Как работает детектор лжи краткое содержание: Как работает детектор лжи краткое содержание. Полиграф (детектор лжи)

Содержание

«Использование полиграфа (детектора лжи) в жизни людей» — науковий online журнал «Судово-психологічна експертиза»

В заметке представлен собранный юмор, анекдоты, забавные случаи и высказывания из жизни, смешные рисунки и видеоролики на тему: «Использование полиграфа (детектора лжи) в жизни людей».

 

 

 

 

Короткометражные юмористические фильмы о полиграфе.

1. Короткометражный юмористический фильм «Lie Detector».

Описание: короткометражный юмористический фильм под названием Lie Detector был опубликован в 2011 году на видеоканале YouTube. Краткое содержание: Датчанин имеет только одну возможность произвести положительное впечатление при устройстве на работу. Хорошо, что детектор лжи присутствует на собеседовании, потому что он сразу издает звук, если кандидат врет! Представитель компании пытается выяснить насколько правдив может быть кандидат желая получить работу. Режиссер Пол Эмерсон, авторы Дэн Хэнсон и Майк Хэйм, кинематография Рич Юдсукар, в ролях — Майк Хэйм, Дэйн Хэнсон и Дэнни Гутьеррес. Официальный Интернет-сайт фильма: http://www.GoodRideMachine.com

2. Отрывок из мультипликационного фильма «The Simpsons — Homer lie detector»

Описание: Гомер Симпсон и детектор лжи, оригинальное название открывка их мультфильма «The Simpsons — Homer lie detector». «Си́мпсоны» — самый длинный мультсериал в истории американского телевидения. Симпсоны живут в вымышленном городе Спрингфилд, со своим обществом и историей. Гомер — отец семейства, который дает плохие советы и работает инспектором безопасности на атомной электростанции. В короткометражном отрывке Гомеру предлагают пройти полиграф.

3. Американское ночное ток-шоу «Фальшивый детектор лжи и дети! Jimmy Kimmel Lie Detective»

Описание: Джимми Киммел в прямом эфире (англ. Jimmy Kimmel Live!) — американское ночное ток-шоу, созданное Джимми Киммелом и транслируемое на телеканале ABC. В шутливом видеосюжете показаны Джимми Киммел и Дэймон, которые с помощью фальшивого полиграфа (детектора лжи) добиваются признания от ребенка о его плохих поступках. На русский язык отрывок ток-шоу переведен и озвучен McElroy при поддержке группы Vine Video.

4. Сценка братьев Пономаренко «Тест на детекторе лжи кандидата желающего работать на чиновничьей службе»

Описание: Братья Пономаренко – пародийный дуэт с искрометным юмором и необычной авторской подачей. Со слов братьев, жанр пародии дается им легко, ведь они ежесекундно играют роль друг друга. В видеосюжете представлен отрывок из телепередачи «Аншлаг», сценка братьев Пономаренко «Тест на детекторе лжи кандидата желающего работать на чиновничьей службе».

5. Ефим Шифрин. Монолог «Детектор лжи».

Описание: В каждой шутке есть доля … шутки. Ефим Шифрин талантливо высмеивает дилетантов-полиграфологов, которых огромное количество на просторах Интернета. Автор монолога Виктор Коклюшкин.(Бенефис «Новый русский пасьянс», режиссёр Семен Бульба, 1997 год).

6. Семен Альтов. Короткая миниатюра «Детектор лжи».

Описание: В миниатюре с юмористической точки зрения показывает возможность английского полиграфа под названием «Детектор лжи». Автор миниатюры Семен Альтов.

7. Сценка актеров Дизель Шоу в 2017 в программе ЮМОР ICTV «Бывший милиционер на детекторе лжи».

Описание: Для того, что бы восстановиться на работу бывшему милиционеру необходимо пройти детектор лжи. Получится ли у него на все вопросы дать правдивый ответ? Или же он завалит важную проверку? Правда или ложь – в выпуске Дизель Шоу от 15.12.2017.

Анекдоты, забавные высказывания о полиграфе и лжи из жизни

Международная конференция спецподразделений по теме «Дознание». Подопытному диктуют какую-то информацию, после чего каждая из спецслужб должна его «расколоть».  Выходит американец, ЦРУ. Вколол какую-то гадость. Подопытный два часа нес наркотический бред, который писали на магнитофон. Потом американец заявил, что им нужен месяц на обработку информации и удалился. Выходит англичанин, Ми-6, разворачивает детектор лжи, полчаса задает вопросы для настройки, потом два часа наводящими вопросами пытается выудить информацию, заявляет, что ему нужна неделя для обработки информации и удаляется. Выходит представитель из стран СНГ, достает утюг. Подопытный достает из кармана распечатку и говорит: «Все, понял, не нужно так нервничать. Тут все ответы на ваши вопросы».

***

Предложение ученых: Повсеместно заменить клятву президентов стран не на Библии или Конституции, а с рукою лежащей на детекторе лжи (полиграфе).

***

Беседуют двое:
— У нас на работе проверили сотрудников на детекторе лжи.
— И как результаты?
— Детектор покраснел от стыда.

***

Семейная пара купила робота-воспитателя со встроенным детектором лжи, и решила его испытать. Тут как раз пришел из школы их сын.
— Где ты был? — спросил отец.
— В школе после уроков задержался, — ответил сын. Робот отвесил ему подзатыльник.

— Ага! — довольно сказал отец. — А теперь говори правду!
— Ну… мы с друзьями смотрели порнушку…
— Вот видишь, — сказал отец, отвешивая сыну еще один подзатыльник,
— Родителям всегда надо говорить правду! Я, например, никогда не врал своим родителям! Робот подходит к отцу и отвешивает ему две оплеухи, да такие, что тот еле на ногах устоял. Мать, покатываясь со смеху, замечает:
— Будь с ним поласковей, это в конце концов твой сын!
Робот молча наносит ей пощечину.

***

— После проверки на детекторе лжи все кандидаты в президенты правдиво ответили только на один вопрос!
— Какой?
— Фамилия, Имя, Отчество.

***

Блондинка должна пройти проверку на детекторе лжи. Перед проверкой, когда всё готово, ей объясняют:

— Задаём вопрос — вы отвечаете. Если отвечаете правду — загорается зелёная лампочка. Врёте — красная. Вам понятно?
— Да.
Загорается красная лампочка.

***

… А сейчас детектор лжи отмоют от крови, и он снова будет готов к работе.

***

Закончив службу, священник объявил:
— В следующее воскресенье я буду беседовать с вами на тему лжи. Чтобы вам было легче понять, о чем пойдет речь, прочитайте перед этим дома семнадцатую главу Евангелия от Марка. В следующее воскресение священник перед началом своей проповеди объявил:
— Прошу тех, кто прочитал семнадцатую главу, поднять руки.

Почти все присутствующие подняли руки.
— Вот именно с вами я и хотел поговорить о лжи, — сказал священник. — У Марка нет семнадцатой главы.

***

Борман Мюллеру:
— Вчера на Штирлице новый детектор лжи проверяли.
Я ему: «Ваша фамилия?»
Он: «Исаев».
Прибор молчит.
Я: «Профессия?»
Он: «Русский шпион».
Прибор опять молчит.
Мюллер:
— Говорил я тебе, напиши рапорт… Вечно неисправную технику нам шлют!!!

***

Умирает человек, попадает на небо. И видит огромное дерево с колокольчиками. Спрашивает у Святого Петра:
— Что это такое?
— Это дерево лжи. Как только кто-то кого-то обманывает, звенят колокольчики.
Тут звякнуло несколько колокольчиков. Святой Петр:

— Вот, видишь — это продавцы товары рекламируют.
Зазвенела чуть ли не половина колокольчиков.
— Это бизнесмены налоговые декларации сдают.
Тут раздался оглушительный звон, все дерево задрожало.
— О, началась предвыборная компания!

***

Есть разные виды лжи. Просто ложь, наглая ложь и официальные данные.

***

Сложно поверить в постулат о вреде лжи, глядя на доходы рекламных компаний и различных производителей товаров.

Англоязычный юмор о полиграфе в карикатурах

 

Русскоязычный юмор о полиграфе в карикатурах

 

По материалам открытых источников сети Internet

Работа полиграфа и МРТ: как распознать ложь

Краткое содержание этой статьи:

  1. Миф, что с помощью томографии или полиграфа можно раскрыть всю правду, очень устойчив. При этом научные исследования указывают на серьезные недостатки обоих методов.
  2. Ложные показания и скрытые мотивы невозможно измерить приборами. Помимо этого, техники допроса не дают однозначных результатов, особенно когда человек хладнокровен и не склонен к нервозности.
  3. В судах многих стран результаты проверки на полиграфе не признаются доказательством вины. Максимум, чего можно добиться — напугать предполагаемого обманщика проверкой на «машине правды».

А теперь по порядку.

Отделить зерна от… мокрых зерен

В первой письменно задокументированной проверке на ложь использовались зерна злаков. В Древней Индии обвиняемые должны были набрать в рот пригоршню риса, пожевать его немного и выплюнуть на фиговый листок. Тот, чьи зерна оставались сухими, объявлялся лжецом. В этой древнем тесте есть своя логика: отсутствие слюны — это типичная реакция на стрессовую ситуацию. Древние индусы, говоря современным языком, использовали один из биомаркеров организма — слюноотделение, которое должно было помочь понять скрытые мысли и намерения человека. По этим же принципам сегодня работают и детекторы лжи.

Никакой ты не доктор Хаус!

Научиться отличать правду от лжи — это давняя мечта человечества. «Тот, у кого есть глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, убежден, что смертные не могут скрыть ни одной тайны», — написал Зигмунд Фрейд в 1905 году. «Если его губы неподвижны, то говорят кончики его пальцев. Предательство сочится из его пор».

Но распознать ложь — задача сложнее, чем кажется на первый взгляд. Просто наблюдая за подозреваемым, вряд ли удастся понять, лжет он или нет.

Люди вообще плохо различают правду и ложь. Одно из названий этой ошибки суждения в психологии — «эффект правдивости» (truth bias). Результаты метаисследования 2006 года показали что испытуемые смогли верно определить, где правда, а где ложь, только в 54% случаев. Приблизительно тот же результат можно получить, просто подбрасывая монетку.

Даже профессионалы, имеющие дело с выдуманными историями и обманом почти каждый день — в первую очередь, полицейские и учителя — показали те же результаты, что и обычные люди. Правда, были определены некоторые признаки лгуна: он более напряжен, часто моргает и упоминает меньше деталей. Тем не менее, эти признаки не гарантируют, что собеседник лжет. Но, может быть, техника способна сделать то, чего не может человек?

Как работает полиграф

Так называемые полиграфы (от греч.polygraphos — много пишу) или детекторы лжи — это устройства, которые фиксируют психофизиологические реакции человека (дыхание, сердечно-сосудистая активность, электрическое сопротивление кожи и т. д.). Мы знаем о полиграфе, прежде всего, из фильмов: образ подозреваемого с каменным лицом, опутанного проводами, знаком почти всем.

Каким образом работает полиграф? Большинство из них устроены довольно просто. Датчики регистрируют различные параметры, такие как сердцебиение, кровяное давление, скорость дыхания или электрическую проводимость кожи. Эти параметры обрабатываются устройством и компьютерной программой.

Информация о давлении, сердцебиении, дыхании и прочем выводится на монитор в виде графиков, напоминающих ЭКГ: несколько кривых и временная ось. Кривые — это графики изменения этих параметров. А на временной оси отображено время, когда задаются вопросы. Квалифицированный полиграфолог отслеживает, что произошло с кривыми, когда задавался вопрос: изменились они или нет, задержал человек дыхание или, наоборот, задышал чаще.

На основании кривых специалист делает выводы о когнитивных и эмоциональных процессах в мозгу испытуемого и по ним может судить о правдивости ответов. Ключевое слово тут «может» — эти сопоставления не дают стопроцентной гарантии.

Преступника выдают контрольные вопросы

Самая популярный метод, также используемый в РФ — это метод контрольных вопросов (Control Question Test). В этом случае специалист (следователь или полиграфолог) задает подряд вопросы как имеющие отношение к делу (прямой вопрос об убийстве, например), так и далекие от него, но тоже не самые приятные. Например, брал ли испытуемый когда-либо что-нибудь без спроса. Смысл в том, что прямые вопросы заставят нервничать именно преступника. Невиновный же человек будет больше волноваться при ответах на вопросы второго типа.

Предполагается, что разница в реакциях поможет изобличить лжеца. Но обычно опрашиваемый быстро вычисляет, какие вопросы значимы, а какие — нет. Преступник, отвечая, может подавить свою нервозность. Невиновного же значимые вопросы, наоборот, заставят поволноваться: если спрашивают об этом, значит, дело действительно серьезное. Это может сильно уменьшить достоверность результатов.

Научных обоснований, которые изучали эффективность метода контрольных вопросов, пока мало. Например, Национальный научно-исследовательский совет США (National Research Council) в 2003 году, основываясь на предыдущих исследованиях, пришел к выводу: научная основа метода слаба, существующие исследования низкого качества, утверждения полиграфологов о высокой точности методики необоснованны.

Опознать обманщика — три основных методики проведения опросов

Техника контрольных вопросов

При тестировании специалист задает значимые вопросы, чередуя их с не относящимися к делу. Потом он оценивает реакцию ответившего. «Ночью 3-го апреля вы закололи своего брата ножом?» спрашивает полиграфолог. А потом: «Вы когда-нибудь злоупотребляли чьим-либо доверием?». Невиновного человека последний вопрос заставит поволноваться больше, чем первый. У преступника будет наоборот.

Эта техника часто применяется при тестировании на полиграфе, но является самой ненадёжной из всех. Потому что её идея часто не срабатывает: иногда тестируемые начинают нервничать не там, где предполагается. И даже невиновные могут волноваться при ответах на «серьезные» вопросы.

Тест на знание места преступления

Есть вещи, которые может знать только преступник. «У жертвы была голубая сумка? Красная? Зеленая?». Для невиновного эти три вопроса одинаковы — полиграф не определит разницы в реакциях при ответе на них. А преступника могут выдать реакции собственного тела. Если один из ответов верен, у него, например, может участиться сердцебиение. По сути этот метод — тест на распознавание физических реакций. Он считается более надежным, чем метод контрольных вопросов, но неидеальным. Часто неясно, какими сведениями располагает преступник. Может быть, свидетель вспомнит, какого цвета была сумка жертвы, а преступник вообще не обратил на цвет никакого внимания.

Тест лжи Шеффилда (Sheffield Lie Test or SLT)

Этот метод пока не внедрялся в практику работы с полиграфом, были проведены лишь некоторые научные исследования. Его суть такова: испытуемый должен ответить на ряд вопросов по два раза. Один раз — правдиво, другой — солгав. Из этого составляется два «профиля» реакций: один в том случае, когда испытуемый говорит правду, второй — когда он лжет. Разработанные схемы могут помочь, например, при допросе: подтвердить или опровергнуть высказывания тестируемого. Но на деле это не так легко, как на словах. Скрытое намерение обмануть ускоряет когнитивные процессы во многих областях мозга, и его не получится «считать» с какой-то одной области.

У всех предложенных методов есть общее: с их помощью нельзя стопроцентно раскрыть обман. Можно только предположить его с определенной степенью достоверности. Так что называть полиграф настоящим детектором лжи будет сильным преувеличением.

А что, если лжец сам верит в свой обман?

Американская компания No Lie MRI в 2009 году анонсировала, что с помощью нейротехнологии на основе визуализации — по сути МРТ — можно обнаужить обман. Они предлагали услуги томографии недоверчивым шефам и ревнивым супругам. Правда, сейчас компания их уже не оказывает.

Команда ученых во главе с нейропсихологом Шоном Спенсом (Sean Spence) уже проводила проверку на МРТ в 2007 году в рамках одного криминального расследования. 42-летняя женщина была осуждена за намеренное отравление ребенка. После 4 лет тюремного заключения она утверждала, что невиновна. Спенс и его коллеги проверили заключенную на МРТ, пытаясь доказать ее невиновность. Но коллеги исследователей раскритиковали методику как недостаточно прозрачную. Да и сам Спенс признал: обвиняемая, убежденная в своей невиновности, могла отвечать на вопросе искренне, и, тем не менее, неправдиво. Против самообмана такого рода МРТ не сработает.

Тесты на МРТ дороже и сложнее, чем на полиграфе. И результатами такой проверки нетрудно манипулировать.

В некоторых исследованиях нейродетекторы лжи показали хорошие результаты. Группа ученых под руководством психолога Чиан Куи (Qian Cui) инсценировали криминальную ситуацию (допрос убийцы), разделив участников на «преступника» и «невиновных». Во время «допроса» испытуемые находились в машине МРТ и отвечали на вопросы психологов. Компьютер фиксировал реакции мозга после каждого — ложного и или правдивого — ответа на вопросы. Исследователи пришли к выводу, что нейронная активность мозга, связанная с успешным лжесвидетельством (когда преступник вводит спрашивающего в заблуждение и прекрасно осознает это), является реальным показателем для выявления лжи. Но есть и ложка дегтя в этой бочке меда: тесты на МРТ дороже и сложнее, чем на полиграфе. И результатами такой проверки нетрудно манипулировать.

Тот, кто вздрагивает, выигрывает

В еще одном исследовании нейропсихолога Джорджо Ганиса (Giorgio Ganis) испытуемые смогли успешно обмануть МРТ. Отвечая на один из контрольных вопросов они одновременно двигали пальцем ноги и двумя пальцами руки. Этого хватило, чтобы коэффициент достоверности результатов опустился до жалких 33%.

Для классического теста на полиграфе, к сожалению, существуют похожие уловки. А надежных методик, позволяющих распознать эти трюки и противостоять им, пока не разработано.

«Несовершенства таких методик не устраняются только путем перехода от полиграфа к МРТ», — подчеркивают нидерландские психологи Эваут Мейер и Бруно Фершюре (Ewout Meijer, Bruno Verschuere). Они рекомендуют сосредоточиться на теоретическом обосновании методик, разрабатывая усовершенствованные техники опроса, а не полагаться только на новые технологии.

В США, несмотря на методологические шероховатости, полиграф используется довольно активно. Это стало возможно благодаря психологам и супругам Уильяму и Элизабет Марстон (William and Elizabeth Marston). С 1920-х годов они первыми использовали тесты, регистрирующие физиологические параметры, для того, чтобы понять, лжет ли человек или говорит правду. Но парадоксальным образом они же первыми и мистифицировали этот метод. У выдуманной ими героини комиксов Чудо-женщины имеется так называемое «лассо правды», с помощью которого она заставляет признаться даже самого закоренелого преступника — помимо его воли, конечно.

Проверка на детекторе лжи

Но реальному детектору лжи, к сожалению, не сравниться со своим выдуманным прототипом. В США известны случаи, когда из-за веры во всемогущество полиграфов пострадали люди. Некоторые свидетели попали под пристальное внимание следователей только потому, что «проваливали» проверку на полиграфе. В других случаях преступнику удавалось избежать наказания. В 1984 году ФБР поймало серийного убийцу Гэри Риджуэя (Gary Ridgway) и допросила его на полиграфе. Он прошел тест, был отпущен и спокойно продолжал убивать, пока в 2001 году его окончательно не арестовали.

Многие двойные агенты убеждали ЦРУ в своей честности, безупречно проходя проверку на полиграфе. Шпион советских и российских спецслужб Эймс Олдрич (Aldrich Ames) проделал это дважды. Он интересовался у своих российских «работодателей», как пройти тест. Ответ был: «Хорошо выспитесь и расслабьтесь». По-видимому, это сработало.

Практика применения полиграфа в России

Существует официальный документ, подтверждающий положительный опыт использования полиграфа при расследовании преступлений в России. Это письмо № 28-15-05 из Генеральной прокуратурой России от 14.02. 2006 г. Иногда заключение специалиста приобщается к материалам дела. Эксперт-полиграфолог может выступить и в суде на стороне обвинения или защиты. Есть случаи, когда заключение судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа (так проверка на полиграфе официально называется в РФ) признавалось в качестве доказательств по уголовным делам. А выводы экспертов-полиграфологов использовались судами при постановке приговора, как обвинительного, так и оправдательного. Показательные (и интересные) примеры применения полиграфа в расследовании преступлений можно почитать в Приложении к письму Генеральной прокуратуры.

Заключение

Предубеждение против полиграфов постепенно разрушается. Детектор лжи постепенно становится частью поп-культуры. Можно купить портативный «детекторы лжи», который бьет током за «нечестный» ответ. Можно подключить датчик психофизиологических реакций прямо к домашнему компьютеру. Не стоит, правда, обольщаться насчет достоверности результатов. Научная основа «теста на обман» всё ещё очень шаткая.

Социолог, исследователь наук и технологий Торстен Фойгт (Torsten Voigt) из Рейнско-Вестфальского технического университета Аахена в Германии отмечает это парадоксальное сочетание техноскептицизма и техноэнтузиазма: «Мы восхищаемся подобными методиками, хотя и осознаем — так, как нам хочется, они не работают. Вместо того, чтобы поставить под сомнение саму идею „машины правды“, мы упорно пытаемся улучшить техническую сторону».

Тем не менее, и в комнате допроса, и в зале суда полиграф может произвести нужный эффект — как минимум, сработать как плацебо. «Это такое самоисполняющееся пророчество», — отмечает Фойгт. «Если я ожидаю, что устройство работает, то точно не рискну врать».

Автор: Теодор Шааршмидт

Адаптированный перевод: Юлия Токарева

Источник: Der Traum von der Wahrheitsmaschine

Голосовой детектор лжи Ex-Sense-PRO-R

06.11.2021

Голосовой детектор лжи «Ex-Sense-PRO-R» — это наиболее продвинутый голосовой анализатор, имеющий простой и удобный интерфейс. При ведении переговоров по телефону или в прямом разговоре Ex-Sense-PRO-R проводит анализ голоса (анализ разговора) и позволяет Вам получить оценку эмоционального состояния и искренности Вашего собеседника в реальном времени.

Рекомендуется использование голосового детектора лжи Ex-Sense-PRO-R в качестве Системы Поддержки в Принятии Решения. Можно назвать его также «помощник в ориентировке» или «инструмент фокусировки тестирования».

В отличие от полиграфов, классических детекторов лжи, которые может обслуживать только профессиональный оператор, использовать голосовой детектор лжи (голосовой анализатор) Ex-Sense-PRO-R очень легко. Любой человек может проводить тестирование с высоким уровнем достоверности после краткого обучения.

Система Ex-Sense-PRO-R может быть использована в качестве вспомогательного инструмента при проведении опросов с использованием полиграфа, для оценки психоэмоционального состояния опрашиваемого в ходе предтестовой и послетестовой беседы.

В основу работы голосового детектора лжи Ex-Sense-PRO-R положены технологии голосового анализа третьего поколения — многослойный голосовой анализатор, использующий множество параметров, найденных в каждом речевом сегменте. Этот голосовой анализатор использует очень сложный набор алгоритмов, которые позволяют выявить напряжение, а также измерить и классифицировать его. Технология позволяет точно определить, вызвано ли напряжение ложью, волнением или замешательством. Технология и инструменты Sense/LVA компании Nemesysco были протестированы специалистами и опытными профессионалами. Их точность и надежность известны во всем мире.

В основу работы Ex-Sense-PRO-R положены алгоритмы технологии SENSE В отличие от других технологий анализа голоса, SENSE -технология может анализировать разные слои в голосе, проводя глубокий анализ круга эмоций субъекта. SENSE -технология может определить, взволнован ли ваш собеседник, смущен, напряжен, неохотно делится информацией, сосредоточен.

SENSE-технология — многослойный анализ голоса, использующий множество параметров (129 параметров , если быть точным), найденных в каждом речевом сегменте. SENSE -технология работает глубже и быстрее других технологий анализа голоса.

КАК ЭТО РАБОТАЕТ?

Механизм речи — один из самых сложных процессов, на которые способен человеческий организм. Только подумать, как много мышц и частей тела используются в этом процессе, и как синхронно должно все это действовать. Во-первых, мозг должен решить, что должно быть сказано (очень сложное задание для него), затем воздух поступает из легких на голосовые связки, которые в то же время должны вибрировать на определенной частоте. И вот вибрирующий воздух поступает в рот, и тогда язык, губы, зубы и носовая полость превращают вибрирующий воздух в звуки, которые мы распознаем как фразы. Мозг контролирует происходящее и слушает, что получается — говорим ли мы слишком тихо, громко и понятно ли это вообще. Обязанный так внимательно контролировать происходящее, мозг не упускает момента, чтобы оставить свой след в эмоциональной окраске речи. Этот след и выявляет SENSE технология. Для SENSE технологии неважно, что сказано, для нее важно, что транслирует мозг.

ТРЕБОВАНИЯ К ТЕХНИЧЕСКОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ:

Минимальные Требования Предпочтительная Конфигурация
Windows 98 — Второе издание Windows XP, Windows 7/8
Pentium II, 266Мгц Pentium IV — 2Ггц
64MB RAM 512MB RAM
Звуковая Карта с 16-битным Стереовходом Sound Blaster 64+
Микрофон Внешний Микрофон
15 МБ свободного пространства на жестком диске Больше 100 МБ свободного пространства на жестком диске

К ТЕЛЕФОНУ: стандартный телефон с базой и трубкой (не радиотелефон).


Газит проверка на полиграфе в Израиле

Полиграф (детектор лжи) — это прибор, который помогает обнаружить ложь.  Как следует из его названия (поли – много, граф – пишу), прибор переводит физиологические реакции организма испытуемого, подключенного к аппарату датчиками, на графический язык. Анализируя эти кривые по завершении проверки, дипломированный специалист-полиграфолог может придти к заключению, свидетельствуют эти реакции о том, что проверемый говорит правду или ложь.

Невозможно выяснить правду нажатием кнопки. Физиологические реакции организма, которые фиксирует полиграф, возникают в вегетативной нервной системе человека. Вопреки циркулирующим в народе легендам, контролировать эти реакции или управлять ими в ходе проверки на полиграфе испытуемый не может.  

Вопреки другому распространенному заблуждению, полиграф – это не прибор, который нажатием кнопки может отделить правду от лжи. Детекция лжи – это сложный психофизиологический процесс, составными частями которого являются стандартный полиграф, подготовленный специалист-полиграфолог, и проверка, которую мы опишем ниже.

В чем заключаеся процесс проверки на полиграфе?

Необходимость наличия стандартного полиграфа и подготволенного специалиста-полиграфолога для проведения проверки не вызывает сомнения, однако  многие склонны недооценивать важность собственно процесса детекции лжи.

Ознакомление с контекстом и первичной информацией, формулирование соответствующих вопросов. Для того, чтобы сформулировать вопросы, специалист-полиграфолог, еще прежде, чем он перейдет к проверке, должен получить подробную, насколько это возможныо, «фоновую» информацию об обстоятельствах, послуживших поводом к ее проведению. Эта информация послужит подспорьем полиграфологу при проведении теста. Оптимальная формулировка вопросов – один из важнейших элементов проведения проверки на полиграфе.

Предварительное собеседование с проверяемым. Стандартная проверка на детекторе лжи проходит в тихой комнате, максимально изолированной от внешних шумов. Проверка начинается с предварительной беседы, цель которой – получение информации о физическом и душевном состоянии проверяемого, для того, чтобы выяснить, в какой степени он подходит к прохождению проверки на детекторе лжи.

Версия проверяемого. На этом этапе специалист-полиграфолог просит проверяемого полностью изложить свою версию темы проверки и причину, по которой он проходит проверку. 

Формулирование вопросов для проверки. На этом этапе полиграфолог вместе с проверяемым на его языке и его словами формулирует вопросы, которые будут заданы в ходе проверки.

Проверка. Вопросы, задаваемые на проверке, должны быть, насколько это возможно,  простыми, ясными и короткими. Следует избегать вопросов, ответ на которые может быть неоднозначным. Проверяемый должен отвечать на вопросы только «да» или «нет». Нельзя задавать вопросы, на которые проверяемый оказывается отвечать. На этом этапе проверяемый посредством датчиков подсоединяется к прибору и полиграфолог несколько раз задает ему заранее обговоренные вопросы. Полиграф фиксирует физиологические реакции проверяемого на задаваемые вопросы.

Анализ результатов проверки. По окончании проверки специалист-полиграфолог анализирует данные, зафиксированные прибором. Определенные физиологические реакции, повторяющиеся раз за разом в ответ на тот или иной вопрос, приводят полиграфолога к заключению, что проверяемый солгал, отвечая на этот вопрос.  

СМИ узнали об идее Трампа искать информаторов при помощи детектора лжи — РБК

Бывшие сотрудники администрации сообщили Politico, что президент всерьез озабочен и хотел бы пропустить через полиграф всех, кто работает в Белом доме

Дональд Трамп (Фото: Evan Vucci / AP)

Президент США Дональд Трамп подозревает сотрудников Белого дома в причастности к утечкам информации и в попытках обнаружить информаторов СМИ готов использовать детектор лжи, сообщает Politico.

«Он хотел бы пропустить через полиграф каждого, чтобы найти того, кто общался с прессой», — рассказал изданию один из бывших сотрудников американской администрации.

По его словам, Трамп начал задумываться об использовании полиграфа вскоре после избрания, однако до сих пор помощникам удавалось убедить президента в контрпродуктивности данной меры. Несмотря на это, Трамп, по словам ряда бывших сотрудников, то и дело интересуется, не стоит ли ему проверить своих подчиненных на детекторе лжи. Впрочем, источники Politico расходятся во мнениях относительно того, насколько серьезно задаются эти вопросы.

Вице-президент США заявил о готовности пройти через полиграф из-за NYT

«Он много говорит об этом», — утверждает один из собеседников издания. По его словам, Трампа сильно раздражает появление в СМИ новостей о подробностях жизни президента: «Он злится и спрашивает: «Почему мы не можем остановить это?»

Как полиграф (детектор лжи) поможет с поиском пропавшего автомобиля

Чем же занимается полиграф, как он может отделить правду ото лжи?

Во-первых, полиграф или детектор лжи проводит комплексный анализ моторных и психических данных обследуемого человека. Это потоотделение, давление, сердечные ритмы, дыхание, его частота и др. А беда в том, что даже крохотная попытка фальсифицировать правду, то есть солгать, тут же возбуждает некоторые реакции организма, перечисленные показатели изменяются, и прибор с радостью регистрирует это все в цифрах, это если объяснять все простым языком.

Когда и если исследование проводится в рамках судебной экспертизы, выводы оформленные должным образом, сообразны букве закона, суд может признать анализ полиграфа необходимым и достаточным доказательством чего либо. Процесс тестирования безболезнен. На здоровье проверяемого человека не влияет никоим образом.

Теперь о кражах автомобилей и способах раскрытия угона с помощью полиграфа. 

Казалось бы, кого допрашивать, если угонщик уехал вместе с транспортным средством? Все просто. Если автомобиль угнан от офиса, либо со стоянки (парковки), либо из автосервиса или автомойки, как ни крути, но кто-то это видел, а вернее всего — навел! Сам исполнитель или угонщик укатил на авто, а кто-то красивый и умный остался за кадром.

Проверить это достаточно просто. Подозреваемый или группа лиц, сотрудников подразделения, уведомляется о проверке на полиграфе. Людям рассказывают о безопасности проверки, поясняют, что к ним претензий нет, но требуется отделить «мух от котлет». Далее собеседование, штатные вопросы, где родился-крестился. С помощью этих вопросов прибор уже настраивается на конкретную работу, на человека.

Далее опрос и тестирование. Где каждый вопрос, дабы исключить случайности, задается по несколько раз. С прибором работает специалист, как правило, бывший сотрудник силовых структур, знающий законы и правила подобных мероприятий, обученный и аттестованный для работы с полиграфом. В ходе исследования выяснится, где человек солгал, где сказал правду. Далее, дело техники. Вот в общих чертах одно из применений полиграфа. Обращайтесь. Поможем, чем сможем.

Остались вопросы?

Смотрите больше необходимой Вам информации в разделах  Услуги и Цены.

Задать вопросы можно по тел. или WhatsApp  +79146681906

Полиграф (детектор лжи) во Владивостоке

«Использование детектора лжи не всегда приводит к стопроцентным результатам»

Детектор лжи определит мошенников. Полиграфы с этого года начнут применять страховщики. Данные голосового анализатора планирует использовать чешский филиал международной страховой компании Allianz. Российские коллеги не могут по закону проводить клиентов через полиграф. При этом детектор лжи активно применяется на собеседованиях. Подробности — у Аэлиты Курмуковой.

«Чем больше я знаю о своих людях, тем меньше теряю денег», — говорил Генри Форд. Детектор лжи используют десять российских компаний. Работодатели надеются, что с помощью полиграфа они смогут найти честного сотрудника и узнать больше, чем написано в резюме. По данным портала Superjob.ru, чаще всего — а именно 7% компаний — используют детектор лжи при подборе специалистов, связанным с финансами. 3% работодателей применяют эти устройства при подборе всех специалистов. Закон не запрещает использование полиграфа. При этом соискатель может отказаться от тестирования, однако это может стоит вакантной должности, сообщил президент компании Headhunter Юрий Вировец.

«Со стороны соискателей это обычно возражений не вызывает, за редким исключением. В основном, это используется во всякого рода финансовых учреждения, торговле. Детектор лжи используется для тех должностей, которые подразумевают достаточно высокий уровень ответственности и самостоятельности, грубо говоря, для того, чтобы проверить, воровал человек на предыдущем месте работы или нет. Понятно, что детектор лжи — это не стопроцентная методика, но даже если есть подозрение, что человек в прошлом мог быть замешан в нечистоплотности, конечно, компания его не захочет брать на работу», — пояснил он.

Всплеск применения полиграфов работодателями в Москве пришелся на 2009 год. Тогда число корпоративных клиентов, которые хотели просеять сотрудников через детектор лжи, выросло на 15%. При этом на рынке появились дилетанты. Так что проблема не только в том, говорит человек правду или лжет. Но еще и в самих полиграфологах, сообщил глава Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаил Виноградов.

«У нас пока специалисты по детекторам лжи в массе своей очень слабые. Если полиграфолог хороший — обмануть нельзя. Способы простые — от стакана водки или рюмки коньяка, но спиртное дает запах, и уже человеку не верят. А если выпить стакан валерьяны, какие-нибудь транквилизаторы, можно сгладить показатели», — рассказал он.

Однако анализ крови может показать, что применял перед тестированием клиент. И такой метод используют только правоохранительные органы. Чтобы обмануть детектор лжи, можно потренироваться на приборе БОС — биологической обратной связи. Он активно используется в психотерапии и работает по принципу полиграфа. Результаты также зависят от расшифровки данных.

Вопрос детектора лжи в России законодательно не урегулирован. Даже российские суды не учитывают данные при вынесении приговора. При этом в 2012 году почти 11 тыс. человек прошли проверку на полиграфах, говорится в отчете Следственного комитета. Однако сколько из них по собственному желанию или принуждению, не сообщатся. А вот данные при тестировании якобы помогли раскрыть 230 дел. Российские компании проверяют на полиграфах соискателей, западные – клиентов. Чешский филиал международной страховой компании Allianz заявил, что будет использовать данные голосового анализатора уже с этого года. С помощью детектора лжи компания планирует выявить клиентов-мошенников. Российским страховщикам применять такую практику не позволяет закон, сообщил вице-президент страховой компании «Ингосстрах» Илья Соломатин.

«Полиграф является специальным инструментом, который может применяться только при согласии гражданина при следственных действиях. Использование детектора, как вы знаете, не всегда приводит к стопроцентным результатам. Не всегда ответ, который хочет услышать страховщик, соответствует действительности. Я не думаю, что это войдет в серьезную распространенную практику», — рассуждает он.

Между тем, с помощью детекторов лжи планировали проверять столичных чиновников. С такой инициативой в 2011 году выступил мэр Собянин, который хотел провести проверку деятельности тендерного комитета Москвы и ужесточить контроль за системой закупок. На полиграфе планировали проверить сотрудников департамента по конкурентной политике и членов конкурсных комиссий. Речь шла о добровольном тестировании. Обязательное запрещено законом. Так что желающих, видимо, не нашлось. По крайней мере, результатов тестирования в официальных источниках не было.

Как работают детекторы лжи | Study.com

Что такое тест на детекторе лжи?

Тест на детекторе лжи также известен как тест на полиграфе . Цель проверки на полиграфе — расследовать обман у человека. Другими словами, он предназначен для определения того, лжет человек или нет. Полиграф — это инструмент, который записывает физиологический ответ человека на серию структурированных вопросов. Экзаменаторы анализируют изменения в физиологической реакции человека на вопросы, чтобы определить, говорит ли человек правду.Тесты на полиграфе используются по трем основным причинам: расследования, связанные с конкретным событием (например, при расследовании преступления), проверки сотрудников или проверки перед приемом на работу.

Как это работает?

Полиграф — это прибор, который имеет датчики, прикрепленные к человеку, проходящему тест. Эти датчики могут быть от четырех до шести, в зависимости от типа машины. Датчики обычно регистрируют частоту дыхания человека, пульс (частоту сердечных сокращений), артериальное давление и потоотделение.Измерение этих областей называется физиологической реакцией . Частота дыхания обычно измеряется пневмографом, катушкой, обернутой вокруг груди человека, которая измеряет частоту и интенсивность дыхания человека. Частота сердечных сокращений и артериальное давление измеряются с помощью манжеты для измерения артериального давления. Чтобы измерить потоотделение или электродермальную реакцию, к пальцам человека подключают электроды. Эти электроды могут быть одноразовыми или небольшими металлическими пластинами.

Изначально данные, собранные во время проверки на полиграфе, регистрировались с помощью аналоговых приборов.Данные будут распечатаны на движущемся листе бумаги с несколькими ручками, перемещающимися, чтобы сообщить данные. Благодаря этому процессу запись ответов человека во время фактического теста на полиграфе называется диаграммой на полиграфе. Большинство тестов на полиграфе сегодня используют компьютеризированные системы записи для сбора данных.

Проверка на полиграфе проходит в разные фазы. Первый этап — это этап предварительного тестирования. За это время оформляются документы для проведения теста. Экзаменатор также объясняет процесс проверки на полиграфе и отвечает на любые вопросы, которые могут возникнуть у человека, проходящего проверку.Вопросы, которые будут использоваться для фактического экзамена, также проверяются на этом этапе, чтобы обеспечить понимание фактических вопросов.

Следующий этап называется этапом сбора карт. На этапе сбора карт экзаменатор задает вопросы и собирает ряд диаграмм на полиграфе. Количество задаваемых вопросов и собранных диаграмм зависит от конкретного случая.

Заключительный этап — этап анализа данных. На этом этапе проверяется и анализируется информация, собранная путем опроса.Экзаменатор на этом этапе принимает решение относительно того, присутствовал ли обман. В это время экзаменатор даст испытуемому возможность при необходимости объяснить свои ответы на некоторые вопросы.

Точность

По данным Американской психологической ассоциации, достоверность проверки на полиграфе все еще остается спорной. Проверка на полиграфе считается очень спорной. Одна из основных теоретических проблем заключается в том, что не было доказано, что конкретная модель физических реакций уникальна только для обмана.Однако Американская ассоциация полиграфологов утверждает, что проверка на полиграфе очень точна.

Однако возможны ошибки. Их обычно называют ложными срабатываниями и ложными отрицаниями. Ложноположительный результат — это когда правдивый человек считается обманщиком. Ложноотрицательный результат — это когда о человеке, который вводит в заблуждение, сообщается, что он правдив. В связи с этим существуют специальные процедуры, используемые для выявления факторов, которые могут вызвать ошибки. Это так называемые защитные процедуры.Вот некоторые примеры защитных процедур:

  • Оценка эмоционального состояния человека, проходящего проверку на полиграфе
  • Просмотр медицинской информации человека для определения физического состояния
  • Администрирование технических вопросов для определения способности человека ответить
  • Просмотр информации о деле
  • Предварительное интервью
  • Обзор контроля качества.

Кто использует проверку на полиграфе

Несмотря на то, что результаты проверки на полиграфе вызывают много разногласий, они используются до сих пор.Правоохранительные органы, юридическое сообщество, государственные учреждения и частный сектор по-прежнему используют проверку на полиграфе. Правоохранительные органы включают федеральные, государственные и местные агентства. Юридическое сообщество включает адвокатов и отделы условно-досрочного освобождения и пробации. Для получения определенных должностей в правительстве при подаче заявления требуется проверка на полиграфе. Частные лица и компании также используют проверку на полиграфе. Однако сегодня большинство частных работодателей не используют тесты на полиграфе в качестве метода проверки соискателей.Частично это связано с принятием Закона 1988 года о защите сотрудников на полиграфе.

Резюме

Детектор лжи или полиграф использовались и продолжают использоваться для выявления обмана. Тесты на полиграфе определяют обман, отслеживая и анализируя физиологические изменения показателей жизнедеятельности человека. Хотя этот тип тестирования оказался противоречивым и не всегда надежным, тестирование на полиграфе по-прежнему используется по разным причинам сегодня.

Как работает детектор лжи?

Детекторы лжи

работают с датчиками, измеряя реакции тела респондента и оценка с помощью компьютер.Когда кто-то подключен к полиграфу, он должен честно отвечайте на задаваемые вопросы. Здесь сердцебиение, гальванизация, электропроводность кожи и температура измеряется.

Ложь вызывает стресс, вызывая потливость кожи. Этот увеличивает электропроводность, измеряемую двумя электрические контакты полиграфа. Эти контакты прикрепляется к коже, помещается под слабое натяжение. Повышенное потоотделение кожи позволяет увеличить силу тока между контакты поднимаются вверх и это явное указание на неправду! Но помимо потливости кожи человеческое тело также реагирует учащением пульса и учащением дыхания и температуры до стрессовых ситуаций. Эти реакции / симптомы также регистрируются датчиками и скрывают ложные ответы.


1. Блок сбора данных : Все физиологические сюда подключаются датчики (измерительные щупы).
2. Датчик GSR : Измерение гальванической активности человека. Реакция кожи с 2 электродами, подключенными к человеку пальцы для осмотра симпатической нервной системы деятельность. Электрическая цепь очень чувствительна и показывает значения от 2000 до 60 000 измерений с очень высоким разрешением.
3. Датчик температуры : Измерение периферическая температура кожи в 0.01 C разрешение при скине температура становится ниже — это еще один показатель активация симпатической нервной системы.
4. Датчик дыхания : очень растянутый чувствительный датчик на основе шнура из силиконовой резины, который измеряет амплитуда брюшного дыхания человека и частота дыхания на минута.
5. Датчик BVP (пульс) : ЧСС и IBI (Inter Beat Interval, увеличение темпа — измерьте давление и напряжение)
6. Датчик BVP (артериальное давление) : динамически относительные изменения артериального давления, которые измеряются чрезвычайно крошечными Изменения АД, которые указывают на страх, стресс, давление, борьбу или полет и т. д.
7. Датчик BVP (вариабельность сердечного ритма) : HRV (Вариабельность сердечного ритма) расчет во временной области и БПФ спектральный анализ предоставляет 40 различных психофизиологических и физиологические показатели психического и эмоционального состояния деятельности центральной вегетативной нервной системы.Самый 3 общие параметры: «Румнированные мысли» (VLF), «Стресс. активация »(HF),« расслабленная активация »(LF)
8. Кабель USB : Подключите кабель USB от data box в ваш компьютер.


НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ В МАГАЗИН
У вас есть вопросы?
Связаться наша прямая поддержка здесь

Обнаружение лжи: как это работает?

Когда вы закончите опрос, вы можете оценить всю запись.Для каждого из заданных вопросов
программное обеспечение полиграфа покажет вам, если ранее заданный ответы — правда или проверяемый солгал согласно изменениям на графике.

Заключение

Детектор лжи с настоящим полиграфом отличается высокой совместимостью, точностью и простотой использовать. Программное обеспечение полиграфа можно использовать со всеми Windows. операционных систем и подключается через USB-соединение с средства измерения.Детектор лжи готов к использованию и проста в использовании после нескольких шагов. До 6 измерений методы результаты очень точные, которые могут быть четко и легко оценивается.

Детекторы лжи

особенно хорошо подходят в качестве тест на лояльность для опросов сотрудников, обучения воровству или для выявления мошенник.

НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ ПЕРЕЙТИ В МАГАЗИН

детекторов лжи не работают так, как рекламируется, и никогда не работали | Умные новости

Мужчина проводит проверку безопасности на заводе инженеров Клинтона, входящем в Манхэттенский проект.Автор Эд Весткотт, [общественное достояние], через Wikimedia Commons

«Детектор лжи». В названии есть многообещающее кольцо, но на самом деле тест на полиграфе, который мы знаем под этим названием, совсем не так.

Леонард Килер провела первую проверку на детекторе лжи в суде в этот день в 1935 году. Это было 82 года назад. Они до сих пор используются в самых разных местах, но никогда не доказывали, что работают.

В том деле 1935 года, пишет Брэнди Задрозный для The Daily Beast , показания аппарата считались допустимым доказательством в суде, и как прокурор, так и защита согласились на его использование.«На стенде Киллера оценивали в своих заявлениях», — пишет она. «Я бы не хотел осуждать человека только на основании протоколов», — сказал он судье. Но за пределами здания суда Киллер просияла, когда присяжные вернулись с обвинительным приговором. «Это означает, что результаты детектора лжи принимаются в суде так же, как и дактилоскопические показания», — заявил он прессе ».

Но даже тогда, пишет она, в более раннем деле Верховного суда уже говорилось, что детектор лжи, не получивший одобрения научного сообщества, не может дать допустимые доказательства.С тех пор почти в каждом случае полиграф был запрещен в федеральных судах и в большинстве судов штатов. Но в других частях правовой системы они все еще используют это — в основном, кажется, для устрашения.

Вот что делает детектор лжи, по словам Американской психологической ассоциации: «Так называемое« обнаружение лжи »включает в себя вывод обмана посредством анализа физиологических реакций на структурированную, но нестандартную серию вопросов».

Все мы знаем, как это выглядит при использовании детектора лжи: аппарат считывает на полиграфе физические ответы человека на задаваемые вопросы.Обычно он измеряет частоту сердечных сокращений / артериальное давление, дыхание и проводимость кожи, пишет APA.

Допрашивающий — в художественной литературе, обычно полицейский — задает подключившемуся — в художественной литературе, обычно подозреваемому — серию вопросов, начиная с простых вопросов, предназначенных для установления исходного уровня того, какие показания являются «нормальными» для человека в стул. «Как тебя зовут?» — обычное слово. В реальной жизни, как пишет APA, наиболее распространенный метод допроса использует более широкие вопросы о «проступках, которые похожи на расследуемые, но относятся к прошлому субъекта и обычно имеют широкий охват.Пример: «Вы когда-нибудь предавали кого-нибудь, кто вам доверял?»

Две самые большие проблемы, пишет APA, заключаются в следующем: нет способа узнать, вызваны ли симптомы «телесного возбуждения» (например, учащенный пульс), которые измеряет прибор, ложью, и нет способа узнать, есть ли чьи-то результаты. влияет то, что они верят в полиграф. Если эта вторая точка зрения верна, пишут они, «детектор лжи лучше назвать детектором страха».

Конечно, «стремление победить ложь старо как человечество», — пишет Дрейк Беннетт для Bloomberg Businessweek .Беннет продолжает:

В Китае и Индии бронзового века подозреваемым приходилось жевать сырой рис и выплевывать его, чтобы выяснить, не пересохло ли у них во рту. Средневековая Европа подверглась испытанию огнем или водой. В 1950-х и 1960-х ЦРУ экспериментировало с ЛСД как с сывороткой правды. Затем есть пытки, официально признанные в Древней Греции методом принуждения к честности и преобразованные в 21 век как «усиленный допрос».

Детектор лжи, пишет Беннетт, «на сегодняшний день является самым надежным устройством для обнаружения лжи.«Даже несмотря на то, что его доказательства не могут быть использованы в суде, они помогают определить, как нанимаются люди, занимающие доверенные должности — ЦРУ, ФБР, полицейские управления. «Полицейские детективы используют его как инструмент расследования, офицеры разведки используют его для оценки достоверности источников, а экзамены обычно требуются в качестве условия условно-досрочного освобождения и испытательного срока для лиц, совершивших сексуальные преступления», — пишет он. Жизни и средства к существованию могут зависеть от его показаний, но это не надежный тест для чего-то одного.

«Культуру отличает то, как она справляется с обманом, — пишет историк Кен Алдер в книге« Детекторы лжи: история американской одержимости ».«Америка, — пишет он, — единственная страна, в которой проводился тест на полиграфе.

Мы знаем, что детекторы лжи лгут. Но мы по-прежнему их используем. Что это говорит о нас?

Американская история ЦРУ Преступление ФБР Иммигранты

Рекомендованные видео

Отчетность

: сводка

Отчетность: сводка

Упражнение 11

В абзаце не более 100 слов укажите, какие способы использования этой машины и каковы возражения против ее использования. использовать.

Детектор лжи

Новая форма детектора лжи, работающая на основе анализа голоса и которая может быть используется без знания предмета, был введен в Великобритании. В юнит уже широко используется полицией и частным сектором в США, и некоторые из его приложений вызывают серьезные опасения по поводу его потенциала здесь. Анализатор психологического стресса Dektor используется частными промышленность для проверки перед приемом на работу, расследования краж и даже периодических проверки персонала.Хотя как минимум 600 устройств используются в США, там по-видимому, только трое в Британии. Служба международной безопасности Бернса последний раз продемонстрировал свою PSE на Международной выставке пожарной безопасности в Лондоне. неделя. Филип Хикс, помощник менеджера отдела электроники Бернса и Официальный представитель Бернса, обученный использованию PSE, сказал, что одно из двух других устройств было работа в частной фирме для проверки перед приемом на работу.
В дополнение к обычно понимаемые механизмы генерации голоса — колебания вокала хорды и резонанс полостей внутри головы — есть третья составляющая вызвано вибрацией мышц рта и горла.Обычно, но не в состоянии стресса, эти произвольные мышцы вибрируют с частотой 8-12 Гц, и это добавляет отчетливо заметна частотно-модулированная составляющая голоса. PSE работает анализируя эту инфразвуковую FM-составляющую. Дектор утверждает, что мускул затягивание происходит очень быстро и может переходить от одного слова к другому, поэтому что можно выделить слово или фразу, вызвавшие стресс.
Дектор подчеркивает, что устройство показывает только стресс, а не нечестность. Три шага предложил преодолеть эту трудность.Во-первых, субъект должен видеть полный список вопросов заранее. Во-вторых, есть «нейтральные» вопросы и тот, на который субъекту предлагается солгать. В-третьих, если человек демонстрирует стресс по жизненно важному вопросу (например, украли ли вы больше чем 100 фунтов стерлингов за последние шесть месяцев?), то необходимо задать дополнительные вопросы. попросили убедиться, что это не отражает более раннюю кражу или знание субъектом другого ответственного лица.
Стандартный отчет Dektor рекомендует просто заявление: «После тщательного анализа По мнению этого экзаменатора, таблица субъекта действительно содержала конкретная реакция, указывающая на обман, на соответствующие вопросы, перечисленные ниже.И Хикс признал, что если человек проявляет стресс, а Хикс — не имея возможности выяснить, что именно вызвало стресс, он предположил, что стресс был «свидетельством обмана».
В США устройство используется для собеседований перед приемом на работу с такими вопросами, как «Использовали ли вы марихуана? »и для ежемесячных проверок с руководителями филиалов, задавая вопросы типа «Вы подозреваете кого-либо из присутствующих сотрудников в мошенничестве с компанией?» — что, по крайней мере, мешает менеджеру устанавливать свой собственный темп для расследования возможно подозрительное поведение.Наконец, страховые следователи США теперь с помощью PSE. Им не нужно носить его с собой — только магнитофонная запись собеседование, обычно с разрешения ничего не подозревающего истца. Не только проверяет ли оценщик форму заявления на предмет ложных утверждений ( сомнительная практика, потому что человек так же склонен к стрессу из-за того, что напомнил потерянный или поврежденный предмет как лежащий), но он также предлагает меньше денег, чем просили. Ответ истца, по-видимому, можно проанализировать чтобы показать, действительно ли он, вероятно, примет его.
Потенциал применение PSE в Британии вызывает крайнее беспокойство, тем более что там похоже, нет закона, запрещающего его использование. Самая серьезная проблема заключается в том, что ее основная приложение будет в ситуациях, когда люди могут не возражать — например, собеседования перед приемом на работу. Но его также можно использовать для исследования целого ряда личные вопросы, совершенно не связанные с работой — профсоюз и политическая принадлежность, Например. И, конечно же, PSE можно использовать даже без предмета. знание; его изобретатели проанализировали переданные по телевидению Уотергейтские слушания и рассказали пресса, кто, по их мнению, лгал.Наконец, устройство не является надежным, но зависит от квалификации следователя, который получает только недельный курс от Дектора.
В США, где всевозможных детекторов лжи гораздо больше широко распространенный, сенатор Сэм Дж. Эрвин внес законопроект, фактически запрещающий их использование частными компаниями. Может быть закон о конфиденциальности из Великобритании. правительство этим летом, и, надеюсь, это будет включать использование детекторов лжи. Тем временем профсоюзы и группы потребителей должны предотвращать их использование прежде, чем они получат широкое распространение.

(Статья Джозефа Хэнлона в New Scientist )

Запишите свой ответ здесь.

Затем нажмите эту кнопку, чтобы проверить свой ответ:

Как работает определение лжи?

Тестирование на полиграфе обычно называется тестированием на детекторе лжи, но оно не является строго точным, поскольку невозможно обнаружить ложь с помощью машины, а скорее тест определяет физиологическую реакцию организма на ряд вопросов. Фактически, федеральное правительство США именует такие тесты «Психофизиологическим обнаружением обмана» (PDD).

История полиграфа

Студент-медик Джон Ларсон из Калифорнийского университета изобрел предшественника современного полиграфа в 1921 году. Он заменил более примитивную версию, которая была разработана в начале 1900-х годов. Более поздняя версия была более точной, чем ее предшественница, и, как и современная версия, регистрировала физиологические реакции, включая артериальное давление, пульс и частоту дыхания. В 1990-х годах было представлено цифровое оборудование, и сейчас эти машины являются самыми популярными.

Термин «полиграф» происходит от греческих слов «поли», означающих «многие», и «граф», что означает «письмо». Таким образом, буквальный перевод будет «много писаний». В случае с полиграфом, название относится к одновременной записи, первоначально перьями, физиологических изменений у субъекта, когда задается серия вопросов. Машины, использующие ручки для рисования линий на бумаге, называемые аналоговыми машинами, теперь считаются менее точными, чем современные технологии, использующие цифровое оборудование для отображения результатов на экране компьютера.

Как работает детектор лжи

Информация, записываемая во время проверки на полиграфе, исходит от трех основных сигналов:

Респираторный : Для контроля частоты дыхания резиновую трубку помещают в верхнюю часть грудной клетки, а другую — на верхнюю часть грудной клетки. брюшная область.

Сердечно-сосудистая система : манжета для измерения кровяного давления регистрирует изменения частоты сердечных сокращений, пульса и давления.

Состояние кожи : активность потовых желез регистрируется с помощью небольших электродов, помещаемых на пальцы.

Ответы этих инструментов сравниваются со временем, когда задаются вопросы, чтобы соотнести ответы с зарегистрированными изменениями.

Процедура проверки на полиграфе

Процедура проверки начинается с собеседования, на котором экзаменатор представляет себя и объясняет процесс проверки. Он также ответит на вопросы, которые будут заданы, обычно от 3 до 5 вопросов, связанных с предметом, плюс некоторые дополнительные, касающиеся общей информации.

После завершения начальной стадии собственно тест займет от 20 до 30 минут, после чего экзаменатор просмотрит собранные таблицы и сформирует мнение относительно правдивости экзаменуемого. Эти результаты обычно обозначаются как NDI (обман отсутствует), DI (указан обман) или INC (неубедительный).

Точна ли проверка детектора лжи?

Общепризнано и подтверждено научными исследованиями, что тесты на полиграфе очень точны. Однако могут возникнуть ошибки — ни одна процедура тестирования или оборудование не являются безошибочными.Ошибки обычно делятся на две категории: ложные срабатывания и ложноотрицания. Ложноположительный результат сообщает, что обман был распознан, когда испытуемый был правдив, а противоположная ситуация — когда обман имел место, но субъект был идентифицирован как правдивый. Чтобы свести к минимуму вероятность ошибок, экзаменаторы хорошо обучены как методам, так и процедурам.

Границы | Повышение эффективности обнаружения лжи путем создания когнитивной нагрузки на лжецов: обзор соответствующих теорий и методов, основанный на уроках, извлеченных из полиграфических подходов

Казалось бы, несопоставимые области «обнаружения лжи на основе полиграфа» и «исследований и теории социально-когнитивных аспектов обмана» редко взаимодействуют между собой.Тем не менее, уроки первого могут оказаться полезными при попытках второго взгляда обнаружить ложь. Цель этого критического обзора — продвинуть новую область исследований социально-когнитивной точки зрения, «обнаружение лжи путем выборочного стимулирования когнитивной нагрузки на лжецов», чтобы развить веские теоретические основания и избежать других ловушек, затрудняющих использование техники контролируемых вопросов (CQT). ), парадигма вопросов, используемая с полиграфом. С этой целью CQT резюмируется, и Национальным исследовательским советом (2003) разделяется основная критика его.Некоторые из них заключаются в том, что они не основаны на действующей теории и в значительной степени подвержены контрмерам. Также резюмируется более успешный тест на знание виновности на полиграфе (GKT, также известный как Тест скрытых знаний), который преодолевает многие из этих проблем (Lykken, 1998). С учетом этих уроков и для того, чтобы помочь вызывающим нагрузку усилиям по обнаружению лжи развиваться на достоверных теоретических основаниях, критический обзор начинается с обсуждения моделей и теорий, относящихся к познанию обмана, для их понимания сигналов к обману.Затем мы рассматриваем конкретные предложения, появляющиеся в литературе, которые пытаются сделать когнитивно более трудным лгать, чем говорить правду, особенно из-за их восприимчивости к контрмерам. Затем представлена ​​таксономия детекции лжи, вызывающая нагрузку, чтобы систематизировать эти предложения и открыть новые возможности для исследований. Пройдя полный круг, мы завершаем четыре рекомендации для исследователей и практиков, чтобы избежать соответствующих проблем с CQT.

Краткое описание метода обнаружения лжи с помощью полиграфа: его применение, подводные камни и успехи

Этот раздел не является частью обзора.Скорее, это краткое изложение некоторых аспектов детекции лжи на полиграфе. Критические обзоры в этой области доступны в других источниках (например, Lykken, 1998; Национальный исследовательский совет, 2003). Полиграф — это устройство, которое непрерывно регистрирует психофизиологическое возбуждение, оцениваемое по частоте пульса, артериальному давлению, частоте дыхания и проводимости кожи, которое применяется для выявления обмана. Наиболее распространенная парадигма вопросов, используемая с ним для обнаружения лжи, — это CQT. В типичном тесте экзаменуемому дается предварительное собеседование для сбора информации, которая может служить основой для контрольных вопросов.После того, как вопросы выбраны, экзаменатор предварительно просматривает их с экзаменуемым, чтобы убедиться, что вопросы понятны и не удивят экзаменуемого, когда его зададут позже. Во время экзамена задаются не относящиеся к делу вопросы, например: «Как вас зовут?» наряду с контрольными вопросами, на которые большинство людей склонны лгать. Например, «Вы когда-нибудь крали что-нибудь с рабочего места?» Наконец, соответствующие вопросы исследуют центральную проблему экзамена (например, «Ты убил…?»). Вопросы обычно требуют кратких ответов.Предполагается, что лжец проявляет большее возбуждение к соответствующим вопросам, чем к контрольным вопросам, тогда как невиновный человек (рассказчик правды) должен проявлять большее возбуждение к контрольным вопросам, чем к соответствующим вопросам (Lykken, 1998). Правоохранительные и федеральные агентства США используют CQT как средство проверки для найма и удержания сотрудников, а также как инструмент для уголовных расследований. CQT использовался для проверки заявлений потерпевших, оценки правдивости свидетелей и оправдания подозреваемых.Тем не менее, в залах судебных заседаний США результаты тестов в основном недопустимы (Национальный исследовательский совет, 2003 г.).

Достоверность CQT была поставлена ​​под сомнение в отчете за 2003 год выдающейся группой ученых Национального исследовательского совета, которая рассмотрела все доступные научные исследования и предложила несколько критических замечаний. Среди наиболее серьезных — не стандартизированы процедуры администрирования CQT. Эта парадигма имеет высокий уровень ложных срабатываний (честные люди ошибочно классифицируются как лжецы), очень восприимчива к контрмерам, а результаты экзаменов оцениваются субъективно.Самая уместная критика здесь заключается в том, что CQT не основан на теории обмана, которая была подтверждена . Например, центральное для CQT предположение о том, что ложь вызывает большее возбуждение симпатической нервной системы, чем высказывание правды, является необоснованным. Группа призвала исследовать альтернативы. Многие из этих критических замечаний переводятся далее в этой статье в конкретные рекомендации по развитию методов обнаружения лжи, вызывающих когнитивную нагрузку, таким образом, чтобы преодолеть эту критику.

Частично в ответ на озабоченность по поводу достоверности CQT, GKT был предложен. Это парадигма вопрошания, которую можно использовать с полиграфом для выявления ложных отказов испытуемых путем выявления того, обладают ли они «осведомленностью о виновности», предположительно в результате их участия в преступлении (Lykken, 1998). Во время GKT испытуемому предлагают вопросы с несколькими вариантами ответов, каждый из которых имеет одну релевантную альтернативу (правильный ответ) и несколько нейтральных альтернатив (правдоподобные отвлекающие факторы).Последний должен быть выбран таким образом, чтобы невиновный человек не мог отличить его от соответствующей альтернативы (Lykken, 1998). Пример соответствующего вопроса: «Как была убита жертва?» с вариантами ответа «выстрелил», «зарезал», «ударил», «задушил» или «отравлен». Этот вопрос можно было задавать повторно несколько раз вместе с другими вопросами, касающимися различных аспектов места преступления. Изучаемому даже не нужно отвечать. Если повышенное возбуждение происходит постоянно в ответ на соответствующие реакции, то испытуемый может скрывать свои знания как преступник.GKT предполагает, что невиновные испытуемые не могли получить информацию о виновности косвенно и что виновные испытуемые закодировали информацию о виновности и сохранили ее (Elaad, 1990).

Некоторые проблемы достоверности CQT были решены в GKT, включая большую стандартизацию процедуры, более подходящие альтернативы контроля, меньше ложных срабатываний и более сильную теоретическую основу (Lykken, 1998; Carmel et al., 2003). Кроме того, помимо психофизиологических измерений полиграфа, виновное знание было продемонстрировано с помощью различных сигналов времени отклика (Seymour et al., 2000; Сеймур и Керлин, 2008; Seymour and Fraynt, 2009), потенциалы, связанные с событием (Rosenfeld et al., 1988, 2006), и расширение зрачка (Dionisio et al., 2001) и другие. Относительный успех GKT также предлагает уроки для разработки вызывающих нагрузку методов обнаружения лжи, особенно в том, что они должны основываться на действующей теории. Тем не менее, GKT ограничен в обмане, который он может раскрыть ложным отрицанием тех, кто обладает виновными знаниями.

Модели / теории, способствующие пониманию понимания обмана

Напомнив, что CQT не основан на проверенной теории обмана, мы в следующий раз рассмотрим модели и теории, предлагающие понимание познания обмана, чтобы помочь новым методам обнаружения лжи, вызывающим нагрузку, продвинуться на твердой теоретической основе.Как будет показано ниже, у большинства из них такой основы нет. Некоторые версии были предложены для объяснения социальных аспектов обмана, но предлагают важные познавательные идеи.

Отобранные учетные записи, прошедшие проверку на наличие виновных

Были предложены различные теоретические объяснения того, как работает GKT. Два из них особенно важны для познания обмана. Первая, теория ориентировочной реакции, фокусируется на процессах внимания. Согласно ему, люди склонны ориентироваться и внимательно относиться к стимулам окружающей среды, которые являются новыми или эмоционально значимыми для них, тем самым подготавливая себя к адаптивному реагированию по мере необходимости (Соколов, 1963).Применительно к GKT ориентировочная реакция естественным образом возникает у виновных испытуемых при знакомстве с соответствующими знаниями, о чем свидетельствует, например, снижение частоты сердечных сокращений, но не нейтральные альтернативы (Verschuere et al., 2010). Поведенческое поведение может проявляться в более длительной реакции на стимул (Seymour et al., 2000) и другими способами. Защитный ответ на соответствующий вариант также возможен, если испытуемый чувствует угрозу, характеризуется учащением пульса и другими признаками возбуждения.Предполагается, что ориентировочная реакция на виновное знание является автоматическим и трудно подавляемым (Lykken, 1998).

Сеймур (2001) предложил основанную на памяти альтернативу теории ориентации ответов, названную моделью параллельного набора задач (PTS), которая объясняет «эффект виновного знания» через конкуренцию ответов. PTS считает, что ответы экзаменуемого на варианты вопроса GKT состоят из следующего: процессы запоминания, выбор ответа, подготовка ответа и двигательное выполнение.Эти четыре компонента составляют набор задач. Предполагается, что два набора задач выполняются независимо и параллельно для каждого вопроса. Задача ознакомления , набор , выполняется быстро и включает механизмы автоматической загрузки. Задача вспоминания , установленная , с другой стороны, выполняется медленнее, находится под сознательным контролем и использует когнитивные ресурсы. В случае соответствующей альтернативы, два несовместимых запроса ответа могут быть получены конкретным процессором ответа (например,g., управляющие словесными высказываниями). В этом случае ответ, полученный из знакомого набора задач, предназначен для правдивого ответа, а другой из набора задач по вспоминанию — для обманчивого ответа. Один ответ также может быть получен, пока другой ответ находится в процессе. В обоих случаях возникает конфликт ответов. Постулируется, что сокрытие сведений о виновности активирует разрешение конфликта, при котором испытуемый игнорирует знакомый ответ и выполняет намеченный ответ отрицания осведомленности о виновности.Эта модель объясняет более длительное время отклика, необходимое для этого, как результат дополнительных этапов обработки набора задач по вспоминанию и разрешения конфликта ответов. Общие идеи, которые предлагает модель PTS для обнаружения лжи, заключаются в том, чтобы подчеркнуть центральную роль процессов памяти в обмане и сообщении правды, а также тот факт, что подавление привычной реакции часто является частью обмана. Обе версии GKT подразумевают, что обладание виновным знанием проявляется в неявных показателях памяти, которые трудно уловить, и их трудно скрыть (Anderson, 2000).

Теория четырех факторов

Zuckerman et al. (1981) предложил влиятельную четырехфакторную теорию обмана. Он постулирует, что обман включает в себя (а) общее возбуждение, (б) тревогу, вину и другие эмоции, сопровождающие обман, (в) когнитивные компоненты, и (г) попытки лжецов контролировать вербальные и невербальные сигналы, чтобы казаться честными. Хотя эти авторы предполагают, что ложь создает большую когнитивную нагрузку, чем рассказ правды, что может привести к более длительному времени реакции, большему расширению зрачков и другим признакам нагрузки, теория не детализирует когнитивные механизмы лжи.Тем не менее, он подчеркивает сложную, многомерную природу обмана и множество типов поведения (например, когнитивное, физиологическое, эмоциональное), которые являются потенциальными сигналами.

Теория межличностного обмана

Теория межличностного обмана (Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008) фокусируется на динамической, взаимозависимой природе вербальных и невербальных обменов между лжецом и целью (предполагаемым получателем обмана). В частности, он описывает обман как связанный с (а) взаимодействием, в котором каждая сторона коммуникативной диады отслеживает поведение и реагирует на сигналы другой стороны.(б) Использование стратегического обмана постулируется для наложения когнитивной нагрузки на лжецов, которых нет в рассказчиках правды. Обманщики должны сознательно манипулировать информацией, чтобы создать правдоподобное сообщение, казаться честным, когда они делятся им, отслеживать реакции целей и выполнять другие умственные задачи. (c) Слишком много одновременных задач приводит к «когнитивной перегрузке», в результате чего некоторое поведение становится неконтролируемым. (d) Признаки обмана включают неопределенность, и неясность, детали ложного повествования, несмедлительность, ответов, которые включают частые паузы, и отказ, , сидя в стороне от целей.Лжецы используют диссоциацию , чтобы дистанцироваться от актов обмана, например, описывая свои действия в ложном повествовании как действия группы, а не как результат личного выбора.

Теория четырех факторов и теория межличностного обмана утверждают, что утечка сигналов может сопровождать стратегический контроль лжецов над поведением, особенно при высокой когнитивной нагрузке. В своем обзоре Zuckerman et al. (1981) обнаружили, что наиболее надежными сигналами утечки были использование самоадаптеров (ерзкие движения рук), учащенное моргание и расширение зрачков, повышенная высота голоса и речевые ошибки (грамматические ошибки, оговорки), паузы и другие речевые ошибки. колебания и расхождения между вербальными и невербальными каналами.Некоторые методы создания когнитивной нагрузки, которые мы рассматриваем, используют тот факт, что при высокой когнитивной нагрузке испытуемым трудно отслеживать и контролировать определенные каналы поведения, что в результате может максимизировать утечку невербальных сигналов.

Модель тайны озабоченности

Когнитивная нагрузка лжи о бездействии занимает центральное место в модели секретности озабоченности Лейна и Вегнера (1995). Он постулирует, что, когда люди хранят секреты, например, рассказ супруга о неверности, (а) чаще всего используется стратегия подавление мыслей .(«Я перестану думать о том, что я обманул, чтобы случайно не выпалить это».) (Б) Со временем это продолжающееся подавление может привести к тому, что секрет вторгнется в мысли человека. («Я не могу перестать думать о том, что я сделал».) (В) Навязчивые мысли возобновляют попытки подавления мысли. («Я буду изо всех сил стараться заблокировать память».) (Г) Этот цикл может разрастаться до такой степени, что человек зацикливается на памяти еще долгое время после того, как секрет был раскрыт. Как и в модели PTS, в этом отчете отмечается сложность, часто связанная с сокрытием «виновных знаний».”

В четырех исследованиях Лейн и Вегнер (1995) нашли поддержку шагов с по по d и свидетельства того, что сохранение секрета с течением времени, по иронии судьбы, увеличивает его доступность по сравнению с другими воспоминаниями. Хотя эта модель фокусируется на лжи упущения, она имеет отношение к обману в целом. Поскольку большая часть лжи подразумевает сохранение секрета путем утаивания некоторой правды, это может помочь объяснить тот факт, что часто требуется распределение когнитивных ресурсов, чтобы помешать правдивому ответу (Pennebaker and Chew, 1985; Johnson et al., 2004; Kozel et al., 2004; Osman et al., 2009), точно так же, как это происходит при подавлении мысли. Расширение этой учетной записи, например, путем ее интеграции с моделью PTS, должно улучшить понимание того, когда ложь требует когнитивных ресурсов, чтобы подавить правду и, таким образом, помочь точно определить, когда индексы когнитивной нагрузки являются наиболее надежными сигналами обмана. Кроме того, если со временем секретные истины станут более доступными, они могут быть непреднамеренно выплывшими из-за высокой когнитивной нагрузки, что является следствием этой модели для обнаружения лжи.Наконец, как и модель PTS, модель озабоченности подчеркивает процессы памяти при обмане, который в данном случае предназначен для активного подавления истины.

Теория самопрезентации

ДеПауло (1992) предложил теорию самопрезентации индивидуального контроля над своим невербальным поведением для создания определенных впечатлений в умах других, в том числе обманчивых. Считается, что происходят три когнитивные фазы. (а) Во-первых, формируется намерение регулировать свое поведение, чтобы произвести желаемое впечатление.(б) Затем предполагаемая самопрезентация переводится в невербальное поведение. (c) Наконец, производительность оценивается индивидуумом, если это возможно, и извлекаются уроки для улучшения результатов в будущем. Есть препятствия для шагов (b) и (c). Отметим некоторых: многие невербальные формы поведения трудно контролировать, контролировать или подавлять постоянно, например, выражение основных эмоций на лице или тон голоса (Ekman, 2001). Более того, испускаемые невербальные формы поведения часто более доступны для наблюдателей, чем для тех, кто их вызывает, что затрудняет самооценку (DePaulo, 1992).

Хотя не все самопрезентации обманчивы, это описание можно рассматривать как теорию невербального обмана. Это согласуется с другими утверждениями в том, что обман включает намерение ввести в заблуждение (Ekman, 2001). Также, как и теория четырех факторов и теория межличностного обмана, она утверждает, что просочившиеся невербальные сигналы могут сигнализировать об обмане. Этот отчет предлагает больше, чем другие, понимание мыслительных процессов, связанных с рассмотрением потенциальной лжи с точки зрения цели.

Модель обмана с рабочей памятью

Спорер и Швандт (2006, 2007) недавно предложили модель обмана рабочей памяти, которая основана на влиятельной теории рабочей памяти Баддели (1992, 2000). Он также утверждает, что ложь создает большую нагрузку, чем сообщение правды, из-за более высоких требований к обработке. Говорить правду — это извлекать и восстанавливать воспоминания. Лгая, обманщики должны придумывать новые истории или изменять те, которые были доступны из прошлого опыта или сценариев.Обманчивое повествование должно быть правдоподобным и не противоречить самому себе или тому, что знает цель. Когда нет личных воспоминаний или сценариев для построения лжи, рабочие воспоминания лжецов будут сильно загружены, что снизит способность воспроизводить речь. Лжецы также должны следить за слушателями на предмет подозрительности.

Самая уникальная идея этой модели касается источников информации, которые используют лжецы для создания обманчивых повествований. Это также предполагает, что индексы когнитивной нагрузки могут давать надежные сигналы, когда испытуемые удивляются, когда тестовые задания исследуют детали, которые, вероятно, будут частью памяти о правдивом опыте, но не обманчивым повествованием.

Модель обманного ответа «активация-решение-построение»

Модель активации-решения-построения (ADCM; Walczyk et al., 2003, 2005, 2009) описывает вводящие в заблуждение ответы на вопросы, которые теоретически включают вопросы с множественным выбором GKT. Модель анализирует действие на три компонента. Во-первых, услышанный или прочитанный вопрос активирует истину из долговременной памяти, обычно автоматически. Во-вторых, на основе активированной правды и социального контекста может быть принято решение солгать, обычно в интересах лжецов.В этом случае правдивый ответ будет активно подавляться, особенно в отношении хорошо отработанных истин, которые могут проактивно препятствовать лжи. Такая конкуренция ответов элегантно описывается моделью PTS. В-третьих, создается соответствующая контексту ложь, которая должна быть последовательной и правдоподобной. Когда это возможно, воспоминания об истине слегка изменяются ради правдоподобия лжи и для минимизации когнитивной нагрузки построения лжи. Наконец, ложь распространена.

Walczyk et al. (2009) расширил ADCM, чтобы учесть репетицию обманчивых ответов.«Решение солгать» становится «не забывай солгать», при этом соответствующие вопросы и социальный контекст служат подсказками для воспоминаний. «Конструирование лжи» превращается в «напоминание лжи», за которым следует корректировка обманчивых ответов, чтобы они соответствовали преобладающему социальному контексту, и то и другое влечет за собой меньшую нагрузку, чем спонтанная ложь. Ответы на вопросы с использованием CQT обычно даются менее чем за секунду (Lykken, 1998). Расширенный ADCM может легко учесть это следующим образом. Либо перед экзаменом, либо во время предварительного просмотра вопросов испытуемый, вводящий в заблуждение, решает, на какие вопросы он / она будет лгать, и построит обманные ответы.Доставка их во время экзамена включает в себя повторное воспроизведение, которое обычно происходит автоматически и быстро (Anderson, 2000).

Поддерживаются несколько элементов ADCM. Walczyk et al. (2003) обнаружили, согласно самоотчетам, когда участники обманчиво отвечали на вопросы, что правда вошла в рабочую память автоматически и мешала лжи, что согласуется с компонентами активации и принятия решения. Walczyk et al. (2009) продемонстрировали, что люди, лгавшие о хорошо отработанных истинах, испытывали наибольшие трудности из-за вмешательства типа Струпа.Предлагая участникам ответить на вопросы о различных аспектах их жизни либо обманчиво, либо правдиво, Walczyk et al. (2005) показали, что необходимость решиться солгать увеличивает когнитивную нагрузку, а построение лжи вызывает большую нагрузку, чем сообщение правды. Одно из значений ADCM для обнаружения лжи заключается в том, что, когда истина может быть предварительно активирована у испытуемых и задаются вопросы, которые испытуемые не ожидают, процессы принятия решения лгать и построения лжи будут проявляться как более высокая когнитивная нагрузка только у лжецов.

Общая оценка моделей / теорий

Приведенный выше ряд моделей и теорий иллюстрирует многообразие обмана. Ни одна теория не могла объяснить всю ее когнитивную сложность. Как правило, эти рассказы больше всего относятся к спонтанной (необдуманной) лжи. В таких случаях признаки обмана, как правило, самые богатые, включая более длительное время отклика и большее расширение зрачков (DePaulo et al., 2003). Чтобы иметь отношение к вызывающей нагрузку детекции лжи, они должны быть расширены, чтобы учесть отрепетированный обман , что является вероятной контрмерой.Например, теория межличностного обмана утверждает, что лжецы активно следят за своим поведением и поведением жертв. Это может не относиться к высококвалифицированным или опытным лжецам. Как было предложено расширенным ADCM, процессы кодирования и извлечения памяти будут центральными в этих расширениях и станут в высшей степени автоматизированными с практикой (Anderson, 2000).

Обнаружение лжи с помощью индукции когнитивной нагрузки

Недавно появился инновационный общий подход к обнаружению лжи: техники, вызывающие когнитивную нагрузку, призванные вызвать у лжецов больше умственных усилий, чем у рассказчиков правды (Walczyk et al., 2005; Vrij et al., 2008a). В то время как парадигмы опроса на основе полиграфа полагаются на повышение физиологического возбуждения для определения степени обмана, они используют повышение показателей когнитивной нагрузки в качестве основных сигналов. Другой контраст: несмотря на то, что удивление испытуемых с вопросами не приветствуется в CQT, учитывая высокий уровень ложноположительных результатов, которые могут привести (Lykken, 1998), удивить (не шокировать) испытуемых вопросами или задача, используемая для получения истины, является центральной для многих. методы, вызывающие нагрузку, чтобы было трудно лгать.Некоторые методы, приведенные ниже, вызывают краткие ответы, как и CQT и GKT. Другие вызывают более открытую реакцию, например, повествования.

Приведенные выше модели и теории могут продвинуть эти методы, показывая, когда и почему индексы нагрузки дают надежные сигналы (Vrij et al., 2008a). Вместо того, чтобы рассматривать все опубликованные варианты по общей теме, обычно обсуждаются только отдельные предложения, основанные на исследованиях, вместе с их подводными камнями и ограничениями. Результаты экспериментов по их проверке показывают, что лжецы и рассказчики правды могут быть классифицированы без всякой случайности.Однако мы НЕ обсуждаем частоту ложноположительных или ложноотрицательных результатов для этих методов, потому что еще слишком рано в их разработке точно оценивать такие параметры. Это особенно верно с учетом того, что большинство исследований основано на студентах колледжа, а не на подозреваемых на допросе в полиции или на других подлинных образцах. Таким образом, такие оценки могут ввести в заблуждение.

Подтверждение целостности с ограничением по времени

Walczyk et al. (2005) предложили метод создания нагрузки под названием Подтверждение целостности с ограничением по времени (TRI-Con).Он явно основан на теоретическом учете различий в ментальных состояниях лжецов и рассказчиков правды, ADCM. TRI-Con выборочно увеличивает нагрузку на лжецов, удивляя испытуемых неожиданными вопросами и требуя быстрых ответов. Эти конкретные рекомендации применимы к экзаменам (Walczyk et al., 2005, 2009). (a) Экзаменуемым предлагается указать, на что следует направлять следующие вопросы (например, «Следующие 11 вопросов касаются вашей деятельности во время совершения преступления»). Подбирая соответствующие эпизодические «истины», подсказки уменьшают потребность испытуемых в поиске в памяти, чтобы ответить честно, делая индексы когнитивной нагрузки менее двусмысленными репликами, которые показывают, когда было принято решение солгать и построить ложь.Подсказка также снижает эмоциональное удивление, которое может быть вызвано ослеплением испытуемых вопросами, касающимися деликатных вопросов или компрометирующей информацией. (б) Тем не менее, конкретные вопросы не раскрываются до тех пор, пока их не задают во время экзамена, что удивляет испытуемых когнитивно и сокращает повторение лжи. (c) Вопросы пишутся по возможности так, чтобы не было ясности относительно того, какие истины преследуются до тех пор, пока они не будут полностью заданы. Это снижает вероятность того, что испытуемые подготовят ложь. (d) Чтобы получить четкую оценку когнитивной нагрузки, необходимой для полного ответа, вопросы составляются так, чтобы на них можно было ответить одним или несколькими словами.e) экзаменуемые должны отвечать как можно быстрее, чтобы в дальнейшем ограничить их возможность обмана. Высокая когнитивная нагрузка, связанная с быстрым ответом на неожиданные вопросы, может увеличить утечку сигналов в виде повышения голоса, расширения зрачка, уменьшения моргания и длительного времени отклика из-за ограниченной возможности лжецов самоконтроля и контроля (Zuckerman et al. , 1981; Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008) и может усилить случайное выпаливание истины (Lane and Wegner, 1995).f) без надлежащей подготовки ложные отчеты лжецов должны быть неполными. Вопросы задаются, а затем повторно задаются вместе с логически взаимосвязанными вопросами, чтобы увеличить когнитивную нагрузку лжецов. Противоречия должны возникать с лжецами (Granhag, Hartwig, 2008). (g) Базовые параметры поведения для достоверных ответов устанавливаются для всех индексов когнитивной нагрузки для сравнения с уровнями этих реплик ответов, подозреваемых в обмане. Эта практика позволяет контролировать индивидуальные различия в базовых показателях поведения и повышает точность обнаружения лжи (Walters, 1996; Bond and DePaulo, 2006).

Исследования показали эффективность TRI-Con для раскрытия обмана. Следуя этим рекомендациям, Walczyk et al. (2005) проинструктировали взрослых лгать или говорить правду на вопросы о различных аспектах их жизни (например, трудовой стаж, успеваемость по стандартным тестам). Используя время отклика в качестве подсказки, дискриминантный анализ позволил классифицировать лжецов и рассказчиков правды намного выше вероятности. Walczyk et al. (2009) снова протестировали TRI-Con, попросив участников солгать или рассказать правду о своей жизни, и включили условие репетиции, в котором участники готовили обманчивые ответы.Последовательность ответов на взаимосвязанные вопросы была добавлена ​​в качестве подсказки. Лжецы и рассказчики правды были классифицированы с точностью до 89%. Анализ показал, что отрепетированный обман поддается обнаружению. Наконец, Walczyk et al. (2012) протестировали TRI-Con в криминалистическом контексте. «Свидетели» наблюдали за видеозаписями реальных преступлений, а затем говорили правду или лгали, репетируя или не репетируя о них во время допроса. Когнитивными сигналами были время отклика, последовательность ответов, движения глаз и расширение зрачка.Дискриминантный анализ позволил классифицировать три состояния с точностью 69%, ожидаемой случайно на 33%.

Несмотря на эти многообещающие результаты, TRI-Con имеет ограничения. Например, расширенные рассказы испытуемых дают ценные вербальные сигналы обмана (Buller and Burgoon, 1996; Sporer and Schwandt, 2007), которые вряд ли удастся выявить в коротких ответах TRI-Con. Более того, расширение зрачка, частота моргания, повышение высоты голоса и другие надежные индикаторы не только измеряют когнитивную нагрузку, но также и эмоциональные реакции (DePaulo et al., 2003). TRI-Con и описываемые методы могут вызывать у испытуемых не только когнитивную нагрузку, но и тревогу. Этот факт не вызывает проблем, если предположить, что и тревога, и когнитивная нагрузка зависят от обмана (Vrij et al., 2010b). Наконец, TRI-Con не позволяет участникам уточнять свои ответы во время экзамена, в отличие от открытых ответов. Однако эти ограничения можно преодолеть, комбинируя различные методы, что будет обсуждаться позже.

Меры противодействия

После внедрения новых методов обнаружения лжи, информация о них распространяется, и разрабатываются меры противодействия.Это произошло с полиграфом (Lykken, 1998; Национальный исследовательский совет, 2003) и с передовыми подходами, такими как функциональная магнитно-резонансная томография (Simpson, 2008; Ganis et al., 2011). Отметив это, Walczyk et al. (2005, 2009, 2012) утверждали, что вероятной контрмерой против вызывающей нагрузку детекции лжи является репетиция лжи, стратегия снижения нагрузки (O’Hair et al., 1981; Greene et al., 1985). Все исследования и теории в этой области должны рассматриваться как репетиции. В случае TRI-Con другие возможные меры противодействия включают намеренное невыполнение экзаменуемыми инструкций по быстрому ответу (например,g., попросите повторить вопрос). Вероятные меры противодействия другим предложениям по увеличению нагрузки обсуждаются по мере их представления.

Задавать неожиданные вопросы и собирать рисунки-сюрпризы

Задавание вопросов, которых испытуемые не ожидают, может увеличить когнитивную нагрузку. Vrij et al. (2009) проинструктировали пары участников солгать или сказать правду о том, что они вместе обедали. Затем все пары подготовились к интервью, которое включало в себя возможные вопросы.Позднее были заданы общие и непредвиденные вопросы, последний касался таких мелких деталей. Какого цвета рубашка была надета? Кто прибыл первым? Кто сидел ближе всех к двери? Несоответствия в ответах на такие вопросы позволили наблюдателям безошибочно классифицировать лжецов и рассказчиков правды, равно как и несоответствия в неожиданных фотографиях, которые парам было предложено нарисовать на макете ресторана. Хотя исследователи не измеряли когнитивные нагрузки, вызванные удивлением участников неожиданными вопросами или заданием рисования, мы рассматриваем оба метода как методы, вызывающие нагрузку, потому что респондентам, вероятно, приходилось много думать, отвечая или рисуя, чтобы обеспечить правдоподобность и последовательность, поскольку они отвечали на оба не были отрепетированы (DePaulo et al., 2003). Недавно Vrij et al. (2012b) заметили, что рисунки своих рабочих мест правдоподобными людьми содержат больше правдоподобных деталей, особенно с участием их коллег, чем лжецы, делающие то же самое.

Эти результаты обнадеживают. Тем не менее, у задания непредвиденных вопросов есть ограничения. Напомним, что как только знания об этой технике распространяются, лжецы могут включать пространственные и другие неясные детали в свои обманчивые рассказы в ожидании таких вопросов. Во-вторых, запоминание мелких деталей может легко остаться незамеченным рассказчиками правды (Loftus, 2007), в результате чего они ответят: «Я не могу вспомнить.«Правдоподобно, когда говорят лжецы. То же самое и с рисованием картинок. Лжецы могут потренироваться в их рисовании заранее или правдоподобно отрицать, что заметили пространственные детали. Тем не менее, усовершенствование этих методов может преодолеть такие опасения.

Поддержание зрительного контакта с экзаменатором

Необходимость поддерживать зрительный контакт с другим человеком может повысить когнитивную нагрузку и тревогу у лжецов. В поддержку Vrij et al. (2010b) попросил некоторых участников солгать, чтобы ответить на вопросы интервью; другие сказали правду.Некоторым в дальнейшем было поручено поддерживать постоянный зрительный контакт с интервьюером. Наблюдатели видеозаписей интервью лучше отличали лжецов от рассказчиков правды при сохранении зрительного контакта, что позволяет предположить, что это увеличивает когнитивную нагрузку и тревожность лжецов.

Одна из возможных контрмер — практиковать лгать, сохраняя зрительный контакт с другим, что может уменьшить различия между лжецом и рассказчиком правды. Кроме того, поддержание зрительного контакта может оказаться неэффективным с японцами и представителями других незападных культур, для которых такое поведение противоречит общественным нормам.Это может вызвать чрезмерно высокий уровень беспокойства и отвлекать даже тех, кто говорит правду (McCarthy et al., 2006). Таким образом, неясно, насколько эффективным может быть это предложение в качестве общей методики, способствующей выявлению лжецов и рассказчиков правды.

Пересчет событий в обратном хронологическом порядке

Временной порядок, в котором вспоминаются события, может усилить признаки обмана. Vrij et al. (2008b) заставили половину участников солгать, а другую половину рассказать правду о том, что произошло во время инсценировки.Некоторым участникам каждого состояния было предложено сообщать о событиях в обратном хронологическом порядке. Остальные представлены только в хронологическом порядке. Появились новые признаки обмана, которые наблюдатели заметили в обратном порядке. Авторы отметили, что вспоминание в обратном порядке противоречит типичному прямому хронологическому кодированию событий и, таким образом, накладывает большую нагрузку, особенно на лжецов. Vrij et al. (2012a) расширили эту технику, попросив людей солгать или рассказать правду о маршруте, который они выбрали, в хронологическом и обратном хронологическом порядке.Снова появились новые признаки обмана, которые наблюдатели заметили в обратном пересказе.

Если лжецы практикуют ложь в обратном хронологическом порядке, будут ли признаки обмана такими же богатыми? Еще одна вероятная контрмера для прикрытия своей причастности к преступлениям, умные преступники могут основывать свое ложное алиби на эпизодических воспоминаниях о реальных событиях, при необходимости изменяя детали (Sporer and Schwandt, 2007; Leins et al., 2012). В таком случае обратный хронологический пересказ этих лжецов может быть аналогичен по когнитивной нагрузке тому, что делают те, кто говорит правду.

Двухзадачность (выполнение двух задач одновременно)

Предложение испытуемых выполнить параллельное задание во время допроса было новым подходом к индукции нагрузки, протестированным Паттерсоном (2010). Если ложь больше привлекает внимание и рабочую память, чем рассказ правды, то двойная задача может больше мешать первому. В этом исследовании рассказчики правды следовали письменным инструкциям, чтобы пойти в университетский книжный магазин, выполнить определенные задания, а затем честно описать и ответить на вопросы о том, что они сделали.Лжецам показали эти инструкции, но они подготовили обманчивые рассказы, как если бы они были соблюдены, которые они позже передали и ответили на вопросы. На этапе собеседования все участники должны были одновременно выполнить математическое задание. Время отклика по математике и точность были зависимыми показателями. Что касается результатов, вмешательство двойной задачи было минимальным. Не было обнаружено различий между лжецом и рассказчиком правды о времени ответа по математике, но у рассказчиков правды была немного более высокая точность. Позже наблюдателям были показаны видеозаписи избранных интервью.Когда интервьюируемые были заняты второстепенным заданием, наблюдатели были немного более точными в оценке правдивости ответов и приписывали более высокие нагрузки лжецам. Этот метод является новаторским, и необходимы дополнительные исследования. Тем не менее, не было дано никакого теоретического обоснования для выбора параллельной задачи, что может частично объяснить слабые результаты, тема которых будет раскрыта позже.

Общая оценка предложений по индуцированию нагрузки

Наше общее впечатление о подходах к увеличению нагрузки на сегодняшний день таково, что они новаторские и многообещающие.Тем не менее, еще слишком рано в их разработке, чтобы точно оценить их применимость к судебно-медицинским установкам и другим контекстам реального мира, где обнаружение обмана имеет жизненно важное значение. И снова необходимы дополнительные исследования их восприимчивости к репетициям и другим контрмерам, а также возможности обнаружения использования таких контрмер. Также напомним, что в большинстве вышеперечисленных исследований участвовали студенты колледжей, которым в обмен на участие были предложены дополнительные кредиты. Их мотивация преуспеть в своей лжи была низкой по сравнению с тем, что настоящие преступники пытались убедить детективов своими ложными алиби или невиновными подозреваемыми, пытающимися убедить детективов в своей невиновности.Когнитивные нагрузки виновных лжецов и невиновных рассказчиков правды могут быть настолько высокими, что вызывающие нагрузку вмешательства не различаются между ними (Van Koppen, 2012; Vrij and Granhag, 2012a, b). Совершенно очевидно, что необходимы исследования, проверяющие эти методы на подлинных образцах.

Теоретическая таксономия обнаружения лжи, вызывающей когнитивную нагрузку

Было опубликовано достаточно многообещающих результатов по обнаружению лжи, вызывающим нагрузку (см. Vrij et al., 2010a), чтобы оправдать предложение о теоретической таксономии, которая может помочь организовать, направить и продвигать будущую проверку, уточнение и инновации.Он основан на важных различиях типа когнитивной нагрузки, которую вызывает каждое предложение, внутренней и внешней, и того, насколько открытыми являются ответы, которые каждое разрешает у испытуемых, закрытыми (например, короткие ответы, нажатия клавиш) по сравнению с открытыми. (например, рассказы, рисунки).

Сначала определяются два ключевых термина, оба адаптированы из теории когнитивной нагрузки (Merrienboer and Sweller, 2005). «Внутренняя когнитивная нагрузка» относится к внутренним требованиям к когнитивным ресурсам внимания и рабочей памяти, необходимым для хорошей лжи.Пункты с 1 по 9 таблицы 1 содержат некоторые важные факторы, увеличивающие внутреннюю нагрузку лжи, сгруппированные по тому, связаны ли они с подготовкой вводящего в заблуждение сообщением или с доставкой сообщения цели. «Посторонняя когнитивная нагрузка» означает любую потребность в когнитивных ресурсах или их потерю из-за задач или факторов, внешних по отношению к акту лжи, которые усложняют его. Например, крайняя тревожность у испытуемого может снизить доступные когнитивные ресурсы, эффективно увеличивая когнитивную нагрузку (см. Пункт 10 таблицы 1).

Таблица 1 . Когнитивная нагрузка лжи по сравнению с правдой .

Степень, в которой пункты с 1 по 10 таблицы 1 применимы к случаю лжи, зависит от сложности его социального контекста (DePaulo et al., 2004). Повседневная ложь рассказывается без чрезмерных когнитивных нагрузок. Лжецы обычно мало беспокоятся о том, чтобы их поймали, и редко следят за своим поведением или за жертвами »(DePaulo et al., 1996). Таким образом, применимы несколько пунктов. Однако серьезная ложь имеет более серьезные межличностные последствия и влечет за собой более тяжелую нагрузку (DePaulo et al., 2004; Burgoon and Buller, 2008). Будет применяться больше предметов, особенно когда ложь спонтанная. С другой стороны, опытным или хорошо отрепетированным лжецам, говорящим серьезную ложь, возможно, не нужно следить за своим поведением или за жертвами (пункты 6 и 7), вместо этого полагаясь на их беглую речь, чтобы довести их до конца (DePaulo, 1992).

Для успешного распознавания лжи, вызывающего когнитивную нагрузку, важно отметить, когда сообщение правды накладывает большую когнитивную нагрузку, чем соответствующая ложь.Например, Walczyk et al. (2005) обнаружили, что студентам требуется больше времени, чтобы вспомнить свои фактические результаты стандартизированных тестов, чем лгать о них. Внизу таблицы 1 перечислены пять факторов, увеличивающих когнитивную нагрузку на честность. Только тогда, когда их можно не учитывать во время обследования, ложь с большей вероятностью проявится в повышенных индексах нагрузки. Например, вопросы, задаваемые на вызывающих нагрузку экзаменах на обнаружение лжи, должны быть написаны с учетом пунктов с 11 по 15, чтобы когнитивная нагрузка лжи была выше, чем при установлении правды.

В Таблице 2 представлена ​​полная Таксономия обнаружения лжи, вызывающей нагрузку, и показано, к чему относятся приведенные выше и другие предложения, которые предстоит обсудить. Несмотря на серьезные ограничения некоторых из них, все предложения включены для полноты картины. Вопрос, которым следует руководствоваться при их уточнении, звучит так: « При каких условиях тестирования индексы когнитивной нагрузки однозначно указывают на обман? »Для иллюстрации, такое состояние возникает, когда возникает« подсказка », которая делает индексы когнитивной нагрузки более четкими сигналами, уменьшая потребность всех испытуемых в поиске истины в памяти и уменьшая эмоциональное удивление до вопросов во время экзамена (Walczyk et al. ., 2005).

Таблица 2 . Таксономия детекции лжи, вызывающей нагрузку: тип индуцированной когнитивной нагрузки и разрешенная открытость реакции .

Внутренние когнитивные методы индукции нагрузки

Предложения под этим заголовком направлены на то, чтобы усложнить лгать, удивляя испытуемых когнитивно с помощью тестовых заданий, с помощью задания на память, используемого для доступа к истине, или требуя быстрых ответов.TRI-Con, который вызывает закрытые ответы, попадает в эту категорию. Когда испытуемые не предвидели вопросы, они должны решить, на какие из них солгать, и на лету генерировать обманчивые ответы, что увеличивает когнитивную нагрузку (Walczyk et al., 2005, 2009). Предложение Vrij et al. (2008b) о том, чтобы испытуемые передавали рассказы в обратном хронологическом порядке, подходит здесь, так же как и неожиданное указание им рисовать картинки (Vrij et al., 2009). Воспоминания, связанные с правдой, исследуются необычным образом, чего лжецы, возможно, не ожидали.Поскольку повествования и рисунки могут быть настолько сложными, насколько решит экзаменующийся, мы считаем их неограниченными. Испытуемые могут задавать темп, отслеживать и контролировать свое поведение, что, как мы надеемся, вызывает появление связанных сигналов (DePaulo et al., 2003).

Хотя это специально не предлагается в качестве метода создания нагрузки, Seymour et al. (2000) протестировали вариант GKT со временем отклика как сигналом к ​​обману, Response Time GKT , который квалифицируется как один. Участники участвовали в инсценировке преступления с использованием компьютера.Они также выучили двухсловные фразы, связанные с преступлением, а также другие двухсловные фразы позже в эксперименте. Во время последующей задачи классификации фраз, с инструкциями по ответу как можно быстрее , участников просили нажать клавишу указательным пальцем правой руки, если элемент был в списке, который был изучен позже. Все остальные предметы требовали нажатия клавиши левым указательным пальцем, некоторые из которых были взяты из инсценировки преступления. Последние ответы были равносильны необходимости сокрытия виновных сведений.Ответ на вопросы о виноватых знаниях занял около 300 мс. дольше, чем отвечать на нейтральные вопросы. Дискриминантный анализ правильно классифицировал виновные и невиновные процессы с точностью 95%.

Самооценка личности и отношения (например, к представителям групп меньшинств) очень восприимчива к обману, поскольку некоторые испытуемые реагируют на тестовые задания, чтобы создать ложноположительный образ себя для получения работы и других вознаграждений. Даже в этом случае их настоящие личности и отношения репетируются посредством повторяющихся способов мышления и действий в их повседневной жизни, которые формируют сильные ассоциации между мыслями и эмоциями в памяти (Banse and Greenwald, 2007).Хотя неявный тест личности и отношения также не предлагается в качестве метода, вызывающего нагрузку, в качестве альтернативы самоотчетам также подходит. Они подвергают испытуемых нехватке времени при ответе (Banse and Greenwald, 2007). Это увеличивает внутреннюю когнитивную нагрузку, затрудняя обман. Для нечестных испытуемых проактивное вмешательство может происходить, когда их истинные взгляды и характеры противоречат впечатлениям, которые они хотят произвести, что обычно проявляется в более медленном времени отклика на лживые вопросы.Более того, ответы обычно являются закрытыми, ограниченными принудительным выбором между двумя вариантами. То, как быстро люди реагируют, например, когда их инструктируют связать слово «хороший» с лицами людей с темным цветом лица, совместно представленными на экране компьютера среди множества сочетаний стимулов, может выявить расизм в тех, кто реагирует медленно. Этот метод успешно использовался при отборе сотрудников (Banse and Greenwald, 2007). Его вариант, автобиографический тест на неявную ассоциацию (aIAT), был предложен и исследован Sartori et al.(2008). Он требует от испытуемых быстро реагировать на тестовые предложения, по одному на экране компьютера, описывающие автобиографические события, которые для них либо истинны, либо ложны. В шести экспериментах aIAT продемонстрировал точность до 91% в раскрытии скрытых знаний об истинных автобиографических событиях. Тем не менее, когда испытуемые используют контрмеру стратегического замедления, когда отвечают правдиво, эта точность резко падает (Verschuere et al., 2009).

Теперь мы предлагаем другой способ доступа к истине, который может наложить более высокую внутреннюю нагрузку на лжецов и может вдохновить других на разработку подобных предложений.Он основан на гипотезе специфичности кодирования (см. Anderson, 2000) и является частью «Когнитивного интервью», хорошо проверенного набора из четырех стратегий памяти для помощи людям в точном и полном вспоминании предшествующих событий, не вызывая искажений памяти (Fisher and Гейзельман, 1992; Гейзельман, Фишер, 1997). Во-первых, интервьюер пытается восстановить физическое и психическое состояние наблюдаемого события, например, прося респондента сформировать мысленную картину контекста события и вспомнить, что он / она чувствовал.Во-вторых, респонденту предлагается вспомнить каждую деталь события, которое он / она может, даже, казалось бы, незначительные фрагменты воспоминаний. Согласно третьему принципу, респонденту предлагается вспоминать в различных временных порядках. Напомним, что вариант этого принципа был применен к детекции лжи Vrij et al. (2008b), особенно в обратном хронологическом порядке. В-четвертых, респонденту предлагается вспомнить из различных физических мест, например, как все выглядело бы, «если бы вы смотрели на комнату, где произошло преступление, сверху» или «если бы вы смотрели на комната с точки зрения преступника.Последний принцип тоже может быть применен к детекции лжи. Если их просят вспомнить с разных точек зрения, рассказчики правды должны иметь рассказы, более богатые реалистичными деталями, которые представлены с меньшими колебаниями, чем лжецы (Sporer and Schwandt, 2007).

Методы, вызывающие постороннюю когнитивную нагрузку

Методы под этим заголовком направлены на то, чтобы избирательно вызвать когнитивную нагрузку на лжецов, не усложняя ложь, а изменяя другие аспекты процедуры или контекста экзамена.«Двойная задача» была одним из таких предложений, рассмотренных ранее, но теперь обсуждаемого более глубоко. Когнитивные ученые давно использовали эту исследовательскую парадигму, чтобы определить, когда разные задачи используют общую систему или пул ресурсов (Pashler, 1994; Baddeley, 1996). В качестве метода обнаружения лжи его можно использовать с тестовыми заданиями, требующими закрытых или открытых ответов (Patterson, 2010). Vrij et al. (2008a) предположили, что испытуемые могли «вспоминать свои истории, одновременно выполняя компьютерную симуляцию вождения» (стр.41). Если обман создает большую нагрузку, тогда симуляция может больше мешать лжецам, усиливая когнитивные сигналы. Насколько нам известно, это исследование еще не проводилось, но его стоит проверить.

Meyer and Kieras (1997) оценили различные теоретические объяснения многозадачного взаимодействия. Из них унитарная теория ресурсов — это та теория, которую Паттерсон (2010) и Вридж и др. (2008a) неявно подписываются под их предложениями. Его основные предположения заключаются в том, что (а) способность внимания — это ограниченный общий ресурс, который может быть назначен на несколько задач.(б) Объем выделяемого внимания зависит от требований текущей деятельности. (c) При низком уровне нагрузки, внимание можно легко разделить между задачами, а не когда одна или обе задачи трудны. (d) Наконец, внимание можно контролировать и распределять динамически. Мейер и Киерас (1997) также рассматривают основные критические замечания по этому поводу. Тот, который наиболее проблематичен для приведенных выше предложений, касается «нечувствительности к трудностям». Изменение сложности основной задачи часто не влияет на выполнение параллельной задачи, что должно происходить, если обе задачи зависят от центрального ограниченного ресурса.Например, нечувствительность к трудностям, по-видимому, была в случае с Паттерсоном (2010), который обнаружил, что ложь минимально мешает параллельной математической задаче.

Мощная основа для понимания многозадачных эффектов интерференции, которую мы поддерживаем, — это Adaptive Executive Control (AEC; Meyer and Kieras, 1997; Meyer et al., 2002). Он преодолевает критику унитарной теории ресурсов, поучителен относительно того, какие параллельные задачи теоретически должны мешать лжи больше, чем говорить правду, и хорошо поддерживается.В основе каркаса лежат пять компонентов. (а) Он основан на комплексной архитектуре обработки информации, которая включает в себя все известные характеристики человеческого познания. (b) Он также основан на формализме производственной системы, который выражает действия как правила «если-то», которые кратко фиксируют процедурные знания. Часть «Если» определяет условия, при которых выполняются действия. Часть «Затем» определяет действия в их правильном порядке. (c) Важно отметить, что не делается никаких предположений об ограниченных общих когнитивных ресурсах или возможностях.(d) Скорее, AEC приписывает вмешательство двойной задачи гибким стратегиям, которые люди применяют для выполнения своих приоритетных задач в соответствии с надзорными исполнительными процессами. Фактически, одна задача приостанавливается, в то время как другая задача с более высоким приоритетом имеет приоритет и выполняется. (e) Наконец, AEC явно учитывает ограничения в обработке, налагаемые перцептивными и двигательными системами во время выполнения нескольких задач. Например, одновременные задачи, требующие устных ответов, естественно, будут мешать.Выражение с более высоким приоритетом будет предшествовать высказыванию с более низким приоритетом. Тех, кто интересуется AEC, отсылают к Meyer and Kieras (1997), а также к Meyer et al. (2002). Подводя итог, можно сказать, что основными источниками помех являются конкуренция между параллельными задачами для одних и тех же систем восприятия или двигательной реакции или исполнительный процесс, выполняющий одну задачу перед другой из-за его более высокого приоритета с учетом целей исполнителя. Если структура AEC действительна, то предложенные выше предложения по двойной задаче, вызывающим нагрузку, вряд ли будут эффективными, потому что конкуренция за ограниченный центральный ресурс, как они предполагают, не является основанием для вмешательства.

Теперь мы предлагаем потенциально мешающую задачу, предложенную моделью обмана рабочей памяти (Sporer and Schwandt, 2006, 2007). Это не предполагает конкуренции за ограниченное внимание. Скорее, он не дает лжецам использовать специализированное хранилище рабочей памяти, необходимое для лжи. В исследовании фонологической петли рабочей памяти подавление артикуляции предотвращает репетицию элементов памяти (Baddeley, 1996), например, инструктируя участников постоянно повторять простое слово, такое как «один.Однако повторение одного знакомого слога может быстро стать автоматическим и минимально нарушить ложь. Повторение последовательности незнакомых слогов, таких как «Ба-Бей-Бу-Би», уменьшило бы эту проблему (Гордон и Мейер, 1987). Будет ли постоянное повторение такой последовательности больше мешать лжи? Чтобы проверить, можно ли провести исследование, в котором записанные вопросы задаются через наушники, а ответы, да или нет, даются невербально в виде нажатия клавиш, чтобы не нарушать артикуляционное подавление.Таким образом, ответ является закрытым. Согласно модели рабочей памяти, ложь требует большего доступа, чем сообщение правды, к свободному фонологическому циклу языкового производства. Если это так, то при добавлении артикуляционного подавления ложь повлечет за собой более длительное время отклика, большее расширение зрачков и меньше морганий, чем при рассказе правды, из-за помех, вызванных конкуренцией за это специализированное хранилище рабочей памяти. Другая теоретически обоснованная двойная задача была протестирована Ambach et al. (2011) с GKT: процедура n-back (определение того, был ли стимул предъявлен в n попытках ранее).Предполагалось, что обе задачи будут конкурировать за главного исполнительного органа рабочей памяти. Задача n-back улучшила обнаружение скрытых знаний, измеренных по электродермальной активности. Исследователям предлагается последовать этим двум примерам и разработать другие теоретически обоснованные предложения двойного задания.

Требование от испытуемых поддерживать зрительный контакт с экзаменатором может вызвать постороннюю когнитивную нагрузку на лжецов, возможно, провоцируя тревогу и выделяя когнитивные ресурсы для наблюдения за собой и целью (Vrij et al., 2010b). Как отмечалось ранее, этот метод создания нагрузки может не работать с представителями некоторых культур и, возможно, с другими сегментами населения, для которых поддержание зрительного контакта противоречит социальной норме (McCarthy et al., 2006). Когда это уместно, его можно использовать с закрытыми и открытыми ответами. Другой способ вызвать постороннюю когнитивную нагрузку на лжецов может заключаться в том, чтобы испытуемые отвечали на вопросы, сидя перед зеркалом, что могло бы усилить их самоконтроль и появление связанных сигналов (Buller and Burgoon, 1996).Экзаменатор по-прежнему будет нужен в комнате. Это предложение не проверялось.

Сочетание внутренних и внешних методов; Открытый и закрытый ответ

В ходе экзамена можно комбинировать методы создания внутренней и внешней нагрузки, что позволяет получить преимущества каждой из них. Например, испытуемые могут быть протестированы в условиях TRI-Con, вызывающих внутреннюю нагрузку, при соблюдении инструкций по поддержанию зрительного контакта с допрашивающим (Vrij et al., 2010b).Могут быть заданы непредвиденные вопросы о пространственной информации и других деталях. Испытуемых также можно попросить нарисовать физическое изображение (Vrij et al., 2009).

Закрытые и открытые элементы также могут дополнять друг друга (Toris and DePaulo, 1984). Напомним, что TRI-Con предназначен для оценки правдивости коротких ответов на закрытые вопросы, что позволяет однозначно оценить когнитивную нагрузку, необходимую для ответа, с использованием времени ответа, расширения зрачка и других показателей нагрузки.Более того, нехватка времени на ответ может увеличить утечку невербальных сигналов, которые проявляются в первую очередь при высокой когнитивной нагрузке (Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008), и может увеличить вероятность того, что правда будет непреднамеренно выпалита (Lane and Wegner, 1995). С другой стороны, открытые вопросы, вызывающие повествование, могут быть богаты вербальными сигналами, такими как неясность и диссоциация (Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008), а также признаками попытки лжецов контролировать поведение (DePaulo et al. ., 2003; Спорер и Швандт, 2006; Vrij et al., 2010a). Например, следователи могут попросить подозреваемого изложить алиби на момент совершения преступления, а затем пройти экзамен TRI-Con с вопросами, уточняющими детали алиби. Если вербальные и контрольные сигналы из открытой части и индексы когнитивной нагрузки закрытого опроса указывают на обман, будут существовать убедительные сходящиеся доказательства. Кроме того, чем надежнее используются признаки обмана, тем более точным оказывается его обнаружение (DePaulo et al., 2003). Возможно, стоит объединить психофизиологические и когнитивные сигналы нагрузки, чтобы улучшить обнаружение лжи.

Совершенствование когнитивного обнаружения лжи, избегая ловушек CQT

Четыре рекомендации для исследователей и практиков и их обоснования приводятся ниже, чтобы помочь развивающейся области когнитивной детекции лжи предотвратить четыре основных слабых места CQT (Национальный исследовательский совет, 2003) и извлечь выгоду из сильных сторон GKT. Напомню критику: CQT не основан на проверенной теории и легко поддается контрмерам.Его администрирование не стандартизировано, и оценка результатов в значительной степени субъективна.

1. Методы обнаружения лжи, вызывающие когнитивную нагрузку, должны быть основаны на четко сформулированных, четко определенных и проверенных когнитивных моделях обмана (см. McCornack, 1997). Для многих читателей эта рекомендация может быть очевидна. Однако на сегодняшний день, , немногие методы создания нагрузки основаны на моделях или теориях, которые были четко изложены в исследовательских отчетах . Возможно, в некоторых случаях модели были неявными, но это не поможет читателям, желающим понять причины, по которым манипуляции, вызывающие нагрузку, работают или когда экспериментальные результаты применимы к аутентичным настройкам.Фактически, исторически многие исследователи искали надежные ключи к обману с минимальным учетом их теоретической основы (DePaulo et al., 2003). Это рискует повторить эту ошибку CQT с обнаружением лжи, вызывающим нагрузку. Напомним, что уточненные когнитивные модели, подкрепленные данными, могут выявить условия, при которых вмешательства, вызывающие нагрузку, могут оказаться успешными, что необходимо для обобщения результатов экспериментов в полевых условиях (Vrij et al., 2008a). Поскольку обман разнообразен (например,, вербальный, невербальный, ложь упущения) и движется многими мотивами (например, защищать другого, скрывать проступки, эксплуатировать других; DePaulo et al., 2004), ни одно когнитивное объяснение не может объяснить все его формы (Ekman, 2001; ДеПауло и др., 2003).

Рассмотренные нами учетные записи могут служить строительными блоками для узконаправленных моделей, непосредственно применимых к конкретным аутентичным контекстам, таким как комната для допросов полицейского управления. Подводя итог тем, которые мы считаем наиболее применимыми, модель PTS определяет конкуренцию ответов, которая возникает, когда испытуемые ложно отрицают наличие виновных знаний.Соревнование в ответах также, вероятно, лежит в основе лжи, особенно когда обманывают хорошо отработанные истины. Теория межличностного обмана (Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008) подчеркивает когнитивную нагрузку, связанную с необходимостью контролировать поведение себя и цели, и постулирует утечку сигналов при высокой когнитивной нагрузке. Теория самопрезентации ДеПауло (1992) постулирует утечку сигналов и разграничивает невербальное поведение, которое легко контролировать, и поведение, которое нельзя контролировать, причем последнее дает лучшие подсказки.Модель рабочей памяти Спорера и Швандта (2006, 2007) подробно описывает источники информации (например, сценарии, личные воспоминания), используемые при построении лжи. ADCM информативен о процессах кодирования и поиска, связанных с сообщением правды, решением лгать и построением лжи, а также предлагает идеи относительно репетиции обмана (Walczyk et al., 2009, 2012). Модель секретности озабоченности способствует пониманию того, почему часто необходимы когнитивные ресурсы, чтобы препятствовать правдивому ответу.Тем не менее, эти когнитивные отчеты должны быть расширены, чтобы устранить мотивацию лжи, репетиции и других важных модераторов сигналов обмана, чтобы они были максимально релевантными для обнаружения лжи (DePaulo et al., 2003).

2. Обманчивые экзаменуемые будут изобретать контрмеры для избиения любого нового метода обнаружения лжи по мере распространения информации о нем, и это не может быть полностью предотвращено (Lykken, 1998; National Research Council, 2003; Rosenfeld et al., 2004; Simpson, 2008; Verschuere et al., 2009; Ганис и др., 2011). Исследователи и практики, занимающиеся обнаружением лжи, вызывающим когнитивную нагрузку, должны отметить, что репетиция обмана является серьезной контрмерой, и продолжать искать способы минимизировать его, а также способы разоблачить репетицию, когда она происходит. Также необходимо раскрыть другие контрмеры. Если эта рекомендация также кажется очевидной, примечательно, что несколько исследований, проверяющих методы создания нагрузки, серьезно рассматривали репетицию или включали условие репетиции в исследование .Мы обсудили несколько предложений по снижению нагрузки, таких как удивление испытуемых с помощью тестовых заданий, с заданиями на память или быстрое реагирование испытуемых. Но полностью предотвратить репетицию невозможно. Создание обманчивых повествований перед экзаменом, а также предвосхищение вопросов и подготовка обманчивых ответов, вероятно, характерны для умных, мотивированных лжецов (Vrij and Mann, 2001; Vrij et al., 2010a).

Контрмера репетиции обмана можно преодолеть, если исследование сможет выявить «поведенческие сигнатуры» того, что это произошло.Необходимы дополнительные исследования воздействия этой меры противодействия на расширение зрачка, высоту голоса, время отклика, частоту моргания и другие корреляты когнитивной нагрузки. Некоторые обнадеживающие результаты заключаются в том, что время отклика отрепетированных лжецов может быть ниже, чем у неподготовленных лжецов и рассказчиков правды (O’Hair et al., 1981; Greene et al., 1985), а также уменьшены движения глаз, чтобы они могли сосредоточиться на памяти. поиск, не отвлекаемый визуальной средой (Walczyk et al., 2012). У отрепетированных лжецов также есть паттерны активации мозга, отличные от таковых у неподготовленных лжецов и рассказчиков правды (Ganis et al., 2003). Чем больше отличительных сигналов можно будет выявить, тем точнее будет выявлен отрепетированный обман (DePaulo et al., 2003). Исследование эффектов других контрмер, таких как намеренное невыполнение инструкций по поддержанию контекста взгляда или быстрому ответу (Verschuere et al., 2009), также может выявить отличительные когнитивно-поведенческие сигнатуры.

3. Исследования показывают, что даже сотрудники правоохранительных органов, в числе других людей-наблюдателей, обычно делают плохие детекторы лжи (Экман и О’Салливан, 1991; Гарридо и др., 2004; Бонд и ДеПауло, 2006, 2008). Отчасти это связано с тем, что люди склонны сосредотачиваться на ненадежных сигналах, таких как отвращение взгляда или нервозность, и упускают подлинные сигналы, которые часто неуловимы (DePaulo et al., 2003). От полицейских детективов, допрашивающих свидетелей до федеральных агентов, допрашивающих подозреваемых в терроризме, человеческие детективы лжи будут актуальны в обозримом будущем. Большинство исследований по индукции когнитивной нагрузки, которые мы рассмотрели, были разумно стремились повысить точность наблюдений-людей, но все же сообщали о довольно низких показателях обнаружения (Vrij et al., 2010а).

Обнаружение лжи, вызывающее когнитивную нагрузку, включающее закрытое реагирование, предлагает альтернативу как CQT, так и использованию человеческих детекторов лжи. Напомним, что администрирование CQT не стандартизировано. Чтобы разработать,

большинство процедур тестирования на полиграфе допускают неконтролируемые изменения в проведении тестирования (например, создание эмоционального климата, выбор вопросов), что, как можно ожидать, приведет к вариациям в точности и ограничит уровень точности, который может быть постоянно достигнут (Национальный исследовательский совет, 2003, стр.213).

Руководящие принципы TRI-Con и те, которые могут возникнуть в результате доработки других закрытых, вызывающих нагрузку предложений, таких как aIAT и Response Time GKT, могут помочь стандартизировать обнаружение лжи. Это не означает навязывания «предсказуемости», на которую лжецы могут рассчитывать, чтобы помешать экзаменам. Например, все еще можно задать непредвиденные вопросы. Скорее, стандартизация означает следование процедурам, устраняющим неоднозначность индексов когнитивной нагрузки как сигналов к обману. TRI-Con, например, может быть реализован на портативном компьютере.Чтение и навыки работы с компьютером не требуются. Испытуемые носят микрофон-гарнитуру, подключенный к компьютеру. Вопросы можно заранее записать в цифровом виде. Оценка времени ответа, расширения зрачка, высоты голоса и других сигналов может быть автоматизирована с помощью доступных технологий (Walczyk et al., 2012). Соответственно, мы рекомендуем разработать или доработать экзамены на обнаружение лжи, чтобы они соответствовали стандартным процедурам, вызывающим когнитивную нагрузку, и чтобы они были максимально автоматизированы, чтобы обойти серьезные ограничения человеческих детекторов лжи.Эксперты-люди должны по-прежнему присутствовать для наблюдения за администрацией. Их присутствие также может избирательно вызывать нагрузку на лжецов, поскольку вводящие в заблуждение испытуемые могут чувствовать себя обязанными следить за ними на предмет подозрительности (Burgoon and Buller, 2008).

4. Для определения «обманчивости» или «честности» ответов следует использовать соответствующие автоматизированные аналитические процедуры. Преимущество стандартизации и автоматизации обнаружения лжи и оценки изменений когнитивной нагрузки между известными правдивыми ответами и ответами, подозреваемыми в обмане, заключается в том, что статистические или другие аналитические процедуры могут использоваться для «определения» того, лгут ли испытуемые или говорят правду.Это позволяет избежать субъективной оценки на полиграфе (Iacono and Lykken, 1997; Lykken, 1998; Национальный исследовательский совет, 2003). Конечно, данные должны быть собраны на подлинных образцах лжецов и рассказчиков правды, которые очень заинтересованы в убеждении властей.

Заключение

CQT на основе полиграфа не имеет прочной научной основы (Iacono and Lykken, 1997; Lykken, 1998; National Research Council, 2003), в отличие от более успешного GKT. Мы считаем, что методы, вызывающие когнитивную нагрузку, являются многообещающей альтернативой CQT, особенно если из последнего можно извлечь уроки.Чтобы помочь им развиваться, мы рассмотрели множество моделей и теорий, относящихся к познанию обмана, их значения для обнаружения лжи, а также оценили конкретные предложения по выборочному наведению когнитивной нагрузки на лжецов, особенно их восприимчивость к репетициям и другим контрмерам. Предлагаемая таксономия классифицирует эти предложения в соответствии с типом индуцированной когнитивной нагрузки и широтой разрешенных ответов, что может помочь организовать и продвинуть область, открывая новые области исследований.В этом же ключе были предложены и новые предложения. Наконец, были представлены четыре рекомендации, которые помогут этому многообещающему общему подходу избежать соответствующих ловушек CQT. На сегодняшний день исследователи в этой области часто не прислушиваются к предупреждению, содержащемуся в отчете Национального исследовательского совета (2003 г.).

Еще одним вкладом этой статьи является ее скромная попытка объединить, казалось бы, несопоставимые области «детекции лжи на основе полиграфа», с одной стороны, и «социально-когнитивных перспектив обмана», с другой.Как мы утверждали, первая имеет долгую историю (Lykken, 1998), в которой есть много ценных уроков для понимания обмана и развития детекции лжи. Ученым с каждой точки зрения предлагается рассмотреть исследования и теорию с другой точки зрения, чтобы получить полезные идеи и возможности для взаимного обогащения.

Наконец, есть несколько препятствий на пути принятия обществом новых инструментов судебной экспертизы, подобных этим предложениям по обнаружению лжи, вызывающим когнитивную нагрузку. Примут ли их судьи, адвокаты, солиситоры, полицейские, потерпевшие, подозреваемые или свидетели? Вызов событий в обратном хронологическом порядке, рисование изображений, рекомендации TRI-Con, поддержание зрительного контакта или ответы на вопросы при выполнении параллельной задачи могут быть отклонены из-за недостаточной достоверности лица.Наиболее серьезные препятствия возникают с юридическими проверками, такими как решение Верховного суда США 1993 г. по делу «Дауберт против Merrill Dow Pharmaceuticals» о допустимости научных доказательств в зале суда. Новый метод, который дает такие доказательства, должен (а) быть эмпирически протестирован в применимой области, как описано в публикациях в рецензируемых изданиях, (б) иметь известную потенциальную частоту ошибок, (в) иметь установленные стандарты и гарантии для его использование, и (d) получить широкое признание в научном сообществе (Solomon and Hackett, 1996).Чтобы соответствовать этим стандартам, потребуется много доработки и проверки. Если методы создания нагрузки могут сделать это, их принятие заинтересованными сторонами, скорее всего, последует.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Исследование финансировалось грантом № 648375 Национального научного фонда.Любые высказанные мнения, выводы, заключения или рекомендации принадлежат авторам, а не NSF. Авторы выражают благодарность рецензентам за комментарии, которые значительно улучшили эту рукопись.

Список литературы

Амбах, В., Старк, Р., Дитер, В. (2011). Мешающая задача n-back облегчает обнаружение скрытой информации с помощью EDA, но препятствует этому с помощью сердечно-легочной физиологии. Внутр. J. Psychophysiol. 80, 217–226.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Андерсон, Дж. Р. (2000). Обучение и память . Нью-Йорк: Уайли и сыновья.

Баддели, А. (1996). Изучение центральной исполнительной власти. Q. J. Exp. Psychol. 49, 5–28.

Банс Р., Гринвальд А. Г. (2007). Исследование личности и неявного социального познания: прошлое, настоящее и будущее. Eur. J. Pers. 21, 371–382.

CrossRef Полный текст

Буллер Д. Б. и Бургун Дж. К. (1996). Теория межличностного обмана. Commun. Теория 6, 203–242.

CrossRef Полный текст

Бургун, Дж. К., и Буллер, Д. Б. (2008). «Теория межличностного обмана», в Engagement Theories in Interpersonal Communication: Multiple Perspectives , eds L. A. Baxter and D. O. Braithewaite (Thousand Oaks, CA: Sage Publications), 227–239.

Кармель Д., Даян Э., Навех А., Раве О. и Бен-Шахар Г. (2003). Оценка достоверности проверки осведомленности о виновности на основе смоделированных экспериментов: внешняя достоверность имитированных исследований преступлений. J. Exp. Psychol. Прил. 9, 261–269.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

ДеПауло, Б. М., Ансфилд, М. Е., Киркендол, С. Е., и Боден, Дж. М. (2004). Серьезная ложь. Basic Appl. Soc. Психология. 26, 147–167.

CrossRef Полный текст

ДеПауло, Б. М., Каши, Д. А., Киркендол, С. Е., Вайер, М. М., и Эпштейн, Дж. А. (1996). Лежа в повседневной жизни. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 979–995.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

ДеПауло, Б. М., Линдси, Дж. Дж., Мэлоун, Б. Э., Мюленбрук, Л., Чарльтон, К., и Харрис, К. (2003). Подсказки к обману. Psychol. Бык. 129, 74–112.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Дионисио, Д. П., Гранхольм, Э., Хилликс, В. А., и Перрин, В. Ф. (2001). Дифференциация обмана с использованием реакции зрачка как показателя когнитивной обработки. Психофизиология 38, 205–211.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Экман П. (2001). Ложь: ключи к обману на рынке, политике и браке .Нью-Йорк: Нортон.

Элаад, Э. (1990). Выявление виновных в реальных уголовных расследованиях. J. Appl. Psychol. 75, 521–529.

CrossRef Полный текст

Айзенк, М. В. (1992). Тревога: когнитивная перспектива . Хоув: Эрльбаум.

Фишер Р. П. и Гейзельман Р. Э. (1992). Методы улучшения памяти для следственного интервью: Когнитивное интервью .Спрингфилд, Иллинойс: Томас.

Ганис, Г., Косслин, С. М., Стос, С., Томпсон, В. Л., и Юргелун-Тодд, Д. А. (2003). Нейронные корреляты различных типов обмана: исследование фМРТ. Cereb. Cortex 13, 830–836.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ганис, Г., Розенфельд, Дж. П., Мейкснер, Дж., Киевит, Р. А., и Шендан, Х. Э. (2011). Лежа в сканере: скрытые меры противодействуют обнаружению обмана с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии. Neuroimage 55, 312–319.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гарридо, Э., Масип, Дж., И Эрреро, К. (2004). Суждения сотрудников полиции о достоверности: точность и оценочные способности. Внутр. J. Psychol. 39, 254–275.

CrossRef Полный текст

Гейзельман Р. Э. и Фишер Р. П. (1997). «Десять лет когнитивного интервьюирования», в Intersections in Basic and Applied Memory Research , ред.У. Пейн и Дж. С. Кэрролл (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 291–310.

Гордон П. К. и Мейер Д. Э. (1987). Контроль последовательного порядка в быстро произносимых последовательностях слогов. J. Mem. Lang. 26, 300–321.

CrossRef Полный текст

Гранхаг П. А. и Хартвиг ​​М. (2008). Новый теоретический взгляд на обнаружение обмана: на психологию инструментального чтения мыслей. Psychol. Закон о преступности 14, 189–200.

CrossRef Полный текст

Грин, Дж.О., О’Хэр, Х. Д., Коди, Дж. Дж., И Йен, К. (1985). Планирование и контроль поведения во время обмана. Хум. Commun. Res. 11, 335–364.

CrossRef Полный текст

Яконо, В. Г., Ликкен, Д. Т. (1997). Действительность детектора лжи: два опроса научного мнения. J. Appl. Psychol. 82, 426–433.

CrossRef Полный текст

Козел, Ф. А., Паджетт, Т. М., и Джордж, М. С. (2004). Репликационное исследование нейронных коррелятов обмана. Behav. Neurosci. 118, 252–256.

CrossRef Полный текст

Лейн, Дж. Д., и Вегнер, Д. М. (1995). Познавательные последствия секретности. J. Pers. Soc. Psychol. 69, 237–253.

CrossRef Полный текст

Лейнс, Д. А., Фишер, Р. П., и Росс, С. Дж. (2012). Изучение стратегий лжецов для создания ложных отчетов. Legal Criminol. Псих . DOI: 10.1111 / j.2044-8333.2011.02041.x

CrossRef Полный текст

Лофтус, Э.Ф. (2007). «Искажения памяти: проблемы решенные и нерешенные», в Do Justice and Let the Sky Fall: Элизабет Лофтус и ее вклад в науку, право и академическую свободу , ред. М. Гарри и Х. Хейн (Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум) Associates Publishers), 1–14.

Ликкен, Д. Т. (1998). Тремор в крови: использование детектора лжи и злоупотребления . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Маккорнак, С. А. (1997). «Генерация обманчивых сообщений: закладывает основу для жизнеспособной теории межличностного обмана», в Message Production: Advances in Communication Theory , ed.Дж. О. Грин (Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум), 91–126.

Merrienboer, J. и Sweller, J. (2005). Теория когнитивной нагрузки и комплексное обучение: последние разработки и направления на будущее. Educ. Psychol. Ред. 17, 147–177.

CrossRef Полный текст

Мейер, Д. Э., Кирас, Д. Э., Лаубер, Э., Шумахер, Э. Х., Гласс, Дж., Цурбригген, Э. и др. (2002). «Адаптивное исполнительное управление: гибкое выполнение нескольких задач без повсеместных неизменных узких мест при выборе ответа», в Cognitive Modeling , под ред. Т.А. Полк, А. Тад и К. М. Зайферт (Кембридж, Массачусетс, Массачусетс, США), 101–128.

Национальный исследовательский совет. (2003). Полиграф и обнаружение лжи. Комитет по рассмотрению научных данных о полиграфе . Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press.

О’Хэр, Х. Д., Коди, М. Дж., И Маклафлин, М. Л. (1981). Подготовленная ложь, спонтанная ложь, макиавеллизм и невербальное общение. Хум. Commun. Res. 7, 325–339.

CrossRef Полный текст

Паттерсон, Т. (2010). Влияние познавательной нагрузки на обман. Диссертационные работы International: Раздел B: Наука и техника 71, 1364.

Розенфельд, Дж. П., Бирощак, Дж. Р., и Фуреди, Дж. Дж. (2006). Обнаружение на основе P300 скрытой автобиографической информации по сравнению с случайно полученной информацией в целевой и нецелевой парадигмах. Внутр. J. Psychophysiol. 60, 251–259.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Розенфельд, Дж. П., Кантуэлл, Б., Насман, В. Т., Войдац, В., Иванова, С., и Маццери, Л. (1988). Модифицированный, связанный с событием тест на знание потенциальной вины. Внутр. J. Neurosci. 24, 157–161.

CrossRef Полный текст

Сартори, Г., Агоста, С., Зогмайстер, К., Феррара, С. Д., Кастиелло, У. (2008). Как точно определять автобиографические события. Psychol. Sci. 19, 772–780.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сеймур, Т. Л. (2001). ЭПИЧЕСКАЯ модель «эффекта виновного знания»: стратегические и автоматические процессы распознавания. Диссертационные работы International: Раздел B: Наука и техника 61, 5591.

Сеймур, Т. Л., и Керлин, Дж. Р. (2008). Успешное обнаружение вербальных и визуальных скрытых знаний с использованием парадигмы RT. Заявл. Cogn. Psychol. 22, 475–490.

CrossRef Полный текст

Соколов, Э. Н. (1963). Восприятие и условный рефлекс . Нью-Йорк: Макмиллан.

Соломон, С. М., и Хакетт, Э. Дж. (1996). Установление границ между наукой и законом: уроки дела Дауберт против Merrell Dow Pharmaceuticals, Inc. Sci. Technol. Гм. Значения 21, 131–156.

CrossRef Полный текст

Спорер, С.Л. и Швандт Б. (2006). Паравербальные индикаторы обмана: метааналитический синтез. Заявл. Cogn. Psychol. 20, 421–446.

CrossRef Полный текст

Sporer, S. L., and Schwandt, B. (2007). Модераторы невербальных индикаторов обмана: метааналитический синтез. Psychol. Закон о государственной политике 13, 1–34.

CrossRef Полный текст

Торис К. и ДеПауло Б. М. (1984). Влияние фактического обмана и подозрительности обмана на межличностное восприятие. J. Pers. Soc. Psychol. 47, 1063–1073.

CrossRef Полный текст

Ван Коппен, П. Дж. (2012). Обнаружение обмана при допросах в полиции: завершение уголовного расследования. J. Appl. Res. Mem. Cogn. 1, 124–125.

CrossRef Полный текст

Verschuere, B., Meijer, E., and De Clercq, A. (2010). Скрытая информация в условиях стресса: проверка ориентировочной теории в реальных полицейских допросах. Legal Criminol. Психология. 16, 348–356.

Вридж А., Фишер Р., Манн С. и Лил С. (2008a). Подход с когнитивной нагрузкой к детекции лжи. J. Investig. Psychol. Преступник Профиль. 5, 39–43.

CrossRef Полный текст

Врай А., Манн С., Фишер Р., Лил С., Милн Б. и Булл Р. (2008b). Повышение когнитивной нагрузки для облегчения обнаружения лжи: преимущество вспоминания события в обратном порядке. Law Hum.Behav. 32, 253–265.

CrossRef Полный текст

Вридж А. и Гранхаг П. А. (2012a). Выявление сигналов обмана и правды: задаваемые вопросы имеют значение. J. Appl. Res. Mem. Cogn. 1, 119–117.

Вридж А. и Гранхаг П. А. (2012b). Звук критики: новые мелодии, старые мелодии и сопротивление игре. J. Appl. Res. Mem. Cogn. 1, 139–143.

CrossRef Полный текст

Врий, А., Гранхаг П. А. и Портер С. (2010a). Подводные камни и возможности невербальной и вербальной детекции лжи. Psychol. Sci. Общественный интерес 11, 89–121.

CrossRef Полный текст

Вридж А., Манн С., Лил С. и Фишер Р. (2010b). «Посмотри мне в глаза»: может ли инструкция по поддержанию глазного контракта облегчить обнаружение лжи? Psychol. Закон о преступности 16, 327–348.

CrossRef Полный текст

Vrij, A., Leal, S., Granhag, P.А., Манн, С., Фишер, Р. П., Хиллман, Дж. И др. (2009). Перехитрить лжецов: преимущества задавать неожиданные вопросы. Law Hum. Behav. 33, 159–166.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Вридж А., Лил С., Манн С. и Фишер Р. (2012a). Создание когнитивной нагрузки для выявления сигналов для обмана: естественное использование техники обратного порядка. Psychol. Закон о преступности 18, 579–594.

CrossRef Полный текст

Врий, А., Манн, С., Лил, С., и Фишер, Р. (2012b). Кто-то там? Рисунки как инструмент выявления обмана в профессиональных интервью. Psychol. Закон о преступности 18, 377–388.

CrossRef Полный текст

Vrij, A., and Mann, S. (2001). Выявление и раскрытие лжи в ситуации с высокими ставками: дело осужденного убийцы. Заявл. Cogn. Psychol. 15, 187–203.

CrossRef Полный текст

Валчик, Дж. Дж., Махони, К. Т., Доверспайк, Д., и Гриффит-Росс, Д.А. (2009). Когнитивное обнаружение лжи: время отклика и последовательность ответов как признаки обмана. J. Автобус. Psychol. 24, 33–49.

CrossRef Полный текст

Валчик, Дж. Дж., Ропер, К., Земанн, Э. и Хамфри, А. М. (2003). Когнитивные механизмы, лежащие в основе лжи на вопросы: время ответа как признак обмана. Заявл. Cogn. Psychol. 17, 755–774.

CrossRef Полный текст

Валчик, Я.Дж., Шварц, Дж. П., Клифтон, Р., Адамс, Б., Вэй, М., и Чжа, П. (2005). Лгать человеку о жизненных событиях: когнитивная основа для обнаружения лжи. чел. Psychol. 58, 141–170.

CrossRef Полный текст

Валчик, Дж. Дж., Гриффит, Д. А., Йейтс, Р., Висконте, С. Р., Симоно, Б., и Харрис, Л. Л. (2012). Обнаружение лжи путем индукции когнитивной нагрузки: движения глаз и другие сигналы ложных ответов или ложных ответов «свидетелей» о преступлениях. Crim.Правосудие поведение. 39, 887–909.

CrossRef Полный текст

Уолтерс, С. Б. (1996). Принципы кинезического интервью и допроса . Нью-Йорк: CRC Press.

Цукерман М., ДеПауло Б. М. и Розенталь Р. (1981). «Вербальная и невербальная коммуникация обмана», в Advances in Experimental Social Psychology , Vol. 14, изд. Л. Берковиц (Нью-Йорк: Academic Press), 1–59.

Полиграфы для террористов: работают ли детекторы лжи?

Террористов могут заставить пройти тесты на полиграфе, чтобы доказать, что они не планируют совершать дальнейшие нападения в соответствии с новыми планами правительства.

Предложения по тестированию на полиграфе являются частью множества реформ, которые Борис Джонсон надеется провести после теракта на Лондонском мосту в ноябре.

Премьер-министр также настаивает на ужесточении приговоров, в соответствии с которыми лицам, осужденным за организацию терактов или руководство террористической организацией, грозит как минимум 14 лет лишения свободы.

Комментируя план проверки на полиграфе в шоу Sky News Kay Burley @ Breakfast , министр юстиции Роберт Бакленд сказал, что детекторы лжи могут помочь выявить террористов, которые «фактически спят в течение многих лет».

Как будут использоваться тесты?

Тесты на полиграфе будут использоваться в первую очередь для определения того, пытаются ли лица, осужденные за террористические преступления, обмануть офицеров по дерадикализации, чтобы добиться досрочного освобождения из тюрьмы.

Злоумышленник, совершивший нападение на Лондонском мосту, Усман Хан, 28 лет, был освобожден по лицензии в декабре 2018 года после завершения программы дерадикализации в тюрьме после осуждения за заговор с целью взрыва Лондонской фондовой биржи.

Министр юстиции Бакленд сказал ведущему Sky Берли, что «у нас есть много людей, которые внешне очень подчиняются режиму», но затем «возвращаются ненависть и предрассудки, и мы видим зверства, подобные тем, которые мы совершили» на Лондонском мосту. .

Устройства проверки лжи уже используются для отслеживания зарегистрированных сексуальных преступников в соответствии с мерами, введенными в 2014 году правительством коалиции консерваторов и либералов-демократов.

На веб-сайте gov.uk говорится, что преступники, совершившие сексуальные преступления, должны проходить тест каждые шесть месяцев, и «если будет обнаружено, что они скрывали ненадлежащее поведение», они, вероятно, будут отозваны в тюрьму.

Как работают детекторы лжи?

Согласно научному сайту howstuffworks.com, тесты на полиграфе работают путем отслеживания частоты дыхания, пульса, артериального давления и потоотделения человека.

Четыре «признака» измеряются с использованием от четырех до шести датчиков, прикрепленных к человеку, а результаты записываются на движущийся лист миллиметровой бумаги. Перед началом допроса испытуемому задают четыре простых вопроса, чтобы установить их нормы.

После завершения опроса полиграфолог смотрит на графики, чтобы проверить, существенно ли изменились показатели жизнедеятельности в какой-либо момент.

«В целом, значительное изменение (например, учащение пульса, повышение артериального давления, повышенное потоотделение) указывает на то, что человек лжет», — говорится на сайте.

Итак, насколько они точны?

Howstuffworks утверждает, что если «хорошо обученный экзаменатор использует полиграф, он или она может обнаружить ложь с высокой точностью».

Однако, учитывая, что мнение экзаменатора субъективно, можно обмануть тест.

Согласно The Washington Times, бывший офицер полиции Оклахома-Сити был приговорен в 2015 году к двум годам тюремного заключения за обучение клиентов «скрывать неправомерные действия и другую дисквалифицирующую информацию» при прохождении тестов на полиграфе.

Действительно, уровень точности тестов оказался ниже 60%, сообщает Sky News.

Когда эту статистику оспаривают, Бакленд сказал: Я не притворяюсь сам по себе, полиграфы, детекторы лжи — это все и вся, поэтому мы также удваиваем количество специализированные офицеры службы пробации по борьбе с терроризмом … улучшая подготовку, привлекая больше психологов, имамы-специалисты также будут работать с этими людьми ».

Тем не менее, широкое использование тестов на детекторе лжи как в Великобритании, так и в других странах вызвало обеспокоенность у экспертов, в том числе у Леонарда Сакса, психолога из Массачусетского университета Брандейса, который проводил исследования полиграфов.

Сакс сказал Vox: «Не существует уникальных физиологических признаков обмана. И нет никаких доказательств того, что параметры полиграфа — частота сердечных сокращений, артериальное давление, потоотделение и дыхание — связаны с тем, говорите вы правду или нет ».

Исследование, проведенное Саксом и другими экспертами для отчета в 1983 году для Конгресса США, привело к запрету «частных работодателей проводить тесты на полиграфе для сотрудников».

За вето последовал запрет Верховного суда в 1998 году на использование полиграфа в некоторых федеральных судах на том основании, что «просто нет единого мнения о надежности полиграфа».

Однако многие ученые настаивают на том, что детекторы лжи по-прежнему являются полезным инструментом.

В беседе с BBC Дон Грубин, профессор судебной психиатрии Университета Ньюкасла, обучавший полиграфологов в Великобритании, сказал: «Если экзаменатор хорошо обучен, правильно ли проведен тест и есть ли надлежащее качество.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.