всех сферах деятельности человека. Все мы живем, обмениваясь информацией, друг с другом. И чем эффективней этот обмен, тем больше у нас открывается возможностей для эффективной работы и благополучной личной жизни.

Литература:

  1. Безменова Н.А. Очерки по истории и теории риторики / Н.А. Безменова. – М.: Наука, 1991. – 215 с.

  2. Гаспаров М.Л. Цицерон и античная риторика // Цицерон М. Т. Три трактата об ораторском искусстве.- М.: Наука, 1972.- С.4-73.

  3. Зарецкая Е.Н. Риторика: Теория и практика речевой коммуникации / Е.Н. Зарецкая. // Дело. – М., 1999. – 480 с.

  4. Неориторика: Генезис, проблемы, перспективы: Сб. научн.-аналит. обзоров / [Отв. Ред. Безменова Н.А.] – М.: ИНИОН, 1987.

Ораторское искусство и риторика — Курсы ораторского искусства и риторики — Учёба.ру

Высшее образование онлайн

Федеральный проект дистанционного образования.

Я б в нефтяники пошел!

Пройди тест, узнай свою будущую профессию и как её получить.

Химия и биотехнологии в РТУ МИРЭА

120 лет опыта подготовки

Международный колледж искусств и коммуникаций

МКИК — современный колледж

Английский язык

Совместно с экспертами Wall Street English мы решили рассказать об английском языке так, чтобы его захотелось выучить.

15 правил безопасного поведения в интернете

Простые, но важные правила безопасного поведения в Сети.

Олимпиады для школьников

Перечень, календарь, уровни, льготы.

Первый экономический

Рассказываем о том, чем живёт и как устроен РЭУ имени Г. В. Плеханова.

Билет в Голландию

Участвуй в конкурсе и выиграй поездку в Голландию на обучение в одной из летних школ Университета Радбауд.

Цифровые герои

Они создают интернет-сервисы, социальные сети, игры и приложения, которыми ежедневно пользуются миллионы людей во всём мире.

Работа будущего

Как новые технологии, научные открытия и инновации изменят ландшафт на рынке труда в ближайшие 20-30 лет

Профессии мечты

Совместно с центром онлайн-обучения Фоксфорд мы решили узнать у школьников, кем они мечтают стать и куда планируют поступать.

Экономическое образование

О том, что собой представляет современная экономика, и какие карьерные перспективы открываются перед будущими экономистами.

Гуманитарная сфера

Разговариваем с экспертами о важности гуманитарного образования и областях его применения на практике.

Молодые инженеры

Инженерные специальности становятся всё более востребованными и перспективными.

Табель о рангах

Что такое гражданская служба, кто такие госслужащие и какое образование является хорошим стартом для будущих чиновников.

Карьера в нефтехимии

Нефтехимия — это инновации, реальное производство продукции, которая есть в каждом доме.

Риторика и театральное искусство

В данной статье хотелось бы уточнить, какое место занимают актерские технологии в современной риторике. Но прежде, чем это сделать, стоит напомнить, что такое риторика, как она трактуется учебниками и историей публичного слова сегодня, а так же напомнить, что под собой подразумевает словосочетание «актерские технологии».

Риторика – это лингвистическая наука

Итак, как мы знаем из учебников, риторика – это лингвистическая наука, которая различает шесть основных направлений (такие как ведение спора, оратория и т.д.). Мы не будем подробно останавливаться на этих разделах, так как цель статьи не в этом.

При этом, безусловно, риторика, являясь лингвистической наукой, включает в себя знание о поведении оратора. Риторика как наука изучает невербальную сторону поведения человека в ситуации публичного выступления.

Актерские технологии – это навыки

Актерские технологии – это навыки, приобретаемые будущими актерами в упражнениях. Естественно, что все эти навыки, а так же знания, напрямую связаны с поведением (не в широком, а в невербальном смысле этого слова) человека на площадке.

Сегодня риторика больше фокусируется на текстовой, вербальной составляющей выступления. Происходит это по ряду разнообразных причин, главной из которых является та, что источником знаний является бумага (книги), и передача знаний о словах и структуре речи передать через написанное слово легче, чем знания о невербальной составляющей.

Научиться целесообразному поведению на площадке  по книгам нельзя

Если, читая книгу, научится правильно составлять тексты совершенно реально, то научиться целесообразному поведению на площадке исключительно по книгам не представляется возможным. Для того, чтобы научиться целесообразному поведению на площадке, необходима живая традиция, необходимы наставники и учителя, в достаточной степени квалифицированные.

История риторики насчитывает несколько тысячелетий, но нужно помнить, что она не была непрерывной. Живая связь (от учителя к ученику) «бесперебойно» работала в Древней Греции и Древнем Риме. Наши знания позволяют утверждать, что культура Древней Греции в целом была больше устной (вспомним Сократа, который вел свои беседы на площадях и улицах Афин), чем письменной. Сегодняшняя культура в гораздо большей степени письменная.

То есть, если рассматривать науку об ораторском искусстве, как соединение литературы и искусства публичного поведения, то можно утверждать, что она (наука) несколько искажает пропорции и степень изучения этих двух разделов. По естественным причинам (как указывалось выше, традиция ораторского искусства прерывалась довольно часто, например, в Темные века).

К счастью, углубленно и профессионально изучением публичного поведения (и, что не маловажно, практическим изучением) занимается театр. Это не всегда было так. Дело в том, что мы знаем разные виды театра, и направления театрального искусства.

Однако уже более ста лет ситуация принципиально иная

Можно с точностью утверждать, что до тех пор, пока в театре не утвердились принципы художественного реализма, пока он не ушел от дешевых сценических эффектов к скрупулезному изучению психологии воздействия и психологии человека в целом, претендовать на роль одного из двух источников знания для риторики он не мог. Однако уже более ста лет ситуация принципиально иная. Театры, актерские системы, театральные лаборатории  сосредоточены на практически научном изучении поведения человека и психологии воздействия.

Кроме того, сегодняшний театр по своему функционалу максимально приближен к ораторским школам Древней Греции. Главное, что в нем есть сегодня (и не было двести лет назад) – гражданственность. Часто высказывания со сцены фактически являются личными высказываниями актеров, а реализм (иногда почти натурализм) делает сопереживание зрителями текстов и поведения актеров главным инструментом театра.

Не этого ли так не хватает сегодняшним ораторам в первую очередь?

Риторика: что это такое и для чего она нужна

Риторика: Unsplash

Слово — самое сильное средство влияния на человека. Оно может вдохновить, побудить к действию, внушить идею. Риторика — древнейший инструмент убеждения, который и в наше время помогает добиваться успеха. В чем ее суть и как ею овладеть? Об этом подробнее.

Происхождение и суть риторики

Что такое риторика? Это умение убеждать публику с помощью слов, четко и аргументированно доносить свою мысль.

Термин «риторика» пришел из греческого языка. В русском языке есть свой эквивалент этому понятию. Искусное владение словом, умение подбирать веские доводы и яркие примеры называют «красноречием».

Несмотря на распространенность термина, единого определения ему нет. Риторика — это наука, навык, ораторская практика или способ вести дискуссию? Ответ стоит поискать в ее происхождении.

Как возникла риторика? Историки связывают ее зарождение с победой демократии в Древней Греции, а именно с введением писаного закона. В 621 году до нашей эры в Афинах была осуществлена реформа, согласно которой законы были изложены на таблицах. Каждый мог обратиться в суд, указав статью закона, которая была нарушена обидчиком. Нарушителя обычно приговаривали к смерти, поэтому и возникла необходимость ясно и точно аргументировать свою позицию.

Такая система требовала от граждан определенных навыков:

  • знание грамоты, умение читать законы;
  • способность логически доказать обвинение;
  • способность опровергнуть обвинение.

Грекам пришлось научиться красноречию, остроумию, критичности, умению спорить и убеждать. За тысячи лет применение риторики существенно изменилось, но суть осталась прежней.

«Цицерон разоблачает Катилину» (1888): Wikipedia/Чезаре Маккари

Знания о происхождении риторики позволяют найти ответ и на другой вопрос. Риторика — это наука или искусство? Для древних греков в публичной речи имели значение:

  • продуманная идея;
  • последовательность изложения материала;
  • подготовленные аргументы и примеры;
  • ссылки на авторитетные источники, в частности на писаный закон;
  • красивая литературная речь.

Исходя из этого, логично назвать риторику наукой. Однако даже сам Аристотель считал такое определение неполным. В трактате «Риторика» философ писал об искусстве, которое не ограничено проверенными знаниями. Порой неожиданные иррациональные мысли, взывающие к чувствам, и творческий подход действуют более убедительно.

В Древней Греции царили крайне суровые, «драконовские» законы. Неудивительно, что они регулярно нарушались. Чтобы сохранить жизнь, людям недостаточно было ссылаться на закон и взывать к логике. Они находили другие пути убедить правосудие в своей невиновности.

Бизнес-тренер Эльмира Жайшаева добавляет, что способность убеждения — это не только выверенная, литературно правильная речь, но и жестикуляция, игра голосом, манеры. А значит, риторика — своего рода искусство.

Подводя итог, стоит сказать, что теория риторики не может существовать без практики, как и наука — без искусства.

Риторика: Unsplash

Важность и принципы риторики в современном мире

Пусть в наше время и не приходится регулярно доказывать свою невиновность, но значение ораторского искусства ничуть не уменьшилось. Почему важна риторика? Воздействие на публику производится во всех видах публичной деятельности:

  • политике;
  • бизнесе;
  • творчестве и пр.

Риторика стала неотъемлемой частью повседневной жизни каждого человека. Люди:

  • выступают с презентациями перед коллегами;
  • проходят собеседования;
  • произносят поздравительные речи;
  • участвуют в деловых и неформальных обсуждениях;
  • общаются в голосовых мессенджерах.

Чтобы добиться успеха, привлечь к себе внимание, отстоять точку зрения и правильно себя подать, человек непременно прибегает к средствам убеждения.

Риторика в современном мире: Unsplash

Многим кажется, что говорить убедительно и красиво — это врожденный талант. В какой-то мере это действительно так: природная харизма и остроумие вызывают расположение публики, заставляют ловить каждое слово. Но это еще не значит, что ораторскому искусству нельзя научиться. Зная, на чем оно строится, можно развить в себе необходимые навыки.

Какие основные принципы риторики? Во все времена ораторское искусство включало в себя несколько важных элементов:

  1. Хорошая речь начинается с искусного оратора. Дикция, жесты, голос, дыхание — эти инструменты позволяют ясно донести свою мысль, удержать внимание слушателя, убедить его в своей экспертности.
  2. В речи должна присутствовать логика, последовательность повествования и посыл. Оратор понимает, какой цели хочет добиться, и излагает мысли так, чтобы привести слушателя к нужному выводу. Текст должен быть интересным, понятным и логичным, нужно говорить на языке аудитории. Экспромтом такого эффекта добиться крайне сложно.
  3. Еще одна составляющая современной риторики — актерское мастерство. Оратор не просто произносит текст. Он должен вызвать симпатию, сочувствие, вывести слушателя на эмоции.

Способность убеждать — это не дар, а скорее знания и навыки, умение чувствовать и понимать собеседника, взывать к его опыту. Обрести эту способность может каждый. Помните, что риторика — это дисциплина, объединяющая науку и искусство. Осваивать ее нужно постепенно, шаг за шагом изучая ее принципы и правила.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/family/school/1759270-ritorika-eto-nauka-ili-iskusstvo/

Аристотель «Риторика» – краткое содержание

Аристотель о сути и задачах риторики

«Риторика» Аристотеля, состоящая из трех книг, посвящена по общепринятой традиции искусству красноречия. Правда, этот большой трактат имеет особую логическую направленность, что вполне естественно для теории красноречия как искусства убеждения.

Этот трактат, возможно, гораздо больше, чем широко известная «Поэтика» Аристотеля, оперирует именно категориями эстетическими, а не узкологическими. «Риторика» по самой сути своей есть замечательный образец аристотелевской эстетики, неразрывно связанной с силлогистикой, то есть системой доказательств, которую необходимо понимать широко, включая сюда выводы не только относительно полной достоверности фактов, но и относительно кажущегося, возможного и вероятного бытия, без чего немыслимо ни одно подлинное произведение искусства.

 

Аристотель. Иллюстрированная биография

 

Аристотель определяет риторику как искусство убеждения, то есть то, которое использует возможное и вероятное в тех случаях, когда реальная достоверность оказывается недостаточной. Таким образом, аристотелевская риторика не довольствуется достоверным знанием, так как человеческая жизнь и человеческое общение не ограничиваются только точно проверенными силлогизмами, а, наоборот, полны неожиданных суждений и мыслей, придающих речи особую убедительность и даже воздействие на других людей и на целое общество. В риторике Аристотеля, таким образом, объединяются процессы логические и нелогические, рациональные и иррациональные, как это и необходимо для передачи всего многообразия жизненной и творческой практики человека.

Риторика как искусство убеждения базируется у Аристотеля на диалектике, понимаемой им в данном случае специфически, а именно как логическое учение о вероятных умозаключениях, о том, что не обязательно существует на самом деле и не всегда соответствует нормам человеческого разума, а устремлено на нечто кажущееся, правдоподобное, возможное, условное, но отнюдь не осуществленное и абсолютно завершенное. Аристотель, исследуя область риторики, погружается в область чистой возможности, то есть той, которая специфична для всякого художника и всякого человека, переживающего художественное произведение. Таким образом, риторика, по убеждению Аристотеля, – это то же искусство, то же творчество, воздействующее на действительность во всем ее становлении и во всех ее возможностях. Аристотель не ограничивает риторику только учением об ораторском искусстве или о красноречии вообще. Задача риторики – искусство убедительно говорить на основе методов внелогических доказательств, а потому риторика больше всего применима к художественной области и творчеству, имеющему мало общего с формальной техникой оратора, то есть техникой красноречия.

 

«Риторика» Аристотеля о понятии прекрасного

Одна из главных проблем риторической эстетики Аристотеля – это проблема прекрасного. Прежде всего в «Риторике» (гл. I, 9) Аристотеля важно не прекрасное само по себе, но его желательность, его вероятность, его становление. Риторика, целью которой является логика убеждения, должна убедить кого-то в красоте того или иного человека или предмета, причем совершенно не обязательно, чтобы красота была реально присуща человеку и предмету. Аристотель прекрасно понимает, что если предмет желателен, то это еще не значит, что он красив. Иногда бывает достаточно доказать желательность данного предмета, и собеседник уже из-за одного этого станет понимать предмет как прекрасный. Кроме того, для убеждения слушателя важно доказать, что данный предмет вполне достоин похвалы, хотя не все похвальное обязательно прекрасно. С логической точки зрения желательность и похвальность не являются главными признаками прекрасного, так как они не всегда прекрасны. Однако с точки зрения риторической эстетики, вполне достаточно сказать, что прекрасное желательно само по себе и похвально. Прекрасное точно так же можно назвать и благим.

Отсюда первый вывод из риторики, понимаемой художественно-эстетически: прекрасное желательно ради себя самого, прекрасное похвально и прекрасное есть благо («Риторика», гл. I, 9). Но если прекрасное есть благо, то его можно назвать и добродетелью, которая, по Аристотелю, есть не что иное, как возможность приобретать и сохранять благо, а также возможность наделять этим благом других. Однако добродетель представляется Аристотелем дифференцированно, и, значит, все виды добродетели (справедливость, мужество, благоразумие, щедрость, великодушие, бескорыстие, кротость, рассудительность, мудрость) прекрасны так же, как их последствия (награды за прекрасные поступки).

С точки зрения позиции, занятой Аристотелем в «Риторике», прекрасно и все то, что делается человеком не для себя самого, но для других, то есть для добра как такового, для бескорыстного добра. Так, прекрасны все добрые дела, которые совершаются, например, для защиты отечества, и вообще все то, в чем заинтересован не сам делающий, но те, для кого он делает что-нибудь доброе. В этом смысле прекрасное всегда противоположно постыдному, оно всегда бесстрашное, справедливое.

Все эти особенности прекрасного характеризуют его как нечто самодовлеющее, как нечто не нуждающееся ни в чем другом. Но, разумеется, это все не то абсолютно прекрасное, которое Аристотель формулировал в своей теоретической философии. Это – такое прекрасное, которое только кажется прекрасным, которое необходимо в речах и разговорах и для того, чтобы убеждать своих собеседников и слушателей в красоте разных предметов, которые с точки зрения строго логической и теоретико-эстетической вовсе не являются прекрасными. Значит, соответственно и надо убеждать таких людей и не распространяться о таком прекрасном, которое выводится в теоретической философии и которое прекрасно уже в абсолютном смысле этого слова.

Так, прекрасное в одном месте может и не трактоваться как прекрасное в другом месте; и, стараясь убедить людей в том, что данный предмет прекрасен, надо учитывать то место, где мы пользуемся этим доказательством, а также сословие и положение людей, которые выслушивают наши доказательства.

 

Аристотель о риторическом стиле

Другая основная проблема риторической эстетики, кроме проблемы прекрасного, – это проблема стиля. Здесь очень важно подчеркнуть весьма здравое и очень трезвое отношение Аристотеля к проблеме стиля. Это отношение вполне серьезное, и анализу стиля посвящена вся третья книга «Риторики». Дух научной объективности пронизывает всю аристотелевскую теорию стиля, несмотря на чувствительность Аристотеля к стилю предшествующих ему писателей и на избирательное цитирование разных писателей в «Риторике».

Аристотель относит стилистические приемы к той же области речи, куда относится также учение о способах убеждения и о построении частей речи («Риторика», гл. III, 1). Этим, правда, еще не дается определение стиля, но уже и здесь становится ясным, что такое стиль для Аристотеля. Говоря нашим языком, стиль какого-нибудь произведения, по Аристотелю, есть не что иное, как его определенная структура, как способ и манера говорить, почему и термином «стиль» мы переводим аристотелевскую lexis (что буквально значит «говорение», «строй речи»). Аристотель недаром поместил свое учение о стиле именно в риторику. Ведь риторика, по мысли Аристотеля, вовсе не говорит относительно объективных предметов в их абсолютной данности, но говорит о них лишь постольку, поскольку они восприняты человеком, поскольку он их понимает, поскольку они его убеждают. Особой трезвостью отличаются суждения Аристотеля о поэтическом, прозаическом, трагическом и т. п. стилях. Он ровно ни в каком стиле не заинтересован как ученый и пытается анализировать их совершенно в одной плоскости, хотя мы и знаем многое об его чисто личных художественных вкусах и пристрастиях, никак не отраженных в его научной теории. Сам Аристотель, будучи представителем греческой классики и почти еще не выходя за ее пределы, мало отдавал себе отчет в том, что он представитель именно классики, классической эстетики. Однако он был представителем поздней классики и определенно чувствовал наступление эллинизма, поэтому он имел полную возможность формулировать общие особенности классической эстетики в целом, совсем не подозревая того, что все эти формулы стиля были уже формулами завершительными и максимально осознанными.

Прежде всего Аристотель требует от стиля принципиальной и глубочайшей ясности. Он еще не знает того, что ясность вообще является характерной чертой классики. Но мы-то теперь хорошо знаем, что классика не только в греческой, но и во всякой другой культуре всегда отличается ясным стилем в противоположность нагромождениям архаики и утонченной манерности декаданса. Аристотель много и прекрасно говорит о ясности стиля в трактате («Риторика» гл. III, 2).

Но ясность, отчетливость, определенность, по Аристотелю, не должны делать классический стиль сухим. В гл. III, 3 «Риторики» мы находим подробное рассуждение о том, что способствует холодности стиля, и о том, как нужно ее избегать.

Классический стиль предполагает соответствующее построение речи: оно должно быть ясное, простое, всем понятное, безыскусственное. В речи не должно быть ничего экстравагантного, варварского, бьющего в глаза своей оригинальностью или рассчитанного на сплошное удивление («Риторика», гл. III, 5).

Хороший стиль допускает длинноты, а также сжатость только в меру. Все слишком длинное и все слишком сжатое, по Аристотелю, не соответствует хорошему стилю («Риторика», гл. III, 6). А по-нашему, это вообще не соответствует классическому стилю.

Все предыдущие рассуждения Аристотеля о стиле могут навести читателя «Риторики» на мысль, что он проповедует слишком сухой, твердый, неповоротливый и холодный стиль. Несомненно, классический стиль всегда обладает определенной правильностью, мерностью и отсутствием всякого излишества. Это и заставило Аристотеля в предыдущих пунктах «Риторики» говорить именно о такой соразмерности и мерности того, что он называет стилем. Однако такое узкое понимание классического стиля совершенно не соответствует действительности, не соответствует оно также и взглядам Аристотеля. Классический стиль может быть не только строгим и размеренным. Он вполне может отличаться наличием чувства, соответствием действительности и разнообразием характеров, разнообразием речи. Аристотель указывает и такие черты стиля, которые отличаются мягкостью, изяществом. Но классический стиль всегда характеризуется моральной сдержанностью, благородством чувств и художественной простотой.

Создавая свою теорию стиля, Аристотель дает в «Риторике» теорию того, что мы теперь называем чисто классическим стилем. Этот стиль – ясный, исключающий холодность, нехаотический, в меру сжатый, в меру длительный, соответствующий действительности (характерам, возрасту, полу, национальности), в меру патетический, общедоступный.

Этот стиль присущ и поэзии, и ораторской речи, и вообще всем произведениям искусства.

Вполне понятно, почему Аристотель так занят теорией стиля в области риторических проблем.

Аристотель занимается в «Поэтике» и «Риторике» особого рода действительностью, которая не ограничена раз навсегда установленными фактами, а вечно колеблется между «да» и «нет». Он прекрасно прочувствовал природу художественного произведения с заложенными в нем бесконечными возможностями и своей особой логикой, основанной на поэтическом, риторическом и диалектическом видении бытия. Без понимания этой концепции Аристотеля нечего и думать хотя бы отчасти прикоснуться к риторике Аристотеля как к науке о художественно и эстетически понятном слове во всем многообразии его воздействия на жизнь.

 

«Искусство риторики» Аристотеля

Это было так же увлекательно, как чтение словаря. Но в этом может быть доля правды, потому что я думаю, что Rhetoric станет отличным справочником или руководством для тех, кто заинтересован в противодействии аргументам своих оппонентов с помощью риторики. Я представляю себе что-то вроде словаря, в котором аргументы оппонента выделены жирным шрифтом, а совет Аристотеля о том, как реагировать, изложен под этой статьей. Однако, как упражнение в чтении от корки до корки, эта книга разочаровывает, хотя иногда и бывает проницательной.Итак, я представлю обзор, который будет таким же фрагментарным и нечитабельным, как и сам Rhetoric , но, надеюсь, также немного проницательным.

Что касается меня, я верю в то, что Сократ в Phaedrus отдавал предпочтение философии над риторикой. Так что, вероятно, я не был целевой аудиторией этой книги. Но я все же могу отметить, что книга ослаблена бессмысленными отклонениями в определении таких качеств, как добро и т. Д., Которые Аристотель уже определяет гораздо лучше в Этика и Политика .Это действительно снижает качество этой книги.

Но даже Аристотель признает, что риторика может быть неправильной и временами вводить в заблуждение. Он предпочитает нейтрально винить в этом «качество» слушателей, тем самым избавляя ритора от всякой вины.

Эта книга интересна с юридической точки зрения, потому что Аристотель, кажется, верит в какую-то форму юридического формализма —

Сейчас очень важно, чтобы хорошо составленные законы сами определяли все возможные моменты и оставляли их как мало кто может быть в соответствии с решением судей

Но позже он поддерживает точку зрения теории естественного закона (в конце концов, классическая теория естественного права была выдвинута Аквинским, который глубоко изучал Аристотеля) —

Всеобщий закон — это закон природы.Ибо действительно существует, как каждый до некоторой степени предвидит, естественная справедливость и несправедливость, общие для всех, даже для тех, кто не связан друг с другом и не заключил завет.

Фактически, я могу видеть большую часть его языка, например, определения «добровольности» и «знания», отраженные в Уголовном кодексе Индии. Это вполне вероятно, учитывая, что Маколей, составивший Кодекс, был очень начитанным человеком, знавшим древних греков.

Аристотель, однако, конфликтует с Маколеем, считая прелюбодеяние «личной» несправедливостью (несправедливостью против определенного человека — очевидно, мужа согласно Аристотелю).Не уверен, правильно ли я его понимаю, но личная несправедливость тоже не является преступлением, поскольку преступления должны быть общественными проступками. Маловероятно, что Аристотель декриминализовал прелюбодеяние, но его отрывок действительно читается именно так, если мы принимаем во внимание аспект преступной теории частного и общественного правонарушения.

Еще один интересный аспект — это уравнение индуктивного рассуждения с примерами и дедуктивного рассуждения с энтимемами (слово, которое мне пришлось искать на первых трех страницах этой книги).

Аристотель и стремление к счастью —

Можно сказать, что каждый отдельный человек и все люди вместе стремятся к определенной цели, которая определяет, что они выбирают и чего избегают.Вкратце, эта цель — счастье и его составляющие.

В другом абзаце, обсуждая достоинства людей, Аристотель помещает «самообладание» как одно из достоинств, которыми могут обладать женщины. Это, кажется, противоречит его популярному образу традиционалиста-женоненавистника, по крайней мере, по сравнению с Платоном, который был более прогрессивен в вопросе гендерного равенства.

Однако во многих его предложениях я не могу не чувствовать, что он просто неправ.Например, он пишет:

Все такие хорошие вещи, как возбуждающая зависть, как класс являются результатом удачи.

Это предполагает, что достойные вещи не могут вызывать зависть у окружающих. Думаю, могут. Если кто-то работает больше нас и становится более успешным, мы все равно можем испытывать к нему зависть (хотя бы из-за собственного невежества). Позже он пишет:

То, что хвалят, хорошо, потому что никто не хвалит то, что не хорошо.

Это до смешного неверно и противоречит всей философской цели поиска непопулярного морального блага и перевоспитания граждан этого блага.И снова он пишет:

Таким образом, если самый высокий мужчина выше самых высоких женщин, то мужчины в целом выше женщин.

Аристотель думает, что это дедукция. Я не понимаю, как это может быть правдой. Разница в высоте крайностей не может привести к «общему» вычету среднего.

Совершенство больше плохого, плохое лучше, чем плохое; ибо совершенство, добро и зло — это цели, чего не может быть простое их отсутствие.

Интересная перспектива, но я не понимаю, как плохое может быть лучше, чем хорошее, и чем хорошее отличается от хорошего? Если отсутствие зла означает нейтралитет, нейтралитет все же лучше, чем плохой, независимо от того, является ли он «целью» сам по себе (что бы это ни значило).

Аристотелевское определение удовольствия противоречит первой благородной истине, что я также отметил в его De Anima

Мы можем сформулировать, что удовольствие — это движение, движение, которым сознательно вызывается душа в целом. в нормальное состояние; а эта боль противоположна.

В этом абзаце он делает «удовольствие» режимом человеческого опыта по умолчанию. Вместо этого Будда делает страдание позицией по умолчанию. Может ли это быть проблемой наполовину полного или наполовину пустого стакана? Я так не думаю, потому что Будда более тонко рассматривает страдание как чувство отсутствия, желания, незавершенности и т. Д.

2.4: Искусство риторики

Что такое риторика?

В простейшей форме RHETORIC — это искусство убеждения. Каждый раз, когда мы пишем, мы участвуем в дебатах или спорах.В письменной и устной форме мы пытаемся прямо или косвенно убедить наших читателей и повлиять на них. Мы работаем, чтобы заставить их изменить свое мнение, сделать что-то или начать думать по-новому. Проще говоря, чтобы быть эффективным, каждый писатель должен знать принципы риторики и уметь их использовать.

Письмо — это возможность делать выбор, а знание принципов риторики позволяет писателю делать осознанный выбор в отношении различных аспектов процесса написания. Каждый акт написания происходит в определенной РИТОРИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ, , которая представляет собой ситуацию или обстоятельства, в которых кто-то (писатель или оратор) должен убедить аудиторию что-то сделать, изменить свое мнение, повлиять на нее и т. Д.Эта «риторическая ситуация» является той же концепцией, которую Л. Ленни Эрвин называет «ситуацией письма» в своем обсуждении того, чем письмо отличается от разговора (см. «Разница между речью и письмом»).

Три самых основных, но важных компонента риторической ситуации:

  • Цель написания или риторическая цель (цель, которую пытается достичь писатель, или аргумент, который автор пытается выдвинуть)
  • Предполагаемая аудитория
  • Писатель / спикер

Эти три элемента риторической ситуации находятся в постоянной и динамичной взаимосвязи.Все три также необходимы для письменного общения. Например, если писатель исключен из этого уравнения, текст не будет создан. Точно так же удаление самого текста оставит читателя и писателя, но без каких-либо средств передачи идей между ними и так далее.

Другие составляющие риторической ситуации включают:

  • носитель (форма связи)
  • отведенное время для сообщения (сколько времени у писателя? Подходящее время, чтобы убедить?)
  • политические, социальные или культурные последствия, место и т. Д.

Всякое убедительное письмо (или устная речь) исходит из срочности или необходимости. EXIGENCE –– необходимости передать сообщение.

ПРИМЕЧАНИЕ

Обратите внимание, что термин «риторика» также означает кого-то, кто высказывает напыщенные мысли, лишенные смысла. Оксфордский онлайн-словарь определяет риторику также как «язык, предназначенный для убедительного или впечатляющего воздействия на свою аудиторию, но часто рассматриваемый как лишенный искренности или значимого содержания», и в качестве примера они приводят «все, что у нас есть от оппозиции, — это пустая риторика. .К сожалению, такое значение происходит из-за упора в риторике на презентацию и доставку. В этом курсе мы сосредоточимся на риторике как средстве эффективного общения, поскольку сами стремимся стать квалифицированными риторами.

Следующее видео посвящено использованию риторики с точки зрения писателя. Во время просмотра подумайте, как те же элементы остаются верными с точки зрения читателя.

Видео \ (\ PageIndex {1} \)

Видео: Риторическая ситуация.

Риторическая ситуация

При написании эссе каждый писатель должен учитывать условия, в которых написано и будет прочитано. Принято представлять три ключевых элемента риторической ситуации в виде треугольника писателя, читателя и текста или, как они представлены на этом изображении, в виде «коммуникатора», «аудитории» и «сообщения».

Рисунок 2.4.1: Риторический треугольник

Источник: Университет Святого Эдуарда

Изменение характеристик любого из элементов, изображенных на рисунке выше, приведет к изменению и других элементов.Например, с изменением убеждений и ценностей аудитории, сообщение также изменится, чтобы приспособиться к этим новым убеждениям.

Какое отношение имеет это понимание риторики к академической и исследовательской работе? Все, правда. Если у вас когда-либо были проблемы с письменным заданием, скорее всего, это произошло из-за того, что вы не могли понять цель задания. Или, может быть, вы не очень хорошо понимали, кто ваш читатель. Трудно посвятить себя бессмысленному письму, написанному ни для кого конкретно, из-за чего многие студенты неправильно подходят к академическому письму.

Риторическое обращение

Чтобы убедить своих читателей, писатели должны использовать три типа доказательств, или риторических призывов. Это логотипы , или логическое обращение; пафос , или эмоциональный призыв; и ethos , или этический призыв, или призыв, основанный на характере и авторитете автора. Дополнительное обращение, называемое kairos, , касается того, соответствует ли сообщение «своему периоду времени».«Легко заметить, что современные слова« логический »,« жалкий »и« этический »произошли от этих греческих слов. В своей работе Риторика Аристотель пишет, что эти три призыва должны использоваться вместе в каждом произведении убеждающего. Дискурс. Аргумент, основанный на апелляции к логике или эмоциям, не будет эффективным.

Пафос

Пафос лучше всего можно описать как использование эмоционального обращения с целью повлиять на мнение другого человека в риторических спорах. Сама эмоция не требует определения, но следует отметить, что эффективный «патетический» призыв (использование пафоса) часто используется таким образом, чтобы вызвать гнев или печаль в умах и сердцах аудитории.

Пафос часто является риторическим средством общественных объявлений. В ряде рекламных роликов, направленных против курения и пассивного курения, много пафоса. Одно из самых запоминающихся видео показывает, как пожилой мужчина встает с дивана, чтобы встретить своего маленького внука, который, вслед за его матерью, делает первые шаги к деду. Когда старик уговаривает маленького ребенка вперед, дедушка начинает исчезать. Когда ребенок проходит через него, мать говорит: «Я бы хотела, чтобы твой дедушка мог видеть тебя сейчас.«Зрителям остается предположить, что дедушка умер, поскольку голос за кадром сообщает нам, что сигаретный дым убивает так много людей в год, с заключительным заявлением:« Будьте рядом с теми, кого вы любите ». В этом рекламном ролике используются сильные слова. (например, «любовь») и изображения, чтобы передать эмоции зрителя, побуждая его бросить курить. Цель состоит в том, чтобы аудитория стала настолько «просвещенной» и эмоционально взволнованной, что курящие зрители никогда не коснутся другой сигареты.

Ethos

Ethos можно рассматривать как доверие к авторам, писателям и ораторам, когда они предстают перед аудиторией.Если бы в первый день занятий ваш профессор вошел бы, как бы наклонившись и выглядел так, как будто они не было всю ночь и ковырялись в носу, как бы вы восприняли этого инструктора? Как вы относитесь к классу, который он посещает? Насколько вы уверены, что этот человек знает, о чем говорит?

Ethos включает в себя большое количество различных вещей, которые могут включать в себя то, что человек носит, говорит, слова, которые он использует, тон голоса, его полномочия, его опыт, его отношения с аудиторией, вербальное и невербальное поведение, сведения о судимости и т. Д. .Иногда бывает так же важно знать, кто представляет материал, чем то, что они говорят по теме.

Многие компании, особенно те, которые достаточно крупные, чтобы позволить себе известных представителей, будут использовать знаменитостей в своих рекламных кампаниях для продвижения своей продукции. Некоторые компании по производству безалкогольных напитков использовали таких компаний, как Рэй Чарльз, Мадонна и Бритни Спирс, для продажи своей продукции и добились в этом успеха. Вам нужно спросить себя: что эти знаменитости добавляют к продукту, кроме своей известности? Или главное в их отношениях с аудиторией?

Часто в рекламе медицинских продуктов или даже жевательной резинки говорится, что четыре из пяти врачей / стоматологов рекомендуют определенный продукт.Некоторые рекламные ролики могут даже показать доктора в белом лабораторном халате, одобряющего то, что продается. Теперь, при условии, что человек, которого вы просматриваете, является настоящим врачом, это может быть примером аргументации в пользу хорошего морального духа. С другой стороны, если автомобильная компания использует известного спортсмена для поддержки продукта, мы можем задаться вопросом, что этот человек знает об этом продукте. Кампания и известность используются не для того, чтобы информировать потребителя, а, скорее, для того, чтобы привлечь его внимание тем, что на самом деле является ошибочным примером этоса.

Как это применимо к письму? Для начала, если вы собираетесь процитировать статью о расовом равенстве, опубликованную Ку-клукс-кланом или неонацистской организацией, это может стать сигналом того, что эта конкретная статья может быть написана с предвзятой точки зрения. Вам необходимо изучить биографию автора, чтобы убедиться в беспристрастности того, что он пишет. Кроме того, если вы пытаетесь представить формальный проект, вы можете усилить свой позитивный настрой, используя соответствующую терминологию.Писать, что «аборты — это ерунда и все такое», вероятно, не лучший способ убедить аудиторию в вашей точке зрения. Может случиться так, что вы, как писатель, используете разные голоса для разных заданий, но ваш выбор слов и ваш подход к заданию должны отражать то, что вы хотите сказать.

Логотипы

Логотипы проще всего определить как логический аргумент. Допустим, вы пишете статью о COVID-19 и говорите: «COVID-19 похож на грипп, поэтому мы должны принять те же меры, что и грипп.«Это утверждение нелогично, потому что сам вирус, его характеристики и общая ситуация не похожи на ситуацию с гриппом. В этом заявлении есть нелогичное сравнение. Вирус COVID-19 относится к другому семейству вирусов (вирусов короны), чем различные вирусы гриппа, такие как h2N1. COVID-19 проявляет широкий спектр симптомов (или не имеет симптомов) и гораздо более заразен именно потому, что может передаваться без каких-либо симптомов. Кроме того, у нас есть прививки от вируса гриппа, который у нас еще нет вируса COVID-19.

Кайрос

«Кайрос» — важный, но иногда иллюзорный риторический термин. Само слово означает «время», и время занимает центральное место в этой концепции, что означает «подходящее время» или «идеальный момент» для общения. Кайрос в основном о контексте момента: что актуально для аудитории в любой конкретный момент? Некоторые риторы описывают kairos как четвертый «призыв », потому что риторы часто обращаются к срочностью определенного времени или момента, чтобы привлечь аудиторию.

Время, как иногда говорят, решает все. Риторика заключается в поиске лучших «доступных средств» убеждения «в любой момент» или «в любом конкретном случае». Прошлое, настоящее и будущее («судебно-медицинская экспертиза», «эпидемия» и «демонстрация», как на видео ниже, на ярлыках к ним), безусловно, также являются частью общей картины.

Видео \ (\ PageIndex {1} \)

Видео: Как использовать риторику, чтобы получить желаемое. Камилла А. Лэнгстон. Все права защищены. Стандартная лицензия YouTube.

Резюме: Диаграмма

В приведенной ниже таблице обобщены ключевые моменты, касающиеся риторических обращений:

Риторическое обращение

Сокращенное определение

Ответные вопросы

Апелляция к авторитету

Вы можете думать об этосе как связанном с «этикой», или моральными принципами писателя: этос — это способ автора установить доверие со своим читателем.

  • Почему я (читатель) должен читать то, что написал писатель?
  • Как автор сообщает, что у него есть что-то действительное и
    важное, что мне нужно прочитать?
  • Упоминает ли автор свое образование или профессиональный опыт
    или убеждает меня, что он или она является достоверным, образованным и опытным источником?

Обращение к эмоциям

Вы можете думать о пафосе как о «сочувствии», которое относится к переживанию эмоций или чувствительности к ним.

  • Как писатель пытается заставить меня почувствовать, или что он или она
    написал, что заставляет меня что-то делать?
  • Какие именно части написания автора вызывают у меня радость, печаль,
    вдохновение, уныние и т. Д.?

Обращение к логике

Вы можете думать о логотипах как о «логике», потому что
что-то логичное «имеет смысл» — это разумно.

  • Какие доказательства приводит автор, которые убеждают меня в том, что его аргумент логичен — что он имеет смысл?
  • Какие доказательства предлагает мне автор?

Апелляция к своевременности

Вы можете думать о кайросе как о типе убеждения, которое относится к «нужному месту и нужному времени».»

  • Делает ли автор заявления, которые особенно важны с учетом
    того, что происходит прямо сейчас?
  • Как автор «максимально использует момент» или пытается
    говорить, чтобы заинтересовать свою аудиторию?

Как апелляции работают вместе, чтобы убедить

Понимание того, как логотипы, пафос и этос должны работать вместе, очень важно для писателей, использующих исследования.Часто исследовательские задания написаны таким образом, что кажется, что логические доказательства важнее эмоциональных или этических. Такие логические доказательства в исследовательских работах обычно состоят из фактической информации, статистики, примеров и других подобных свидетельств. Согласно этой точке зрения, авторы научных статей должны быть беспристрастными и объективными, и использование логических доказательств поможет им в этом.

Из-за этого упора на логические доказательства вы можете быть менее знакомы с видами жалких и этических доказательств, доступных вам.Патетические призывы или призывы к эмоциям аудитории считались древними риторами столь же важными, как и логические доказательства. Тем не менее, писателей иногда нелегко убедить использовать в своих произведениях жалкие призывы. Как сказали современные риторы и авторы влиятельной книги «Классическая риторика для современного студента» (1998), Эдвард П.Дж. Корбетт и Роберт Коннорс, «люди довольно робко признают, что на их мнение могут влиять их эмоции» (86). По словам Корбетта, многие из нас думают, что в использовании эмоций в споре может быть что-то не так.Но, я согласен с Коннорсом, жалкие доказательства не только допустимы в качестве аргументов, но и необходимы (86–89). По мнению Корбетта, самый простой способ вызвать у аудитории соответствующие эмоциональные реакции — это использовать яркие описания (94). Это демонстрируется в начале многих газетных и журнальных статей.

Использование этических апелляций или апелляций, основанных на характере писателя, предполагает создание и поддержание вашего авторитета в глазах ваших читателей. Другими словами, когда вы пишете, думайте о том, как вы представляете себя своей аудитории.Даете ли вы своим читателям достаточно причин, чтобы доверять вам и вашим аргументам, или вы даете им основания сомневаться в вашем авторитете и надежности? Подумайте обо всех случаях, когда на ваше решение о достоинствах данного аргумента влиял человек или люди, приводящие аргумент. Например, при просмотре теленовостей вы предрасположены против определенных кабельных сетей и больше склонны к другим, потому что доверяете им больше?

Итак, как писатели могут создать заслуживающих доверия персонажей для своей аудитории? Один из способов сделать это — провести внешнее исследование.Проведение исследований и их правильное использование в написании поможет вам с фактическими доказательствами (логотипами), но также покажет вашим читателям, что вы, как автор, выполнили домашнее задание и знаете, о чем говорите. Это знание, чувство своего авторитета, которое использование логотипов создает среди ваших читателей, помогут вам стать более эффективным писателем.

Логические, жалкие и этические призывы динамично сочетаются друг с другом. Иногда бывает трудно отделить один вид доказательства от другого и от методов, с помощью которых автор достигает желаемого риторического эффекта.Если ваше исследование содержит данные, которые могут вызвать у ваших читателей эмоции, они могут усилить жалкий аспект вашего аргумента. Ключ к использованию трех призывов — использовать их в сочетании друг с другом и в умеренных количествах. Невозможно построить успешный аргумент, слишком полагаясь на одну или две апелляции, игнорируя остальные.

Рассмотрим два недавних примера довольно неэффективного использования трех апелляций. В начале апреля 2008 года два кандидата в президенты от Демократической партии, сенаторы Хиллари Клинтон и Барак Обама, начали транслировать предвыборные телерекламы в Пенсильвании перед первичными президентскими выборами своей партии в этом штате.Вы можете увидеть оба объявления ниже.

Щелкните, чтобы загрузить это видео в новом окне.

Видео: [PRES] Клинтон: Скрэнтон в политической сфере. Все права защищены. Стандартная лицензия YouTube.

Реклама Клинтона называется «Скрэнтон» и содержит очень много пафоса или эмоциональной привлекательности. Это вызывает очень теплые детские воспоминания, которые, как надеялись создатели рекламы, покажут «более мягкую сторону» сенатора Клинтон, тем самым убедив больше людей проголосовать за нее.Цель рекламы — вызвать эмоции, и у нее это неплохо получается. Однако проблема этого подхода состоит в том, что он мало говорит избирателям о конкретных шагах и действиях, которые сенатор Клинтон предпримет в случае своего избрания. В рекламе не хватает логической привлекательности, а это, в свою очередь, влияет на репутацию Клинтона и ее авторитет.

Реклама Барака Обамы называется «Единый голос» и призывает своих сторонников «изменить мир».

Щелкните, чтобы загрузить это видео в новом окне.

[PRES] Обама: один голос в политической сфере. Все права защищены. Стандартная лицензия YouTube.

Хотя это, безусловно, достойное дело, из этой рекламы не ясно, как именно Обама — в то время еще сенатор — намеревался изменить мир после своего избрания. Причина такой нечеткости — сильный упор на жалкую привлекательность за счет логотипов. Если бы вы следили за президентской кампанией 2008 года, вы бы знали, что призыв к переменам, который так ясно звучит в этой рекламе, был главным лозунгом Обамы, заявлением, которое стало значительной частью его этоса, или персоной как политика и как ритор.В этой рекламе удается еще раз подчеркнуть эту часть политического образа Обамы, при этом, вероятно, намеренно, недооценивая логотипы.

Использование риторических призывов в вашем собственном письме

Выявление этих призывов в убедительном письме — ценный навык, которому нужно научиться; понимание того, как использовать эти призывы в своем убедительном письме, может оказаться еще более мощной способностью к развитию. Для начала, существует несколько способов обращения к логике. Обдумайте структуру и качество своих аргументов.Цифровой стратег и оратор Дэниел Т. Ричардс просит писателей рассмотреть следующие вопросы: «Вытекает ли ваш вывод из ваших предпосылок? Сможет ли ваша аудитория проследить за развитием событий? Предоставляет ли ваш аргумент достаточно доказательств, чтобы убедить вашу аудиторию? » Чтобы повысить качество вашей аргументации, подумайте:

  • Ссылаясь на факты и цифры.
  • Ссылаясь на актуальную статистику.
  • Приводим примеры.
  • Включая и рассматривая противоположную точку зрения.
  • Использование визуальных представлений.

Кроме того, как рекомендуют Лейн, Макки и Макинтайр в своей статье о логотипах: сохраняйте последовательность в своих аргументах и ​​избегайте ошибочных или ошибочных апелляций к логике. Например, в «Ложном логосе» они предоставляют обзор нескольких ложных апелляций к логике, включая ложную дилемму, которая предполагает, что есть только два варианта, когда их больше.

Писатели могут использовать несколько методов апелляции к пафосу.Прочтите «Пафос», чтобы изучить несколько предложений, в том числе:

  • Ссылаясь на другие эмоционально убедительные истории.
  • Ссылается на резкую, поразительную статистику, которая вызывает определенные эмоции у членов аудитории.
  • Проявление сочувствия и / или понимания противоположной точки зрения.
  • Используя юмор, если возможно.

Однако, пытаясь вызвать эмоции аудитории, не полагайтесь на ошибочные апелляции. Например, «Ошибочный пафос» указывает на то, что использование эмоциональных слов, которые не подтверждают свидетельства, приводит к аргументации в виде ошибки эмоционального языка.

Размышляя о том, как эффективно использовать риторические приемы и правильно избегать заблуждений, писатели, как правило, упускают из виду взаимосвязь между риторическими призывами. Следовательно, есть что-то очень правильное в таких аргументах, как аргумент Ричардса, который утверждает, что «ваш аргумент может быть здравым. Это могло быть даже эмоционально неотразимо. Но если ваша аудитория не доверяет вам, если они не думают, что у вас есть их интересы, это не имеет значения »(« Три риторических призыва »). Повысьте эффективность апелляций к пафосу и логотипам с апелляциями к этосу.

Чтобы продемонстрировать свою надежность, попробуйте:

  • Ссылаясь на соответствующую работу и / или жизненный опыт.
  • С указанием ваших соответствующих наград, сертификатов и / или ученых степеней.
  • Предоставление доказательств из актуальных, актуальных и заслуживающих доверия источников.
  • Тщательно вычитываю свою работу и просим об этом еще несколько человек.

Кроме того, следуйте совету Макки и Макинтайра из «Ошибочной этики». Макки и Макинтайр приводят конкретные примеры ошибочного этоса.

И наоборот, обращения к кайросам могут помочь вам использовать конкретный момент (Пантелидес, Макинтайр и Макки). Спросите себя, можете ли вы извлечь выгоду из приближающихся моментов аудитории, чтобы создать ощущение срочности. Однако избегайте ложных обращений к кайросам. Прочтите «Ошибочные призывы к Кайросу», чтобы узнать больше по этой теме.

Хорошие писатели пишут для победы. Таким образом, риторические призывы лежат в основе большей части успешного убедительного письма в обществе, будь то в форме письменных аргументов, телевизионных рекламных роликов или образовательных кампаний.Как обсуждалось ранее, некоторые продуманные стратегические кампании по борьбе с курением позволили снизить количество связанных с курением заболеваний и смертности. Кроме того, Ариэль Чернин, исследователь рекламы, отмечает, что большое количество литературы доказывает, что маркетинг продуктов питания влияет на пищевые предпочтения детей. Точно так же обращение к логотипам, пафосу, этосу и кайросу в убедительном письме может помочь вам в достижении ваших целей. Подходя к риторическим призывам изнутри — с точки зрения писателя — можно отметить их эффективность в убедительном письме, и можно писать, чтобы побеждать.

Авторы

Последнее обновление этой страницы: 5 июня 2020 г.

Искусство риторики Аристотеля: 9780140445107

Содержание

Искусство риторики — Аристотель Перевод с введением и примечаниями Хью Лоусон-Танкреда

Предисловие
Введение:
1. Важность древней риторики
2.Исторический фон риторики
3. Риторика как Techne
4. Психология в риторике
5. Стиль и композиция
6. Риторическое наследие Аристотеля
7. Перевод

ИСКУССТВО РЕТРИКИ Раздел первый: вводный
Глава 1.1. Природа риторики
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ДЕМОНСТРАЦИЯ Раздел второй: Жанры ораторского искусства
Глава 1.2. Определение риторики
Глава 1.3. Жанры
Раздел третий: обсуждение
Глава 1.4. Область размышлений
Глава 1.5. Счастье
Глава 1.6. Благо и целесообразно
Глава 1.7. Относительная целесообразность
Глава 1.8. Конституции
Раздел четвертый: Показать
Глава 1.9. Display Oratory
Раздел пятый: Судебное разбирательство
Глава 1.10. Несправедливость
Глава 1.11. Удовольствие
Глава 1.12. Преступный разум
Глава 1.13. Преступление и наказание
Глава 1.14. Относительно тяжкие преступления
Глава 1.15. Нетехнические доказательства
ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ЭМОЦИЯ И ХАРАКТЕР Раздел шестой: Эмоции
Глава 2.1. Роль эмоций и характера
Глава 2.2. Гнев
Глава 2.3. Штиль
Глава 2.4. Дружба и вражда
Глава 2.5. Страх и уверенность
Глава 2.6. Позор
Глава 2.7. Favor
Глава 2.8. Жалость
Глава 2.9. Возмущение
Глава 2.10. Зависть
Глава 2.11. Ревность
Раздел седьмой: Персонаж
Глава 2.12.Молодежь
Глава 2.13. Старость
Глава 2.14. Prime
Глава 2.15. Рождение
Глава 2.16. Богатство
Глава 2.17. Power
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: УНИВЕРСАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ Раздел восьмой: Общие темы
Глава 2.18. Роль общих тем
Глава 2.19. Темы возможностей
Глава 2.20. Пример
Глава 2.21. Максим
Глава 2.22. Энтимем
Глава 2.23. Показательные общие темы
Глава 2.24. Иллюзорные темы
Глава 2.25. Опровержение
Глава 2.26. Усиление
Раздел девятый: Стиль
Глава 3.1. Исторический Предварительный
Глава 3.2. Ясность
Глава 3.3. Фригидность
Глава 3.4. Похоже на:
Chapter 3.5. Чистота
Глава 3.6. Амплитуда
Глава 3.7. Собственность
Глава 3.8. Ритм
Глава 3.9. Синтаксис
Глава 3.10. Остроумие и метафора
Глава 3.11. Яркость
Глава 3.12. Соответствие жанру
Раздел десятый: Композиция
Глава 3.13. Повествование и доказательство
Глава 3.14. Введение
Глава 3.15. Предубеждение
Глава 3.16. Повествование
Глава 3.17. Доказательства и опровержение
Глава 3.18. Altercation
Глава 3.19. Эпилог
Примечания
Библиография

Подкаст № 639: Почему вы должны изучать утерянное искусство риторики

На протяжении тысячелетий изучение риторики было фундаментальной частью образования человека. Хотя в XIX веке этому повсеместно не учили, сегодня мой гость утверждает, что это искусство стоит возродить в наши дни.

Его зовут Джей Хайнрихс, он эксперт в области языка и убеждения и автор книги Спасибо за спор: чему нас могут научить Аристотель, Линкольн и Гомер Симпсон об искусстве убеждения . Мы с Джеем начинаем наш разговор с описания того, что такое риторика, почему после того, как ее веками преподавали по всему миру, она потеряла популярность как компонент образования и почему всем, особенно лидерам, по-прежнему важно учиться. Затем мы раскрываем разницу между ссорой и спором и выясняем, почему последнее является утерянным искусством, особенно в нашу цифровую эпоху.Затем мы обсудим каждый из трех инструментов риторики Аристотеля — этос, пафос и логотипы — включая погружение в то, как ваша аудитория видит вашего персонажа настолько важным, и как вы даже можете провести анализ этоса своего резюме. Затем мы углубляемся в пять канонов риторики Цицерона, и Джей делится умной техникой запоминания презентации и тем самым более убедительной ее подачи. Мы заканчиваем наш разговор веселой игрой, в которую вы можете сыграть, чтобы отточить свои риторические навыки.

Если вы читаете это по электронной почте, щелкните заголовок сообщения, чтобы прослушать шоу.

Показать основные моменты

  • Что такое риторика?
  • История софистов и риторических исследований
  • Почему риторику перестали преподавать в школе? Что потеряно, если мы не учим риторике?
  • В чем разница между ссорой и ссорой?
  • Можете ли вы конструктивно поспорить с тем, кто просто хочет поссориться?
  • 3 основные вещи, которые нужно знать о своей аудитории
  • Почему так важно время — криминалистика (прошлое), племенное (настоящее) и совещательное / политическое (будущее)
  • Как хорошо спорить со своими близкими
  • «Инструменты Аристотеля» характера »
  • Как общаться с группами людей, отличных от вас
  • Как создать у людей настроение убеждения
  • Чему Гомер Симпсон может научить нас в разговоре
  • Почему логические заблуждения не всегда плохи для убеждения
  • Цицерона Пять канонов риторики
  • Ценность запоминания, когда дело доходит до убеждения
  • Риторическая игра, чтобы развить свои навыки

Ресурсы / Люди / Статьи, упомянутые в подкасте

Связь с Джеем

Веб-сайт Джея

Джей в Твиттере

Слушайте подкаст! (И не забудьте оставить нам отзыв!)

Послушайте серию на отдельной странице.

Загрузить этот выпуск.

Подпишитесь на подкаст в любом медиаплеере.

Слушайте без рекламы на Stitcher Premium; получите месяц бесплатного использования при использовании кода «мужественность» при оформлении заказа.

Спонсоры подкастов

Щелкните здесь, чтобы увидеть полный список наших спонсоров подкастов.

Прочтите стенограмму

Бретт Маккей : Бретт Маккей здесь, и добро пожаловать в другой выпуск подкаста «Искусство мужественности». На протяжении тысячелетий изучение риторики было фундаментальной частью образования человека.Хотя в XIX веке этому повсеместно не учили, сегодня мой гость утверждает, что это искусство стоит возродить в наши дни. Его зовут Джей Хайнрихс, он эксперт в области языка и убеждения и автор книги «Спасибо за спор: чему нас могут научить Аристотель, Линкольн и Гомер Симпсон об искусстве убеждения».

Мы с Джеем начинаем наш разговор с описания того, что такое риторика, почему после того, как ее веками учили по всему миру, она потеряла популярность как компонент образования и почему всем, особенно лидерам, все еще важно учиться.Затем мы раскрываем разницу между ссорой и спором и понимаем, почему последнее — потерянное искусство, особенно в нашу цифровую эпоху. Оттуда мы обсудим каждый из трех инструментов Аристотеля: риторику, этос, пафос и логотипы, включая погружение в то, насколько важно то, как ваша аудитория видит вашего персонажа, и как вы даже можете провести анализ этоса своего резюме. Затем мы углубляемся в пять канонов риторики Цицерона, и Джей делится умной техникой запоминания вашей презентации и тем самым более убедительной ее подачи.И мы заканчиваем наш разговор веселой игрой, в которую вы можете сыграть, чтобы отточить свои риторические навыки. После окончания шоу ознакомьтесь с нашими заметками о шоу на сайте aom.is/rhetoric.

Хорошо, Джей Генрихс, добро пожаловать на шоу.

Джей Хайнрихс : Спасибо, Бретт.

Бретт Маккей : Итак, вы являетесь автором книги под названием «Спасибо за аргумент», это одна из ваших книг, которые вы написали, но в основном вы… Вы стали настоящим экспертом в риторике, и мы поговорим о том, что здесь за риторика.Но как вы стали знатоком риторики? Вы усвоили это в колледже или узнали об этом позже?

Джей Генрихс : Определенно позже в жизни. Мне было около 30, наверное, я работал в колледже, Дартмутском колледже в Нью-Гэмпшире, и, честно говоря, мне стало довольно скучно на работе. Я бродил по библиотеке в смехотворно долгие обеденные перерывы, а затем однажды, находясь в библиотеке Дартмута, я оказался в этом углу открытых стопок, где книги были буквально запутаны паутиной, а половина люминесцентных ламп перегорела.И книга почему-то попалась мне на глаза. Он был примерно на уровне глаз, я снял его и открыл, и он был подписан Джоном Куинси Адамсом, президентом Соединенных Штатов. Прежде чем стать президентом, он, будучи сенатором США, читал несколько лекций в Гарварде, и эта книга представляла собой сборник его лекций. В ней он познакомил меня с риторикой, потому что именно об этом были его лекции.

И он говорил этим студентам-подросткам, всем мальчикам, извлекать из реликвий древнего ораторского искусства эти непреодолимые силы, которые могли бы контролировать человечество, и я подумал, что должен получить некоторые из этих способностей.И в течение следующих десяти лет я делал все, что мне говорил Адамс. Я читал риторику и брал интервью у риторов по всему миру, и в конце концов я довел свою жену до такого сумасшествия, что она умоляла меня написать эту книгу, что я и сделал.

Бретт МакКей : О, так давай поговорим. Что такое риторика, а потом поговорим об истории риторики. Потому что, как вы сказали, вы нашли эту книгу, написанную Джоном Куинси Адамсом, это была большая часть учебной программы колледжей для многих американцев в 18 и 19 веках, но, так что поговорим о том, что такое риторика, определение, а потом история риторики на Западе.

Джей Генрихс : Риторика — это, по сути, искусство убеждения. Это изучение того, как слова влияют на людей, поэтому мы говорим о устной риторике, письменной риторике, искусство может быть риторическим. Все, что движет людьми. И поэтому изначально, когда-то, скажем, 3000 лет назад, он был изобретен, когда мы изучаем его сегодня, этими странствующими учителями-греками, которые просто ездили с острова на остров в Греции, обучая людей тому, как хорошо говорить и убеждать других. Они называли себя софистами, что означает мудрые.Судя по всему, тогда у них был действительно хороший брендинг. И вот приходит философ Аристотель, и, по-видимому, это его последняя книга. Он написал учебник по риторике «Искусство риторики», который я изучал годами. С тех пор Аристотель использовался веками. Теперь ему обучали исключительно мальчиков и юношей. Значит, чтобы изучать его, нужно было быть членом элиты. Итак, сначала вы изучали грамматику, как говорить на правильном греческом языке, а затем на правильной латыни, а затем вы изучали логику.И последнее, чему вы научитесь, когда станете достаточно взрослыми, — это риторика, которая считается вершиной того, что называлось гуманитарными науками, либеральными, что означает, что вам не нужно ни на кого работать, вы были лидером.

Так что этому более или менее учили в любом месте, где на протяжении всей истории проводились выборы. И, кстати, это не только Греция и Рим. Есть веские доказательства того, что древние евреи изучали риторику в школах. Китайцы тоже. Есть некоторые свидетельства того, что риторике преподавали в африканских цивилизациях и даже в древних цивилизациях Северной Америки.Так что это везде, где кто-то хочет кого-то убедить, риторике, очевидно, учили, вплоть до конца 1700-х годов, когда появились немецкие университеты. И они были очень ориентированы на исследования, не очень любили классиков, очень сильно интересовались наукой. И у них была идея, которую подхватили американцы, а именно, что лидеры на самом деле не учитываются в истории и что как только вы создадите действительно хорошие институты, они должны управлять собой, и людям не нужно беспокоиться о том, чтобы руководить. .И это в значительной степени господствовало в этой стране вплоть до 1980-х, 1990-х годов. Я написал книгу, думая, что не знаю, что это правда.

Что нам не нужны порядочные лидеры. У нас есть свои институты, но если их возглавляют плохие лидеры, эти институты, кажется, не очень хорошо работают. Вот почему я написал книгу. Я думаю, что это искусство лидерства, поэтому на самом деле любой, кто хочет быть лидером, должен изучить его, но также и любой, кто не хочет, чтобы им манипулировали, должен изучить его, потому что риторика, по сути, является искусством убеждение, это темное искусство.Это также может быть потрясающее искусство манипулирования, поэтому его изучение как бы делает вам прививку от этого.

Бретт Маккей : Хорошо, так что искусство риторики — это то, чему учили тысячи лет по всему миру, и вы утверждаете, что это так важно для лидерства, но затем в начале 1800-х годов его перестали формально преподавать.

Джей Хайнрихс : Итак, единственным местом, где все время продолжали изучать риторику, были исторически черные колледжи.Поэтому после гражданской войны возникли эти колледжи, в которых учили чернокожих, и среди них были университет Морхауса и теологический семинар Крозера. Я упомянул их потому, что один парень изучал риторику в обоих местах, и это был Мартин Лютер Кинг, который, я думаю … Это один из примеров ценности изучения риторики.

Бретт Маккей : Итак, в начале книги вы говорите о разнице между спором и… Риторика — это искусство хорошо спорить, но также и бороться.Как вы думаете, чем сегодня занимается большинство людей, и в чем разница между спорами и ссорами?

Джей Хайнрихс : Ага, это забавно, Бретт. Когда я впервые сказал людям, что пишу книгу о том, как спорить, их первая… Все они думали, что у меня действительно поздний кризис среднего возраста, потому что кто хочет узнать о споре? И одним из первых вещей, которые мне нужно было сделать, и именно поэтому я сделал это в начале книги, было рассказать о различиях. Итак, в споре ваша работа состоит в том, чтобы привлечь на свою сторону кого-то, заставить его почувствовать себя так, как будто он каким-то образом выиграл в конце, выиграл что-то, в то время как вы убеждаете его в том, во что вы хотите, чтобы он поверил или сделал.С другой стороны, борьба — это просто победа, набирание очков или доминирование над другим человеком. Итак, спор, на что вы надеетесь в конце, это консенсус, когда вы оба соглашаетесь в чем-то. Это случается не всегда, поэтому иногда лучше просто … Возможно, ваша цель — избавиться от хороших отношений, но в целом, если вы хотите кого-то убедить, вы хотите, чтобы он радовался тому, что его убедили. С другой стороны, борьба — это просто способ доказать, что вы доминируете над кем-то другим.Так что драки обычно заканчиваются тем, что по крайней мере один человек чувствует себя плохо. В конце концов, спор заставляет вас чувствовать себя хорошо, если все идет хорошо. Цель драки — заставить другого человека чувствовать себя ужасно.

Бретт МакКей : Похоже, в Интернете много дискуссий, в Twitter или Facebook, много споров и не слишком много споров.

Джей Хайнрихс : Да, слишком много. И вы знаете, что многое из того, что происходит в социальных сетях в целом, заключается в том, что вы либо проповедуете своему собственному хору … У вас есть собственные группы, которые просто хотят подтвердить свое мнение, либо вы хотите набрать очки, чтобы показать это ты острее других или, я не знаю, просто злее.[хихикает] Так что я думаю, что многое из того, что воспринимается как споры в социальных сетях, в частности в Твиттере, на самом деле является более откровенным, люди пытаются просто почувствовать себя лучше, заставляя других чувствовать себя ужасно.

Бретт Маккей : И я думаю, что причина, по которой люди отказываются сражаться, заключается в том, что, опять же, как вы сказали, мы перестали преподавать риторику в школах. На раннем этапе американской истории вы начали учиться быть убедительным, и даже не в колледже, а примерно с семи лет, но мы этого больше не понимаем.И поэтому мы просто прибегаем к простому выражению эмоций, эмоциям или просто троллингу и заставляем людей чувствовать себя плохо.

Джей Хайнрихс : Да, хорошо сказано. Я думаю, что в прошлом одной из основных целей риторического образования было научить людей тому, для чего нужна риторика, что это не просто искусство манипулирования, хотя это тоже так. Это также представление о том, что единственный способ для людей принимать общие решения — убеждать друг друга. Единственная альтернатива этому — насилие или люди, говорящие насильственные вещи, угрожающие друг другу.Единственный способ, которым мы позволили цивилизации действительно процветать во всем мире, — это идея о том, что люди могут собираться вместе и принимать общие решения, и единственный способ добиться этого — с помощью риторики. То, что мы не учим этому, буквально опасно.

Бретт Маккей : Итак, давайте поговорим о … Допустим, кто-то верит в эту идею, хорошо, я хочу быть убедительным, я хочу поспорить, где цель — убедить другого человека, и все уйдут, чувствуя себя лучше . Что вы делаете, если хотите, но человек, с которым вы общаетесь, просто хочет драться? Можно ли вообще с этим человеком вести убедительный риторический спор?

Джей Хайнрихс : Что ж, одна из самых важных вещей в риторике — это действительно знать, кто ваша аудитория на самом деле.Так что говорить об этом во время COVID немного сложно, но в конце концов, когда мы все снова сможем собраться вместе, одна из самых важных вещей, которую нужно сделать, — это посмотреть, кто на самом деле ваша аудитория. Это человек, с которым вы разговариваете, или люди вокруг вас? Поэтому я несколько раз в неделю общаюсь в видеочатах с классами старших классов, которые изучают мою книгу, и первое, что я им говорю, — будь взрослым в комнате. Так ты заработаешь столько очков. И многие люди будут убеждены, все, кроме человека, который просто хочет драться.Так что у вас может быть какой-то придурок, который высказывает глупости, говорит глупости или имеет глупое мнение, и если вы относитесь к другому человеку с уважением, не теряйте самообладания, используйте немного юмора, если это возможно, и не теряйте хладнокровие в В общем, тогда люди, которые вас подслушивают, будут восхищаться вами. И кого волнует этот придурок?

Бретт Маккей : А что интересного в вашей книге, советах и ​​идеях, которые вы получаете о риторике, ей тысячи лет.То, что Аристотель видел более 2000 лет назад, работает и сегодня. Это все еще актуально. Он работает для социальных сетей, он работает для сообщения в блоге, он работает для видеоконференцсвязи.

Джей Хайнрихс : Да, вот в чем дело. Поскольку риторика развивалась веками и существовала задолго до того, как о ней написал Аристотель, это люди, которые глубоко понимали человеческую природу, а человеческая природа действительно не изменилась. Социальные сети, наши СМИ в целом изменились, да, но люди… Не так сильно.Мы развивались более чем за 30 000 лет до того, как люди даже подумали об изучении риторики, так что наш мозг такой, какой они есть, и я думаю, мы должны пойти с этим, чтобы понять, что эти люди действительно, действительно знали, о чем они говорят сейчас, когда я был изучая риторику, я расширился, и что есть много действительно хорошей современной риторики, которая больше связана с чувством общей идентичности людей, чем греки были не так сильно увлечены, но я также изучал нейробиологию, лингвистику, социологию и т. д. много действительно хороших исследований поведенческой экономики, которые подтверждают многое из того, о чем древние греки и римляне говорили с помощью риторики.

Бретт Маккей : Итак, вы упомянули, что должны думать о своей аудитории, когда думаете о риторике и приводите доводы … И я думаю, что Аристотель также приводит доводы. Что есть три основные цели, которые спикер может преследовать перед своей аудиторией… Каковы эти три основные цели?

Джей Хайнрихс : Ну, они расположены в порядке возрастания сложности, поэтому проще всего попытаться изменить чье-то настроение. Итак, одна из вещей, на которую следует обратить внимание, — это человек, которого вы пытаетесь убедить, или аудитория в целом, находятся ли они в настроении, чтобы их в первую очередь убедили, и если нет, можете ли вы изменить это настроение? ? И поэтому я обращаюсь к поведенческой экономике по этому поводу, в которой есть концепция, называемая когнитивной легкостью, что означает, что если человек расслаблен, чувствует себя контролирующим, идеально улыбается, то его с большей вероятностью можно убедить, так что … Настроение — это то, что Самое легкое, что изменить в ком-то, сложнее, — это изменить чье-то мнение по конкретному вопросу, даже если это семейный вопрос, пойдем ли мы в горы или на пляж через два лета, когда все мы сделаем вакцинацию, третье и самое сложное — заставить кого-то действовать или прекратить действовать.Итак, вы видите все эти концерты, которые проводятся для того, чтобы побудить молодежь голосовать, поднять голосование и тому подобное.

Но время от времени люди будут приходить на футболки, на концерты или что-то еще в Интернете, а затем не голосовать, поэтому вы можете изменить их мнение о том, что вы хотите проголосовать или проголосовать за конкретного человека, но получить их. на самом деле явиться на избирательные участки — это труднее всего, поэтому для этого нужен другой набор инструментов. И это сделать намного сложнее. Часто случается, что вы начинаете с настроения, меняете мнение человека, а затем пытаетесь заставить его что-то сделать или перестать что-то делать.Я бы добавил четвертую цель — отношения. Часто мы совершаем ошибку, особенно когда кто-то противостоит нам, и у нас появляется этот инстинкт борьбы или бегства, чтобы думать, что нам нужно сопротивляться, просто чтобы бороться или, с другой стороны, вы можете быть расстроены или иметь действительно твердое мнение. чаще, чем нет, может быть, вам следует подумать о том, куда уйти с кем-то вроде вас или поладить с кем-то, сначала подумайте о том, сможете ли вы поладить с другим человеком, и это может быть вашей лучшей целью.

Бретт МакКей : Итак, три возможных цели для аудитории, вы можете либо изменить их настроение, либо изменить их мнение, заставить их действовать, либо просто поладить с ними, что может помочь со всеми тремя из них. а также другие цели, а затем Аристотель сказал, что в любом споре могут иметь место три основных возможных проблемы, и я думаю, что это одна из самых полезных вещей, которые я вынес из книги, — это идея трех Типы проблем, потому что часто то, что я обнаруживаю в беседах, спорах или дебатах, которые я получаю с людьми, заключается в том, что все мы спорим по разным вопросам, но мы этого не знаем.

Джей Генрихс : Да, это так. То, что он сделал, было … То, что сделал Аристотель, и я думаю, что это действительно блестяще, он организовал вопросы вокруг времен, прошедшего, настоящего и будущего времени, и, таким образом, риторики прошедшего времени, когда мы используем прошедшее время или то, что произошло в прошлое. Он назвал криминалистическую риторику, потому что она имеет отношение к судебной экспертизе, о преступлениях и наказаниях, кто это сделал и как мы должны их наказать, затем настоящее время он назвал демонстративной риторикой, это часто называют проповеднической риторикой, потому что это язык шаманов. имеет отношение к тому, что хорошо, а что плохо, и кто хороший, а кто плохой? Некоторые люди называют это племенной риторикой, и тогда любимое слово Аристотеля имело отношение к будущему, он назвал это совещательной риторикой, потому что она связана с обдумыванием выбора, того, что делать, как вместе решать проблемы, и такой совещательной риторикой он на самом деле называется риторикой политики.Что касается сегодняшней политики, я не уверен, что с точки зрения Аристотеля у нас все так хорошо. Мы говорим в прошедшем времени о том, какие преступные действия наш оппонент совершал в прошлом, или мы говорим в настоящем времени о плохих людях и о тех, кого следует преследовать или посадить в тюрьму, будущее время — это то, где вы действительно можете что-то получить Готово и сделаю выбор, могу я рассказать вам короткую историю?

Это в моей книге, которую вы читали, [смеется], но если бы я мог рассказать это аудитории, несколько лет назад, когда моему сыну Джорджу было 15 лет, я собирался утром в ванной.Была середина зимы, было холодно, и я обнаружил, что тюбик зубной пасты выдавлен досуха, и крикнул через дверь: «Джордж, который израсходовал всю зубную пасту?» Я подумал, что он виноват, потому что он сын-подросток, и я слышу этот саркастический голос с другой стороны, говорящий: «Не в этом дело, папа, дело в том, как мы собираемся предотвратить повторение этого снова?» На самом деле, я был отчасти доволен этим, потому что в течение многих лет я говорил им, что лучший способ выбраться из неприятностей — это переключить время на будущее, кто израсходовал всю зубную пасту? Как мы собираемся решить эту проблему? Мне было так приятно, что он на самом деле слушал меня все эти годы, я решил позволить ему победить, поэтому я сказал: «Хорошо, Джордж, ты выиграешь, теперь, пожалуйста, принеси мне зубную пасту», так что по сей день он говорит, что выиграл спор, потому что я так сказал, с другой стороны, у меня был подросток, который охотно пошел на побегушку, и он спустился в наш морозный подвал, а я получил тюбик зубной пасты.

Теперь, что он сделал, так это то, что он переключился на решение проблемы, не будучи обвиненным. Я позволил ему победить, так что это окончательный консенсус. А что, если бы я использовал настоящее время, то, что Аристотель называл демонстративной риторикой? Тогда я бы сказал что-то вроде: «Джордж, хороший сын не использовал бы всю зубную пасту». Вы можете себе представить, как быстро я получил тюбик зубной пасты. Он был бы очень защищающимся, и это часто проблема, когда мы используем неправильную тему, говорим в неправильном времени, когда мы с кем-то ссоримся или ссоримся.

Бретт Маккей : Я думаю, что это полезно, потому что у вас есть много справедливых, даже межличностных споров с супругом, вашими детьми, мы склонны зацикливаться на вине, прошедшем или настоящем времени, и вы всегда задаетесь вопросом, почему мы не можем просто двигаться вперед и… Для меня идея, которую Аристотель сказал бы: ну, переместите вещи в будущее, и вы, возможно, начнете делать какие-то успехи.

Джей Хайнрихс : Вправо, шарнир. Сосредоточьтесь на том, как решить проблему и каков будет результат в долгосрочной перспективе.

Бретт Маккей : Да, и я думаю, что это хорошее понимание. Поэтому, если вы оказались в споре, который ни к чему не приведет, обратите внимание на то, как говорят люди. Используют ли они прошедшее и настоящее время? «Потому что, если это так, то, вероятно, именно поэтому вы, ребята, застряли в обвинении и разговоре о ценностях, и, возможно, вы не добьетесь успеха в этом направлении. Итак, поворот, что вы делаете … Итак, вы привели пример того, как будет выглядеть поворотный момент, но что вы делаете, когда кто-то не хочет его делать? Допустим, вы хотите сделать поворот: «Что мы можем с этим поделать?» А затем человек говорит: «Ну, нет, нет, я еще не закончил, я хочу обвинить в этом».Мы хотим выяснить, что здесь не так и кто что сделал ». Можете ли вы добиться в этом прогресса, или вам нужно использовать какие-то другие риторические инструменты, чтобы продолжать двигаться вперед?

Джей Хайнрихс : Да, есть это замечательное исследование, которое на протяжении многих лет проводил парень по имени Джон Готтман из Университета Висконсина. Он руководил тем, что стало известно как Лаборатория любви, потому что они собрали всех этих супружеских пар и сняли на видео, как они спорили друг с другом. И что было действительно интересно, и они делали это, как я уже сказал, годами, а затем этим бедным аспирантам пришлось просмотреть эти записи и записать их, как эти люди говорили.А потом пары, кстати, отслеживали с течением времени. Таким образом, пары, которые в итоге развелись, и пары, которые остались вместе, на самом деле спорили одинаковое количество времени. Они не соглашались и говорили об этом столько же времени и с той же частотой. Разница заключалась в том, что пары, которые развелись, использовали свои аргументы как способ доказать, что другой человек был придурком. Они говорили в терминах демонстративной риторики, так что это просто доказывает, что вы плохой муж или плохая жена, потому что вы оставили сиденье унитаза поднятым или что-то в этом роде.В то время как другие пары сказали бы: «Это проблема с поднятым сиденьем унитаза. Что мы будем с этим делать? » И они оба могли разгореться, но в то же время один пытался найти решение, а другой хотел доказать, что они выше другого человека.

Так что вы будете делать с такими вещами? Как сделать так, чтобы отношения сохранились? Может, это твоя первая цель. Таким образом, вы можете сказать, что если вы тот, кого обвиняют в прошедшем времени или вас называют именем, чтобы показать, какой вы идиот или какой вы хромой, лучше всего сказать: «Да, вы можете назови меня так, но это не решит нашу проблему.По сути, все, что вам нужно сделать, это сказать: «Это не решит нашу проблему. Давай поговорим о том, как мы это сделаем ». Однако теперь часто случается, что вы должны вернуться к своей цели и сказать себе: неужели этот человек так зол, что не слушает меня? Стоит ли немного изменить настроение? А для этого вы должны действительно признать, что другой человек плохо себя чувствует. Итак, что у мужчин плохо получается, так это извинения, и это, возможно, должно быть прежде всего.

Бретт МакКей : Что ж, для меня это звучит … Опять же, это звучит так, как будто вам, возможно, придется признать, типа: «Хорошо, давайте просто скажем, что я придурок», и людям это трудно сделать, потому что это похоже на «Ну, я не придурок, я не думаю, что я придурок.Но Аристотель говорил, что иногда нужно пойти на уступку, чтобы достичь этой более высокой цели — двигаться вперед и вызвать изменения.

Джей Хайнрихс : Ну, многое связано с тем, действительно ли вы виноваты. Итак, предположим, вы сделали что-то бездумное. Одна из вещей, которую нужно сделать, — это не просто извиниться. Между прочим, когда вы это говорите, смотрите как можно искреннее. Но вы также должны сказать: «Знаете что? Я хочу поступать правильно. Вы знаете, что я из тех людей, которые действительно верят в то, что поступают правильно », что бы это ни было.А затем скажите: «Давай поговорим о том, что этого не произойдет в будущем». И это … Очевидно, что если что-то случилось, это действительно серьезно и расстраивает. А теперь предположим, что вы невиновны, тогда вы можете сказать: «Послушайте, называйте меня как хотите, но давайте поговорим о том, как мы с вами будем ладить и поддерживать отношения». Используйте те термины, которые могут понравиться этому другому человеку, и работайте над отношениями в одиночку. Возможно, проблема не возникнет. Если есть проблема, которую нужно решить, переключитесь на будущее.Если нет, подумайте об отношениях.

Бретт Маккей : Попался. Так что попробуй переключиться в будущее, потому что… Дай людям выбор. Людям нравится думать о выборе. Выбор заставляет людей чувствовать себя хорошо, они чувствуют, что у них есть чувство автономии, и именно здесь проблемы действительно могут быть решены. Итак, еще одна вещь, которую сказал Аристотель, которая, как мне кажется, актуальна и сегодня, все еще работает, заключается в том, что в основном есть три основных, мы можем назвать их инструментами риторики. Есть этос, пафос и логотипы.Итак, можете ли вы провести нас через каждую большую картину и как Аристотель видел, что они подходят друг другу?

Джей Хайнрихс : Да, действительно важно. Итак, этос — это ваш персонаж, как его видит ваша аудитория. Это то, что они думают о вас, нравится ли вы им или доверяете им. Пафос связан с настроением, с каким настроением аудитория и какие инструменты вы можете использовать, чтобы это изменить и использовать в своих интересах. И еще есть логотипы, которые должны делать … Часто это переводят как логика, но это нечто большее.Теперь каждый из этих инструментов имеет отношение к самой аудитории. Итак, логотипы, логика не обязательно связаны с фактами. Исследования неизменно показывают, что если вы бросите людям факты, они, скорее всего, еще больше закрепятся в своем собственном мнении.

Чистая логика и перечисление фактов, не очень хорошо работают. Вместо этого посмотрите на убеждения и ожидания вашей аудитории, а не на факты, а на то, во что верит ваша аудитория, и подумайте, как это использовать. Как я уже сказал, пафос связан с настроением публики.Этика имеет отношение не столько к тому, кто вы есть, сколько к тому, как вас думает ваша аудитория, и вы тоже можете это изменить. Итак, Аристотель изобрел логику, и все же он сказал… И он просто звучал так грустно, когда писал это, [смеется], что логика не самый убедительный из этих трех инструментов. Он сказал, что этос есть. Намного важнее определить, будут ли вы следовать за вами, нравится ли кому-то и доверяете ли вы ему. Итак, если вы человек, которого ваша аудитория считает одним из племени, возможно, его немного улучшенную версию, например, лидера, тогда они с гораздо большей вероятностью будут убеждены вами, чем какой-либо логикой, которую вы собираетесь использовать. их.

Бретт Маккей : Что ж, давайте поговорим об этике в частности и подробнее. Итак, Аристотель думал, что для того, чтобы обладать этосом, своим характером, нужно развить риторическую добродетель. И снова Аристотель написал целую книгу об этике добродетели, «Никомахова этика», и, похоже, он взял эту идею и интегрировал ее в свою идею риторики. Но похоже, что он имеет представление о … Это почти как риторическая добродетель. Итак, для Аристотеля, как выглядит риторическая добродетель и как ее развивать?

Джей Хайнрихс : Да, есть три основных… Он придумал… Греки без ума от правила трех.Итак, есть три инструмента этоса, и, вероятно, самый мощный из них — добродетель. Это сильно отличается от того, что он описал в «Никомаховой этике». Риторический этос, как вы намекнули, на самом деле больше связан с ценностями аудитории и тем, думает ли аудитория, что вы придерживаетесь этих ценностей. Он использовал это предложение, которое мне потребовалось несколько лет, чтобы попытаться понять, и я думаю, что я вроде как понимаю. Он сказал, что добродетель — это вопрос характера, это ваш выраженный характер, что аудитория думает о вас, имея дело с выбором.Итак, это то, как ваш персонаж влияет на ваш выбор, будучи средним. И я думаю, что он имел в виду, что выбор, который ваша аудитория видит, что вы делаете, не только на данный момент, но и на протяжении всей вашей жизни, должен находиться между чем-то совершенно безрассудным и чем-то слишком осторожным.

И в то же время, он должен также попасть прямо в середину ценностей вашей аудитории, прямо там, в мертвую точку. Итак, это самый важный вид выражения характера.Теперь стоит упомянуть два других инструмента, а именно: думает ли аудитория, что вы знаете, что делаете. Если вы придумываете решение, выбор, считает ли аудитория, что вы знаете, о чем говорите, что вы можете решить эту проблему? И затем, третий вопрос: думает ли аудитория, что вы в глубине души уважаете их интересы. Вы бескорыстны? Это означает, что вы не представляете никаких особых интересов, включая свои собственные. Я разбиваю это на ярлыки причины, ремесла и заботы.Причина есть добродетель, отстаиваете ли вы эти ценности своей аудитории. Ремесло связано с тем, знаете ли вы свое дело. И забота заключается в том, есть ли у вас в сердце интерес аудитории, даже до такой степени, что вы, возможно, жертвуете собой ради общего блага. Это инструменты характера, которые определил Аристотель.

Бретт Маккей : Ну, это звучит как … Хорошо, давайте сделаем это для практического применения. Если вы работаете в своем бизнесе или офисе, вы можете со временем развить эти три вещи.Вы можете показать свою компетентность своим коллегам, своему боссу, вы можете показать, что вам неинтересно, что вы ставите компанию выше собственных интересов, вы можете показать своим коллегам и своему начальнику, что у вас есть достоинства или ценности организации. И затем, когда вам нужно быть убедительным, вы всегда это делаете. Но опять же, это долгосрочная вещь, которую вы развиваете, чтобы получить это признание на улице. Что вы будете делать, если вас просто выставили перед аудиторией, и они почти ничего не знают о вас, а вам нужно развивать этот дух на лету? Понимал ли это Аристотель?

Джей Генрихс : Да, и римляне тоже, древние римляне тоже.На самом деле они развили это больше. Одна из вещей, которую придумали римляне, — это идея приличия. Мы думаем, что приличия похожи на манеры, но на самом деле оно происходит от латинского слова, означающего «фитнес», как «вписаться», как ваша способность вписаться в вашу среду, включая офис. Итак, одежда, которую вы носите, является выражением вашего характера или того, что люди видят в вашем персонаже. Несколько лет я был менеджером, и меня постоянно навещали… И, кстати, я управлял креативщиками, которые одевались по-разному.И ко мне часто приходили сотрудники отдела кадров, чтобы сказать мне, что какой-то сотрудник одевается неправильно. Что ж, для команды, с которой работал человек, этот человек мог быть полностью подходящим, просто он не подходил корпоративным типам. Итак, приличия меняются в зависимости от вашей аудитории, и это, наверное, самое простое. Итак, тон, который вы используете, слова, которые вы используете … В некоторых случаях вы можете использовать четырехбуквенные слова в определенных офисных условиях. В других местах это, вероятно, не самая лучшая идея.Одна из самых важных вещей, которую нужно сделать перед тем, как войти в любую новую ситуацию, даже если это просто выступить перед аудиторией или, что сложнее, устроиться на новую работу, — это понять, кто ваша аудитория. Перед этим сделайте небольшую домашнюю работу, это очень важно. Итак, приличия — это своего рода мгновенный этос.

Бретт МакКей : Ну, похоже… Мы видим, как политики поступают так. Когда у нас были ярмарки штата, примерно в это время, они приезжали в Айову или что-то в этом роде, они говорили: «О, мой дедушка из Айовы», и пытались установить эту связь.И они, по сути, делали этос на лету со своей аудиторией.

Джей Хайнрихс : Да, на самом деле, одна из проблем, с которыми столкнулась Хиллари Клинтон, когда она баллотировалась на последних президентских выборах, заключалась в том, что … Я не знаю, сделала она это сознательно или нет, держу пари, что она этого не сделала » т. Но когда она выступала перед южной аудиторией, она меняла акцент. И проблема в том, что если бы это была просто аудитория, все могло бы быть хорошо, но она кандидат в президенты, поэтому ее аудиторией была нация, которая услышала бы, как она меняет свой акцент, и подумала бы, что она фальшива, что.Так что будьте осторожны. Один из грехов, которые совершают пожилые люди, — это попытки слишком приспособиться к более молодой аудитории. Или что, если они разговаривают с людьми другой национальности или расы, попытка имитировать эту речь может быть огромной проблемой. Гораздо лучше использовать приличия, которые отражают ценности других людей, а не только их поведение. А это сложно сделать, это требует некоторой практики.

Бретт МакКей : Вы знаете, у кого это получалось хорошо? Это был Тедди Рузвельт, то, что я читал от него.Ага, так он, знаете ли, из Нью-Йорка, он был в основном аристократом и говорил визгливым голосом нью-йоркского аристократа. Но каким-то образом ему удавалось заводить ковбоев, и, как лесорубов и охотников, им нравился этот парень. И он не пытался так сильно потворствовать, но они просто видели его поведение, своего рода отношение. И они говорят: «Эй, он один из нас», хотя на самом деле он, возможно, не был одним из них.

Джей Хайнрихс : О, если бы вы не могли … Я использую тот пример, вы не могли бы придумать лучшего примера приличия, потому что, знаете, во-первых, половина этих владельцев ранчо, Тедди, могла бы иметь надрали им задницу.Вы знаете, он был известен тем, что водил людей в эти походы, где он просто утомлял всех, и он мог не спать ночь за ночью, он мог спать на голой земле. И он мог быть с некоторыми довольно крутыми персонажами, и они были бы признательны ему за это, он разделял их ценности. Так что он не … Он мог носить очки пенсне и забавно говорить. Но для людей это не имело значения, потому что он разделял их ценности, а это было важнее его поведения.

Бретт Маккей : Такой этос, персонаж, который хочется связать с аудиторией.И это то, что вам, возможно, придется, вы можете сделать на лету, глядя на римлян, глядя на свою … Как вы представляете себя своей одеждой, тем, как вы говорите, манеры и тому подобное. Но тогда, похоже, я имею в виду, что большой вывод, который я извлек из этого, заключается в том, что на самом деле нужно развивать этот этос, самый эффективный этос — это этос долгой игры, где вы делаете все те вещи, о которых говорит Аристотель, чтобы вы могли быть убедительный, когда нужно быть убедительным.

Джей Хайнрихс : Да, для нас, современных американцев, это легче, чем для древних греков и римлян, потому что они считали, что ваш дух пришел от ваших предков.Итак, если у вас были хромые предки, вы облажались. Но вы знаете, для нас это действительно дело почти всей жизни или, по крайней мере, карьеры. Я имею в виду, что если вы посмотрите на современную политику, это действительно интересно, что любой кандидат в президенты прямо сейчас вы смотрите на то, как вся его история раскладывается на глазах у всех. И это их дух. В офисе, знаете ли, средний человек остается на работе, что, два года, это ваше время для развития своего духа. Теперь, кстати, еще один способ заявить о себе — это составить резюме, которое в наши дни, конечно, все более и более автоматизировано, потому что у вас есть эти сканирующие машины, которые читают и интерпретируют его, поэтому вам нужно иметь определенные ключевые слова.При этом рано или поздно кто-нибудь действительно прочитает ваше резюме. И я призываю людей провести своего рода анализ этоса: вы показываете, что действительно знаете, как выполнять работу, и что вы идеально подходите с точки зрения набора навыков?

У вас есть особая причина? Вы увлечены чем-то, что связано с работой? И, в-третьих, готовы ли вы сделать то, что для этого нужно? Как будто вы не из тех, у кого первый вопрос будет в том, какая зарплата? А какие преимущества и сколько длится отпуск.Итак, опять же, это причина, забота и ремесло. Если вы можете убедиться, что ваше резюме отражает это, это ваш идеал на бумаге.

Бретт Маккей : И я хотел сказать, вы также думаете о том, как вы представляете себя в Интернете. Потому что вы знаете, как вы сказали, раньше это было так, как будто у вас не было … Тебе не нужно беспокоиться о том, что ты делал, когда был подростком. Теперь вы это делаете, потому что люди, когда вам 20 или 30 лет, если вы опубликовали что-то в Facebook или Instagram, когда вы были глупым ребенком, это могло вернуться и преследовать ваш дух.

Джей Хайнрихс : О, боже, это правда, и мы видим это все время. Знаете, одна из вещей, которые я говорю, особенно молодым людям, которые все время находятся в социальных сетях, — это ваша аудитория, она больше, чем вы думаете. И это тоже длится вечно. Поэтому вы должны думать, что думаете о двух или трех людях, когда публикуете эту веселую фотографию с вами на вечеринке. Но теперь подумайте, что это могли увидеть десятки тысяч, миллионов потенциально людей. И это увидят миллионы людей через 30 лет.Вы знаете, мыслите категориями вашей аудитории, расширяющейся в вечность. А затем подумайте, стоит ли опубликовать эту фотографию. Будучи одним из людей, и мы готовы к этому, мы развивались в очень небольших группах людей. Я имею в виду, что самые большие группы людей в целом, эти группы, которые существовали в течение первых 30 000 лет после того, как люди действительно полностью развились и говорили, вы знаете, на сложных языках, были, самые большие группы, с которыми мы были, состояли из 30 человек. И по сей день большинство людей действительно видят в своей группе не более 30 человек.И проблема в том, что социальные сети так не работают. Итак, вы думаете, что ваше сообщение для 30 человек, а это не так, ваша аудитория намного больше и гораздо более случайна.

Бретт Маккей : Итак, мы поговорили об этосе, это ваш характер, и это может быть то, что… Инструмент, используемый для убеждения людей. Поговорим о пафосе или эмоциях. Что сделал Аристотель… Как можно использовать пафос, чтобы убедить публику?

Джей Хайнрихс : Ну, вы знаете, одна из вещей, которые я придерживаюсь с точки зрения пафоса, потому что, честно говоря, Аристотель был немного чопорным, [смеется] по крайней мере, он так читает.И поэтому пафос у него был не так хорош, как у более поздних риторов, а затем и у более поздних нейробиологов. И поэтому я склонен смотреть на современные исследования, чтобы увидеть, как на самом деле работают эмоции. И инструмент, к которому я постоянно возвращаюсь, я упоминал ранее, а именно познавательная простота. Я заинтересован в том, чтобы людей можно было убедить, например, чтобы они были настроены так, чтобы они были готовы быть убежденными. И удивительно, как много продавцов делают это инстинктивно, заставляя вас чувствовать себя комфортно, я думаю, это помогает быть экстравертом. Но для тех из нас, кто не является, мы должны как бы изучить эти инструменты.И есть, некоторые из них звучат действительно глупо, например, если вы хотите кого-то убедить, не садитесь выше, чем они.

Сядьте во всяком случае ниже или хотя бы на своем уровне. Не говори громче, чем они. Не перебивай их. Когда они что-то говорят, сделайте паузу, прежде чем ответить, потому что это звучит так, будто вы очень серьезно относитесь к их словам. Если вы можете заставить их улыбнуться, это действительно важно. Итак, этот действительно великий исследователь, Дэниел Канеман, который написал книгу, которая сейчас стала бестселлером, «Мышление, быстро и медленно» определил два типа систем в мозгу. Система Гомера Симпсона 1 — это то, где вас легко убедить.Ты не так много думаешь. Ваш мозг вроде как на автопилоте. Вы расслаблены и чувствуете, что все под контролем. Система 2 — Мыслитель. Это та система, в которой вы были в свое время, когда проходили тест по математике, когда вы хмурились, у вас скривилось лицо и вы очень много думаете. Теперь мы эволюционировали, чтобы использовать как можно меньше энергии в нашем мозгу, потому что удивительно, сколько, когда мы напряженно думаем, сколько гликогена мы расходуем. Вот почему вы можете буквально устать после выполнения действительно сложного проекта, требующего много размышлений.Вы хотите, чтобы Гомер Симпсон выступил перед вашей аудиторией. Как ты это понял?

Что ж, вы заставляете их чувствовать себя расслабленными и контролирующими, идеально улыбающимися, а не скривленными. Когда вы видите эти выражения по дороге, вы понимаете, что у вас проблемы, и вам нужно снова начать думать об этом настроении. Итак, были и другие виды настроения, очень важным из которых был гнев. И один из способов справиться с гневом — это в значительной степени снова справиться с когнитивной легкостью, например, говорить спокойно, держать себя в руках, признавать эмоции другого человека.Все, что вам говорят психологи, на самом деле оказывается довольно правдой, когда дело касается пафоса. Так что, в конечном итоге, ваша цель — отношения и как-то их убедить. Итак, чтобы заставить их полюбить вас и убедить их, вот в чем суть настроения. Это пафос.

Бретт Маккей : И я хорошо думаю о пафосе, я думаю, что некоторые люди чувствуют себя вялыми, потому что это имеет дело с эмоциями, и есть все эти тактики, которые мы можем использовать, чтобы манипулировать эмоциями.Как можно использовать пафос, чтобы не показаться эмоциональным манипулятором или демагогом? Вы звоните… Вы используете гнев. Вы используете чувство принадлежности, патриотизма и других, чтобы убедить людей действовать и манипулировать ими.

Джей Генрихс : Что ж, лучшая риторика маскируется. Это правда. Если кто-то думает, что ими манипулируют, он сразу перейдет в Систему 2, в состояние усвоения математики. И поэтому, очевидно, вы хотите этого избежать. Итак, вы хотите казаться искренним.Это самое главное здесь с точки зрения выражения любого настроения. Итак, очень эффективное настроение, чтобы заставить кого-то прекратить что-то делать, — это страх. Проблема с использованием страха, который заключается в том, чтобы говорить о том, как будет выглядеть будущее, если вы примете это решение или продолжите идти по этому пути, заключается в том, что он на самом деле имеет тенденцию замораживать людей. Поэтому, если вы хотите изменить чье-то мнение, последнее, что вы делаете, — это вводите его в состояние страха, потому что он ни в чем не решится. Они просто сбегут или будут драться, драться или бежать.В общем, лучший способ обсудить, какой выбор сделать в будущем, — это попытаться сбить настроение, например, уменьшить громкость, и вы можете сделать это с помощью собственного голосового управления, кивнув головой. и признание того, что говорит другой человек, как неконфронтационный вид. Я называю это инструментом, называемым согласием, то есть способностью выглядеть так, будто вы на самом деле не спорите, хотя на самом деле это так. И один из способов сделать это — кивнуть с другим человеком, а затем просто постепенно переосмыслить то, о чем они говорят, как бы договориться, а затем немного изменить условия дискуссии.Вы снимаете настроение, и это может быть вашим лучшим инструментом.

Бретт МакКей : Хорошо, это интересно. Снятие настроения — это способ использовать пафос, чтобы быть более убедительным. Итак, давайте поговорим о последнем, логотипе, который переводится как логика, но вы подчеркиваете, что для Аристотеля и римлян риторическая логика отличается от того, что мы обычно считаем логикой фактами или, если это, то Б. не аналитическая логика, так в чем разница между риторической логикой и тем, что мы обычно считаем логикой?

Джей Генрихс : Что ж, мы можем говорить о действительно логической части логотипов, которую определил Аристотель.Он придумал инструмент под названием энтимема. Некоторые люди, изучающие логику, формальную логику, выучили силлогизм, состоящий из трех строк, сводящих всех с ума. Он придумал две строчки, и в основном все сводится к следующему. Все сводится к вашему утверждению, тому, во что вы хотите, чтобы аудитория поверила, а затем к доказательствам. Итак: «Мы должны пойти к озеру, потому что там лучше». Это не лучший аргумент, [смеется], но это идеальный силлогизм. «Мы должны пойти к озеру». Это мнение, которое я хочу, чтобы вы имели, «потому что…» И затем вы даете показания, как ваша причина.Итак, энтимема похожа на логику с двумя ударами. И всегда об этом нужно думать, потому что многие люди как бы не учитывают вторую часть: «Нам нужно пойти к озеру». А потом вы действительно хныкаете, и на самом деле не объясняете причину. Отличный способ структурировать аргумент — подумать о том, в чем заключается мое утверждение, и каково мое доказательство, и какое доказательство связано с этим утверждением. Между прочим, отличный детектор BS должен использовать ту же самую технику. Есть ли претензия … Здесь кто-то претендует? Они хотят, чтобы я чему-то верил, и приводят ли доказательства к утверждениям? Подтверждает ли это утверждение?

Итак, это энтимема.Еще одна важная вещь в аристотелевской версии риторической логики заключается в том, что она не столько о фактах, как я уже упоминал, сколько о том, во что верят зрители. Итак, «Мы должны пойти к озеру, потому что, — можно сказать, — потому что озеро на 20% дешевле, чем идти в горы». Что ж, это работает, только если другой человек считает, что это очень важный критерий для выбора отпуска. Вы можете придумать еще одно доказательство, основанное на том, чего они действительно хотят: «Вы любите водные виды спорта.В горах этого не сделать. Пойдем на озеро, или на пляж, или что-нибудь еще. Таким образом, логотипы связаны с вашим доказательством в вашем заявлении, а ваше доказательство связано с тем, во что верит аудитория или чего она ожидает.

Бретт МакКей : И еще вы говорите о том, как … Когда люди думают о логике, они часто … Они хотят впадать в заблуждения, такие как логические заблуждения, и типа указать, эй, вот это прямо здесь, это соломенный аргумент или что-то еще , и вы, вы… В риторике… Вы действительно не хотите… Иногда вы используете заблуждения, чтобы убедить вас в логотипах.

Джей Хайнрихс : Да, и риторика, если она работает, это хорошая риторика. [смех] Итак, и с другой стороны, вы знаете, правило номер один в риторике — не будь придурком, как будто ваш дух не должен выходить из-под контроля, и один из способов быть придурком — указывать на других людей заблуждения. Как будто это просто борьба, это не спор. Теперь вы можете использовать … Некоторые заблуждения отлично работают с аудиторией, которая вообще не очень хорошо обучена логике, и поэтому одна из особенностей риторики заключается в том, что … Этика действительно зависит от вас, но риторика будет работать на зло, поскольку ну как это будет работать навсегда.

Бретт МакКей : И вот почему эта идея логотипов, риторическая логика, вот почему Сократ не был поклонником софиста, потому что он участвовал в диалектике, где его цель в разговоре с кем-то была похожа на , мы с помощью логики выясним, что правда. А людей, которые имеют дело с риторикой, их не так сильно беспокоит … я имею в виду, они беспокоятся об истине, но их главная цель — убеждение.

Джей Генрихс : Ага. Ну, вы знаете, ирония Платона, который, как вы знаете, по сути был писателем-призраком Сократа и, возможно, изобретателем, насколько нам известно, заключается в том, что он написал пару диалогов против риторики, используя все риторические уловки в книге.[смех] Итак … я имею в виду, он был официально против риторики, но он был счастлив использовать ее.

Бретт МакКей : Ага. Он тушил огонь огнем. Итак, да … Это похоже на большую идею Аристотеля и римлян о том, что … Подумайте о своей аудитории, их целях, использовании времен и выясните, в чем суть аргумента, а это как пафос, этос, логотипы . Если вы думаете об этих вещах, это действительно может помочь вам начать говорить и приводить аргументы, но также и то, что действительно полезно с точки зрения классической риторики, и это все еще полезно сегодня.Оно пришло от римлянина Цицерона, который имел представление о пяти канонах риторики. Что это… И как это может помочь людям быть более убедительными?

Джей Хайнрихс : Ну, знаете, это действительно хорошо, если вы делаете презентацию или снимаете видео или что-то в этом роде, и сколько вы это используете, на самом деле … Это нравится некоторым людям, но не очень другие. Итак, он придумал эти каноны, изобретение, аранжировку, стиль, память и доставку. Слава богу, я мог подумать обо всем этом.

«Изобретение» связано с… Интересно, что «изобретение» на латыни «изобретения» — это inventio, откуда мы, очевидно, и получили этот термин. Но это не просто значит выдумывать, это также… Изобретения также означают открытия. Итак, одна из вещей, которые вы делаете перед тем, как начать какую-либо презентацию или выступление или что-то еще, — это не просто придумать свои мысли, но и выполнить домашнее задание. Итак, изобретение связано с открытием лучших средств убеждения, это термин Аристотеля, но Цицерон цитировал его.Итак, аранжировка связана с тем, как будут организованы ваши мысли. В каком порядке вы это вставляете, и Цицерон придумал довольно приятный план, который подходит для любой речи. Мы можем добраться до этого через минуту, если хотите, но мы можем перейти к другим канонам. Изобретения, аранжировка, стиль имеют отношение к тому, используете ли вы термины, подходящие для аудитории, и здесь ли вписывается ваша приличия, но также это имеет отношение к тому, насколько вы ярки, ваши выражения, понимаете ли вы ваша аудитория, чтобы обратить внимание через… Либо красота, либо сила вашего языка.

Память действительно интересная, это четвертый канон. Это связано с вашей способностью произносить речь, не глядя на свои записи, а древние очень любили запоминать вещи. Это одна из вещей, которой учили детей. Одно из их действий было… Некоторые люди слышали о дворце памяти, где вы изобретаете такое здание в своей голове и наполняете его вещами, которые напоминают вам то, что вам нужно знать. В частности, древние римляне, начиная примерно с 12 лет, создавали эти памятные дворцы, которые больше походили на торговые центры.Я думаю, как и все на одном уровне, но у них были бы эти комнаты, которые они заполняли бы символами, которые они запоминали, и, поскольку это были мальчики-подростки, которые изучали их, многие из этих символов были бы порнографическими, они определенно их помнят. Поэтому вместо того, чтобы заучивать речь, они думали о маршруте, чтобы пройти через свой дворец памяти, подбирая эти выражения, цитаты, вы знаете, тропы … Что бы ни сработало, а затем то, что произойдет в середине дискуссии, они бы не стали не сбились бы с курса, они просто перенаправили бы свой путь через этот дворец памяти.Так что память для них действительно была как развитие на всю жизнь. Так вот, один из способов, которым я говорю о памяти … Извините, я застрял на этом, но я просто ничего не могу с собой поделать, потому что это так весело.

Я рассказываю людям, делают ли они презентацию на тему… Используйте PowerPoint, Keynote или что-то еще. Независимо от того, показываете ли вы слайды или нет, создайте слайды, сделайте на них заметки, а затем распечатайте слайды с заметками о том, что вы собираетесь сказать. Затем расположите их так, как хотите, то есть, знаете, слайд за слайдом.Итак, распечатайте каждую из этих вещей, это может быть… Это как отдельные страницы. Вы готовы использовать бумагу. Затем распечатайте его снова, только на этот раз без заметок, после того, как вы прочитаете его миллион раз, и посмотрите, могут ли сами изображения вызвать то, что вы говорите. И просто повторите это несколько раз, и вы заставляете разные части своего мозга запоминать то, что вы хотите сказать, а затем, знаете, если сможете, посмотрите, сможете ли вы пойти и доставить этот доклад без слайдов или заметок, и людям он понравится, потому что в наши дни это такой редкий товар.И, наконец, это доставка или по-латински actio, что означает действие, а также действие, и именно поэтому вы можете передать эту речь, и именно поэтому я так долго задерживаюсь на памяти, потому что память имеет много общего с этим.

Я слышу, как молодые люди постоянно выступают с лекциями, знаете ли, с видео или чем-то еще. Когда они что-то читают, дети, получившие оценку «А», читали со скоростью мили в минуту. У них действительно хорошая скорость ассоциируется с тем, насколько быстро они могут ехать, и, знаете ли, для такого чудака, как я, я не могу понять ни слова из этого.К тому же это звучит не очень аутентично, когда они это делают. Таким образом, один из способов донести информацию до современной аудитории, особенно если вы используете что-то вроде телесуфлера, — это замедлить темп и одновременно звучать искренне. Это доставка. Итак, изобретение, аранжировка, стиль, память и исполнение — пять канонов.

Бретт МакКей : Я думаю, это здорово. Опять же, тысячи лет назад, он все еще работает. Если вам нужно выступить с докладом на TED, это сработает для вас.

Джей Генрихс : Совершенно верно.И я не могу не подчеркнуть, что люди недостаточно учатся говорить в видео или, я не знаю, в подкастах. Как звучать так, будто вы являетесь самим собой, в то же время, у вас могут быть заметки перед собой.

Бретт МакКей : А для этого нужна практика. Это не просто … Я думаю, у нас есть идея подлинности, что это просто … Вы будете соответствовать случаю, и это просто … Все, что выйдет из вас естественным образом, будет, это то, что вам нужно сделать. Но нет, на самом деле хорошие люди, которые хороши в риторике, хороши в речи, они практикуются снова и снова, чтобы отточить то, как они себя преподносят.

Джей Генрихс : О, это так. И это действительно сложно. Я стараюсь становиться лучше с каждым годом.

Бретт Маккей : Итак, ваша книга… Что мне нравится в вашей книге, так это всеобъемлющий характер. Мы говорили о большой картине … Я надеюсь, что люди имеют общее представление о том, что связано с риторикой, но в вашей книге вы подробно останавливаетесь на маленьких инструментах, которые можно использовать, чтобы быть еще более убедительными … И один из многих полезно… Все было полезно, но одна из вещей, которые я считал действительно полезными, — в конце книги вы предлагаете игры, которые люди могут использовать ежедневно для точной настройки риторических способностей.Есть ли один или два, которые, по вашему мнению, являются… То есть это очень весело, но также действительно полезно для тех, кто хочет начать улучшать свою риторику сегодня?

Джей Хайнрихс : Я расскажу вам об одном из них, который пользуется огромной популярностью или был еще тогда, когда я мог выступать перед живой аудиторией. [смех] Я бы позвонил кому-нибудь из аудитории, и вы могли бы сделать это дома, это действительно просто. Это называется игра в кости, и у меня есть… Вы можете придумать это сами или просто зайдите на мой сайт «Спасибо за споры», и вы найдете это там.Что вы делаете, так это пять типов аудиторий, которые могут быть одинокими. Священник или монахиня может быть одним, пожарный может быть другим, профессор колледжа может быть другим и так далее. А другая сторона — это вещи, которые вы хотите им продать, например, клубок шпагата, или козленка, или… [смеется] Вы можете что-то придумать. Итак, в одном столбце указаны люди определенного типа, в другом — то, что вы хотите им продать. Итак, бросьте два кубика, и первый кубик — это зрители, а второй — это то, что вы хотите им продать, какой бы продукт ни был.

С этим люди проводят самые неожиданные презентации. Я буду призывать людей из аудитории, и обычно это люди, которых подстрекают друзья, которые хотят их смутить. Они поднимаются на сцену и демонстрируют потрясающие уговоры, и это очень весело. Например, обиженный подросток, я думаю, указан в ArgueLab, и иногда вы можете заставить кого-то подходить и пытаться продать обиженного подростка козленка и использовать самый потрясающий аргумент, который вы можете себе представить.Это очень весело, но также помогает людям понять, в чем суть аргумента и убеждения.

Бретт Маккей : Хорошо, вы упомянули свой веб-сайт, спасибо за аргументы. Куда еще люди могут пойти, чтобы узнать больше о вашей работе и книге?

Джей Хайнрихс : Да, самый полезный веб-сайт … У меня действительно слишком много, я плохо разбираюсь в этом, но тот, в который я вложил больше всего усилий, потому что изначально я разработал его для студентов, — это argumentselab.com, рассуждайте как в ArgueLab, все одним словом, точка com. Вот где вы найдете упражнения и тому подобное. В остальном я #jayheinrichs во всех хороших социальных сетях.

Бретт Маккей : Фантастика. Что ж, Джей Хайнрихс, спасибо за уделенное время, было приятно.

Джей Хайнрихс : Бретт, это так хорошо. Вы задаете самые лучшие вопросы.

Бретт Маккей : У меня сегодня в гостях был Джей Хайнрихс, он автор книги «Спасибо за споры.«Его можно найти на amazon.com и в книжных магазинах по всему миру. Вы можете найти больше информации о его работе и книге на его веб-сайте argumentselab.com. Также ознакомьтесь с нашими заметками о шоу на сайте aom.is/rhetoric, где вы можете найти ссылки на ресурсы, где вы можете глубже погрузиться в эту тему.

Ну, на этом завершается еще один выпуск подкаста AOM. Посетите наш веб-сайт artofmanliness.com, где вы найдете наши архивы подкастов, а также тысячи статей, которые мы написали за эти годы. А если вы хотите наслаждаться выпусками подкаста AOM без рекламы, вы можете сделать это на Stitcher Premium.Зайдите на stitcherpremium.com, зарегистрируйтесь, используйте код MANLINESS при оформлении заказа, чтобы получить бесплатную пробную версию на месяц. После регистрации загрузите приложение Stitcher на Android или iOS, и вы сможете наслаждаться выпусками подкаста AOM без рекламы. И если вы еще этого не сделали, я был бы признателен, если вы уделите одну минуту, чтобы дать нам обзор Apple Podcasts или Stitcher, это очень помогает, и если вы уже сделали это, спасибо. Пожалуйста, подумайте о том, чтобы поделиться шоу с другом или членом семьи, который, по вашему мнению, может что-то от него извлечь.Как всегда, спасибо за постоянную поддержку, и до следующего раза это Бретт Маккей, который напоминает вам не только слушать подкаст AOM, но и применять то, что вы услышали, на практике.

Теги: Выступления

Искусство риторики (Oxford World’s Classics)

Тип Новый
Формат Мягкая обложка
ISBN 9780198724254

Ибо всех людей убеждают соображения в том, в чем заключается их интерес… Искусство риторики Аристотеля — это самое раннее систематическое рассмотрение предмета, и оно остается одним из самых проницательных произведений по риторике, которыми мы располагаем. В нем нас спрашивают: что такое хорошая речь? Что популярная аудитория находит убедительным? Как составить убедительную речь? Аристотель рассматривает эти вопросы в контексте древнегреческого демократического города-государства, в котором большие аудитории простых граждан слушали речи за и против, прежде чем отдать голоса, которые принимали законы, определяли политику и разрешали дела в суде.Убеждение с помощью устного слова было средством проведения политики и соблюдения закона. Изложив основные принципы убедительной речи, Аристотель относит риторику к смежным областям, таким как политика, этика, психология и логика, и демонстрирует, как построить убедительные аргументы в пользу любого рода возражений по любому предмету, вызывающему озабоченность общества. Аристотель рассматривает убеждение гибко, исследуя, как говорящие должны придумывать аргументы, вызывать эмоции и демонстрировать собственную убедительность.Трактат предоставляет множество свидетельств уникального и блестящего образа мышления Аристотеля и оказал глубокое влияние на более поздние попытки понять, что делает речь убедительной. Новый перевод текста сопровождается введением, в котором обсуждаются политические, философские и риторические основы трактата Аристотеля, а также состав и передача исходного текста и описание жизни Аристотеля.

Введение в искусство риторики сэра Томаса Уилсона (1524-1581)

Ценность
Искусство Риторика

Согласно критическому изданию книги Питера Медина 1993 г. (8-9), Томас Wilson’s 1553 Art of Rhetoric (или, в исходном написании, The Arte of Rhetorique ) »был одним из самых успешные в своем роде книги »в эпоху Возрождения Англии.Это прошло через восемь разных изданий между 1553 и 1585 годами и три разных принтеры выставили его на продажу.

Однако факт в том, что книга не очень нравится современным читателям. Это имеет одни из наименее увлекательных особенностей справочника по английскому для новичков и некоторые из наиболее пешеходных качеств настольной энциклопедии. Компендентный, предписывающий, почти до странности педантичный, временами становится так же утомительно в содержание, поскольку его оригинальные издания черными буквами были отталкивающими на вид.

Эти слабости признал, однако, следует быстро добавить, что они также являются его сильными сторонами. Книга представляет собой подробный и систематический обзор фундаментальной теории литературу, как ее знали, преподавали и практиковали гуманисты Европа шестнадцатого века. Хотя его темп медленный, охват исчерпывающий; его точка зрения может быть узкой, но ее видение целое. Бестселлер в свое время, книга представляет рамки литературного дискурса и полная терминология литературного практика, как они были известны и использовались в Европе раннего Нового времени.Уилсона книга, безусловно, не объясняет того, что писатели XVI века действительно делали; он, однако, эффективно вводит систему за счет которые они объяснили и обсудили свою работу, и в нем разъясняются термины они говорили и думали о своих усилиях.

Различия между Wilson’s Идеи и современная литературная теория

Уилсона теория литературы имеет три существенных отличия от нашей современной подходы.Во-первых, он предполагает тесную связь, по сути, братские отношения, между литературой и философией, особенно логикой. Во-вторых, предполагается, что литературный дискурс глубоко основан на практике политических и социальных жизнь, не отчужденная и не изолированная как отдельная область опыта. А также в-третьих, Уилсон последовательно представляет литературный опыт с точки зрения устно-слухового исполнения а не письменно-прочитанный текст. В каждом из этих пунктов его идеи радикально отличаются от нашего современного мышления, хотя они совершенно обычный для своего времени; практически все его предшественники от Аристотеля и Цицерон итальянским гуманистам сделали те же предположения, и в его книга Уилсон не намеревался вносить оригинальный вклад в теорию литературы, а просто составить на английском языке изложение традиционных «заповеди.»Эти три различия в подходах и методах, однако тем более важны — и их труднее оценить — потому что они просто часть его взгляда на мир, а не предложения, которые он чувствует себя обязанным защищать или объяснять. Они есть предположения, которые он делает, не осознавая, что может быть конкурирующие способы интерпретации вещей.

1.Литература как неразрывно связана с философией, особенно с логикой.

Литература, Философия и гуманитарные науки . Подобно Цицерону и Аристотелю, Вильсон предполагает, что риторическая практика (литература) касается тех же вопросов как философия, особенно этика и политика. Более того, он предполагает, что в литературе используется тот же основной метод, что и во всех других нематематических гуманитарные науки, а именно логика.

Риторический поэтому практика не отличается от философии ни по предмету, ни по методу. но только в двух сравнительно небольших особенностях. Во-первых, риторика обосновывается в ситуациях и случаях, когда вопросы имеют более ограниченный и непосредственный объем, чем те, которыми занимается философия. И, во-вторых, риторика сознательно использует хитрость (включая коннотации уловки и искусственность, а также техническое мастерство и словесное техне) языковые приемы, известные под общим названием «красноречие», чтобы дискурс приятный и убедительный для аудитории, лишенной интереса или опыт, чтобы вести строго логическое обсуждение.

Кому понять эту идею, что литература и философия, особенно нравственная и политическая философия, по существу одинаковы, необходимо учитывать схоластическая традиция, которая составляет основу большинства идей Вильсона. Ренессанс вообще, и Уилсон в частности, с комфортом принял традиционную схоластическую таксономию человеческое знание. Разработан и тщательно систематизирован схоластическими философы еще в 10-м и 11-м веках и уже признаны условным к XII веку (см., например, Didascalicon Хью Святого Виктора, гр. 1200), схоластическая структура поместила все знания в систему, состоящую из философии и семи гуманитарных наук. Философия была королевой всех гуманитарных наук. Это был ее уникальный прерогатива устанавливать основные правила для всех форм истинного бытия и провозгласить правильные методы для всех типов систематических знаний. Поскольку это была настоящая наука, даже богословие подпадало под власть философии и должен был соответствовать правилам философского исследования.

Подчиненный философии существовало семь гуманитарных наук, разделенных на два основных категории. Во-первых, четыре основных науки квадривиума. были по существу математическими и в значительной степени умозрительными (то есть теоретическими) дисциплины: астрономия, геометрия, арифметика, музыка. Во-вторых, были три основных практических и прикладных искусства тривиума, то есть языковые искусства грамматики, логики и риторики. Все формы систематическое и рациональное знание можно было бы приспособить к тому или иному из эти области и литература (понимаемая по существу как система практических состоит из практических правил и инструкций) в разряд мелочи.

The Trivium

Практические языковые искусства: тривиум. В то время как четыре основные науки квадривиума были объединены их теоретическими и очень математические предметы, искусство тривиума (то есть тривиальные искусства) были в общем связаны их практическими и прикладная природа как искусства и науки о языке.Язык, это должно быть помнят, схоластические философы считают квинтэссенция выражения и средство разума. За свою философию язык — это основной инструмент познания. Наследники Аристотеля традиции (по крайней мере, в логике), они понимали языковые искусства как практично и практично, потому что только через язык люди могут познать истина или использовать свой разум, чтобы открыть дополнительную истину. Язык искусство, таким образом, рассматривается схоластами как прагматическое и прикладное искусство. потому что язык необходимо владеть и правильно использовать во всех формах серьезно рациональное, философское и научное рассуждение.

В отличие от современной лингвистики и психологии, схоластики НЕ истолковывали языковые искусства как «практические» в том смысле, что они полезны для обычных транзакций жизни, хотя они, очевидно, понимали, что в языке есть такие ценить. Скорее, для схоластической традиции языковые искусства понимаются прагматичны в том смысле, что их правильное понимание и применение необходим для всех форм философского дискурса и научных рассуждений.Искусство грамматики, логики и риторики прагматично, потому что они должны быть применяется и применяется рационально и правильно, во всех формах рационального и научно внятный дискурс.

Иными словами, схоластическая традиция не интересуется грамматикой или логикой как описанием способов, которыми люди на самом деле говорить или думать; их подход к грамматике и логике радикально отличается от интересов современной лингвистики или психологии.Скорее озабоченность схоластов больше похожа на озабоченность современного программиста. интерес к грамматике, и их интерес к логике очень похож на современные интерес кибернетика к логике; их желание состоит в том, чтобы сделать грамматику и логику формальная система дискурса, которая подчиняется определенным правилам и соответствует определенные шаблоны, чтобы установить последовательный процесс, с помощью которого утверждения могут быть объединены с другими утверждениями в предсказуемой, контролируемые и надежные шаблоны для создания новых и предположительно верных заявления.

Грамматика, другими словами, становится основным шаг к логике, и логика становится основным процессом перехода от известного и предположительно верные утверждения к ранее неизвестным, но все еще верным утверждения. Таким образом, риторика становится тесно связанным братским искусством изложение логического дискурса способами, которые не только формально верны, но и также должным образом проработан, чтобы стать понятным и интересным

Основы искусства тривиума: грамматика

Фундаментальное языковое искусство: грамматика .Для схоластической традиции грамматика была первой фазой логики, и как таковая была основой для всех структуры рационального знания. Помните, первая книга Аристотеля Органон (его набор из восьми трактатов по логике) был «Категории», трактат по основам грамматики приговор; он объясняет субъекты и предикаты, а также различные способы подлежащие и предикаты могут быть разумно объединены в рациональные предложения заявляя известные истины.Это был основной текст учебной грамматики.

Потому что грамматика научила основному искусству изложения известной истины рациональным (то есть логически связных) форм, это была отправная точка для всех интеллектуальный дискурс; если утверждение не соответствует определенным грамматическим правила (т. е. содержат как подлежащее, так и сказуемое, используется один из десяти известные типы предикации и т. д.), то рациональный человек не может судить его истинность, ни логически сочетать это с другими утверждениями, чтобы двигаться к новым идеи.Иными словами, утверждения должны быть грамматическими, а не для социальных целей. или даже просто лингвистические причины (например, эффективное общение или четкое выражение), но по логическим и научным причинам; грамматически неверный утверждение было нелогичным (не обязательно неверным или некоммуникативным, но нелогично), и поэтому его нельзя было рационально проверить или продолжить интеллектуально. Освоение грамматики было первым шагом в изучении того, как носить из рационального дискурса и интеллектуального исследования; грамматика была основой для рационального мышления.

Центральное искусство тривиума: логика

Центральный язык искусства: логика . Для схоластов логика была наукой объединения разумных (т. Е. грамматически правильные) утверждения известных истин в шаблоны, которые открывать новые и ранее неизвестные истины — и делать это с абсолютной надежность.

Однако схоластическая традиция считал, что хотя существует только один тип правды, этот один тип правды могут восприниматься людьми двумя существенно разными способами, интуитивно и диалектически (или дискурсивно). Логика, как наука о поэтому знание истины обязательно единственно, поскольку истина единственна. Но логика приобретает разные характеристики, когда применяется к двум разные способы познания.

Во-первых, это тип знание того, где истина воспринимается прямо и интуитивно; в этой сфере знания, логика строго рациональна и научна, работает так же, как мы подумайте о символической логике или математике.В этом домене правильно указано (т.е. грамматически правильные) истинные предложения интуитивно очевидны, а не спорные или рационально спорные, и их можно логически объединить в приводят к другим столь же бесспорным утверждениям. Говоря схоластическим языком, это логика строгих или чистых наук, логика квадривиума, где логика работает с почти математическими строгость, точность, интенсивность и ясность.

Но есть и другой способ переживание истины, дискурсивный способ, при котором правда возникает только через диалог.Это область, где правда, безусловно, существует, но где даже правильно сформулированные предложения являются предметом споров или сомнений и должны быть продемонстрировано и доказано. Это область диалектических наук, область, где разум должен работать дискурсивно, потому что даже самые простые предложения не являются интуитивно очевидными и могут показаться сомнительными или спорными к разумному разуму.

Рафаэль Милтона, рассказывающий Адаму о природе интеллектуальной души в шестой книге Paradise Утерянный объясняет это различие следующим образом: «.. . причина в ней существо [интеллектуальной души], Дискурсивное или интуитивное; дискурс наиболее часто принадлежит вам [человечеству], последний больше всего принадлежит нам [ ангелов], разные, но по степени, по виду такие же ». Очевидный пример областей, где рациональные (т. е. грамматически правильные) утверждения правда есть непосредственная и интуитивная бесспорность именно геометрия. Аксиомы элементов Евклида не подлежат оспариванию (кроме случаев, когда Оказывается, в пользу пятой аксиомы, но только в 17 веке Саккери идентифицировал проблему с концепцией Евклида. параллельные линии), потому что они интуитивно очевидны; когда предложения геометрии объединены в правильную логическую последовательность, поэтому доказательства геометрии бесспорно верны.Итак, геометрия регулируется строгая логика чистых, рациональных наук, и ее можно понимать как модель того, как все науки схоластической квадривиума должны были работать.

С другой стороны, однако, в философские предметы, такие как теология, эстетика, политика и этика, даже самые основные положения науки требуют демонстрации и доказательства прежде, чем их можно будет принять как истинные. В этих дискурсивных областях исследования истина имеет точно такой же характер, как и в интуитивных областях («Разные, но по степени одинаковые»), и поэтому правила логики существенно не отличаются от того, чем они являются в строгом науки; однако в этих областях правила логики должны применяться в существенно разными способами, потому что люди испытывают такие трудности в постижение истины.Логика остается логикой, но логическая мысль в поле например, геометрия работает иначе, чем логическое мышление в таких областях, как политика или этика. Он приобретает другой цвет и оттенок, потому что он работа в области, где логика должна не только утверждать истину, но и оспаривать тех, кто сомневается или не согласен, и доказывать свои доказательства против всех возможные возражения.

В этих дискурсивных полях логика должны работать в диалоге между истинными утверждениями и заявлениями возражений, сомнения, недопонимания и контраргументы.Таким образом, имя «диалектика» используется для логического исследования, которое должно продемонстрировать доказательство каждого предложения путем встречи и преодоления возражения. Таким образом, в диалектической логике и в областях исследования там, где разум должен работать дискурсивно, логика становится в значительной степени искусством споры и аргументы, выдвижение и демонстрация аргументов, а не просто констатировать интуитивно очевидное. Как говорит Фауст Марлоу в своей вступительная речь, «Бене диссерере» est finis logices, » хорошо спорить — это конец логики.

Третье искусство тривиума: риторика

Виртуозное искусство: риторика . В схоластической традиции следовательно, риторика по существу не отличается от диалектической логики. потому что и то и другое искусство спорить, выдвигать и доказывать аргументы через логический дискурс.Риторика, говорит Уилсон, «это искусство, которое произнесение слов. . . искусственное декларирование разума в рассмотрение любой причины, вызванной разногласиями, которая может по причине в значительной степени быть обсуждены «. Точно такое же определение может быть применено к схоластическим диалектика. Более того, в некоторых случаях Уилсон в частности, говорится, что литературная практика требует использования различных диалектические техники, особенно «места» или топики диалектических изобретений, чтобы создавать и доказать свои аргументы.

от Уилсона точки зрения, оратор или писатель должен сначала научиться мыслить логически, и затем он должен выучить заповеди красноречия, чтобы добавить последний, завершающий прикоснуться к совершенству словесного искусства. Для Уилсона и схоластической традиции в общем, решающие различия между диалектикой и риторикой должны быть формой и ситуацией, а не содержанием. Риторика и диалектическая логика по сути, то же самое, но они различаются по внешнему виду или форме и их ситуативное использование или повод.

Во-первых, диалектика занимается вопросами, имеющими абстрактные и общие, риторика касается вопросов, которые имеют ограниченный и непосредственный интерес, т. е. с конкретными вопросами, связанными с проблемами конкретное время, места и люди. Например, говорит Уилсон, в то время как философ-диалектик спрашивал, должны ли вообще короли жениться, и если да, то должны ли они обычно должны предпочитать жениться на добродетельной женщине или благородной женщине, ритор обращался к себе с такими вопросами, как, например, был ли король Эдуард VI должен жениться на одной из своих подданных или иностранной принцессе.Общий вопрос должны ли и на ком жениться короли, но в то время как философ будет искать широкие и общие ответы, ритор использовал бы свое искусство в контексте очень специфические ситуации и случаи и придумали бы очень специфические предлагаемый курс действий.

Во-вторых, риторика отличается от диалектики и своей формальной представление своего дискурса; диалектическая философия представляет свои словесные процессы с минимальными украшениями, и он отказывается развивать аргументы в способы, которые просто «порадуют» аудиторию, не строго логический вклад в дискурс.Диалектика не объясняет или приукрашивает свои аргументы, и не пытается угодить равнодушным или неопытные аудиторы. С другой стороны, риторика вводит «красноречие», чтобы сделать диалектику более привлекательной и многое другое. понятный; риторика представляет свои аргументы с помощью языка, который использует сознательно «искусственное» украшение и сознательно развитые усиления (которые строго не требуются логикой аргумент), чтобы привлечь интерес и убедить разумных способности неопытной или изначально незаинтересованной аудитории.

Уилсон использует проверенное временем различие, восходящее к Квинтиллиану, Цицерону и Зенону, сравнивая логику с человеческая рука, говоря, что диалектика, как сжатый кулак — твердый, компактный, угроза — а риторика то же самое, но с раскрытой рукой — нежный, протяженный и дружелюбный.

2. Литература как основанная, а не отделенная от Политические и социальные процессы в культуре.

Одна из центральных различия между Вильсоном гуманистические литературные теории и схоластические традиции риторики и логика заключалась в их совершенно разных предположениях о взаимосвязи между «красноречивый» дискурс и обычное функционирование общества. В схоластическая традиция, очевидно, никогда не ожидала, что ее философия будет иметь много роли в социальных и политических процессах вне университета, кафедра, иерархические коммуникации внутри церкви и относительно немногочисленные и официальные контакты между главными служителями церкви (епископами, кардиналы и др.) и «князья», правившие большей частью Европы. Поэтому схоластические риторы концептуализировал поводы для риторических приложений как сравнительно немногочисленные и очень ограничен.

гуманистов эпохи Возрождения, однако, внимательно прочитав их Цицерона и даже их Аристотеля, видел множество разнообразных ситуаций, в которых рационально, с философской точки зрения научное мышление можно и нужно использовать для влияния и улучшения общество.Выступления с аргументацией причин в различных парламентах Европы, письма предлагая особую политику епископам, покровителям и князьям, отчеты о продаже инвесторы в коммерческие предприятия на вновь открытых рынках, трактаты убеждать христиан в необходимости конкретных реформ, даже интимных переписка, призывающая любимого покровителя или восхищенного друга (или достойного женщина) вести себя прилично и принимать мудрые решения — их было бесконечно случаи, когда образованный гуманист мог видеть это по-настоящему рациональным и красноречивые аргументы должны быть приведены для того, чтобы правда восторжествовала внутри общество или церковь.

Для гуманистической литературы теоретиков, таких как Томас Уилсон, поэтому настоящая ценность литературы казалось, что его сила мотивировать социально активных и политически влиятельных людей, убеждая их действовать в соответствии с диктатом разума. Для Уилсона, центральный и доминирующий жанр литературы, следовательно, не становится ни драма, не эпос, а речь. Когда он думает о литературе, он не Энеида , которая приходит на ум в первую очередь, а скорее речи Цицерона и речи Демосфена.Для него это настоящая литература, литература это движет мужчинами и формирует общество. Поэзия и история, по его мнению, по-своему значительны; они могут и вносят свой вклад в способы информирования людей об истине и убеждения их действовать добродетельно. Но речи убеждают мужчин к определенным действиям с немедленные последствия. Таким образом, в некотором смысле все другие формы дискурс можно понять в терминах речи, поскольку более ограниченные попытки выполнить то, что наиболее полно пытается сделать речь.

Такой гуманист, как считает Уилсон, следовательно, что «заповеди красноречия» можно и нужно использовать, с соответствующей адаптацией практически во всех формах межличностного общения коммуникация. Желает ли любовник продемонстрировать свою привязанность к достойному возлюбленный? Лирическое стихотворение, восхваляющее добродетельную женщину, — достаточно маленький средство как для восхваления ее достоинства, так и для завоевания ее любви; любовнику нужно только понять, что его стихотворение на самом деле является миниатюрной и ограниченной формой «демонстративная» (мы бы назвали ее «эпидемической») орацией похвалы, а затем адаптировать приемы демонстративного оратора.Делает один есть законопроект для выступления в парламенте, политика, которую нужно продвигать в тайной Совет, моральный аспект, который нужно осознать в умах впечатлительной молодежи? А доступна подходящая литературная форма, а риторика обеспечит необходимую методы разработки и организации убедительных аргументов, а затем правильное усиление и «изгнание» (например, украшение или орнамент) этих аргументов, чтобы сделать их интересными и убедительный для аудитории.Таким образом, риторика становится законченным литературным теория для объяснения и руководства литературной практикой, только при условии, что литературу следует концептуализировать как основанную на подлинных социальных и политических и экономические процессы реальной жизни.

Двадцатый век читатели и писатели, конечно, считают, что литературный процесс существенно отделены от обычных жизненных операций, и Нам трудно понять предположение гуманистов.Это чуждо нам, например, подумать о годовом отчете секретаря Казначейство законно в рамках области, на которую ссылается литературная теория. Веллек и Уоррен, например, в их весьма влиятельный Теория литературы (Нью-Йорк: Harcourt Brace, 1942; ред. изд. 1956) определил «предмет литературной науки» следующим образом: начиная с положения о том, что «литературный язык прежде всего отличаться от разнообразного использования в повседневной жизни.»И все же в 1610 (чтобы использовать просто случай, который легко приходит на ум), когда Господь Солсбери, лорд-казначей Англии, необходимо было проинформировать короля о состоянии королевских финансов, он написал литературный трактат явно основан на речах Цицерона. И Солсбери главный помощник, сэр Юлий Цезарь, лорд-канцлер казначейства, написал его отчет в Солсбери в виде гуманистический диалог по образцу Цицерона De Oratore .Поскольку они были наследниками литературной теории, сформулированной Уилсоном, » разнообразное использование повседневной жизни «точно описывала ситуацию в какая литература была наиболее подлинно литературной, и поэты основывали свои особые извинения за их заявления об улучшении нормального транзакции повседневного опыта, делая общество более красноречивым и люди более добродетельные.

3.Литературное творчество как перформанс, а не конструкция.

Из-за убежденность в том, что литература должна быть формой участия в активных социальных и политическое общение, Уилсон и гуманисты постоянно говорят о литературное произведение как акт исполнения, а не как построение текст. Они думают и пишут об этом как о сделке, а не о конструкции. Письмо (в отличие от разговора) всегда рассматривается как чисто инструментальное, никогда не является центральным и чаще всего полностью игнорируется, как будто все литературу говорили, а не записывали.Письмо — это просто средство подготовка к устному представлению или запись устного выступления, или даже передачи устного выступления, но письменный текст последовательно понимается НЕ как собственно литература, а скорее как инструмент в создание литературной реальности, являющейся реальным словесным перформансом.

Wilson буквально никогда не упоминает «читателям» речи или стихотворения — всегда «аудиторам». Он буквально никогда не обращается к тому, что человек должен делать в «письмо» всегда к проблемам «говорения».»Когда он думает об «изгнании», его центральном всегда нужно беспокоиться о звучании предложения или точки, а не о его размещении на странице или ее позиционирование по отношению к другим частям распечатанного или письменный текст. Эффект, создаваемый литературным опытом, всегда: для него, измеримые с точки зрения аудитории, истолкованной как непосредственно присутствующая для спектакля, даже когда он пишет о текстах с двумя тысячелетиями история, отделяющая его от оригинальной поставки.

Уилсон, таким образом, мало обращает внимания на понятий пересмотра, и его мало интересуют тонкие эффекты, которые приходят от таких типографских качеств, как перенос строки и интервал между разделами. Он концептуализирует их и рассматривает как паузы и как ритмические эффекты в голосе. Внимательные литературные мастера позаботятся о том, чтобы убедительные презентации «появятся в неистовой своего разговора, «например, и мудрый человек» должен постараться рассказать его рассказ, чтобы слушатели могли хорошо знать, что он имеет в виду и полностью понять его, что он с легкостью воспользуется, если произнесет ум в простых словах, которые обычно принимаются, и скажи это по порядку, не ходить вокруг да около.«

Уилсон кажется, таким образом, чрезвычайно равнодушный к реальным процессам сочинения и пересматривает тексты, и кажется невероятно равнодушным (по современным меркам) к проблемы, например, различных состояний и условий литературного документов и трудностей для писателя, контролирующего тексты для гарантировать правильное чтение и правильную интерпретацию на основе повторного чтения. Сосредоточившись на производительности, особенно на производительности внутри в определенных случаях или ситуациях, он по существу закрывает глаза на многие из центральные проблемы современной теории литературы.Его представление о литературе не что из «хорошо сделанной урны», чья структурные и архитектурные особенности проявляются в сознании читателя после того, как тщательно продуманные и интенсивные чтения. И его не беспокоит проблемы существенно нестабильного и скользкого набора значений, которые сдвигать и изменять при каждом пересмотре текста. Но он также получает необычайная степень упрощения в его понимании того, как управлять литературными процессы, как использовать литературные приемы для достижения определенных эффектов, потому что весь литературный опыт понимается во временном потоке который движется в темпе, установленном исключительно говорящим, и который запрещает вдумчивый пересмотр текста читателями.

Николай Sharp
Ричмонд, Вирджиния, США
6 Ноябрь 1997 г.

Американская риторика: определения риторики

S ch o в основном D e f init i на s of R he t oric

Платон: [Риторика] «искусство очаровать душу.»(Искусство завоевать душу рассуждением.)

Аристотель: Риторика — это «способность открывать в каждом конкретном случае все доступные средства убеждения «.

Цицерон : «Риторика — одно из великих искусств, состоящее из пяти меньших искусств: изобретательства, dispositio, elocutio, memoria и pronunciatio. «Риторика — это» речь предназначен для убеждения.«

Квинтилиан: «Риторика — это искусство хорошо говорить» или «… хороший человек говорит колодец «

Фрэнсис Бэкон: Обязанности и должность риторика заключается в применении разума к воображению для лучшего движения буду.

Джордж Кэмпбелл: «[Риторика] — это искусство или талант, с помощью которых дискурс адаптируется к все кончено.Четыре конца беседы — просветить понимание, радовать воображение, возбуждать страсть и влиять на волю «.

Генри Уорд Бичер: Только когда человеческая природа станет иной, чем она есть, функция живой голос — величайшая сила на земле среди людей — утихнет … Я защищать, таким образом, в полном объеме и по всем причинам человечности, патриотизма и религии, более тщательной культуры ораторское искусство, и я определяю ораторское искусство как искусство влиять на поведение истина, установленная всеми ресурсами живого человека.



И. А. Ричардс: Риторика — это изучение недоразумений и средств их устранения.

Ричард Уивер: Риторика — это то, «что вызывает осознанное стремление к хорошо «

Эрика Линдеманн: «Риторика — это форма рассуждения о вероятностях, основанная на предположения, которые люди разделяют как члены сообщества.«

Филип Джонсон: «Риторика — это искусство сформулировать аргумент так, чтобы его можно было по достоинству оценен публикой ».

Андреа Лансфорд: «Риторика — это искусство, практика и изучение человеческого общения».

Кеннет Берк : «Самый характерная проблема риторики [является] манипулированием мужскими убеждениями в политических целях…. основная функция риторики [это] использование слов человеческими агентами, чтобы сформировать отношение или побудить к действиям других людей агенты «

Джордж Кеннеди: Риторика в самых общий смысл можно отождествить с энергией, присущей общение: эмоциональная энергия, побуждающая говорящего говорить, физическая энергия расширилась в высказывании, уровень энергии закодирован в сообщение, и энергия, которую получает получатель при декодировании сообщение.

Ллойд Битцер: « … риторика — это способ изменяя реальность, не путем прямого приложения энергии к объектам, а путем создания дискурса, который изменяет реальность через посредничество мысли и действия «.

Дуглас Энингер : «[Риторика] дисциплина, изучающая все способы, которыми люди могут влиять мышление и поведение друг друга за счет стратегического использования символов.«

Джерард А. Хаузер : «Риторика — это инструментальное использование языка. Один человек вовлекает другого в обмен символами для достижения цели. Это не общение для ради общения. Риторика — это общение, которое пытается координировать социальные действия. По этой причине риторическое общение явно прагматичный. Его цель — повлиять на выбор людей в конкретных вопросы, требующие немедленного внимания.«

К. Х. Кноблаух: «… риторика процесс использования языка для организации опыта и передачи его другие. Это также изучение того, как люди используют язык для организации и обмениваться опытом. Слово обозначает как отличительную человеческую деятельность и «наука», связанная с пониманием этой деятельности ».

Джон Локк: « [Риторика], инструмент ошибки и обмана.«

Чарльз Базерман: «Исследование как люди используют язык и другие символы для достижения человеческих целей и человеческой деятельности … в конечном итоге практическое исследование, предлагающее людям большой контроль над их символической деятельностью ».

Майкл Хайд и Крейг Смит: «Изначальная функция риторики заключается в том, чтобы» раскрыть «смысл как себе и другим.Смысл извлекается человеком внутри и через интерпретирующее понимание реальности. Риторика — это процесс раскрывая это значение. Риторика не определяется как прагматическая общение, больше озабоченное современной аудиторией и конкретными вопросы, чем с универсальной аудиторией и общие вопросы? «

Альфред Норт Уайтхед : » Сотворение мира, — говорил Платон, — это победа убеждения над сила.Ценность людей заключается в их способности убеждать ».

Сэмюэл М. Эдельман : «Риторику можно определить как искусство или метод согласование … индивидуальных и системных целей и ограничений «. (JCR, сентябрь 2003)

Эндрю Кинг и Джим Кайперс : «Стратегическое использование коммуникации, устно или письменно, для достижения конкретных целей ». ( The Art of Риторическая критика, 2004 г. )

Томас Б.Фаррелл : Риторика — это приобретенная способность, способ мышление, которое изобретает возможности убеждения, убеждения, действия, и суждения. «( Нормы риторической культуры , 1993)

Ричард Э. Ватц: «Это [это] sine qua non риторики: искусство лингвистического или символического создания значимости. После создается заметность, ситуацию нужно переводить в смысл. (Философия и риторика , 1973)

Майкл Эйденмюллер : «Риторика — это рациональное изучение и искусная практика использования человеческих символов (особенно если не только словами), когда и где эти символы нацелены идентифицируемые сообщества, представляющие интерес для создания, усиления, подрыва или иным образом повлиять на человеческие убеждения, отношение, эмоции, суждения, поведение «.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.