Истина что такое: ИСТИНА — это… Что такое ИСТИНА?

О понятии «объективная истина»

В статье анализируется категория «объективная истина» в контексте парадигмальных установок советской философии.

Ключевые слова: истина, онтология, объективность, гносеология, диалектика.

The category ‘objective truth’ in the paradigmatic context of Soviet philosophy is analyzed in the article.

Keywords: truth, ontology, objectivity, gnosiology, dialectics.

Исторически категория «истина» рассматривалась в единстве онтологических и гносеологических составляющих. Если воспользоваться дихотомией «объективная диалектика» и «субъективная диалектика», которая в недалеком прошлом использовалась в отечественной философии весьма активно, то рассматриваемую категорию можно применять и к знаниям, и к вещам. Формула «Veritas est adaequatio intellectum et rei» неотделима от «Veritas est adaequatio rei et intellectus».

В силу целого ряда социально-исторических и идеологических причин[1] в отечественной философии XX в. наблюдалась абсолютизация одной из этих формул, а именно – гносеологической. Об этом читаем в работах 50-х гг., например у М. Розенталя и П. Юдина: «Истина – соответствие понятия, идеи с объектом; знание, правильно отражающее объективную действительность»[2]. Об этом же говорил И. С. Нарский в 1660–1970-е гг.: «Истина есть соответствующее объективной реальности содержание человеческого сознания… Истина не есть свойство самих объектов»[3]. Такое же ограничение пространства применимости зоной лишь субъекта можно увидеть и в 1990-е гг. В учебнике, рекомендованном для аспирантов, можно прочесть: «Истина есть свойство знания, а не свойство объекта познания»

[4].

А «между тем, – писал М. А. Лифшиц, – тезис о том, что истинность есть свойство (только. – В. Х.) мысли и языка, а не самих вещей, не так достоверен»[5]. Подчеркиваем, речь идет о применимости категории «истина» не только к знанию о вещах, а именно к самим вещам, предметам, явлениям, их отношениям, связям.

Единство онтологической и гносеологической трактовки истины восходит корнями к философии античности. Аристотель пишет: «В самом основном смысле сущее – это истинное и ложное, что имеет место у вещей через связывание или разъединение, так что истину говорит тот, кто считает разъединенное разъединенным, связанное – связанным, а ложное – тот, кто думает обратно тому, как дело обстоит с вещами. Так вот, раз это так, то спрашивается, когда имеется или не имеется то, что обозначается как истинное или как ложное. Следует рассмотреть, что мы под ними разумеем. Так вот, не потому ты бледен, что мы правильно считаем тебя бледным, а, наоборот, именно потому, что ты бледен, мы, утверждающие это, говорим правду»

[6]. Предельно просто: если истинную вещь считаем истинной, а ложную вещь – ложной, то знание истинно. Истинными бывают и вещи, и знания о них.
Если нет онтологической истины, то получение гносеологической истины или затруднено, или принципиально невозможно. Знать то, чего нет или что еще не достигло своей актуальности, по меньшей мере затруднительно. Как назвать стол, который никуда не годится? А хлеб, который нельзя есть? А самолет, который не летает? Колокол, который не звонит? Обувь, которую нельзя носить? Миллионы тонн хлопка, существующие только в отчетах? А товар, который никто не покупает? А философа, который ненавидит мудрость? На мой взгляд, ответ один: это предметы, которые не соответствуют своим понятиям или не достигли своего актуального уровня развития или эта актуальность деформирована, то есть ложные. Именно предметы. Вот еще одно характерное высказывание Стагирита: «“Ложное” означает то, что ложен предмет… Ложно также то, что хотя и существует, однако по природе таково, что кажется или не таким, каково оно есть, или тем, что оно не есть… Итак, вещи называются ложными в этом значении или потому, что они не существуют, или потому, что вызываемое ими представление есть представление о несуществующем»
[7]
. В Средние века, например у Фомы Аквинского, «Veritas rerum» и «Veritas intellectum» соседствовали постоянно. Категория «истина» была философской в целом, а не относилась только к одной ее части – гносеологии. Французские и английские материалисты в своей страстной борьбе со средневековой схоластикой и теоцентризмом выплеснули с водой и ребенка – возможность материалистического прочтения формулы «Veritas est adaequatio rei et intellectus». От них эта крайность перешла к В. И. Ленину и закрыла на долгие годы возможность истинного понимания категории «истина».

Онтологические варианты трактовки истины и лжи лежат на самой границе вопроса об объективной истине. Удивление и недоумение от отрицания возможности материалистического прочтения онтологической формулировки истины «как соответствия предмета своей всеобщей природе, своим имманентным законам возникновения, развития и разрушения» возрастают еще и потому, что авторы, отрицая применимость категории «истина» к самим объектам, ясно видят, с какой необычайной трудностью в этом случае сталкивается оставшееся в одиночестве гносеологическое понимание истины.

Будь истина онтологической, все было бы просто: есть онтологическая, она же объективная, истина, которая, отражаясь в сознании, дает гносеологическую истину. И истинное познание тогда в строгом и точном смысле было бы познанием истины объективной.

Уточним термины. Объективная истина становится онтологической истиной тогда, когда возникает ее противоположность – гносеологическая истина (то есть истина в рамках теории познания). Здесь тот же механизм, когда предмет становится объектом познания: при наличии субъекта познания. Противоположность между онтологической и гносеологической истинами, понятно, не абсолютна, как и, например, противоположность между материей и сознанием. И то и другое возникает, как подчеркивал еще В. И. Ленин, лишь в рамках гносеологии. Но явления гносеологии нельзя объяснить, если отдать предпочтение в этих противоположностях лишь одной стороне. Разве это не аксиома для материалистической гносеологии?! Если нет онтологической истины, уже нельзя избежать целого ряда искусственных допущений, двусмысленных недомолвок, запутанных словесных конструкций.

Анализ и вся апология онтологической трактовки истины есть лишь шаг на пути к выяснению понятия «объективная истина». Из вышесказанного об онтологической истине нетрудно заметить ее близкое родство с объективной истиной. Деталей и нюансов этого различия – огромное множество. Дело пока не в этом. Понимание объективной истины как соответствия, причастности и принадлежности свойства «быть истинным» самим вещам вне и независимо от человека, то есть объективно, в точном и строго философском смысле этого понятия, отличается от широко распространенного в отечественной философской литературе понимания объективной истины «как объективного содержания истинного знания». Хотя последнее определение мы взяли в кавычки, сноску на авторов делать не станем, ибо для многих и сегодня такой взгляд представляется не консерватизмом мышления, уже освобожденного почти двадцать лет от идеологических оков, а самоочевидной позицией. Не следует делать этого еще и потому, что абсолютизация гносеологического подхода автоматически вынуждает искать «объективную истину» в недрах мысли, духа, знания, сознания.

Чаще всего можно встретить следующую трактовку объективной истины. Объективная истина – это содержание знания, которое возникает в результате отражения объективной реальности; если знание будет ей адекватно, то его содержание и будет искомой объективной истиной. Есть нюансы, есть детали – их много, они очень интересны. Они заслуживают самого пристального внимания, но при всех вариантах остается общей мысль, что объективная истина – это истинное знание, которое заслуживает эпитета «объективное» только потому, что отражает объективный мир. Как ни уточняй, все равно получится, что «объективная истина» связана с человеком. Слово мы взяли в кавычки, чтобы подчеркнуть широко известное положение материализма о том, что «объективное» означает то же, что и «вне и независимо от человека». Безусловно, требуется подробное разъяснение, как содержание знания может быть вне и независимо от человека. Иначе говоря, как объективное может попасть в знание и оставаться в то же время «вне и независимо от человека».

То, что соответствует содержанию знания, может быть объективным, но не само содержание, которое и возникает в результате присутствия и усилий субъекта. Без субъекта нет содержания знания. А отраженные в этом содержании предметы, их свойства, отношения и связи объективно могут быть. Эта трудность неизбежно возникает при абсолютизации гносеологической трактовки истины.

Рассмотрим несколько вариантов преодоления противоречий такого «гносеологического» понимания объективности истины. «Нетрудно видеть, – писал М. Н. Руткевич, – что объективность истины несколько иного рода, чем объективность материального мира: материя находится вне сознания и не зависит от него, истина находится в сознании, но по содержанию своему не зависит от него и от носителя сознания»[8]. При всей нечеткости формулировки смысл понятен: от «носителя сознания» не зависит ни содержание знания, ни содержание истины, а тот предмет, отражение которого образует содержание истинного знания. А содержание знания всегда связано с человеком, с его сознанием, иначе оно не входило бы в состав знания.

Утверждение, что «содержание истины» объективно, если понятие «объективно» понимать в философском смысле, – вообще большое недоразумение, ибо можно подумать, что бывает знание, у которого форма остается в голове человека, а содержание где-то вне и независимо от человека, то есть объективно. И уж совсем непонятно становится, если предметом отражения, который станет «содержанием истины», выступает субъективная реальность. Здесь вообще концы с концами перестают сходиться. Приходится придумывать еще более усложненные вербальные конструкции, чтобы как-то вразумительно пояснить, почему содержание знания и в этом случае будет «объективной истиной», хотя отражена не объективная, а субъективная реальность. Значит, содержание истинного знания будет «объективной истиной» не потому, что отражается объективная реальность, а по какой-то иной причине. Невооруженным глазом видно, что категория «объективная», которая в материализме имеет точный и строгий смысл – «вне и независимо от человека, его сознания и воли», в данном случае становится расплывчатой. Если приглядеться без предубеждения, очевидно противоречие. Надо выбирать: объективное – это или то, что вне и независимо от человека, или – содержание истинного знания. Дизъюнкция строгая.

Разумеется, никто не может запретить вкладывать свой смысл в тот или иной термин автору, его использующему, но если «объективным» мы будем называть отраженное, имеющее вне и независимо от человека существующий денотат и именно по этой причине, то для сохранения логического реноме следует отказаться от понимания объективного как вне и независимо от человека существующего отражаемого. Двусмысленность употребления понятия «объективный» постоянно обнаруживается у авторов, которые абсолютизируют гносеологическую трактовку истины, когда начинают говорить об объективной истине. Рассмотрим эту двойственность еще на одном более раннем примере. Ф. И. Хасхачих привлек наше внимание, во-первых, потому, что Федор Игнатьевич стоял у истоков распространения в советской философской литературе гносеологического понимания истины, во-вторых, у него наиболее отчетливо просматривается следующее: когда говорят об истине, само собой разумеется, речь идет об объективной истине, понимаемой им как содержание истинного знания. Вот несколько его высказываний. «Материалисты так или иначе признают объективную истину»[9]. К сожалению, он не уточняет, что значит «так» и как будет «иначе». Может, под «так» надо понимать объективную истину как содержание знания, отражающее объективный предмет, а под «иначе» – истинность предмета самого по себе, без вмешательства человека, то есть объективно, что равносильно онтологической трактовке истины. Но это только наше предположение, у Хасхачиха никаких указаний на онтологическое понимание истины как объективной истины нет. Наоборот, он постоянно акцентирует внимание на том, что объективная истина – это содержание знания, имеющее объективный денотат. «Под объективной истиной Ленин понимает, – пишет он, указывая и источник, откуда берется такое его представление, – такое содержание в наших ощущениях, представлениях и понятиях, которое не зависит ни от отдельного человека, ни от человечества»[10]. Подобная ссылка на В. И. Ленина встречалась часто. Здесь необходимо подчеркнуть, что Хасхачих – страстный защитник материализма, он прекрасно рисует картину, сколько бедствий несет материализму отрицание существования объективной истины, по которой можно также провести водораздел между материализмом и идеализмом[11]. Тем больше вызывает недоумение, когда после такого отстаивания права на существование объективной истины ее сводят до «содержания знания», тем самым, на наш взгляд, начисто перечеркивая даже само определение «объективной» истины. Но мы хотели поговорить о другом: о постоянной двусмысленности понятия «объективная истина», если оставаться внутри трактовки истины как знания. Возьмем для примера следующие слова Ф. И. Хасхачиха: «Диалектический материализм, признавая существование объективной истины, указывает путь ее познания. Объективная истина познается не сразу, целиком, а по частям. Человеческое познание в процессе своего развития все глубже раскрывает объективную истину»[12]. Попробуем прочитать эти слова, подставляя везде вместо словосочетания «объективная истина» другое – «содержание знания». Если объективная истина – это содержание истинного знания, то общий смысл был бы идентичным, должен был бы сохраниться. А получается нелепица: будто диалектический материализм предлагает искать объективную истину и познавать ее в головах людей, в содержании знаний, а не в объективном мире. Что познается не сразу, целиком, а по частям? Содержание истинных знаний или же объективные предметы в их объективной истинности или ложности? Думается, что Хасхачих здесь вкладывает в понятие «объективная истина» совсем другой, чем «содержание знания», смысл, а именно тот, который мы обозначали как онтологическую трактовку истины. «Познание объективной истины раскрывается через относительную и абсолютную истины и их соотношение»[13]. Что раскрывается через соотношение абсолютной и относительной истин? Что познается? Содержание истинного знания? Да нет же! Познается совсем другое. Когда мы хотим познать объективную истину, мы должны познавать объективную вещь в ее истинности, а истинность сия вовсе не зависит от человека. Потому мы и станем именовать ее «объективной» – и никак иначе. И мысль эта вовсе не нова. Еще более пятидесяти лет назад экзистенциалист М. Хайдеггер с поразительной ясностью высказал мысль, что «истина предложения возможна только на основе истинности вещи»[14]. Такой подход в корне меняет понимание как относительной истины, так и абсолютной, меняет философскую картину видения мироздания.

В процессе познания мы можем встретиться не только с объективной истиной, но и с объективной ложью, то есть неистинным состоянием вещи самой по себе. Разве огромная ветвистая яблоня, на которой никогда не выросло ни одного яблока, – это не пример объективно ложной яблони? И разве знание причин ее ложности менее ценно? Алмаз, который крошится и не режет стекло; тигр, который боится ягненка; человек – мизантроп; общество, которое уничтожает своих граждан, – все это примеры явлений, которые ложны объективно: они не соответствуют своим понятиям, своим сущностям, своей природе, своим законам существования. И здесь дело вовсе не в многообразии их форм существования, а в деформированности (деструкции) их сущности.

О том, что бывает истинная природа самой вещи, говорит и сам Хасхачих: «без размышления человек не может раскрыть истинную природу предмета»[15]. Значит, природа предмета может быть и «неистинной», то есть ложной. Человек может познавать и истинную, и ложную природу предмета, получая в том и в другом случае знание, соответствующее предмету. Казалось бы, все так ясно и просто, но опять «марксизм признает существование объективной истины, то есть наличие в истине такого содержания, которое не зависит ни от человека, ни от человечества»[16]. А. Н. Илиади не стал брать слова «не зависит ни от человека, ни от человечества» в кавычки, видимо, потому, что эти слова В. И. Ленина общеизвестны и цитируются почти всегда, когда говорят об объективной истине[17].

Куда делась такая простая мысль, известная еще элеатам, что истинное знание – это знание об истинно существующем?. . Почему раз за разом авторы делают вид, что не видят того, что гносеологическая истина, как верно заметил еще Т. Павлов, «всегда субъективна, поскольку она всегда является человеческой истиной (а не “ничьей”)»[18]? Восточная пословица гласит: «Хоть тысячу раз кричи: “Халва!” – во рту от этого слаще не станет». Тысячу раз можно повторить, что содержание знания – это объективная истина, однако истинное содержание знания никогда не станет объективным, если понятие «объективное» понимать как существование чего-либо за пределами головы человека, существующего независимо от человека, без человека и до человека.

Что было действительной причиной обструкции онтологического понимания истины и абсолютизации ее гносеологической трактовки в отечественной философии прошлого столетия, мы указали: идеологический догматизм советской идеологии со ссылкой на авторитет В. И. Ленина. Тем интереснее будет посмотреть, как выглядела позиция вождя мирового пролетариата по этому вопросу на самом деле.

Вот слова В. И. Ленина, имеющие прямое отношение к рассматриваемому вопросу. «Существует ли объективная истина, то есть может ли в человеческих представлениях быть такое содержание, которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества?»[19] Ясно, что в период работы над «Материализмом и эмпириокритицизмом» в термин «объективная истина» он вкладывал смысл, что она есть «содержание знания, соответствующее объективному миру».

В. И. Ленин допустил терминологическую вольность, возможно, для него не играющую принципиальной роли, но при формальном понимании и восприятии его слов оказывающую деформирующее воздействие на понимание явления, именуемого «объективной истиной».

А знал ли он вообще о наличии онтологического понимания истины? Полагаю, что знал. Неоднократно Ленин выписывал, подчеркивал, комментировал такие трактовки истины.

В «Науке логики» Гегеля Ленин прокомментировал объективно-идеалистическое понимание определения истинности абсолютной идеи. Против слов Гегеля: «Как наука истина есть чистое развивающееся самосознание» – В. И. Ленин коротко пометил: «Поповщина»[20]. Слова Гегеля «истина бытия есть сущность» В. И. Ленин комментирует так: «Такова первая фраза, звучащая идеалистически насквозь, мистикой». Мысль Ленина не совсем ясна, ибо он тут же замечает: «свежий ветер» – на слова Гегеля: «задний план составляет истину бытия»[21]. Есть в «Философских тетрадях» и выписка из того места, где Гегель рисует картину, как из онтологической когерентности абсолютного духа вырастает онтологическая корреспондентность определения его истинности через истинность его частей – понятия и предмета: «Истина состоит лишь в их отношении друг к другу… что каждое из них в самом своем понятии содержит другое»[22]. Это место В. И. Ленин оставил без пояснений. Но слова эти привлекли его внимание, он их выписал.

У Гегеля есть слова: «Истина, как согласующееся с объектом знание… пронизало собой объект». Речь о том, что объективный дух, став знанием, пронизывает самого себя в новом облике развития, оставаясь все равно тем же самым объективным духом. В. И. Ленин с двух сторон подчеркнул и написал: «Истина и объект»[23].

Вот еще один комментарий Ленина: «Гегель вполне прав по существу против Канта. Мышление, восходя от конкретного к абстрактному, не отходит… от истины, а подходит к ней… от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике – таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности»[24]. Истина у Гегеля объективна. И Ленин говорит в том же смысле. Если в другом, то последняя строка в замечании Ленина теряет смысл.

Неоднократно В. И. Ленин наталкивался на мысли Гегеля о том, что сущность более истинна, чем явление, что истинность умопостигаемого более истинна, чем истинность чувственно постигаемого[25].

Знак «нотабене» поставил Ленин напротив слов Гегеля, что познание вещей «в себе и для себя» есть познание истины, что «истина. .. состоит в единстве объекта и понятия»[26].

В некоторых моментах видно, как мысль Ленина сопротивляется онтологической трактовке истины, как он не желает расставаться уже с привычным гносеологическим представлением об истине. Вот одно такое место. Гегель пишет, что логические формы «сами по себе соответствуют истине». В. И. Ленин украшает эти слова знаками «????», потом пишет: «“Логика” вопрос об истине»[27]. Ленин не смог преодолеть уже устоявшееся представление, что истина есть категория лишь гносеологическая. Потому он переиначивает (а заодно и упрощает) мысль Гегеля. У Гегеля прослеживается мысль об объективной истинности форм бытия, которые он на свой лад называет «логикой», а Ленин вкладывает в это слово смысл «учение об этих формах». Но это вещи разные. Не будем забывать, что перед нами конспекты, не предназначенные для чужих глаз. Это записи для себя, для уяснения того, что прочитано, а вовсе не трактат по философии. Конспекты эти так и надо оценивать: как процесс самообразования В. И. Ленина. Ленин учился у великих мыслителей прошлого. Учился самостоятельно, уже будучи признанным лидером партии. Учился и не считал это чем-то зазорным. Процесс учения, любого учения, предполагает и возможные упрощения воспринимаемого материала, искажения, недопонимания отдельных моментов, требует преодоления устоявшихся стереотипов мышления.

Рассмотрим пример. «Замечательно: к “идее” как совпадению понятия с объектом, к идее как истине, Гегель подходит через практическую, целесообразную деятельность человека, – пишет В. И. Ленин и дальше по-своему интерпретирует. – Вплотную подходит к тому, что практикой своей доказывает человек объективную правильность своих идей, понятий, знаний, науки»[28]. Сбоку он дописал: «От субъективного понятия и субъективной цели к объективной истине». Но ведь у Гегеля речь идет совсем не о том, «объективная истина» у Гегеля обозначает совсем иное. Он утверждает, что объективная абсолютная идея, трансформируясь, развивается и, приняв вид человеческого духа, осознает себя как дух, объективный и мировой, где человеческий дух – лишь момент, помогающий абсолютной идее определять свою истинность. А у Ленина получается совсем иное.

Создается впечатление, что он, хотя и оставался на позиции гносеологической трактовки истины, постоянно приглядывался к онтологическому ее пониманию. Ленин неоднократно выписывает такие места, где у Гегеля речь идет именно об онтологических вариантах определения истины. Выписывает – и оставляет без комментариев. Так обычно делают с материалом, над которым надо подумать, возвращаться и подумать: не раз, не два… Так поступил В. И. Ленин с фрагментами из § 213, где истина определяется как «тождество объективности с понятием»[29]. Иногда Ленин, как бы поневоле, «проговаривается»: «Юм и Кант в “явлениях” не видят являющейся вещи в себе, отрывают явления от объективной истины»[30]. Пусть это пересказ Гегеля, но ведь Ленин подтверждает рядом свое согласие с позицией Гегеля, а не Юма и Канта. Здесь союз объективного идеалиста и материалиста против субъективного идеализма проявляется в том, что они оба признают объективную (онтологическую) истину. А вот еще: В. И. Ленин отчеркнул тремя черточками и пометил: «Замечательно верно и глубоко», – следующие слова Гегеля: «Так называемое объяснение и доказательство вводимого в теоремы конкретного материала оказывается отчасти тавтологией, отчасти искажением истинного положения вещей»[31]. Непроизвольно Ленин оценил мысль о возможности искажения «истинного положения вещей» как глубокую и верную. Но истинное положение вещей тем и интересно, что оно объективно. А в познании объективно истинное положение вещей может быть искажено. Понятно, что тогда это знание будет ложным. В. И. Ленин выписал слова «истинное положение вещей», выражающие онтологическую трактовку истины, которым он особого значения не придает. Об этом свидетельствует, например, то, что Ленин слова Гегеля: «Идея не достигает еще в этом познании истины вследствие несоответствия предмета субъективному поня- тию»[32] – слева подчеркнул одной чертой. Не тремя, не двумя, как делает он на этой же странице выше, а одной коротенькой. То есть Ленин видит эту трактовку истины, но особого внимания не обращает, не придает ей особого значения. Позволю себе допущение, что он оставлял для себя этот вопрос не до конца решенным, открытым. И как честный ученый, если бы он профессионально стал заниматься философией, пришел бы к дополнению своего гносеологического понимания истины онтологическим. Для такого допущения есть основания. В. И. Ленин пишет: «Гегель о практике и объективности познания» – около слов, очерченных с четырех сторон: «Теоретическое познание должно дать объект в его необходимости, в его всесторонних отношениях, в его противоречивом движении an und für sich. Но человеческое понятие эту объективную истину познания “окончательно” улавливает и овладевает ею, лишь когда понятие становится “для себя бытием” в смысле практики. То есть практика человека и человечества есть проверка, критерий объективности познания. Такова ли мысль Гегеля? К этому надо вернуться»[33]. Эти слова подтверждают, что В. И. Ленин был знаком с онтологической трактовкой истины, знал суть этой позиции. Это видно из того, что Ленин не только просто пересказал Гегеля, но даже «перевел» на материалистический язык. В знании отражена вещь в ее истинности, если при производстве ее человеком получается желаемая вещь, та самая вещь, которую он познавал и теперь, глядя на полученный результат своей деятельности, убедился, что познал ее в истинном виде.

Сомнение В. И. Ленина: «Такова ли мысль Гегеля?» – и говорит о том, что он оставил вопрос нерешенным для себя.

Вот еще один фрагмент, где В. И. Ленин имеет дело с онтологической трактовкой истины. К слову сказать, эти высказывания он тоже обвел с четырех сторон, справа еще добавив знак «NВ»: «Познание… находит перед собой истинное сущее как независимо от субъективных мнений… наличную действительность. (Это чистый материализм.) Воля человека, его практика, сама препятствует достижению своей цели… тем, что отделяет себя от познания и не признает внешней действительности за истинно-сущее (за объективную истину). Необходимо соединение познания и практики»[34].

В. И. Ленин сталкивался с онтологической трактовкой истины не только у Гегеля. В книге И. Дицгена «Мелкие философские работы» В. И. Ленин подчеркнул слова: «Истина является и явление истинно»[35].

При внимательном прочтении приводимого ниже отрывка из указанной работы Дицгена легко можно видеть моменты, где немецкий философ говорит об онтологической истинности. В. И. Ленин читал, изучал эту работу Дицгена, но его понимание объективной истинности не принял. Дицген писал: «Чтобы точнее познать природу абсолютной истины, прежде всего необходимо преодолеть укоренившийся предрассудок, будто она духовного свойства. Нет, абсолютную истину мы можем видеть, слышать, обонять, осязать, несомненно также познавать, но она не входит целиком в познание, она не есть чистый дух. Ее природа ни телесна, ни духовна, ни то ни другое, – она всеобъемлюща, она как телесна, так и духовна. Абсолютная истина не имеет особенной природы, ее природа есть, скорее, природа всеобщего. Или, выражаясь без всяких иносказаний: всеобщая естественная природа и абсолютная истина тождественны. Не существует двух природ – одной телесной, другой духовной; есть только одна природа, в которой заключается все телесное и все духовное…

Человеческое познание, будучи само относительной истиной, связывает нас с другими явлениями и отношениями абсолютного бытия.

Как субъект, так и объект… составляют части, или явления, той всеобщей сущности, которую мы называем универсумом…

То, что мы познаем, суть истины, относительные истины, или явления природы. Самое природу, абсолютную истину, нельзя познать непосредственно, а только при посредстве ее явлений. Но откуда мы можем знать, что за этими явлениями скрывается абсолютная истина, всеобщая природа?..

Никогда не говорилось ни об истине, ни о познании ничего более бессмысленного, чем то, что о ней говорит ходячая логика уже целые тысячелетия: истина – это совпадение нашего познания с предметом последнего. Как может картина “совпадать” с моделью? Приблизительно, да… Итак, мы можем лишь относительно познавать природу и части ее, ибо всякая часть . ..имеет все же природу абсолютного»[36].

Трудность, которая стала камнем преткновения, ясна. Человек может в ходе познания охватить только ограниченную часть природы. То есть знание человека относительно. Но откуда тогда знание о том, что есть абсолютная истина? Дицген отвечает: «Оно прирождено нам»[37]. В. И. Ленин поставил против этого высказывания знак вопроса. А мысль Дицгена такова. Человек ведь тоже порождение Абсолюта. Следовательно, как часть, он несет в себе и абсолютное. И вот в таком качестве он, человек, сам добывает свои относительные по отношению к Универсуму знания, а идея абсолютной истины – от его единства с этим Универсумом. Дицген чувствует мистичность такого допущения и пишет: «Это материнское лоно и есть абсолютная истина; оно вполне истинно и все же мистично, то есть оно – неисчерпаемый источник познания, следовательно, непознаваемо до конца»[38].

Диалектику объективно абсолютной и объективно относительной истин Дицген представлял так: «То, что Спиноза называл бесконечной субстанцией, то, что мы называем универсумом или абсолютной истиной, столь же тождественно с конечными явлениями, с относительными истинами. .. как лес тождественен со своими деревьями или как вообще род – со своими видами»[39]. В. И. Ленин мог соглашаться или не соглашаться с такой трактовкой истины, но не видеть, совсем не замечать, что это иная, чем у него, трактов-ка, не мог. Остается только предполагать и догадываться, почему Ленин не стал вникать в такое понимание истины, почему прошел мимо, почему никак не прокомментировал. Подчеркивания, выписки таких трактовок свидетельствуют, что В. И. Ленин осознавал это различие двух подходов к пониманию объективной истины, но остался при своем мнении, что объективная истина – это содержание знания, соответствующее объективной действительности, не зависящей ни от человека, ни от человечества. Свое предположение на этот счет мы уже высказали: В. И. Ленин как философ-материалист близок к английскому и французскому материализму XVII–XVIII вв., в котором наиболее последовательно и проводится гносеологическое представление об истине. Дицген же на пути к диалектическому материализму заложил первые камни в фундамент нового понимания объективной (абсолютной и относительной) истины. Позиция Дицгена не лишена еще «родовых пятен» любого крайнего эмпиризма – упрощений и, как следствие этого, непоследовательностей, выражающихся в уступках субъективно-идеалистическому сенсуализму и рационализму. Но общее направление обозначено верно: к диалектическому материализму, который должен преодолеть эмпирическую односторонность абсолютизации гносеологического понимания истины.

Вот еще два высказывания Дицгена, попавшие в поле зрение В. И. Ленина, из которых и без комментариев ясно видны и новизна, и недостатки взглядов Дицгена. «Если мы признаем, что абсолютная истина… существует реально как материальный универсум, и что человеческий дух есть лишь телесная, или реальная, действительная и действующая часть общей истины, признанная отображать другие части общей истины, то этим проблема ограниченного и неограниченного будет совершенно разрешена»[40]. Здесь те же, что мы видели и у Гегеля, контуры восхождения от абстрактного к конкретному при определении истинности абсолютного первоначала мира по схеме онтологической (объективной) когерентности. Вторая цитата: «Природа истины не идеальна, а субстанциальна; она материалистична; она постигается не мыслью, но глазами, ушами и руками; она не продукт мысли, а скорее наоборот: мысль есть продукт универсальной жизни. Живой универсум – это воплощенная истина»[41].

Трудно, просто невозможно удержаться от удивления и восторженного восклицания, читая об этом «живом универсуме», который сам в себе, через себя, с помощью себя делает себя познающе истинным. Восторг вызывает воспоминание о взглядах Вл. Соловьева о вселенском всеединстве, к которому мир идет через ступеньки: природа, общество, человек, – все более усиливая свою истинность, которая через красоту ведет к добру. Мы видим необъяснимую конвергенцию материализма и идеализма – этих евклидовых философских параллелей – в отдаленном будущем, в бесконечно удаленной точке.

В. И. Ленин видел онтологическую трактовку истины не только у Дицгена, но и у других философов. Он подчеркнул при чтении книги А. Рея «Современная философия» слова: «Истина – это объективное»[42]. Привлекла его внимание и мысль Рея, что «заблуждение не есть абсолютная антитеза истины»[43]. Но почему В. И. Ленин прошел мимо? Почему не использовал это в своей работе «Материализм и эмпириокритизм»?

Можно выдвинуть несколько взаимосвязанных предположений. Первое. Когда В. И. Ленин писал свою книгу, конспектов по философии еще не было. Основательное знакомство с историей философии состоялось позже. Второе. Как уже было сказано, Ленин как философ-материалист «замешан» на эмпиризме, близком к эмпиризму английских и французских материалистов XVII–XVIII вв. Это видно невооруженным глазом любому непредвзятому читателю «Материализма и эмпириокритицизма». Третье. При чтении конспектов В. И. Ленина остается странное ощущение. Создается впечатление, что он читает Гегеля не как идеалиста, а как материалиста. Это похоже на то, как дети, которых учат английскому языку, услышав «тейбл», мыслят не «стол», а воспринимают это как русское словосочетание «ты был». Читая конспекты В. И. Ленина, трудно отделаться от этого ощущения: Ленин вкладывает в слова Гегеля не тот смысл, что сам Гегель, а свой, на словах похожий, но материалистический. Трудно согласиться, что такое прочтение является «материалистическим прочтением» Гегеля. Это одно из возможных объяснений факта, почему в советской философской литературе игнорировалась онтологическая трактовка истины и настойчиво пропагандировалось абсолютизация гносеологического понимания истины, – такой точки зрения придерживался В. И. Ленин. И последователи этой односторонней точки зрения должны вести свою родословную вовсе не с Аристотеля, как это часто делается, а от механистического материализма Нового времени через догматизацию взглядов В. И. Ленина. Социальные события, политика и идеология большевизма, построенного на культе авторитета В. И. Ленина, и послужили непосредственной и прямой причиной абсолютизации в течение долгих лет в советской философии гносеологического понимания истины и обструкции онтологической ее трактовки. Бывает время разбрасывать и время собирать камни. Настало, думается, время исправлять упущенное.

[1] Подробнее о том, как взгляды английских и французских материалистов XVII–XVIII вв. перекочевали в работу В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», а потом по понятным причинам стали догмой, см.: Хазиев B. C. Роса истины. – Уфа, 1998.

[2] Краткий философский словарь. – 3-е изд. – М., 1952. – С. 160.

[3] Нарский И. С. Проблема истины и истинности / И. С. Нарский // Диалектическое противоречие и логика познания. – М., 1969. – С. 164, 166.

[4] Философия для аспирантов / под ред. И. И. Кального. – СПб., 1999. – С. 404.

[5] Лифшиц М. А. Об идеальном и реальном // Вопросы философии. – 1980. – № 10. – С. 124.

[6] Аристотель. Метафизика 9.10.

[7] Аристотель. Метафизика 5.29.

[8] Руткевич М. Н. Диалектический материализм. – М., 1973. – С. 233.

[9] Хасхачих Ф. И. Истина // Вестник МГУ. – Серия 7. Философия. – 1988. – № 1. – С. 50.

[10] Хасхачих Ф. И. Указ. соч. – С. 49.

[11] Там же. – С. 50–52.

[12] Там же. – С. 53.

[13] Хасхачих, Ф. Указ. соч. – С. 53.

[14] Хайдеггер М. О сущности истины // Философские науки. – 1989. – № 4. – С. 93.

[15] Хасхачих, Ф. Указ. соч. – С. 53.

[16] Диалектический материализм / под ред. А. П. Шептулина. – М., 1974. – С. 155.

[17] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. – Т. 18. – С. 123. У Ленина: «…которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества».

[18] Павлов Т. Теория отражения. – М.: Ин. лит-ра, 1949. – С. 408.

[19] Ленин В. И. Указ. соч. – Т. 18. – С. 123.

[20] Ленин В. И. Указ. соч. – Т. 29. – С. 88.

[21] Там же. – С. 115.

[22] Там же. – С. 123.

[24] Там же. – С. 152–153.

[25] Ленин В. И. Указ. соч. – Т. 29. – C.154, 183.

[26] Там же. – С. 155.

[27] Там же. – С. 156.

[28] Ленин В. И. Указ. соч. – Т. 29. – С. 173.

[29] Там же. – С. 179.

[30] Там же. – С. 187.

[31] Там же. – С. 192.

[32] Ленин В. И. Указ. соч. – Т. 29. – С. 192.

[33] Там же. – С. 193.

[34] Ленин В. И. Указ. соч. – Т. 29. – С. 197–198.

[35] Там же. – С. 385.

[36] Ленин В. И. Указ. соч. – Т. 29. – С. 423–424.

[37] Там же. – С. 425.

[39] Там же. – С. 427.

[40] Ленин В. И. Указ. соч. – Т. 29. – С. 428.

[41] Ленин В. И. Указ. соч. – Т. 29. – С. 441.

[42] Там же. – С. 514.

Правда и истина в русском языке – Учительская газета

Понятия правды и истины очень важны для русской языковой картины мира, и вопрос о разнице между ними занимает носителей русского языка – даже в Интернете можно обнаружить дискуссии на эту тему. Пользователи дают самые разные ответы на вопрос «Чем правда отличается от истины?» – от «ничем» до «истина вечна, правда – на срок», «правда у всех своя, а истина непреложна», «можно знать правду, но не видеть истину». В целом преобладает представление о том, что «правда понятие сугубо индивидуальное, истина же на всех одна». Однако это хотя и объясняет некоторые примеры употребления этих слов, далеко их не исчерпывает.

Словари, к сожалению, также оказываются в этом случае недостаточно информативными. В большинстве словарей русского языка правда и истина трактуются как синонимы, без объяснений различий между ними.

Неудивительно, что многие лингвисты посвящали этим словам целые работы, и научную дискуссию о правде и истине никак нельзя считать законченной – возможно, полное понимание этих слов так же труднодостижимо, как и абсолютная истина.

Попробуем все-таки разобраться, в чем же состоят различия в употреблении и значении этих слов. Картина на первый взгляд получается противоречивая.

С одной стороны, у каждого своя правда, то есть правд вроде бы много, а истина только одна. Однако бывают прописные, плоские, избитые, известные истины во множественном числе, но не бывает *прописных, плоских, избитых, известных правд. Когда мать хочет узнать правду о том, кто разбил окно, она не просит, чтобы дети сказали ей *свои правды, – в этом случае правда единственна (* – принятое в лингвистике обозначение неправильной речи. – Прим. авт.).

Когда мать хочет узнать, кто виноват, она просит детей сказать ей правду и не может попросить их *сказать ей истину. Следователь, распутывающий преступление, стремится установить истину, но не *установить правду. При этом свидетели не должны скрывать от него правду. Однако свидетеля нельзя упрекнуть в том, что он *скрывает истину.

И правду, и истину люди ищут; и правду, и истину трудно найти. Однако правду бывает трудно обнаружить потому, что ее скрывают те, кому она известна, а истину – потому что она открывается лишь немногим. Правду может обнаружить тот, кто старается до нее докопаться, кто ищет свидетелей, улики, факты. До истины может дойти тот, кто долго идет по правильному духовному пути. Знание правды – это фактическое, конкретное знание какого-то эпизода действительности, поэтому можно сказать Я знаю правду об этом деле. Однако знание, которое дает истина, – это некоторое общее знание самых важных аспектов бытия, поэтому не бывает *истины об этом деле.

Из этих примеров может создаться впечатление, что между правдой и истиной вообще нет ничего общего, да и что сами эти слова устроены как-то противоречиво. Однако это не так. Примеры, которые приводились выше, относятся к разным значениям этих слов, а синонимами они являются только в некоторых значениях. Причем главными значениями для правды в современном языке являются те, в которых она не синонимична главным значениям истины, – отсюда и такой резкий контраст в употреблениях.

Первое значение правды в современном русском языке можно сформулировать примерно так: правда о чем-либо = «то, каким что-либо оказалось в действительности; раньше люди этого не знали или думали об этом иначе», например: Правда оказалась совершенно ужасной; Я открою тебе правду об этом преступлении. В первом значении истина не является синонимом правды – нельзя сказать *Истина оказалась совершенно ужасной; *Я открою тебе истину об этом преступлении. В этом значении у слова правда есть синоним факт(ы), который также обозначает реально имеющий место фрагмент действительности. Но правда в отличие от объективных и нейтральных фактов эмоционально и оценочно окрашена и имеет еще целый ряд особенностей.

Во-первых, правда относительно каждой ситуации или объекта может быть только одна, а фактов может быть сколько угодно: Я узнал новые факты о его детстве и юности; Вот еще один факт, но не *Я узнал новую правду; *Вот еще одна правда.

Во-вторых, факты – это то, на основании чего можно строить мысли, теории, догадки о происходящем, в то время как правда дает полное и окончательное знание ситуации: Факты говорят против такой интерпретации, но не *Правда говорит против такой интерпретации.

В-третьих, факты могут быть интересными и малоинтересными, значительными и незначительными, а правда всегда представляет из себя ценность; нельзя сказать *малоинтересная правда, *незначительная правда.

Наконец, правда в первом значении, как правило, неприятна, она открывает какие-то отрицательные стороны предметов и ситуаций; ср. правда о нарушениях прав человека. Факты же могут отражать и хорошие стороны действительности: Я узнала новый факт о нем – оказывается, он еще пятнадцатилетним мальчиком спас из пожара маленькую девочку.

Поскольку правда часто неприятна, люди иногда ее скрывают. Интересно, что скрывать правду можно даже от самих себя, что невозможно для фактов: Он скрывает правду даже от самого себя, но не *Он скрывает факты даже от самого себя. И наконец, поскольку правду часто скрывают или искажают, то каким-то людям она неизвестна и оказывается для них неожиданной, – отсюда и компонент в толковании «раньше люди этого не знали или думали об этом иначе».

Во втором значении правда обозначает соответствующее действительности высказывание, например: Правда, что зарплату повысят? – Чистая правда. Слово правда во втором значении часто употребляется в составе названий газет: «Правда», «Комсомольская правда», «Марийская правда». В этом значении истина тоже не является синонимом правды – нельзя сказать: *Истина, что зарплату повысят? – *Чистая истина, да и газету назвать «Комсомольской истиной» было бы как-то нелепо.

Первое значение слова истина в современном русском языке таково: «Являющееся высшей духовной ценностью знание, которое дает людям ответ на все важные вопросы бытия и обретение которого является для них очень важной и труднодостижимой целью», например: Божественная Истина; Вся его жизнь была поиском истины.

В отличие от правды истина в первом значении является философской и религиозной категорией. В разных философиях и религиях существуют разные понятия истины, однако у людей есть представление о том, что окончательная Истина единственна и неизменна.

Истина во втором значении – это «такое представление, относящееся к некоторой сфере человеческой деятельности, которое какие-то или все люди считают правильным», например: научная истина; Я еще раз убедился в известной истине, что нападение – это лучший вид обороны. Истинами называются многие известные афоризмы: Известная истина «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку». Так же называются установленные и хорошо известные основы знаний в разных областях: элементарные экономические истины; Истина, что три угла треугольника равны двум углам квадрата, известна любому школьнику. Правда такого значения не имеет – нельзя сказать *элементарные экономические правды, *Известная правда «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку».

В отличие от первой истины вторая истина не является ни единственной, ни неизменной: в одной и той же науке могут параллельно существовать десятки истин, а то, что признавалось истиной на каком-то этапе, может с течением времени пересматриваться.

В обобщенном виде разницу между основными значениями правды и основными значениями истины в современном русском языке можно сформулировать так: правда дает нам знание какого-то фрагмента действительности, истина же – это некоторое возвышенное, духовно или интеллектуально ценное знание каких-то общих законов бытия. То есть правда земная и будничная, а истина небесная и возвышенная.

Интересно, что это распределение, которое сейчас нам кажется естественным и ощущается многими носителями языка, возникло в русском языке не так давно. В древнерусском языке соотношение правды и истины было ровно противоположным. О правде и истине в древнерусском языке пишет известный историк языка Б.А. Успенский: «Правда осмысляется как божественное начало, а истина – как человеческое».

В древнерусском языке основные значения слова правда были связаны с идеями правоты, правильности, справедливости, праведности. Вот какие значения упоминаются в числе основных для слова правда в Словаре русского языка XI-XVII веков:

справедливость как свойство праведника; праведность, благочестие;

справедливость как соответствие действий и поступков требованиям морали и права; праведные деяния; исполнение божественных заповедей, долга.

Естественно, что древнерусская правда осмыслялась как божественное начало, как атрибут Бога и святых праведников. Отметим, что в современном русском языке эти значения не полностью утрачены – у слова правда есть значение «справедливость»: Рассуди нас по правде; Решение суда не исполняется – где нам искать правду?; Он отправился искать правду в Москву. Однако оно сильно «опустилось» в иерархии значений, то есть стало намного менее важным и частотным, а также перешло в высокий стилистический регистр.

Многозначность слова истина, напротив, в древнерусском языке объединялась прозаической идеей соответствия действительности, которая характерна для современной правды. Вот некоторые из древнерусских значений слова истина:

действительность, действительное положение вещей;

подлинное, действительное количество товара, денег (без прибыли).

Как мы видим, истина обозначала вполне земные вещи, в том числе даже товар и деньги.

Это соотношение истины и правды сохранялось довольно долго – еще в XIX веке Владимир Даль писал: «Истина от земли, достояние разума человека, а правда с небес, дар благостыни». Однако к XX веку правда и истина «поменялись местами» – правда стала низкой, а истина – высокой.

Разумеется, все это достаточно огрубленное представление более тонких семантических процессов; на самом деле у обоих слов есть как «высокие», так и «низкие» значения. Однако общая семантическая тенденция состоит все-таки в том, что правда «опустилась», а истина «поднялась». Развитие отношений между словами правда и истина параллельно развитию отношений между словами знать и ведать: если в современном языке первое слово в обеих парах ассоциируется с земным, а второе – с возвышенным, то исторически их распределение было противоположным.

Валентина АПРЕСЯН, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института русского языка имени В.В. Виноградова РАН

Понятие истины, ее основные характеристики

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Центральным вопросом теории познания является вопрос об отношении наши знаний к объективному миру. Этот вопрос рассматривается в теории истины, критерии которой обсуждаются на протяжении многих веков в философии и науке. Решение его во многом зависит от общих мировоззренческих позиций.

Современная трактовка истины, которую разделяет большинство философов, сводится к следующему определению: истина это соответствие, адекватность наших знаний содержанию объекта познания. Это соответствие имеет ряд характеристик. Во-первых, характерной чертой истины является наличие в ней объективной  и субъективной сторон. Истина достигается в противоречивом взаимодействии субъекта и объекта. Поэтому результат этого взаимодействия содержит влияние как субъекта, так и объекта. Истина по определению в субъекте, но она же и вне субъекта, В истине, таким образам, отражается единство объективной и субъективной составляющей познавательного процесса: без объекта знание теряет своя содержательность, а без субъекта — нет самого звания. По своему источнику и содержанию истина объективна. Это значит, что истинное содержание человеческих представлений не зависит ни от человека, ни от человечества. По своей форме истина всегда субъективна, так как во взаимодействии объекта и субъекта всегда участвует сознание. Когда мы говорим, что истина «субъективна», это значит, что она не существует помимо человека. Здесь необходимо уточнить различие между понятиями «объективная истина» и «объективная реальность». Объективная реальность, мир существует независимо от сознания субъекта, а истина всегда существует в сознании. Истина есть знание о реальности, а не сама реальность. Истина, таким образом, объективна по содержанию, и субъективна по форме.

Во-вторых, истина — всегда конкретна. Это значит, что любое истинное знание всегда определяется в своем содержании и применении данными условиями места, времени и многими другими обстоятельствами. Обобщая сказанное, необходимо подчеркнуть, что объективная, абсолютная, относительная, и конкретная истина — есть одно и то же истинное знание.

В-третьих, истина характеризуется как относительная и  абсолютная. Представление о том, что истина достигается не сразу, целиком, что постижение истины есть процесс сложный и противоречивый, формировалось у людей постепенно. Под абсолютной истиной понимается знание, которое не может быть опровергнуто дальнейшим развитием познавательной деятельности. Иными словами, абсолютно совпадающее по своему содержанию с отображаемым объектом, полное, исчерпывающее знание об объекте. Такая истина существует только как предел, к которому стремится наше знание, как идеал познания. Под относительный истиной понимается неполное знание о том же самом предмете, которое достигается в конкретно-исторических условиях познания. Примером такого рода относительных истин можно считать теорию классической механики и теорию относительности. Классическая механика считалась истинной теорией без всяких ограничений, т.е. истиной в абсолютном смысле. С возникновением теории относительности оказалось, что ее уже нельзя считать истиной без ограничений. Знание относительно, потому что мир обладает бесконечной сложностью и находится в непрерывном развитии, в то время как на каждом уровне познания мы имеем дело с конечными формами. Ошибочно, однако, было бы полагать, что абсолютная и относительная истина исключают друг друга.

Реальный процесс познания выводит нас на подлинную диалектику абсолютной и относительной истины. Их взаимосвязь отражает динамический характер достижения истины в науке. Абсолютная истина складывается из относительных истин. В свою очередь, относительные истины в непрерывном процессе познания уточняются и обогащаются, устремляясь к абсолютной истине как к своему пределу. Вместе с тем, эти же относительные истины оказываются частями абсолютной истины, в каждой относительной истине всегда есть некоторое «зерно», частичка истины абсолютной. Пределы нашего познания исторически ограничены, но по мере развития и совершенствования практики человечество все время приближается к абсолютной истине, никогда не исчерпывая ее до конца. И абсолютная и относительная истины по своему содержанию являются объективными истинами.

Свойство объективной истины быть процессом выражается, во-первых, в движении к более полной и точной картине бесконечного и развивающегося мира; во-вторых, в процессе преодоления заблуждения в движении к абсолютной истине. Это движение идет как бы по ступеням, от менее совершенных представлений к более совершенным. Однако в процессе этого перехода старое знание не отбрасывается, а частично включается в систему нового знания, что обеспечивает преемственность развития знания.

Познание не свободно от заблуждений. Заблуждение – знание, не соответствующее своему предмету, не совпадающее с ним. Будучи неадекватной формой знания, заблуждение главным своим источником имеет ограниченность, неразвитость или ущербность общественной практики и самого познания. Заблуждение по своей сути есть искаженное отражение действительности, возникающее как абсолютизация результатов познания отдельных его сторон.

Оценочный аспект характерен для понятий «правда» и «ложь». Под правдой понимают социальную истину, содержащую нравственную оценку. Ложь – преднамеренное искажение знания с целью введения в заблуждение тех, для кого она предназначена. Субъект, формирующий и распространяющий ложное знание, знает истину, но по каким-либо причинам скрывает ее.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

существительное истины — Определение, изображения, произношение и примечания по использованию

существительное Семейство слов
  • истинное прилагательное (≠ неверно)
  • существительное истина
  • правдивое прилагательное (≠ неправдивое)
  • истинное наречие
  • истинное наречие
Идиомы перейти к другим результатам
  1. правда

    [единственное число] истинные факты о чем-то, а не о том, что было изобретено или угадано
    • Как вы думаете, она говорит правду?
    • Мы полны решимости найти (= открыть) правду.
    • Она сказала только правду.
    • Итак, теперь вы знаете правду.
    • Я знал, что правда в конце концов откроется.
    • правда в том, что… Правда в том, что простых ответов не бывает.
    • Дело в том, что мы не можем позволить себе держать весь персонал.
    • Печальная правда заключается в том, что в свои 72 года он уже позади.
    • Простая правда заключается в том, что новые дороги только способствуют увеличению трафика.
    • правда о чем-то Я не думаю, что вы говорите мне всю правду о том, что произошло.
    • Эти документы раскрывают правду о его прошлом.
    • Ужасная правда о его исчезновении наконец дошла до нее.
    • За чем-то стоит правда Только недавно правда об убийствах стала известна.
    • Это евангельская истина! (= полностью правда)
    • Честно говоря, не знаю, и это правда.
    Дополнительные примеры
    • Ему напомнили о его долге говорить правду, когда его допрашивали в суде.
    • Он был слишком хрупким, чтобы справиться с правдой.
    • Юристы исказили правду о сделке.
    • Она была полна решимости узнать правду о своем боссе.
    • Простая правда в том, что он потерял работу.
    • Их двигало стремление к истине.
    • Ближе к концу письма всплыла жестокая правда.
    • Мы изучаем этот вопрос, чтобы увидеть, где правда (= какие части истинны).
    • Мы попытаемся узнать правду от этого мальчика.
    • Что правда за сплетнями?
    • Вы скрывали от меня правду!
    • скрытая правда за событиями последних четырех лет
    • простая неприукрашенная правда
    • шокирующая правда о героиновой зависимости среди молодежи
    Темы Сомнения, предположения и определенностьb1Oxford Collocations Dictionary прилагательное… слова правды + истина + глагол
    • в правда
    • правда о
    • правда за
    фраз
    • и / арбитр истины
    • экономно с правдой
    • момент истины
    Полный текст
  2. [бесчисленное множество] качество или состояние, основанное на фактах
    • нет / немного / много и т. Д.правда в чем-то. В слухах нет правды.
    • В том, что она говорит, нет ни капли правды.
    • В его версии событий действительно есть доля правды.
    • Вы должны быть готовы доказать истинность этих утверждений.
    противоположная ложь см. Также постправду Дополнительные примеры
    • Фильм хороший, но исторической правды мало.
    • В его объяснении есть доля правды (= похоже, что оно могло быть правдой).
    • Полиция сомневается в правдивости его заявления.
    • Смеет ли кто-нибудь отрицать истинность того, что мы сказали?
    Oxford Collocations Dictionary прилагательное … истины, глагол + истина, истина + глагол, предлог
    • истина
    • истина о
    • истина, стоящая за
    фраз
    • и / арбитр истины
    • быть экономным с моментом истины
    • правда
    См. запись полностью
  3. [исчисляемый] факт, который большинство людей считает правдой
    • универсальные истины
    • Она была вынуждена признать несколько неприятных истин о своей семье.
    сравните неправду см. Также полуправду, домашнюю истину Дополнительные примеры
    • Наука, как и теология, открывает трансцендентные истины об изменяющемся мире.
    • Мы считаем эти истины самоочевидными…
    • в поисках вечных истин жизни
    • более глубокие истины, которые часто остаются невысказанными
    Oxford Collocations Dictionary прилагательное глагол + истина
    • установить
    • раскрыть
    • раскрыть
    предлог См. Полную запись
  4. Происхождение слова Старый английский trīewth, trēowth ‘верность, постоянство’ (см. Истина, -th).

Идиомы

Будьте экономны с правдой

  1. если вы говорите, что кто-то экономил на правде, вы имеете в виду, что он упустил некоторые важные факты, но вы не хотите сказать, что они лгали
  1. сказать что-то не совсем правдивое
    • Я не совсем солгал, когда сказал, что не видел ее — я просто немного исказил правду.

если правда будет известна / рассказана

  1. раньше рассказывала кому-то правдивые факты о ситуации, особенно когда они не известны другим людям
    • Если правда была известна, я боялся сказать кто угодно.
  1. (формально) использовалась для подчеркивания истинных фактов о ситуации
    • Она смеялась и болтала, но, по правде говоря, не особо развлекалась.
  1. время, когда кого-то / что-то проверяют, или когда принимаются важные решения
    • Момент истины наступает, когда пилот-стажер берет на себя управление самолетом.

ничто не может быть дальше от истины

  1. говорила, что факт или комментарий полностью ложны
    • Она думает, что она мне не нравится, но ничто не может быть дальше от истины.
    • Я знаю, ты думаешь, что она злая, но ничто не может быть дальше от правды.
  1. (неофициально) используется при признании в чем-то
    • Честно говоря, буду рад вернуться домой.
    • Я, честно говоря, стал немного заносчивым.
    • По правде говоря, я очень боюсь его возвращения.

правда страннее вымысла

  1. (поговорка) раньше говорили, что вещи, которые происходят на самом деле, часто более удивительны, чем выдуманные истории
  1. (поговорка) говорили, что люди узнают правду факты о ситуации, даже если вы пытаетесь сохранить их в секрете
Увидеть истину в Оксфордском словаре академического английского языка для учащихсяУвидеть истину в словаре академического английского языка для учащихся ОксфордаПроверьте произношение: правда

Что такое абсолютная правда? — Определение от WhatIs.com

В общем, абсолютная истина — это то, что всегда верно, независимо от параметров или контекста. Абсолют в этом термине означает одно или несколько из следующего: качество истины, которое невозможно превзойти; полная правда; неизменная и постоянная правда. Его можно противопоставить относительной истине, или истине в более обычном смысле, в котором подразумевается определенная степень относительности.

1) В философии абсолютная истина обычно утверждает то, что является существенным, а не поверхностным — описание Идеального (используя концепцию Платона), а не просто «реального» (которое Платон рассматривает как тень Идеала).Среди некоторых религиозных групп этот термин используется для описания источника или авторитета данной веры или набора убеждений, таких как Библия.

2) В науке понятие абсолюта подвергается сомнению такими теориями, как теория относительности и квантовая механика. Попытки связать воедино все известные факты о Вселенной в единую теорию (один из примеров — теория струн) можно рассматривать как попытки открыть абсолютную истину об этом наборе фактов.

3) Однако в чистой математике есть доказательство существования абсолютной истины.Распространенной тактикой в ​​математических доказательствах является использование reductio ad absurdum , в котором утверждение, которое нужно доказать, отвергается как предпосылка, а затем показывается, что эта предпосылка приводит к противоречию. Когда можно продемонстрировать, что отрицание утверждения приводит к противоречию, тогда исходное утверждение оказывается верным.

Логическое доказательство утверждения «Существует абсолютная истина» почти тривиально в своей простоте. Предположим, мы утверждаем отрицание утверждения, то есть абсолютную истину не существует.Делая это утверждение, мы утверждаем, что предложение «Абсолютной истины не существует» абсолютно верно. Утверждение противоречиво, поэтому его отрицание: «Существует абсолютная истина» истинно.

Это доказательство относится только к логике. Он не говорит нам, истинно ли какое-либо конкретное утверждение, кроме него самого. Это не доказывает существования (или несуществования) Бога, дьявола, рая, ада или маленьких зеленых человечков из другой галактики. Он также не утверждает, что мы всегда можем установить истинность или ложность любого произвольного утверждения.Теорема о неполноте, доказанная Куртом Гёделем и опубликованная в 1931 году, на самом деле показала, что существуют логические утверждения, значение истинности которых неразрешимо, то есть их нельзя доказать ни истинными, ни ложными.

определение истины от The Free Dictionary

Ведь в алкоголе обитает роковая интуиция истины. ЧТО такое истина? сказал, шутя, Пилат, и не хотел оставаться для ответа. Что в начале, когда мир был молод, было очень много мыслей, но не было такой вещи, как истина.Человек сам создал истины, и каждая истина была составлена ​​из множества расплывчатых мыслей. Интеллект и интеллект означают для обычного уха рассмотрение абстрактной истины. Рассмотрение времени и места, нас с вами, выгоды и обиды тирании над умами большинства людей. Определение истины и лжи, которое является нашей темой сегодня, лежит строго за пределами нашего общего предмета, а именно анализа разума. Это, конечно, не может быть опровергнуто такой философией, как философия Канта, в которой не меньше, чем в ранее упомянутых системах, почти полностью игнорируются история человеческого разума и природа языка, а достоверность объективного знания переносится на предмет; в то время как абсолютная истина сводится к вымыслу, более абстрактному и узкому, чем идеи Платона, о «вещи в себе», к которой, если мы строго рассуждаем, никакие предикаты не могут быть применены.То, что существует истина, более высокая, чем опыт, свидетельством которой является разум, — это убеждение, которое в нашем собственном поколении с энтузиазмом утверждается и, возможно, набирает силу. используя другого, чтобы вести ее, больше не сомневался в правде. Теперь она стала намного бледнее, чем раньше делали ее опасения за себя. Кроме того, вымышленные рассказы заставляют нас вообразить возможность многих событий, которые невозможны; и даже самые правдивые истории, если они не полностью искажают суть дела или не преувеличивают свою важность, чтобы сделать их более достойными внимания, по крайней мере, почти всегда опускают самые низкие и наименее яркие из сопутствующих обстоятельств; поэтому бывает, что остальные не представляют истину, и что те, кто регулируют свое поведение примерами, взятыми из этого источника, склонны впадать в расточительность странствующих рыцарей романтики и развлекаться проектами, превышающими их возможности.ДВА ЧЕЛОВЕКА, один всегда говорил правду, а другой не говорил ничего, кроме лжи, путешествовали вместе и случайно попали в страну обезьян. Поэтому мудрый князь должен придерживаться третьего курса, выбирая мудрецов в своем государстве, и давая им только свободу говорить ему правду, и то только о том, о чем он спрашивает, и ни о чем другом; но он должен расспрашивать их обо всем, и выслушивать их мнения, а затем делать свои собственные выводы. Вы видите царство добра и истины на земле, но я этого не вижу.»

истины: ее природа, критерии и условия | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

«Что есть правда?» — спросил Пилат. [1] Хейг Хачадурян пытается дать ответ. Одно из его центральных убеждений в отношении природы истины состоит в том, что она не поддается анализу и концептуально не поддается определению. Но он действительно думает, что мы можем дать c riteria истины. Его теория состоит в том, что p является условно истинным тогда и только тогда, когда (a) существуют факты (по крайней мере, один), которые делают p истинным, и (b) p непосредственно относится (или относится к) фактам, которые делают его истинным ( 79).[2] (Хатчадурян не объясняет явно, почему он ограничивает свои возможности случайными истинами, но, похоже, он, по крайней мере частично, мотивирован историческим прецедентом сосредоточиться на случайных, «фактических» истинах (1).)

Хатчадурян также стремится продвинуть наше понимание фактов , которые делают предположения истинными, а также типов использования и условий термина «истинный». Я вернусь к его теории фактов в конце этого обзора.

Основная часть книги посвящена критике и взаимодействию с альтернативными теориями истины.Он обсуждает следующие теории: теория соответствия, теория тождества, различные субъективистские теории и квазикогерентистская теория Решера. Я обрисую его основную критику этих теорий и обращу внимание на некоторые возможные ответы, которые могут вызвать дальнейшие исследования.

Хатчадурян начинает с критики того, что он называет традиционной корреспондентской теорией истины. Согласно этой теории, истина по самой своей природе состоит в соответствии реальности или факту (1).Хатчадурян с самого начала обеспокоен тем, что определение «истинного» не может быть дано в терминах, значение которых является более основным, чем значение самого «истинного». Поэтому он предполагает, что природа истины концептуально примитивна и поэтому не может быть проанализирована в терминах чего-либо, включая соответствие.

Хатчадурян признает, что даже если «истина» концептуально примитивна, мы все же можем дать необходимые и достаточные условия истинности утверждения.Но он настаивает на том, что тогда не будет возможности гарантировать фактическое существование соответствия отношения (6). Так, например, если мы предположим, что p истинно тогда и только тогда, когда существуют факты, которые делают p истинным, из этого не следует, что существует , делающее истинное отношение , которое мы можем назвать «соответствием» (см. 5). . Или, опять же, если p истинно тогда и только тогда, когда p «коррелирует» с чем-то, из этого не следует, что существует действительное отношение корреляции, соответственно названное «соответствием» (15).Однако традиционные теоретики корреспонденции привержены существованию отношения соответствия. Таким образом, Хачадурян выступает против традиционной теории соответствия.

Существует также знакомая проблема определения «соответствия». Выражения «соответствует» и «соглашается с» являются расплывчатыми метафорами, говорит Хачадурян, и ничего не говорят нам о связи между истинными предложениями и фактами, которые делают их истинными (5). Это наблюдение, кажется, укрепляет его убежденность в том, что понятие истины является более фундаментальным, чем понятие «соответствие».

Хатчадурян хорошо умеет различать природу истины и условия истины. Основываясь на этом различии, я думаю, что теоретики корреспонденции могут провести дальнейшее различие между природой истины и нашей концепцией истины. Теоретики корреспонденции могут предположить, что у нас есть базовая, не поддающаяся анализу концепции истины и , что истина, по своей природе, в конечном итоге поддается анализу с точки зрения более основных онтологических компонентов.Имея в виду это различие, теоретик корреспонденции мог бы определить «соответствие» с точки зрения «истинности» следующим образом:

‘x соответствует y’ = df ‘∃ R ((∀ p ( p истинно) ↔ (∃ f ( p стоит в R до f ))) & x стоит от R до y .)

Теоретик соответствия мог бы тогда предположить, что наше понятие соответствия выводится из нашего понятия истины — , даже если природа истины сама по себе онтологически поддается анализу в терминах отношения соответствия.Теоретики корреспонденции, которые выбирают этот вариант, могут согласиться с Хатчадурян в том, что истина концептуально примитивна, но при этом утверждают, что отношение корреспонденции фигурирует в самой природе истины. У них также будет основание для отрицания того, что значение «соответствует» не яснее расплывчатой ​​метафоры, поскольку у них будет определение «соответствует» в терминах концептуально основного термина «истинный». Этот ответ Хатчадурану оставляет открытым вопрос, как анализировать природу корреспонденции.[3] Так что, возможно, теоретики корреспонденции действительно могут принять убеждение Хатчадурана в том, что истина концептуально примитивна, даже если она поддается метафизическому анализу.

Хатчадурян обращается к теории тождества, представленной А. Д. Вузли. Теория тождества отождествляет истинные предложения с фактами: p истинно тогда и только тогда, когда p является фактом. Обсуждение Хатчадурана содержит массу аргументов, которые с разных точек зрения рассматривают теорию тождества.Вот краткое изложение одного из его основных возражений:

  1. Если теория тождества верна, то «p истинно» выражает [или относится] к тому же факту, что и «p» (по крайней мере, по теории Вузли).
  2. «p истинно» не означает то же, что и «p».
  3. Следовательно, теория тождества неверна.

От имени (1) Хатчадурян предлагает нам подумать о том, каким фактом может быть утверждение, выраженное словом «p, истинно».Он говорит, что единственная возможная возможность — это факт, выраженный буквой «р» (когда «р» истинно). Он называет этот факт «FP» и приходит к выводу, что и «p истинно», и «p» выражают, или означают, или относятся к FP (21).

Вы можете задаться вопросом, почему «p истинно» не может вместо этого выражать совершенно другой факт , что p истинно . Хатчадурян отвечает, что тогда утверждение, выраженное «p истинно», будет идентично двум различным фактам, FP и факту, что p истинно, что невозможно (23).Признаюсь, мне не совсем понятно, почему теоретики тождества должны отождествлять утверждение, выраженное словом «p истинно», с FP. Почему теоретик тождества не может идентифицировать утверждение, выраженное «p истинно», только с одним фактом, что p истинно? У Хатчадурана есть аргумент, который заслуживает внимательного изучения (21), но я не уверен, что он предназначен для всех теорий идентичности, кроме теории Вузли.

Я с большим энтузиазмом отношусь к защите Хатчадураном посылки 2 о том, что «p истинно» не выражает то же самое, что и «p».Он утверждает, что первое — это примерно p , тогда как второе — нет: например, «снег белый» относится к снегу, тогда как «снег белый истинен» относится к утверждению, что снег белый. Следовательно, эти утверждения не выражают одно и то же. Теоретики избыточности, конечно, не согласятся с этим, но Хачадурян настаивает на интуиции и соображениях, препятствующих избыточности (27-28).

Ключевой вывод, который, кажется, лежит в основе большей части критики Хатчадурана теории тождества, заключается в том, что факты — это вещи, которые утверждения касаются , а не вещи, которые утверждения выражают (или означают ).Таким образом, фраза «кошка на циновке» выражает то, что может быть ложью, но это около чего-то — факт, связанный с кошкой и циновкой, — который ни в коем случае не может быть ложным. В поддержку этой посылки Хатчадурян исследует, как ложное утверждение могло означать (или утверждать) что-либо, по пониманию Вузли, если нет соответствующего факта , который оно выражает (33).

Хатчадурян идет рядом с субъективистскими теориями, которые анализируют истину с точки зрения свойств личности.Рассмотренные теории включают: истину как оценку, эмоциональную теорию и перформативную теорию Стросона. (Теория «согласованности» Решера может быть включена сюда, если она в конечном итоге достигнет нижней границы в условиях правдоподобия , как предполагает Хатчадурян.) Особенно интригующее возражение, выдвинутое Хатчадурян против первых двух, заключается в том, что оценка и эмоции, связанные с истинными убеждениями, похоже, вступают в игру. разной степени интенсивности. Истина, напротив, не допускает степени: утверждения либо полностью верны, либо нет вообще (64, 65).

Более резкое возражение против всех субъективистских теорий состоит в том, что могут быть истинные утверждения, например, в математике, которые еще никем не известны и не подтверждены. Хатчадурян поддерживает это возражение, отмечая, что, когда мы хотим выяснить, истинно ли утверждение о мире, мы обычно не исследуем чувства или особенности людей. Скорее исследуем вещи — а фактов и ? — в мире, о котором идет речь (62). Его аргументы здесь следует рассматривать как основу для дальнейших исследований, поскольку он сужает свое внимание до одного крупного представителя каждой позиции.

Теперь я перейду к теории фактов Хачадурьяна. Его теория состоит примерно из следующих восьми тезисов о фактах.

  • Во-первых, истинные утверждения — это о фактах: например, утверждение, что кошка лежит на циновке, касается того факта, что кошка лежит на циновке.
  • Во-вторых, факты — это то, что делает истинные предложения истинными: предложение истинно тогда и только тогда, когда существует факт, который делает его таковым.
  • В-третьих, факты могут быть созданы (в некотором смысле), но не уничтожены.
  • В-четвертых, фактам не хватает пространственного положения.
  • В-пятых, фактов о вещах в мире: то, что кошка лежит на циновке, означает кошку и циновку.
  • В-шестых, «утверждения фактов» — это реальность / актуальность события, ситуации, объекта или положения дел: например, тот факт, что Обама является президентом, является реальностью положения дел , когда Обама был президентом .
  • В-седьмых, есть факты, но фактов не существует .
  • В-восьмых, «p — факт» не означает то же самое, что «p истинно».

Было бы интересно узнать, как Хатчадурян ответит на некоторые другие вопросы, обсуждаемые в современной литературе, такие как: (а) Как может быть отрицательных фактов (например, факт отсутствия единорогов)? б) Как проанализировать факта, включая отрицательные? (c) каждое истинное предложение подтверждается фактом или только некоторыми атомарными утверждениями? г) Какая связь между истиной и фактом лежит в основе?

Первый вопрос особенно важен для целей Хачадуряна, потому что он рассматривает факты как вещи, о которых говорится в предложениях, и не просто очевидно, как «негативное» утверждение может относиться к «негативной» части реальности.Рассмотрим утверждение, что единорогов не бывает. Если это предложение о чем-то, похоже, о нехватке единорогов. Но какой частью реальности может быть без единорогов? Ответить на этот вопрос оказалось непросто: обычных кандидатов в реальность либо недостаточно для объяснения истинности рассматриваемого утверждения [4], либо они, вероятно, не являются тем, о чем нет единорогов [5]. ] Поэтому было бы интересно увидеть, как Хатчадурян думает о некоторых из этих других вопросов.Я уверен, что мне пригодятся его идеи.

В заключение я сделаю несколько замечаний по поводу общего проекта Хачадуряна. Во-первых, Хачадурян упорно трудится, чтобы продвинуть наше понимание истины, не будучи привязанным к традиционным теориям истины. Хачадурян явно мыслитель оригинальный и творческий.

Во-вторых, потенциальные читатели должны знать, что Хачадурян не взаимодействует с самыми современными разговорами об истине. Так, например, не упоминаются такие теоретики истины, как Джордж Энглебретсен, Эндрю Ньюман или Мэриан Дэвид.Он ограничивает свое внимание в основном теориями и дискуссиями, которые имели место в 1960-х годах или ранее. Тем не менее, он обсуждает теорию Решера, более позднюю.

В книге много идей и идей, которые принесут пользу всем, кто интересуется истиной . Если вы Понтий Пилат, который хотел бы больше узнать о природе и условиях истины, или если вы теоретик истины, ищущий новый взгляд на старые и непрекращающиеся споры об истине, вы найдете множество драгоценных камней в этом материале. .

Истина, реальность и знание

Истина, реальность и знание ИСТИНА, РЕАЛЬНОСТЬ И ЗНАНИЯ

Соответствующая теория истины


Согласно наиболее распространенной теории истины, принятой большинство философов и, как мы увидим, безоговорочно принимали всех философов, Теория соответствия Правда . Теория соответствия утверждает, что истина — это то, что соответствует действительности.Точнее правда качество это относится к убеждениям, утверждениям и предложениям, которые Опишите реальность такой, какая она есть на самом деле .

Убеждения, утверждения и предложения представляют или изображают реальность как быть определенным образом. Убеждения — это ментальные представления, утверждения являются устными или письменными представлениями, а предложения — абстрактные логические объекты, которые выражаются убеждениями и заявления. Если утверждение или предположение о убеждении отражает реальность, так оно и есть, то это правда .Если он каким-то образом изображает реальность кроме того, что есть на самом деле, то это ложь .

Например, рассмотрим предложение «Кот на циновке». Этот предложение может быть выражено как вера в чей-то разум, например, когда Джейн считает, что «Кот на циновке», или это можно выразить как заявление, как когда Джон кричит «Кот на циновке!» или пишет это в блокнот и протягивает вам, потому что у него ларингит от кричать о кошках на циновках. Иногда философы также говорят об истинности предложений, которые являются утверждениями, специфичными для конкретный язык.Итак, «Je parle le Français» и «Я говорю по-французски» разные предложения (которые можно произносить или писать), но то же заявление. У них одинаковое «пропозициональное содержание» и функционально эквивалентны по истине, что означает, что они придерживаются одной и той же истины значение — либо оба верны, либо ни то, ни другое.

Опять же, когда убеждение, утверждение или предложение точно описывает мир есть, это правда. Когда это не так, это ложь. В в приведенном выше примере, если кошка действительно лежит на циновке, то убеждения, утверждения и предложения, которые делают это утверждение, верны.Если кота нет на коврике, значит, они фальшивые. Философ Тарский Скажем так: утверждение «Снег белый» верно тогда и только тогда, когда если снег белый.

Релятивизм


Это может показаться очевидным, но очень часто люди говорят такие вещи, как, «Что ж, это может быть правдой для вас, но это не так для меня», или скажите что у всех нас есть свои истины или мы сами создаем свою реальность. Эти верования выражают философию релятивизма , которая придерживается эта правда относительна либо к человеку, либо к его культуре или общество.То есть релятивист считает, что то, что считается истина зависит от того, во что верит человек или группа людей, не от того, что соответствует действительности. При индивидуальном релятивизме часто называют субъективизмом , каждый человек определяет, что правда для себя. Истина, с этой точки зрения, определяется просто тем, что человек считает. Верно то, во что верит каждый человек ее.

При культурном релятивизме человек может ошибаться, если его убеждения не совпадают с его культурой, каждая культура имеет свой стандарт истины, которая действительна для него и только для него.Например, релятивист может сказать, что это правда для нас в Америке 21 века. что хронические судороги вызваны неврологическими заболеваниями, такими как эпилепсия, хотя это верно для донаучных культур, что они вызваны злыми духами. Или культурный релятивист может заявить что для людей, живущих в средневековой Европе, было верно, что солнце вращались вокруг Земли, но это верно для Европы 21 века. что земля круглая и вращается вокруг солнца.

Иногда проводят различие между приверженностью этой точке зрения истине. в целом ( метафизический релятивизм ), а не придерживаться его только для моральных или этических истин ( моральный или этический релятивизм ).Например, моральный релятивист может сказать, что это правда в 21-м. Век Америки, что рабство — это плохо, но это было неправдой. до Гражданской войны Глубокий Юг или Римская империя. Или она может поверить что аборт не подходит для нее, но может быть разрешен для другие. Человек мог придерживаться любого из этих взглядов на мораль, тем не менее, все еще придерживаются того мнения, что истины о причинах болезней или форме Земля объективны по своей природе, отвергая метафизический релятивизм при этом все еще придерживаясь морального релятивизма.

Является ли релятивизм самореферентным некогерентным?


Одна проблема с релятивизмом заключается в том, что неясно, как Утверждение релятивиста «Истина относительна». Он имеет в виду, что правда действительно, абсолютно родственник, или только родственник из его или его точка зрения общества? Если он имеет в виду, что истина относительна в абсолютном смысл, то его точка зрения противоречива; он утверждает, что это Абсолютно верно, что абсолютной правды не существует! Утверждая, что релятивизм истинен в обычном, объективном смысле слова кажется бессвязным по отношению к себе, то есть акт составления заявления противоречит сам себе.Это было бы аналогично произнесению заявления «Я не говорю сейчас». Посредством сам акт произнесения заявления, вы демонстрируете, что это ложный.

С другой стороны, если релятивист только утверждает, что истина родственник в релятивистском смысле, то он на самом деле не утверждать об объективной реальности и нет оснований рассматривать или принять его требование. Это может быть интересный факт о нем или его культура, но какое отношение это имеет к тому, во что я верю? Таким образом релятивизм кажется либо противоречивым, либо просто выражает субъективная или культурная перспектива, мы не должны принимать как представление реальности.

Относительна ли правда?


Были ли у вас когда-нибудь ложные убеждения? Вы когда-нибудь ждали или предсказание и было разочаровано или удивлено? Когда вы пытаетесь Решите, что правда, смотрите ли вы внутрь или наружу. Вы смотрите на то, что у вас на уме, или вы ищете доказательства и использовать разум для оценки различных альтернатив? Если последнее, тогда истина не зависит от содержания вашего сознания. Истина зависит от реальности.Когда люди не корректируют убеждения в соответствии с реальностью, которой они занимаются самообман и рационализация или проявление иррациональной предвзятости. Люди, которые никогда не корректируют свои убеждения в соответствии с действительностью, госпитализирован как психически больной.

Если истина относительна, «разгадывать» нечего. Свидетельства из мир не имеет отношения к вашим убеждениям. Они уже верны просто потому, что они у вас есть, и нет причин для измените их в свете новых данных.Вместо того, чтобы быть подписанным непредубежденного, разве это не похоже на лицензию на интеллектуальную лень и признак высокомерия и самовлюбленности? Такой человек лучше, чем догматик, утверждающий, что знает абсолютную истину? Ни релятивист, ни догматик не желают менять свою убеждения перед лицом противоречивых доказательств. Ни один из них не привлекает в критическом мышлении. Обратите внимание, что теория соответствия — это не то же, что и догматизм. Человек, придерживающийся теории соответствия просто понимает и принимает, что существует объективная правда, а не что они или кто-либо другой знает все истины или непогрешим.

Быть релятивистом — значит никогда не говорить Вы сожалеете


Если вы поразмыслите над своим повседневным опытом, вполне вероятно, что вы увидите, что вы действительно не принимаете релятивизм. Например, если правда — это просто субъективное убеждение, могли ли вы когда-нибудь ошибаться вера? Что бы означало иметь ложное убеждение, если бы вы считал, что это «правда для вас». Если в ходе разговора кто-то называет Лос-Анджелес столицей штата Калифорния, вы бы сказали, что это правда для них, или что они сделали ошибку? Или, предположим, вы сами считали, что Лос Анхелес был Капитолием штата, и кто-то показал вам карту идентифицируя Сакраменто как Капитолий.Вы бы продолжили в своем верить, что это был Лос-Анджелес, или вы измените свое мнение основа доказательства?

Может ли релятивизм понять, как люди учатся из опыта и пересмотреть свои убеждения?


Разве вы действительно не изменили свое мнение о своих убеждениях на много раз, и разве вы не сделали это из-за какого-то нового опыта, доказательство или аргумент заставили казаться, что ваше прежнее убеждение не представляли мир таким, каким он был на самом деле? Например, вы могли поверить в Санта-Клауса, но когда вы выросли, вы пришли понять, что такого человека на самом деле не существует.Может быть, вы увидел, как родитель прячет подарки под елкой вместо Деда Мороза, или вы заметили, что на торговый центр, и они оба не могли быть настоящим Санта Клаусом. Или возможно ты слышали свидетельства товарищей по играм, что они открыли для себя своих родителей тайком покупала подарки и прятала их в спальне до тех пор, пока подходящее время. Вы изменили свою веру в соответствии с причинами и доказательства перед вами. Если бы релятивизм был правдой, свидетельств не было бы иметь значение.Вы бы просто выбрали убеждения на основе личных предпочтения и любые убеждения, какие бы вы ни выбрали, будут «верными для вы. «Но мы не так формируем большую часть наших повседневных верования. Подумайте только, если вы действовали как релятивист, пытаясь уравновесить чековая книжка или решение о том, безопасно ли было переходить перекресток!

Создаем ли мы нашу собственную реальность?


Если мы создаем свою реальность, это означает, что каждый человек живет в своем собственном мире, и нет объективного мира, который сдерживает, определяет или влияет на него.Вы когда-нибудь думали об одном вещь и выясненная реальность иначе? Тогда вы не создаете свой собственная реальность. Случалось ли когда-нибудь что-нибудь, чего вы не хотели случаться? Вы «создали» это, или это случилось с вами, потому что там это объективный мир, которому все равно, что вы хотите или полагать?

Люди по-разному реагируют на объективный мир. Это может включать, какая температура в комнате вы найти удобные, какие блюда вы любите, какие интересующие вас занятия и эмоциональные реакции на букет цветы, боевик, политическая речь или религиозный свидетельские показания.Это аффективные (установочные или эмоциональные) различия, основанные на различиях в физиологии, личности и индивидуальный опыт и психологические ассоциации. Но отношения или чувства отличаются от объективных фактов. Переписка теория допускает, что у людей разная физиология, личная вкусы, взгляды, предпочтения и личности. Это объективный факт мира. Фактически, при критическом мышлении важно различать личные вкусы, предпочтения и культурные особенности нормы от объективной истины.Это не значит, что некоторые истины родственник, а другие нет. Значит, что-то не так «Правда» вообще. Они субъективны. Истина объективна и открыта для диспут и дебаты; дело личного вкуса — нет. Имеет значение индивидуальных вкусов и предпочтений о вас. Их можно использовать с личными местоимениями, потому что они личные. Есть ваши вкусы, мои предпочтения, его отношение или ее чувства. Вера и реальность не такие. Согласно теории соответствия, никогда не используйте личное местоимение со словами вроде «правда» или «Реальность», потому что они личные или субъективные; они есть безличный и объективный.

Иногда люди ошибаются. Они верят, что их действия приведут к одному результату, и они приводят к другому. Иногда люди образуют отрицательные представления о себе, которые превращаются в «самореализующиеся пророчество.» Это факты о психологии человека и о том, как личные отношения или убеждения могут повлиять на поведение и, в свою очередь, повлиять объективные результаты. Они очень отличаются от того, чтобы сказать, что ты фактически создавая свою собственную реальность. Стакан наполовину пуст или наполовину полный? Уровень воды — это факт об объективном мире.Считаете ли вы стакан наполовину пустым или наполовину полный имеет отношение к тому, как вы его представляете, и ваше отношение к этому. Это не означает уровень воды зависит от ваших мыслей об этом или от того, насколько полон (или пуст) стекло относительное.

Убеждения «основаны на вашей точке зрения»?


Студенты часто говорят, что люди основывают свои убеждения «на своих перспектива, «система убеждений или то, что для них верно. Но что такое точка зрения или система убеждений, но совокупность убеждений? С то, что верно, является убеждениями, это не «то, что верно для них», а просто нечто большее верования.Значит, они основывают свои убеждения на своих убеждениях? Это не кажется, имеет смысл. Это кажется круглым и противоречит опыт.

Если вы подумаете о том, как вы формируете свои собственные убеждения, вы увидите, что они исходят из вашего опыта внешнего мира, о котором вы формировать убеждения. Ваши убеждения не связаны с другими убеждениями. Ваши убеждения о внешнем мире, о реальности. Не «твоя реальность» или «Моя реальность», но сама реальность, реальность которой мы все являемся часть.

Теперь, конечно, люди вспоминают свой прошлый опыт и рисуют общие выводы о том, почему все так сложилось, и попытаться объяснить их и предсказать будущее. Это часть критическое мышление и основы науки. Но этот более высокий уровень убеждения, которые мы используем для оценки новых убеждений, восходят к наблюдениям и интерпретация — или , если это сделает .

Иногда люди просто перенимают убеждения своих родителей, сверстников, сообщества, культура или политические лидеры.Просто принять веру не задаваясь вопросом, представляет ли он реальность, является противоположностью критическое мышление. Критическое мышление подразумевает скептицизм в отношении претензии. Скептицизм предполагает теорию соответствия. Когда вы скептически настроенный, к чему вы относитесь скептически? Вы скептически относитесь к действительно ли претензия соответствует действительности, верно или нет.

В большинстве случаев вы не основываете свои убеждения на какой-то точке зрения или система убеждений; у вас есть перспектива, состоящая из эти убеждения более высокого уровня и могут полагаться на них, чтобы помочь вам принять решение о новых верованиях.Но не путайте систему убеждений или точку зрения. с реальностью. Система убеждений должна быть средством для достижения цели — конец истинных убеждений — не самоцель. Рациональный человек пересмотрит систему убеждений в свете внутренних несоответствий или как только она обнаружила, что это не соответствует действительности.

Доказывает ли наличие смещения релятивизм?


Подумайте об этом на мгновение. В большинстве случаев ты хотя бы не пытаешься основывать свои убеждения на объективной реальности? Конечно перспектива под влиянием нашего субъективного опыта, и они часто могут быть прогнозируется группами (но не отдельными лицами) на основе демографических данных такие как возраст, пол, раса, где вы выросли и живете в настоящее время, и т.п., но это не делает истину относительной. Социологи используют эти объективные факты о людях, чтобы делать прогнозы о людях поведение и социальные и политические изменения, многие из которых предельно точный, указывающий на соответствие действительности. Эти прогнозы делаются на основе принятия объективного мира и данные, которые помогают нам понять человеческое поведение, которое является частью мира. Предположим, что вера человека в будущий результат выборов зависит от того, кого они хотят победить или кого он «заслуживает» побеждать.Эта вера так же хороша, как социолог или политик? ученый делает прогноз на основе демографических данных и опросов данные? Интересно, что некоторые из ярких провалов политического ученых, которые должны знать лучше, о прогнозировании результатов последние выборы, похоже, были вызваны подобными политическими предрассудками. Почему это плохо? Это привело к ложным предсказаниям. Но зачем полагаться ищите доказательства или старайтесь избегать предвзятости, если ваши убеждения уже правда для вас?

Некоторые формы предвзятости связаны с ограниченностью нашего опыта и знания, но многие другие из-за психологических факторов, которые под нашим контролем.Осознание предвзятости в себе и других помогает у нас есть более объективный взгляд на мир. Если бы релятивизм был правдой, предвзятость не имела бы значения. Вы верите в то, что «верно для вас», и это всегда нормально (или, если вы в это верите). Предвзятость — это плохо, потому что это искажает наш взгляд на объективную реальность. Релятивизм передает концепцию предвзятости и того, что это плохо бессвязно.

Следите за своим языком (и другие советы от Аналитическая философия)


Иногда люди говорят небрежно.Когда кто-то говорит, что вера — это «моя правда» или «ее реальность», на самом деле он может иметь в виду «Это то, во что я верю» или «она верит в это настолько сильно, что это как будто она живет в своем собственном маленьком мире ». Это может показаться безобидным, но слова, которые вы используете, имеют значение и вводят в заблуждение подобное может привести к концептуальной путанице. В данном случае это путаница между фундаментальными понятиями субъективности и объективность, которые имеют решающее значение для критического мышления.Философы или аналитическая школа, восходящая к Сократу, отцу философия, считайте язык очень важным. В сократовском диалогах, поиск истины формулируется в терминах поиска определение слова, например благочестие, добродетель, справедливость или знания. Только поняв, что означают эти слова, может ответить на такие вопросы, как «Можно ли научить добродетели?» или «Справедливость? добро само по себе или средство для чего-то еще? » или «Что бы совершенно просто состояние выглядит? » Ответить на эти вопросы означает постигать суть фундаментальных понятий, а это значит иметь строгие определения и точное использование языка.Ты действительно живете в своей реальности? Тогда как ты взаимодействуешь с другими и влияя на них своими действиями? Вы создаете ваша собственная реальность? Тогда почему вы заболели или должны оплачивать счета или испытывать какую-либо боль или лишения? Вы мазохист?

Обычно, сталкиваясь с такими вопросами, люди отступить к более ограниченному утверждению, что наши убеждения могут повлиять на наши поведение и что это, в свою очередь, может повлиять на исход событий в реальный мир, но это сильно отличается от утверждения, которое мы создаем наша собственная реальность.Они также могут указать на то, что люди с разными наборы ранее существовавших убеждений могут интерпретировать объективные события иначе или имеют другой субъективный опыт, чем другой человека, но опять же, это утверждение об объективном мире. если ты полагаю, что у вас нет шансов найти работу, это может привести к тусклое собеседование, после которого вы действительно не получите работу, даже если ваши шансы получить его объективно были неплохими. Если вы думаете, что вы никому не нравитесь, и просите клерка о помощи и не получите ответа, вы, вероятно, поверите, что они намеренно игнорировали вас, когда они могли просто мечтать после долгого дня или слабослышащих.Это хорошо задокументированные факты человеческого психология, но ни один из них ничего не говорит об истине или реальности быть субъективным.

Что такое вопрос?


Давайте попробуем вернуться на самый фундаментальный уровень интеллектуального расследование. Что за вопрос? То, что ищет ответа. Что отличает один вопрос от другого? Конкретный ответ для чего он ищет. Что есть ответ? Ответ представляет собой положение дел в мире, концептуальное или эмпирическое.Ответ предложение. Что такое предложение? Простое декларативное заявление о характере или природе вещи, или положении дел мир. Некоторые ответы касаются определений и концепций, таких как ответ, который я только что дал на вопрос «Что такое вопрос?» Эти концептуальные предложения. Некоторые ответы касаются не концепций, а о том, что существует, что реально или имеет место, например «Это идет дождь? »Это эмпирические предположения. описывает мир таким, какой он есть и соответствует действительности, мы говорим что это правда.Если он описывает мир иначе, чем он есть, мы говорим, что это ложь. Когда мы задаем вопрос, мы оцениваем ответы, основанные на том, насколько вероятно, что они совпадают с реальностью. ср таким образом, принять соответствие теории истины самим актом допрос . Если то, во что я верил, уже автоматически было правдой для меня, зачем мне вопросы? Зачем мне это нужно спросить кого-нибудь еще, подумать, обдумать или почитать книгу? Я бы уже «моя правда.«

Что такое убеждения? Что такое убеждения О ?


Предложения должны получить конкретное выражение, чтобы их можно было понять и общались. Вера — это ментальное представление, пропозициональное такое отношение, при котором субъект считает данное предложение истинным. The вера субъективна, но то, о чем она говорит, не субъективный . Вера не о себе или (обычно) о другие верования. Вера — это мир о реальности.Будь то вера истинна или ложна не зависит от субъективного ментального состояние верующего, а скорее состояние дел в мире упоминается в предложении, о котором идет речь. «Идет дождь» не о субъективном психическом состоянии верующего; это о внешний мир. Если мир иначе, вера ложна, независимо от того, насколько убежден верующий в ее истине.

Не путайте истину с рациональным обоснованием («Доказательство»)


Можете ли вы доказать убеждение? не имеет отношения к тому, является ли оно верным. правда, хотя использование доказательств и логики — единственный способ обнаружить верна ли вера .Вера верна в зависимости от соответствует ли это действительности. Хотя нам может не хватать доказательства, позволяющие определить, является ли четко определенный, недвусмысленный, осмысленное убеждение истинно или ложно, мы знаем, что это либо правда или ложь . Нет третьего (или четвертого) выбора. Это известный как Закон исключенного среднего . Когда есть Недостаточно доказательств, разумнее всего удержать суждение, как предлагает У. К. Клиффорд в своем знаменитом эссе «The Этика веры.»Клиффорд также считает, что это ваш моральный долг. как человек и член человеческого сообщества, чтобы сделать это, и что невыполнение этого может привести к катастрофическим последствиям для вас и другие.

Означает ли отсутствие консенсуса, что истина относительна?


Широко распространенное разногласие не означает, что истина относительна; Это указывает на отсутствие достаточных доказательств, доступных некоторым или всем партии или, возможно, действуют различные формы предвзятости. В правильное отношение в этих обстоятельствах — это особая осторожность и скептицизм , не делать вывод о том, что при отсутствии консенсуса, что одно убеждение не хуже любых других (релятивизм).Всегда есть один правильный ответ на любой вопрос. Этот правильный ответ будет тем, который соответствует с реальностью, описывающей мир таким, какой он есть. Этот правильный ответ не определяется вашими субъективными чувствами или решается какими-то внешними орган власти. Это определено, но таким, какой мир есть и должен быть было обнаружено, если вообще, с помощью беспристрастных, рациональных аргументов, что через критическое мышление.

Истина и знания


Подводя итог, истина — это соответствие реальности, верования могут или могут не соответствует действительности.Когда вера действительно соответствует реальность, это правда. Когда убеждение описывает реальность, отличную от нее. это убеждение ложно. Как мы выясняем, вера истинна или ложна благодаря использованию эмпирических данных и логика, но можем ли мы доказать убеждение или нет, отличается от это правда. Доказательства и логика — вот как мы доказываем истинность веры но не это делает его правдой , то есть то, что это правда означает . Верным считается то, что соответствует с реальностью .Когда у нас есть достаточно доказательств того, что вера верно и это на самом деле правда , тогда мы знаем, что это быть правдой.

Правда и факт (и это не одно и то же)

Две реальности: правда и факт (а они не одно и то же)

Как отрасль, мы должны свободно делиться новыми фактами и перестать цепляться за общепринятые истины.

Ларри Уолш

За годы работы в технологических компаниях и рядом с ними я обнаружил, что отрасль опирается на две реальности: истину и факт, и они исключают друг друга.

Слишком много людей верят, что истина и факт — одно и то же. Если что-то правда, это тоже должен быть факт, верно? Неправильный.

Факт — это нечто бесспорное, основанное на эмпирических исследованиях и измеримых показателях. Факты выходят за рамки теорий. Они подтверждены расчетами и опытом, либо они окончательно произошли в прошлом.

Истина совсем другая; он может включать в себя факты, но также может включать в себя убеждения. Часто люди принимают вещи как истину, потому что они приближаются к своим зонам комфорта, легко ассимилируются в их зонах комфорта или отражают свои предвзятые представления о реальности.

Факт неоспорим. Правда приемлема.

Комик Рики Жерве дает прекрасное объяснение того, как можно определить факт. (Отсюда мы можем сделать вывод о разнице между фактом и истиной, которую он называет верой.) «Если бы мы взяли каждую научную книгу и каждый факт и уничтожили их все, через тысячу лет они все вернулись бы, потому что все одни и те же тесты [дадут] одинаковые результаты ».

Чарльз Уилан, экономист и автор книг «Голая экономика» и «Голая статистика», писал: «Легко солгать со статистикой, но трудно сказать правду без нее.”

[ctt tweet = «#ITchannel должен свободно делиться новыми фактами и перестать цепляться за общепринятые истины». coverup = ”0Ih_r”]

Факты — часть правды. К сожалению, факты податливы в зависимости от контекста; то есть факты, вырванные из контекста, могут привести к другому повествованию, что приведет к другой истине. Например, сказать, что 70 процентов всех товаров продается через каналы, — это факт. Эти 70 процентов включают все потребительские и коммерческие товары. Вы не покупаете туалетную бумагу прямо в Charmin, консервированную стручковую фасоль в Del Monte или автомобили прямо в Ford.Вы покупаете этот товар у посредников (розничных продавцов и дилеров).

Некоторые люди могут вырвать это «70 процентов» из контекста. Поскольку 70 процентов всех товаров продается косвенно через каналы, это означает, что 70 процентов товаров и услуг ИТ продаются через канал. Вы могли бы пойти еще дальше, сказав, что это означает, что 70 процентов всех ПК и серверов продаются через канал. Или вы можете сказать, что 70 процентов всех реализаций блокчейнов продаются через канал.

Верно только первое число — 70 процентов всех товаров продаются косвенно через каналы, так как, опять же, эти 70 процентов включают все, что продается через каналы. Но это число относится не ко всем товарам. Объем продаж ИТ-товаров косвенно составляет где-то около 60 процентов. Объем продаж ПК и серверов через канал составляет около 50 процентов. А объем реализаций блокчейнов, проданных через канал, выражается однозначными числами.

В канале и в общей технологической индустрии люди все время разбрасываются статистикой и точками данных вне контекста.Возможно, самая известная «истина» — это правило 80/20, которое гласит, что 80 процентов доходов канала проходит через 20 процентов партнеров. У каждого поставщика разные программы каналов сбыта, но 2112 обнаружил, что у большинства поставщиков цифры еще более искажены: 80 процентов косвенного дохода получают менее 5 процентов партнеров. Но поскольку правило 80/20 принято считать «истиной», оно остается фактом.

[ctt tweet = »Твердо стоять на общепринятых истинах — глупость предприятий, которые терпят неудачи и неудачи.”Coverup =” 1ca1y ”]

Задача, стоящая перед нашей отраслью, — это выработка общепринятых истин. Слишком часто команды менеджеров и лидеры каналов цепляются за общепринятые истины и активно избегают новых фактов. Они скажут: «Мы не можем говорить о новых вещах, потому что это вызывает слишком много вопросов и замедляет прогресс». Они также скажут: «Мы уже социализировали этот рассказ, и они [руководители высшего звена] уже понимают то, что мы им ранее показали».

По иронии судьбы, именно отказ от введения новой информации приводит к сбоям в работе.Продавцы будут следовать стратегиям, основанным на ложных данных (фактах), что приводит к неудовлетворенным ожиданиям или, что еще хуже, к отрицательной прибыли.

Технологической индустрии и каналу нужны данные, чтобы принимать обоснованные решения, но они не могут позволить себе просто принять существующие истины как основу. Новая информация делает бизнес-аналитику богаче, дает возможность идти по новым направлениям и дает нам возможность вносить коррективы. Твердо стоять на общепринятых истинах — глупость предприятий, терпящих неудачи и неудачи.


Ларри Уолш — основатель, генеральный директор и главный аналитик The 2112 Group. Следите за ним в социальных сетях: Twitter, Facebook, LinkedIn.

Что такое правда? »Майкл Шермер

В любом случае, что такое правда?

опубликовано Апрель 2017 г.

Как думать о претензиях, даже о Воскресении

Согласно первому определению Oxford English Dictionary , «скептик» — это «тот, кто считает, что нет достаточных оснований для уверенности в истинности какого-либо предложения.«Это слишком нигилистично. Есть много утверждений, для которых у нас есть достаточные основания для уверенности в их истинности:

В этом выпуске журнала Scientific American 84 страницы. Верно наблюдением.

Динозавры вымерли около 65 миллионов лет назад. Верно проверкой и воспроизведением методов радиометрического датирования вулканических извержений над и под окаменелостями динозавров.

Вселенная началась с большого взрыва. Это верно благодаря совокупности свидетельств широкого спектра явлений, таких как космический микроволновый фон, обилие легких элементов (таких как водород и гелий), распределение галактик, крупномасштабная структура космоса, красное смещение большинство галактик и расширение космоса.

Эти утверждения «верны» в том смысле, что доказательства настолько существенны, что было бы неразумно отказывать в предварительном согласии. Не исключено, что динозавры умерли несколько тысяч лет назад (а сама Вселенная была создана 10 тысяч лет назад), как полагают креационисты «Молодой Земли», но это настолько маловероятно, что нам не нужно тратить время на размышления об этом.

Кроме того, существуют отрицательные истины, такие как нулевая гипотеза в науке, которая утверждает, что определенные ассоциации не существуют, если не доказано иное.Например, это говорит о том, что среди десятков тысяч правительственных электронных писем, документов и файлов, просочившихся в последние годы, нет ни одного указания на сокрытие НЛО или ложную посадку на Луну или утверждения о том, что 11 сентября было внутренним работа администрации Буша. Здесь отсутствие доказательств свидетельствует об отсутствии.

Другие утверждения верны только при внутренней проверке: темный шоколад лучше, чем молочный; «Stairway to Heaven» Led Zeppelin — величайшая рок-песня; смысл жизни зависит от числа 42.Эти типы истины являются сугубо личными и поэтому не поддаются проверке другими. В науке нам нужна внешняя проверка.

А как насчет религиозных истин? Утверждение о том, что Иисус был распят, может быть истинным с точки зрения исторической достоверности, поскольку человек, которого мы называем Иисусом из Назарета, вероятно, существовал, римляне обычно распинали людей даже за мелкие преступления, а большинство библеистов — даже атеистов или агностиков. с этим согласен известный профессор религиоведения Барт Эрман из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл.Утверждение, что Иисус умер за наши грехи, напротив, является утверждением, основанным на вере, без покупки действительного знания. Между ними находится Воскресение Иисуса, которое не невозможно, но было бы чудом, если бы оно было правдой. Это?

Отсутствие улик свидетельствует об отсутствии.

Принцип соразмерности требует чрезвычайных доказательств для экстраординарных заявлений. Из примерно 100 миллиардов человек, которые жили до нас, все умерли, и никто не вернулся, поэтому утверждение, что один (или несколько) из них воскрес из мертвых, настолько необычно, насколько это вообще возможно.Соизмеримы ли доказательства с обвинительным приговором? По словам философа Ларри Шапиро из Университета Висконсин-Мэдисон в его книге 2016 года The Miracle Myth (Columbia University Press), «свидетельства воскресения далеко не так полны или убедительны, как свидетельства, на которые историки полагаются, чтобы оправдать веру в другие исторические события, такие как разрушение Помпеи ». Поскольку чудеса гораздо менее вероятны, чем обычные исторические события, такие как извержения вулканов, «доказательства, необходимые для оправдания представлений о них, должны быть во много раз лучше, чем те, которые оправдывают наши убеждения в обычных исторических событиях. Но это не так.

А как насчет очевидцев? Возможно, они «были суеверны или легковерны» и видели то, что хотели видеть, предполагает Шапиро. «Может быть, они сообщили, что чувствовали Иисуса только« в духе », и на протяжении десятилетий их свидетельство было изменено, чтобы предполагать, что они видели Иисуса во плоти. Возможно, рассказы о воскресении никогда не появлялись в первоначальных Евангелиях и были добавлены в более поздние века. Любое из этих объяснений евангельских описаний воскресения Иисуса гораздо более вероятно, чем возможность того, что Иисус действительно вернулся к жизни после трехдневной смерти.«Принцип соразмерности также означает, что мы должны предпочесть более вероятное объяснение менее вероятным, каковыми, безусловно, являются эти альтернативы.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.