Конъюнктивный диссонанс: Что такое когнитивный диссонанс? — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

Когнитивный диссонанс — Психологос

Когнитивный диссонанс — состояние, характеризующееся столкновением в сознании человека противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно некоторого объекта или явления. Согласно теории когнитивного диссонанса (Леон Фестингер), такое состояние не устраивает человека и рождает бессознательное желание сделать систему своих знаний и убеждений согласованной и непротиворечивой.

Например, если я чего-то боюсь, но не вижу чего — у меня внутренний диссонанс. Когда я нашел или придумал, чего мне правильно бояться, у меня душа успокоилась. См.→

Или, если мне вроде умный человек сказал, что я дурак, а я себя считаю вроде умным человеком, то это противоречие. Устраняется двумя путями — либо согласиться, что в данной ситуации я был дураком, либо счесть, что дурак тот, кто меня таким назвал. Второе обычно приятнее.

Так, если вы человеку вольно или невольно помогли, оказали содействие, вам нужно будет потом самому себе объяснить, почему вы это сделали.

Ну не сдуру же? Самое простое объяснение, которое люди почти бессознательно находят своим добрым поступкам: «Потому что в этом человеке что-то (доброе) есть». И после этого относятся к человеку с большей доброжелательностью и симпатией. См.→

Думать о ком-то дурно и жить от него вдали — внутренне логично. Но жить рядом с совсем дурным человеком — мало логично, и люди стараются рядом с таким человеком не жить. Однако если совместная жизнь неизбежна и от этого никуда не денешься совсем, то может быть, он не такой уж и плохой, а просто такой особенный? См.→

Когнитивный диссонанс и внутриличностный конфликт

Когнитивный диссонанс — мягкий вариант внутриличностного конфликта. Смотри Внутриличностный конфликт.

Когнитивный диссонанс 

О том, нужны ли гражданские проекты оборонным предприятиям, спорить перестали.

 

 

 

Диверсификация воспринимается как способ выживания ОПК в условиях снижения гособоронзаказа, хотя лучше рассматривать ее как более глобальный процесс эволюции высокотехнологичной интеллектуальной среды. Запущены разные меры господдержки, от дешевых кредитов и субсидирования до лоббирования интересов отечественных поставщиков для сферы ТЭК и государственных заказчиков.

Однако любые попытки оптимизировать и ускорить процесс сталкиваются с целым рядом очевидных противоречий внутри системы. Для начала – ОПК и гражданский рынок существуют в разных, буквально несовместимых и юридических, и экономических парадигмах. Рыночные механизмы чужды исполнителям ГОЗ, и дело даже не в том, что нет ни опыта, ни навыка, ни специалистов в организационной структуре, которые могли бы двигаться в направлении гражданских сегментов рынка. Это важные факторы, и на то, чтобы с нуля выстроить такие механизмы, нужно время, желание и оборотные средства.

Но все же существуют инновационные компании и целые корпорации, у которых есть базовое понимание, как и куда можно двигаться дальше в гражданском секторе. Проведены маркетинговые исследования с учетом мировых патентных ландшафтов, и сделаны определенные выводы о перспективных направлениях развития высокотехнологичной продукции. Но ровно на этой стадии диверсификация для многих заканчивается, так толком и не начавшись. По закону все результаты интеллектуальной деятельности, достигнутые в процессе НИОКР при исполнении ГОЗ, включая патенты на изобретения и техническую документацию, принадлежат государству в лице Минобороны. Странно было бы предполагать, что может быть как-то по-другому. В парадигме ГОЗ – это более чем логично: государство выделяет деньги, оплачивает вашу работу, получает ее результат. Так и должно быть. Но тогда о какой диверсификации можно говорить, тем более в установленные президентом сроки – 50% гражданской продукции к 2030 году?

Для выпуска высокотехнологичной гражданской продукции необходима техническая документация, а она в подавляющем большинстве предприятиям не принадлежит.

В правительстве эту проблему понимают, в последнее время проведено несколько совещаний на тему распределения РИД. В частности, 12 декабря в Совете Федерации прошло заседание Совета по вопросам интеллектуальной собственности. Как сказала В.И. Матвиенко: «…Знания в современном мире становятся своего рода «умной нефтью», и чтобы конвертировать это богатство в экономическое развитие, рост благосостояния граждан, пора создавать четкие правовые механизмы, регулирующие рынок интеллектуальной собственности».

Законодательство в этой сфере пытаются переписать с 2012 года, именно тогда, задолго до объявленной диверсификации ОПК, состоялось первое заседание Совета по вопросам интеллектуальной собственности при Совете Федерации. А ощутимых результатов так и не последовало, очевидно, по причине разнонаправленных интересов рынка и госзаказа. У Минобороны есть четкие цели и задачи, у исполнителей ГОЗ, которые не собираются диверсифицироваться, а стремятся продолжать работать на одного единственного заказчика, – полное с ним единодушие.

У предприятий, чьи экономические интересы Минобороны удовлетворять больше не сможет, интересы с ключевым заказчиком расходятся, в первую очередь – в части распределения РИД. Статус исполнителя ГОЗ зачастую ставит «клеймо» прямой зависимости от заказчика. Отсутствие возможности принимать самостоятельные решения по применению РИД, кстати, послужит отличным оправданием отсутствия каких-либо попыток выхода на гражданский рынок.

Возможно, поэтому лобби нового закона о распределении РИД не такое уж обширное и входят в него только эксперты предприятий и организаций, которые действительно активно стремятся реализовать поручение президента в части диверсификации и, как правило, уже имеют стратегии развития высокотехнологичного гражданского сегмента. Их деятельность отсутствие нового закона тормозит, а кому-то играет на руку. У тех, кто еще не определился, впереди сложная задача не только «борьбы» с несовершенным законодательством, но и преодоления когнитивного диссонанса, который неминуемо возникает при попытке существования в двух несовместимых парадигмах – исполнителя гособоронзаказа и бизнес-структуры.

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 2 (61), 2020 г., Санкт-Петербург

 

Принципы дизайна: Когнитивный диссонанс — UXPUB

Война мыслей в голове пользователя.

Статья этой недели рассказывает о психологическом дискомфорте, который испытывают люди и лисы, которые одновременно придерживаются двух или более противоречащих друг другу мыслей и / или убеждений. Давайте посмотрим, что такое когнитивный диссонанс и какое отношение он имеет к дизайну.

Что такое когнитивный диссонанс

Басню Эзопа “Лиса и виноград”, можно рассматривать в качестве примера когнитивного диссонанса.

Ведомая голодом, лиса попыталась добраться до винограда, висящего высоко на лозе, но не смогла, хотя и прыгнула со всей силой. Уходя, лиса заметила: “О, да ты еще даже не созрел! Мне не нужен кислый виноград”.

Кажется, что лиса одновременно держала в голове две несовместимые мысли: желание и разочарование. Критика, используемая лисой, была способом нейтрализовать этот дисбаланс и уменьшить психический конфликт.

Люди подсознательно стремятся к внутренней последовательности. Ощущение непоследовательности приводит к психологическому дискомфорту. Это приводит к более высокой мотивации, чтобы избежать информации, которая может противоречить нашим собственным убеждениям и ценностям. Таким образом, мы можем оставаться в равновесии и быть счастливыми.

Большую часть времени люди пытаются уменьшить свой когнитивный диссонанс четырьмя способами:

  1. Изменение поведения или восприятия. “Я больше не ем мясо”, – сказал вегетарианец
  2. Оправдание поведения или восприятия, путем изменения конфликтующего восприятия. “У меня может быть выходной день с мясом один раз в неделю”, – сказал несостоявшийся вегетарианец (я)
  3. Оправдание поведения или восприятия, путем добавления новых условий. “Я пойду на пробежку, чтобы сжечь лишние калории, которые я сейчас съем”, – сказал парень, который не сделал это позже.
  4. Игнорировать или опровергнуть информацию, которая конфликтует с существующими убеждениями. “Это мясо без консервантов и химии, так что у животного, должно быть, была хорошая жизнь”, – сказал несостоявшийся вегетарианец (я)

Как использовать когнитивный диссонанс в дизайне

Создание и разрешение когнитивного диссонанса может иметь очень мощное воздействие на пользователей. Оно может быть использовано для воздействия на поведение людей.

Хороший способ его использования

Когнитивный диссонанс может быть использован как средство убеждения. Часто в дизайне его можно увидеть, в виде метода нога в двери.

Представьте, что вы работаете над процессом обучения новых пользователей вашего продукта. Прежде чем просить пользователей о большом одолжении (стать платным участником), вы сначала попросите их оказать небольшую услугу (зарегистрируйтесь бесплатно одним кликом мыши), это такая небольшая услуга, что они почти наверняка сделают это.

Как только они ступят в дверь, и вы немного подождете, вы можете попросить их о большей услуге. В конце концов, вы можете попросить их о большой услуге – стать платным пользователем вашего продукта.

Этот метод работает и был проверен много раз многими сервисами.

Часто, когда люди подписываются на бесплатные услуги или ограниченные рекламные акции, они, возможно, делают это, потому что это предлагалось им, а не потому, что они, действительно, нуждались в этом. Здесь возникает небольшой когнитивный диссонанс. Поэтому они начинают бороться с когнитивным диссонансом, используя один из четырех типичных способов из предыдущего раздела.

Использование метода “нога в двери” повышает вероятность того, что кто-то сделает то, что вы хотите от него. Важно не быть слишком назойливым с просьбой о помощи, потому что это заставит пользователя вылететь из двери. 🙂 Предоставление пользователям времени для отдыха и упорядочивания мыслей имеет решающее значение, если вы хотите, чтобы этот метод хорошо работал.

Всякий раз, когда вы просите пользователя об одолжении в своем дизайне, вы создаете небольшой когнитивный диссонанс, который пропорционален размеру одолжения. Вот почему поток продуктов / услуг должен быть спроектирован таким образом, чтобы у пользователя был период отдыха, чтобы самостоятельно решить когнитивный диссонанс.

Представьте себе, мысли пользователя после бесплатной регистрации “Почему я зарегистрировался на этом продукте? … Думаю, это может быть полезно для меня… Наверное, он мне также нравится”.
Настало время попросить об еще одной небольшой услуге, а затем снова подождать до следующей.

Чем больше услуг пользователь оказал ранее, тем больше вы можете попросить у него в следующий раз. Инвестирование пользователя в ваш продукт создает доверие и зависимость.

Как только вы взбаламутите воду, чтобы поймать рыбу, подождите, пока вода успокоится, прежде чем вы сможете поймать другую рыбу.

Используйте когнитивный диссонанс расчетливо, и вы сможете подружить многих пользователей с вашим дизайном.

Не очень хороший способ использования когнитивного диссонанса

Создание диссонанса в сознании пользователя часто используется в маркетинге. Это очень эффективная стратегия, поэтому многие компании ее используют.

Однако иногда им злоупотребляют. Вместо того чтобы использовать его для разогрева пользователей и предоставления им хорошего опыта, маркетологи (в том числе дизайнеры) становятся слишком агрессивными. Они пытаются напрямую втолкнуть пользователя в дверь и перевернуть его вверх ногами, чтобы вытряхнуть все деньги из карманов. Это не круто!

Например, всплывающие модальные окна, которые создают сильный когнитивный диссонанс ради конверсии.

Модальное окно, вызывающее сильный когнитивный диссонанс

Модальное окно выше пытается сказать мне: “Эй, ты такой глупый, что не хочешь бесплатных ресурсов и 10% скидку?” Это создает когнитивный диссонанс в моей голове. Но нет места для паники. Дизайнеры предоставили “OUT” способ этого диссонанса. Он перед моим лицом, мне просто нужно нажать “Продолжить”.

У меня есть идея по улучшению. Они могут сделать второе всплывающее окно после того, как я закрою первое. “Вы уверены, что действительно не хотите скидку 10%?”, чтобы заставить меня усомниться в моем первом решении. Таким образом, они перегружают мою способность когнитивного диссонанса, и я закрою всю вкладку браузера! Лично у меня есть несколько сайтов, которые я перестал посещать, встретившись с таким типом модальных окон.

Дизайнеры должны избегать создания таких манипуляторных и неэтичных дизайнов. Даже если это поможет повысить показатели конверсии в краткосрочной перспективе, в долгосрочной перспективе это создает плохой пользовательский опыт.

Мысли в заключение

Когнитивный диссонанс дает вам силу убеждать пользователей и превращать их в “друзей” вашего продукта. Но только, если вы используете его с умом. Будьте хорошим дизайнером и убеждайте пользователей этически, чтобы у них был приятный опыт в ваших творениях.

Чрезмерное давление на восприятие пользователя может разрушить опыт.

Эта статья была вдохновлена книгой “Универсальные принципы дизайна” пера Уильяма Лидвелла.

Призыв к действию

Спасибо за внимание! Пишите мне в LinkedIn и Twitter.

Другие принципы дизайна

«Рио+20»: как вылечить когнитивный диссонанс и преодолеть кризис лидерства?

На прошлой неделе в Рио-де-Жанейро завершила свою работу Конференция ООН по устойчивому развитию. Однако некоторые представители общественных организаций, занимающихся охраной природы, работающих на благо голодающих, продвигающих интересы работников по всему миру, недовольны результатами «Рио+20». По их мнению, они еще раз убедились в том, что руководители многих стран мира испытывают «когнитивный диссонанс» и связывают это с «кризисом лидерства». В сути вопроса разбирался Артем Пащенко.

*****

По словам Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна итоговый документ Конференции «Рио+20» возлагает серьезные политические обязательства на государства в области устойчивого развития. Но гражданское общество так не считает. Его представители полагают, что положения итогового документа слишком размыты. Нет четких целей, которые бы могли определить будущее человечества. А ведь времени остается так мало. Говорит доктор Куми Найду из Гринпис:

«Похоже, что главы государств и правительств испытывают острый приступ когнитивного диссонанса. Все факты указывают на то, что нужно принять срочные меры, нужны новые амбициозные цели, нужны новации, чтобы выйти из этого тупика. Но они этого не понимают. Они лишь признают тот факт, что выбросы парниковых газов необходимо снижать, начиная с 2015 года. А времени уже нет. Похоже, что мы играем в политический покер, а на кону стоит будущее нашей планеты».

Шаран Бэрроу из организации «Международная конференция профсоюзов», которая объединяет в общей сложности 175 миллионов работников по всему миру, разочарована.

«Как и все остальные, последний год мы работали над подготовкой общественного сознания. Мы принимали участие в Конференции в надежде оказать поддержку тем усилиям, которые мировые лидеры направят на создание альтернативной экономики, улучшение социальной среды, защиту природы. Но наше разочарование помогло нам лучше понять, что необходимо преодолеть кризис лидерства. Нужно сделать так, чтобы любой человек, избирающийся на пост главы государства, демонстрировал серьезное стремление к устойчивому развитию».

Поэтому «Международная конференция профсоюзов» берет бразды правления в свои руки – на «Рио+20» Шаран Бэрроу заявила, что к 2015 году эта организация вложит 5% своего пенсионного фонда, который насчитывает 25 триллионов долларов, в «зеленые» займы – акции компаний, занимающихся экологически чистым бизнесом.

А вот у Барбары Стокинг из Oxfam, благотворительной организации, которая борется с голодом по всему миру, двоякие чувства. С одной стороны она считает, что на «Рио+20» не было проявлено реального лидерства. И теперь страдать будут самые бедные слои населения во всех странах:

«Но нужно отдать должное, на Конференции проблеснула надежда. Это и обсуждение новых Целей устойчивого развития, и инициатива по искоренению голода, о которой объявил глава ООН. Но мне кажется, что больше всего энергии проявляет гражданское общество. Надо задуматься над тем, куда эту энергию направить».

Здесь на помощь неправительственному сектору может прийти бизнес, ведь среди деловых кругов растет ответственность за будущее планеты. Даже в России. Говорит член правления Глобального договора ООН, исполнительный директор компании «Сахалин Энерджи» Андрей Галаев:

 «Очень важно показать, что российские компании, российский бизнес не стоит в стороне от этих тенденций и принципы корпоративной социальной ответственности, они не только понятны, но и нам есть чем поделиться и рассказать. У нас есть тоже наработанные практики, которые могут быть использованы нашими партнерами».

Более того в течение следующих 10 лет международные банки развития выделят 175 миллиардов долларов на продвижение экологически чистых транспортных систем. Говорит председатель Азиатского банка развития Харухико Курода:

 «В развивающихся странах на тысячу человек приходится от 10 до 30 автомобилей. В развитых государствах эта цифра составляет 600-800. По мере того, как будут расти доходы, население будет покупать транспортные средства. Но развивающиеся страны могут с легкостью перейти в «зеленое» будущее с экологически чистой инфраструктурой и транспортной системой, что в свою очередь, укрепит здоровье населения и обеспечит его благосостояние».

 И тут помощь гражданского общества будет неоценимой. Совершенно ясно, что бизнес готов работать с активистами. И тут на ум приходят слова великого комбинатора: «бензин – ваш, идеи – наши».

Метеорология и пандемия могут спровоцировать у москвичей когнитивный диссонанс

Казусы с метеопрогнозами, видимо, — метафора всей нашей сумасшедшей жизни

Попавший в снежную буру синоптик Фил из фильма «День сурка» после его прогноза о том, что осадки прекратятся, возможно, становится объектом подражания для его российских коллег.  

Ровно неделю назад, 13 октября, Госавтоинспекция обратилась к жителям Москвы с просьбой сменить на автомобилях летнюю резину на зимнюю в связи с понижением температуры до нуля. В ведомстве сослались на прогнозы синоптиков, согласно которым «уже в ближайшие выходные температурные значения в ночные часы могут понизиться до нулевых отметок».

Более того, сегодня утром метеорологи (центр «Фобос») предупредили москвичей о мокром снеге и гололедице. Первый снег, согласно прогнозу, должен пойти в Москве уже сегодня, 20 октября. В сообщении говорилось про «холодный арктический воздух с температурой на несколько градусов ниже нормы и (… ) первый в текущем сезоне снег». 

Однако те, кто в связи с этой информацией логично последовал совету сменить летнюю резину на зимнюю, похоже, могут пожалеть об этом. Поскольку сегодня же утром замдиректора Гидрометцентра России Дмитрий Киктев сообщил, что все-таки «можно чуть-чуть подождать с заменой летней резины на зимнюю. Среднесуточная температура по климату устойчиво переходит через ноль в сторону отрицательных значений примерно в конце первой декады ноября, после этого вероятность ночных, даже дневных отрицательных температур выше». Стало быть, «неделю, а может, даже и две можно еще потянуть».

Тут недалеко и до когнитивного диссонанса, то есть до разногласий между тем, что знаешь, и что видишь или делаешь. То есть по льду едешь в летней резине, ну или под дождем – в зимней.

12,5 лет назад Гидрометцентр из-за столичного снегопада также оказался в центре неудобной ситуации. Синоптики федеральной метеослужбы были обвинены в нерасторопности, когда на столицу обрушился сильный снегопад. Гидрометцентр тогда сообщил о его наступлении с опозданием, и столичные службы не успели провести антигололедные мероприятия до наступления часа пик. Вследствие этого, как утверждали чиновники, произошло 85 мелких аварий и 12 серьезных дорожно-транспортных происшествий, в которых пострадали 20 человек. В результате тогда столичные чиновники заявили, что в городе будет создана собственная метеослужба…

Что касается философской дилеммы, которую порождают противоречивые заявления медийных персон в этом бурном году, то вспоминается, к примеру, телеведущая, заслуженный врач России Елена Малышева, чьи советы по здоровому образу жизни считаются эталонными. 22 апреля этого года она заявила о том, что настало время отменять карантинный режим и «переходить к нормальной жизни». (Перед тем она назвала коронавирус «чудом чудесным» и «самым прекрасным вирусом»). А мэр Москвы Сергей Собянин в тот же день заявил, что ситуация остается сложной и введенный в Москве с 13 апреля режим пропусков, наоборот, продлевается.

1 сентября этого года Малышева назвала критиков режима самоизоляции «дебилами». Объяснив эпидемиологическую ситуацию, она сказала: «Дебилы — это те, кто этого не понимает».

А сегодня, 20 октября, Елена Малышева опять рассуждала на тему, что самоизоляция — тяжелый стресс для человека. 

«Эксперты изучили влияние самоизоляции весны 2020 года на людей и пришли к выводу, что длительное пребывание в четырех стенах снижает иммунитет, повышает риск болезней легких, а также болезней сердца и сосудов», – так излагается содержание ее передачи (цитата по сайту «Первого канала»).

Замечательно в этой связи название ток-шоу: «Самоизоляция. Как она может убить? Жить здорово!» Мэр в это время опять, как и весной, призывает к ограничениям.

Перефразируя известное высказывание, можно сказать: «метеоролога / ведущего ток-шоу послушай и сделай наоборот». В смысле – «вместо синоптиков спроси знакомую бабушку: если поясница у нее болит, значит готовься к перемене погоды…».

По мнению клинического психолога Валерия Ивановского, «в рамках структуры социальной организации общества государственные институты выполняют роль проводников сигналов-ориентиров, которые служат для выработки определенного намерения в действиях людей. Когда же в социум посылаются такие противоречивые сигналы, через какое-то время человеческий мозг перестает их воспринимать как значимую информацию, позволяющую формировать осознанные программы. Поэтому в перспективе такие действия чреваты тем, что для людей значения сигналов, подаваемых сначала одним, потом другим ведомством, будут теряться, и люди просто перестанут им верить. Это может сделать систему более неуправляемой, энтропия будет нарастать».

Когнитивный диссонанс научились предсказывать по активности мозга

В ходе эксперимента создавалась ситуация сильного когнитивного диссонанса и его отсутствия. Испытуемых просили оценить порядка 400 продуктов питания. На основании ответов участников были подобраны пары продуктов, из которых нужно было выбрать только один, чтобы в конце эксперимента его получить. Когда один продукт очень нравился, а второй — нет, у респондентов не возникало проблем; сложности с выбором начинались в тот момент, когда продукты были примерно одинаково привлекательны — в этой ситуации и возникал когнитивный диссонанс.

Изучая так называемые длинновременные корреляции (ДВК) в активности мозга, описывающие состояние мозга, исследователи обнаружили, что эти врожденные особенности активности лобной коры испытуемых определяют, развивается ли у них сильный или слабый когнитивный диссонанс. «Мы показали, что ДВК в мозге испытуемых в состоянии покоя (то есть задолго до участия в эксперименте) предсказывало, испытают ли они когнитивный диссонанс или нет. Выраженность ДВК — такая же устойчивая наша характеристика, как, например, цвет глаз, то есть задаются генетически», — подчеркивают авторы статьи.

Также в ходе эксперимента выяснилось, что в момент сложного выбора между двумя близкими по привлекательности продуктами активировалась медиальная лобная кора — области богатой нейромедиатором дофамином.

Таким образом, ученые не только подтвердили, что продукт, который не был выбран, теряет привлекательность, но показали связь активности лобной коры с изменением мнения человека. Возможно, знание нейробиологических механизмов, определяющих возникновение когнитивного диссонанса, поможет лучше понять природу изменения мнения человека, кто менее, а кто более подвержен влиянию.

Пресс-релизы о научных исследованиях, информацию о последних вышедших научных статьях и анонсы конференций, а также данные о выигранных грантах и премиях присылайте на адрес [email protected]

как распознать проблему и справиться с ней — Блог Викиум

Гармоничное понимание внешнего мира и самого себя – это обязательное состояние каждой счастливой личности. К самым распространенным психическим проблемам относится когнитивный диссонанс, во время которого может возникать существенный эмоциональный дискомфорт.

 

Когнитивный диссонанс появляется в результате наличия у индивида некоторых противоположных когниций. Под последними подразумеваются разнообразные идеи, познания, выводы, личностные принципы и эмоции в ответ на все, что происходит вокруг. Если у человека проявляются двойственные когнитивные слагаемые, то он начнет испытывать существенный психический дискомфорт, и его подсознание просчитает, как можно решить данную проблему.

Причины появления когнитивного диссонанса

Психология приводит несколько главных причин, которые способны вызывать данное состояние:

  • логический конфликт конкретного процесса или события с познаниями и пониманием его;
  • несоответствие личностного мнения индивида с суждениями многих людей в его окружении;
  • несоответствие опыта полученного ранее и повторяющейся проблемы;
  • следование традициям определенной культуры или устоявшейся поведенческой идеи наперекор мнению общества на счет них.

Если спросить у индивида, что на самом деле для него значит появление данного диссонанса, и какие ощущения его сопровождают, то, скорее всего, этот человек расскажет о чувстве неловкости и неуверенности в своих силах. Это плохо сказывается на общем душевном состоянии, но также со временем может спровоцировать серьезные проблемы с физическим самочувствием. Из-за этого зачастую включается защитный механизм, основывающийся на том, чтобы оправдать собственный поступок, мысли, или же активируется полное игнорирование ситуации.

Пример подобного состояния: у вас попросил одолжить деньги друг, при этом вы знаете, что он небрежно относится к средствам, да и любит азартные игры. Вам известно о его незавидном финансовом положении, он не раз был должен вашим знакомым. Но вы все же дали ему взаймы деньги и теперь ощущаете большой моральный дискомфорт, поскольку полученный раньше опыт и новые данные теперь показывают, что вы поступили опрометчиво. Для подавления данного ощущения вы начинаете оправдывать свое решение надеждой на лучшее, проявлением щедрой души или банальной жалости, начинаете избегать данной темы в разговорах с друзьями или членами семьи.

Как устранить когнитивный диссонанс?

Не стоит понимать проявление когнитивного диссонанса как что-то ужасное, от чего нужно немедленно избавляться. Каждая личность вправе делать ошибочные выводы или поступки, а данные, которые поступают извне, могут оказаться ошибочными. Если у вас появилась проблема когнитивного диссонанса, то можно поступить следующим образом:

  • Посмотрите на ситуацию с другой стороны. Эта теория подойдет для чрезмерно самоуверенного человека, которому сложно примириться с тем, что он неправ. Необходимо признать то, что собственная ошибка или заблуждение возможны, и тогда проблема пройдет самостоятельно. К примеру, негативный итог поступка объясним промахом. Тогда ситуация понимается с логической точки зрения, и ощущение дискомфорта уходит.
  • Поменяйте поведенческую модель. Это нужно, когда вы однозначно знаете, что ваши поступки или отсутствие действий навредят вам или родным. К примеру, у девушки уже долгое время болит голова, у нее бессонница, и она знает, как игнорирование данных симптомов может повлиять на ее здоровье, но долго не решается пойти к доктору из-за боязни или нехватки свободного времени. В данной ситуации к симптомам заболевания прибавляется когнитивный диссонанс, и состояние девушки постепенно становится хуже. После посещения врача чувство психологического дискомфорта пройдет, поскольку она сделала так, как считала нужным.
  • Перестаньте думать о прошлом. Если раньше уже был определенный поступок, который в вашем понимании шел наперекор вашим ценностям и суждениям, то не стоит все время воскрешать данный случай в своей памяти. Расцените итог данного решения как простой жизненный опыт и попытайтесь больше не делать подобные промахи.

Проявление когнитивного диссонанса не всегда стоит воспринимать как негативный фактор. Порой только за счет возникновения данного состояния личность получает существенный толчок к дальнейшему развитию, совершенствованию себя. Практически невозможно в современной жизни полностью устранить противоречивые ощущения, поступки и познания, но порой действительно можно отыскать способ посмотреть на ситуацию с другого ракурса и восстановить прежнюю гармонию. Например, можно начать с прохождения курса Викиум под названием «Развитие мышления«.

Читайте нас в Telegram — wikium

Дискретное членство как повод для эффективного сотрудничества в JSTOR

Абстрактный

Хотя данные показывают, что первоначальное страдание может вызвать у группы большую симпатию, мало что известно о влиянии страдания на последующую деятельность группы. Группы из трех человек (двое — сообщники экспериментатора) выполняли шесть соревновательных заданий, во время которых сообщники вступали в сговор против испытуемого. Решением продолжить работу в группе манипулировали (высокий / низкий), после чего три члена выполнили четыре совместных групповых задания по отслеживанию.Как и предполагалось, результаты групп с высоким выбором были значительно лучше, чем с низким выбором, как по скорости, так и по ошибкам, без различий в оценке задачи или группы. Априорный внутренний анализ влияния симпатии к группе на производительность в условиях высокого выбора показал, что производительность была обратно пропорциональна симпатии, что добавило дополнительной поддержки интерпретации диссонанса.

Информация об издателе

Заявление о миссии Американской социологической ассоциации: Служить социологам в их работе Развитие социологии как науки и профессии Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией. членская ассоциация, посвященная развитию социологии как научной дисциплины и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов. социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи, практикующие и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве, бизнес или некоммерческие организации. Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация, через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора услуги своим членам и способствовать жизнеспособности, заметности и разнообразию дисциплины.Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

Раздаточный материал 1: Этапы развития веры | Место цельности | Гобелен веры

На основе работы Джеймса Фаулера, автора книги Stages of Faith

Предварительная стадия: недифференцированная вера

Обычно дети от рождения до 2-х летнего возраста.

Обладают потенциалом веры, но неспособны использовать этот потенциал.

Благодаря любовной заботе родителей и других взрослых в своей жизни маленькие дети начинают приобретать жизненный опыт доверия, смелости, надежды и любви.

На этом этапе дети воспринимают веру как связь между собой и своим опекуном.

Этап 1: интуитивно-проективная вера

Обычно дети дошкольного возраста.

Когнитивное развитие детей этого возраста таково, что они не могут мыслить абстрактно и, как правило, не могут видеть мир с чужой точки зрения.Как пишет Роберт Кили: «Эти дети не могут мыслить как ученые, рассматривать логические аргументы или продумывать сложные идеи».

Вера — это не продуманный набор идей, а набор впечатлений, которые в значительной степени получены от родителей или других значимых взрослых в их жизни. Таким образом, дети вовлекаются в ритуалы своей религиозной общины, переживая их и обучаясь у тех, кто их окружает.

Этап 2: Мифико-буквальная вера

Обычно в возрасте от 6 до 12 лет.

Дети в этом возрасте могут начать понимать разницу между проверенными фактами и вещами, которые могут быть скорее вымыслами или предположениями.

В этом возрасте источник религиозного авторитета для детей начинает распространяться от родителей и доверенных взрослых к другим членам их сообщества, таким как учителя и друзья.

Как и на предыдущем этапе, вера — это то, что нужно испытать. На данном этапе это происходит потому, что дети думают конкретным и буквальным образом. Вера превращается в рассказанные истории и практикуемые ритуалы.

Позже на этой стадии у детей появляется способность понимать, что у других могут быть иные убеждения, чем у них.

Этап 3: Синтетическая-условная вера

Обычно начинается примерно с 13 лет и длится примерно до 18 лет. Однако некоторые люди остаются на этой стадии всю свою жизнь.

В отличие от предыдущих стадий, люди на этой стадии способны мыслить абстрактно. То, что когда-то было простыми, не связанными друг с другом историями и ритуалами, теперь можно рассматривать как более связное повествование о ценностях и морали.С абстрактным мышлением приходит способность видеть слои смысла в историях, ритуалах и символах их веры.

На этом этапе у людей появляется способность смотреть на вещи с чужой точки зрения. Это означает, что они также могут представить, что другие думают о них и их вере.

Люди на этом этапе заявляют, что их вера является их собственной, а не просто тем, чем занимается их семья. Однако заявленная вера обычно остается верой их семьи.

На этом этапе для людей важны вопросы религиозного авторитета. Для младших подростков эта власть по-прежнему в основном принадлежит их родителям и важным взрослым. Для старших подростков и взрослых на этой стадии власть принадлежит друзьям и религиозному сообществу. Для всех людей на этой стадии религиозный авторитет находится в основном вне их лично.

Этап 4: Индивидуально-рефлексивная вера

Эта стадия обычно начинается в позднем подростковом возрасте (от 18 до 22 лет).Однако Роберт Кили отмечает, что «люди многих поколений испытывают диссонанс, связанный с реальными вопросами веры, к которым человек начинает обращаться на этой стадии развития».

Люди на этой стадии начинают сомневаться в своих собственных предположениях относительно традиции веры.

Наряду с сомнением в собственных предположениях о своей вере, люди на этой стадии начинают сомневаться в авторитетных структурах своей веры.

Это часто тот момент, когда кто-то покидает свою религиозную общину, если ответы на вопросы, которые они задают, им не нравятся.

Большая зрелость достигается отказом от одних частей своей веры при утверждении других. В конце концов, человек начинает брать на себя большую ответственность за собственное путешествие веры.

Этап 5: Конъюнктивная вера

Обычно люди не достигают этой стадии до 30 лет.

Эта стадия — когда борьба и вопросы четвертой стадии уступают место более удобному месту. Некоторые ответы были найдены, и человек на этом этапе чувствует себя комфортно, зная, что все ответы найти нелегко.

На этом этапе сильная потребность в индивидуальном саморефлексии уступает место чувству важности сообщества в развитии веры.

Люди на этом этапе также гораздо более открыты для взглядов других людей. Это происходит не потому, что они отходят от своей веры, а потому, что они осознают, что вера других людей может влиять и углублять их собственную.

Этап 6: Универсализация веры

Это редкий человек, который достигает этой стадии веры.

Джеймс Фаулер описывает людей на этой стадии как обладающих «особой грацией, которая заставляет их казаться более ясными, более простыми и в то же время более человечными, чем остальные из нас».

Люди на этой стадии могут стать важными религиозными учителями, потому что у них есть способность общаться с кем угодно на любой стадии и с любой верой. Они могут относиться к ним без снисходительности, но в то же время могут оспаривать предположения, которые могли иметь люди других стадий.

Люди на этом этапе дорожат жизнью, но при этом не держатся за нее слишком крепко.Они верят в действие, бросая вызов статус-кво и работая над установлением справедливости в мире.

Роберт Кили указывает на таких людей, как Ганди и Мать Тереза, как на примеры людей, достигших этой стадии.

Хочу Мазду! Или Хонда… Может быть | Марша Чан

Существует огромная возможность повлиять на потребителей на этапе альтернативной оценки и выбора. Этот этап, наряду с исследованиями, часто занимает больше всего времени в процессе принятия решений.

Рис. 2. Диаграмма поведения потребителей (Хокинс и др., 2007)

Давайте углубимся в шаг 3!

В августе прошлого года купил машину. На рынке представлено более 350 марок легковых и грузовых автомобилей, однако типичный потребитель сравнивает только 5 или 6 марок. Что касается меня, я думал о Mazda, Toyota, Honda, Hyundai и Nissan. Это означает, что если компания сможет разработать стратегию, которая увеличивает ее шансы на то, чтобы ее рассмотрели или включили в «набор для рассмотрения», она могла бы увеличить их шансы закрепить сделку с 1/350 до 1/6 (Hauser et al., 2009)!

Рисунок 3. Процесс принятия решений потребителем от общего набора к набору решений («Процесс принятия решений потребителем», н.о.).

Почему так важно быть в наборе для рассмотрения? Что ж, если ваш бренд не рассматривается, его нельзя выбрать. В 2008 году Buick и Lexus заняли первое место по результатам исследования надежности J.D. Power. Buick также занял первое место среди американских автомобилей по версии Consumer Reports . Однако очень немногие американцы даже задумывались о покупке Buick. Фактически, 50% всех потребителей США отказываются от автомобилей GM, даже не оценив их.Все ценностные предложения Buick, такие как качество и безопасность Onstar, не имеют значения, если они не дошли до стадии рассмотрения (Hauser et al., 2009).

Для предприятий жизненно важно понимать, как потребители формируют наборы соображений, n . Проще говоря, потребители измеряют величину «полезности», которую они получают от выбора максимального элемента набора, за вычетом затрат на поиск этого максимального элемента. При обсуждении расширения набора соображений ожидаемое значение выбора из расширенного набора, n + 1 , минус ожидаемое значение выбора из n , должно превышать стоимость поиска из n + 1 вместо из n продуктов (Hauser et al., 2009) .

Другими словами, чтобы включить ваш продукт в набор для рассмотрения:

Маркетологи могут затем сформировать стратегии для увеличения воспринимаемой ценности продукта n + 1, рекламируя лучшие характеристики или снижая стоимость поиска за счет лучшего продвижения или выборки. (Хаузер и др., 2009).

Принимая решение о покупке автомобиля, большинство людей не рассматривают все особенности автомобиля. Вместо этого люди сосредотачиваются на относительно небольшом количестве функций, которые являются наиболее желательными, и исключают варианты, в которых этих функций нет.У автомобилей есть большое количество функций и выбор различных марок. Поиск информации требует больших усилий, а процесс принятия решения — долгий и сложный. Сходные модели автомобилей затрудняют сравнение (Hauser et al., 2009).

Покупка автомобиля — пример расширенного принятия решения . Это требует высокой степени вовлеченности и инвестиций. Больше функций и больше возможностей оцениваются в течение более длительных периодов времени. В этих случаях потребители используют правила принятия решений .Правила принятия решений — это стратегии обработки информации, которые облегчают выбор, связанный с потреблением. Они помогают людям, предоставляя рекомендации для принятия сложных решений, таких как снижение риска и оценка альтернатив (Albarasin, 2013).

Есть две широкие категории правил принятия решений: компенсационные и некомпенсирующие . Давайте воспользуемся примером, чтобы это было легче понять.

Компенсационное правило

Компенсационное правило диктует, что потребитель принимает решения с точки зрения каждого значимого атрибута и вычисляет взвешенный или суммарный балл для каждого бренда.Другими словами:

Итак, если принять следующую таблицу важности:

Mazda = 4 (5) +3 (3) +2 (5) +5 (3) +1 (1) = 55
Honda = 52
Toyota = 58
Nissan = 50
Hyundai = 53

Согласно компенсационному правилу лучшим выбором является Toyota. Компенсационные правила позволяют положительно оценивать один атрибут бренда, чтобы уравновесить отрицательные атрибуты. Некомпенсирующие правила принятия решений не позволяют сбалансировать положительные и отрицательные атрибуты («Решение и покупка», n.д.).

Есть 4 основных некомпенсаторных правила:

  • Дизъюнктивное
  • Конъюнктивное
  • Исключение по аспектам
  • Лексикографическое

Дизъюнктивное правило

В дизъюнктивное правило минимально, требуется уровень производительности назначается для каждого важного атрибута. Все бренды, которые соответствуют этому уровню или превышают его, являются приемлемыми (Hawkins et al., 2007).

Согласно этому правилу, Mazda, Toyota и Hyundai соответствуют минимуму по крайней мере по одному важному атрибуту и ​​являются приемлемыми.

Конъюнктивное правило

Конъюнктивное правило является зеркальным отображением дизъюнктивного правила. Согласно конъюнктивному правилу, бренд должен обладать всеми своими характеристиками, превышающими минимальные уровни приемлемости, чтобы быть приемлемым (Hawkins et al., 2007).

Mazda, Toyota, Nissan и Hyundai исключены, поскольку они не соответствуют минимальным стандартам. Следовательно, согласно конъюнктивному правилу, допустима только Honda.

Исключение по аспектам

С правилом исключения по аспектам (EBA) потребители сначала ранжируют критерий по важности, а затем устанавливают уровень отсечения для каждого критерия.Бренды исключаются в порядке важности атрибутов, если они не соответствуют пороговому значению (Hawkins et al., 2007).

Шаг 1: Цена исключает Hyundai

Шаг 2: Экономия топлива исключает Mazda

Шаг 3: Езда и управляемость исключают Nissan

Шаг 4: Безопасность исключает Honda

Остается Toyota.

Лексикографическое правило

Наконец, с лексикографическим правилом , потребители в первую очередь ранжируют атрибуты с точки зрения воспринимаемой важности.Затем потребитель выбирает бренд, который лучше всего работает по первому признаку. Если два или более бренда совпадают, они оцениваются по следующему наиболее важному атрибуту до тех пор, пока один из них не превзойдет все остальные (Hawkins et al., 2007).

Используя тот же рейтинг, что и в предыдущем правиле, Mazda является лучшим вариантом бренда на основе лучшей цены, наиболее важного атрибута потребителя.

Резюме

Ниже приводится таблица, в которой показаны результаты выбора, основанные на различных правилах принятия решений:

В исследовании Hauser et al., они проанализировали возможность использования портативных GPS. Они обратили внимание на две марки: Magellan и Garmin. При расчете с использованием компенсационного правила Магеллан получил более высокий балл. Следовательно, в компенсирующем симуляторе рынка переход с Garmin на Magellan увеличит долю рынка. Однако при оценке некомпенсаторных моделей исследователи обнаружили, что 12% участников проходили скрининг на основе бренда. Из этих 12% 82% предпочли Garmin. Для остальных 88% бренд не принимался во внимание при проверке.Таким образом, используя эту модель, можно предсказать, что переход с Garmin на Magellan приведет к сокращению доли рынка. Эти две модели привели к разным предсказаниям (Hauser et al., 2009).

То же исследование показало, что, согласно правилу компенсации, «сверхяркий дисплей» был наиболее важной характеристикой GPS. Симулятор рынка предсказал, что добавление этой функции за дополнительные 50 долларов увеличит долю рынка на 11%. Однако некомпенсирующее правило определяло, что те, кто просматривал сверхяркие дисплеи, также выбирали более низкие цены.Таким образом, некомпенсирующий симулятор рынка предсказал увеличение доли рынка на 2%, что на 9% ниже, чем это было предсказано компенсационным симулятором (Hauser et al., 2009).

Важно понимать поведение потребителей и какие типы моделей решений или правил люди могут применять в процессе оценки. Например, компенсационные правила чаще применяются к простым наборам выбора с небольшим количеством альтернатив, низкими затратами на поиск и с новыми продуктами с новыми функциями. Некомпенсирующие правила используются чаще, когда продуктов много, требуется больше усилий для принятия решения, больше цейтнот и нужно оценивать больше функций (Hauser et al., 2009). Понимание того, какие правила с наибольшей вероятностью будут использоваться потребителями, позволит маркетологам лучше моделировать, делать более точные прогнозы и давать рекомендации по более эффективным маркетинговым стратегиям.

О неприязни к поэзии · LRB 17 июня 2015 г.

В девятом классе английская миссис Х потребовала, чтобы мы выучили наизусть и прочитали стихотворение, и поэтому я попросил старшего библиотекаря Топики направить меня к самому короткому стихотворению, которое она знала, и она предложила «Марианн Мур». Поэзия », которая в версии 1967 г. читается полностью:

Мне это тоже не нравится.
Однако, читая его с полным пренебрежением,
обнаруживаешь в нем, в конце концов, место для подлинного.

Я помню, как думал, что мои одноклассники были лохами, потому что в основном выучили наизусть 18-й сонет Шекспира, тогда как мне нужно было процитировать только 24 слова. Не говоря уже о том, что установленная схема рифм и пентаметр ямба облегчают запоминание 14 строк Шекспира, чем три строки Мура, каждая из которых прерывается конъюнктивным наречием — параллелизм неловкости, который в основном служит его формой.Это плюс четыре слова «это» заставляет Мура звучать как священник, неохотно признающий, что секс имеет свою функцию, при этом он пытается избежать использования этого слова, эффект усиливается неудобным соединением второй строки и третьей («in / it» ). На самом деле, «Поэзия» — очень сложное стихотворение для запоминания, как я продемонстрировал, не сумев правильно понять ни один из трех шансов, которые мне дала миссис Икс, которая смотрела на текст, а мои одноклассники тряслись. .

В конце концов, мое презрение к назначению было несовершенным.Даже сейчас я обычно неправильно цитирую второе предложение, но кто мог забыть первое? Мне тоже не нравится повторяется в голове с 1993 года; когда я открываю ноутбук, чтобы писать, или книгу, чтобы читать: Мне тоже это не нравится. эхом отзывается в моем внутреннем ухе. Когда поэта (включая меня) представляют на чтении, что бы я ни слышал, я слышу: Мне это тоже не нравится. Когда я учу, я в основном напеваю это. Когда кто-то говорит мне, как многие люди говорили мне, что они не понимают поэзии в целом или моей поэзии в частности и / или считают, что поэзия мертва, потому что она избита или неясна: Мне это тоже не нравится .Иногда этот рефрен имеет ощущение негативных размышлений, а иногда своего рода маниакально-мантрическое утверждение, так близко, как я подхожу к непрекращающейся молитве.

Что, если мы не любим, презираем или ненавидим стихи, потому что они — каждое из них — неудача? Поэт и критик Аллен Гроссман рассказывает историю (существует множество версий этой истории), которая звучит примерно так: вы хотите написать стихотворение из-за некоего трансцендентного импульса выйти за пределы человеческого, исторического и конечного. Но как только вы перейдете от этого импульса к собственно стихотворению, песня бесконечного окажется под угрозой из-за конечности ее терминов.Так что стихотворение — это всегда запись неудач. Существует «неразрешимый конфликт» между желанием поэта создать альтернативный мир и, как выразился Гроссман, «сопротивлением альтернативному творчеству, присущему материалам, из которых должен быть составлен любой мир». Сочиняя о Харте Крейне, Гроссман развивает свое понятие «виртуального стихотворения» — то, что мы могли бы назвать поэзией с большой буквы «P», абстрактную потенциальность среды, которую ощущает поэт, когда его призывают писать, — и противопоставляет ее поэзии. «настоящее стихотворение», которое обязательно выдает первоначальный импульс.Гроссман говорит, что настоящие стихи обречены на «горькую логику», которую невозможно преодолеть ни на одном уровне виртуозности.

Роковая проблема со стихами: стихи. Это помогает объяснить, почему сами поэты прославляют поэтов, которые отказываются от письма. В университете в 1990-е годы самые крутые молодые поэты, которых я знал, читали Рембо и Оппена — двух очень великих и очень разных писателей, которых объединяло то, что они отказались от искусства (хотя Оппен был лишь временным). Рембо останавливается около двадцати и начинает стрелять; Оппен хранит молчание в течение 25 лет, пока живет в Мексике, чтобы избежать расследования ФБР о своей организации труда.Рембо — ребенок ужасный, прожигающий сказанное; Оппен — поэт левого толка, чье спокойствие является признаком приверженности. «Потому что я не молчу, — писал Оппен в стихотворении, — стихи плохие».

Я читал Рембо, но я также читал, смаковал худших английских поэтов в антологии под названием Pegasus Descending , «книга лучших плохих стихов», в которой, как выразился Джеймс Райт, не было «ничего посредственного!» Читать ужасные стихи часто весело, но в веселье есть элемент идеализма: чтение худших стихов — это способ почувствовать, хотя и отрицательно, это эхо поэтической возможности.Подумайте о платоновском «аргументе несовершенства»: чтобы воспринимать конкретную вещь как несовершенную, мы должны иметь в виду некий идеал совершенства. Известно, что «Бедствие на Тей-Бридж» Уильяма МакГонагалла считается одним из самых плохих стихотворений, когда-либо написанных. Зимой 1879 года мост Тей обрушился, когда поезд пересек его, погибли все пассажиры. Стихотворение МакГонагалл начинается:

Красивый железнодорожный мост на Сильв’ри Тай
Увы! Мне очень жаль говорить, что
Девяносто жизней было отнято
В последний субботний день 1879 года
Который запомнится надолго.

Что меня ужасно привлекает в этом стихотворении, так это то, как МакГонагалл, когда ее призывают увековечить память неисправного моста, строит еще один. Как и в любом плохом строительстве, все измерения неправильные, его счетчик до неприличия неуклюжий и неровный. Ясно, что МакГонагалл серьезно пытается собрать ресурсы метрической традиции, а не подорвать ее, но несоответствие двойного и тройного измерения в одной только первой строке означает, что, хотя она сделана из узнаваемых метрических ног, линия не похожа на он принадлежит к любому определенному метрическому паттерну (ямб, дактилия, анапестик и т. д.) или ладу (пастораль, элегия или баллада).Достаточно сказать, что мешанина метров (и ритмов подъема и падения) делает якобы тактическое исключение третьего слога из слова «silv’ry» поистине нелепым.

И все же, поражаясь радикальному провалу МакГонагалл — эта веселая поспешная «очень долгая», ужасная последняя куплетка повторялась трижды как припев — я обнаруживаю, что воображаю стихотворение, которое могло бы быть его противоположностью, стихотворение, которому удается сохранить особенность. (эмпирические личности, конкретная трагедия), а также растворяет ее в человеческом сообществе, которое сохраняется во времени.Но требование, которое я предъявляю, невозможно не только для МакГонагалл, но и для любого поэта. Немногим более чем за пятьдесят лет до того, как МакГонагалл написала «Бедствие на мосту Тей», Китс написал шесть од, которые многие считают наиболее близкими к актуализации поэтической музыки. Тем не менее, стоит отметить, что даже в самых сладких песнях Китса он описывает идеальную музыку, которой не могут достичь сами стихи:

Слышимые мелодии сладки, но неслыханные
слаще; Итак, вы, мягкие свирели, играйте;
Не для чувственного уха, но, более милого,
Трубка для духовных частушек без тона.

Майкл Клун говорит, что в основе поэзии Китса лежит то, что он называет «образами виртуальной музыки» — музыку, которую Китс может описать, но не сыграть (и которую никто не может играть: это несложно, это невозможно). Литературная форма не может достичь китсианской музыки, она может только понять ее: это в каком-то смысле то, что МакГонагалл удается делать, будучи такой плохой; Формальное достижение Китса заставляет нас поверить в то, что невозможная музыка просто недосягаема. Ни тот, ни другой не представляет подлинного, а Китс, хозяин, которым он является, даже не притворяется: «Живая смерть была в каждом потоке звуков, / Каждая семья восторженных торопливых нот, / Они падали, один за другим, но все сразу. ‘- это великолепные строки экфрастических стихов, но то, что они описывают, не может быть реализовано ни одним человеческим инструментом во времени.

Я никогда не считал китсианское благозвучие столь же мощным, как диссонанс Эмили Дикинсон. Ее мучительные размеры и наклонные рифмы позволяют ощутить как крайний диссонанс, так и виртуозное стремление к музыке сфер. Статус сочинения Дикинсона сам по себе выставлен на всеобщее обозрение: это стихотворение или какой-то другой предмет? Произведение визуального искусства? Как насчет, например, ее «писем на конвертах» — осторожно оторванных друг от друга конвертов, физические формы которых, как утверждают некоторые, целенаправленно взаимодействуют с языком Дикинсона? Ее письма — стихи? А как насчет ее заметок на рекламных листовках? И те тексты, которые она собрала в пучки — сшитые вручную группы — полны различных слов (которые, как утверждала Сьюзан Хоу, являются частью структуры работы, как и кресты, которые Дикинсон использует для их обозначения).Затем есть знаменитые черточки, которые я предпочитаю думать как указатели границ актуальных векторов импликации, где никакие слова не годятся. Несмотря на все усилия редакторов (в основном мужчин) по стандартизации Дикинсон, ее работы, особенно если их увидеть в факсимиле, ломают горькую логику поэтического принципа, заставляя нас переключаться между режимами восприятия — мы читаем одну минуту и ​​смотрим на затем объект отказывается стать или оставаться типичным стихотворением. Это созвучно с акцентом в ее работах на потенциальность над реальностью:

Я живу в возможности —
Более справедливый дом, чем проза —
Более многочисленные окна —
Улучшенное — для дверей —

Камер как кедры —
Неприступный глаза —
И за вечную крышу
Игроки неба —

Посетителей — прекраснейшие —
Для занятий — Это —
Широко раскинутые мои узкие руки
Чтобы собрать рай —

Вместо двоичного числа между поэзия и проза, прежний термин заменяется возможностью — нематериальное жилище, весь порог и небо.Можно сказать, что стихотворение драматизирует невозможность собрать рай. Стихотворение изо всех сил старается подчеркнуть разрыв между коротким «i» в «This» и длинным «i» в «Paradise» — рифма, которую мы могли бы ожидать от предыдущего паттерна, — и, таким образом, разрыв между написанием. из это стихотворение на земле и все, что считается поэзией на небесах. Длинные «i» присутствуют в каждой строфе дома — стихотворение начинается с одного — и звук «глаз» и «небо» сохраняется в слове «wide», которое расположено над «Paradise» как в рукописной, так и в печатной версии. обращает наше внимание на параллелизм двух терминов, их обширность.Но это не может компенсировать неспособность рифмовать «Это» и «рай», потому что размер и рифма находятся в напряжении в конце стихотворения, по крайней мере, для моего уха, что мешает «раю» ощущаться как настоящая рифма. с «Небом». «Paradise» обычно дактильное (PARadise), но здесь давление, заставляющее его рифмовать и сканировать, требует продвижения последнего слога (ParaDISE или PARaDISE). Это обычное дело в стихотворении, но Дикинсон настолько точен и странен, что меня беспокоит это изменение: я чувствую, что либо растягиваю «Рай», либо немного искажаю его, чтобы собрать рифму. , или отпустить рифму, чтобы улучшить произношение; Мне приходится выбирать между «один за другим» — акцентное развертывание слова во времени — или «все сразу», вертикальность рифмы.Все это виртуализирует дом, которым является стихотворение, — со смесью виртуозности и волевого диссонанса, который захватывает кое-что как из музыки Китса, так и из рушащегося моста МакГонагалл.

МакГонагалл, Китс, Дикинсон — они заменяют подлинное, создавая негативный образ Поэмы, которую мы не можем написать вовремя. У очень плохих и великих (и молчаливых) больше общего, чем у посредственных или нормальных, или даже очень хороших, потому что они гневаются против простого фактического, испытывают к нему полное презрение (или, в случае серьезной МакГонагалл, на наименее легко вызвать такое презрение), чтобы приблизиться к через negativa к той воображаемой работе, которая могла бы примирить конечное и бесконечное, индивидуальное и коллективное, — которая может создать новый мир из материалов (языка) этого один.Это «тоже» в Муре важно — поэт и читатель стихов едины в подозрении к песне любого земного поэта, и это подозрение является основанием для интуиции идеала.

Есть важный класс яростных ненавистников поэзии, которые, вероятно, возненавидели бы мое описание поэзии как обеспечивающее перевернутый и неизбежно ограниченный проблеск поэтического потенциала: авангард. Именно их ненависть к поэзии порождает стихотворение, в котором формальный эксперимент разрушит существующие каноны вкуса и поможет осуществить революцию.Таким образом, Маринетти защищает язык, лишенный синтаксиса (‘Parole in Libertà’) и экспериментирующий с типографикой (‘Immaginazione Senza Fili’; ‘Analogia Disegnata’) и чистым звуком (‘Zang Tumb Tuuum’), и эти работы стирают то, что принимали в прошлом за культуру, стерли из виду саму категорию искусства. Проблема в том — и здесь проявляется второй вид авангардной ненависти — эти произведения искусства, какими бы формально они ни были изобретательны, остаются произведениями искусства. Они могут пересмотреть границы искусства, но они не разрушают эти границы; бомба, которая никогда не взорвется, стихотворение остается стихотворением.И они это ненавидят. Авангард — это военная метафора, которая забывает, что это метафора. Футуристы — призраки будущего прошлого — входят в музеи, которые хотели затопить.

Я предлагаю это агрессивно беглое изложение авангардной ненависти — особенно горькую поэтическую логику — потому что я думаю, что это касается чего-то важного в отношении презрения к поэзии. Даже писатели и критики, страдающие аллергией на что-либо, напоминающее авангардную риторику, часто выражают гнев по поводу того, что поэзия не дает никаких реальных политических эффектов.Авангард воображает себя выходцем из будущего, которое он хочет создать, но многие люди выражают разочарование в поэзии из-за того, что не смогли соответствовать политической власти, которой он якобы обладал в прошлом. Это разочарование политической слабостью поэзии в настоящем объединяет футуристов и ностальгистов и является одним из основных элементов мейнстрима осуждения поэзии.

Когда Барак Обама объявил, что он возродит практику чтения стихотворений на своей инаугурации в 2009 году, Клинтон сделал это дважды; Кеннеди сделал это в 1961 году — многие смеялись.Джордж Пакер задался вопросом на сайте New Yorker : «Не слишком ли поздно убедить избранного президента не писать стихотворение и не читать его на инаугурации?» Он объяснил: «На протяжении многих десятилетий американская поэзия была частная деятельность, написанная немногими людьми и прочитанная немногими людьми, лишенная языка, ритма, эмоций и мыслей, которые могли бы двигать большим количеством людей в больших общественных местах ». Он оплакивает потерянную объединяющую силу, которую поэзия якобы имела прежде. Ему достаточно просто взглянуть на веб-сайт, чтобы понять, что Элизабет Александер не справляется с этой задачей: в конце концов, она пишет настоящие стихи.

«Я большой, в нем множество людей», — писал Уолт Уитмен в «Песне о себе», и ностальгия Пакера, как и у многих американских ностальгистов, явно выражается в фигуре Уитмена, который пожелал свою книгу Leaves of Grass. , чтобы стать светской библией американской демократии. Американский эксперимент — его новизна, его географическая обширность, (относительная) открытость его институтов, его эгалитаризм, его ориентация на будущее, а не на прошлое — потребовали столь же новой и обширной поэзии: простой речи, не сдерживаемой унаследованными стихотворными структурами. , так же, как страну не сдерживали бы монархические традиции и так далее.«Скоро не будет больше священников, — писал Уитмен, — их работа сделана». Нужен был поэт, который, в отсутствие общей традиции или метафизической системы, мог бы прославить появление американского народа, который мог бы помочь сплотите нацию во всех ее внутренних различиях через его пение:

Ты Союз, держащий все, сливающийся, поглощающий, терпящий все,
Тебя, всегда тебя, я пою.

Ты, а также ты, Мир,
Со всеми твоими обширными географиями, многообразными, разными, далекими,
Округленными тобой в одном — одном общем орбическом языке,
Одна общая неделимая судьба для Всех.

Поиск Уитмена поэтического коррелятива американскому политическому проекту отражен (по крайней мере) в двух формальных характеристиках его творчества: длине и содержательности его строк и вместительности его местоимений. Знаменитые каталоги Уитмена — его длинные списки — образуют федерализм в самой своей структуре, объединяя в единую расширенную синтаксическую единицу все различия (класса людей, расы, пола, географии и т. Д.), Которые угрожают единству «народа»; его реплики всегда «держат все», всегда без стыков.Фактически, нетрадиционное расширение и отсутствие традиционного строения стихов в строках Уитмена заставляет их приближаться к прозе, как если бы Уитмен, преследуя свой поэтический идеал для Соединенных Штатов, избавлялся от настоящих стихов — заменяя их чем-то более похожим на журналистику или ораторское искусство. .

Уитмен радикально демократизирует местоимения, чтобы попытаться освободить место для любого читателя в его «я» и «ты», так что празднование первого также является празднованием второго, как в трех самых известных строках в Американская поэзия, начало «Песни о себе»: «Я прославляю себя и пою себя, / И то, что я предполагаю, вы примете», / Ибо каждый атом, принадлежащий мне как добро, принадлежит вам.«Во многих отношениях Уолт Уитмен — не столько историческая личность, сколько своего рода заполнитель демократической личности. В издании Leaves of Grass 1855 года «Уолт Уитмен» не появляется на титульном листе. Только в «Песне о себе» читатель сталкивается с именем автора: «Уолт Уитмен, американец, один из грубых, космический». Эффект показывает, что «Уолт Уитмен» — это вдохновляющая выдумка, созданная стихами. сами — фигура, с которой читатели могут идентифицировать себя, будь то в 1855 году или в будущем.И на самом деле Уитмен разглашает очень мало личной информации — подробностей, которые могут помешать нашей способности обмениваться атомами. Мы почти ничего не слышим о случайностях его опыта; если бы его индивидуальность была слишком дифференцированной, мы бы не смогли обмениваться. Напротив, то, что предопределяет «Я» Уитмена, является рядом общих противоречий («Противоречаю ли я самому себе? / Хорошо, тогда я противоречу самому себе»). Он (или считает себя) поэтом мужчины и женщины, поэтом добра и поэтом зла, утверждающим человечность как господина, так и раба и т. Д.А то, что он видит и перечисляет в своих стихах, — это то, что может увидеть практически любой. В «Пересекая Бруклинский паром», одном из его многочисленных явных обращений к будущему, он отмечает свет в воде, некоторые корабли, здания, флаги — достаточно общие детали, чтобы их мог понять почти любой. «Через сто лет или даже через много сотен лет их увидят другие». Уолт Уитмен сам занимает место для подлинного, открытого пространства или текстового сообщества, где американские читатели будущего могут создавать и обновлять их чувство возможности и взаимосвязанности.Без сомнения, одна из причин, по которой Уитмен безжалостно обращался к будущему, заключалась в том, что его реальная историческая личность — Уолт Уитмен с титульного листа — был мертв и ушел, что позволило ему функционировать как своего рода мессианская фигура в стихах.

Но программа Уитмэна никогда не была реализована в истории, и я не думаю, что это возможно: Уитмен выступает за противоречия демократической личности, которая не может стать актуальной, не становясь исключительной. Еще раз процитируем Гроссмана: Уитмен заявляет, что «присутствие человека превыше всех других характеристик».Союз, о котором мечтает Уитмен, так и не наступил, но его видение определяет призыв ностальгатора к поэзии, которая якобы могла бы примирить индивидуальность и социальную принадлежность и таким образом превратить миллионы людей в настоящих людей. Уитмен отложил поэтическую реализацию на будущее (« Я где-то останавливаюсь, жду тебя »), но многие ненавистники поэзии ведут себя так, как будто проект был реализован в какой-то неопределенный момент в прошлом, а затем потерян, поскольку искусство и / или его публика отказалась. . Это позволяет им отвергать стихи в настоящем, одновременно подтверждая веру Уитмана в силу поэзии (хотя тем самым и предает веру Уитмена в возможность совершенствования в будущем над любой тоской по прошлому).

Многие культурные критики с каким-то мрачным ликованием провозглашают «смерть поэзии» каждые несколько лет: мы боимся, что наши способности к воображению атрофировались; коммерциализация языка кажется завершенной. Фактическое количество написанных и прочитанных стихов — десять лет назад Джеймс Лонгенбах сообщил, что было более 300000 веб-сайтов, посвященных поэзии — похоже, не имеет отношения к свидетельству о смерти поэзии, потому что то, что отражает заявление, не является эмпирическим утверждением о стихах. чем культурная тревога по поводу нашей способности «создавать альтернативы» или стремление к (невозможному, предположительно утраченному) универсализму.

Великие поэты пренебрегают рамками реальных стихов, тактически побеждают или, по крайней мере, приостанавливают эту действительность, иногда вообще бросают писать, прославляясь своим молчанием; плохие поэты невольно дают проблеск виртуальной возможности через радикализм своей неудачи; Поэты-авангардисты ненавидят стихи за то, что они остались, а не бомбы, а ностальгисты ненавидят стихи за то, что они не делают то, что они неправильно, смутно заявляют, что когда-то делали. Есть множество взаимопроникающих требований, объединенных под словом «поэзия» — победить время, успокоить его красиво; выражать несводимую индивидуальность способом, который может быть признан социально или, как Уитмен, достигать универсальности, будучи несводимо социальным, в меньшей степени личностью, чем национальной технологией; предлагать меру ценности помимо денег, разрушать язык и ценность существующего общества и т. д. — но все эти требования объединяет то, что они никогда не могут быть выполнены с помощью стихов.Таким образом, ненависть к настоящим стихам часто является ироничным, а иногда и невольным способом выразить настойчивость требований Поэзии, и иеремиады в этом отношении также являются защитой, защищающей актуальность и чистоту поэтического импульса к изменению от простого настоящий.

Стихи могут, конечно, преуспеть в любом количестве менее грандиозных амбиций, чем те, которые я описываю (они могут быть забавными или прекрасными, или предлагать утешение, мужество или вдохновение определенной аудитории в определенное время; они могут играть роль в образуют сообщество и т. д.), но я пытаюсь объяснить стойкое, хотя и изменчивое чувство, что наши стихи плохие, что мы их ненавидим или, по крайней мере, сильно не любим и что это их чертова вина.Если они непроницаемы, они элитарны, позволяя лишь некоторым умным избранным войти в сообщество людей, потому что, как мы все понимаем, человек — это тот, кто может найти сознание, которым можно поделиться через поэзию; если они являются клишированными, они нас сильно ставят в неловкое положение, демонстрируя, что внутренность передается только через омертвевший, обезличенный из-за своей популярности язык; и если они являются оружием революционной борьбы, они, кажется, стреляют только холостыми патронами. Поэты лжецы не потому, что, как сказал Сократ, они могут обмануть нас силой своих имитаций, а потому, что идентификация себя как поэта подразумевает, что вы можете преодолеть горькую логику поэтического принципа, а вы не можете этого сделать.Вы можете сочинять только стихи, которые, будучи прочитаны с полным презрением, освобождают место для подлинного Стихотворения, которое никогда не появляется.

Цели — LIA sino-français

ПОСЛЕЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ

Используя личное противостояние новых тенденций во французской социологии и китайской социологии [1], а также симметрии и несимметрии между различными социологическими полями, мы исследуем способы, которыми диалоги, обмены, связи и разъединения формируются между местами проведения социологические знания расположены во Франции и в Китае.Следовательно, мы будем рисовать конъюнктивные и дизъюнктивные теоретические пространства, в которых пост-западная социология может возникнуть и развиваться. В течение 2017-2020 гг. Мы рассмотрим, как создаются исследовательские практики и социологические знания, анализируя различные формы полевого опыта в социологии, чтобы проанализировать процесс разработки социологического знания.

Западная социология тяготеет в соответствии со своими собственными модальностями к центральным устройствам познания, в которых возникают «проблемы» в смысле Поппера и «загадки» в смысле Куна.Они относятся к когнитивной ситуации, которая запускает исследование: «диссонанс» между явлением и его объяснительной рамкой. Пост-западная социология означает работу по смещению и построению планов эпистемической эквивалентности между конъюнктивными и дизъюнктивными границами знания для борьбы с любой формой «эпистемической несправедливости» (Barghava, 1013) [2]

Пост-западная социология родилась из: 1) отказа имитировать западные эпистемологические рамки; 2) стремление контролировать гибридизацию западных и незападных знаний на основе динамики детерриториализации и ретерриториализации некоренных знаний; 3) признание и подтверждение мест соединения и разъединения между западным и незападным знанием; и 4) существование «эпистемических белых зон», то есть зон, в которых эпистемологические рамки, построенные в различных социальных контекстах, не могут вступать в контакт (Roulleau-Berger, 2013) [3].

Ли Пейлинь (2016) [4] считает, что так называемую «пост-западную социологию» можно определить с трех сторон: во-первых, она не рассматривается как антитеза «западной социологии», а предназначена для развития за пределами западной социологии; во-вторых, он рассматривает основное направление международной социологии, созданное на основе опыта западных стран, и рассматривается большинством социологов как универсальное и поддающееся обобщению. Но в последние десятилетия появление новых крупных экономических держав бросает вызов этому обобщению.Необходимо учитывать новый опыт международного развития и реконструировать теоретические основы, чтобы в большей степени учитывать разнообразие; в-третьих, он основан не на установленных принципах жесткой системы, а на практике открытого и динамичного развития.

Точно так же Лоуренс Рулло-Бергер (2016) [5] определил пост-западную социологию , построенную на сходствах и различиях, которые нельзя представить себе в соответствии с бинарной структурой. Он опирается на различные процессы знания:

  • «Ниши знаний», которые кажутся специфически западными или китайскими и не означают возможности передачи знаний
  • Промежуточные эпистемологические процессы, которые способствуют частичной передаче социологических знаний от Запада к Китаю и от Китая к странам Запада
  • Транснациональные эпистемологические пространства, в которых западное знание и китайское знание равнозначны

Чтобы улучшить определение пост-западной социологии, китайские и французские коллеги обсудят три темы:

1.1. Доминирование, сопротивление и моральная экономика

1.2. Учреждения, нормы и правосудие

1.3. Неопределенность, Автономия и индивидуация

ПОСЛЕ ЗАПАДНОЙ СОЦИОЛОГИИ

Межкультурный перспективный подход к путям, с помощью которых парадигмы и теоретические методологии претворяются в жизнь во Франции и Китае, взяв за отправную точку четко определенные исследовательские ситуации, приведет к производству нового транснационального социологического знания.Мы рассмотрим, как создаются исследовательские практики и социологические знания, анализируя различные формы полевого опыта в социологии. Опираясь на французский и китайский опыт, мы проанализируем, как возникло пост-западное пространство, в котором возникает социологическое знание, которое является одновременно конкретным и разделяемым, и в котором теоретические методологии собраны вместе на основе очень разных историй и традиций. В Китае даже количественные исследования имеют важный статус в социологической методологии, сегодня изменение касается недавнего возвращения качественных, особенно этнографических методологий.Из-за социально-антропологической традиции в китайской социологии и роста силы этнографического подхода или, действительно, этнографического участия во французской социологии, можно понять, что способы наблюдения и механизмы наблюдения, введенные китайскими и французскими социологами, являются общими. Идея о том, что современная социология должна мобилизовать этнографический взгляд на понимание сложности и динамики социальных процессов. Лю Нэн (2008) предложил пересмотреть наследие Фэй Сяотуна и вернуться к качественной социологии, основанной на космосе, путем мобилизации теорий Чикагской школы.Здесь на первый план выходит вопрос о социологе в полевых исследованиях и, шире, о взаимоотношениях социологов и государства. Во французском и китайском случаях эти вопросы строятся и ставятся по-разному. Это означает совместную работу на местах, и мы будем разрабатывать пост-западную методологическую теорию по пяти направлениям исследования:

2.1. Ось 1: мегаполис, новая экономика и неравенство

2.2. Ось 2: Городское управление, общественные действия и гражданство

2.3. Ax 3 Коллективные действия и новые мобилизации

2.4. Ось 4: Гендер, образование и культура

2,5. Ось 5: Напряженность в глобальном здравоохранении и окружающей среде



[1] Рулло-Бергер Л., Ли Пейлин Л. (ред.), 2012 , Французские и китайские социологии. Новый диалог, Leiden & Boston, Brill Publishers.

[2] Бхаргава Р., 2013 г., Pour en finir avec l’injustice épistémique du Colonialisme, Socio, № 1, март 2013 г., стр. 41–77.

[3] Рулло-Бергер Л., 2013 г., Пост-западная социология и научная революция: из Азии в Европу, Журнал Института социологии , Токио, № 30, сентябрь-октябрь 2013 г.

[4] Л. И. Пейлин, 2016 г., Предисловие к Л. И. Пейлин и Л. Рулло-Бергер, Экологические риски и бедствия — новый опыт в Китае и Европе, Лондон и Нью-Йорк, Routledge.

[5] Рулло-Бергер Л., 2016, Пост-западная революция в социологии. Из Китая в Европу , Brill Publishers, Leiden & Boston.

Bell: маркеры отмены дискурса

Bell: маркеры отмены дискурса Быстрые ссылки Версия этой статьи для браузера пока недоступна. Посмотреть PDF Авраам, Вт (1976) Но. Studia Linguistica 33.2: 89-119. Альтенберг, Б (1986) Противоположные ссылки в устном и письменном английском языках.В Г. Тотти и И. Баклунд (ред.), Английский язык в речи и письме: симпозиум. Стокгольм: Альмквист и Викселл Интернэшнл, стр. 13-40. Анскомбре, Ж.-К. и О. Дюкро (1977) Deux mais en Francais? Lingua 43: 23-40. Бар-Лев, З. и А. Палакас (1980) Семантическая команда превыше прагматического приоритета.Lingua 51: 137-146. BoP Белл, D (1994) Маркеры канцелярского дискурса. Неопубликованная кандидатская диссертация. Бостонский университет. Блейкмор, D (1987) Семантические ограничения релевантности. Оксфорд: Бэзил Блэквелл. Блейкмор, D (1989a) Лингвистическая форма и прагматическая интерпретация: явное и неявное.В Л. Хики (ред.), Прагматика стиля. Лондон: Рутледж, стр. 28-51. Блейкмор, D (1989b) Отрицание и контраст: теоретический анализ «Но». Лингвистика и философия. 12: 15-37. BoP Боркин, А (1980) О некоторых союзах, сигнализирующих о диссонансе, в письменном пояснительном английском. Studia Anglica Posnanensia, 12: 47-59.Карстон, Р. (1993) Соединение, объяснение и релевантность. Lingua 90: 27-48. Крю, У.Дж. (1990) Нелогичность логических связок. ELT Journal 44.4: 316-325. Даскаль, М. и Т. Катриэль (1977) Между семантикой и прагматикой: два типа «но» — ивритское «аваль» и «эла».». Теоретическая лингвистика 4: 143-172. BoP Фулен, А (1991) Полифункциональность и семантика противительных союзов. Multilingua 10: 79-92. BoP Фрейзер, Б. (1988) Типы маркеров английского дискурса. Acta Linguistica Hungarica. 38. (1–4): 19–33. Фрейзер, Б. (1990) Подход к маркерам дискурса.Журнал прагматики 14: 383-395. BoP Фрейзер, Б. (1996) Прагматические маркеры. Прагматика 6.2: 167-190. BoP Фрейзер, Б. (1997a) Маркеры контраста дискурса на английском языке. Чтобы появиться в Pragmatics & Beyond, New Series: Discourse Markers. Фрейзер, Б. (1997b) Что такое маркеры дискурса? Появиться в «Journal of Pragmatics: Special Issue» в честь Джейкоба Мея.Гринбаум, С. (1969) Исследования наречия. Корал-Гейблс, Флорида: University of Miami Press. Грайс, Х.П. (1975) Логика и разговор. В P. Cole and J. Morgan (eds.), Syntax and Semantics, vol. 3: Речевые акты. Нью-Йорк: Академический, стр. 41-58. Гюнтер, Р. (1984) Конъюнктивная система английского языка.Языковые науки 6.1: 1-29. Холлидей, M.A.K. и Р. Хасан (1976) Сплоченность на английском языке. Лондон: Лонгман. BoP Холлидей, M.A.K (1985) Введение в функциональную грамматику. Лондон: Эдвард Арнольд. Хертл, W.H (1977) «Уже», «Еще» и «Еще.Archivum Linguisticum 8: 28-45. Джесперсон, О (1940) Современная английская грамматика. Часть V Синтаксис. Четвертый том. Копенгаген: Эйнар Мунксгаард. Катриэль, Т. и М. Даскаль (1984) Что указывают показывающие устройства? Философия и риторика. 17.1: 1-15. BoP Кемпсон, Р. (1975) Предпосылки и разграничение семантики.Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Кениг, Э (1988) Концессивные связки и уступчивые предложения: кросс-лингвистические закономерности и прагматические принципы. В J.A. Хокинс (ред.), Объясняя языковые универсалии. Оксфорд: Бэзил Блэквелл, стр. 145-185. Кениг, Э. и Э. Трауготт (1982) Расхождение и очевидное совпадение в развитии «пока» и «еще».”Лингвистическое общество Беркли 8: 170–180. BoP Longacre, R.E (1983) Грамматика дискурса. Нью-Йорк: Пленум Пресс. Лакофф, Р (1971) If’s, and’s, and but’s о соединении. В CJ Fillmore and D.T. Langendoen (eds.), Исследования лингвистической семантики. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, стр. 115-50.BoP Маккарти, М. и Р. Картер (1994) Язык как дискурс: перспективы обучения языку. Лондон: Лонгман. Петерс, П. (1985) Стратегии для студентов-писателей. Брисбен: Джон Вили. Поланьи, Л. и Р. Ша (1983) Синтаксис дискурса.Текст 3: 261-270. Померанц, А (1984) Согласие и несогласие с оценками: некоторые особенности предпочтительных / несогласных форм поворота. В Дж. Аткинсон и Дж. Наследие (ред.), Структура социального действия: Исследования в анализе разговора. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, стр. 57-101. Познер, Р (1980) Семантика и прагматика связок предложений в естественном языке.В Дж. Р. Серл, Ф. Кифер и М. Бирвиш (ред.), Теория речевого акта и прагматика. Дордрехт, Голландия: Рейдел, стр. 169-203. BoP Причуда, R . и другие. (1985) Комплексная грамматика английского языка. Лондон: Лонгман. BoP Редекер, Г (1990) Идеальные и прагматические маркеры. Журнал прагматики 14: 367-381.BoP Шиффрин, Д (1986) Функции «и» в дискурсе. Прагматический журнал 10: 41-66. Шиффрин, Д (1987) Маркеры дискурса. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. BoP Schourup, L (1985) Частицы дискурса, часто встречающиеся в английской беседе: «like», «ну», «y’know.Нью-Йорк: Гарленд. Спербер, Д. и Д. Уилсон (1986) Актуальность. Кембридж, Массачусетс. Издательство Гарвардского университета. BoP Sweetser, E (1990) От этимологии к прагматике. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. BoP Трауготт, E (1986) О происхождении связок «и» и «но» в английском языке.Исследования в области языка 10-1: 137-150. ван Дейк, Т.А. (1979) Прагматические связки. Прагматический журнал 3: 447-456. Уорнер, Р. (1985) Дискурсивные связки на английском языке. Нью-Йорк: Гарленд. Уилсон, Д. (1994) Актуальность и понимание.В Г. Браун, К. Мальмкьер, А. Поллитт и Дж. Уильямс (ред.), Язык и понимание. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Прагматика 8: 4 (1998), ISSN 1018-2101 | E ‑ ISSN 2406-4238

© 1998 Международная прагматическая ассоциация

Международная конференция по межпробному праймингу, всплывающему поиску и конъюнктивному поиску ICIPPOSCS в сентябре 2023 года в Цюрихе

Цели и задачи Международной научной конференции

Международная научно-исследовательская конференция — это федеративная организация, цель которой — объединить значительное количество разнообразных научных мероприятий для презентации. в рамках программы конференции.События будут проходить в течение определенного периода времени во время конференции в зависимости от количества и продолжительности презентаций. Благодаря своему высокому качеству, он представляет собой исключительную ценность для студентов, ученых и отраслевых исследователей.

Международная конференция по промежуточному праймингу, всплывающему поиску и конъюнктивному поиску стремится собрать вместе ведущих академических ученых, исследователей и ученых-исследователей для обмена и обмена своим опытом и результатами исследований по всем аспектам Промежуточный поиск, всплывающий поиск и конъюнктивный поиск.Он также предоставляет ведущую междисциплинарную платформу для исследователей, практиков и преподавателей, чтобы представить и обсудить самые последние инновации, тенденции и проблемы, а также встретившиеся практические проблемы и решения, принятые в областях межпробного прайминга, всплывающего поиска и конъюнктивного поиска

Призыв к взносам

Будущим авторам предлагается внести свой вклад и помочь в формировании конференции путем представления своих научных резюме, статей и электронных постеров.Кроме того, высококачественные исследовательские материалы, описывающие оригинальные и неопубликованные результаты концептуальных, конструктивных, эмпирических, экспериментальных или Теоретические работы во всех областях Intertrial Priming, Pop-Out Search и Conjunctive Search сердечно приглашаются для презентации на конференции. Конференция приглашает участников в виде рефератов, докладов и электронных плакатов, посвященных темам и темам конференции, включая рисунки, таблицы и ссылки на новые исследовательские материалы.

Руководство для авторов

Пожалуйста, убедитесь, что ваша работа соответствует строгим правилам конференции по приему научных работ. Загружаемые версии контрольного списка для Полнотекстовые статьи и Реферативные статьи.

Пожалуйста, обратитесь к Правила подачи статей, Правила подачи тезисов и Информация об авторе перед подачей статьи.

Материалы конференции

Все представленные на конференцию доклады будут подвергнуты слепому рецензированию тремя компетентными рецензентами.Рецензируемые материалы конференций индексируются в Open Science Index, Google ученый, Семантический ученый, Зенедо, OpenAIRE, БАЗА, WorldCAT, Шерпа / RoMEO, и другие индексные базы данных. Индикаторы импакт-фактора.

Специальные выпуски журнала

17. Международная конференция по межпробному праймингу, всплывающему поиску и конъюнктивному поиску объединилась со специальным выпуском журнала о Промежуточный поиск, всплывающий поиск и конъюнктивный поиск.Ряд выбранных высокоэффективных полнотекстовых статей также будет рассмотрен для специальных выпусков журнала. Все представленные статьи будут рассмотрены в этом специальном выпуске журнала. Отбор докладов будет проводиться в процессе рецензирования, а также на этапе презентации на конференции. Представленные статьи не должны рассматриваться другими журналами или публикациями. Окончательное решение о выборе статьи будет принято на основании отчетов о коллегиальном обзоре, подготовленных приглашенными редакторами и главным редактором совместно.Избранные полнотекстовые статьи будут бесплатно опубликованы в Интернете.

Возможности для спонсоров и участников конференции

Конференция предлагает возможность стать спонсором конференции или экспонентом.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *