Когнитивный функции: Когнитивные расстройства и деменция: лечение заболевания

Содержание

Мозговая деятельность и Человеческий мозг, Области деятельности мозга

Какова функция мозга?

Можно сказать, что функцией мозга как части Центральной Нервной Системы (ЦНС) является регулирование большинства функций тела и разума. Речь идёт как о жизненно важных функциях, таких как дыхание или сердечные ритмы, так и о базовых, как, например, сон, чувство голода или сексуальный инстинкт, а также о высших функциях, которые активируются, когда мы думаем, вспоминаем или говорим.

В самых древних областях мозга анализируются самые базовые жизненные функции. Эти области расположены в ромбовидном мозге (продолговатый мозг, варолиев мост, мозжечок) и средний мозг . В свою очередь, высшие функции мозга, такие, как рассуждение, внимание управляются полушариями и лобными долями коры головного мозга. Корректная стимуляция может помочь улучшить состояние различных когнитивных способностей (Финисгэрра и др., 2019)

Что такое когнитивные функции?

Когнитивные функции являются умственными процессами, которые позволяют нам принимать, отбирать, накапливать, перерабатывать, создавать и восстанавливать информацию.

Это помогает нам понимать окружающий нас мир и общаться с ним.

В течение всего дня мы постоянно используем функции нашего мозга. Вам хочется приготовить отличный завтрак? Хотите прочитать книгу? Водите автомобиль? Ведёте увлекательный разговор с друзьями? Для осуществления всех наших действий необходимы миллионы связей и сложных умственных вычислений для того, чтобы мы могли быть в контакте с окружающим нас миром.

Какие функции являются когнитивными?

Очень часто, когда мы говорим о высших когнитивных функциях, мы имеем в виду когнитивные навыки, необходимые для того, чтобы понимать окружающий нас мир и взимодействовать с ним. Несмотря на то, что иногда мы изучаем их по отдельности, мы должны иметь в виду, что когнитивные функции связаны между собой и иногда пересекаются. Рассмотрим основные из них:

ВНИМАНИЕ: Внимание — это очень сложный умственный процесс, охватывающий множество других процессов, которому трудно дать короткое определение или отнести к какой-то определённой анатомической структуре.

Другими словами, внимание — это когнитивная способность, с помощью которой мы выбираем среди внешних (запахи, звуки, образы) и внутренних (мысли, эмоции) стимулов те, которые нам полезны и необходимы для реализации умственной или двигательной активности. Это совокупность различающихся по сложности процессов, которые позволяют нам правильно выполнять другие когнитивные функции. Согласно иерархической модели Солберга и Матиера (Sohlberg & Mateer, 1987; Sohlberg & Mateer, 1989), существуют различные виды внимания в зависимости от степени сложности:

ФОКУСИРОВАННОЕ ВНИМАНИЕ: состояние готовности, бдительность. Способность ответить на стимул.

ПОСТОЯННОЕ ИЛИ НЕОСЛАБНОЕ ВНИМАНИЕ: способность поддерживать внимание в течение не менее трёх минут. Обычно мы называем это концентрацией или сосредоточенностью. Например, мы очень сосредоточены при чтении книги.

ВЫБОРОЧНОЕ ИЛИ СЕЛЕКТИВНОЕ ВНИМАНИЕ: способность удерживать внимание на задаче, не отвлекаясь на факторы окружающей среды, например, шум. Селективное внимание позволяет нам читать книгу под звуки музыки или шум стиральной машины.

ЧЕРЕДУЮЩЕЕСЯ ВНИМАНИЕ: умственная способность быстро переключать внимание с одной задачи на другую. Например, если при чтении мы слышим песню, которая нам нравится, возможно, мы прекратим читать и начнём петь или слушать эту песню, после чего быстро сможем вернуться к чтению книги.

РАЗДЕЛЁННОЕ ВНИМАНИЕ: способность выполнять несколько задач в одно и то же время, т.е. заниматься двумя делами одновременно. Например, когда мы беседуем с другом в баре и одновременно пишем в whatsapp, или когда готовим и при этом разговариваем по телефону (смотрим телевизор, слушаем музыку и т.д.)

Одной единственной анатомической структуры, отвечающей за внимание, не существует, поскольку в эти процессы вовлечён ряд систем. Согласно модели Познера и Петерсена (Познер и Петерсен, 1990), различают три системы внимания:

Ретикулярная система или система активности центральной нервной системы: базовый уровень или состояние сознания, при котором оптимизируется обработка сенсорных стимулов, поступающих в кору головного мозга. Состоит из ретикулярной системы, таламуса, лимбической системы, базальных ганглий и фронтальной коры.

Задняя система внимания: система, которая определяет направленность и местонахождение стимулов, главным образом, визуальных. Участвует в восприятии, визуально-пространственном внимании, обработке новой информации… Основными структурами, связанными с данной системой, являются задняя теменная кора, боковая подушка зрительного бугра, гиппокамп и передняя часть поясной извилины.

Передняя система внимания: позволяет направить внимание на действие. Регулирует и контролирует области, с помощью которых выполняются сложные когнитивные задачи. Состоит из передней части поясной извилины, дорсолатеральной префронтальной коры, орбитофронтальной коры, неостриатума, дополнительной моторной коры и вентральной тегментальной области.

ПАМЯТЬ: память представляет собой очень сложный процесс, позволяющий кодировать, хранить и восстановливать информацию.

Для всего этого необходимо, чтобы система внимания работала корректно. Без внимания невозможно кодировать, хранить и восстанавливать информацию. Память можно классифицировать по двум критериям:

1- ВРЕМЕННОЙ КРИТЕРИЙ:

Кратковременная память:

— Немедленная память

— Оперативная или рабочая память: пассивная краткосрочная система хранения информации. Например, когда мы запоминаем номер телефона до того момента, как запишем его на бумаге.

Долгосрочная память

2 -ПО ЗАДЕЙСТВОВАННЫМ ОБЛАСТЯМ МОЗГА:

Декларативная (эксплицитная) память: воспоминания, которые можно пробудить осознанно.

— Эпизодическая — это автобиографическая память, благодаря которой мы можем вспоминать наше прошлое. Например, куда вы ездили в отпуск в прошлом году, когда закончили учёбу, когда поженились или вышли замуж.

— Семантическая: этот вид памяти относится к тому, что мы выучили, а также к общим знаниям об окружающем нас мире. Какой город является столицей Франции? Что такое квадратный корень?

В данный вид памяти вовлечены структуры медиальной височной доли и промежуточного мозга.

Недекларативная или имплицитная память: относится к непроизвольным воспоминаниям, а также к некоторым способностям или навыкам, таким, как, например, езда на велосипеде или катание на коньках. В данной ситуации вовлечены такие области мозга, как неокортекс, стриарная кора, миндалина (при эмоциях) и мозжечок, рефлекторные пути.

Кроме прочего, необходимо иметь ввиду, что, например, зоны хранения информации расположены в височных долях, однако более стратегические составляющие больше связаны с лобными долями.

ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ: являются самыми сложными когнитивными функциями. Несмотря на существование различных определений исполнительной функции, почти все они сводятся к контролю когнитивности и регулированию мышления и поведения при помощи различных взаимосвязанных процессов. Речь идет о совокупности таких сложных способностей как направление внимания, планирование, программирование, регулирование и проверка преднамеренного поведения. Находятся в префронтальной коре мозга. М. Лезак группирует эти функции следущим образом:

1- Постановка целей:

— Самосознание

— Форма восприятия нашей связи с окружающим миром

2 -Планирование этапов и стратегий для достижения целей:

— Способность абстрагироваться

— Когнитивная гибкость, т.е. способность к альтернативному мышлению

— Способность оценить различные варианты поведения и выбрать один из них

3- Способности, связанные с исполнением действия:

— Способность упорядоченно и комплексно начинать, поддерживать и чередовать действия

4- Способности эффективно выполнять действия или следовать линии поведения:

— Контроль времени

— Использование обратной связи

— Саморегулирование поведения

Мы используем их ежедневно в повседневной жизни, например, планируя отпуск. Сколько у нас будет времени, что мы успеем сделать за это время? Какой маршрут нас интересует больше всего? На каком транспорте мы будем перемещаться с одного места на другое? Когда мы готовим, мы также используем наши исполнительные навыки для того, чтобы достичь цели: от выбора продуктов и посуды до необходимости одновременно следить за несколькими кастрюлями или сковородками, подсчитывать время приготовления, следовать рецепту… Например, если мы хотим приготовить картофельный омлет, сначала нам нужно разбить яйца, почистить и нарезать картошку.

РЕЧЬ: речь — это символическая система коммуникации людей посредством языков. Речь важна не только для нашего общения с другими людьми, но и для структурирования мышления. В обработке речи участвуют различные области головного мозга, взамодействующие между собой посредством различных функциональных систем, главным образом, в левом полушарии. Речь идёт прежде всего о двух корковых областях, главным образом, левого полушария, отвечающих за выражение и принятие речи.

1- ОБЛАСТЬ ВЫРАЖЕНИЯ РЕЧИ: включает в себя различные области коры головного мозга:

— Префронтальная область: вовлечена в мотивационные процессы в языке. Это там, где начинается коммуникация — как вербальная, так и письменная (связанная с исполнительными функциями).

— Центр Брока: расположен в левой лобной доле, связан с воспроизведением и обработкой разговорной речи.

— Первичная моторная кора: инициирует фонаторные движения, необходимые для произношения слов и выполнения движений при письме.

2- ОБЛАСТЬ ПРИНЯТИЯ РЕЧИ: в неё входят:

— Затылочная доля: позволяет идентифицировать лингвистические изображения.

— Теменная доля: ответственна за объединение зрительных и слуховых стимулов.

— Левая височная доля: отвечает за процессы синтеза звуков речи, а также их понимания. Она находится: в области Хешла (первичная звуковая область; принимает звуки для того, чтобы кодировать их в мультимодальной области) и Область Вернике (связана с пониманием речи; наделяет смыслом воспринимаемые звуки).

Для правильного функционирования речи необходимы не только кортикальные области, но и их взаимосвязь с подкорковыми структурами, такими, как верхний продольный пучок (связывает Центр Брока с Областью Вернике), таламус (важен для регулирования речи, поскольку связывает области понимания и выражения речи), коленчатое ядро и ядро зрительного бугра, базальные ганглии и мозжечок (отвечают за беглость, ритм и тон речи), и т.д.

ФУНКЦИИ ЗРИТЕЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ И ЗРИТЕЛЬНО-ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ФУНКЦИИ: к ним относят те функции, которые позволяют нам распознавать и различать стимулы. Они помогают нам трактовать, объяснять и связывать то, что мы видим, со знакомыми нам категориями и, таким образом, запоминать. Корректная работа данных функций позволяет нам, например, узнавать лица родных и друзей, или отличать расчёску от ключей или шляпы.

Зрительно-пространственные функции используются для анализа, понимания и управления пространством, в котором мы живём (двух- или трёхмерным). Они охватывают такие процессы, как ментальная навигация, восприятие расстояния и глубины, визуально-пространственное построение, ментальная ротация. Такие задачи, как чтение карты или ориентирование в городе, а также, например, оценка на каком расстоянии находится проезжающий автомобиль в случае, если мы решаем перейти дорогу на красный свет, или оценка того, как пройти, не задевая предметы на нашем пути.

В то время, как при речи доминирует левое полушарие, при восприятии — правое. Пространственный анализ, распознавание лиц, карт или предметов, обработка музыки, проприоцептивные чувства, мимика, жесты лица и моторные действия, не требующие вербального контроля, регулируются главным образом затылочными и теменными долями правого полушария и их связями с другими областями головного мозга.

Зачем мы пользуемся функциями мозга?

В течение всего дня мы используем наш мозг для выполнения тысяч физических заданий, для осуществления которых необходимы миллионы сложных умственных расчётов в различных областях мозга. Ниже мы продемонстрируем вам некоторые примеры того, как в повседневной жизни вы используете ваши когнитивные способности в сочетании с функциями мозга:

  • Является ли приготовление пищи хорошим упражнением для мозга? Когда вы готовите, вам нужно следить за несколькими кастрюлями и сковородками одновременно, при этом вы ещё думаете о гостях и вспоминаете рецепт блюда.
  • Какие функции мозга должны активироваться для успешного руководства совещанием? Руководство рабочим совещанием или семейным советом — сложная задача, при которой необходимо, чтобы ваш мозг активировал определённые нейронные сети и функции, связанные с вниманием, концентрацией, способностью внимательно слушать, скоростью ответа и т.д.
  • Запуск воздушного змея? Большинство людей считает, что расслабление — это естесственный процесс, однако без основных когнитивных способностей расслабиться было бы невозможно.
  • Вождение автомобиля? Даже если вы прекрасный водитель, для того, чтобы добраться до пункта назначения, нужны навыки, концентрация и широкая гамма когнитивных способностей
  • Встретиться с другом? Жизнь была бы очень скучной и одинокой, если бы у нас не было когнитивных способностей, позволяющих нам знакомиться и общаться с людьми, которые нас окружают.

Referencias: Finisguerra, A. Borgatti, R., Urgesi, C. (2019). Non-invasive Brain Stimulation for the Rehabilitation of Children and Adolescents With Neurodevelopmental Disorders: A systematic Review. Front Psychol. vol. 10 (135). • Posner, M. I. y Petersen, S. E. (1990). The attention system of the human brain. Annual Review of Neuroscience, 13, 25-42. • Sohlberg, M. M. y Mateer, C. A. (1987). Effectiveness of an attention-training program. Journal of Clinical and Experimental Neuropsychology, 9 (2), 117-130. •Sohlberg, M. M. y Mateer, C.A. (1989) Introduction to Cognitive Rehabilitation. New York: Guilford.

Сон и когнитивные функции uMEDp

Представлены данные исследований влияния сна на функцию памяти. Разбираются механизмы, облегчающие консолидацию во сне. Описывается роль медленного и быстрого сна в обеспечении памяти различной модальности. На примере моделей депривации сна и таких расстройств сна, как синдром обструктивного апноэ сна и инсомния, разбирается влияние нарушения сна на функцию памяти и вероятность развития когнитивных расстройств. Оцениваются возможности улучшения когнитивных функций на фоне коррекции нарушений сна.

Значение фаз сна для различных аспектов памяти

Введение

Важнейшей функцией сна представляется обеспечение эффективной деятельности центральной нервной системы. Психическая активность – одна из главных форм такой деятельности. Когнитивные функции определяются как виды психической деятельности, которые направлены на познание человеком себя и окружающего мира (от лат. cognition – познание), а также на целенаправленное взаимодействие с ним. Данный процесс включает четыре основных взаимосвязанных компонента: восприятие информации, обработку и анализ информации, запоминание и хранение информации, обмен информацией, построение и осуществление программы действий. С каждым из вышеперечисленных этапов познавательной деятельности связана определенная когнитивная функция:

  • восприятие информации – гнозис;
  • обработка и анализ информации – так называемые исполнительные функции: произвольное внимание, обобщение, выявление сходств и различий, формально-логические операции, установление ассоциативных связей, вынесение умозаключений;
  • запоминание и хранение информации – память;
  • обмен информацией и построение и осуществление программы действий – так называемые экспрессивные функции: речь и навыки целенаправленной двигательной активности (праксис) [1].

В первом же опыте по полной депривации (лишению) сна человека, проведенном психологами из университета Айовы G. Patrick и J. Gilbert в 1896 г., был сделан вывод о негативном влиянии длительного нахождения без сна на когнитивные функции [2]. В рамках исследования трое испытуемых поддерживались в бодрствующем состоянии в течение 90 часов, при этом у них ухудшилось запоминание и увеличилось время реакции. Кроме того, отмечались снижение болевой чувствительности и улучшение (!) остроты зрения. Интересно, что пионерская работа русской ученой М.М. Манассеиной по эффектам депривации сна у собак была опубликована всего двумя годами ранее (1894). Следующие исследования влияния депривации сна на когнитивные функции у человека состоялись после длительного перерыва только в 1922 г. 

Сон и память

Взаимоотношения важнейшей для обеспечения процесса познания когнитивной функции – памяти с состоянием сна представляются в настоящее время недостаточно изученными. Прежде всего это связано с гетерогенностью механизмов, используемых в процессе научения и запоминания.

Память – общее обозначение комплекса познавательных способностей и высших психических функций по накоплению, сохранению и воспроизведению знаний и навыков. Существует несколько классификаций памяти. По времени хранения выделяют ультракороткую (сенсорную), кратковременную и долговременную память. По степени осознанности – имплицитную (недекларативную, неосознаваемую) и эксплицитную (декларативную, произвольную или сознательную). Декларативная память представлена эпизодической (памятью на события), а также семантической памятью, содержащей знания, запечатленные средствами языка (семантический – относящийся к значению или смыслу слова). К недекларативной памяти относят процедурную (знание, как делать) и перцептуальную (память ощущений). В другом варианте этой дихотомии недекларативную память разделяют на навыки/привычки, прайминг (облегчение восприятия связанных стимулов) и условные рефлексы. Есть и другие классификации.

По-видимому, первое упоминание о связи памяти со сном содержится в первой в истории монографии по сну «Философия сна» (1827) шотландского хирурга и философа R. Macnish, который описывает нарушение сна у людей с психическими заболеваниями, в частности при алкогольном делирии [3, цит. по изданию 1836 г.].

В уже упомянутом исследовании G. Patrick и J. Gilbert (1896) было обнаружено нарушение запоминания числовых последовательностей при полной депривации сна. О недостаточном качестве этой работы свидетельствует то, что при повторении этого исследования в 2008 г. психологами из Огайо T. Fuchs и J. Burgdorf в отношении запоминания были получены противоположные результаты: после депривации сна испытуемые успешно воспроизводили числовые последовательности в 100% случаев [4].

Тщательно спланированное исследование влияния сна на запоминание было проведено в 1924 г. психологами из Иллинойса J. Jenkins и K. Dallenbach [5]. Два студента-добровольца в течение двух месяцев жили в условиях лаборатории и пытались запоминать предъявляемые им бессмысленные утверждения. Через различные периоды времени (один, два, четыре, восемь часов), включавшие состояния сна или бодрствования, испытуемых просили воспроизвести материал. Уже через час отмечались достоверные отличия в количестве воспроизведенного материала в зависимости от функционального состояния – в случае, если ему предшествовал сон, воспроизводилось большее количество утверждений. Отличия нарастали, достигнув максимума через восемь часов. В обсуждении результатов авторы отвели состоянию сна достаточно пассивную роль в обеспечении процессов запоминания. Они сочли, что состояние сна способствовало лучшему сохранению информации за счет отсутствия интерференции заученного материала со вновь поступаемыми данными.

В дальнейшем многочисленные исследования, проводившиеся в конце XX–XXI вв., подтвердили активную роль сна в процессах консолидации памяти. Сон – неоднородное состояние, в нем выделяют две фазы – медленного (ФМС) и быстрого сна (ФБС), которые по-разному участвуют в процессах запоминания в зависимости от того, какая из модальностей памяти задействована [6].

Предполагают, что в ФМС происходят процессы консолидации декларативной и пространственной памяти, в то время как ФБС в большей степени связана с процессами недекларативной памяти. Это было продемонстрировано в опытах по селективному лишению одной из фаз сна. Воспроизведение парных слов оказалось лучшим в том случае, если после заучивания испытуемые имели возможность спать хотя бы половину времени сна, богатого ФМС. В то же время тест зеркального рисования, зависящий от состояния процедурной памяти, реагировал на количество сна, получаемого во второй половине, обычно богатой ФБС.

Существует и иная концепция, предполагающая, что процессы запоминания во сне идут последовательно. В любом случае признается важность сна для успешной консолидации полученной информации. При этом не подвергается сомнению и роль бодрствования: запоминание происходит даже в условиях полной депривации сна, однако оно тем успешнее, чем больше связано со сном.

Другое доказательство связи запоминания с состоянием сна – изменение структуры электроэнцефалографических феноменов, характерных для сна, после обучающей сессии. Наиболее типично последующее увеличение представленности ФБС и второй стадии медленного сна, а также увеличение мощности электроэнцефалографии в спектре веретен сна и тета-активности в быстром сне. В исследованиях с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии отдельно и вместе с электроэнцефалографией показано, что изменения, наблюдаемые в мозге в процессе научения в бодрствовании, сохраняются и во время сна. Зависящая от предшествующего обучения реактивация гиппокампа обнаруживается в ФМС, при этом она связана с веретенами сна при тестах как на декларативную, так и на процедурную память. В ФБС нагрузочные тесты процедурной памяти сопровождаются увеличением активности в корковых зонах, вовлеченных в формирование навыка в бодрствовании. Таким образом, другой подход к изучению роли сна в обучении позволяет утверждать, что во время сна происходит повторное воспроизведение (replay) событий, имевших место в бодрствовании, а активность зон мозга, вовлеченных в эти процессы в бодрствовании, сохраняется и во время сна, проявляясь такими фазическими феноменами, как веретена сна. Кроме того, высказывается предположение о том, что обучение вызывает локальные синаптические изменения, которые выражаются усилением свойственной ФМС медленноволновой активности [6, 7].

Третий подход в изучении роли сна в процессах запоминания – стимуляционный. Установлено, что после заучивания звуков азбуки Морзе воспроизведение таких же звуков в период ФБС увеличивает объем запомненного материала по сравнению с контрольным заучиванием. Важно, чтобы звуковые стимулы во время ФБС подавались одновременно с такими его фазическими элементами, как понтогеникулоокципитальные спайки. В другом исследовании после заучивания на фоне специфического запаха этот же запах подавался испытуемым в ФМС, что также позволило увеличить запоминание. В другом исследовании было достигнуто улучшение декларативной памяти на фоне стимуляции в ФМС магнитным полем частотой 0,75 Гц, что соответствовало базовой частоте медленных волн. Природа этих явлений не ясна, однако результаты опытов подтверждают активную роль сна в процессе запоминания, причем эту функцию можно в определенных пределах улучшить [6].

Отдельно следует остановиться на значении сна в эмоциональном «обрамлении» памяти. Поговорка «утро вечера мудренее» как раз отражает протективную функцию сна, снимающего эмоциональную перегрузку, которая мешает адекватному мышлению. Показано, что в запоминании эмоционально значимого материала важную роль играет ФБС. Эмоционально значимые события лучше сохраняются в памяти после полной депривации сна. В гипотезе M. Walker и E. van der Helm «Сон, чтобы забыть, и сон, чтобы вспомнить» именно быстрому сну уделяется функция «разобщения» эмоционального наполнения события с его содержанием [8]. С каждым последующим циклом сна эта эмоциональная «шелуха» истончается, в итоге в долговременной памяти остается только представление о самом факте, а не о сопровождавших его эмоциях. Таким образом, мозг перерабатывает избыточную аффективную информацию, которая могла бы быть источником эмоциональных нарушений. Нейрохимической базой возможности такого разобщения авторы считают низкий катехоламинергический тонус, характерный именно для этой фазы сна. В качестве доказательства приводятся данные функциональной магнитно-резонансной томографии, демонстрирующие высокий уровень активности в области амигдалы на фоне депривации сна и сохранения в памяти большего количества текстов негативного содержания. Тем не менее роль ФМС в сохранении эмоциональной информации также обсуждается. Известно, что селективные воспоминания именно негативных аспектов заученных комплексных сцен коррелируют с ФМС и мощностью медленноволновой активности. А в исследовании 2018 г. было продемонстрировано, что добавление дневных засыпаний (содержащих преимущественно ФМС) существенно улучшает запоминание эмоциональных событий как негативного, так и позитивного содержания [9]. Суммарно представления об относительной важности фаз сна для различных аспектов памяти представлены в таблице.

Расстройства дыхания во сне и когнитивные нарушения

Наиболее изучены расстройства когнитивных функций при синдроме обструктивного апноэ сна (СОАС) – симптомокомплексе, развивающемся при множественных (индекс дыхательных расстройств ≥ 5 эпизодов за час сна) остановках дыхания обструктивного характера. Чаще всего СОАС проявляется храпом и дневной сонливостью. СОАС значительно распространен в популяции – по данным наиболее авторитетного Висконсинского когортного исследования, проводившегося в течение 20 лет, частота СОАС средней и тяжелой степени в общей популяции в 1988–1994 гг. составила 9%, а в период 2007–2010 гг. увеличилась до 13% [10].

Интермиттирующая гипоксия и фрагментация ночного сна – основные патогенетические механизмы этого заболевания. СОАС отличается высокой коморбидностью с сердечно-сосудистыми и церебральными сосудистыми заболеваниями: при наличии этого синдрома риск развития инфаркта миокарда или инсульта увеличивается в два-три раза. К последствиям СОАС относят также фибрилляцию предсердий, инсулинорезистентность, увеличение риска развития опухолей. Данные последних исследований позволяют ассоциировать СОАС и с высоким риском развития нейродегенеративных заболеваний [11].

Когнитивные нарушения – типичные проявления этого заболевания. Многочисленные психологические исследования продемонстрировали нарушения внимания, бдительности, долговременной зрительной и слухоречевой памяти, пространственного и конструктивного праксиса и исполнительных функций. Нарушения памяти обнаруживались у 9% больных, от 2 до 25% имели проблемы с вниманием, а у 15–42% были установлены нарушения исполнительных функций [12].

Степень когнитивных нарушений коррелирует с тяжестью гипоксемии и выраженностью фрагментации сна больных СОАС. Имеются противоречивые данные о наличии или отсутствии у этих больных нарушений речевой функции и кратковременной памяти.

Особенно разрушительны нейрокогнитивные эффекты СОАС в детской популяции. У детей с апноэ ниже школьная успеваемость и показатели интеллекта по сравнению со сверстниками. Выявлена ассоциация степени ухудшения невербального интеллекта детей с СОАС со снижением медленноволновой активности в ФМС.

Данные психологических исследований подкреплены результатами нейровизуализации. Продемонстрировано, что у больных СОАС по сравнению с контрольной группой меньше объем серого вещества в различных областях головного мозга: медиальной префронтальной коре, передней поясной извилине, таламусе, задней латеральной теменной коре и парагиппокампальной области. Кроме этого, при СОАС наблюдается дисфункция белого вещества. Уменьшение соотношения N-ацетиласпартат-креатинина и холина/креатинина, как и абсолютной концентрации этих медиаторов в белом веществе лобных долей, подразумевает аксональную дисфункцию, что способствует разобщению префронтальной коры с другими регионами.

Непосредственное нейротоксическое действие СОАС, увеличение риска развития острых сосудистых нарушений и ассоциированные иммунные процессы повышают при этом заболевании риск развития клинически оформленных когнитивных расстройств, вплоть до различных форм деменции.

В исследовании A. Spira и соавт. (2008) с участием 448 женщин факторами, ассоциированными с когнитивными нарушениями, были индекс дыхательных расстройств ≥ 30 эпизодов в час, минимальная сатурация ≤ 80% и число сопутствующих апноэ центрального характера. При этом у женщин, имевших аллель АПОе4, риск развития когнитивных нарушений был в пять раз выше. В следующем исследовании на том же материале было показано, что риск развития когнитивных нарушений у женщин с СОАС ассоциирован не с фрагментацией сна, а с интермиттирующей ночной гипоксией [11].

Представление о том, что СОАС может ускорять развитие процесса нейродегенерации, было поддержано работой R. Osorio и соавт. (2015). Ученые установили, что это состояние сопровождается более ранними сроками развития умеренных когнитивных нарушений и болезни Альцгеймера. В крупном исследовании тайваньских ученых пятилетнее наблюдение 1414 пациентов с СОАС и 7070 лиц контрольной группы выявило увеличение риска развития деменции при СОАС в 1,7 раза, причем этот эффект был гендерспецифичным – он наблюдался только у женщин [11]. Тип деменции, ассоциированной с СОАС, в этом исследовании не учитывался.

В контролируемом корейском исследовании, включавшем лиц старше 60 лет с умеренными когнитивными нарушениями, худшее качество сна и большая тяжесть СОАС были связаны с нарушениями речевой функции, что позволило предположить у пациентов лобно-подкорковую сосудистую деменцию. В подобном итальянском исследовании с расстройствами дыхания во сне в большей степени ассоциировалась деменция сосудистого характера, чем другие ее типы [11].

Методом выбора в лечении СОАС средней и тяжелой степени является СиПАП-терапия – создание во время сна постоянного положительного давления воздуха, подаваемого через маску на лице пациента. Метод широко используется с 1981 г. и доказал эффективность в устранении сердечно-сосудистых и гормональных нарушений, свойственных СОАС. Продемонстрировано, что проведение СиПАП-терапии сопровождается улучшением некоторых когнитивных доменов, в частности психомоторных функций, памяти и внимания. При этом были обнаружены и положительные структурные изменения в области лобной доли и гиппокампа. В другом исследовании на фоне СиПАП-терапии наблюдалось улучшение характеристик и белого вещества (уменьшение аксональной дисфункции) [12].

Положительное влияние СиПАП-терапии на когнитивные функции у больных СОАС подразумевает возможность применения этого метода даже при развившихся когнитивных расстройствах. В исследовании A. Troussière и соавт. (2014) у пациентов с болезнью Альцгеймера на фоне трехлетней СиПАП-терапии в меньшей степени ухудшились когнитивные функции по сравнению с группой больных, не проходивших лечение [13]. Такие же данные были получены R. Osorio и соавт. (2015) в когорте пожилых больных из исследования Alzheimer’s Disease Neuroimaging Initiative [14].

Инсомния и когнитивные нарушения

Инсомния представляет собой наиболее часто встречающееся расстройство сна с распространенностью в общей популяции, оценивающейся в 10%. В критерии диагноза инсомнии входят прежде всего «ночные» симптомы – трудности засыпания, частые пробуждения, ранние утренние пробуждения, ощущение некачественного, невосстанавливающего сна. К «дневным» проявлениям инсомнии относятся ощущение усталости, нарушение социального, семейного, производственного или учебного функционирования, расстройство настроения, дневная сонливость, снижение мотивации, энергичности, инициативности, подверженность ошибкам и несчастным случаям, беспокойство о своем сне и неудовлетворенность им. Когнитивные нарушения в форме нарушения внимания, сосредоточения или запоминания также входят в «дневные» критерии диагноза инсомнии. Кроме наличия одного из «ночных» и одного из «дневных» критериев для постановки диагноза инсомнии требуются достаточные условия и время для сна, а также частота нарушений сна не менее трех раз в неделю [15].

Острой или кратковременной называют инсомнию продолжительностью менее трех месяцев, а хронической – более трех месяцев. Такая дихотомия оправдана, поскольку наиболее часто инсомнические нарушения развиваются после воздействия стрессового фактора, связь с которым не может сохраняться дольше трех месяцев после прекращения воздействия. Если нарушение сна присутствует более длительное время, значит, приходят в действие поддерживающие психологические механизмы, такие как дисфункциональные убеждения или условнорефлекторное подкрепление.

Главным патофизиологическим механизмом формирования симптомокомплекса инсомнии считают гиперактивацию, которая может носить как врожденный, так и приобретенный характер. В нейровизуализационных исследованиях E. Nofzinger и соавт. (2004) показано, что у больных хронической инсомнией повышена активность структур «эмоционального мозга» – мезиотемпоральной коры и передней поясной извилины, в то время как в префронтальной коре наблюдается, наоборот, снижение активности [16].

E. Fortier-Brochu и соавт. (2010) в метаанализе обобщили результаты 24 исследований, в которых оценивались когнитивные функции пациентов с инсомнией. Авторы пришли к выводу о том, что при инсомнии ухудшается рабочая и эпизодическая память, перцептуальные процессы и некоторые аспекты исполнительных функций. Эти нарушения незначительно или умеренно выражены. При инсомнии в большей степени страдают функции, связанные с выполнением комплексных заданий, что подразумевает нарушение интегративных связей префронтальной коры с другими отделами мозга [17]. Эти изменения когнитивных функций похожи на таковые, полученные в экспериментальных условиях полной или частичной депривации сна. Однако в исследованиях, где результаты тестов сопоставлялись с данными полисомнографии, оказалось, что подобные нарушения могут присутствовать даже при сохранной структуре и достаточной продолжительности сна. Следовательно, необходимо искать другой, нежели чем депривационный, механизм развития когнитивных нарушений при инсомнии. Это может быть не только сокращение общего времени сна, но и изменение его микроструктуры (увеличение фрагментации) или базовых ритмов, необходимых для процессов консолидации, например основной частоты дельта-ритма [18].

Когнитивные нарушения при инсомнии, в частности в доменах памяти, подтверждаются данными нейровизуализационных исследований. Так, H. Noh и соавт. (2012) обнаружили связь между уменьшением объема гиппокампов и длительностью инсомнии, что коррелировало с ухудшением результатов тестов на вербальное и невербальное запоминание, внимание и лобные функции [19]. В морфометрическом исследовании E. Joo и соавт. (2014) продемонстрировано наличие у больных инсомнией атрофии зоны зубчатой извилины CA3-4-DG и аммонова рога, коррелирующих с показателями Питтсбургского индекса качества сна. Это, с точки зрения авторов, подразумевало нарушение нейрогенеза в условиях фрагментации сна и хронического стрессового состояния [20].

Когнитивные нарушения при инсомнии у здоровых людей с большей вероятностью переходят в клинически очерченные состояния (умеренные когнитивные нарушения или деменцию). В исследовании M. Jelicic и соавт. (2002) при трехлетнем наблюдении отмечалось существенное ускорение развития когнитивных нарушений при жалобах на нарушение сна у пожилых людей [21]. Такие же результаты были получены в более позднем исследовании KORA (2016): за три года частота когнитивных расстройств у пожилых людей, имевших нарушения поддержания сна, выросла на 33% [22].

Патофизиологической базой, объясняющей больший риск развития клинически явных когнитивных расстройств, особенно болезни Альцгеймера, при инсомнии, является сравнительно новая «очистительная» теория предназначения сна. В исследовании L. Xie и соавт. (2013) на оптогенетически модифицированных мышах показано, что при засыпании межнейрональные интерстициальные пространства расширяются и на 60% увеличивается клиренс бета-амилоида – балластного белка. Именно этот белок наиболее часто называется в качестве причины развития болезни Альцгеймера [23]. Постулируется, что нарушение сна приводит к сокращению его длительности и недостаточной очистке мозга от бета-амилоида. В недавних экспериментах было продемонстрировано, что даже одна ночь без сна увеличивает накопление бета-амилоида в гиппокампе на 5% [24].

Гипотетически коррекция инсомнии должна сопровождаться регрессом когнитивных нарушений. Однако возникает проблема негативного влияния снотворных: ГАМКергических препаратов, агонистов бензодиазепиновых рецепторов или центральных блокаторов рецепторов гистамина – на когнитивные функции. Например, у детей с эпилепсией на фоне длительной терапии ухудшались показатели интеллекта [25]. Препараты следующих поколений в меньшей степени влияли на когнитивные функции, что в основном зависело от периода полувыведения, поэтому пальма первенства перешла к бензодиазепиновым гипнотикам. Для обозначения негативных эффектов этих препаратов появились термины «когнитивная» и «поведенческая токсичность». Особенно негативно бензодиазепины влияют на когнитивные функции у пожилых людей, причем затрагиваются практически все модальности. Десятилетнее наблюдение S. Billioti de Gage и соавт. (2014) показало, что при постоянном употреблении бензодиазепинов риск развития болезни Альцгеймера у пожилых людей увеличивается на 31% [26].

Побочные эффекты, возникающие при приеме бензодиазепинов, привели к тому, что в качестве снотворных они были вытеснены небензодиазепиновыми агонистами ГАМКА-рецепторного комплекса – так называемыми Z-препаратами (зопиклоном, залеплоном, золпидемом). Эти средства обладают селективной аффинностью к альфа-1-субъединице ГАМКА-рецепторного комплекса, присутствующей преимущественно в структурах мозга, связанных со сном. Тем не менее даже такое селективное действие может негативно влиять на когнитивные функции. Прием Z-препаратов сопровождался удвоением риска дорожно-транспортных происшествий, а также приводил к уменьшению на следующий день функции внимания, памяти, психомоторной бдительности и равновесия [27].

Перспективным представляется применение при фармакотерапии инсомнии нового класса снотворных – двойных антагонистов орексиновых рецепторов, таких как суворексант. Действие этого препарата основывается на понижении активности одной из основных активирующих систем мозга – орексиновой. При этом реципрокно усиливается влияние сомногенных структур и обеспечивается улучшение засыпания и поддержания сна [27]. В настоящее время в России суворексант зарегистрирован, но в продаже отсутствует.

В качестве метода выбора в лечении хронической инсомнии международные клинические рекомендации предлагают использовать когнитивно-поведенческую терапию (КПТ-И) [28]. Подход направлен на устранение мешающих засыпанию ассоциаций и изменение поведения, связанного со сном. Он доказал эффективность в рандомизированных клинических исследованиях. КПТ-И включает в себя разнообразные техники – краткую КПТ-И, когнитивное реструктурирование, мультимодальную КПТ, релаксационный тренинг, контроль стимуляции, безоценочное осознание и т.д. Кратковременный эффект КПТ-И сравним с таковым снотворных препаратов, а долговременный эффект метода превышает таковой медикаментозных средств. Достигаемое улучшение сна сопровождается улучшением когнитивных функций, что наблюдается даже у лиц с имеющимися умеренными когнитивными нарушениями. В рандомизированном исследовании E. Cassidy-Eagle и соавт. (2018) результатом шестинедельной КПТ-И стало улучшение исполнительных функций у пожилых больных с умеренными когнитивными нарушениями [29]. Внедрение КПТ-И ограничивают недостаток обученных психологов для проведения сеансов и значительная трудоемкость метода. Нам известно лишь одно исследование с применением КПТ в российской популяции [30].

Ввиду ограничений для специфических фармакологических и нефармакологических подходов к лечению инсомнии, особенно в популяции пожилых пациентов и среди лиц, имеющих когнитивные нарушения, актуальным становится поиск методов фармакотерапии инсомнии, более щадящих в когнитивном отношении. Взгляд исследователей и клиницистов обращается к мелатонину – естественному хронобиотическому и снотворному агенту.

Мелатонин вырабатывается в организме человека преимущественно шишковидной железой (80% продукции). Его называют «гормоном темноты», поскольку большая часть (70%) секреции мелатонина приходится на темное время суток, подъем уровня мелатонина в крови начинается с 21:00–22:00. Мелатонин связывается со специфическими рецепторами двух типов, расположенными преимущественно в супрахиазменных ядрах гипоталамуса – «внутренних часах» организма млекопитающих. За счет этого осуществляется стабилизация циркадианного пейсмейкера, обеспечивающего ежесуточное изменение активности как самих «внутренних часов», так и вторичных осцилляторов в мозге и внутренних органах. Мелатонин обладает также собственным слабым снотворным эффектом [27]. Помимо влияния на хронобиологические ритмы мелатонин оказывает и другие действия, важнейшие из которых антиоксидантное и иммуномодулирующее.

Применение препаратов мелатонина сопровождается ускорением засыпания и увеличением общего времени сна. При этом они наиболее эффективны у людей старшего (после 55 лет) возраста. Экзогенный мелатонин разрушается на 90% при первом пассаже через печень, период его полувыведения не превышает 50 минут, что обусловливает важное свойство мелатонина как снотворного – отсутствие негативного влияния на когнитивную сферу (утреннего эффекта «последействия»). В отношении воздействия препаратов мелатонина на когнитивные функции имеются только косвенные данные – при использовании агониста мелатониновых рецепторов рамелтеона (не зарегистрирован в России) было подтверждено улучшение психомоторных функций на фоне улучшения сна [27].

В некоторых клинических руководствах, в частности Британской ассоциации психофармакологии [31], Российского общества сомнологов [32], препараты мелатонина рекомендованы для лечения инсомнии. В рекомендациях Американской академии медицины сна (2018) такие указания отсутствуют [33].

Один из препаратов мелатонина, доступный в России, – Соннован (ЗАО «Канонфарма продакшн»). Препарат рекомендуется назначать при нарушениях сна и десинхронозе. Для лечения инсомнии он принимается в дозе 3 мг (одна таблетка) за 30–40 минут перед сном [34].

Заключение

Подчеркнем основные положения, касающиеся значения полноценного сна в обеспечении функции памяти. Доказано, что сон необходим для обеспечения процессов запоминания. Медленный и быстрый сон играют различную роль в консолидации памяти в зависимости от ее модальности. Медленный сон в большей степени обеспечивает процессы эпизодической и семантической, а быстрый – процедурной и эмоциональной памяти. Нарушения сна в случае сокращения его времени или изменений микроструктуры оказывают негативное влияние на память. Коррекция этих нарушений сопровождается улучшением запоминания и даже позитивными морфологическими изменениями в головном мозге. Возможности фармакотерапии инсомнии применительно к сохранению когнитивных функций ограничены в связи с негативным влиянием на них большинства снотворных препаратов, что особенно важно для пожилых людей. По этой причине приобретают большее значение нефармакологические подходы, такие как КПТ-И, и прием адаптогенов, в частности препаратов мелатонина.

Компьютеризированное когнитивное обучение для поддержания когнитивной функции у когнитивно здоровых людей пожилого возраста

Актуальность

Термины «познание» и «когнитивная функция» описывают всю умственную деятельность, связанную с мышлением, обучением, запоминанием и общением. C возрастом в познании проявляются физиологические изменения. Кроме того, существуют заболевания, которые могут влиять на когнитивную функцию: главным образом – деменция, которая становится все более распространенной с возраста около 65 лет. Известно, что умственная активность в течение всей жизни связана с меньшим риском деменции. Поэтому было высказано предположение, что поощрение умственной активности может быть эффективным способом поддержания хорошей когнитивной функции у людей по мере старения. Когнитивное обучение включает набор стандартизованных задач, предназначенных для «тренировки мозга» разными способами. Программы когнитивного обучения часто осуществляются с помощью компьютеров или мобильных технологий, чтобы люди могли самостоятельно выполнять их дома. Все чаще они предоставляются в коммерческих пакетах, которые рекламируются для широкой публики. Мы хотели выяснить, является ли компьютеризированное когнитивное обучение (ККО) эффективным способом поддержания когнитивной функции у людей в возрасте от 65 лет по мере старения.

Что мы сделали

Мы провели поиск в медицинской литературе по 15 марта 2018 года на предмет испытаний, в которых сравнивали когнитивные функции людей в возрасте от 65 лет, принимавших участие в компьютеризированном когнитивном обучении длительностью не менее 12 недель, и контрольной группы, которая не принимала участия в таком обучении. Все участники должны были быть когнитивно здоровыми на момент начала испытаний. Для максимально справедливого сравнения решение об определении участников в группу когнитивного обучения и контрольную группу принимали в случайном порядке. В первую очередь нас интересовали общие показатели когнитивной функции. Выбор трех месяцев для вмешательства был несколько произвольным, но мы сочли, что краткосрочные вмешательства вряд ли будут иметь долгосрочные эффекты, тогда как мы были заинтересованы во вмешательствах, которые могли бы быть устойчивыми в течение продолжительного времени.

Что мы нашли

Мы нашли восемь испытаний с 1183 участниками для включения в этот обзор. В пяти испытаниях ККО проводили в течение трех месяцев, в двух – в течение четырех месяцев и в одном – в течение шести месяцев. Мы сравнили ККО с другими видами деятельности, например, с просмотром образовательных видео и с отсутствием деятельности. Мы рассматривали влияние на общую когнитивную функцию и на специфические когнитивные функции, такие как память и скорость мышления. Во всех исследованиях отмечались проблемы с дизайном, что могло привести к смещению результатов. В целом мы сочли качество доказательств низким или очень низким. Это значит, что мы не можем быть уверены в результатах, а в дальнейших исследованиях также могут быть обнаружены другие результаты. ККО может немного улучшить общую когнитивную функцию после 12 недель обучения; однако мы не обнаружили доказательств устойчивого эффекта через 12 месяцев после вмешательства. Мы не смогли прокомментировать или нашли ограниченные доказательства того, что ККО по сравнению с другими видами деятельности может оказывать соответствующее воздействие на большинство исследованных нами специфических когнитивных функций. В наиболее длительном испытании также было установлено, что по сравнению с отсутствием деятельности завершение шестимесячного ККО могло иметь положительное влияние на память. Ни в одном из включенных испытаний не сообщали о влиянии когнитивного обучения на качество жизни или повседневную деятельность, а также о вредных эффектах обучения.

Наши выводы

По сравнению с другими видами деятельности ККО может привести к некоторому улучшению общей когнитивной функции после 12 недель обучения, но мы не обнаружили никаких доказательств того, что такой эффект сохраняется год спустя. По сравнению с отсутствием деятельности ККО может немного улучшить память через шесть месяцев обучения. Хотя мы исключили испытания с продолжительностью обучения менее 12 недель, включенные нами испытания все еще были слишком короткими для изучения долгосрочных эффектов по мере старения людей. Ограничением нашего обзора является то, что мы не включили в него некоторые испытания с более короткими периодами обучения, в которых искали бы долгосрочные эффекты, поэтому вполне возможно, что мы пропустили некоторые полезные доказательства. Во многих опубликованных исследованиях рассматривали вопросы компьютерного обучения. Разобраться в значительных объемах этой литературы трудно. В будущем, возможно, было бы полезнее классифицировать испытания по продолжительности эффекта обучения, а не по продолжительности самого обучения.

Ход конем: как шахматы помогают сохранять когнитивные функции пожилых людей

Шахматы — одна из самых популярных стратегических игр. Во время партии спортсмены концентрируют свое внимание, запоминают ходы, анализируют действия соперника, ищут удобный случай для атаки. Все это стимулирует интенсивную умственную деятельность, пополняет и укрепляет ресурсы мозга. Почему и как это происходит, рассказывают психологи столичных пансионатов для ветеранов труда.

Шахматные клубы есть во всех столичных пансионатах. Их участники регулярно собираются, анализируют наиболее интересные партии и проводят новые сессии. Всю неделю с 19 по 23 июля в пансионатах для ветеранов труда проходят шахматные турниры и товарищеские встречи, приуроченные к Международному дню шахмат. Психологи видят в игре сплошную пользу, поэтому активно поддерживают такое увлечение.

Мышление

Шахматисту нужно постоянно представлять и просчитывать возможные ходы противника. Партия предполагает самые разные варианты развития события, на каждый из них нужно представить ответный шаг. Просчитывать и держать в памяти возможные исходы сессии позволяет только концентрация внимания.

«При игре в шахматы оба полушария мозга работают синхронно. Поэтому с каждой партией абстрактное мышление развивается и улучшается. В дальнейшем это помогает найти выход в любых неопределенных ситуациях», — рассказывает Анна Теплова, психолог Пансионата для ветеранов труда № 31.

Каждый новый ход меняет обстановку на доске, поэтому во время партии и даже после нее игроки непрерывно анализируют расположение фигур, и на основании этого подбирают наилучшую тактику. Профессиональный шахматист видит не ходы, а закономерности: как противник защищается, где оставляет слабые места, как готовит нападение.

«Умение строить логические цепочки, искать аналогии и различия составляет основу дедуктивного мышления. В повседневной жизни такие навыки помогают сделать собственные выводы из имеющихся фактов и найти выход из сложной ситуации», — говорит Елена Архипова, психолог Пансионата для ветеранов труда № 19.

Логика и творчество

Во время игры в шахматы важно использовать не только логическое, но и творческое мышление. Это помогает найти нестандартные решения и неожиданной комбинацией поразить противника.

Гельдимурат Курбанов сел за шахматную доску еще в школе. За полвека практики он сыграл множества партий: побеждал, проигрывал, уходил вничью, но никогда не использовал готовых схем.

«Шахматы — это диалог, где самый интересный момент для меня — предугадать ход противника. Я не запоминаю схемы, как гроссмейстеры, а стараюсь самостоятельно найти необычное решение», — рассказывает Гельдимурат Курбанов, житель Пансионата для ветеранов труда № 1.

«С каждой игрой человек придумывает разные стратегии. В этот момент образуются новые нейронные связи», — объясняет Татьяна Бажитова, психолог Пансионата для ветеранов труда № 1.

Память

Поскольку реальные и потенциальные ходы нужно постоянно удерживать в сознании, помнить о предыдущих действиях и правилах игры, во время партии работают оперативная и долговременная память.

«Кратковременной памятью мы пользуемся постоянно: при чтении, восприятии на слух и множестве других ситуаций, когда надо понять что-то сразу. Обычно такая информация быстро забывается. Существует масса способов развить оперативную память, но при игре в шахматы это происходит само собой», — объясняет Анна Теплова.

Если информацию нужно держать в голове какое-то продолжительное время, в работу включается именно долговременная память.

«Долговременная память накапливает, сохраняет и извлекает из „хранилища“ полученную информацию. Во время игры шахматисты активно пользуются знаниями, приобретёнными в предыдущих партиях. Тем самым они задействуют и укрепляют долговременную память», — говорит Елена Архипова.

Эмоциональный фон

Шахматы были очень популярны в Советском Союзе. Люди играли и в школах, и в вузах. Любители обсуждали партии гроссмейстера Михаила Ботвинника, искали в газетах описание игры, практиковали тактики и приемы.

«Садясь за доску наши жители переносятся в то время, когда были молодыми, и через игру активируют свои внутренние ресурсы», — считает Елена Архипова.

Во время партии шахматисты увлечены логическими задачами, которые перед ними открывает игра. Мозг человека в этот момент полностью поглощен обдумыванием, а эмоции уходят на второй план. Спокойная атмосфера игры благотворно влияет на всю нервную систему человека.

«Шахматисты отвлекаются от своих обыденных размышлений, концентрируются на игре. В этот момент мозг получает своеобразную „передышку“ от переживаний. А когда партия завершилась, эмоциональное напряжение уходит и настроение остается приподнятым», — говорит Татьяна Бажитова.

В пансионатах устраивают шахматные турниры. Но чаще, чтобы игра приносила только положительные эмоции, проводятся товарищеские встречи.

«Мне нравится сам процесс игры. Победа или поражение— не так важно. Но если выигрываю, предлагаю партнеру ничью. Главное, чтобы никто не был обижен», — рассказывает Игорь Сергеевич Коробов, житель Пансионата для ветеранов труда № 31.

Мужчина увлекся шахматами в семилетнем возрасте и играет уже 76 лет. История его партий обширна: начинал учиться шахматам с отцом-фронтовиком, провел множество сессий с любителями разных уровней, вел партии с компьютером и обыгрывал даже мастеров спорта.

«Конечно, тактику игры многих моих партнеров я уже знаю. Но самое большое удовольствие не применять „старый ход“, а придумывать новый. Стараюсь понять, чего хочет противник, и в зависимости от этого выстраиваю стратегию», — рассказывает мужчина.

В пансионате Игорь Сергеевич живет уже 22 года и хорошо знает своих соперников по клубу «Белая ладья», который был основан в 2006 году. Активные участники — около 10 человек — собираются за досками два раза в неделю.

Коммуникации

Шахматистам важно не показывать своих намерений о ходах и не выдать стратегию, поэтому соперники редко разговаривают во время партии. Но невербальное общение происходит.

«На протяжении всей сессии игрок пытается понять и предугадать действия соперника, буквально — встать на его сторону. Так, в игре не только укрепляется, но и возрастает способность к пониманию другого человека и невербальному общению», — считает Анна Теплова.

Когнитивный резерв

Чем больше новых и нестандартных задач решает человек, тем больше нейронных связей образуется в его мозге, тем глубже мышление, лучше аналитические способности и память. При инсульте, болезни Альцгеймера, травмах головы, нейронные сети умирают, причем пораженный участок полностью уже не восстанавливается, «нагрузку» на себя берут рабочие сети, медленно наращивая новые. Большое количество нейронных связей помогают быстрее восстановиться после различных травм. Постоянное решение нестандартных задач во время шахматной партии укрепляет существующие нейронные связи и стимулирует формирование новых даже в преклонном возрасте.

Таким образом, игра в шахматы становится идеальной тренировкой всех когнитивных функций человека: мышления, памяти, внимания, восприятия, речи, и помогает пожилым людям сохранить ясный ум надолго.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Врач заявил о пожизненном нарушении когнитивных функций после коронавируса: Общество: Россия: Lenta.ru

Врач-терапевт, клинический фармаколог Андрей Кондрахин в разговоре с «Лентой.ру» сообщил о пожизненных когнитивных нарушениях после перенесенного в тяжелой форме коронавируса. В частности, люди страдают ретроградной амнезией, забывают слова, порядок совершения определенных действий. Кроме того, по словам медика, с каждым перенесенным COVID-19 человек становится все глупее и глупее. Именно в этой части необходима максимально тщательная и качественная реабилитация.

Ранее мэр Москвы Сергей Собянин сообщил, что в ближайшие несколько лет важнейшей задачей в сфере здравоохранения станет реабилитация и профилактика осложнений у граждан, переболевших коронавирусной инфекцией. «Да, конечно, реабилитацией надо будет заниматься. После того как мы немножко отойдем от пиковых значений заболеваемости», — заявил Собянин.

По словам Кондрахина, от коронавируса страдают слишком много систем организма, поэтому реабилитация должна быть именно комплексной. Пока, как отметил врач, неясно, насколько качественно удастся реализовать эту задачу: на данный момент нет ни полноценной программы, ни информации о том, будет ли она включена в ОМС или же пациентам придется платить за нее самостоятельно.

«Пока я не видел никакой постковидной программы, но существуют направления, которые согласованы при других заболеваниях и, возможно, что-то из этого можно будет перенести сюда. Кроме того, проблема в том, что по правилам ОМС не оплачивает реабилитацию, разве что первые полгода после инсультов и инфарктов. Если это будет государственная программа, оплаченная, например, за счет средств города, то ситуация значительно упростится», — заметил Кондрахин.

Материалы по теме

10:28 — 14 июля

00:01 — 22 июля

Платная реабилитация действительно может стать большой проблемой для многих пациентов, считает врач, так как от коронавируса страдает множество различных систем и индивидуальный подход необходим к каждому частному осложнению.

«Самое основное — это, конечно, сердечно-сосудистые осложнения, нарушения сердечного ритма, повышенное давление, — перечислил Кондрахин. — Сильно страдает и кроветворная система, существует риск тромбозов, инфарктов, инсультов. Отдельное внимание стоит уделить и когнитивным нарушениям».

Наиболее тяжелые когнитивные нарушения, по словам врача, встречаются после коронавируса, перенесенного в тяжелой форме. Они могут возникнуть и в случае легкого течения болезни, но в этом случае последствия обратимы и легче поддаются корректировке.

У многих пациентов развивается ретроградная амнезия, они теряют память, способность адекватно воспринимать происходящее, жить в реальном мире. Люди забывают обычные слова, забывают то, что говорили, теряются в бытовых действиях, вроде того, чтоб открыть бутылку. Человека необходимо буквально выводить из этого сна

Андрей Кондрахин

врач-терапевт, клинический фармаколог

Для того, чтобы справиться с этими состояниями и восстановить хотя бы часть утраченных функций, как считает врач, необходима комплексная работа психологов, нейропсихологов, неврологов, реабилитологов.

«Дело в том, что коронавирус у нас всего год и мы только-только начинаем понимать, к каким опасным последствиям он может привести, — сказал специалист. — С людьми необходимо заниматься адаптацией, вплоть до того, чтобы заново учить их, как пользоваться мячом или открывать бутылку. Это помогает восстановить мозг. Существуют мероприятия, нацеленные на восстановление нейронных связей — у психологов, например, есть картинки, по которым они смотрят, сколько информации способен запоминать человек».

Реабилитация также необходима в области слухо-речевой памяти, иногда в случае, когда затронута речевая функция мозга, по словам Кондрахина, требуется даже помощь логопедов.

«Чем тяжелее была болезнь, тем сильнее страдает мозг. В последней медицинской статье, которую я читал, говорится о том, что коронавирус ведет именно к необратимым когнитивным нарушениям. То есть с каждым новым перенесенным СOVID-19 человек становится все глупее и глупее», — резюмировал врач.

Страница не найдена – КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РАН

Научно-исследовательский семинар ИПМА КБНЦ РАН по
современному анализу, информатике и физике

14 июля 2021 года, 10:00 часов, конференц-зал ИПМА КБНЦ РАН.

Научный руководитель семинара – Псху А. В., директор ИПМА КБНЦ
РАН, д. ф.-м. н.

Тема доклада:

«Внутреннекраевые задачи со смещением для одного
смешанно-гиперболического уравнения второго порядка».
Докладчик: Балкизов Жираслан Анатольевич, ведущий научный сотрудник
отдела уравнений смешанного типа ИПМА КБНЦ РАН, к. ф.-м. н.

Секретарь семинара – Эфендиев Б. И., старший научный сотрудник отдела
дробного исчисления ИПМА КБНЦ РАН, к. ф.-м. н.

 

Научно-исследовательский семинар ИПМА КБНЦ РАН по современному анализу, информатике и физике

7 июля 2021 года, 11:00 часов, конференц-зал ИПМА КБНЦ РАН.

Научный руководитель семинара – Псху А. В., директор ИПМА КБНЦ РАН, д. ф.-м. н.

Тема доклада: «Компьютерное проектирование потоковых сетей высокого ранга оптимальности».

Докладчик: Кудаев Валерий Черимович, заведующий отделом вычислительных методов ИПМА КБНЦ РАН, к. ф.-м. н.

Секретарь семинара – Эфендиев Б.И., старший научный сотрудник отдела дробного исчисления ИПМА КБНЦ РАН, к. ф.-м. н.

 

 

 

25 декабря в 12:00 в режиме он-лайн состоится заседание Совета по высшему образованию и науке при Главе КБР

 

ВНИМАНИЕ!

 

Семинар ИПМА КБНЦ РАН, посвященный 60-летию полета Ю. Гагарина в космос

 

Дата, время и место проведения семинара: 14 апреля 2021 г., среда,
15:00 часов, конференц-зал ИПМА КБНЦ РАН
Повестка дня
1. Доклад на тему: «Современные проблемы астрономии и астрофизики».
Докладчик – заведующий отделом теоретической и математической физики
ИПМА КБНЦ РАН, д. ф.-м. н. Рехвиашвили С. Ш.
2. Доклад на тему: «История развития отечественной космонавтики».
Докладчик – научный сотрудник отдела теоретической и математической
физики ИПМА КБНЦ РАН, к. ф.-м. н. Мамчуев М.О.

 

 

по современному анализу, информатике и физике.

Научный руководитель семинара – и. о. директора ИПМА КБНЦ РАН, д. ф.-м. н. Псху А. В.

Секретарь семинара – старший научный сотрудник отдела дробного исчисления ИПМА КБНЦ РАН, к. ф.-м. н. Эфендиев Б. И.

Дата, время и место проведения семинара: 31 марта 2021 г., среда, 11:00 часов, конференц-зал ИПМА КБНЦ РАН

Характеристика когнитивных нарушений у больных артериальной гипертонией | Петрова

1. Вальдерман Г. Эпидемиология, социальная значимость и организация помощи больным деменцией в Европе. Когнитивные расстройства: современные аспекты диагностики и лечения: сб. тез. Москва 2005; 20-1.

2. Гринштейн А.Б., Шнайдер Н.А., Кононова Л.И. и др. Значимость факторов риска инсульта в Красноярске и некоторых регионах Красноярского края. Очерки по неврологии и нейрохирургии. Красноярск 2002; 118-21.

3. Гуревич М.А. Артериальная гипертензия, когнитивные расстройства и мозговой инсульт: особенности терапии. Кардиология 2006; 8: 13-5.

4. Дамулин И.В. Сосудистая деменция. Неврол журн 1999; 3: 4-11.

5. Захаров В.В., Яхно Н.Н. Когнитивные расстройства в пожилом и старческом возрасте. Москва 2005; 8-17.

6. Киландер Л., Ниман Н., Боберг М. и др. Взаимосвязь артериальной гипертензии с когнитивными нарушениями: Результаты 20-летнего наблюдения 999 пациентов. Обзоры клинич кардиол. Москва 2005; 37-49.

7. Парфенов В.А., Замерград М.В., Мохов О.И. Артериальная гипертензия и ее коррекция при цереброваскулярных заболеваниях. РМЖ 1998; 2: 8-11.

8. Портер В. Взаимосвязь между сердечно-сосудистыми заболеваниями и деменцией. Обзоры клинич кардиол 2005; 2: 13422.

9. Шнайдер Н.А., Никулина С.Ю. Церебральные осложнения артериальной гипертонии. Красноярск 2004; 86-97.

10. Hachinski V. Preventable senility: a call for action against the vascular dementias. Lancet 1992; 340: 645-8.

11. Hansson L., Himmelmann A., Hedner T. Hypertension of dementia: Can antihypertensive treatment preserve cognitive function? Blood Pressure 1999; 8(4): 196-7.

12. Kalaria R.N. Overlap between pathology of Alzheimer’s disease and vascular dementia. Alzheimer’s Dis Assoc Disorders 1999; 13(3): 115-23.

13. Ritchie K, Artero S., Touchon J. Classification criteria for mild cognitive impairment: a population-based validation study. Neurology 2001; 56: 37-42.

14. Roman G. Vascular dementia: Distinguishing characteristics, treatment, and prevention. JAGS 2003; 51: 296-304.

15. Sherwin B. Mild cognitive impairment: potential pharmacological treatment options. B. Sherwin. J Am Ger Soc 2000; 48(4): 18-36.

16. Skoog I. Epidemiology of vascular dementia in Europe. I. Skoog, O. Aevarsson. Cerebrovascular Disease, Cognitive Impairment and Dementia. Second edition -London, New York: Martin Dunitz 2004; 35-48.

17. Louchon J., Portet F. Mild cognitive impairment: evaluation and prospects. Psychogeriatrics 2004; 4: 137-8.

Что такое когнитивные функции? | Психология сегодня

В исследованиях психологического здоровья важнейшим предметом исследования является способность человека мыслить, также известная как его когнитивные функции. Когнитивные функции — это множество различных, но связанных навыков, связанных с обучением и решением проблем. Вместе это одни из самых важных и впечатляющих способностей, на которые способен мозг.

Когнитивные функции известны под несколькими разными названиями.Разные исследователи с разным опытом называют их общей когнитивной функцией, когнитивными способностями, когнитивными способностями и интеллектом. Это тот же «интеллект», что и коэффициент интеллекта, более известный как IQ. Высококачественные тесты на IQ измеряют то же, что психологи здоровья могут назвать общей когнитивной функцией. Поскольку в школе обычно проводятся стандартизированные тесты на IQ, исследователи в области здравоохранения перепрофилировали их для измерения преморбидной когнитивной функции человека.

Другими словами, если вы измеряете когнитивную функцию в раннем возрасте до того, как возникнут серьезные проблемы со здоровьем, которые могут повлиять на когнитивную функцию, вы можете сделать более убедительные утверждения о том, являются ли эти проблемы со здоровьем предсказанием когнитивной дисфункции.Эта работа является частью подполя, называемого когнитивной эпидемиологией.

Сами отдельные когнитивные функции многочисленны и разнообразны. Многие из них имеют более интуитивный смысл, чем общие когнитивные функции, которые расплывчаты. Область памяти представляет вашу способность запоминать вещи. Область скорости показывает, насколько быстро вы можете думать. Другие не так интуитивны. Рассуждение представляет вашу способность решать новые проблемы, особенно с невербальной информацией, а вербальная беглость представляет вашу способность работать с вербальной информацией.Визуально-пространственные способности представляют ваше умение взаимодействовать с физическими объектами в мире. Люди в значительной степени полагаются на свое зрение, но мы также уникальны тем, насколько хорошо мы управляем своей физической средой и делаем такие вещи, как изготовление инструментов. Следовательно, люди развили отчетливо сильные визуально-пространственные способности.

Однако отдельные когнитивные функции не вполне различимы. Например, память можно разделить на эпизодическую память, которая оценивает вашу способность запоминать детали, такие как элементы в списке или события из истории, и рабочую память, которая представляет собой вашу способность одновременно удерживать информацию в уме, например, когда вы пытаетесь вспомнить номер телефона.Хотя все когнитивные способности, как правило, коррелированы, то есть, если вы хороши в одном деле, вы, как правило, хороши во всем остальном, эти способности памяти, как правило, более тесно связаны друг с другом, чем с другими когнитивными способностями, например, скоростью. .

Мы начинаем понимать, как отдельные функции также важны для здоровья. Например, снова возьмите память. Все эти способности имеют тенденцию к снижению с возрастом. Если вы здоровы, снижение будет медленным. Однако в некоторых случаях снижение происходит быстрее.Например, у людей с болезнью Альцгеймера область памяти ухудшается быстрее, чем мы ожидали. Вы можете наблюдать эти ухудшения памяти, прежде чем сможете классифицировать человека как страдающего деменцией. В идеале, мы можем найти больше способов использования тестов когнитивной функции для надежного выявления проблем психологического здоровья раньше, чем это было бы в противном случае. При правильном использовании тесты когнитивных функций становятся мощным инструментом здравоохранения с широким спектром применения.

Обычный паразит теперь связан с нарушением когнитивных функций

Заражение обычным паразитом Toxoplasma gondii связано с легкими когнитивными нарушениями у здоровых людей, как показывают новые исследования.

Исследователи проанализировали и провели метаанализ 13 исследований, в которых участвовало более 13000 здоровых взрослых, и обнаружили скромную, но значимую связь между серопозитивностью T gondii и снижением производительности при когнитивных тестах скорости обработки, рабочей памяти, кратковременной вербальной памяти. , и исполнительная функция. Средний возраст участников исследований был близок к 50 годам.

«Наши результаты показывают, что T gondii может иметь негативный, но небольшой эффект на познание», — сказал исследователь Арьен Саттерленд, доктор медицины, Амстердамского научно-исследовательского института нейробиологии и Амстердамского института инфекций и иммунитета Амстердамского университета, Нидерланды. сообщил Medscape Medical News .

Исследование было опубликовано в Интернете 14 июля в журнале JAMA Psychiatry .

Психическое заболевание Ссылка

T gondii — это «внутриклеточный паразит, вызывающий неактивную инфекцию примерно у 30% людей во всем мире», пишут авторы. Паразит, вызывающий инфекцию, не только оседает в мышцах и тканях печени, но также может преодолевать гематоэнцефалический барьер и спокойно оседать в тканях мозга. Он может передаваться через контакт с кошачьими фекалиями или при употреблении зараженного мяса.

Предыдущие исследования показали, что нейрокогнитивные изменения, связанные с токсоплазмозом, могут возникать у людей, а метаанализы предполагают связь с нейропсихиатрическими расстройствами. Некоторые исследования также связали инфекцию T gondii с увеличением количества ДТП и попыток самоубийства.

Саттерленд сказал, что его вдохновили работы Э. Фуллера Торри и Боба Йолкена, которые предположили связь между T gondii и шизофренией.

Несколько лет назад Саттерленд и его группа проанализировали последствия инфекции T gondii для психического здоровья и обнаружили «несколько интересных ассоциаций», но они не смогли «исключить обратную причинно-следственную связь, т. Е. Люди с психическими расстройствами чаще получают их. инфекции — а также определить влияние этой распространенной инфекции на население ».

Для текущего исследования исследователи проанализировали исследования, в которых конкретно изучалось когнитивное функционирование у здоровых людей в связи с инфекцией T gondii , «потому что обратная причинность была бы менее вероятна в этой популяции, и понимание глобального воздействия стало бы более ясным.«

Исследователи провели поиск литературы по исследованиям, проведенным до 7 июня 2019 года, в которых анализировалась когнитивная функция среди здоровых участников, для которых были доступны данные о серопозитивности T gondii .

Всего в обзоре и метаанализе использовалось 13 исследований (n = 13 289 участников; средний [SD] возраст 46,7 [16,0] лет; 49,6% мужчины). В некоторые исследования была включена выборка здорового населения; в других исследованиях сравнивали участников с психическими расстройствами и без них.Из них исследователи извлекли только данные о здоровых участниках.

В исследованиях анализировались четыре когнитивные области: скорость обработки данных, рабочая память, кратковременная вербальная память и исполнительное функционирование.

Затронуты все когнитивные домены

Из всех участников 22,6% имели антитела против T gondii .

Участники, которые были серопозитивными в отношении T gondii , имели менее благоприятное функционирование во всех когнитивных областях с «небольшими, но значительными» различиями.

Домен Стандартизированная разница средних значений (95% ДИ) P значение
Скорость обработки (девять исследований) 0,12 (0,05 — 0,19) .001
Оперативная память (шесть исследований) 0,16 (0,06 — 0,26) .002
Кратковременная вербальная память (пять исследований) 0.18 (0,09–0,27) <0,001
Исполнительное функционирование (восемь исследований) 0,15 (0,01 — 0,28) .03

Исследователи провели мета-регрессионный анализ среднего возраста при анализе управляющих функций и обнаружили, что величина эффекта увеличивается с увеличением возраста ( Q = 6,17; R 2 = 81%; P =.01).

Исследования были «высокого качества», и «было обнаружено мало признаков систематической ошибки публикации», отмечают авторы.

«Хотя степень ассоциаций была скромной, повсеместное распространение тихой инфекции во всем мире … предполагает, что последствия для когнитивной функции населения в целом могут быть существенными, хотя трудно количественно оценить глобальное воздействие», они пишут.

Они отмечают, что, поскольку исследования носили перекрестный характер, причинно-следственная связь не может быть установлена.

Тем не менее, Саттерленд предложил несколько возможных механизмов, посредством которых T gondii может влиять на нейропознание.

«Мы знаем, что паразит образует кисты в головном мозге и может влиять на дофаминергическую нейротрансмиссию, что, в свою очередь, влияет на нейрокогнитивные функции. Кроме того, также возможно, что иммунный ответ на инфекцию в головном мозге вызывает когнитивные нарушения. Это остается важным вопросом. для дальнейшего изучения «, — сказал он.

Он отметил, что врачи могут успокоить пациентов с положительным результатом теста на T gondii , что, хотя инфекция может иметь негативное влияние на когнитивные функции, эффект «небольшой».

Гарантия на профилактические программы

Комментируя исследование для Medscape Medical News , Шон Д. Гейл, доктор философии, доцент кафедры психологии и центра нейробиологии Университета Бригама Янга, Прово, Юта, назвал его «отличным метаанализом».Он отметил, что его группа изучает этот предмет и получила аналогичные результаты. Большой плюс в том, что исследователи оценили несколько когнитивных областей, а не только одну.

Хотя данные показали «умеренные эффекты», результаты могут быть важны на уровне популяции. Поскольку 30% населения мира являются серопозитивными по T gondii, потенциально большое количество людей подвержено риску когнитивных нарушений, отметил Гейл, не участвовавший в исследовании.

«Если вы посмотрите на Соединенные Штаты, возможно, от 10% до 15% людей могут дать положительный результат [на T gondii ], но в Германии и Франции это число приближается к 50%, а в других странах мира — особенно в странах с более тяжелым экономическим положением — показатели еще выше. Так что, если это может повлиять на познание, даже небольшой эффект имеет большое значение », — сказал Гейл.

«Я думаю, что профилактика будет самым важным делом, и, возможно, в будущем, я надеюсь, что вакцина будет рассмотрена», — добавил Гейл.

«Эти данные показывают, что первичная профилактика инфекции может иметь существенное глобальное влияние на психическое здоровье» и что программы общественного здравоохранения по предотвращению инфекции T gondii «оправданы».

Эти программы могут включать гигиенические меры, особенно после контакта человека с загрязненными источниками, а также исследования по разработке вакцин.

Источник финансирования исследования не указан.Авторы и Гейл сообщают об отсутствии соответствующих финансовых отношений.

JAMA Psychiatry. Опубликован онлайн 14 июля 2021 г. Аннотация

Чтобы узнать больше новостей Medscape Psychiatry, присоединяйтесь к нам в Facebook и Twitter.

Познавательная функция пожилых людей, занимающихся физической активностью | BMC Geriatrics

  • 1.

    Организация Объединенных Наций: Старение населения мира 2009. In. Под редакцией отдела DoEaSAP; 2009.

  • 2.

    ван Уффелен Дж. Г., Чинапоу М. Дж., Хопман-Рок М., ван Мехелен В. Влияние физических упражнений на познавательные способности у пожилых людей с когнитивным снижением и без него: систематический обзор. Clin J Sport Med. 2008. 18 (6): 486–500.

    PubMed Google ученый

  • 3.

    Colcombe S, Kramer AF. Влияние фитнеса на когнитивные функции пожилых людей. Psychol Sci. 2003. 14 (2): 125–30.

    PubMed Google ученый

  • 4.

    Бенедикт С., Брукс С.Дж., Куллберг Дж., Норденшельд Р., Бургос Дж., Ле Гревес М., Киландер Л., Ларссон Е.М., Йоханссон Л., Альстром Х. и др. Связь между физической активностью и здоровьем мозга у пожилых людей. Neurobiol Aging. 2013; 34 (1): 83–90.

    PubMed Google ученый

  • 5.

    Эриксон К., Пракаш Р., Восс М., Чаддок Л., Ху Л., Моррис К., Уайт С.М., Вуйчицки Т.Р., Маколи Е., Крамер А.Ф. Аэробная подготовка связана с объемом гиппокампа у пожилых людей.Гиппокамп. 2009. 19 (10): 1030–9.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 6.

    Niemann C, Godde B, Staudinger UM, Voelcker-Rehage C. Изменения объема базальных ганглиев и когнитивных функций у пожилых людей, вызванные физической нагрузкой. Неврология. 2014; 281: 147–63.

    CAS PubMed Google ученый

  • 7.

    Кандела Ф., Цуккетти Дж., Магистро Д., Рабальетти Э. Влияние программы физической активности и программы когнитивной тренировки на долговременную память и избирательное внимание пожилых людей: сравнительное исследование.Act Adapt Aging. 2015; 39 (1): 77–91.

    Google ученый

  • 8.

    Гини Х., Мачадо Л. Преимущества регулярных аэробных упражнений для исполнительной деятельности у здоровых людей. Психон Булл Ред. 2013; 20 (1): 73–86.

    PubMed Google ученый

  • 9.

    Хиллман К., Эриксон К., Крамер А. Будьте умны, тренируйте сердце: упражнения влияют на мозг и познавательные способности. Nat Rev Neurosci.2008. 9 (1): 58–65.

    CAS PubMed Google ученый

  • 10.

    Мюллер А.Е., Раймонд Н., Йохим Б.П. Участие в познавательной деятельности предсказывает будущую память и исполнительную функцию у пожилых людей. Act Adapt Aging. 2013. 37 (3): 251–64.

    Google ученый

  • 11.

    Нисигути С., Ямада М., Танигава Т., Секияма К., Кавагое Т., Судзуки М., Йошикава С., Абэ Н., Оцука И., Накай Р. и др.12-недельная программа физических и когнитивных упражнений может улучшить когнитивные функции и нервную эффективность у пожилых людей, проживающих в сообществе: рандомизированное контролируемое исследование. J Am Geriatr Soc. 2015; 63 (7): 1355–63.

    PubMed Google ученый

  • 12.

    Санчес-Хоркахо Р., Лламас-Алонсо Дж., Симадевилла Дж. Практика аэробных видов спорта связана с улучшением пространственной памяти у взрослых и пожилых мужчин. Exp Aging Res. 2015. 41 (2): 193–203.

    PubMed Google ученый

  • 13.

    Восс М.В., Нагамацу Л.С., Лю-Амброуз Т., Крамер А.Ф. Упражнения, мозг и познание на протяжении всей жизни. J Appl Physiol. 2011. 111 (5): 1505–13.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Листа I, Соррентино Г. Биологические механизмы физической активности в предотвращении снижения когнитивных функций. Cell Mol Neurobiol. 2010. 30 (4): 493–503.

    CAS PubMed Google ученый

  • 15.

    Мееузен Р. Упражнения, питание и мозг. Sports Med. 2014; 44 (1): 47–56.

    PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Палта П., Шарретт А.Р., Дил Д.А., Эвенсон К.Р., Габриэль К.П., Фолсом А.Р., Гросс А.Л., Виндхэм Б.Г., Кнопман Д., Мосли Т.Х. и др. Физическая активность в свободное время, поддерживаемая с среднего возраста и сохранение когнитивной функции: исследование риска атеросклероза в сообществах. Демент Альцгеймера. 2019; 15 (2): 273–81.

    PubMed Google ученый

  • 17.

    Huang C, Lin P, Hung C, Chang Y, Hung T. Тип физических упражнений и тормозная функция у пожилых людей: потенциальное исследование, связанное с событием. Psychol Sport Exerc. 2014. 15 (2): 205–11.

    Google ученый

  • 18.

    Мияке А., Фридман Н.П. Природа и организация индивидуальных различий в исполнительных функциях: четыре общих вывода. Curr Dir Psychol Sci. 2012; 21 (1): 8–14.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Чан Р.С., Шум Д., Тулопулу Т., Чен Э. Оценка исполнительных функций: анализ инструментов и выявление критических проблем. Arch Clin Neuropsychol. 2008. 23 (2): 201–16.

    PubMed Google ученый

  • 20.

    Икеда Й, Огава Н., Йошиура К., Хан Дж., Марута М., Хотта М., Табира Т. Инструментальная повседневная деятельность: процессы, задействованные в этой деятельности, и ее выполнение пожилыми людьми, проживающими в японской общине, с Субъективные жалобы на память.Int J Environ Res Public Health. 2019; 16 (14): 2617 2019, 16 (14): 2617.

    PubMed Central Google ученый

  • 21.

    Контадор И., Фернандес-Кальво Б., Руэда-Реве Л., Олазаран Дж., Бермехо-Пареха Ф. Характеристика функциональных изменений в инструментальной деятельности повседневной жизни с использованием анализа латентных классов: популяционное исследование (NEDICES). Старение психического здоровья. 2020; 24 (1): 41–8.

    PubMed Google ученый

  • 22.

    Осака М., Яой К., Оцука Ю., Кацухара М., Осака Н. Практика решения конфликтных задач способствует развитию исполнительной функции рабочей памяти у пожилых людей. Behav Brain Res. 2012. 233 (1): 90–8.

    PubMed Google ученый

  • 23.

    Мученик А., Клэр Л. Исполнительная функция и повседневная деятельность при болезни Альцгеймера: корреляционный метаанализ. Dement Geriatr Cogn Disord. 2012. 33 (2–3): 189–203.

    CAS PubMed Google ученый

  • 24.

    Фудзита К. О концептуальном понимании самоконтроля как чего-то большего, чем принудительное подавление импульсов. Personal Soc Psychol Rev.2011; 15 (4): 352–66.

    Google ученый

  • 25.

    Бриттен Д., Динджер М., Классен Дж., Камеро Гарсия М., Сейдж Л., Хан Дж. Воспринимаемые препятствия, стратегии выживания и эффективность саморегулирования для преодоления: исследование достаточно и недостаточно физически активных людей среднего возраста и пожилые женщины. Act Adapt Aging. 2012; 36 (1): 11–28.

    Google ученый

  • 26.

    Legault L, Inzlicht M. Самоопределение, саморегуляция и мозг: автономия повышает производительность за счет усиления нейроаффективной реакции на сбой саморегуляции. J Pers Soc Psychol. 2013. 105 (1): 123–38.

    PubMed Google ученый

  • 27.

    Ханиф А., Ферри А.Е., Фришен А., Поццобон К., Иствуд Д.Д., Смилек Д., Фенске М.Дж. Манипуляции вниманием усиливают саморегуляцию.Acta Psychol. 2011.

  • 28.

    Врош К., Данн Э, Шайер М., Шульц Р. Саморегулирование общих возрастных проблем: преимущества для психологического и физического здоровья пожилых людей. J Behav Med. 2006. 29 (3): 299–306.

    PubMed Google ученый

  • 29.

    Ван С.Х., Чанг С.К., Лян Ю.М., Ши С.М., Чиу В.С., Ценг П., Хунг Д.Л., Цзэн О.Дж., Магглетон Н.Г., Хуан С.Х. Открытые и закрытые виды спорта, связанные с навыками, и модуляция тормозящего контроля.PLoS One. 2013; 8 (2): e55773.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 30.

    Дай СТ, Чанг Ю.К., Хуанг СиДжей, Хунг ТМ. Режим упражнений и исполнительная функция у пожилых людей: исследование переключения задач ERP. Brain Cogn. 2013. 83 (2): 153–62.

    PubMed Google ученый

  • 31.

    Ван Ч., Чанг С.С., Лян Ю.М., Ши С.М., Чиу В.С., Ценг П., Хунг Д.Л., Цзэн О.Дж., Магглетон Н.Г., Хуан СН.Открытые и закрытые виды спорта, связанные с навыками, и модуляция тормозящего контроля. PLoS One. 2013; 8 (2): 1–10.

    Google ученый

  • 32.

    Formosa DP, Sayers MGL, Burkett B. Количественная оценка координации гребка во время дыхательного движения при плавании передним ходом с использованием мгновенного профиля чистой силы сопротивления. J Sports Sci. 2014: 1–9.

  • 33.

    Feter N, Spanevello RM, Soares MSP, Spohr L, Pedra NS, Bona NP, Freitas MP, Gonzales NG, Ito LGMS, Stefanello FM, et al.Как физическая активность и различные модели тренировок влияют на окислительные параметры и память? Physiol Behav. 2019; 201: 42–52.

    CAS PubMed Google ученый

  • 34.

    Хаммонд А.Г., Мерфи Э.М., Сильверман Б.М., Бернас Р.С., Нарди Д. Нет зависимого от контекста воздействия окружающей среды, но вмешательство физической активности в память о местоположении объекта. Cogn Process. 2019; 20 (1): 31–43.

    PubMed Google ученый

  • 35.

    Zhu GW, Wadley JV, Howard NV, Hutto PB, Blair PS, Hooker PS. Объективно измеренная физическая активность и когнитивные функции у пожилых людей. Медико-спортивные упражнения. 2017; 49 (1): 47–53.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 36.

    Гу Q, Zou L, Loprinzi PD, Quan M, Huang T. Влияние открытых и закрытых упражнений на когнитивные функции: систематический обзор. Front Psychol. 2019; 10: 1707.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 37.

    Crova C, Struzzolino I, Marchetti R, Masci I, Vannozzi G, Forte R, Pesce C. Когнитивная физическая активность улучшает исполнительную функцию у детей с избыточным весом. J Sports Sci. 2013: 1–11.

  • 38.

    Пан Ц.-И, Чу Ц-Х, Цай Ц.-Л, Ло С-И, Ченг И-В, Лю И-Дж. Ракетный спорт улучшает поведенческие и когнитивные способности у детей с синдромом дефицита внимания / гиперактивности. Res Dev Disabil. 2016; 57: 1–10.

    PubMed Google ученый

  • 39.

    Цай CL. Эффективность упражнений на тормозной контроль у детей с нарушением координации развития: использование парадигмы зрительно-пространственного внимания в качестве модели. Res Dev Disabil. 2009. 30 (6): 1268–80.

    PubMed Google ученый

  • 40.

    Ди Руссо Ф., Бултрини А., Брунелли С., Делуссу А.С., Полидори Л., Таддеи Ф., Трабаллези М., Спинелли Д. Преимущества участия в спортивных мероприятиях для исполнительной функции спортсменов-инвалидов.J Neurotrauma. 2010. 27 (12): 2309–19.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Нури Л., Шадмехр А., Готби Н., Аттарбаши Могхадам Б. Время реакции и упреждающие навыки спортсменов в открытом и закрытом спорте с преобладанием навыков. Eur J Sport Sci. 2013. 13 (5): 431–6.

    PubMed Google ученый

  • 42.

    Ван С.Х., Чанг С.К., Лян Ю.М., Ши С.М., Магглетон Н.Г., Хуан С.Х.Временная подготовка спортсменов: сравнение теннисистов и пловцов с малоподвижным контролем. J Mot Behav. 2013. 45 (1): 55–63.

    PubMed Google ученый

  • 43.

    Таддей Ф., Бультрини А., Спинелли Д., Ди Руссо Ф. Нейронные корреляты внимания и исполнительной обработки у фехтовальщиков среднего возраста. Медико-спортивные упражнения. 2012. 44 (6): 1057–66.

    PubMed Google ученый

  • 44.

    Гуо В., Ван Б., Лу И, Чжу К., Ши З, Рен Дж. Взаимосвязь между различными режимами упражнений и зрительно-пространственной рабочей памятью у пожилых людей: перекрестное исследование. PeerJ. 2016; 4: e2254.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 45.

    Arnautovska U, Fleig L, O’Callaghan F, Hamilton K. Продольное исследование физической активности пожилых людей: тестирование интегрированной модели двойного процесса. Психологическое здоровье. 2017; 32 (2): 166–85.

    PubMed Google ученый

  • 46.

    Янссен И., Дуган С., Караволос К., Линч Э., Пауэлл Л. Корреляты 15-летнего сохранения физической активности у женщин среднего возраста. Официальный журнал J Int Soc Behav Med. 2014; 21 (3): 511–8.

    Google ученый

  • 47.

    Олсон Э., Маколи Э. Влияние кратковременного вмешательства на саморегуляцию, самоэффективность и физическую активность у пожилых людей с диабетом 2 типа.J Behav Med. 2015; 38 (6): 886–98.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 48.

    Umstattd MR, Wilcox S, Saunders R, Watkins K, Dowda M. Саморегуляция и физическая активность: взаимосвязь у пожилых людей. (Клинический отчет). Am J Health Behav. 2008; 32 (2): 115.

    PubMed Google ученый

  • 49.

    Warner LM, Wolff JK, Ziegelmann JP, Schwarzer R, Wurm S.Пересмотр методов саморегулирования для поощрения физической активности у пожилых людей: нулевые результаты рандомизированного контролируемого исследования. Психологическое здоровье. 2016: 1-21.

  • 50.

    Винетт Р.А., Уильямс Д.М., Дэви Б.М. Начало и поддержание тренировок с отягощениями у пожилых людей: подход, основанный на социальной когнитивной теории. Br J Sports Med. 2009; 43 (2): 114.

    CAS PubMed Google ученый

  • 51.

    Karantzoulis S, Novitski J, Gold M, Randolph C.Повторяемая батарея для оценки нейропсихологического статуса (RBANS): полезность при обнаружении и характеристике легких когнитивных нарушений, вызванных болезнью Альцгеймера. Arch Clin Neuropsychol. 2013. 28 (8): 837–44.

    PubMed Google ученый

  • 52.

    Misdraji EL, Gass CS. Тест на создание следов и его нейроповеденческие компоненты. J Clin Exp Neuropsychol. 2010. 32 (2): 159–63.

    PubMed Google ученый

  • 53.

    Sánchez-Cubillo I, PerianEz JA, Adrover-Roig D, RodrÍGuez-Sánchez JM, Rios-Lago M, Tirapu J, Barcelo F. Конструктивная валидность теста на построение следа: роль переключения задач, рабочая память, торможение / вмешательство контроль и зрительно-моторные способности. J Int Neuropsychol Soc. 2009. 15 (3): 438–50.

    PubMed Google ученый

  • 54.

    Спенсер Р.Дж., Венделл С.Р., Гигги П.П., Селигер С.Л., Кацель Л.И., Вальдштейн С.Р. Оценка линейной ориентации: экзамен восьми коротких форм.J Clin Exp Neuropsychol. 2013. 35 (2): 160–6.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 55.

    Каламия М., Маркон К., Денбург Н.Л., Транель Д. Разработка краткой формы суждения Бентона о тесте ориентации линии: подход, основанный на теории ответа элемента. Clin Neuropsychol. 2011; 25 (4): 670–84.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 56.

    Wechsler D: Шкала интеллекта взрослых Векслера: руководство по администрированию и оценке 3 изд.Сидкап: Психологическая корпорация; 1997.

  • 57.

    Джонс Дж., Маккен Б. Анализ кратковременной памяти и ее измерения: почему размах цифр измеряет долгосрочное ассоциативное обучение. Познание. 2015; 144: 1–13.

    PubMed Google ученый

  • 58.

    Seo EH, Lee DY, Choo IH, Kim SG, Kim KW, Youn JC, Jhoo JH, Woo JI. Нормативное исследование теста цвета и слова Струпа среди пожилых людей с разным образованием. Int J Geriatr Psychiatry.2008. 23 (10): 1020–7.

    PubMed Google ученый

  • 59.

    Jakesova J, Gavora P, Kalenda J. Саморегуляция поведения: студенты по сравнению с другими взрослыми. Int J Educ Psychol. 2016; 5 (1): 56–79.

    Google ученый

  • 60.

    Toering T, Elferink-Gemser MT, Jonker L, van Heuvelen MJG, Visscher C. Измерение саморегуляции в контексте обучения: надежность и валидность саморегуляции шкалы самооценки обучения (SRL- SRS).Int J Sport Exerc Psychol. 2012; 10 (1): 24–38.

    Google ученый

  • 61.

    Биксби В., Сполдинг Т., Хауфлер А., Дини С., Махлоу П., Циммерман Дж., Хэтфилд Б. Уникальная связь физической активности с исполнительной функцией у пожилых мужчин и женщин. Медико-спортивные упражнения. 2007. 39 (8): 1408–16.

    PubMed Google ученый

  • 62.

    Eggermont LHP, Milberg WP, Lipsitz LA, Scherder EJA, Leveille SG.Физическая активность и управляющая функция в старении: исследование MOBILIZE Boston. J Am Geriatr Soc. 2009. 57 (10): 1750–6.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 63.

    Smith PJ, Blumenthal JA, Hoffman BM, Cooper H, Strauman TA, Welsh-Bohmer K, Browndyke JN, Sherwood A. Аэробные упражнения и нейрокогнитивные способности: метааналитический обзор рандомизированных контролируемых испытаний. Psychosom Med. 2010. 72 (3): 239–52.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 64.

    Tranter LJ, Koutstaal W. Возраст и гибкое мышление: экспериментальная демонстрация положительного воздействия повышенной когнитивно-стимулирующей активности на подвижный интеллект у здоровых пожилых людей. Aging Neuropsychol Cognit. 2008. 15 (2): 184–207.

    Google ученый

  • 65.

    Лю-Амброуз Т., Нагамацу Л.С., Граф П., Битти Б.Л., Эш М.С., Handy TC: Тренировка с отягощениями и исполнительные функции: 12-месячное рандомизированное контролируемое исследование.(Клинический отчет). Arch Intern Med 2010, 170 (2): 170.

  • 66.

    Ван Ч., Цай Ц. Л.. Физическая активность связана с улучшенным зрительно-пространственным когнитивным функционированием независимо от уровня когнитивной нагрузки у пожилых людей. J Sport Exerc Psychol. 2016; 38 (1): 69.

    PubMed Google ученый

  • 67.

    Восс М., Крамер А., Басак С., Пракаш Р., Робертс Б. Являются ли опытные спортсмены «экспертами» в когнитивной лаборатории? Метааналитический обзор познания и спортивного опыта.Appl Cogn Psychol. 2010; 24 (6): 812.

    Google ученый

  • 68.

    Wayne PM, Walsh JN, Taylor-piliae RE, Wells RE, Papp KV, Donovan NJ, Yeh GY. Влияние тай-чи на когнитивные способности у пожилых людей: систематический обзор и метаанализ. J Am Geriatr Soc. 2014; 62 (1): 25–39.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 69.

    Zheng G, Liu F, Li S, Huang M, Tao J, Chen L.Тайцзи и защита когнитивных способностей: систематический обзор проспективных исследований у здоровых взрослых: систематический обзор проспективных исследований у здоровых взрослых. Am J Prev Med. 2015; 49 (1): 89–97.

    PubMed Google ученый

  • 70.

    Ким Т., Паскуаль-Леоне Дж., Джонсон Дж., Тамим Х. Эффект тай-чи с умственным вниманием у пожилых людей. BMC Psychology. 2016: 4.

  • 71.

    Керр Дж., Маршалл С.Дж., Паттерсон Р.Э., Маринак ЧР, Натараджан Л., Розенберг Д., Василенко К., Крист К.Объективно измеряемая физическая активность связана с когнитивной функцией у пожилых людей. J Am Geriatr Soc. 2013. 61 (11): 1927–31.

    PubMed Google ученый

  • 72.

    Boucard G, Albinet C, Bugaiska A, Bouquet C, Clarys D, Audiffren M. Влияние физической активности на управляющие функции при старении: избирательный эффект торможения у пожилых людей. J Sport Exerc Psychol. 2012; 34 (6): 808.

    PubMed Google ученый

  • 73.

    Чу Ц.-Х, Чен А-Г, Хунг Т-М, Чанг И-К, Ван Ц-Ц. Упражнения и фитнес модулируют когнитивные функции у пожилых людей. Психологическое старение. 2015; 30 (4): 842–8.

    PubMed Google ученый

  • 74.

    Frederiksen KS, Verdelho A, Madureira S, Bäzner H, O ’Brien JT, Fazekas F, Scheltens P, Schmidt R, Wallin A, Wahlund LO и др. Физическая активность пожилых людей связана с улучшением исполнительной функции и скоростью обработки данных: исследование LADIS.Int J Geriatr Psychiatry. 2015; 30 (7): 744–50.

    PubMed Google ученый

  • 75.

    Чанг И-К, Хуанг Ц.-Дж, Чен К-Ф, Хунг Т-М. Физическая активность и рабочая память у здоровых пожилых людей: исследование ERP. Психофизиология. 2013. 50 (11): 1174–82.

    PubMed Google ученый

  • 76.

    Тонер Дж., Моран А. Влияние сознательной обработки на навыки игры в гольф и кинематику.J Sports Sci. 2011; 29 (7): 673.

    PubMed Google ученый

  • 77.

    Folstein MF, Folstein SE, PR MH. «Мини-психическое состояние»: практический метод оценки когнитивного состояния пациентов для клинициста. J Psychiatr Res. 1975. 12 (3): 189–98.

    CAS PubMed Google ученый

  • 78.

    Сноуден М., Штейнман Л., Мочан К., Гродштейн Ф., Прохаска Т.Р., Турман Д.Д., Браун Д.Р., Ладитка Ю.Н., Соарес Дж., Цвайбак Д.Д. и др.Влияние упражнений на когнитивные способности пожилых людей, проживающих в сообществах: обзор интервенционных испытаний и рекомендации для практики и исследований общественного здравоохранения. J Am Geriatr Soc. 2011. 59 (4): 704–16.

    PubMed Google ученый

  • Общие сведения о легких когнитивных нарушениях — Harvard Health

    Доктора Гарварда раскрывают

    Ваши воспоминания о прошлом.Ваши мечты на будущее. Ваша способность вспоминать, рассуждать и думать. Все дело в этом трехфунтовом органе между ушами — в мозгу. Когда на карту поставлено так много, защита вашего мозга от когнитивного спада должна быть вашим высшим приоритетом для здоровья.

    Что такое легкие когнитивные нарушения здесь, чтобы помочь. Новое руководство от экспертов Гарвардской медицинской школы — ваш незаменимый справочник для понимания легких когнитивных нарушений (MCI), уменьшения их воздействия и, возможно, предотвращения их вообще.

    Да, иногда когнитивные нарушения * обратимы *

    Как вы узнаете из этого руководства, некоторые типы MCI обратимы. Например, некоторые лекарства могут вызывать реакции, имитирующие снижение когнитивных функций. Память и другие когнитивные функции можно восстановить, просто поменяв лекарства. Или человек мог получить травму головы, которая привела к локальному кровотечению, называемому субдуральной гематомой. Это может привести к потере памяти и мышления. Если кровь будет удалена в течение нескольких недель после травмы, функция памяти может восстановиться.Как поясняется в руководстве, не забудьте рассмотреть все потенциальные причины MCI, прежде чем предполагать, что вы не можете вернуть свои когнитивные способности на прежнее место.

    Защита вашего мозга от MCI

    Понимание легких когнитивных нарушений показывает, как вы можете предпринять действия, чтобы предотвратить или минимизировать MCI. Вы узнаете, например, как достаточное количество сна, регулярные упражнения и снижение уровня стресса могут улучшить вашу когнитивную функцию.Также может помочь тренировка вашего мозга с помощью образования и умственных задач, таких как головоломки и игры. Кроме того, в руководстве объясняется, как традиционная средиземноморская диета может снизить риск MCI и замедлить прогрессирование деменции у людей, страдающих этим заболеванием.

    Последние варианты лечения MCI

    В настоящее время проводится множество исследований по поиску лекарственного средства для лечения MCI, но на данный момент нет лекарств или добавок, которые были бы эффективны. Однако, как объясняет руководство, есть и другие варианты.Например, когнитивное обучение, личное или с помощью компьютера, может помочь людям с MCI развить оставшиеся когнитивные навыки. Другой вариант — улучшить состояние сердечно-сосудистой системы, например, за счет снижения артериального давления, снижения уровня холестерина и отказа от курения. Это может снизить вероятность закупорки кровеносных сосудов и повреждения головного мозга.

    Изучите основы MCI

    Общие сведения о легких когнитивных нарушениях дает вам информацию, необходимую для уверенного обращения в MCI.Руководство предлагает обзор различных областей мозга и объясняет, как создаются и сохраняются воспоминания. Простым для понимания языком вы узнаете, чем MCI отличается от состояний деменции, таких как болезнь Альцгеймера. Вы также узнаете о факторах риска MCI, таких как возраст, генетика, состояние сердечно-сосудистой системы и депрессия, и о том, как диагностируется MCI.

    В Understanding Mild Cognitive Impairment, еще предстоит открыть для себя: пять ключевых показателей MCI, связанных с памятью • различия между MCI, связанными с памятью, и MCI, которые влияют на другие функции мозга • обзор шести когнитивных областей, таких как память, язык и внимание • как функция мозга изменяется при нормальном старении по сравнению сMCI и деменция • как проводить время с друзьями и семьей может творить чудеса для здоровья вашего мозга • и многое другое!

    границ | Когнитивное функционирование у пожилых людей. Результаты исследований первой волны познания пожилых людей, образования, развлекательной деятельности, питания, сопутствующих заболеваний, функциональных возможностей (COPERNICUS)

    Введение

    Старение неизбежно для всех живых существ, однако кажется, что поведение человека и взаимодействие с окружающей средой может снизить скорость, с которой человек приближается к точке нарушения работоспособности.Концепция «когнитивного резерва», продвигаемая Стерном (2002), предполагает, что можно повысить устойчивость когнитивных процессов к повреждению мозга. На протяжении десятилетий исследования показали изменяемые факторы, такие как образование (Katzman, 1993), род занятий (Stern et al., 1994; Maguire et al., 2000), окружающая среда и физическая активность (Brown et al., 2003), умственная деятельность, такая как чтение (Wilson et al., 2000) и двуязычие (Craik et al., 2010) и его влияние на замедление динамики когнитивного снижения или откладывание временной точки когнитивного снижения во время старения.

    Сложность модели когнитивного резерва состоит в том, что образованные люди чаще являются высокопрофессиональными работниками и, в свою очередь, имеют более высокий социально-экономический статус (СЭС): образование, доход и род занятий способствуют снижению факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний (Winkleby et al. al., 1992), что, с другой стороны, может быть связано с когнитивными нарушениями у пожилых людей (Breteler et al., 1994). Более того, более высокий уровень образования связан с поведением в пользу здоровья, таким как отказ от курения (Stern et al., 1994). Напротив, Poblador-Plou et al. (2014) показали, что гипертония и диабет являются двумя наиболее частыми сопутствующими заболеваниями с деменцией; Результаты статистического анализа показали, что сопутствующие заболевания, в значительной степени связанные с деменцией, включали, в частности, застойную сердечную недостаточность, цереброваскулярные заболевания, сердечную аритмию, остеопороз, заболевания щитовидной железы, заболевания сетчатки, а также тревогу и невроз (Poblador-Plou et al., 2014). Таким образом, можно предположить, что более высокий уровень образования может способствовать когнитивному резерву косвенными путями, такими как повышение осведомленности и / или выделение средств на личный уход за здоровьем, поведение в пользу здоровья, профессиональная квалификация, дополнительные средства на физическую, умственную и социальную деятельность, которые могут способствовать индивидуальное здоровье, что, в свою очередь, будет связано с менее быстрым снижением когнитивных функций.Более того, похоже, что существует тесное взаимодействие с биологическими факторами, составляющими резерв мозга, с когнитивным резервом. Это наблюдается, в частности, в исследованиях двуязычия (Perani et al., 2017). Следует указать взаимосвязь между всеми вышеперечисленными переменными со старением. Было показано, что когнитивный резерв полностью опосредует корреляцию между, среди прочего, уровнем образования и когнитивным функционированием, а возраст оказывает прямое влияние на когнитивное функционирование (Caffò et al., 2016). Кроме того, авторы недавнего исследования определили инвариантную к задаче когнитивную резервную сеть, которая предположительно поддерживает концепцию различий в обработке мозга из-за жизненного опыта, который может обеспечивать резерв на функциональном уровне (Stern et al., 2018). Более того, результаты лонгитюдных исследований здоровых взрослых показали, что более высокое функционирование памяти на исходном уровне было связано с меньшей степенью сжатия латеральной префронтальной коры (Persson et al., 2016). Упомянутые выше результаты могут служить доказательством против однонаправленного взаимодействия в отношениях мозга и познания, поэтому мы будем ссылаться только на когнитивный резерв.

    Интересно, что есть компоненты когнитивного резерва, которые относительно легко изменять на протяжении всей жизни, что, в свою очередь, может привести к успешному старению (Lara et al., 2017). Действительно, следует подчеркнуть долгую историю исследований влияния физических упражнений на когнитивные функции у пожилых людей (Kramer et al., 2006). Однако физическая активность — это очень общее определение, поэтому ее следует подразделить из-за различных преимуществ для здоровья различных моделей расхода энергии (Melanson, 2017). Кроме того, более косвенное долгосрочное влияние регулярной физической активности на снижение когнитивных функций в пожилом возрасте можно объяснить с точки зрения снижения риска и облегчения симптомов системных заболеваний, таких как диабет, гипертония или хронические заболевания печени, которые, в свою очередь, могут приводят к увеличению скорости снижения когнитивных функций в течение жизни (Feinkohl et al., 2014; Abraham et al., 2016; Seo et al., 2016).

    Исследование

    COPERNICUS направлено на изучение влияния образа жизни и системных факторов здоровья на снижение когнитивных функций в продольной манере на большой когорте пожилых людей. В вышеперечисленных исследованиях представлена ​​взаимосвязь между выбранными аспектами текущего и прошлого поведения участников и состоянием здоровья с когнитивными функциями, проанализированными на основе данных первой волны исследования.

    Материалы и методы

    Исследовательская группа

    Участников привлекали к исследованиям, основанным на рекламе на региональном телевидении и радио, во время лекций по укреплению здоровья, в центрах дневного ухода за престарелыми и в различных группах встреч для пожилых людей.В сообщении содержалась информация о возможности пройти бесплатное физическое, физиотерапевтическое, диетическое, социальное и когнитивное обследование для людей старше 60 лет. Чтобы собрать как можно более репрезентативную выборку из старшей когорты, было подчеркнуто отсутствие каких-либо других исключающих факторов. Обследование проводилось в отделении и клинике гериатрии Университетской больницы Collegium Medicum в Быдгоще, Польша. Обследовано 407 человек (в возрасте 60–88 лет). Исследование было одобрено этическим комитетом, Мемориальной коллегией Людвика Ридигиера Medicum в Быдгоще, Университетом Николая Коперника, Торунь.Письменное информированное согласие было получено от всех участников.

    Методы оценки

    Когнитивные тесты

    Нейропсихологические тесты были проведены двумя сотрудниками, которые прошли общее обучение процедурам. Почти все (94,2%) нейропсихологические тесты проводились одним и тем же человеком (СК). Сначала был проведен опрос субъективных жалоб на память. Когнитивное функционирование оценивалось с помощью краткого экзамена на психическое состояние (MMSE), когнитивной оценки Монреаля (MoCA) и теста составления следа, часть B (TMT B).

    Краткое обследование психического состояния — это широко известная 30-балльная анкета, используемая при нейропсихологической оценке; он измеряет ориентацию во времени и месте, немедленное вспоминание и кратковременную вербальную память, расчет, язык и способность к построению (Folstein et al., 1983). Более высокий балл указывает на лучшую когнитивную способность.

    MoCA оценивает несколько когнитивных областей (Nasreddine et al., 2005). Он измеряет все основные когнитивные области; а именно: зрительно-пространственные навыки, кратковременное воспоминание, исполнительное функционирование (проверяется с помощью мини-формы TMT B, задачи фонематической беглости и задачи вербальной абстракции из двух пунктов).Оцениваются внимание, концентрация и рабочая память, а также навыки именования и другие языковые навыки. В тесте MoCA результаты двух субтестов (субтест «Verbal Fluency» и «Отложенное вспоминание пяти существительных») учитывались отдельно во время анализа. Результат субтеста на беглость речи — это количество слов на польском языке, начинающихся с буквы «S», которые не являются собственными существительными (спряжение запрещено). В случае с отложенным отзывом для анализа были приняты две оценки: во-первых, количество слов, запомненных без помощи человека, проводящего тест.Второй балл — это общее количество слов, вспоминаемых без посторонней помощи, и количество слов, вспоминаемых после категории вспоминаемого слова, и количество слов, правильно выбранных из списка из трех слов. 24 в качестве оптимального порогового значения для дифференциации пациентов со средним когнитивным нарушением было выбрано на основе предыдущих исследований адаптации MoCA в польской выборке (Reitan, 1958).

    Trail Making Test Part B — это нейропсихологический инструмент для быстрой оценки, который измеряет различные навыки из области исполнительных функций: зрительно-пространственные навыки, переключение задач и рабочую память, чтобы упомянуть некоторые (Magierska et al., 2012).

    Измерение аэробной способности

    Был проведен тест с шестиминутной ходьбой (6MWT) (заявление ATS: руководство по тесту с шестиминутной ходьбой, 2002). Испытательная площадка представляла собой закрытый и плоский коридор на расстоянии 50 метров. Чтобы сократить время, затрачиваемое на поворот, тренировочная ходьба не выполнялась до начала фактического испытания. Участников просили идти так быстро, как они могли, и поддерживать ту же скорость в течение всего теста. Более того, участникам дважды напомнили о продолжительности теста и о необходимости поддерживать одну и ту же скорость на протяжении всего теста.Большинство испытуемых ходили в одиночку, в противном случае между последовательными участниками был предусмотрен достаточный интервал, чтобы исключить соревновательные условия (Roomi et al., 1996).

    Анализ состава тела

    Вес измеряли с помощью анализатора телесного жира Tanita BC-545. В анализаторе используется метод измерения биоэлектрического импеданса (BIA), выполняемый с помощью подушечных и ручных электродов. Точность взвешивания составляет 0,1% (Nuñez et al., 1994). Взвешивали участников в легкой одежде. Сами респонденты предоставили информацию о росте, а затем рассчитали ИМТ в соответствии с рекомендациями ВОЗ.

    Социальные сети

    Анкета

    Испытуемым был задан вопрос об общем количестве лет, потраченных на образование, и уровень образования, обозначенный как: начальное образование, профессионально-техническое образование, среднее образование (неполное), среднее образование, высшее профессиональное / инженерное образование, степень магистра, доктор философии. степень и выше. Профессиональный статус (OS) кодировался следующим образом: белые воротнички, белые воротнички на руководящей должности, владелец ремесла / предприниматель, военный / полицейский / другие силовые службы, продавец / торговый работник, фермер в индивидуальном хозяйстве, физический работник. -квалифицированный, неквалифицированный рабочий; последние три были затем перекодированы как «низкий профессиональный статус», а остальные — как «высокий профессиональный статус».«При создании двоичной переменной в конечном итоге учитывалась самая высокая ОС за время жизни.

    Информация, собранная за последний год, включала вопросы о следующих умственных действиях: чтение прессы, чтение книг, просмотр телевизора, прослушивание радио, поход в кафе, ресторан, поход в кино, поход в театр, на концерт, посещение церкви, посещение друзей или семьи, участие в собраниях социальных групп, использование компьютера, карточная игра, шахматы / шашки, решение кроссвордов.Ответы на вопросы о частоте текущей умственной деятельности кодировались следующим образом: «никогда» — 0, «один раз в год» — 1, «несколько раз в год» — 2, «1-2 раза в месяц» — 3, «один раз в неделю» как 4, «несколько раз в неделю» как 5, «ежедневно» как 6.

    Поездка за границу за последние 3 года кодировалась следующим двоичным кодом: «нет» — «0», «да» — «1».

    Медицинский осмотр

    Все обследования проводились в кабинете врача, при этом врач в основном был одет в повседневную одежду, чтобы свести к минимуму возможное влияние эффекта «белого халата».Артериальное давление: систолическое артериальное давление (sBP) и диастолическое артериальное давление (dBP) измеряли на одной верхней конечности, а затем на другой. Каждое обследование проводилось не менее чем через 5 минут сидения в вертикальном положении. Было проанализировано среднее значение для каждого sBP и dBP из этих двух измерений.

    Импульсное давление (PP) рассчитывалось по формуле:

    PP = sBP − dBP

    Во время одного визита было проведено физическое и субъективное обследование с упором на системные заболевания в анамнезе.Вопросы задавались, в частности, о наличии варикозного расширения вен на нижних конечностях, наличии гипертонии, продолжительности гипертонии, частоте измерения артериального давления и наличии диабета. Наличие какой-либо функции кодировалось как «0» (нет) или «1» (да). Продолжительность гипертонии выражалась в годах (числовая переменная).

    Статистический анализ

    Средние значения и стандартное отклонение среднего представлены в таблицах. Анализ различий между подгруппами мужчин и женщин проводился с использованием теста t .Для прогнозирования результатов тестов когнитивных функций использовалась общая модель линейной регрессии. Значения категориальных предикторов, включенных в модели, закодированы как фиктивные переменные «0» или «1». Минимальный уровень допустимого значения предикторов, включенных в модели, был установлен на уровне 0,20 (Menard, 1995). Скорректированные значения R2 использовались для сравнения моделей в их объяснении потенциала наблюдаемой дисперсии в результатах когнитивных тестов. Приведенные значения R2 корректируются на единицу по формуле:

    R2adjusted = 1– [SS ResidualdfSS Totaldf]

    Все статистические анализы были выполнены с использованием статистического пакета STATISTICA 13.1 (StatSoft, Inc.).

    Результаты

    Средний возраст исследуемой выборки составил 69,8 года с диапазоном от 60 до 88 лет. Оценка по MMSE составила 27,6 балла, а по шкале MoCA — 23,2 балла. В субтесте «Отложенное воспоминание» испытуемые MoCA вспомнили 2,3 из 5 слов без помощи администратора теста и 4,7 из 5 с помощью. В субтесте на беглость речи испытуемые MoCA произносили 12,37 слова в минуту (это среднее значение). На завершение TMT B потребовалось 149,5 с. В среднем участники потратили 13.96 лет на обучении. Среднее систолическое артериальное давление в положении лежа на спине было выше 140 мм рт. Описательная статистика представлена ​​в таблице 1.

    Таблица 1. Описательная статистика.

    Как видно из таблицы 2, обследовано 407 участников (95 мужчин). Интересно, что 76,2% участников заявили о жалобах на память, при этом предполагая, что пороговая точка <24 по шкале MoCA, примерно у половины участников может быть диагностирована как легкое когнитивное нарушение.

    Таблица 2. Демографическое описание выборки.

    Статистически значимо худшая результативность подтеста отложенного отзыва MoCA наблюдалась у мужчин (1,82 слова по сравнению с 2,4 вспоминенными у женщин, p = 0,003). Кроме того, мужчины характеризовались более высокими значениями ДАД (87,58 против 84,3, p = 0,015),% жира в организме (36,24 против 25,73, p <0,00001), менее частой умственной активностью ( p = 0,004). .

    Двести тридцать три субъекта имели диагноз гипертонии, 63 — диабет.При физикальном обследовании варикозное расширение вен нижних конечностей было обнаружено у 26,5% выборки. При этом 20,6% участников имели образование ниже полного среднего образования. 16,2% испытуемых были низкоквалифицированными работниками (неквалифицированными и физическими работниками), тогда как 80,8% были высококвалифицированными работниками (служащие и / или владельцы ремесел, менеджеры).

    Общая регрессионная модель включает следующие объясняющие переменные: возраст, продолжительность гипертонии, годы образования; все три переменные выражены в годах.Кроме того, результаты теста 6MWT (выраженные в метрах, пройденных во время теста),% жира в организме и общий уровень умственной активности, PP в положении лежа на спине были добавлены в качестве постоянных предикторов результатов когнитивных тестов. В качестве дискретных предикторов были добавлены секс, диабет, варикозное расширение вен нижних конечностей, прием на работу в качестве низшего / высокопоставленного сотрудника, поездки за границу в последние 3 года. Выбранные дискретные переменные представлены в таблице 3.

    Таблица 3. Дискретная описательная статистика.

    Та же самая общая линейная модель с включенными вышеупомянутыми предикторами использовалась для прогнозирования всех результатов когнитивных тестов.Это объясняет 20% -ную дисперсию MMSE. С каждым годом показатель MMSE уменьшается на 0,18 балла. При отсутствии варикозного расширения вен нижних конечностей увеличение по шкале MMSE на 0,17 балла, а при низком профессиональном статусе — снижение на -0,23 балла соответственно. В случае MoCA модель объяснила 30% дисперсии. Существенными предикторами были: продолжительность гипертонии, результат 6MWT, низкий профессиональный статус и отсутствие поездок за границу в течение последних 3 лет. За каждый год гипертонии это 0.На 17 баллов меньше в рейтинге MoCA. Более того, за дополнительные метры, пройденные в 6MWT, в рейтинге MoCA добавляется на 0,15 балла. Из-за низкого профессионального статуса и отсутствия за границей в течение последних 3 лет в рейтинге MoCA было на 0,30 и 0,16 меньше баллов. В случае слов, запомненных без помощи администратора теста, в подтесте DR MoCA объяснено 8% отклонений. Для низкой ОС было запомнено на 0,24 слова меньше. Более того, в случае общей оценки DR модель объяснила 9% дисперсии. На каждый пройденный метр больше в 6MWT было 0.Вспомнили еще 17 слов, в то время как из-за низкой ОС было запомнено на 0,32 слова меньше. Более того, в подтестах «Вербальная беглость» MoCA для низкого OS было запомнено на 0,21 слов меньше, и модель объяснила 18% дисперсии в результатах этого подтеста. В случае результата TMT B было два значимых предиктора: для каждого года возраста больше 0,31, а для низкого профессионального статуса оставалось еще 0,21 с, чтобы завершить этот тест, и модель объяснила 28% дисперсии в результатах TMT B.

    Обсуждение

    В заключение: возраст, продолжительность гипертонии, количество лет образования, наивысший профессиональный статус, полученный за всю жизнь, аэробные способности,% жира в организме и общий уровень умственной активности, пульсовое давление, пол, наличие диабета, варикозное расширение вен нижних конечностей, а поездки за границу в последние 3 года можно рассматривать как факторы, влияющие на уровень когнитивных функций у пожилых людей.Модель общего регрессионного анализа, примененная при анализе данных, полученных в результате всесторонне изученного большого когортного исследования пожилых людей, объяснила большую часть дисперсии в случае общего балла TMT B и MoCA, тогда как меньшая часть была объяснена в случае Подтесты MMSE и MoCA. Это неудивительно, поскольку MoCA по сравнению с MMSE является более эффективным инструментом в обнаружении когнитивного снижения при старении (Gluhm et al., 2013), который потенциально может объяснить наблюдаемые различия.Тест TMT B имеет высокую экологическую ценность, что подтверждается, среди прочего, его приемлемой точностью в качестве предиктора поведения пожилых водителей на дороге (Classen et al., 2013) или факторов, связанных с падениями среди пожилых людей (Caetano et al. ., 2018).

    Значения большинства переменных, включенных в нашу статистическую модель в качестве предикторов, могут иметь прямую, а также косвенную связь с когнитивной функцией. Результаты предыдущих исследований показали взаимосвязь между когнитивным снижением и пульсовым давлением (Obisesan et al., 2008; Waldstein et al., 2008). Более высокий PP может быть суррогатным маркером повышенной жесткости артерий (Laurent et al., 2006), что может косвенно быть связано с когнитивной функцией через увеличение различных сердечно-сосудистых и метаболических факторов риска и маркеров воспаления (Mattace-Raso et al., 2004; Scuteri и др., 2004). Кроме того, можно также принять во внимание прямой механизм влияния повышенной жесткости артерий на когнитивные функции. Отсутствие защиты мозга от повышенной пульсации кровотока может привести к повреждению дистальных сосудов головного мозга.Более того, повышенное содержание PP может привести к микро- и макрососудистым заболеваниям, нарушению церебральной перфузии и целостности гематоэнцефалического барьера (O’Rourke and Safar, 2005). Кроме того, возникновение варикозного расширения вен может быть связано с заболеванием периферических артерий, хотя могут быть задействованы некоторые смешивающие факторы (Chang et al., 2018). В свою очередь, результаты эпидемиологических исследований показали, что показатель заболевания периферических артерий был связан с повышенным риском сосудистой деменции (Newman et al., 2005; Laurin et al., 2007). Кроме того, наши результаты показали, что аэробная подготовка значительно предсказывала результаты MoCA и его субтеста Delayed Recall, в свою очередь, артериальная жесткость значительно ниже у людей с более высокой аэробной способностью (Santos-Parker et al., 2014). Интересно, что многие вопросы о влиянии уровня физической подготовки на когнитивные функции остаются без ответа (Kramer and Colcombe, 2018).

    Уровень жира в организме также может напрямую или косвенно влиять на когнитивные функции.Ожирение считалось одним из факторов риска когнитивных нарушений у кардиологических больных (Alosco et al., 2014). Адипокины, гормоны, вырабатываемые жировой тканью, могут служить связующим звеном, помогающим объяснить совместное возникновение повышенного уровня жира в организме с риском деменции (Kiliaan et al., 2014). Более того, это может играть роль косвенным образом, среди прочего, повышая резистентность к инсулину. В свою очередь, сахарный диабет 2 типа связан как с инсулинорезистентностью, так и с когнитивной дисфункцией, а также с повышенным уровнем жира в организме (Biessels and Reagan, 2015).

    Поездка за границу за последние 3 года, которая была положительно связана с оценкой MoCA, представляет собой вид деятельности, который имеет несколько подкомпонентов, которые потенциально могут повысить когнитивный резерв; повышенный уровень физической активности, повышенное умственное напряжение из-за выполнения задач по навигации и общению, стимуляция различных органов чувств и многие другие. В свою очередь, умственная деятельность может замедлять скорость снижения когнитивных функций у пациентов с деменцией (Cheng et al., 2014), и в вышеупомянутых исследованиях также наблюдалась положительная взаимосвязь между общей умственной деятельностью и результатами когнитивных тестов.Более того, кажется разумным, что возможность выезжать за границу может быть косвенным показателем положительной субъективной оценки собственных физических и умственных способностей и высокого финансового положения, что, в свою очередь, связано с более медленным снижением когнитивных функций у пожилых людей (Lyu and Burr, 2016 ). Более того, наблюдаемые половые различия в пользу женщин согласуются с предыдущими исследованиями (Jagger et al., 2016; McCarrey et al., 2016), что можно объяснить различиями в пуле половых гормонов, особенно в среднем возрасте или косвенно, гендерными различиями в структуре социальной активности (Su et al., 2009).

    Примечательно, что модели, обогащенные вопросами о текущих и прошлых регулярных физических упражнениях, текущем питании или туристической деятельности, не увеличивали степень объясненной дисперсии результатов когнитивных тестов. Эти типы поведения могут косвенно способствовать увеличению когнитивного резерва за счет улучшения общего состояния здоровья; снижение риска системных заболеваний, обеспечение более познавательно-стимулирующего образа жизни, улучшение состава тела и повышение аэробной способности, поэтому их добавление в модель не увеличило ее объяснительный потенциал.

    Бразильское исследование показало, что подгруппа пациентов с высоким образованием (≥9 лет) показала лучшие результаты в TMT B, чем подгруппы с меньшим образованием (Hamdan and Hamdan, 2009). Это также было показано в исследовании нормализации TMT (Perianez et al., 2007). Год обучения относится к первым 2 или 3 десятилетиям жизни, поэтому, если он будет самой важной объясняющей переменной когнитивной функции у пожилых людей, следует пересмотреть руководящие принципы общественного здравоохранения. Исходя из этого, можно предположить критический период, после которого деятельность, направленная на повышение когнитивного резерва, будет безуспешной.С другой стороны, наши результаты показали, что низкий профессиональный статус (неквалифицированный или физический работник) является важным предиктором всех используемых тестов когнитивных функций в вышеуказанных исследованиях. Интересно, что по сравнению с годами, потраченными на образование, профессиональный статус применяется дальше первых десятилетий жизни, хотя и связан с уровнем образования, поэтому эти предикторы могут быть не полностью ортогональными (Opdebeeck et al., 2016). Таким образом, предикторы когнитивного функционирования, использованные в вышеупомянутом исследовании, показывают объяснительный потенциал у пожилых людей в факторах, связанных с образцом поведения на протяжении всей жизни.Более того, основываясь на приведенных выше результатах, следует подчеркнуть, что, помимо классических трех измерений когнитивного резерва (образование, род занятий и досуг), существует ряд других клинических факторов, таких как пульсовое давление в положении лежа на спине, продолжительность гипертонии,% жировых отложений, наличия диабета и варикозного расширения вен на нижних конечностях, вероятно, также могут быть добавлены в качестве еще одного параметра когнитивного резерва. Вышеуказанные результаты были получены на польской выборке, поэтому было бы целесообразно провести исследования с такой же методологией в других странах и сравнить результаты.Необходимы дальнейшие продольные исследования для оценки влияния определенных форм поведения на протяжении всей жизни на развитие когнитивных резервов. Более того, стоит изучить, существуют ли когнитивные тесты, результаты которых минимально связаны с когнитивным резервом или вообще не связаны (Lavrencic et al., 2018). Что наиболее важно, некоторые переменные когнитивного резерва можно изменить, поэтому было предложено, чтобы вмешательства в течение всей жизни, направленные на поддержку независимого функционирования и улучшение качества жизни, в конечном итоге могут привести к успешному старению (Lara et al., 2017).

    Заключение

    Возраст, пол, показатели системных заболеваний, жесткость артерий, аэробная способность и процентное содержание жира в организме, годы обучения, частота текущей общей умственной деятельности, поездки за границу за последние 3 года и наивысший профессиональный статус, полученный в течение всей жизни, вместе взятые. набор переменных, существенно предсказывающих текущую когнитивную функцию у пожилых людей. Основываясь на этих результатах, стоит рассмотреть факторы, выходящие за рамки уровня образования, такие как: профессиональный статус, наличие системных заболеваний, умственная и туристическая активность, аэробные способности и состав тела как факторы, способствующие когнитивному функционированию у пожилых людей.Однако взаимосвязь между упомянутыми факторами с уровнем образования и когнитивной функцией может быть не полностью ортогональной, поэтому рекомендуется проводить дальнейшие исследования когнитивного резерва в лонгитюдной манере.

    Авторские взносы

    SK и AK: концептуализация, курирование данных, исследование формального анализа, методология, администрирование проекта, программное обеспечение ресурсов, проверка надзора, написание — первоначальный черновик и написание — просмотр и редактирование. MG, WT, RP и JA-P: концептуализация, курирование данных, формальный анализ, исследование, методология, администрирование проекта, надзор, написание — первоначальный черновик и написание — просмотр и редактирование.JN: методология, руководство и написание — обзор и редактирование. PZ и KK-K: методология, администрирование проекта, надзор, написание — первоначальный проект и написание — просмотр и редактирование.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Абрахам, Х. М., Вольфсон, Л., Москафо, Н., Гутманн, К.Р., Каплан, Р. Ф., и Уайт, В. Б. (2016). Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний и заболевания мелких сосудов головного мозга: артериальное давление, поражения белого вещества и снижение функциональности у пожилых людей. J. Cereb. Blood Flow Metab. 36, 132–142. DOI: 10.1038 / jcbfm.2015.121

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Алоско, М. Л., Шпицнагель, М. Б., и Ганстад, Дж. (2014). Ожирение как фактор риска плохих нейрокогнитивных исходов у пожилых людей с сердечной недостаточностью. Сердечная недостаточность. Ред. 1, 403–411. DOI: 10.1007 / s10741-013-9399-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Заявление

    ATS: руководство по тесту с шестиминутной ходьбой (2002 г.). Комитет ATS по стандартам квалификации для клинических лабораторий функции легких. Am. J. Respir. Крит. Care Med. 166, 111–117.

    Google Scholar

    Бретелер М. М., Клаус Дж. Дж., Гробби Д. Э. и Хофман А. (1994). Сердечно-сосудистые заболевания и распределение когнитивных функций у пожилых людей: Роттердамское исследование. Bmj 308, 1604–1608. DOI: 10.1136 / bmj.308.6944.1604

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Браун, Дж., Купер-Кун, К. М., Кемперманн, Г., Ван Прааг, Х., Винклер, Дж., Гейдж, Ф. Х. и др. (2003). Обогащенная среда и физическая активность стимулируют нейрогенез гиппокампа, но не обонятельной луковицы. Eur. J. Neurosci. 1, 2042–2046. DOI: 10.1046 / j.1460-9568.2003.02647.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Каэтано, М. Дж., Lord, S. R., Brodie, M. A., Schoene, D., Pelicioni, P.H., Sturnieks, D. L., et al. (2018). Управляемое функционирование, беспокойство по поводу падения и сила четырехглавой мышцы опосредуют взаимосвязь между нарушенной адаптивностью походки и риском падения у пожилых людей. Походка 1, 188–192. DOI: 10.1016 / j.gaitpost.2017.10.017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Каффо, А.О., Лопес, А., Спано, Г., Сарачино, Г., Стасолла, Ф., Чириелло, Г. и др. (2016).Роль преморбидного интеллекта и когнитивного резерва в прогнозировании когнитивной эффективности в выборке итальянских пожилых людей. Aging Clin. Exp. Res. 1, 1203–1210. DOI: 10.1007 / s40520-016-0580-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чанг, С. Л., Хуанг, Ю. Л., Ли, М. К., Ху, С., Сяо, Ю. К., Чанг, С. В. и др. (2018). Связь варикозного расширения вен с венозной тромбоэмболией и заболеванием периферических артерий. JAMA 27, 807–817.DOI: 10.1001 / jama.2018.0246

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ченг, С. Т., Чоу, П. К., Сонг, Ю. К., Эдвин, К. С., Чан, А. К., Ли, Т. М. и др. (2014). Умственная и физическая активность задерживает снижение когнитивных функций у пожилых людей с деменцией. Am. J. Geriatr. Психиатрия 1, 63–74. DOI: 10.1016 / j.jagp.2013.01.060

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Классен, С., Ван, Ю., Кризл, А. М., Винтер, С.М., Лэнфорд Д. Н. (2013). Прогнозирование поведения водителя пожилого возраста на дороге с помощью полезного поля зрения и тестовой части B. Am. J. Occup. Ther. 1, 574–582. DOI: 10.5014 / ajot.2013.008136

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крайк, Ф. И., Белосток, Э., Фридман, М. (2010). Задержка начала болезни Альцгеймера Двуязычие как форма когнитивного резерва. Неврология 9, 1726–1729. DOI: 10.1212 / WNL.0b013e3181fc2a1c

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Feinkohl, I., Аунг, П. П., Келлер, М., Робертсон, К. М., Морлинг, Дж. Р., Маклахлан, С. и др. (2014). Исследователи Эдинбургского исследования диабета 2 типа (ET2DS). Тяжелая гипогликемия и снижение когнитивных функций у пожилых людей с диабетом 2 типа: эдинбургское исследование диабета 2 типа. Уход за диабетом 1, 507–515. DOI: 10.2337 / dc13-1384

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фолштейн, М. Ф., Робинс, Л. Н., и Хельцер, Дж. Э. (1983). Краткое обследование психического состояния. Arch. Общая психиатрия 40: 812. DOI: 10.1001 / archpsyc.1983.017

    110016

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Глум, С., Гольдштейн, Дж., Лок, К., Кольт, А., Ван Лью, К., и Кори-Блум, Дж. (2013). Когнитивные показатели при кратком обследовании психического состояния и когнитивной оценке в Монреале на протяжении здоровой взрослой жизни. Cogn. Behav. Neurol. 26, 1–5. DOI: 10.1097 / WNN.0b013e31828b7d26

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хамдан, А.К., и Хамдан, Э. М. (2009). Влияние возраста и уровня образования на тест по прокладыванию тропы на выборке здоровых бразильцев. Psychol. Neurosci. 2: 199. DOI: 10.3922 / j.psns.2009.2.012

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джаггер К., Мэтьюз Ф. Э., Уоланд П., Фувезер Т., Стефан Б. К., Робинсон Л. и др. (2016). Совет по медицинским исследованиям: когнитивные функции и сотрудничество в области старения. Сравнение ожидаемого здоровья за два десятилетия в Англии: результаты исследования когнитивных функций и старения I и II. Ланцет 20, 779–786. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (15) 00947-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кацман Р. (1993). Образование и распространенность деменции и болезни Альцгеймера. Неврология 43, 13–20. DOI: 10.1212 / WNL.43.1_Part_1.13

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Килиан, А. Дж., Арнольдуссен, И. А., и Густафсон, Д. Р. (2014). Адипокины: связь между ожирением и деменцией? Lancet Neurol. 1, 913–923. DOI: 10.1016 / S1474-4422 (14) 70085-7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крамер А. Ф. и Колкомб С. (2018). Влияние фитнеса на когнитивные функции пожилых людей: пересмотренное метааналитическое исследование. Перспектива. Psychol. Sci. 13, 213–217. DOI: 10.1177 / 17456707316

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лара, Э., Коянаги, А., Кабальеро, Ф., Доменек-Абелла, Дж., Мирет, М., Олайя, Б., и др.(2017). Когнитивный резерв связан с качеством жизни: популяционное исследование. Exp. Геронтол. 1, 67–73. DOI: 10.1016 / j.exger.2016.10.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лоран, С., Кокрофт, Дж., Ван Бортел, Л., Бутуайри, П., Джаннаттазио, К., Хайоз, Д., и др. (2006). Документ о консенсусе экспертов по артериальной жесткости: методологические вопросы и клиническое применение. Eur. Heart J. 25, 2588–2605. DOI: 10.1093 / eurheartj / ehl254

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лаурин, Д., Масаки, К. Х., Уайт, Л. Р., и Лаунер, Л. Дж. (2007). Лодыжечно-плечевой индекс и деменция: исследование старения в Гонолулу в Азии. Тираж 13, 2269–2274. DOI: 10.1161 / CIRCULATIONAHA.106.686477

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лавренчич, Л. М., Церкви, О. Ф., Киге, Х. А. (2018). Когнитивный резерв не связан с улучшением производительности во всех когнитивных областях. Заявл. Neuropsychol. Взрослый 25, 473–485. DOI: 10.1080 / 23279095.2017.1329146

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю Дж. И Берр Дж. А. (2016). Социально-экономический статус на протяжении жизни и когнитивные функции пожилых людей: изучение гипотез о латентном периоде, путях и накоплении. J. Aging Health 28, 40–67. DOI: 10.1177 / 0898264315585504

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Magierska, J., Magierski, R., Fendler, W., Kłoszewska, I., and Sobów, T.М. (2012). Клиническое применение польской адаптации теста Montreal Cognitive Assessment (MoCA) для скрининга когнитивных нарушений. Neurol. Нейрохир. Pol. 1, 130–139. DOI: 10.5114 / ninp.2012.28255

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Магуайр, Э. А., Гадиан, Д. Г., Джонсруд, И. С., Гуд, К. Д., Эшбернер, Дж., Фраковяк, Р. С. и др. (2000). Структурные изменения гиппокампа таксистов, связанные с навигацией. Proc.Natl. Акад. Sci. США 11, 4398–4403. DOI: 10.1073 / pnas.070039597

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Mattace-Raso, F.U., van der Cammen, T.J., van der Meer, I.M., Schalekamp, ​​M.A., Asmar, R., Hofman, A., et al. (2004). С-реактивный белок и жесткость артерий у пожилых людей: Роттердамское исследование. Атеросклероз 1, 111–116. DOI: 10.1016 / j.atherosclerosis.2004.04.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    МакКэрри, А.К., Ан, Ю., Китнер-Триоло, М. Х., Ферруччи, Л., и Резник, С. М. (2016). Половые различия в когнитивных траекториях у клинически нормальных пожилых людей. Psychol. Старение 31: 166. DOI: 10.1037 / pag0000070

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Menard, S. (1995). Прикладной логистический регрессионный анализ: серия Sage University по количественным приложениям в социальных науках . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Google Scholar

    Насреддин, З.С., Филлипс, Н.А., Бедириан, В., Шарбонно, С., Уайтхед, В., Коллин, И. и др. (2005). Монреальская когнитивная оценка, MoCA: краткий инструмент для выявления умеренных когнитивных нарушений. J. Am. Гериатр. Soc. 53, 695–699. DOI: 10.1111 / j.1532-5415.2005.53221.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ньюман, А. Б., Фицпатрик, А. Л., Лопес, О., Джексон, С., Ликетсос, К., Джагуст, В., и др. (2005). Заболеваемость деменцией и болезнью Альцгеймера в связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями в когорте исследования здоровья сердечно-сосудистой системы. J. Am. Гериатр. Soc. 1, 1101–1107. DOI: 10.1111 / j.1532-5415.2005.53360.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нуньес, К., Галлахер, Д., Рассел-Олет, М., и Хеймсфилд, С. Б. (1994). Анализ биоимпеданса — новый подход к измерению сопротивления. Exp. Биол. Med. (Мэйвуд) 8, 165.

    Google Scholar

    Обизесан, Т.О., Обисесан, О.А., Мартинс, С., Аламгир, Л., Бонд, В., Максвелл, К. и др. (2008). Высокое кровяное давление, гипертония и высокое пульсовое давление связаны с ухудшением когнитивных функций у людей в возрасте 60 лет и старше: третье национальное обследование состояния здоровья и питания. J. Am. Гериатр. Soc. 1, 501–509. DOI: 10.1111 / j.1532-5415.2007.01592.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Опдебик К., Мученик А. и Клэр Л. (2016). Когнитивный резерв и когнитивные функции у здоровых пожилых людей: метаанализ. Aging Neuropsychol. Cogn. 2, 40–60. DOI: 10.1080 / 13825585.2015.1041450

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    О’Рурк, М.Ф., и Сафар, М.Э. (2005). Связь между жесткостью аорты и микрососудистыми заболеваниями головного мозга и почек: причина и логика терапии. Гипертония 1, 200–204. DOI: 10.1161 / 01.HYP.0000168052.00426.65

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Перани Д., Фарсад М., Балларини Т., Лубиан Ф., Мальпетти М., Фраккетти А. и др. (2017). Влияние двуязычия на резерв мозга и метаболические связи при деменции Альцгеймера. Proc. Natl. Акад.Sci. США 25: 201610909. DOI: 10.1073 / pnas.1610

    4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Perianez, J. A., Rios-Lago, M., Rodriguez-Sanchez, J. M., Adrover-Roig, D., Sanchez-Cubillo, I., Crespo-Facorro, B.E., et al. (2007). Тест на ведение следа при черепно-мозговой травме, шизофрении и нормальном старении: сравнение выборок и нормативные данные. Arch. Clin. Neuropsychol. 1, 433–447. DOI: 10.1016 / j.acn.2007.01.022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Перссон, Н., Ghisletta, P., Dahle, C.L., Bender, A.R., Yang, Y., Yuan, P., et al. (2016). Региональное уменьшение мозга и изменение когнитивных функций за два года: двунаправленное влияние мозга и факторы когнитивного резерва. Neuroimage 1, 15–26. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2015.11.028

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Побладор-Плу, Б., Кальдерон-Ларраньяга, А., Марта-Морено, Дж., Ханкко-Сааведра, Дж., Сикрас-Майнар, А., Соляк, М. и др.(2014). Коморбидность деменции: перекрестное исследование пожилых пациентов первичной медико-санитарной помощи. BMC Psychiatry 14:84. DOI: 10.1186 / 1471-244X-14-84

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рейтан Р. М. (1958). Достоверность теста на прокладку следов как индикатора органического поражения головного мозга. Восприятие. Mot. Навыки 8, 271–276. DOI: 10.2466 / pms.1958.8.3.271

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рооми, Дж., Джонсон, М.М., Уотерс, К., Йоханнес, А., Хелм, А., и Коннолли, М. Дж. (1996). Респираторная реабилитация, физическая нагрузка и качество жизни при хронических заболеваниях дыхательных путей в пожилом возрасте. Возраст Старение 25, 12–16. DOI: 10.1093 / старение / 25.1.12

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сантос-Паркер, Дж. Р., Ла Рокка, Т. Дж., И Силс, Д. Р. (2014). Аэробные упражнения и другие факторы здорового образа жизни, влияющие на старение сосудов. Adv. Physiol. Educ. 38, 296–307. DOI: 10.1152 / advan.00088.2014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скутери А., Наджар С. С., Мюллер Д. К., Андрес Р., Хугаку Х., Меттер Э. Дж. И др. (2004). Метаболический синдром усиливает возрастное увеличение толщины и жесткости сосудов. J. Am. Coll. Кардиол. 21, 1388–1395. DOI: 10.1016 / j.jacc.2003.10.061

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сео, С. В., Готтесман, Р. Ф., Кларк, Дж.M., Hernaez, R., Chang, Y., Kim, C., et al. (2016). Неалкогольная жировая болезнь печени связана с когнитивной функцией у взрослых. Неврология 22, 1136–1142. DOI: 10.1212 / WNL.0000000000002498

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стерн, Ю., Гейс, Ю., Разлиги, К., Штеффенер, Дж., И Хабек, К. (2018). Сеть когнитивных резервов, инвариантная к задачам. Neuroimage 1, 36–45. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2018.05.033

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стерн, Ю., Гурланд, Б., Татемичи, Т. К., Танг, М. X., Уайлдер, Д., и Майе, Р. (1994). Влияние образования и профессии на заболеваемость болезнью Альцгеймера. JAMA 6, 1004–1010. DOI: 10.1001 / jama.1994.03510370056032

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вальдштейн, С. Р., Райс, С. К., Тайер, Дж. Ф., Наджар, С. С., Скутери, А., и Зондерман, А. Б. (2008). Пульсовое давление и скорость пульсовой волны связаны с когнитивным снижением в балтиморском продольном исследовании старения. Гипертония 1, 99–104. DOI: 10.1161 / HYPERTENSIONAHA.107.093674

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уилсон, Р. С., Беннет, Д. А., Гилли, Д. У., Беккет, Л. А., Барнс, Л. Л., и Эванс, Д. А. (2000). Преморбидная активность чтения и закономерности снижения когнитивных функций при болезни Альцгеймера. Arch. Neurol. 1, 1718–1723. DOI: 10.1001 / archneur.57.12.1718

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Винкльби, М.А., Джатулис Д. Э., Франк Э. и Фортманн С. П. (1992). Социально-экономический статус и здоровье: как образование, доход и профессия влияют на факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Am. J. Public Health 82, 816–820. DOI: 10.2105 / AJPH.82.6.816

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Долгосрочное потребление глютена и когнитивные функции среди женщин США | Деменция и когнитивные нарушения | Открытие сети JAMA

    Ключевые моменты

    Вопрос Связано ли потребление глютена с пищей с когнитивной функцией у населения в целом?

    Выводы В этом когортном исследовании 13494 женщин среднего возраста без диагноза целиакии не было статистических доказательств какой-либо связи длительного или краткосрочного потребления глютена с когнитивной функцией.

    Значение Эти данные свидетельствуют о том, что при отсутствии целиакии ограничение диетического глютена для поддержания когнитивной функции не является оправданным.

    Важность Было высказано предположение, что отказ от глютена полезен для когнитивного здоровья среди населения в целом, учитывая связь между глютеном и когнитивными нарушениями у пациентов с глютеновой болезнью. Однако данных о людях без целиакии нет.

    Объектив Изучить, связано ли потребление глютена с когнитивной функцией у женщин без целиакии.

    Дизайн, обстановка и участники В это когортное исследование вошли женщины из США, которые участвовали в продольном популяционном исследовании здоровья медсестер II и у которых ранее или впоследствии не диагностировалась целиакия. Данные о питании собирались с 1991 по 2015 год, а данные о когнитивной функции — с 2014 по 2019 год.Анализ данных проводился с октября 2020 года по апрель 2021 года.

    Выдержки Потребление глютена с поправкой на калорийность, кумулятивно усредненное по циклам опроса до когнитивной оценки.

    Основные результаты и мероприятия Три стандартизованных показателя когнитивных способностей, оцениваемых с помощью проверенной батареи Cogstate Brief Battery: (1) оценка скорости психомоторного развития и внимания, (2) оценка обучения и рабочей памяти и (3) оценка общего познания. Более высокие баллы указывают на лучшую производительность.

    Результаты В когорту вошли 13494 женщины (средний [SD] возраст 60,6 [4,6] года). Среднее (SD) потребление глютена составляло 6,3 (1,6) г / день. После учета демографических факторов риска и факторов риска образа жизни в линейной регрессии не было обнаружено значительных различий в стандартизованных когнитивных показателях (среднее [SD], 0 [1]) по квинтилям потребления глютена для самого высокого и самого низкого квинтилей потребления глютена (психомоторная скорость и внимание. : -0,02; 95% ДИ, от -0,07 до 0,03; P для тренда =.22; обучающая и рабочая память: 0,02; 95% ДИ, от -0,03 до 0,07; P для тренда = .30; глобальное познание: −0,002; 95% ДИ, от -0,05 до 0,05; P для тренда = 0,78). Нулевые ассоциации сохранялись после дополнительной корректировки для основных источников диетического глютена (например, очищенные зерна или цельнозерновые), сравнения децильных категорий потребления глютена, использования потребления глютена, обновленного в каждом предыдущем цикле анкетирования, или моделирования изменений в потреблении глютена. Точно так же эти ассоциации не претерпели существенных изменений при анализе чувствительности, исключающем женщин, которые сообщили о раке или деменции или не выполнили все диетические оценки.

    Выводы и значимость В этом исследовании длительное потребление глютена не было связано с когнитивными показателями у женщин среднего возраста без целиакии. Наши результаты не подтверждают рекомендации по ограничению потребления глютена для поддержания когнитивных функций при отсутствии глютеновой болезни или установленной чувствительности к глютену.

    Глютен — это белок, содержащийся в пшенице, ячмене и ржи. 1 Это повсеместный компонент западной диеты, предполагаемое потребление составляет от 5 до 20 г / день. 1 При целиакии глютен вызывает тяжелые иммунные реакции, характеризующиеся аутоантителами и атрофией ворсинок. 2 Эта иммунная реакция была связана с множеством нейропсихиатрических симптомов, включая когнитивные нарушения, депрессию и тревогу, как обобщено в нескольких обзорах. 3 -5 Продольное исследование 11 пациентов в возрасте от 22 до 39 лет с глютеновой болезнью показало, что соблюдение безглютеновой диеты в течение года привело к заживлению слизистой оболочки и небольшому улучшению когнитивных функций. 6

    Хотя обычно считается, что глютен не причиняет вреда людям, не страдающим глютеновой болезнью, безглютеновые диеты становятся все более популярными в Соединенных Штатах. Согласно Национальному обследованию здоровья и питания, 7 процент людей без глютеновой болезни, избегающих глютена, увеличился с 0,5% в 2009 году до 1,7% в 2014 году, в то время как распространенность глютеновой болезни оставалась низкой в ​​тот же период (0,7%). . Кроме того, 2 онлайн-опроса более 1000 жителей США, проведенных в 2015 году, показали, что от 20% до 21% потребителей избегают употребления глютена, 8 , 9 с более высоким процентом у женщин (23%), чем у мужчин (19%). ).После публикации в 2013 году бестселлера New York Times Grain Brain , 10 , который был переведен более чем на 30 языков, среди непрофессионалов стало популярным утверждение о пагубном влиянии глютена на когнитивное здоровье. Однако отсутствуют эпидемиологические исследования, демонстрирующие связь между потреблением глютена и когнитивными функциями у людей без целиакии или нечувствительности к глютену, не относящегося к целиакии. Поэтому мы стремились изучить, связано ли длительное потребление глютена с когнитивной функцией в когорте женщин среднего возраста без целиакии, используя данные о питании, собранные за 2 десятилетия, и когнитивные показатели, оцененные с помощью проверенных инструментов.

    Мы использовали исследование здоровья медсестер II (NHS II) — общенациональную перспективную когорту медсестер в возрасте от 25 до 42 лет на момент регистрации в 1989 году. 11 Информация об образе жизни и состоянии здоровья собиралась с использованием вопросников, раз в два года. Информация о питании собиралась каждые 4 года, начиная с 1991 г., с использованием утвержденного вопросника о частоте приема пищи (FFQ). 12 -14 Возврат анкет, отправленных по почте, подразумевал информированное согласие.Более 90% потенциальных человеко-лет было сохранено в последующих наблюдениях. С 2014 года 40082 женщины с известными адресами электронной почты и информацией о травмах и посттравматическом стрессовом расстройстве были приглашены для участия в исследовании когнитивных функций. 15 Женщины, которые завершили когнитивную оценку и предоставили правдоподобную информацию о питании (600-3500 ккал / день), подходили для анализа. Участники, ответившие на эту когнитивную оценку, были похожи на не ответивших на вопросы по возрасту, индексу массы тела (ИМТ; рассчитывается как вес в килограммах, разделенный на рост в квадратных метрах), потреблению алкоголя, физической активности и депрессивным симптомам. 15 Мы исключили женщин, которые не выполнили полную когнитивную батарею, имели неправдоподобно низкие когнитивные показатели, отражающие вероятные технические ошибки, имели предыдущий диагноз инсульта или имели предыдущий или последующий диагноз целиакии, поскольку эти состояния могут влиять на когнитивные функции и глютен. потребление. Это исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Бригама и женской больницы и проводилось в соответствии с Руководством по отчетности по наблюдательным исследованиям в эпидемиологии (STROBE) для когортных исследований.

    Оценка потребления глютена

    Нашим основным воздействием было долгосрочное потребление глютена, рассчитанное каждые 4 года с 1991 года с использованием полуколичественного FFQ, состоящего из 131 пункта (электронная диаграмма 1 в приложении), который был подтвержден недельными дневниками питания и биомаркерами диеты, 13 , 14 с коэффициентом корреляции Спирмена 0.58 для глютена и 0,60 для продуктов, богатых глютеном. 12 , 16 Мы определили продукты, содержащие глютен, такие как пшеница, рожь и ячмень, на основе списков ингредиентов для каждого года от производителей или кулинарных книг. Количество ингредиентов, содержащих глютен, в каждом пище рассчитывали путем умножения размера порции на количество ингредиентов на порцию. Затем мы оценили содержание глютена, умножив белковые пропорции этих ингредиентов на 0,75 в соответствии с предыдущими исследованиями. 17 -23 Затем мы сложили содержание глютена во всех продуктах, чтобы оценить общее потребление глютена в граммах в день. Чтобы учесть влияние потребления энергии и возможных ошибок измерения, мы рассчитали потребление с поправкой на энергию, используя остатки регрессии абсолютного потребления на общее потребление энергии (т. Е. Остаточный метод). 24 Мы усреднили потребление глютена с 1991 года до последнего FFQ, предшествовавшего когнитивной оценке, для количественной оценки долгосрочного потребления. Мы разделили потребление глютена с поправкой на калорийность по квинтилям (0.От 1 до <5,1, от 5,1 до <5,9, от 5,9 до <6,6, от 6,6 до <7,6 и от 7,6 до 18,3 г / день) для оценки потенциальных нелинейных ассоциаций и порогового значения эффекта.

    Оценка когнитивной функции

    Результатом этого исследования явились 3 стандартизованных показателя когнитивных способностей, измеренных с помощью проверенной автономной онлайн-батареи Cogstate Brief Battery, состоящей из 4 заданий. 25 -27 Доказано, что эта батарея является надежным инструментом для оценки легких когнитивных нарушений 28 и имеет сопоставимые характеристики в условиях без присмотра и под присмотром. 29 Мы вычислили оценку психомоторной скорости и внимания путем усреднения оценок задач по Обнаружению (DET), во время которого участник нажимал клавишу каждый раз, когда карточка переворачивалась, и Идентификации (IDN), во время которого участник нажимал кнопку Да или нет ключа, чтобы указать, перевернулась ли красная или черная карточка.Мы вычислили оценку обучения и рабочей памяти путем усреднения оценок задач по One Card Learning (OCL), во время которого участник ответил да или нет, чтобы указать, показывалась ли карта ранее, и One Back (ONB), во время которого участник ответил да или нет, чтобы указать, была ли карта такой же, как и предыдущая. Мы усреднили баллы по всем 4 задачам, чтобы представить глобальный балл познания. Как описано ранее, 30 мы вычислили оценки DET, IDN и ONB, изменив нормализованное z и log 10 , преобразовав среднее время ответа для правильных ответов, и мы рассчитали оценку OCL на z , нормализовав арксинус-квадрат. -root преобразованный процент правильных ответов.Мы повторно стандартизировали эти 3 составных когнитивных показателя, используя нормализацию z . Следовательно, более высокий балл указывает на лучшую когнитивную способность, при этом увеличение на каждую единицу представляет собой на 1 стандартное отклонение выше среднего балла. Maruff et al. –31– показали, что эти составные баллы были чувствительны при выявлении когнитивных нарушений и имели высокую надежность повторного тестирования ( r = 0,95) у 643 здоровых взрослых и 151 взрослого с легкими когнитивными нарушениями или болезнью Альцгеймера.

    Мы использовали линейную регрессию, скорректированную по возрасту и по нескольким параметрам, чтобы изучить связь между квинтилями потребления глютена и каждым когнитивным баллом.В соответствии с предыдущим анализом данных нашей когорты, 22 , 23,32 , 33 , мы проверили линейную тенденцию по категориям глютена, присвоив среднее значение квинтиля каждому квинтилю (4,45, 5,48, 6,23, 7,03 и 8,34). g / d) и протестировав его как непрерывную переменную. Чтобы помочь интерпретировать результаты модели, мы рассчитали эквивалентные возрасту различия в когнитивных показателях, разделив коэффициент регрессии глютена на коэффициент возраста, полученный в той же модели.

    В нашей многомерной модели, построенной априори, мы включили следующие потенциальные искажающие факторы в качестве ковариат: расу, сообщаемую самим (белая или другая расовая / этническая группа), образование мужа как индикатор социально-экономического статуса, поскольку медсестры имели аналогичное образование (средняя школа или ниже, колледж, аспирантура, не женат или пропал без вести [n = 391]), доход семьи (в долларах США 2010 г.), 34 личная история гипертонии (да или нет), 35 диабет (да или нет), гиперхолестеринемия (да или нет), инфаркт миокарда (да или нет), 36 текущий депрессивный статус (да, с указанием диагноза, лечения и / или клинически значимых депрессивных симптомов в соответствии с 10-пунктовой шкалой депрессии Центра эпидемиологических исследований [балл ≥10] или нет, что означает отсутствие перечисленных ранее вариантов), 37 , 38 ИМТ, статус курения (никогда, в прошлом, в настоящее время или отсутствовал [n = 12]), 39 регулярное употребление аспирина или нестероидный муравей i-воспалительные препараты (НПВП; да или нет), использование поливитаминов (да или нет), физическая активность (метаболические эквиваленты [MET] в неделю), 40 менопаузальный статус и использование гормонов в период менопаузы (пременопаузальный или постменопаузальный период без использования, в прошлом или в настоящее время гормональной терапии), общее потребление энергии (ккал / день), потребление алкоголя (г / день) и Индекс альтернативного здорового питания 2010 (AHEI-10, исключая алкоголь и цельнозерновые). 33 Мы получили эти переменные из последней анкеты перед когнитивным тестированием, за исключением диетических факторов, ИМТ и физической активности, которые были усреднены по предыдущим анкетам, чтобы выявить долгосрочные закономерности и уменьшить дисперсию. 32 Расовая информация была собрана для NHS II, потому что эти данные могут предоставить ценную информацию о различиях в риске заболеваний и факторах риска по расе и этнической принадлежности и помочь уменьшить различия в состоянии здоровья по расе и этнической принадлежности.Авторы классифицировали расовые / этнические группы как белые и другие расовые / этнические группы, потому что когорта исследования была преимущественно белыми (96%). Когда встречались пропущенные значения, мы вменяли медианные значения для семейного дохода (n = 22), BMI (n = 5) и AHEI-10 (n = 8) и переносили последние непропущенные ответы на использование аспирина или НПВП (n = 2).

    Мы провели несколько вторичных анализов. Во-первых, поскольку зерна являются основными источниками глютена и связаны с познавательной способностью, 41 мы дополнительно скорректировали на очищенные зерна (порции в день) и цельные зерна (порции в день) в многомерной модели.Затем мы провели стратифицированный анализ по возрасту (<65 против ≥65 лет), курению (никогда и никогда), ИМТ (<25 против ≥25), текущему депрессивному статусу и истории диабета, гипертонии и гиперхолестеринемии, чтобы изучить потенциальный эффект. модификация путем тестирования взаимодействия глютена и этих факторов. Затем, учитывая, что возможно только чрезмерное потребление глютена влияет на когнитивные функции, мы сравнили когнитивные показатели по децилям потребления глютена. Наконец, мы смоделировали непрерывную переменную глютена в граммах в день, чтобы проверить наличие линейных ассоциаций.Мы также провели несколько анализов чувствительности, чтобы оценить надежность наших результатов. Во-первых, мы дополнительно исключили участников, которые (1) когда-либо сообщали о диагнозе рака (n = 1761), (2) имели каждый зарегистрированный диагноз деменции (n = 8), (3) или не выполнили все диетические оценки, предшествующие когнитивной оценке ( n = 1848). Во-вторых, для оценки временных ассоциаций мы моделировали потребление глютена в течение каждого 4-летнего цикла анкетирования перед когнитивной оценкой (≤4, 4-8, 8-12, 12-16, 16-20 и 20-24 лет), отдаленно прошлое (12-24 года), недавнее прошлое (4-12 лет) и изменение среднего потребления глютена на 1-SD (среднее [SD], -0.87 [1,98] г / д) из далекого в недавнее прошлое.

    Мы использовали SAS версии 9.4 (Институт SAS) для выполнения всех анализов. Все тесты были двусторонними и имели уровень значимости P <0,05. Электронные методы в Приложении предоставляют более подробную информацию об измерениях и анализе.

    Среди 13494 женщин (средний [SD] возраст, 60,6 [4,6] года; среднее [SD] потребление глютена, 6,3 [1,6] г / день) в аналитической когорте, среднее (SD) потребление глютена с поправкой на энергию варьировалось от 4.3 (0,6) г / день в самом низком квинтиле до 8,6 (1,0) г / день в самом высоком квинтиле (Таблица 1; eFigure 2 в Приложении). Средний возраст, ИМТ, физическая активность и качество диеты были одинаковыми для всех квинтилей потребления глютена. В то время как участники из самого низкого квинтиля, как правило, имели самый высокий процент гипертонии (1132 из 2700 [41,9%]), диабета (236 [8,7%]) и гиперхолестеринемии (1666 [61,7%]), участники самого высокого квинтиля имели тенденцию имеют самый высокий процент депрессии (898 из 2699 [33.3%]) и никогда не курили (1908 [70,7%]).

    При оценке скорректированных по возрасту средних различий в стандартизированных когнитивных показателях по квинтилям потребления глютена (таблица 2) мы обнаружили небольшое увеличение показателей обучения и рабочей памяти между наивысшим и самым низким квинтилями (0,05; 95% ДИ, от -0,004 до 0,10. ; P для тренда = 0,04) и отсутствие статистически значимых различий в скорости психомоторной реакции и оценке внимания (-0,005; 95% ДИ, от -0,06 до 0,05; P для тенденции =.55) и глобальной оценки когнитивных функций (0,02; 95% ДИ, от -0,03 до 0,07; P для тренда = 0,50). После внесения поправок на различные поведенческие факторы и факторы риска для здоровья в многомерной модели мы не наблюдали различий в скорости психомоторного развития и показателях внимания (-0,02; 95% ДИ, -0,07-0,03; P для тенденции = 0,22), обучения и работы. оценка памяти (0,02; 95% ДИ, от -0,03 до 0,07; P для тренда = .30) и общий показатель когнитивных функций (-0,002; 95% ДИ, от -0,05 до 0,05; P для тренда =.78) по квинтилям потребления глютена. Эти многопараметрические скорректированные оценки были эквивалентны средним различиям в психомоторной скорости и внимании, обучении и рабочей памяти, а также глобальных оценках когнитивных функций, связанных с 0,5 года, -0,67 года и 0,05 года старения, соответственно.

    После дополнительной корректировки для очищенного зерна или цельного зерна (таблица 2) связь между потреблением глютена и этими стандартизованными когнитивными показателями осталась нулевой. Нулевые ассоциации сохранялись при моделировании потребления глютена как непрерывной переменной (таблица 1 в Приложении) или по децильным категориям (таблица 2 в Приложении).

    В стратифицированном анализе по возрасту, курению, ИМТ, депрессивному статусу и истории диабета, гипертензии и гиперхолестеринемии (таблица 3) большинство взаимодействий между глютеном и этими факторами было нулевым. Однако связь между потреблением глютена и стандартизированной психомоторной скоростью и оценкой внимания была потенциально изменена статусом курения, при этом более высокое потребление глютена ассоциировалось с несколько более низким баллом среди тех, кто когда-либо курил (самый высокий квинтиль против самого низкого квинтиля: -0.09; 95% ДИ, от -0,18 до 0,01; P для тренда = 0,02). Однако эта связь стала нулевой после корректировки для очищенных зерен (самый высокий и самый низкий квинтиль: -0,06; 95% ДИ, -0,17 до 0,04; P для тренда = 0,09) (eTable 3 в Приложении). Хотя связь между потреблением глютена и глобальным познанием потенциально изменялась статусом курения и гиперхолестеринемией в анамнезе, не было никакой разницы в общем показателе когнитивных функций по квинтилям глютена в любой группе курения и статуса гиперхолестеринемии (Таблица 3).

    При анализе чувствительности женщин, которые никогда не сообщали о диагнозе рака (таблица 4 в приложении), никогда не сообщали о диагнозе деменции (таблица 5 в приложении) или выполнили все предыдущие оценки питания (таблица 6 в приложении), нулевое значение Связь между потреблением глютена и каждой когнитивной оценкой была аналогична основной модели. При изучении потребления глютена, оцененного в течение каждого 4-летнего цикла анкетирования перед когнитивной оценкой (таблица 7 в Приложении), в далеком прошлом (12-24 года) и недавнем прошлом (4-12 лет), а также изменений в потреблении глютена в отдаленном периоде. До недавнего времени (таблица 8 в Приложении) нулевые ассоциации между потреблением глютена и когнитивными показателями оставались.

    В этой когорте женщин среднего возраста без целиакии мы не нашли доказательств значимой связи между долгосрочным потреблением глютена в течение двух десятилетий и последующими когнитивными характеристиками на проверенной когнитивной батарее. Кратковременное потребление глютена и изменение потребления глютена также не были связаны с когнитивными функциями.

    Распространенность отказа от глютена среди населения без целиакии заметно увеличилась за последнее десятилетие. 7 , 42 Многие факторы способствуют популярности безглютеновой диеты, в том числе ее разрекламированное влияние на потерю веса, метаболический синдром и кишечные симптомы. 10 , 43 , 44 Однако многие из этих предполагаемых преимуществ не имеют убедительных доказательств. 7 , 45 Фактически, несколько исследований подняли проблемы питания, учитывая, что некоторые безглютеновые продукты, как правило, содержат меньше белка и клетчатки, но более насыщенные липиды и натрий, чем продукты без глютена. 46 , 47 Чтобы учесть возможные различия в качестве диеты, связанные с разными уровнями потребления глютена, мы скорректировали оценку AHEI-10 в нашей модели. Нулевые ассоциации между глютеном и когнитивными показателями остались после последующей корректировки на очищенный прирост или цельнозерновые продукты, которые являются основными источниками диетического глютена, что указывает на то, что эти нулевые ассоциации не зависели от качества диеты и источников глютена.

    Недавно идея о том, что глютен может влиять на когнитивные функции, была популяризирована в бестселлере Grain Brain . 10 Обеспокоенность такой ассоциацией частично исходит от пациентов с глютеновой болезнью. Субъективные когнитивные симптомы, в просторечии называемые «мозговой туман», часто сообщаются пациентами с глютеновой болезнью до постановки диагноза и после подозрения на случайное воздействие глютена, 5 , хотя этот симптом не был официально определен как заболевание из-за ограниченных эмпирических данных. Кроме того, крупное проспективное популяционное исследование показало, что целиакия не была связана с риском развития деменции Альцгеймера в течение среднего периода наблюдения 8 человек.4 года, но это было связано с небольшим увеличением риска сосудистой деменции. 48

    Однако текущие данные о связи между диетическим глютеном и когнитивными функциями при глютеновой болезни противоречивы. В исследовании 11 пациентов в возрасте от 22 до 39 лет, у которых недавно была диагностирована глютеновая болезнь, Lichtwark et al 6 обнаружили, что наряду с заживлением слизистой оболочки когнитивные способности улучшились после соблюдения безглютеновой диеты в течение 52 недель.Напротив, исследование случай-контроль показало, что, несмотря на более чем от 1 до 12 лет избегания глютена, 18 пациентов с глютеновой болезнью старше 65 лет имели худшие когнитивные способности по сравнению с 18 пациентами из контрольной группы того же возраста и пола. 49 Эти результаты предполагают, что возможные улучшающие эффекты отказа от глютена на когнитивные функции могут быть связаны со здоровьем кишечника и изменяться с возрастом. В нашем стратифицированном анализе мы обнаружили, что нулевая связь между потреблением глютена и когнитивными показателями не различалась в зависимости от возраста старше или младше 65 лет.Вместо этого мы наблюдали изменение потенциального эффекта в зависимости от статуса курения, с более высоким потреблением глютена, связанным с более низкими показателями психомоторной скорости / внимания среди тех, кто когда-либо курил. Однако эта связь стала нулевой после корректировки на потребление уточненного прироста. Учитывая, что различия в когнитивных показателях между квинтилями потребления глютена были чрезвычайно малы (т. Е. <0,1 SD) и было протестировано в общей сложности 21 взаимодействие, эти результаты вряд ли будут клинически значимыми, при условии многократного тестирования и должны быть проверены. в будущем исследовании.

    Несмотря на отсутствие доказательств связи глютена и когнитивных функций у людей без глютеновой болезни или нечувствительности к глютену, не относящейся к целиакии, сторонники более широкого эффекта глютена, выходящего за рамки целиакии, выдвинули гипотезу, что пшеница может играть роль экзорфина, оказывая центральные опиоидные эффекты и, таким образом, влияет на память и настроение. 50 , 51 Наши результаты, основанные на большой популяционной когорте, не поддерживают эту теорию и предполагают, что потребление глютена не связано со снижением когнитивных функций, что соответствует недавней позиции Глобального совета по мозгу. Здоровье. 52

    В нашем исследовании есть несколько сильных сторон, в том числе большой размер выборки, высокий процент последующего наблюдения, долгосрочное потребление глютена, измеряемое проспективно и независимо от основного результата, и использование проверенной когнитивной батареи. 25 , 26 Кроме того, многочисленные анализы чувствительности, которые проверяли потребление глютена в разные периоды времени и изменение потребления глютена, подтвердили надежность наших результатов, последовательно показывая нулевую связь между глютеном и когнитивными функциями.

    Это исследование имеет ограничения. Во-первых, исследуемая популяция состояла из женщин среднего возраста с относительно однородным образовательным и социально-экономическим образованием, что потенциально ограничивало его обобщение на другие группы населения. Кроме того, у нас была единственная мера когнитивной функции, которая может неадекватно отражать когнитивные траектории с течением времени, и поэтому заслуживают будущих исследований с повторными измерениями. Кроме того, наши FFQ не спрашивали конкретно о безглютеновых продуктах или соблюдении безглютеновой диеты и, таким образом, могут переоценивать потребление глютена среди участников, которые выборочно потребляли такие продукты.Более того, глютен был рассчитан на основе расчетного процентного содержания белка в обычно потребляемых продуктах, содержащих пшеницу, рожь и ячмень. Хотя этот метод широко распространен и подтвержден с использованием недельных диетических записей, 12 -14,16 , 22 , 23 , он недостаточно чувствителен для выявления лиц, придерживающихся безглютеновой диеты, и, следовательно, , наши выводы не следует экстраполировать на эту совокупность. Тем не менее, наши результаты не показали значительной разницы в когнитивных показателях при сравнении самого высокого дециля (медиана, 9.04 г / сут) с самым низким децилем (медиана 3,97 г / сут) потребления глютена. Более того, в качестве наблюдательного исследования мы не можем исключить возможность неизмеренного остаточного смешения. Однако мы скорректировали множество потенциальных мешающих факторов, а многомерная корректировка существенно не изменила наши оценки с поправкой на возраст.

    В этом исследовании мы не обнаружили значительной связи долгосрочного, краткосрочного или изменения потребления глютена с когнитивной функцией у женщин без целиакии.Наши результаты показывают, что ограничение диетического глютена с целью поддержания или улучшения когнитивных функций не оправдано при отсутствии глютеновой болезни или установленной чувствительности к глютену. Для подтверждения наших выводов необходимы дальнейшие лонгитюдные исследования среди более разнообразного населения.

    Принято к публикации: 12 апреля 2021 г.

    Опубликовано: 21 мая 2021 г. doi: 10.1001 / jamanetworkopen.2021.13020

    Открытый доступ: Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями CC -По лицензии.© 2021 Wang Y et al. Открытая сеть JAMA .

    Автор для переписки: Эндрю Т. Чан, доктор медицины, магистр здравоохранения, отделение клинической и трансляционной эпидемиологии, Массачусетская больница общего профиля, Гарвардская медицинская школа, 55 Fruit St, GRJ-825C, Бостон, Массачусетс 02114 ([email protected]).

    Вклад авторов: Доктор Чен имел полный доступ ко всем данным в исследовании и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Концепция и дизайн: Wang, Lebwohl, Green, Lochhead, Okereke, Willett, Chan.

    Сбор, анализ или интерпретация данных: Wang, Lebwohl, Mehta, Cao, Grodstein, Jovani, Okereke, Sampson, Sun, Chan.

    Составление рукописи: Ван, Лебволь, Мехта, Сампсон, Чан.

    Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания: Ван, Лебволь, Мета, Цао, Грин, Гродштейн, Йовани, Лоххед, Окереке, Виллетт, Сан, Чан.

    Статистический анализ: Wang, Mehta, Willett, Sun, Chan.

    Получено финансирование: Lebwohl, Grodstein, Willett, Chan.

    Административная, техническая или материальная поддержка: Jovani, Sampson, Willett, Chan.

    Наблюдение: Гродштайн, Йовани, Лоххед, Окереке, Чан.

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Д-р Лебволь сообщил о получении личных гонораров от Такеды и Каньоса за пределами представленной работы. Д-р Окереке сообщил, что получал гонорары от Springer Publishing помимо представленных работ, а также гонорары от AARP за участие в заседаниях Глобального совета по здоровью мозга.Д-р Чан сообщил, что получал личные гонорары от Pfizer, Boehringer Ingelheim, Bayer Pharma и Zoe Global за пределами представленных работ. О других раскрытиях информации не сообщалось.

    Финансирование / поддержка: Эта работа была поддержана следующими грантами Национальных институтов здравоохранения: U01 CA176726 для когортной инфраструктуры исследования здоровья медсестер II; R37 CA246175, R21 AA027608 и K07 CA218377 доктору Цао; UM1 CA186107 и UM1 CA167552 доктору Виллетту; и R01 CA202704, R35 CA253185 и K24 DK098311 д-ру Chan.Д-р Чен также получил поддержку от Массачусетской больницы общего профиля Стюарт и премии Сюзанн Стил в области научных исследований. Д-р Лебволь был поддержан Благотворительным фондом Луи и Глории Фланцер и премией Фонда научных исследований Американской гастроэнтерологической ассоциации.

    Роль спонсора / спонсора: Спонсоры не играли никакой роли в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

    3.Махлюф S, Мессельмани М., Зауали J, Мрисса R. Когнитивные нарушения при целиакии и чувствительность к глютену без целиакии: обзор литературы по основным когнитивным нарушениям, визуализации и влиянию безглютеновой диеты. Acta Neurol Belg . 2018; 118 (1): 21-27. DOI: 10.1007 / s13760-017-0870-zPubMedGoogle ScholarCrossref 6.Lichtwark IT, Ньюнхэм ЭД, Робинсон SR, и другие.Когнитивные нарушения при целиакии улучшаются при безглютеновой диете и коррелируют с гистологическими и серологическими показателями тяжести заболевания. Алимент Фармакол Тер . 2014; 40 (2): 160-170. DOI: 10.1111 / apt.12809PubMedGoogle ScholarCrossref 7.Choung RS, Уналп-Арида А, Руль CE, Брантнер TL, Эверхарт JE, Мюррей JA. Менее скрытая глютеновая болезнь, но повышенный отказ от глютена без диагноза в Соединенных Штатах: результаты Национального исследования здоровья и питания с 2009 по 2014 год. Труды клиники Мэйо . Опубликовано в Интернете 5 декабря 2017 г. doi: 10.1016 / j.mayocp.2016.10.012PubMedGoogle Scholar10.

    Перлмуттер D. Зерновой мозг: удивительная правда о пшенице, углеводах и сахаре — бесшумные убийцы вашего мозга . Книжная группа Hachette; 2013.

    12.Юань C, Spiegelman D, Римм EB, и другие. Достоверность диетического опросника оценивалась путем сравнения с множественными взвешенными диетическими записями или 24-часовыми отзывами. Am J Epidemiol . 2017; 185 (7): 570-584. DOI: 10.1093 / aje / kww104PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Rimm EB, Джованнуччи Э.Л., Штампфер MJ, Colditz Г.А., Литин LB, Виллетт Туалет. Воспроизводимость и валидность расширенного полуколичественного опросника по частоте приема пищи, составленного самостоятельно, среди медицинских работников-мужчин. Am J Epidemiol . 1992; 135 (10): 1114-1126. DOI: 10.1093 / oxfordjournals.aje.a116211PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Самнер JA, каган К., Гродштейн F, Робертс А.Л., Харель B, Коенен KC. Симптомы посттравматического стрессового расстройства и когнитивные функции в большой когорте женщин среднего возраста. Подавить тревогу . 2017; 34 (4): 356-366. DOI: 10.1002 / da.22600PubMedGoogle ScholarCrossref 17. van Overbeek FM, Уил-Дитерман IG, Мол IW, Köhler-Brands L, Хейманс HS, Малдер CJ. Ежедневное потребление глютена родственниками пациентов с глютеновой болезнью по сравнению с обычным голландским населением. Eur J Gastroenterol Hepatol . 1997; 9 (11): 1097-1099. DOI: 10.1097 / 00042737-199711000-00013PubMedGoogle ScholarCrossref 18. Андрей Аронссон C, Ли H-S, Hård Af Segerstad EM, и другие; Исследовательская группа TEDDY. Связь потребления глютена в течение первых 5 лет жизни с заболеваемостью аутоиммунными заболеваниями целиакии и глютеновой болезнью среди детей из группы повышенного риска. JAMA . 2019; 322 (6): 514-523. DOI: 10.1001 / jama.2019.10329PubMedGoogle ScholarCrossref 20.Лунд-Бликс NA, Mårild К, Тапиа G, Норрис JM, Стене LC, Стёрдал К. Потребление глютена в раннем детстве и риск развития целиакии в детстве: общенациональное когортное исследование. Ам Дж. Гастроэнтерол . 2019; 114 (8): 1299-1306. DOI: 10.14309 / ajg.0000000000000331PubMedGoogle ScholarCrossref 21.Kasarda DD. Можно ли объяснить рост глютеновой болезни увеличением содержания глютена в пшенице в результате селекции пшеницы? Дж. Сельскохозяйственная Продовольственная Химия .2013; 61 (6): 1155-1159. DOI: 10.1021 / jf305122sPubMedGoogle ScholarCrossref 22.Lebwohl B, Цао Y, Zong G, и другие. Долгосрочное потребление глютена у взрослых без целиакии и риска ишемической болезни сердца: проспективное когортное исследование. BMJ . 2017; 357: j1892. DOI: 10.1136 / bmj.j1892Google ScholarCrossref 25.Maruff П, Томас E, Cysique L, и другие. Применимость краткой батареи CogState: связь со стандартизованными тестами и чувствительность к когнитивным нарушениям при легкой черепно-мозговой травме, шизофрении и комплексе деменции СПИДа. Arch Clin Neuropsychol . 2009; 24 (2): 165-178. DOI: 10.1093 / arclin / acp010PubMedGoogle ScholarCrossref 26. Фредриксон Джей, Маруфф П, Вудворд М, и другие. Оценка применимости краткого компьютеризированного когнитивного скринингового теста у пожилых людей для эпидемиологических исследований. Нейроэпидемиология . 2010; 34 (2): 65-75. DOI: 10.1159 / 000264823PubMedGoogle ScholarCrossref 27.Koyama АК, каган КА, Окереке О.И., Вайскопф MG, Роснер B, Гродштейн F.Оценка самоуправляемой компьютеризированной когнитивной батареи у пожилого населения. Нейроэпидемиология . 2015; 45 (4): 264-272. DOI: 10.1159 / 000439592PubMedGoogle ScholarCrossref 31.Maruff П, Лим YY, Дарби D, и другие; Исследовательская группа AIBL. Клиническая полезность батареи кратких тестов CogsSate для выявления когнитивных нарушений при легких когнитивных нарушениях и болезни Альцгеймера. BMC Psychol . 2013; 1 (1): 30. DOI: 10.1186 / 2050-7283-1-30PubMedGoogle ScholarCrossref 32.Бернштейн AM, Роснер BA, Willett Туалет. Зерновые волокна и ишемическая болезнь сердца: сравнение подходов к моделированию для повторных диетических измерений, промежуточных результатов и длительного наблюдения. Eur J Epidemiol . 2011; 26 (11): 877-886. DOI: 10.1007 / s10654-011-9626-xPubMedGoogle ScholarCrossref 34.Fotenos А.Ф., Минтун Массачусетс, Снайдер Аризона, Моррис JC, Бакнер RL. Снижение объема мозга при старении: доказательства связи между социально-экономическим статусом, доклинической болезнью Альцгеймера и резервом. Arch Neurol . 2008; 65 (1): 113-120. DOI: 10.1001 / archneurol.2007.27PubMedGoogle ScholarCrossref 36.Gharacholou СМ, Рид KJ, Арнольд SV, и другие. Когнитивные нарушения и исходы у пожилых людей, переживших острый инфаркт миокарда: результаты трансляционных исследований, посвященных изучению основных различий в реестре состояния здоровья пациентов с острым инфарктом миокарда. Am Heart J . 2011; 162 (5): 860-869.e1. DOI: 10.1016 / j.ahj.2011.08.005Google ScholarCrossref 37.Andresen EM, Мальмгрен JA, Картер WB, Патрик DL. Скрининг депрессии у пожилых людей: оценка краткой формы CES-D (Шкала депрессии Центра эпидемиологических исследований). Am J Prev Med . 1994; 10 (2): 77-84. DOI: 10.1016 / S0749-3797 (18) 30622-6PubMedGoogle ScholarCrossref 39.Cervilla JA, принц М, Манн А. Курение, употребление алкоголя и случайные когнитивные нарушения: когортное исследование на базе сообщества, включенное в проект Gospel Oak. J Neurol Neurosurg Psychiatry . 2000; 68 (5): 622-626. DOI: 10.1136 / jnnp.68.5.622PubMedGoogle ScholarCrossref 40. Эриксон К.И., Хиллман C, Стилман См, и другие; Консультативный комитет по рекомендациям по физической активности 2018 г. Физическая активность, когнитивные способности и результаты мозга: обзор рекомендаций по физической активности 2018 г. Медико-спортивные упражнения . 2019; 51 (6): 1242-1251. DOI: 10.1249 / MSS.0000000000001936PubMedGoogle ScholarCrossref 43.

    Agatston А, Гири N. Раствор с глютеном для диеты в Саут-Бич: вкусный, разработанный докторами план с учетом глютена для похудения и отличного самочувствия — быстро! Родэйл Книги; 2014.

    44. Лис DM, Stellingwerff Т, Шинг CM, Ахуджа К.Д., упал JW. Изучение популярности, опыта и убеждений в отношении безглютеновых диет у спортсменов без глютена. Int J Sport Nutr Exerc Metab . 2015; 25 (1): 37-45. DOI: 10.1123 / ijsnem.2013-0247PubMedGoogle ScholarCrossref 46.Миранда J, Lasa А, Бустаманте Массачусетс, Чуррука Я, Саймон E. Различия в питании между безглютеновой диетой и диетой, содержащей эквивалентные продукты с глютеном. Растительная пища Hum Nutr . 2014; 69 (2): 182-187. DOI: 10.1007 / s11130-014-0410-4PubMedGoogle ScholarCrossref 48.Lebwohl B, Лучсингер JA, Фридберг DE, зеленый PH, Людвигссон JF. Риск деменции у пациентов с целиакией: популяционное когортное исследование. Дж. Болезнь Альцгеймера . 2016; 49 (1): 179-185. DOI: 10.3233 / JAD-150388PubMedGoogle ScholarCrossref 49.Casella С, Занини B, Лансаротто F, и другие. У пациентов с глютеновой диетой, соблюдающих безглютеновую диету, когнитивные способности ухудшаются: исследование случай-контроль у пациентов старше 65 лет. Dig Liver Dis . 2012; 44 (9): 729-735. DOI: 10.1016 / j.dld.2012.03.008PubMedGoogle ScholarCrossref

    Когнитивные функции у людей с застойной походкой и без нее при болезни Паркинсона

  • 1.

    Giladi, N. et al. Замерзание походки у пациентов с запущенной болезнью Паркинсона. J. Neural Transm. 108 , 53–61 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 2.

    Walton, C.C. et al. Основное влияние замерзания походки на качество жизни при болезни Паркинсона. J. Neurol. 262 , 108–115 (2015).

    CAS Статья Google ученый

  • 3.

    Rascol, O. et al. Разагилин в качестве дополнения к леводопе у пациентов с болезнью Паркинсона и двигательными флуктуациями (LARGO, Длительный эффект дополнительной терапии разагилином, назначаемым один раз в день, исследование): рандомизированное двойное слепое исследование в параллельных группах. Ланцет 365 , 947–954 (2005).

    CAS Статья Google ученый

  • 4.

    Nutt, J. G. et al. Замерзание походки: переход к загадочному клиническому феномену. Lancet Neurol. 10 , 734–744 (2011).

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Martens, K. A. E. et al. Тревога связана с остановкой походки и переключением внимания при болезни Паркинсона: новая перспектива раннего вмешательства. Походка 49 , 431–436 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 6.

    Ou, R.и другие. Предикторы застывания походки у китайских пациентов с болезнью Паркинсона. Brain Behav. 8 , e00931 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Herman, T., Shema-Shiratzky, S., Arie, L., Giladi, N. & Hausdorff, JM Депрессивные симптомы могут повышать риск в будущем замораживания походки у пациентов с болезнью Паркинсона. : Результаты 5-летнего проспективного исследования. Parkinsonism Relat.Disord. 60 , 98–104 (2019).

    Артикул Google ученый

  • 8.

    D’Cruz, N. et al. Повторяющийся дефицит контроля над моторикой вызывает наиболее устойчивые предикторы перехода к застыванию походки при болезни Паркинсона: проспективное когортное исследование. J. Parkinsons Dis. 10 , 559–571 (2020).

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Ярналл, А.J. et al. Характеристика легких когнитивных нарушений при возникновении болезни Паркинсона: исследование ICICLE-PD. Неврология 82 , 308–316 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Амбони М., Коццолино А., Лонго К., Пичилло М. и Бароне П. Замораживание походки и исполнительных функций у пациентов с болезнью Паркинсона. Mov. Disord. 23 , 395–400 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 11.Фактор

    , S.A. et al. Замораживание подтипов походки имеет различные когнитивные корреляты при болезни Паркинсона. Parkinsonism Relat. Disord. 20 , 1359–1364 (2014).

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Jha, M. et al. Нейропсихологический и визуальный профиль пациентов с болезнью Паркинсона и застывшей походкой. Parkinsonism Relat. Disord. 21 , 1184–1190 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 13.

    Нейсмит, С. Л., Шайн, Дж. М. и Льюис, С. Дж. Конкретный вклад смещения установки в застывание походки при болезни Паркинсона. Mov. Disord. 25 , 1000–1004 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Cohen, R.G. et al. Торможение, исполнительная функция и остановка походки. Дж.Parkinsons Dis. 4 , 111–122 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Nieuwboer, A. et al. Надежность нового опросника по замораживанию походки: согласие между пациентами с болезнью Паркинсона и их опекунами. Походка 30 , 459–463 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Giladi, N. et al.Валидация анкеты «замораживание походки» у пациентов с болезнью Паркинсона. Mov. Disord. 24 , 655–661 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Манчини, М., Прист, К. К., Натт, Дж. Г. и Хорак, Ф. Б. Количественная оценка замирания походки при болезни Паркинсона во время инструментального теста на время и вперед. конф. Proc. IEEE Eng. Med Biol. Soc. 2012 , 1198–1201 (2012).

    PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Mancini, M. et al. Клиническое значение замораживания при болезни Паркинсона. Неврология 343 , 222–228 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 19.

    Shine, J. M. et al. Замедление походки при болезни Паркинсона связано с функциональной развязкой между когнитивной управляющей сетью и базальными ганглиями. Мозг 136 , 3671–3681 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Fling, B. W. et al. Асимметричная связность педункулопонтинной сети у пациентов с паркинсонизмом с застыванием походки. Мозг 136 , 2405–2418 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Yao, Z., Shao, Y. & Han, X. Замерзание походки связано с когнитивными нарушениями у пациентов с болезнью Паркинсона. Neurosci. Lett. 656 , 126–130 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 22.

    Бек, Э. Н., Эгётц Мартенс, К. А. и Алмейда, К. Дж. Замедление походки при болезни Паркинсона: проблема перегрузки? PLoS ONE 10 , e0144986 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Чаудхури, К. Р. и Шапира, А.Х. В. Немоторные симптомы болезни Паркинсона: дофаминергическая патофизиология и лечение. Lancet Neurol. 8 , 464–474 (2009).

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Льюис, С. Дж. И Баркер, Р. А. Понимание дофаминергического дефицита при болезни Паркинсона: понимание неоднородности заболевания. J. Clin. Neurosci. 16 , 620–625 (2009).

    CAS Статья Google ученый

  • 25.

    Ланге, К. В., Пол, Г. М., Науман, М. и Гселл, В. Дофаминергические эффекты на когнитивные функции у пациентов с болезнью Паркинсона. J. Neural Transm. Дополнение 46 , 423–432 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 26.

    Готэм, А., Браун, Р. и Марсден, К. Дж. Б. «Фронтальная» когнитивная функция у пациентов с болезнью Паркинсона «на» и «выключена» леводопа. Мозг 111 , 299–321 (1988).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Льюис, С. Дж. Г., Слабош, А., Роббинс, Т. В., Баркер, Р. А. и Оуэн, А. М. Допаминергическая основа дефицита рабочей памяти, но не переключения внимания при болезни Паркинсона. Neuropsychologia 43 , 823–832 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Шеффер, Э. и Берг, Д. Дофаминергическая терапия немоторных симптомов болезни Паркинсона. Препараты для ЦНС 31 , 551–570 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 29.

    Aarts, E. et al. Более сильная реакция полосатого тела на лекарства при болезни Паркинсона связана с лучшим переключением задач, но с худшей эффективностью вознаграждения. Neuropsychologia 62 , 390–397 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Уолтон, К.C. et al. Когнитивная тренировка для остановки походки при болезни Паркинсона: рандомизированное контролируемое исследование. NPJ Parkinsons Dis. 4 , 15 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Хьюз, А. Дж., Дэниел, С. Э., Килфорд, Л. и Лис, А. Дж. Точность клинической диагностики идиопатической болезни Паркинсона: клинико-патологическое исследование 100 случаев. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 55 , 181–184 (1992).

    CAS Статья Google ученый

  • 32.

    Nasreddine, Z. S. et al. Монреальская когнитивная оценка, MoCA: краткий инструмент для выявления легких когнитивных нарушений. J. Am. Гериатрия Соц. 53 , 695–699 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Goetz, C.G. et al. Пересмотр единой рейтинговой шкалы болезни Паркинсона (MDS-UPDRS), спонсируемой обществом при двигательных расстройствах: представление шкалы и результаты клинических испытаний. Mov. Disord. 23 , 2129–2170 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Hoehn, M. & Yahr, M.

  • Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *