Ментальность русского народа: Что такое менталитет? Особенности русского менталитета и его формирование

Что такое менталитет? Особенности русского менталитета и его формирование

Менталитет и ментальность: определения

Менталитет — это совокупность умственных, эмоциональных, культурных особенностей и ценностных ориентиров, которые присущи той или иной общественной или этнической (национальной) группе. В словаре Ожегова менталитет трактуется как мировосприятие, умонастроение.

Менталитет предполагает наличие установок сознания, которые включают представления человека о себе самом, своем месте в природе и обществе, понимание окружающего мира. При этом все они не подвергаются логическому осмыслению. Природа менталитета в большей степени связана с подсознанием, определяющим поведение человека.

Сам термин изначально существовал в исторической науке, но сейчас он чаще используется в психологии и социологии.

Менталитет — это часть индивидуальной психики человека, которая формируется в процессе его приобщения к культуре. То есть люди усваивают менталитет своего народа еще в детском возрасте, когда овладевают национальным языком, слушают сказки и колыбельные, адаптируются к бытовым условиям жизни.

Поэтому менталитет можно определить как стереотипы и привычки сознания, заложенные воспитанием и культурными традициями, присущие социально-культурной общности или сословию.

«Менталитет» следует отличать от «ментальности», которая представляет собой совокупность осознанных и неосознанных психологических установок действовать, мыслить и воспринимать мир. Культуролог Андрей Флиер определяет ментальность как «душевный склад, духовный облик, типичный для людей данной культуры, психологические особенности, лежащие в основе обычаев и нравов».

Формирование менталитета

Обычно выделяют четыре фактора, которые влияют на само возникновение менталитета:

  • природно-географические причины

  • социально-исторические аспекты

  • вероисповедание

  • образование

Особое мировоззрение нации формируется на протяжении всей ее истории. Менталитет нельзя относить к внешнему признаку народности.

Что касается формирования определенного типа менталитета у конкретной личности, принято обозначать такие факторы:

  • индивидуальная эволюция

  • мировоззрение родителей

  • биологические причины

  • влияние отдельных личностей: учителей, тренеров, друзей

  • социальные учреждения

  • литературные произведения, кинокартины, иные разновидности искусства

  • СМИ

  • политика государства

Национальный менталитет

Окончательно и вопрос о соотношении менталитета и национального характера до сих пор не решен. Истори Леонид Милов фактически отождествлял поведенческие стереотипы и менталитет, ментальность и национальный характер.

Менталитет народа – это глубинные структуры его сознания, постоянные, стабильные, объединяющие разные исторические эпохи. Общие для всех народов основные общечеловеческие ценности в культуре разных народов приобретают разный смысл, разные акценты, связанные с ментальностью этих народов. Менталитет нации проявляется в ее культуре, языке, придавая ей национальное своеобразие.

Русский менталитет

Русский национальный характер сформировался под влиянием ряда причин:

  • принятия православного христианства от Византии

  • татаро-монгольского ига, следы которого глубоко врезались в память русского народа

  • расположение России между цивилизациями Запада и Востока — это стало глубинной основой ее двойственности

Историк Василий Ключевский отмечал противоречие между трудолюбием и ленью русского нарорда. Он заметил, что русские привыкли к чрезмерному кратковременному напряжению сил, они могут какое-то время работать на пределе возможностей, но после этого наступает довольно продолжительный отдых. К слову, русский менталитет предполагает и описанную писателем Иваном Гончаровым «обломовщину» –

лень, инертность, стремление к максимальному спокойствию.

Татьяна Шишмарева. Обломов на диване. 1954

Особое место в жизни и истории русского народа занимает православие, которое оказало влияние на жизненную философию счастья русских — важнейшее значение в ней имеет компонент страдания. Как раз внимание к страданию нашло отражение почти во всей классической литературе XIX века.

В большей степени это проявилось в произведениях Федора Достоевского, который считал страдания ценными, потому что они очищают и возвышают человека. Страдать просто необходимо, чтобы стать личностью. После страдания человек становится душевно более тонким, способным сочувствовать и сострадать другим.

Эту же мысль мы находим в трудах выдающегося русского философа Владимира Соловьева. Он пишет о сострадании как жалости. Жалость состоит в том, что человек «…соответственным образом ощущает чужое страдание или потребность, т.е. отзывается на них более или менее болезненно, проявляя таким образом в большей или меньшей степени свою солидарность с другими».

Среди важнейших характеристик русской ментальности принято выделять также преобладание морального сознания над правовым и политическим. С таких позиций русский человек обычно оценивает и любые действия власти.

Русский философ Николай Лосский обратил внимание, что менталитет русских людей обычно строится на

борьбе противоположностей. Прежде всего он отмечал религиозность, которая сочетается с воинствующим атеизмом. По его мысли, русские хотят действовать во имя чего-то абсолютного, но при этом если они начинают сомневаться в идеале, то способны перейти от сильной богобоязненности и послушания к необузданному бунту.

Среди других противоречивых особенностей русских людей он, как и Ключевский, отмечает страстную силу воли и максимализм, сочетающиеся с леностью и пассивностью. Кроме того, русскому народу присуща свобода духа, искание высших ценностей и склонность к анархии, нигилизму и хулиганству. Также происходит столкновение исконной доброты с необузданной жестокостью. Помимо этого, в русском менталитете есть место даровитости, сатирическому складу ума, склонности к самоуязвлению, отсутствию самодисциплины и чувства меры.

Лосский также выделял «слабости» русского характера, которые обычно бросаются в глаза иностранцам. Это небрежность в работе, беспечность, критиканство и отсутствие действия, пьянство, своеволие и попустительство, склонность к абсурдным поступкам и увлечение самобичеванием.

Менталитет других национальностей

Американцы

Среди особенностей американского менталитета обычно выделяют их особенность ведения беседы: идеальный разговор для американца — это обмен мыслями, а не монолог. Они ценят в собеседнике искренность, заинтересованность в теме и умение просто и ясно излагать свои мысли и эмоции.

Американскому менталитету свойственно стремление к личному успеху, который является результатом целенаправленных усилий человека. Уверенность в необходимости действовать основана на идее, что человек должен рассчитывать только на себя.

Еще одна нацио­нальная особенность — готовность действовать. Когда перед американцем появляются различные трудности, он старается безотлагательно предпринять усилия для их разрешения. Зачастую это наносит ущерб анализу самой проблемы, потому что, в отличие от решительности, созерцательность не свойственна американскому менталитету.

Говоря об американцах, чаще всего вспоминают об их стремлении к победе. Американская журналистка Стефани Фол пи­сала об этом: «Победа — основа американской психологии… Любое событие в жизни американца, от выпускного вечера до женитьбы или покупки автомобиля, ор­ганизовано таким образом, чтобы кто-нибудь мог победить или, по крайней мере, обскакать всех остальных».

Кроме того, американской культуре, как и европейской, свойственно линейное восприятие времени: американцы больше сконцентрированы на будущем, а не на прошлом. Один из представителей американского романтизма писатель Герман Мелвилл отмечал, что «прошлое мертво, и ему не суждено вос­креснуть; но будущее наделено такой жизнью, что оно живо для нас далее в его предвкушении».

Испанцы

Иностранцы в первую очередь отмечают, что испанцы превыше всего ценят собственное удовольствие, поэтому для них любое действие, которое не приносит радости, становится почти бессмысленным. Свою энергию и силы они предпочитают тратить на отдых и веселье, а на работе они, наоборот, никто никуда не торопятся. К тому же в испанской культуре есть такое явление как сиеста — послеобеденный двухчасовой перерыв на сон. Для испанцев этот закон незыблемый.

Определяющей чертой испанского менталитета называют особенность ставить свои интересы выше других. Вместе с тем среди испанцев редко встречается зависть, а люди не склонны к рефлексии и «самокопанию».

Немцы

Немецкому менталитету свойственно четкое разграничение частного и общественного. Немцы ощущают себя в первую очередь индивидуумами и только после этого — членами какой-либо группы.

Им также свойственно стремление все упорядочить. Поэтому не вызывают сомнений такие черты немецкого менталитета, как дисциплинированность и работоспособность.

К тому же немецкой нации свойственна законопослушность. Философ Иммануил Кант в числе прочих достоинств его народа отмечал способность легче других подчиняться правительству, под властью которого он живет. По его словам, немец не размышляет над уже установленным порядком и не пытается придумать новый.

Немцы легко переселяются, им не свойственна страстная привязанность к родине. В то же время за пределами страны они объединяются в группы, которые отличаются чистоплотностью и бережливостью.

12 черт русского менталитета, в которых вы узнаете себя

Вообще, менталитет — это преобладающие схемы, стереотипы и шаблоны мышления. Россияне — не обязательно русские. Отдельный человек может гордиться тем, что он «казак», «башкир» или «еврей» в пределах России, но за ее пределами всех россиян (бывших и настоящих) по традиции называют (независимо от происхождения) русскими. Для этого есть основания: как правило,

все они имеют сходство в своей ментальности и стереотипах поведения.

Фото: Svetlana Alyuk / Depositphotos

Россиянам есть чем гордиться, у нас огромная и сильная страна, у нас талантливые люди и глубокая литература, при этом мы сами знаем и свои слабые стороны. Если мы хотим становиться лучше — мы обязаны их знать.

Итак, давайте посмотрим на себя со стороны, а именно со стороны строго научных исследований. Что отмечают исследователи культуры как специфические черты российского менталитета?

1. Соборность, примат общего над личным: «мы все свои», у нас все общее и «а что люди скажут». Соборность оборачивается отсутствием понятия приватности и возможностью любой соседской бабушке вмешаться и высказать вам все, что она думает по поводу вашей одежды, манер и воспитания ваших детей.

Из той же оперы понятия «общественность», «коллектив», отсутствующие на Западе. «Мнение коллектива», «не отделяться от коллектива», «а что люди скажут?» — соборность в чистом виде. С другой стороны, вам скажут, если у вас торчит ярлычок, развязался шнурок, забрызганы брюки или порван пакет с продуктами. А также — помигают фарами на дороге, чтобы предупредить о ГИБДД и спасти от штрафа.

2. Стремление жить по правде. Термин «правда», часто встречающийся в древнерусских источниках, означает правовые нормы,

на основании которых вершился суд (отсюда выражения «судить право» или «судить в правду», то есть объективно, справедливо). Источники кодификации — нормы обычного права, княжеская судебная практика, а также заимствованные нормы из авторитетных источников — прежде всего Священного Писания.

За пределами российской культуры чаще говорится о законопослушности, правилах приличия или следовании религиозным заповедям. В восточном менталитете о Правде не говорится, в Китае важно жить по заветам, оставленным Конфуцием.

3. В выборе между разумом и чувством русские выбирают чувство: искренность и душевность. В российском менталитете «целесообразность» практически синоним корыстного, эгоистичного поведения и не в чести, как что-то «американское». Среднему российскому обывателю трудно представить, что можно разумно и осознанно действовать не только ради себя, но и ради кого-то, поэтому действия бескорыстные отождествляются с действиями «от сердца», на основе чувств, без головы.

Российское — нелюбовь к дисциплине и методичности, жизнь по душе и настроению, смена настроения от миролюбия, всепрощения и смирения к беспощадному бунту на полное уничтожение — и обратно. Русский менталитет живет скорее по женской модели: чувство, мягкость, всепрощение, реагируя плачем и яростью на последствия такой жизненной стратегии.

4. Определенный негативизм: большинство россиян чаще видят в себе недостатки, а не достоинства. За рубежом, если человек на улице случайно задел другого человека, шаблонная реакция практически любого: «Sorry», извинение и улыбка. Они так воспитаны. Печально, что в России такие шаблоны — более негативные, тут можно услышать и «Ну ты, куда смотришь?», и нечто более резкое. Россияне хорошо понимают, что такое тоска, при том что это слово непереводимо на другие европейские языки. На улицах у нас не принято улыбаться, смотреть в лица окружающим, неприлично знакомиться и просто заговаривать.

5. Улыбка в русском общении не является обязательным атрибутом вежливости. На Западе чем больше улыбается человек, тем он больше проявляет вежливости. В традиционно русском общении приоритет — требованию искренности. Улыбка у русских демонстрирует личное расположение к другому человеку, которое, естественно, не распространяется на всех. Поэтому если человек улыбается не от души, это вызывает неприятие.

Можно обратиться за помощью — скорее всего помогут. Нормально попрошайничать — и сигаретку, и деньги. Человек с постоянно хорошим настроением вызывает подозрение — то ли больной, то ли неискренний. Тот, кто обычно приветливо улыбается другим — если не иностранец, то, конечно, подхалим. Конечно, неискренний. Говорит «Да», соглашается — лицемер. Потому что искренний российский человек обязательно не согласится и возразит. И вообще самая настоящая искренность — это когда матом! Вот тогда — человеку веришь!

6. Любовь к спорам. В русском общении традиционно большое место занимают споры. Русский человек любит спорить по самым различным вопросам, как частным, так и общим. Любовь к спорам по глобальным, философским вопросам — яркая черта русского коммуникативного поведения.

Русского человека часто интересует спор не как средство нахождения истины, а как умственное упражнение, как форма эмоционального, искреннего общения друг с другом. Именно поэтому в русской коммуникативной культуре спорящие столь часто теряют нить спора, легко отходят от первоначальной темы.

При этом совершенно нехарактерно стремление к компромиссу или к тому, чтобы дать собеседнику сохранить лицо. Бескомпромиссность, конфликтность проявляется очень ярко: нашему человеку некомфортно, если он не доспорил, не смог доказать свою правоту. «Как сформулировал это качество английский учитель: «Русский всегда спорит на победу». И наоборот, характеристика «бесконфликтный», скорее, носит неодобрительный оттенок, как «бесхребетный», «непринципиальный».

7. Русский человек живет верой в добро, которое когда-то спустится с небес (или просто сверху) на многострадальную русскую землю: «Добро обязательно победит зло, но потом, когда-нибудь». При этом его личная позиция — безответственная: «Нам принесет правду кто-то, но не я лично. Я сам ничего сделать не могу и делать не буду». Главным врагом русского человека на протяжении уже нескольких столетий считается государство в образе служило-карательного сословия.

8. Принцип «не высовывайся». В русском менталитете пренебрежительное отношение к политике и демократии как форме политического устройства, при котором источником и контролером деятельности власти выступает народ. Характерна убежденность в том, что реально люди нигде ничего не решают и демократия — это ложь и лицемерие. В то же время терпимость и привычка ко лжи и лицемерию своей власти по причине убежденности, что иначе нельзя.

9. Привычка к воровству, мздоимству и обману. Убежденность в том, что воруют везде и все, а честным путем заработать большие деньги невозможно. Принцип — «не украдешь — не проживешь». Александр I: «В России такое воровство, что я боюсь идти к дантисту — сяду в кресло, и украдут челюсть…» Даль: «Русский человек не боится креста, а боится песта».

При этом для россиян характерно протестное отношение к наказаниям: наказывать за мелкие нарушения — нехорошо, как-то мелочно, нужно — «прощать!», а когда на этом фоне люди привыкают законы не уважать и от мелких нарушений переходят к крупным — тут российский человек будет долго вздыхать, пока не разозлится и не устроит погром.

10. Вытекающая из предыдущего пункта характерная черта российского менталитета — любовь к халяве. Фильмы нужно скачивать через торрент, платить за лицензионные программы — западло, мечтою является радость Лени Голубкова в МММ-пирамиде. Наши сказки рисуют героев, которые лежат на печи и в итоге получают царство и сексапильную королеву. Иван-Дурак силен не трудолюбием, а сообразительностью, когда за него все сделают Щуки, Сивки-Бурки, Коньки-Горбунки и прочие волки, рыбы и жар-птицы.

11. Забота о здоровье ценностью не является, спорт — странно, болеть — нормально, но категорически не допускается бросать убогих, в том числе считается нравственно недопустимым уходить от тех, кто не заботился о своем здоровье и в результате стал по факту беспомощным инвалидом. Женщины ищут богатых и успешных, а любят убогих и больных. «Как же он без меня?» — отсюда созависимость как норма жизни.

12. Место гуманизма у нас занимает жалость. Если гуманизм приветствует заботу о человеке, ставя на пьедестал свободного, развитого, сильного человека, то жалость направляет заботу на несчастных и больных. По статистике Mail.ru и ВЦИОМ, помощь взрослым по популярности стоит на пятом месте после помощи детям, старикам, животным и помощи экологическим проблемам. Людям больше жалко собак, чем людей, а из людей из чувства жалости важнее поддержать нежизнеспособных детей, а не взрослых, которые еще могли бы жить и работать.

В комментариях к статье кто-то соглашается с подобным портретом, кто-то обвиняет автора в русофобии. Нет, автор любит Россию и верит в нее, уже которое десятилетие занимаясь просветительской и образовательной деятельностью для своей страны. Здесь врагов нет и не нужно здесь их искать, наша задача в другом: а именно, думать, как нам поднимать нашу страну и воспитывать детей — наших новых граждан.

Об авторе: Николай Иванович Козлов, доктор психологических наук, профессор, ректор Университета практической психологии, основатель сайта «Психологос».

Читайте также: 10 неожиданных вопросов о русских с сайта Quora

Русская ментальность

Архивный проект «Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад». Самое интересное и значительное из архива Радио Свобода двадцатилетней давности. Незавершенная история. Еще живые надежды. Могла ли Россия пойти другим путем?

Россия вчера, сегодня, завтра. Участники: профессор-историк Анатолий Уткин, профессор философии Валентина Федотова, Александр Ахиезер — ведущий научный сотрудник института прогнозирования РАН, Алексей Пушков — политолог, доцент кафедры социальной психологии МГУ Леонид Гозман. Ведущий — Анатолий Стреляный. Впервые в эфире 5 марта 1997.

Анатолий Стреляный: В течение всего радиочаса будем обсуждать такой злободневный предмет как русский склад ума, русскую ментальность. Наши эксперты предпочитают это слово. Ровно 300 лет назад Петр Первый выехал с Большим посольством на Запад, пожил в Голландии, побывал в Англии и в других интересных для него местах. Один из «птенцов его гнезда» сказал тогда, что русские — такие же люди, как и на Западе, только нужно снять с них кафтаны и огромные шапки и одеть в западные одежды. Естественно, согласились с ним не все. С тех пор и ведется в России этот разговор — достаточно ли одеться по-западному, чтобы зажить по западному, в достатке и опрятности, или надо еще что-то, и стоит ли вообще к этому стремиться. Есть и такой уклон разговора — не измена ли это Отечеству и русскому призванию? Сегодня эта тема звучит не только в печати и ученых собраниях, но и в Думе, даже в правительстве. И по-прежнему очень многое в судьбе страны зависит от того, кто задает тон и кто побеждает в разговоре о русском складе ума. Первым получает слово профессор-историк Анатолий Уткин.

Анатолий Уткин: Петр хотел сделать из России Швецию. Первый парламент пыталась создать на Руси Екатерина Великая. Она созвала четыре сословия, но три сословия не хотели сидеть с мужиками, она не могла их посадить рядом, а те не могли представить, что мужики могут сидеть вместе со священниками и дворянами. Потребовалось много времени, чтобы с западными идеями хотя бы познакомилась основная масса русского населения. Запад — это состояние ума, а не географическое понятие, западный человек — это человек, переживший реформацию, переживший революцию просвещения, то есть создавший науку и поставивший себя ей на службу. Ничего этого Россия не пережила. Россию спасло то, что такие люди как Петр, который сейчас менее популярен, чем сто лет назад… Сейчас Петр подвергается всевозможным нападкам из-за того, что он, якобы, перенес только лишь систему насилия, только военную систему, и не перенес гуманные, гуманитарные ценности Запада.

Петр Первый. Иллюстрация Валентина Серова к поэме А.С.Пушкина "Полтава".1949 Петр Первый. Иллюстрация Валентина Серова к поэме А.С.Пушкина «Полтава».1949

Это требовало слишком много от Петра. Петр и так привнес типографии, газеты, много такого, что было в основе любого гуманитарного образования в России. Но, конечно, он не смог просто переодеть своих московитов в западные камзолы и сделать их западными людьми. Первая плеяда посланных Борисом Годуновым студентов осталась на Западе. Во-вторых, ее интересовали только две науки: первая – алхимия, и вторая – астрология, то есть чтение судьбы по звездам. Поэтому мы дальше в историческом развитии России после Годунова, в следующие столетия, видим, что они верят в бланкизм, фурьеризм, марксизм, анархизм, во все что угодно, то есть одним махом преодолеть это явное отставание… Это имело место и среди народовольцев, пытавшихся одним махом преодолеть систему эксплуатации и феодальное управление страной. Это очень свойственно русским людям.

Анатолий Стреляный: Доктор философских наук, профессор Валентина Федотова.

Валентина Федотова: Я попыталась вычленить такие архетипические, везде проходящие черты национального характера. На мой взгляд, это две черты — душевность и наличие святынь. Я не хочу сказать ничего восхваляющего и ничего унижающего, ибо под душевностью я понимаю желание иметь персональные отношения, близкие отношения. Это видно и у наших политиков, ищущих дружбы, внимания и понимания, это видно и у рядовых граждан, которые очень не любят формальную бюрократическую структуру, а ищут человеческого контакта. И наличие святынь. Я не хочу сказать тут ничего плохого и ничего хорошего, но просто есть тут черта, когда смыслосозидание, наличие смысла принципиально значимо. Западный человек живет в каком-то автоматизме уже реализованных в практике, воплощенных в практике смыслов. Наш человек не имеет этого совпадения практического и ценностного, поэтому ему нужна ценность как представленная явно, отдельно. Это может быть даже ложная ценность — построение коммунизма или какая-то утопия, выдвинутая в качестве ценности. Но если ее сломать, ситуация будет страшной.

Юность Преподобного Сергия. Михаил Нестеров. 1892-1897 Юность Преподобного Сергия. Михаил Нестеров. 1892-1897

Аскольдов, который описывал процесс слома ценностей в революционную эпоху, писал, что русский человек может быть или святым, или зверем. И что это кажется обидным и странным, но это происходит потому, что он не прошел искушения добром и злом, у него нет гражданского общества, у него, благодаря православию, ценностный мир существует как бы в отрыве, в качестве идеальной нормы, идеальной модели, и поэтому разрушать этот ценностный мир очень страшно. В результате непонимания этого характера реформы привели к тому, что социологи называют аномией, то есть разрушение ценностных структур сознания. Очень многие люди не имеют ценностей, криминализация во многом связана с этим. И в тоталитарных режимах бывает слишком много ценностей — они институционализированы, они закреплены. Но разрушение ценностей хуже, страшнее, опаснее. Слова, переносимые из западной лексики, вводят в заблуждение. Говорят «компромисс», например, или «толерантность», но понимают под этим совсем не то, что является таковым в западном сознании. Например, я присутствовала на одной конференции в Харькове, где люди с упоением доказывали, что толерантность — это господство украинской национальной идеи, что толерантность — это наличие общего единства, что страшно потрясло присутствующего там американского профессора. Она говорила: «Да откуда вы это взяли? Толерантность — это минимальное начало демократии, это признание другого, отличного от того, что вы утверждаете сами, терпение по отношению к другому. Не агрессия по отношению к другому». Но у нас обретают слова какой-то свой смысл. Тот же «компромисс». Что такое компромисс? Это способность пожертвовать частью своего интереса для того, чтобы договориться и не перевести конфликт в состояние агрессивной фазы. У нас думают, что компромисс, это когда я заставлю тебя подчиниться мне полностью и согласиться со мной. Это все время присутствует, потому что гражданского общества не было, потому что не было условий для работы этих принципов и этих институтов. И при тех крайностях, которые свойственны российскому менталитету в условиях гражданского общества, они начинают заполнять и это пространство западных слов, которые пришли к нам из демократического языка.

Анатолий Уткин: Одна фраза, сразившая меня буквально, это фраза одного из министров Александра Третьего: «У русских нет необходимого цемента лицемерия». Я тоже отбрасываю все оценочные моменты, ни хорошо, ни плохо — для того, чтобы жить в цивилизованном гражданском обществе я должен быть лицемером. Причем, слово «лицемер» у нас заведомо плохое, это заведомо негативная оценка, но я должен быть таковым. Мне неприятен избранный сегодня президент, я принадлежу к противоположной партии, но я подчиняюсь. В моем квартале избрали совсем не милых мне людей, но спасительный цемент лицемерия помогает западному обществу выживать: на следующих выборах победит моя партия, я надеюсь. И цемент лицемерия сцепляет общины и целые общества. В России этот цемент отсутствует. Однажды на конференции о будущем России, в Париже, я слышал утрированный этот тезис из уст посла Японии в Москве. Он сказал, что «русские — это песок». Он сравнивал, в живописной манере, азиатов с глиной, из которой можно лепить все что угодно. Запад он подавал как страну кирпичиков. Из кирпичиков можно делать любые башни, подземные гаражи, все что угодно. Россия это страна песка — ни одна форма не держится. Песок зыбучий, сквозь пальцы проходит, но при определенных условиях можно сделать железобетон. Для этого нужно две трети цемента, столько-то песка, стальные опоры.

Россия это страна песка — ни одна форма не держится. Песок зыбучий, сквозь пальцы проходит, но при определенных условиях можно сделать железобетон

Вот это отсутствие в России цемента лицемерия подается большинством русских как величайшее достоинство российской литературы, российского общества. Мы говорим то, что мы думаем при любом режиме в кухне, за столом с друзьями. И мы так думаем, что так хорошо. Это прекрасно, откровенность — чудесная человеческая черта. Но будучи выплеснута на улицу, она ведет ни к чему более, как к гражданской войне. Компромисс как система взаимных уступок, о чем это говорит? Компромисс должен восприниматься как способ выживания вдвоем с другим человеком. С этими другими нужно как-то жить — или их убивать, или уходить со сцены самому. Компромисс может быть достигнут только в условиях наличия представления о собственной цели и о том, на какую долю секунды, время года, столетия ты замедляешь это движение к своей цели, жертвуя чем-то, но идя по иной дороге.

Михаил Нестеров. На Руси. Душа народа. 1914-1916 Михаил Нестеров. На Руси. Душа народа. 1914-1916

Анатолий Стреляный: Я хочу привести выдержку из книги, в которой представлен западный взгляд на русский склад ума и особенности досоветской русской жизни. Автор — американский профессор Теодор фон Лауэ. Он написал книгу о 20 веке, об особенностях распространения западных демократических ценностей и западного образа жизни по миру. Он пишет: «Восточные славяне, обычно называемые русскими, являлись широко разбросанным крестьянским народом с особыми чертами, не имеющими аналогов на Западе. Большинство из них были крепостными до 60-х годов. Беспокойные, всегда стремящиеся избежать налагаемого на них бремени, покорные, способные выдержать долгие страдания, пассивные, и все же во все времена восстающие в безжалостной ярости. Всегда побеждаемые и все же никогда ее оставляющие надежду на освобождение. Неопытные в современных действиях, не способные конструктивно воздействовать на что-либо за пределами хижин или деревень. Наученные малой ценой жизни не идти на риск, неграмотные, преисполненные предрассудков, пребывающие в покорности, как учит православная церковь и вожди сект, враждебные по отношению к пришельцам, хитрые и исполненные внутренних сил, требуемых их тяжелой жизнью, способные на огромное героическое терпение, нечувствительные, обращающиеся к насилию, и все же великодушные и жертвенные, обычно не имеющие выхода для своих талантов. Темные люди, непредсказуемые, третируемые меньшинством более привилегированных русских». Разговор о русском складе ума продолжает профессор Валентина Федотова.

Валентина Федотова: Экономическая неудача. Из-за чего она произошла? Из-за того, что неолиберальные реформы исходили из представлений, что человек всегда стремится к максимуму экономического удовлетворения. Но еще Адам Смит приводил пример, что если крестьянин получит большую цену за свой продукт, то он не обязательно увеличит свою производительность. Только буржуазный крестьянин увеличит свою производительность, а феодальный крестьянин предпочтет получать столько же денег, и совершенно не будет наращивать этой производительности. Это тоже стадиальная особенность, я ее проверяла даже на детях. Я спрашивала детей: «Вот если ты производишь картошку, а за нее будут платить больше, ты будешь производить больше или меньше?» Одни дети говорили: «Будем производить больше, нам надо больше денег». Это уже те дети, которые вовлеклись в современную трансформационную ситуацию, трансформирующую общество. А более консервативные дети отвечали: «А зачем? У меня будет столько же денег, если я буду производить меньше. Я не буду производить больше». Адам Смит это превосходно описал. Но есть действительно какие-то особенности, которые надо изучать, которые надо понимать. Я сейчас опубликовала две статьи японских авторов, которых я перевела с английского, они описывают удивительные вещи: каким образом коллектив японский сделался предпосылкой модернизации. В начале там пытались провести либерализацию, то есть разрушить все традиционные структуры, атомизировать общество. И для этого были очень серьезные причины, ибо Япония в войнах показала, что массовой опорой милитаристских целей является тесная община, тесный коллектив, который не был рудиментом первобытного общества, а был создан правительством для эффективного управления страной. И они стали это рушить. Но когда они стали рушить, они увидели, что вместе с этим рушится японский менталитет, японская традиция, японское самоуважение, что — самое главное, ибо не уважающие себя люди не способны действовать, они не способны верить в свою удачу, они деморализованы. И тогда они стали использовать эту общину, эту традиционную структуру, сложившуюся в обществе, ставя и проводя через нее другие государственные цели. И сегодня мне кажется, что мы должны глубже и внимательнее смотреть на особенности национального или социального характера людей, живущих в России, на особенности их ментальности. Потому что политика — это есть приведение каких-то идей в действие посредством участия миллионов граждан, имеющих определенную специфику.

Михаил Нестеров. Портрет Льва Толстого. 1907 Михаил Нестеров. Портрет Льва Толстого. 1907

Анатолий Стреляный: Александр Ахиезер — ведущий научный сотрудник Института прогнозирования РАН.

Александр Ахиезер: Русские мыслители и 19 века, и начала 20, пришли к очень интересному, впоследствии забытому выводу о том, что создание основной массы населения носит догосударственный и антигосударственный характер. То есть славянофилы, братья Аксаковы и другие писатели, говорили о том, что вообще крестьяне, живя в общине, совершенно не интересуются государственной жизнью, что они предоставили управление страной царю, а сами занимаются бытом и своими личными делами. Они видели в этом глубоко положительный фактор, особое позитивное свойство русского человека. Они действительно подметили очень важную вещь, и, в частности, даже Бердяев по этому поводу сказал, что есть некоторая загадка в том, что догосударственный, по существу, и антигосударственный человек сумел создать такую гигантскую империю. Надо сказать, что это действительно загадка, которая подлежит детальному научному изучению. Такого рода массовые настроения, то есть отсутствие интереса к государственной власти как таковой, негативное отношение к государственному аппарату и к чиновничеству, превращение государства просто в деятельность самого царя в сознании крестьянина означало, что на крутых поворотах истории крестьяне часто вообще не понимали что государство хочет от них, не понимали даже того языка, на котором государство обращалось к крестьянам. Вот один яркий пример. Когда в 1861 году было принято решение об освобождении крестьян от крепостной зависимости, то смысл этой реформы царем и крестьянами понимался совершенно по-разному.

Среди крестьян был лозунг — «Не сойдем с печи!» Это значит, что они отказывались активно содействовать государству

Крестьянство в критических ситуациях, если речь не шла о необходимости оборонять страну или сражаться с басурманами, давало негативный ответ на призывы правительства и чиновников проводить те или иные хозяйственные мероприятия – агрономические, гигиенические — отказывалось вообще платить налоги. Среди крестьян был лозунг — «Не сойдем с печи!» Это значит, что они отказывались активно содействовать государству. Противление государственности в России, причем не один раз, было связано не с какими-то восстаниями (взятие Зимнего), не с мятежами, а оно было связано с тем, что основная масса населения отказывалась поддерживать это государство, поворачивалась к нему спиной, отказывалась поддерживать государство по всем параметрами. И это приводило к такой слабости государственной системы, что она просто разваливалась сама собой. Достаточно вспомнить, что когда царь Николай Второй отрекся от престола, то никто, ни один человек не выступил в его защиту, включая Великих князей. То есть все как бы повернулись спиной к государству, к первому лицу. Точно такая же вещь произошла, когда распался Советский Союз и Горбачев был отрешен от власти. Ни один человек не выступил в его защиту. Это означало, что ментальность, массовое создание исходило из того, что это никого не касается, они живут своей повседневной жизнью, а государство — черт с ним, было оно или не было, свято место пусто не бывает. То есть никакой озабоченности по поводу конструктивных решений на уровне, скажем, государственной власти, не было. Это старая русская традиция. Потом проходит какое-то время и начинаются какие-то критические пересмотры. Причем всегда вина за эти события сваливается не на основную массу населения, которая не поддержала государство, а на какую-то группу людей, часто совершенно мифологическую, которая, якобы, через заговор свергла царя, уничтожила советскую систему, и так далее.

Анатолий Уткин: Государство — это самая воспеваемая Западом конструкция. Если мы возьмем античность, это античный полис. Античный полис создает законы и возможность гражданам развивать науки, ремесла, достигать любых материальных пределов. Это — основа Запада. Государство создает возможность частной собственности, ее невозможно создать без помощи государства, государство обязано создать законы, государство должно обеспечить соблюдение этих законов, и государство должно встать на стороне тех, кто энергично работает. Цитируя Столыпина – «я не за тех, кто пьяный и слабый, а за трезвых и сильных». Позволить, вне отношения к государству, овладеть частной собственностью, это, с моей точки зрения, большое искажение западных идеалов. Капиталистические и любые отношения современные идут на Западе через государство, через парламент, через закон, через создание настоящей подлинной основы, в том числе насильственной, любой основы. Нигде не проповедуется слабое государство, особенно на этапе приватизации. Это абсолютно не западный опыт. Речь не идет о том, чтобы создать казармы и одеть людей в униформы, речь идет о том, что государство должно обеспечить разделение властей, оно должно обеспечить исполнение законов. Мы должны знать четко правила игры и действовать по этим правилам. Речь не идет о том, чтобы передать все государству, тогда надо создавать азиатскую деспотию.

Валентина Федотова: Россия не знает, что такое свобода как политический институт, как цивилизованная сила, но она хорошо знает, что такое воля. Россия — родина анархизма, Россия всегда любит крайние проявления свободы в независимости от государства, а еще далее — вообще от всего. Это вопрос социальной, национальной, внутренней политики, которая проводится в стране. Если бы гражданам была предоставлена минимальная возможность производить, они бы формировались как средний класс, они бы закрепляли себя, как люди, которые дорожат тем, что они произвели, дорожат этим обществом, которое создало им такую возможность. Это были бы ростки демократии. Но когда люди выпали в естественное состояние, когда они оказались в натуральных условиях выживания с помощью огорода или челночничества, частного извоза или каких-то других вещей, никакие средины, компромиссы, то есть то, что соответствует цивилизующей силе демократии, в них не вызревают, и гражданское общество в России не складывается. Поэтому что в этом народе произрастет лучшего и что худшего зависит во многом от политиков.

…во власть идут в России, не подавляя своих худших черт, имея полную возможность их реализовать, и власть по-прежнему остается той главной целью, которая дает и открывает доступ к любой другой цели, которая позволяет получить все

Это очень хорошо показал японский опыт. Как они сумели общину, работавшую на милитаризм, переделать в общину, работающую на конкурентоспособную экономику, на какие-то шаги к демократии. И вот ответственность политики состоит в том, чтобы не переделать этот менталитет решительно и радикально, это невозможно. Русский историк Сергей Соловьев, говоря о реформах Петра сказал, что нравы народа указами не изменишь, и что реформы Петра не проросли всю толщу Российской империи. А чтобы находить то, за что можно зацепиться, что можно подчеркнуть, что можно вырастить на основе этого специфического типа сознания. Демократические слова здесь не обретают того значения, которое они имеют в странах, откуда мы перенимаем эту систему, они тут принимают свои, какие-то византийские формы, и власть у нас, конечно, в высшей степени недемократическая по своей конструкции. Власть по-прежнему дает очень многое, и в России политические элиты не получают того статуса, который они могли бы иметь, будучи сращенными с властью, поэтому существует страх потерять свои позиции. Ведь как говорит Токвиль о демократии? «Любой аристократ — выше демократа. Он воспитан в благородных традициях, он умеет себя вести, он искренен в своих побуждениях». Демократ — это обычный человек снизу, не столь хорошо воспитанный, он идет во власть и может себя там проявить очень плохо. Но демократия — это машина, которая не дает ему это сделать, которая преобразует его энергию в энергию полезную государству. Поскольку демократического общества нет, демократия — это слова, а существует старый порядок, поэтому во власть идут в России, не подавляя своих худших черт, имея полную возможность их реализовать, и власть по-прежнему остается той главной целью, которая дает и открывает доступ к любой другой цели, которая позволяет получить все. Это постоянно воспроизводящаяся система недемократической власти.

Анатолий Стреляный: Слово профессору Уткину.

Анатолий Уткин: Премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю 40 лет был премьер-министром Сингапура, он получил превосходное образование в Оксфорде, в Англии, и был очень известен на Западе. Так вот, он определили разницу, как заключает сделки западный бизнесмен и восточный бизнесмен. Западный бизнесмен берет компьютер, свод законов, приглашает лучшего адвоката и едет к своим партнерам на Восток, чтобы обсудить сделку. Что для него необходимо? Просчитать все возможные сложные случаи, исключить конфликтное развитие ситуации, обусловить все возможные повороты судьбы или обстоятельств, и заключить сделку, даже не глядя друг другу в глаза. Что же делает восточный бизнесмен? Он берет лучшую секретаршу, берет счет в банке, берет чековую книжку, и едет в любое западное место, где ведутся переговоры. Неделю отдыхает с караоке, поет песни, ему очень важно заглянуть в глаза своему партнеру. Он смотрит в глаза и подписывает не глядя. Это доверие, которое он получает. Вот отличие Востока и Запада. Когда Сталин пригласил в Тегеране жить на территории Советского посольства Франклина Рузвельта, он просчитал каждый свой шаг, он старался заглянуть в глаза. И с тех пор все, что было в Ялте, Потсдам — это особый случай, но встречи на высшем уровне уже в наше время, начиная с духа Женевы, с 1954 года, это в значительной мере история непонимания Востока и Запада. Я за этот срез, потому что об этом многие знают. И это наблюдаемое различие между Востоком и Западом. Что делает Хрущев на будущих саммитах? Он широким жестом объединяет Австрию, возвращает Финляндии военную базу, стоящую в Финском заливе, он возвращает Китаю что-то. Это – жест, он верит, что он получает траст, доверие, что он выиграет, что он набирает очки, что это ему зачтется, что это важно. Что делают западные лидеры? Они не думают засчитывать кому-то какие-то очки, они видят, что система восточная считает это более выгодным для себя — объединение Австрии, вывод советских войск в 1958 году из Румынии. Прагматическое действие в развитии восточной системы, не более того. И когда мы придем к более близким временам, то они нам покажутся столь же очевидным столкновением восточного и западного. Давайте посмотрим на самое важное деяние Михаила Горбачева — объединение Германии. Что он сделал в процессе этого объединения? Он пригласил канцлера Коля, который и не смел надеяться на то, что произойдёт в ближайшие дни, пригласил в его родной город Ставрополь, потом они полетели на вертолете в Арциз. Все это нужно было для того, чтобы Горбачев сумел заглянуть в глаза канцлеру и не глядя подписать соглашение, объединяющее Германию, меняющее подлинные весы европейской истории. То есть новый поворот течения судеб государств, миллионов людей. Запад это воспринимает как естественное развитие событий. Посмотрим, что делает Горбачев. Он принимает решение о колоссальном сокращении обычных вооружений Советского Союза, принимает это решение в 1990 году, принимает его вкупе, совместно с декларацией о свободной Европе, Европейской Хартии, это ноябрь 1990 года. Он верит, что за такое деяние, за уничтожение 40 тысяч танков, он получает невероятный кредит Запада, огромный кредит, что после этого невозможно отказать Советскому Союзу ни в каком пожелании. Как видят это западные политики? Как и полагается – хладнокровно. Они видят перегревшуюся военную машину, общество, которое мечется, решая свои внутренние проблемы, они видят это как один из жестов, который, ну — результат внутреннего развития. Так они это видят – хладнокровно, спокойно, реалистически. Я бы не говорил на эту тему, если бы не исходящие силы этого. В конченом счете Запад начинает раздражаться эмоциональностью Востока, а Восток начинает думать, что его надули, и крепко надули. Что развалив Варшавский договор, запретив КПСС, в СССР все остались на бобах. И это опасно. Это создает ситуацию, что нас обманули. Но, позвольте, никто не обещал ничего иного, и Запад прямо говорит, что это было добровольно содеяно, подписано, заключено в результате месяцев подготовки экспертов, и так далее. Вот это, мне кажется, самое важное, что происходит, и разница менталитетов здесь сказывается наиболее существенным образом.

Анатолий Стреляный: Разговоры о таких вещах как склад ума того или иного народа, как восточная и западная ментальности, что за люди живут в той стороне, и что за люди живут в другой, эти разговоры увлекательны и полезны, но от тех, кто в них участвует, не всегда нужно ждать исчерпывающих доказательства и точности. Деловые люди на Востоке, при всей их открытости, широте и доверчивости, подводят друг друга, как известно, не реже, а намного чаще, чем деловые люди на Западе. Чтобы не углубляться, достаточно сравнить восточный базар с каким-нибудь американским или французским универсамом. Советское решение полностью уйти из Австрии Никита Сергеевич Хрущев объяснял после отставки не широтой своей натуры, а сугубо деловыми соображениями — накладно было продолжать противостояние Западу на всех участках фронта. И Горбачев согласился на объединение Германии не по доверчивости, не из желания понравиться Колю и его союзникам в холодной войне, а по другим, тоже деловым соображениям. В Восточной Германии, как мы помним, все к тому времени накалилось, народ так навалился на Берлинскую стену, что остановить его можно было только такой пальбой, какую уже не могли себе позволить ни Москва, ни Берлин. Политолог Алексей Пушков.

Алексей Пушков: В Европе все прописано, все до сантиметра. И поэтому там и ментальность такая, что если нет пункта договора, то на что вы ссылаетесь, о чем вы можете говорить? Ах, ваш дедушка обещал эту территорию не захватывать? Или наш дедушка? Ну, извините, это был дедушка. Мне кажется, что России сейчас нужно в этом отношении свой менталитет менять. Ей нужно менять свой менталитет, отказываться от этого представления, порожденного ее собственными бескрайними просторами, отказываться от представления того, что все можно как-то утрясти потом. Надо понять, что любая уступка делается для получения какой-то цели, что за любую уступку надо тоже платить уступкой. Нам здесь, поскольку мы хотим играть по правилам современного мира, надо проникаться правовым сознанием. А правовое сознание — это не только соблюдение законов. Это умение заставить или побудить другие страны и народы принять те законы, которые, ты считаешь, соответствуют и твоим интересам. Но и умение считаться с интересами тех стран и народов. Это очень интересное сочетание, которое России совершенно не свойственно именно в силу того, что она всегда развивалась очень экстенсивно, она всегда захватывала территории вокруг своих границ. Эта неограниченность возможностей российских, и пространственных, и сырьевых… Вот было бы у нас очень мало газа и нефти, мы были бы очень бережливой нацией.

…избыточность породила в России очень размытое, размазанное сознание, неспособность оформлять свои интересы, плохое понимание, как их нужно оформлять, как их нужно соотносить с интересами других стран

А в условиях, когда этого всего много, и когда каждый год коммунисты говорят, что будет этой зимой катастрофа и города замерзнут, а они почему-то не замерзают… Много рек, электростанций настроили на этих реках, много нефти, много газа. Нефти десять процентов утекает на сибирских месторождениях, но ее все равно остается много. Вот эта избыточность породила в России очень размытое, размазанное сознание, неспособность оформлять свои интересы, плохое понимание, как их нужно оформлять, как их нужно соотносить с интересами других стран. И это было характерно и для царской России в начале 20-го века. То есть, я думаю, что эта проблема не связана чисто с коммунистическим периодом, это проблема национального характера. Я не считаю, что эта проблема фатальная. Национальные характеры меняются, посмотрите, скажем, на корейцев. Вот два государства — Южная и Северная Корея. Национальный характер должен был бы быть схожий, но Южная Корея — чрезвычайно эффективное, проработанное общество, конкурирующее с другими очень успешными обществами, и находящееся по уровню конкурентоспособности в первой двадцатке государств мира. И Северная Корея, которая находится вообще за пределами, по ту сторону добра и зла. С точки зрения конкурентоспособности и эффективности это вообще отсутствующая единица на мировом пространстве. То есть одна и та же национальная психология, национальный менталитет были использованы по-разному. На севере для того, чтобы подчинить людей, и то, что в корейцах было всегда — способность подчиняться, она себя очень сильно проявила в результате культа Ким Ир Сена. А на юге вот это чувство уважения старших, авторитета, может быть, даже некоторого страха перед вышестоящим бюрократом, оно было обращено на пользу для страны, и было создано функционирующее, действующее, мобильное общество, где у людей есть свои права, где очень активно действуют профсоюзы, но где основанная, доминирующая характеристика развития — это дисциплина. На севере дисциплина — ради подавления, а на юге – ради эффективности. Да, сейчас там есть скандалы с коррупцией, но это неизбежные вещи, они есть и в других странах. Но базово эта способность к дисциплине, способность подчиняться, на юге была использована в позитивном смысле, а на севере — в негативном. Вот вам пример, как одна национальная психология совершенно по-разному может преломляться.

Анатолий Стреляный: Слушайте теперь доцента кафедры социальной психологии МГУ Леонида Гозмана.

Леонид Гозман: Да, конечно, есть различия между русскими и французами, так же как есть различия между природой Эфиопии и природой Гренландии. Есть различия между итальянской кухней и турецкой. Не понимать отличий своей истории, своей культуры, своего народа, своей географии, своих бытовых традиций от других — означает просто неадекватность. Даже Москва от Питера отличается. Вы приезжаете и попадаете немножко в другой город, немножко другой дух, хотя и то, и то вроде бы российские столицы. Русская деревня от русского же города отличается. Конечно, есть различия. Дело не в том, отрицаем или не отрицаем мы наличие неких особенностей национально-культурных или даже этнических, дело в том, считаем ли мы эти особенности ведущими, считаем ли мы эти особенности чем-то настолько принципиальным, что под них должна подстраиваться политическая и экономическая система, или мы считаем, что это орнамент на примерно общей для всех людей картине. Мне кажется, что традиционный спор между славянофилами и западниками в нашей стране есть спор, на самом деле, между теми, кто считает эту специфику предельно важной, и универсалистами, теми, кто считает, что есть универсальные человеческие каноны, и их применение в любой стране дает примерно похожие результаты. Да, конечно, капитализм немецкий отличается от капитализма французского и от капитализма японского, но, в общем-то, общие законы есть. И французские или корейские универсалисты не отрицают специфики своих нардов и своей истории, но считают, что реализовываться должны в их странах те законы, которые уже апробированы на всей планете. Я горячо защищаю именно эту точку зрения. Мне кажется, что выпячивание, особая озабоченность своими особенностями носит явно выраженный защитный характер. Это — от слабости, от ощущения униженности, ощущения неспособности конкурировать. Я вам приведу один пример. После гражданской войны в США, после поражения Юга, на Юге возникла сложная ситуация, похожая на нашу ситуацию — ощущение унижения, неадекватности, некоей разрушенности собственных ценностей. Пришли такие оккупанты, которые тоже говорят по-английски, но, в общем, ведут себя как новые русские у нас часто. И на Юге возникло одно очень интересное идеологическое движение, название которого может быть примерено переведено как «потерянные корни», «возврат к истокам». Это движение утверждало, что был некий «дух Юга». Идеологи движения довольно быстро отказались от идей рабства. И до сих пор вы можете услышать на американском Юге, от вполне интеллигентных людей, что гражданскую войну выиграли не те, что надо было, чтобы выиграл Юг, хотя, конечно, рабство следовало отменить (нет сейчас нормального человека, который всерьез скажет, что негры должны быть рабами), но вот утерянный во время войны «дух Юга»… Это что-то замечательное! Я много раз пытался у вполне интеллигентных университетских профессоров южных штатов добиться объяснения толкового, что такое «дух Юга». Вы знаете, это удивительно похоже на духовность и соборность! Они начинают объяснять, что мы на Юге — такие открытые, широкие, щедрые, мы от души разговариваем, мы о Боге думаем, мы можем всю ночь просидеть, разговаривая о смысле жизни, а вот они там, на Севере, они не могут. Это настолько повторяет эту дихотомию, что русские — щедрые, добрые, мягкие, и холодные европейцы — что это наводит на мысль о том, что когда мы говорим о русских и европейцах так, как мы говорим, то дело не в том, какие мы и какие они на самом деле, а в том, зачем нам это, в том, что нам надо объяснить, почему у нас дороги плохие, почему у нас не машины, а черт знает что. Нам надо объяснить нашу собственную отсталость. И психологически хорошее объяснение состоит в том, что да, они сильнее, но мы все равно лучше. Мне кажется, что сильные и трезвые люди, которые, в конечном счете, хотят блага собственной стране, они не должны прибегать к такого рода защитным механизмам. Более того, я убежден, что большинство наших соотечественников в этом и не нуждается, потому что во всех случаях, когда наши сограждане попадают в нормальные условия, то в любом деле, в любой работе, в любом бизнесе они выступают ничуть не хуже, чем европейцы или американцы.

Характерные черты российского менталитета — Студопедия

Российский менталитет нельзя механически отождествлять с русским народом. Носителей российского менталитета немало и среди представителей других народов. А восприятие русского характера, как показывают исследования, практически не связано ни с типом гражданской самоидентификации, ни с представлениями о желательной модели национально-государственного устройства, ни с выбором того или иного определения понятия «русский».

Менталитетообразующие константы формируются под воздействием трёх причин:

1) географических факторов – особенностей территории: её размера, климата, ландшафта, типа почв, богатства недр, животного и растительного мира и др., обобщённо называемых далее природой;

2) генетических факторов – особенностей генетического механизма наследования типичных для населения психофизиологических признаков, приобретённых под воздействием природы в процессе естественного отбора;

3) социальных факторов – объективных особенностей истории появления и существования народа.

В соответствии с этими тремя причинами менталитетообразующие константы можно разделить на три типа: природообразованные, генообразованные и социообразованные.

К русским менталитетообразующим константам природного происхождения (имея в виду историческую Россию в нынешних рамках) относятся следующие: огромный размер территории; срединное географическое расположение России между Востоком и Западом; колоссальные природные богатства; суровый климат основой части территории с долгой зимой и коротким летом; малоплодородные почвы большей части территории (около 70% территории России находится в зоне вечной мерзлоты). Природные менталитетообразующие константы сыграли первичную роль в формировании русского менталитета, так как они способствовали появлению генообразованных и социообразованных констант.


Русской менталитетообразующей константой генетического происхождения является высокая гетерозиготность (разнообразие вариантов одних и тех же генов в составе хромосом), богатство генофонда и генотипов. Высокая гетерозиготность населения возникла как следствие многонациональности России (около 150 народов и народностей) и отсутствия запретов на межнациональные браки. В свою очередь, многонациональность России явилась следствием причин географического и исторического характера (разнообразие природных условий в разных частях огромной территории, порождающих национальное своеобразие проживающих в этих частях коренных народов; включение этих частей в состав России в разные периоды её истории).


Русской менталитетообразующей константой социально-исторического происхождения является многовековое существование русского народа в условиях централизованной власти и патроната над ним государства, персонифицированного в виде вождя (князя, боярина, царя, Генсека и т. д.). И опять же, централизованная власть и патронат государства по отношению к населению появились как следствие срединного географического положения русского государства, защита которого от угроз и с Востока, и с Запада требовала сильной власти. Власть организовывала защиту населения, население поддерживало власть. Эта взаимная поддержка укреплялась по мере расширения территории России.

Все перечисленные менталитетообразующие константы образовались, конечно, не одномоментно, а постепенно, в процессе исторического становления русского государства, сопровождавшегося формированием особых черт и русского менталитета, и русской цивилизации. В целом, можно считать появление русского менталитета, государства и цивилизации не случайностью, а объективной закономерностью, обусловленной законами природы.

К чертам русского менталитета, сформировавшимся под влиянием природных менталитетообразующих констант, относятся следующие.

1. Устойчивость нервной системы, способность преодолевать трудности, стойкость, терпеливость. Менталитет населения во многом определяется составом продуктов, которыми оно питается. В свою очередь, состав продуктов зависит от набора сельскохозяйственных культур, произрастающих в ареале проживания населения и дающих хороший урожай. По этой причине в условия малоплодородных почв, сурового климата и короткого лета для средней полосы России характерно выращивание твёрдых сортов ржи, из которой выпекают ржаной чёрный хлеб. Чёрный хлеб долгое время составлял основу питания для русских людей. Этот уникальный продукт питания богат витаминами группы В, положительно сказывающимися на формировании устойчивой нервной системы населения. Поэтому ржаной чёрный хлеб, как национальный русский продукт, можно считать природообразующим фактором в формировании таких черт русского менталитета, как стойкость и терпеливость. История показала способность русских людей преодолевать самые разные трудности за счёт этих черт характера.

2. Уравновешенность темперамента. Большое влияние на менталитет населения оказывает климат, в котором оно живёт. Суровый климат требует экономного расходования сил для выживания и, наоборот, комфортный климат расслабляет людей, способствуя самопроизвольному высвобождению их внутренней энергии. Коренные северяне более сдержанны, хладнокровны, сосредоточены, замкнуты на себя, чем южане. Этим определяется уравновешенный, спокойный темперамент, характерный для русских людей.

3. Способность к мобилизации внутренних сил. Влияние климата в виде многовековой смены относительно долгих зим и короткого лета при высоком проценте сельского населения в России требовало «импульсного» режима энергетических затрат организма – интенсивных затрат летом на сельскохозяйственные работы и малых затрат зимой. Этот импульсный режим способствовал формированию такой черты характера, как способность к мобилизации внутренних сил на какой-то период времени. Однако, учитывая переход в течение нескольких поколений большинства населения с сельского образа жизни на городской, эта черта национального менталитета может быть постепенно утрачена.

4. Миролюбие, гостеприимство и добродушие. Очевидно, менталитет скученного населения малых стран и редкого населения, проживающего на просторах больших стран различен. У таких больших стран, как Россия, проблемы расширения жизненного пространства никогда не было, была проблема его сохранения. Особое географическое положение России, занимающей пространство между Западом и Востоком, заставляло её в разное время вести в основном оборонительные войны против западных и восточных агрессоров. Русские всегда были миролюбивы (нам чужого не надо, своего вдосталь!). Отсюда же вытекает широко известное гостеприимство, хлебосольство и добродушие русских людей, толерантность по отношению к другим народам (нам нечему завидовать!)

5. Широта натуры. Большие размеры территории России, бескрайние леса и многочисленные реки и озёра, богатые зверем и рыбой, ягодами и грибами, создали у русского человека представление о неисчерпаемости природных богатств и беспредельности жизненного пространства, породили в психологии русского населения чувство величия огромной страны, безграничности её размера и разнообразия её возможностей и, как следствие, широту натуры.

Генетически обусловленными чертами русского менталитета можно назвать следующие:

1. Талантливость. Разнообразие генетического состава наследственных биологических структур (хромосом) порождает весьма широкий спектр физических, психологических и интеллектуальных характеристик отдельных людей. В сочетании с многочисленностью населения это генетическое свойство предопределяет высокую вероятность появления необычных, феноменальных типов людей с оригинальными генотипами. Именно среди таких людей чаще всего встречаются таланты и гении – люди с выдающимися или уникальными способностями к определённому виду деятельности. Своеобразные сочетания вариантов генов в этих генотипах объясняют талантливость русского народа.

2. Высокая адаптационная способность. Высокая гетерозиготность обуславливает наличие в каждом русском человеке широкого набора поведенческих реакций. Отсюда вытекает высокая адаптационная способность, приспособляемость русского населения к изменению условий жизни. Этой же высокой приспособляемостью можно объяснить такие черты русского менталитета, как непритязательность, терпимость к условиям жизни, поскольку на бессознательном уровне имеется генетический механизм приспособления к ним.

3. Русская смекалка представляет собой один из способов реализации высокой приспособляемости, когда нужно найти оригинальный выход из трудного положения. Смекалка – это интеллектуальное средство выживания, преодоления трудностей независимо от их содержания.

Рассмотренные генообразованные черты русского менталитета наследуются генетически. В отличие от них рассматриваемые ниже социообразованные черты русского менталитета наследуются не генетически, а с помощью механизма исторической памяти, включающего народные традиции, фольклор, литературу, искусство всех видов и вообще всё то, что принято называть культурой.

Социообразованные черты русского менталитета определяются взаимодействием его гено- и природообразованных особенностей с социальными условиями жизни на протяжении достаточно длинного исторического периода, охватывающего многие поколения (сотни лет). Социообразованными чертами может обладать лишь нация с многовековой историей, такая как русская.

К социообразованным чертам русского менталитета можно отнести следующие:

1. Коллективизм и соборность, выработанные многовековой жизнью в сельской общине. Община появилась не вдруг, а как исторически сформировавшаяся необходимость существования, как реакция на низкое плодородие почв, малоурожайность сельского хозяйства и суровые климатические условия, выжить в которых, находясь в общине и пользуясь взаимопомощью, было легче, чем в одиночку. Российская история показала, что её ход определяется не социально-экономическими теориями смены общественных формаций, а привычкой русского населения к определённому образу жизни, особенно привычкой сельского населения к жизни в общине. Вместе с тем следует учитывать, что устойчивость социообразованных черт менталитета ниже, чем гено и природообразованных, поэтому урбанизация и быстрое сокращение сельского населения в России может в скором будущем привести к деградации упомянутой коллективистской традиции и подрыву одного из основных устоев русской цивилизации.

2. Обострённое в русском народе чувство несправедливости социального неравенства, ущемляющего интересы малоимущего населения. Эту черту можно рассматривать как проявление коллективизма. Отсюда идущее издревле чувство социального сострадания к людям, ущербным духовно и физически: нищим, юродивым, калекам и др., и уравнительные тенденции в русском понимании социальной справедливости.

3. Религиозность русского народа, воспитывавшаяся церковью и властью на протяжении почти тысячи лет. Религия в России шла всегда рука об руку со светской властью. Царь считался представителем Божьей власти на земле и русская национальная идея несколько веков выражалась в формуле «Бог, царь и отечество». Конкретной формой русской религиозности явилось православие, введённое на Руси опять же светской властью в лице князя Владимира. Общественная суть православия, основанная на понятиях социальной справедливости, добра, главенства духа над плотью, воплощенная в церковных жизнеописаниях православных святых, а также формы православных религиозных обрядов – посты, религиозные празднества и др. оказались наиболее соответствующими исторически сложившимся условиям существования, образу жизни и порожденному ими менталитету русского народа. Этим соответствием и объясняется устойчивость православной веры в русском народе.

4. Культ вождя. Глубокая религиозность, понимаемая как надежда на избавителя от жизненных тягот, способствовала формированию и такой социообразованной русской черты, как культ вождя. Вся российская история проходила под знаком сначала власти князя, затем царя, а в советский период под флагом культа личности руководителя коммунистической партии. Во всех случаях это была единоличная власть вождя (князя, царя, генсека) и народ слепо на него полагался. Можно отметить, что культу вождя способствует и коллективизм, одним из проявлений которого является подсознательное подчинение личности коллективу, а в его лице тому, кто выражает коллективные интересы, то есть вождю, персонифицирующему коллектив в массовом сознании. Отсюда – наблюдаемые сейчас безынициативность основной части населения, политическая инфантильность, неумение политически самоорганизоваться, нежелание брать на себя ответственность за социально значимые поступки.

5. Национальная и религиозная терпимость. На территории России много веков мирно проживает почти полторы сотни разных народов. В России никогда не было расовой вражды, религиозных войн, запретов на межнациональные браки. Страна, за небольшими исключениями, исторически формировалась как добровольное многонациональное объединение. Это не могло не породить такой социообразованной русской черты, как национальная и религиозная терпимость.

6. Наконец, нельзя не сказать о русском патриотизме. Патриотизм существует в любой стране, но основа патриотизма в разных странах разная. Русский патриотизм – это патриотизм, основанный на осознании народом своей общности. Подъём русского патриотического духа всегда возникал в годы тяжёлых испытаний не для отдельных людей, классов или групп населения, а для всего народа, когда он начинал остро осознавать себя как историческую общность, которой грозит большая опасность – порабощение или уничтожение. Именно такие задачи ставили в войнах против русской цивилизации её враги.

В такие годы эта общность определялась не только угрозой личной потери семьи, жилья, имущества, но и угрозой общей потери Отечества: традиционного уклада жизни, возможности гордиться прошлым и верить в ту или иную общественную идею, то есть всего того, что принято называть самоидентификацией народа. Народ поднимался на защиту Отечества, как цивилизации. Идея индивидуализма, ныне внедряемая под флагом свободы личности и прав человека в русское национальное сознание, глубоко антипатриотична, ибо индивидуализм никогда не был у русского народа общественной ценностью, как, например, у западноевропейских народов, и защищать её в случае национальной опасности он не будет.

Не смотря не все добродетели русского народа, перечисленные выше, народы России наделены и целым рядом пороков. Основные из них: пассивность; пьянство и бурно развивающаяся в последнее время наркомании; воровство, которое прибрело поистине массовый характер.

Однако, социологические исследования показывают, что базовыми особенностями менталитета россиян все же является преобладание моральных составляющих. И, прежде всего, чувство ответственности и совести, а также особое понимание взаимоотношений личности и общества.

Важными чертами душевной жизни русского человека является способность чувствовать и мыслить различными, порой взаимоисключающими способами; совмещать порыв к безграничной свободе с великотерпением.

Менталитет действует спонтанно, не осознаваясь, проявляясь в совокупности принципов и привычек, отражающихся в чертах характера. Таким образом, структура менталитета – сложная многоуровневая пирамида механизмов и способов действия, непосредственно связанных с многовековой культурой народа. При этом особенности менталитета народа служит основой для формирования идеологии и национальной идеи.

Это черты русского менталитета? — Альтернативный взгляд Salik.biz

Менталитет — это преобладающие схемы, стереотипы и шаблоны мышления. Некий Николай Иванович Козлов (доктор психологических наук, профессор, ректор Университета практической психологии, основатель сайта «Психологос»), называет черты менталитета россиян и предлагает в них узнать самих себя.

Узнали?

— Salik.biz

1. Соборность, примат общего над личным: «мы все свои», у нас все общее и «а что люди скажут». Соборность оборачивается отсутствием понятия приватности и возможностью любой соседской бабушке вмешаться и высказать вам все, что она думает по поводу вашей одежды, манер и воспитания ваших детей.

Из той же оперы понятия «общественность», «коллектив», отсутствующие на Западе. «Мнение коллектива», «не отделяться от коллектива», «а что люди скажут?» — соборность в чистом виде. С другой стороны, вам скажут, если у вас торчит ярлычок, развязался шнурок, забрызганы брюки или порван пакет с продуктами. А также — помигают фарами на дороге, чтобы предупредить о ГИБДД и спасти от штрафа.


2. Стремление жить по правде. Термин «правда», часто встречающийся в древнерусских источниках, означает правовые нормы, на основании которых вершился суд (отсюда выражения «судить право» или «судить в правду», то есть объективно, справедливо). Источники кодификации — нормы обычного права, княжеская судебная практика, а также заимствованные нормы из авторитетных источников — прежде всего Священного Писания.

За пределами российской культуры чаще говорится о законопослушности, правилах приличия или следовании религиозным заповедям. В восточном менталитете о Правде не говорится, в Китае важно жить по заветам, оставленным Конфуцием.

3. В выборе между разумом и чувством русские выбирают чувство: искренность и душевность. В российском менталитете «целесообразность» практически синоним корыстного, эгоистичного поведения и не в чести, как что-то «американское». Среднему российскому обывателю трудно представить, что можно разумно и осознанно действовать не только ради себя, но и ради кого-то, поэтому действия бескорыстные отождествляются с действиями «от сердца», на основе чувств, без головы.

Российское — нелюбовь к дисциплине и методичности, жизнь по душе и настроению, смена настроения от миролюбия, всепрощения и смирения к беспощадному бунту на полное уничтожение — и обратно. Русский менталитет живет скорее по женской модели: чувство, мягкость, всепрощение, реагируя плачем и яростью на последствия такой жизненной стратегии.

Рекламное видео:

4. Определенный негативизм: большинство россиян чаще видят в себе недостатки, а не достоинства. За рубежом, если человек на улице случайно задел другого человека, шаблонная реакция практически любого: «Sorry», извинение и улыбка. Они так воспитаны. Печально, что в России такие шаблоны — более негативные, тут можно услышать и «Ну ты, куда смотришь?», и нечто более резкое. Россияне хорошо понимают, что такое тоска, при том что это слово непереводимо на другие европейские языки. На улицах у нас не принято улыбаться, смотреть в лица окружающим, неприлично знакомиться и просто заговаривать.

5. Улыбка в русском общении не является обязательным атрибутом вежливости. На Западе чем больше улыбается человек, тем он больше проявляет вежливости. В традиционно русском общении приоритет — требованию искренности. Улыбка у русских демонстрирует личное расположение к другому человеку, которое, естественно, не распространяется на всех. Поэтому если человек улыбается не от души, это вызывает неприятие.

Можно обратиться за помощью — скорее всего помогут. Нормально попрошайничать — и сигаретку, и деньги. Человек с постоянно хорошим настроением вызывает подозрение — то ли больной, то ли неискренний. Тот, кто обычно приветливо улыбается другим — если не иностранец, то, конечно, подхалим. Конечно, неискренний. Говорит «Да», соглашается — лицемер. Потому что искренний российский человек обязательно не согласится и возразит. И вообще самая настоящая искренность — это когда матом! Вот тогда — человеку веришь!

6. Любовь к спорам. В русском общении традиционно большое место занимают споры. Русский человек любит спорить по самым различным вопросам, как частным, так и общим. Любовь к спорам по глобальным, философским вопросам — яркая черта русского коммуникативного поведения.


Русского человека часто интересует спор не как средство нахождения истины, а как умственное упражнение, как форма эмоционального, искреннего общения друг с другом. Именно поэтому в русской коммуникативной культуре спорящие столь часто теряют нить спора, легко отходят от первоначальной темы.

При этом совершенно нехарактерно стремление к компромиссу или к тому, чтобы дать собеседнику сохранить лицо. Бескомпромиссность, конфликтность проявляется очень ярко: нашему человеку некомфортно, если он не доспорил, не смог доказать свою правоту. «Как сформулировал это качество английский учитель: «Русский всегда спорит на победу». И наоборот, характеристика «бесконфликтный», скорее, носит неодобрительный оттенок, как «бесхребетный», «непринципиальный».

7. Русский человек живет верой в добро, которое когда-то спустится с небес (или просто сверху) на многострадальную русскую землю: «Добро обязательно победит зло, но потом, когда-нибудь». При этом его личная позиция — безответственная: «Нам принесет правду кто-то, но не я лично. Я сам ничего сделать не могу и делать не буду». Главным врагом русского человека на протяжении уже нескольких столетий считается государство в образе служило-карательного сословия.

8. Принцип «не высовывайся». В русском менталитете пренебрежительное отношение к политике и демократии как форме политического устройства, при котором источником и контролером деятельности власти выступает народ. Характерна убежденность в том, что реально люди нигде ничего не решают и демократия — это ложь и лицемерие. В то же время терпимость и привычка ко лжи и лицемерию своей власти по причине убежденности, что иначе нельзя.

9. Привычка к воровству, мздоимству и обману. Убежденность в том, что воруют везде и все, а честным путем заработать большие деньги невозможно. Принцип — «не украдешь — не проживешь». Александр I: «В России такое воровство, что я боюсь идти к дантисту — сяду в кресло, и украдут челюсть…» Даль: «Русский человек не боится креста, а боится песта».

При этом для россиян характерно протестное отношение к наказаниям: наказывать за мелкие нарушения — нехорошо, как-то мелочно, нужно — «прощать!», а когда на этом фоне люди привыкают законы не уважать и от мелких нарушений переходят к крупным — тут российский человек будет долго вздыхать, пока не разозлится и не устроит погром.

10. Вытекающая из предыдущего пункта характерная черта российского менталитета — любовь к халяве. Фильмы нужно скачивать через торрент, платить за лицензионные программы — западло, мечтою является радость Лени Голубкова в МММ-пирамиде. Наши сказки рисуют героев, которые лежат на печи и в итоге получают царство и сексапильную королеву. Иван-Дурак силен не трудолюбием, а сообразительностью, когда за него все сделают Щуки, Сивки-Бурки, Коньки-Горбунки и прочие волки, рыбы и жар-птицы.

11. Забота о здоровье ценностью не является, спорт — странно, болеть — нормально, но категорически не допускается бросать убогих, в том числе считается нравственно недопустимым уходить от тех, кто не заботился о своем здоровье и в результате стал по факту беспомощным инвалидом. Женщины ищут богатых и успешных, а любят убогих и больных. «Как же он без меня?» — отсюда созависимость как норма жизни.


12. Место гуманизма у нас занимает жалость. Если гуманизм приветствует заботу о человеке, ставя на пьедестал свободного, развитого, сильного человека, то жалость направляет заботу на несчастных и больных. По статистике Mail.ru и ВЦИОМ, помощь взрослым по популярности стоит на пятом месте после помощи детям, старикам, животным и помощи экологическим проблемам. Людям больше жалко собак, чем людей, а из людей из чувства жалости важнее поддержать нежизнеспособных детей, а не взрослых, которые еще могли бы жить и работать.

В комментариях к статье кто-то соглашается с подобным портретом, кто-то обвиняет автора в русофобии.

А вы с какими пунктами не согласны?

Русский менталитет — Russia.com

Говоря о русской национальной личности, люди часто употребляют фразу «русская мистика». Русский человек часто остается загадкой, потому что многие крайности связаны в его душе. Весь мир знает русскую скромность и терпение из тех случаев, когда люди жили в ужасных условиях нищеты и унижения. Однако, когда отчаянное население восстает, оно идет до конца. Безрассудное мужество и жертва ради «общего» (особенно Родины и нации) — очень русская черта.

Российская сфера интересов вне материального мира. По этой причине их позиция в отношении денег и бизнесменов варьируется от недоверчивой до негативной. Для них главное — душа, добро, правда, и «золото заставляет тебя плакать», как гласит одна русская пословица. Интерес ко всему душевному, к глубокому чувству вселенной проявляется в любви к философским беседам и спорам. А русский по сути не является результатом искренности, потому что русские люди не хотят обманывать других «социальными» улыбками.

россиян верят в свою мистическую удачу. Многие вещи (а иногда и самые невероятные изобретения) достигают успеха только потому, что кто-то верит в чудо и рискует иррациональным риском. Существует уникальная русская концепция «возможно», которая означает «возможно, она вдруг сработает ?!» »И ярко иллюстрирует их менталитет. Холодное планирование и расчеты не для русских людей, их толкают блестящие идеи и нестандартное мышление. Однако они ценят амбиции и трудолюбие — искреннюю любовь к работе, но не стремление к прибыли.

россиян — люди «простых», доминирующих над «частными». Для них очень важно, как их видят другие люди, и быть такими же хорошими людьми. У социальных альпинистов нелегкий путь, потому что люди инстинктивно пытаются навести их не только из-за своего успеха, но и из-за отличия от других. И наоборот, русские всегда сочувствуют бедным и нуждающимся людям и дают им милостыню. И русское гостеприимство уже стало общеизвестным: даже для неприветливого гостя предоставляется богато обставленный стол.Так что же может ожидать желанный гость?

,
Российский менталитет: неопределенность и фатализм

19 марта 2002 года в информационном агентстве «Росбалт» Зинаида Сикевич, известный социолог из Санкт-Петербурга, представила свой аналитический доклад «Десять лет реформ в России, увиденные ее гражданами». Материалы, представленные г-жой Сикевич, касались специфики российского и петербургского общества. Ниже приведена сокращенная версия этого отчета. Говоря о менталитете России, нужно учитывать, что он был насильственно сломлен дважды за последнее столетие.Впервые это произошло во время «модернизации» и «формирования советского человека» большевиками. Затем, в конце 1980-х, сознание советского человека было быстро преобразовано, чтобы вписаться в либеральную модель ценностей.

Образно говоря, русский менталитет похож на двухслойный торт. Большевики разрушили предшествующие политические институты России и хитро приспособили повседневные представления людей к новой реальности. Они внушали уму приоритет «трудового коллектива» над индивидуальными интересами и идею равенства как эквивалента нивелированного распределения доходов.Русская православная христианская самоидентификация трансформировалась в классовую самоидентификацию, а вера в Царство Божье была заменена верой в неизбежное наступление коммунизма. Вот почему сейчас системе либеральных ценностей противостоит не только советская, но и традиционная российская психология.

Суть традиционного и в основном бессознательного российского мировоззрения — вера в благоприятную судьбу и надежда на то, что все «как-то получится».Вот почему 83,6% всех респондентов в опросе, проведенном в Санкт-Петербурге в 2000 году, согласились со старой поговоркой «все, что сделано, к лучшему», выделив ее из 42 предложенных пословиц. Эти слова являются квинтэссенцией типичного русского оптимистического фатализма, сосуществующего с пассивностью и невмешательством в жизнь, которая происходит, как будто «все само собой», в то время как люди думают: «Все, что я могу сделать, — это надежда» или «Давайте надеяться на удачу» ». Эта позиция является полярной противоположностью базовой опоре на индивидуальную инициативу, типичную для протестантской этики, согласно которой человек должен строить себя и свою жизнь.

Другим базовым элементом русского менталитета является своеобразная интерпретация ценности свободы воли, понимаемой как неограниченное самоутверждение без учета кого-либо еще. В русском менталитете фатализм и будет непрерывно конкурировать и все же, как это ни парадоксально звучит, скорее дополнять, чем противопоставлять друг друга. Я полагаю, что это наследственные мифы, объединяющие социальные формы коллективного бессознательного, в которых заложены сознательные ценности, идея нормы и социальные ожидания.

Согласно результатам исследований, проведенных в период между 1996 и 2000 гг. Лабораторией этнической социологии и психологии Санкт-Петербургского государственного университета, основными ценностями россиян являются: эгалитаризм, коллективизм как предпочтение группы в отличие от индивидуальной самоидентификации, патернализма и русской версии этатизма, то есть приверженности сильному консолидирующему государству.

Эгалитаризм интерпретируется как отказ от социального расслоения современного общества.Массовое сознание придерживается традиционного подхода к богатству. Из общего числа респондентов, принявших участие в опросе 1997 года в Санкт-Петербурге, 66,3% согласны с высказыванием «Честная работа не увеличит ваш запас». Контент-анализ ответов, включающих слова «социализм» и «капитализм», означающие русские формы этих двух экономических и политических систем, выявил, что 28,8% всех респондентов считают, что самой большой заслугой ушедшего режима было равенство между людьми, который некоторые из них назвали социальной справедливостью, а 29.6% сказали, что неравенство было самым большим недостатком существующей системы.

Для своих сторонников социализм представляет не только справедливость, но и «истинную свободу» и «счастливую жизнь», в то время как капитализм является для них призрачным обществом, где все не так, где вместо свободы есть только ее видимость, гражданские права, существующие на бумаге только и сама жизнь иллюзорна. В то время как прежняя система «поддерживала социальные гарантии для всех», как считают 12,3% респондентов, нынешняя, по мнению 6.9% — это «синекура воров», где «процветают только бандиты и воры». Кроме того, многие думают, что социализм означает «власть народа», существующую для людей и в интересах людей, в то время как капитализм — это «власть денег», то есть богатых.

Продолжая опрос, сторонниками нынешней системы являются все молодые люди, в основном высокообразованные, проживающие в Санкт-Петербурге. В провинциальной России очень много ностальгии по социализму. В городе Мичуринске Тамбовской области, где проводился опрос контрольной группы, 74.4% респондентов поддержали социализм и только 25,6% поддержали капитализм.

Равенство представляет собой «потерянный Эдем», где «все были вместе к лучшему или к худшему». Люди были «братьями», каждый из которых «ощущал локоть следующего человека». Неравенство плохо в том смысле, что оно освящает «эксплуатацию», «справедливость для избранных» и «презрение к бедным». То есть неравенство — это «Эдем для одних и ад для всех остальных». Использование библейских представлений показывает, что во всем их внешнем атеизме советский человек всегда оставался глубоким верующим, за исключением того, что Эдем для него был заменен коммунизмом с «большим количеством всего для всех».

Учитывая, что 10 лет — слишком короткое время для изменения базовых ценностей, легко понять, что мобильность социальных статусов и разделение людей на основе доходов, противоположное базовой ценности коллективизма, вызывают у многих людей чувство неуверенности и нестабильности их личной жизни. Интересно, что согласно результатам вышеупомянутого опроса, в котором народные пословицы использовались в качестве ассоциаций, 71% согласились с тем, что «мой карман тощий, но моя душа чиста», только 29% отождествляют его с противоположным: «Деньги в моем кошелек заставляет меня приветствовать в любом месте на Земле ».Другой такой парой противоположностей было: «По копейке от каждого кормили нищего и богатого» (68,5%) и «Друзья идут вместе, но считают свои деньги отдельно» (31,5%). Представляется, что для жителей Санкт-Петербурга богатство несовместимо с моралью, и «равенство в бедности» является для них более нравственным, чем «неравенство в богатстве».

Патернализм понимается как ожидание отцовской заботы со стороны государства по отношению к своим обычным гражданам, которые играют роль детей и чья оценка состояния государства-отца зависит, прежде всего, от того, насколько эффективно он функционирует как таковой.В общероссийском опросе 1999 года 84,7% респондентов считали, что государство должно распространять свою неослабную отцовскую заботу не только на детей, стариков и инвалидов, но и в равной степени на каждого гражданина. Это мнение оказалось универсальным, независимо от возраста, пола, уровня образования или места жительства респондентов. Почти две трети жителей Санкт-Петербурга (60,7%) считают, что финансовое положение семьи зависит главным образом от правительства, а не от усилий членов семьи.Только 30,4% всех респондентов имели дополнительные доходы, несмотря на то, что в Санкт-Петербурге было много возможностей для инициативы.

Анализ содержания ассоциаций респондентов в опросе, проведенном в Санкт-Петербурге в 2000 году, показал, что 48,3% из них были возмущены государством как плохим отцом, потому что оно «не предоставляет работу людям» или «унижает людей» с безработицей ». Большинство респондентов, за исключением молодых бизнесменов мужского пола, имели базовый стереотип «хорошее» как «справедливое распределение доходов».

Согласно опросам, нынешний президент России воспринимается как добрый, но строгий отец, которого обманывают «плохие» коррумпированные чиновники. Что бы ни делал популярный лидер, для народа это оправдано тем, что он, как их отец, имеет право наказать или помиловать, как он пожелает. Традиция восприятия лидера таким образом восходит к Петру Первому. Если в дореволюционной России для того, чтобы дворяне делали карьеру или чтобы крестьянин выживал, им приходилось «прислушиваться к своему начальству» и «быть лояльным», то в СССР то же самое называли «трудовой дисциплиной».

Социологи говорят, что советская система позволила гражданину оставаться социально инфантильным. С другой стороны, теперь социальная восходящая мобильность и финансовое благополучие человека напрямую зависят от его индивидуальной инициативы. И именно поэтому так много граждан чувствуют себя несчастными, как дети, брошенные родителями. Для того, чтобы это изменить, может потребоваться гораздо больше времени, чем просто привыкнуть к социальному неравенству.

Этатизм тесно связан с патернализмом и является особым восприятием государства как великой державы, обеспечивающей, прежде всего, национальную консолидацию.Для русского человека великой консолидирующей силой государства является рационализация своего рода этнических чувств. В исследовании под названием «Национальное самосознание русского народа», проведенном по методу свободных характеристик с последующим контент-анализом, концепция ценностей, относящихся к историческому прошлому, использовалась как «указатель» на «историческую память». и косвенное указание модальности ориентации на консолидирующееся государство.

Выяснилось, что для респондентов Великая Отечественная война была центральным событием их истории (59.8%) бесконечно гордится государством и народом. Только для 2,1% жителей Санкт-Петербурга война была связана с трагедией осады Ленинграда и горечью потерь. Характерно, что о войне помнят не только те, кто жил тогда, но и молодые (37,1%). В дореволюционной истории России величайшим событием, о котором так говорили 10,6% респондентов, была Отечественная война 1812 года. Две войны были связаны не только с героизмом тех, кто воевал в них, но и с чувством национальное единство.

Таким образом, история служит своего рода компенсацией за то, что людям не хватает в повседневной жизни. Каждый пятый или шестой человек воспринимал Россию не как колыбель нации и место рождения многих великих поэтов и ученых, а только как великую сверхдержаву. Около 5% жителей Санкт-Петербурга ответили, что они гордятся всеми без исключения военными победами России, от ледовой битвы до падения Берлина. Память о великих победах словно смягчает национальную обиду, возникшую в результате распада СССР, который до некоторой степени св.Жители Петербурга (11,3%) были самыми горькими потерями среди всех остальных последствий перестройки.

Ностальгия по прошлому великой сверхдержавы России для 14,7% респондентов также является бессознательной компенсацией за истинное или воображаемое унижение перед Западом. Людям стыдно за гроши, брошенные им Международным валютным фондом. Их раздражают магазинные вывески на иностранных языках и позиция российского лакея перед Западом, что в русском сознании является противоположностью того, чтобы быть сверхдержавой.Вообще, для русских Запад — это не географический термин, а эквивалент какого-то духа, образа жизни, стиля поведения и способа самореализации, который «не наш». Этот подход также восходит ко времени Петра Великого. В наше время позиция по отношению к мифологизированному Западу разделяет наше общество на две части.

Во время ассоциативного эксперимента в 2000 году с участием 783 респондентов было выявлено заметное символическое расстояние между Западом и Россией, мифологизированный Запад скорее воспринимался как «зло», чем как «добро».Чтобы получить символические ассоциативные линии, были предложены два незавершенных предложения: «Для Запада Россия — это» и «Для России — Запад:». Это привело к следующим модальным ответам: Для Запада Россия — это: сырье основа (9,5%), дойная корова (6,8%), загадка (6,5%) и кормушка (5%). Соотношение между отрицательным и положительным ответом составило 93,2% к 6,8%. Для России Запад — это враг (14%), экономическая помощь (11,5%), плохой пример (10,9%) и школа жизни (8,5%). Соотношение между отрицательным и положительным ответом составило 69.От 7% до 30,3%.

Сравнивая эти ответы, мы видим, что «мы» считаем, что «их» отношение к «нам» так же плохо, как «наши» к «им», если не хуже. С другой стороны, демонстрируя негативное отношение к Западу и дистанцируясь от него, мы все же не возражаем против использования финансовых ресурсов Запада (чтобы: «Запад есть», были ответы типа «спасатели, когда нам нужно»). их «или» бездонный мешок денег «). Примечательно, что сочетания диаметрально противоположных ответов, таких как «враг» и «надежда на развитие» или «опасная приманка» и «спасательный круг» в ответах тех же респондентов, встречались в 30% от общего числа.

Опять же, «мы» неосознанно гордимся тем, что мы такие таинственные. Для Запада Россия — это «необъяснимая природная тайна», «разрушитель мозгов», «сфинкс» и т. Д., А для России Запад — это: «нормальная хорошая жизнь», «хорошие дороги», «красивый вид». картина »и т. д. То есть для столь таинственного« нас »Запад просто банален и скучен. Кроме того, положительные отклики в отношении Запада, такие как «цель для нас» или «пример для нас», исходили исключительно от молодых (от 25 до 35) мужчин-бизнесменов и финансистов.Люди того же возраста, но разных профессий и социальных статусов, такие как студенты или государственные служащие, были гораздо более критичны, оставив в покое другие социальные, возрастные и половые группы.

Интересно, что 72,3% всех респондентов были уверены, что Запад предательски недружелюбен по отношению к России, только 25,1% считают иначе, а 2,6% не имеют мнения. Примечательно, что в России можно быть только за или против Запада, без третьей альтернативы, так сказать. Среди молодежи преобладает число подозрительных к Западу (56%), и это позволяет нам говорить, что это основной показатель в нашем национальном менталитете.

Осенью 1998 г. две трети (67,8%) опрошенных жителей Санкт-Петербурга считали, что Россия должна попытаться сохранить свой статус сверхдержавы, хотя это может ухудшить ее отношения с Западом. Несколько меньше (65,2%) считают, что это потребует установления правопорядка и, следовательно, ужесточения режима в стране. В 2000 году опрос не содержал вопроса об этом, но косвенно показала ориентация на сильное консолидирующее государство. Например, 58.9% респондентов приветствовали возвращение к музыке гимна СССР (ответы от «полностью одобряю» до «скорее одобряю, чем нет»). Против них выступили всего 20,6%, а 30,5% не могли не беспокоиться.

Мы ожидали, что мотив войны в Чечне может появиться в ответ на незавершенные предложения, такие как «Что плохо в России:». И это произошло: в 3 ответах из 783. Я предполагаю, что жесткая политика в отношении сепаратизма согласуется с этатизм российской публики и поэтому их поддерживают.Возможно, именно в этом секрет стабильной популярности президента Путина. Кризисный менталитет внутренне противоречив. Однако ясно, что психологически люди довольно тяжело воспринимают трансформацию своей жизни. Это является причиной постоянно растущего психологического беспокойства и неопределенности относительно того, что может последовать. Сегодня это преобладающее состояние большинства граждан России, которое, к сожалению, мы берем с собой в 21 век.

,

10 причин жить в России

Многие иностранцы из бывших советских республик и стран дальнего зарубежья стремятся жить в России.

Время от времени на Россию оказывает влияние экономический кризис. Волатильная экономика отпугивает тех, кто приезжает в Россию, чтобы быстро заработать деньги или строить карьеру (иммигранты из Азии, Европы или Северной Америки), но менее материалистичные иностранцы по-прежнему испытывают сильный интерес к этой стране. Почему они находят Россию такой привлекательной? Давайте попробуем разобраться.

Россия — очень терпимая страна. Различные опросы показали, что европейцы и американцы не так терпимы к другим верам и верованиям, как русские.

Находясь в Париже, я увидел француза, который хмурился в компании африканских иммигрантов. Он не был напрямую враждебным, но он явно не любил их. В России толерантность — это не просто трюк с политкорректностью, а способ восприятия мира. Действительно, в России живет более 180 человек. На протяжении многих лет люди разных культур и национальностей вносят большой вклад в развитие России.Россия с радостью примет новых членов в свою многонациональную семью, если те будут готовы там жить и работать.

Эта огромная страна — настоящий калейдоскоп разных культур, природных и городских панорам.

Yaroslavl by Andrey

Ярославль Андрей (CC, Flickr)

Sankt-Peterburg by Dennis Jarvis

Санкт-Петербург Деннис Джарвис (CC, Flickr)

Chike-Taman, Altai by Serge Bystro

Чике-Таман, Алта Серж Быстро (CC, flickr)

Сами русские являются особенно интересными образцами, не связанными никакими условностями.

И все же русских нельзя назвать обычными людьми. Они отличаются от напряженных азиатских наций или европейцев, которые всегда следуют правилам вежливости и уважают концепцию частного пространства.

Когда русские улыбаются, они делают это искренне. Когда они действительно ненавидят что-то, они вряд ли это скрывают. Россия — единственное место, где вы можете поговорить «по душам», то есть вы можете говорить все, что вам приходит в голову.

Русские имеют репутацию духовных и умных людей, независимо от их социального положения.

Вы можете быть удивлены, узнав, что милая девушка, с которой вы разговариваете, покупает продукты и лекарства для пожилой женщины, которая живет поблизости и не может сделать это для себя. Она делает это каждый день и не считает этот поступок чем-то необычным.

Практичный техник может проявить себя как большой поклонник классической музыки и искусства эпохи Возрождения. Аналогично, водитель автобуса может включить классическую рок-песню, и лучшая часть пассажиров может подпевать ей на английском.

Спор — уникальное явление повседневной жизни в России.На самом деле, трудно представить настоящий спор в любой другой западной или восточной культуре, если это не научные дебаты. В России встреча или праздничный праздник могут привести к бурной дискуссии на любую возможную тему, и общеизвестно, что истина рождается из аргументов.

Большая часть России находится в стабильных и сейсмоопасных зонах.

Кроме того, большая часть территории России заметно возвышается над уровнем моря. Как правило, парниковый эффект делает климат для населения России лучше, а не хуже, как в других частях света.Например, русские зимы становятся мягче.

Россия хорошо обеспечена пресной водой (вспомним Байкал), ископаемым топливом и минералами. Кроме того, такие возобновляемые ресурсы, как гидроэнергетика, огромны, и их число постоянно растет. В целом в России есть почти все, что нужно для хорошей жизни.

Смутное время и погоня за сумасшедшей идеей — будь то устранение угрозы человечеству или осмеление совершить космический полет — похоже, сближают русских. Объединенные общим убеждением, они образуют единое целое.И чертовски приятно чувствовать, что ты часть чего-то большого и великого!

Русские люди разных талантов. Бесконечные проблемы делают эту нацию очень изобретательной.

Если вы посмотрите на развитие науки и техники, вы поймете, что многие изобретения и прорывы становятся возможными благодаря коренным русским и русским иммигрантам. В настоящее время эта тенденция сохраняется. В России приятно жить в окружении таких одаренных людей.

Мы опубликовали множество статей о русских писателях, поэтах, композиторах, музыкантах, певцах, архитекторах и других представителях русского искусства.И мы будем публиковать еще больше.

Если вы живете в России, у вас есть шанс погрузиться в ее богатую историю и прикоснуться к сокровищам мировой культуры именно там, где они были созданы!

Stranger portrait. She is an architect. Novosibirsk (Siberia). By Mikhail Koninin

Чужой портрет. Она архитектор. Новосибирск (Сибирь). Михаил Конинин

Будучи опытным путешественником, я, наверное, могу сказать, что русские женщины самые красивые в мире. Там нет другого места, где я встретил бы так много великолепных людей.Даже в зарубежных странах и туристических опорах россиян легко отличить по красоте. Проще говоря, если вы видите привлекательную девушку на пляже, не стесняйтесь приветствовать ее по-русски, говоря: «Привет!» («Здравствуй!»).

Конечно, жизнь в России имеет свои недостатки, но в мире нет идеальных стран.

.

Русский менталитет

На 19 марта 2002 года в агентстве «Росбалт» Зинаида Сикевич Известный социолог из Санкт-Петербурга, представил ее аналитическую доклад «Десять лет российских реформ глазами ее граждан». Представленные г-жой Сикевич материалы касались специфики Российское и петербургское общество. Ниже приводится сокращенная версия этого отчета.Говоря о России менталитет, нужно учитывать, что он был дважды сломан в прошлом веке. Впервые это произошло во время Большевики «модернизация» и «формирование советского человека». Затем, в конце 1980-х, сознание советского человека быстро преобразован, чтобы вписаться в либеральную модель ценностей.

Образно, Русский менталитет похож на двухслойный торт. Большевики сломались предыдущие политические институты России и умно отрегулированы повседневные представления людей о новой реальности.Они привили в в сознании приоритет «трудового коллектива» над индивидуальным интересы и идея равенства как эквивалент уровня распределение доходов. Православная россия самоидентификация была преобразована в класс самоидентификации и вера в Царство Божие была заменена верой в неизбежное наступление коммунизма. Вот почему сейчас система либеральным ценностям противостоят не только советские, но и традиционная русская психология.

Ядро традиционного и в основном бессознательного российского мировоззрения вера в благоприятную судьбу и надежда на то, что все будет как-то разрабатывать’. Вот почему 83,6% всех респондентов в опросе, проведенном в Петербурге в 2000 году согласился со старой поговоркой сделано к лучшему », выделив его из 42 пословиц. Эти слова являются квинтэссенцией типичного русского оптимиста фатализм сосуществует с пассивностью и невмешательством в жизнь это происходит, как будто «все само собой, в то время как люди думают:« Все, что я могу сделать это надежда »или« Будем надеяться на удачу ».Эта позиция является полярной противоположность базовой опоре на индивидуальную инициативу, характерную для протестантская этика, в соответствии с которой нужно свою жизнь

Другим основным элементом русского менталитета является своеобразный интерпретация значения свободы воли, понимаемой как Неограниченное самоутверждение без учета кого-либо еще. В Русский менталитет, фатализм и конкуренция будут непрестанно и все же как это ни парадоксально звучит, скорее добавь, чем против другой.Я считаю, что это наследственные мифы, составляющие социальные формы коллективного бессознательного, в котором сознательно ценности, идея нормы и социальные ожидания укоренены.

Согласно к результатам исследований, проведенных в период между 1996 и 2000 годами Лаборатория этнической социологии и психологии св. Петербургский государственный университет, основные ценности русского народа включают в себя следующее: эгалитаризм, коллективизм как предпочтение для группы, в отличие от индивидуальной самоидентификации, патернализм и русская версия этатизма, то есть приверженность сильному консолидирующее государство.

Эгалитаризм интерпретируется как отказ от социальной стратификации современное общество. Массовое сознание придерживается традиционного подход к богатству. Из общего числа респондентов в 1997 году Опрос в Санкт-Петербурге, 66,3% согласны с высказыванием «Честная работа не будет расти ваш запас ». Контент-анализ ответов с участием слова «социализм» и «капитализм», означающие русские формы Эти две экономические и политические системы показали, что 28,8% всех Респонденты считают, что самая большая заслуга ушедшего режима была равенство между людьми, которое некоторые из них называют социальной справедливостью, в то время как 29.6% сказали, что неравенство было самым большим недостатком современности система.

Для его сторонники социализм представляет собой не только справедливость, но и «правда свобода »и« счастливая жизнь », а капитализм для них — призрак общество, где все не так, где вместо свободы только его видимость, гражданские права существуют только на бумаге и жизни само по себе иллюзорно. В то время как прежняя система гарантии для всех », как считают 12,3% респондентов, нынешний, согласно 6.9%, это «синекура воров» где только бандиты и воры процветают 1 . Кроме того, многие думают, что социализм означает «власть народа», существующий для людей и в интересах людей, в то время как капитализм — это «сила денег», то есть богатых.

продолжающийся с опросом, сторонники существующей системы все молодые люди, в основном высокообразованные, проживающие в Санкт-Петербурге. В В провинциальной России очень много ностальгии по социализму. в г. Мичуринск Тамбовской области, где находилась контрольная группа опрошенный, 74.4% респондентов поддержали социализм и только 25,6% поддержал капитализм.

равенство представляет собой потерянный Эдем, «где» все были вместе к лучшему или для хуже’. Люди были «братьями», каждый из которых «ощущал локоть следующего» человек’. Неравенство плохо тем, что оно освящает «эксплуатацию», «справедливость для избранных» и «презрение к бедным». То есть, неравенство — это «Эдем для одних и ад для всех остальных». Использование Библейские представления показывают, что во всем их внешнем атеизме Советский человек всегда оставался глубоким верующим, кроме Эдема для него заменен коммунизмом с «много всего для всех».

принимая во внимание что 10 лет слишком мало для изменения базовых ценностей, Легко понять, что мобильность социальных статусов и основанное на доходах разделение людей, противоположность базовой стоимости коллективизм, вызывает у многих чувство неуверенности и нестабильность их личной жизни. Интересно, что согласно результаты вышеупомянутого опроса, где использовались народные пословицы 71% респондентов согласились с мнением: «Мой карман скудный, все же моя душа чиста », только 29% отождествляют себя с противоположностью, «Деньги в моем кошельке заставляют меня приветствовать в любом месте на Земле».Другой такой парой противоположностей было: «Копейка с каждого кормит нищего богатые »(68,5%) и« Друзья идут вместе, но считают свои деньги отдельно » (31,5%). Похоже, что для жителей Петербурга богатство это несовместимы с моралью и «равенство в бедности» является более моральным для них, чем «неравенство в богатстве».

Патернализм понимается как ожидание отеческой заботы от государства по отношению к своим обычным гражданам, которые играют роль детей и чья оценка государства-отца зависит, прежде всего, от того, как эффективно он функционирует как таковой.В общероссийском опросе 1999 года 84,7% респондентов считают, что государство должно расширить неослабная отцовская забота не только о детях, стариках и инвалидам, но и в равной степени каждому гражданину. Это мнение появилось быть универсальным, независимо от возраста, пола, уровня образования или место жительства респондентов. Почти две трети из них проживающие в Санкт-Петербурге (60,7%) считают, что финансовые статус семьи зависел в основном от правительства, а не от усилия членов семьи.Только 30,4% всех респондентов имели дополнительные доходы, несмотря на то, что есть много возможностей для инициатива в питере.

контент-анализ ассоциаций респондентов в опросе Проведенный в Санкт-Петербурге в 2000 году выявил, что 48,3% из них были обиженный на правительство как на плохого отца, потому что это «не предоставлять работу людям »или« унижать людей с безработицей ». Большинство респондентов, за исключением молодых бизнесменов мужского пола, имели основной стереотип «добра» как «справедливого распределения доходы.

Согласно По опросам, нынешний президент России воспринимается как некий хотя строгий отец, которого обманули «плохие» коррумпированные чиновники. Что бы ни делал популярный лидер, людям это оправдано что он, как их отец, имеет право наказать или простите, как он хочет. Традиция восприятия лидера таким образом восходит к Петру Первому. Хотя в дореволюционной России благородный, чтобы сделать карьеру или чтобы крестьянин выжил, они должны были «слушай своих начальников» и «будь верен», в СССР то же самое вещи назывались «рабочая дисциплина».

Социологи говорят, что советская система позволила гражданину оставаться социально инфантильный. С другой стороны, теперь социальная восходящая мобильность и финансовое благополучие человека напрямую зависит от его или ее индивидуальная инициатива. И именно поэтому так много граждан чувствуют себя несчастными как дети, брошенные их родителями. Для этого может потребоваться изменение гораздо дольше, чем просто привыкнуть к социальному неравенству.

Этатизм тесно связан с патернализмом и является особым восприятием государство как великая держава, обеспечивающая, прежде всего, национальную укрепление.Для русского человека великая консолидирующая сила государство — это рационализация своего рода этнических чувств. В исследовании под названием «Национальное самосознание русских Люди сделали по методу свободных характеристик с последующим анализом содержания, концепция ценностей, связанных с историческое прошлое использовалось как «указание» на память »и косвенная индикация модальности ориентации в сторону консолидации государства.

Это выяснилось, что для респондентов Великая Отечественная война была центральное событие национальной истории, делающее их (59.8%) бесконечно гордится государством и народом. Всего 2,1% от ст. Жителям Петербурга война была связана с трагедией блокада Ленинграда и горечь потерь. Скорее Характерно, что о войне помнят не только те, кто жили тогда, но и молодые (37,1%). В дореволюционном В истории России величайшее событие называют таковым на 10,6% Респонденты вели Отечественную войну 1812 года. Две войны не были связано только с героизмом тех, кто воевал в них, но также с чувством национального единства.

это путь истории служит своего рода компенсацией за то, что людям не хватает в их повседневной жизни. Один из каждых пяти или шести человек Россия воспринимается не как колыбель нации, а как место рождения из многих великих поэтов и ученых, но только как великая сверхдержава. Около 5% петербуржцев ответили, что гордятся все военные победы россии без исключения, со льда Битва за падение Берлина. Память о великих победах как если смягчает национальное возмущение в результате краха СССР, который к какой-то св.Жители Петербурга (11,3%) оказались наиболее горькая потеря среди всех других последствий перестройки.

Ностальгия для великой сверхдержавы России прошлое 14,7% респондентов также бессознательная компенсация за истинное или воображаемое унижение перед Запад. Людям стыдно за гроши, брошенные их Международный Валютный Фонд. Их раздражают знаки магазина в иностранные языки и российская позиция лакея перед Западом, что в русском сознании является противоположностью бытия супер сила.Вообще, для русских Запад не географический термин, но эквивалент какого-то духа, образа жизни, стиля поведение и способ самореализации, который «не наш». это Подход также восходит к временам Петра Великого. В нашем время, положение в отношении мифологизированного Запада раскалывает наше общество в два.

В течение ассоциативный эксперимент 2000 года с участием 783 респонденты, заметное символическое расстояние между Западом и Россия раскрылась, мифологизированный Запад скорее воспринимается как «зло», чем «добро».Чтобы получить символические ассоциативные линии, два были предложены незаконченные предложения: «Для Запада Россия — это:» и «Для России Запад это:» Это привело к следующей модальной Ответы: Для Запада Россия это: сырьевая база (9,5%), корова для быть доенным (6,8%), загадкой (6,5%) и кормлением (5%). Соотношение между отрицательными и положительными ответами было 93,2% до 6,8%. к Россия — это Запад: враг (14%), экономическая помощь (11,5%), плохо пример (10,9%) и школа жизни (8,5%). Соотношение между отрицательных и положительных ответов было 69.От 7% до 30,3%.

Сравнение эти ответы мы видим, что «мы» считаем, что «их» отношение по отношению к «нам» так же плохо, как «к нам» по отношению к «им», если не хуже. На с другой стороны, показывая отрицательное отношение к Мы сами с Запада, как и мы, мы все равно не против преимущество финансовых ресурсов Запада (для: «Запад есть:», были ответы типа «спасатели, когда они нам нужны» или « бездонный мешок для денег ». Примечательно, что комбинации диаметрально противоположные ответы, такие как «враг» и «надежда на развитие «или» опасные приманки «и» спасательный круг «в ответах такие же респонденты встречались в 30% от общего числа.

затем опять же, «мы» неосознанно гордимся тем, что мы такие загадочные. к на Западе Россия это: «необъяснимая природная загадка», «Разрушитель мозгов», «Сфинкс» и т. д., а для России Запад — это: «нормальная хорошая жизнь», «хорошие дороги», «красивая картинка» и т. д. в том, что для столь таинственных «нас» Запад просто банален и скучен. Также, положительные отклики на Запад, такие как «цель для нас достичь «или» пример для нас следовать «, пришли исключительно из молодые (от 25 до 35) мужчины-бизнесмены и финансисты.Люди одного и того же возраст, но разных профессий и социальных статусов, таких как студенты или государственные служащие были гораздо более критичны, оставив в покое другие социальные, возрастные и половые группы.

Что интересно, 72,3% всех респондентов были уверены, что Запад предательски недружелюбно относится к России, только 25,1% считают иначе и 2,6% не имея мнения. Примечательно, что в России можно быть только профессионалом. или против Запада, без третьей альтернативы, так сказать. среди среди молодежи число подозрительных на Запад также преобладающим (56%), и это позволяет нам говорить, что это основной показатель в наш национальный менталитет.

В осенью 1998 года две трети (67,8%) опрошенных жителей св. Петербург считал, что Россия должна попытаться сохранить свой статус сверхдержава, хотя это может ухудшить ее отношения с Западом. Несколько меньше (65,2%) считают, что это потребует принятия закона и порядок и поэтому ужесточение режима в стране. в Год 2000, опрос не содержал вопрос об этом, пока косвенно ориентация на сильное консолидирующее государство показал. Например, 58.9% респондентов приветствовали возвращение на музыку гимна СССР (ответы от ‘полностью утвердить «до» скорее утвердить, чем нет «). Они были против всего 20,6% и 30,5% не заботятся.

Мы Ожидается, что мотив войны в Чечне может появиться в ответ на незавершенные предложения типа «Что плохого в России является: «И это сделал: в 3 ответах из 783.1 угадать жесткую политику в сторону сепаратизма согласен с этатизмом российской общественности и именно поэтому они поддерживаются.Это может быть где секрет Стабильная популярность президента Путина лжи. Кризисный менталитет внутренне противоречивый. Однако ясно, что психологически люди принимают преобразование своей жизни, а жесткий. Это причина постоянно растущего психологического беспокойство и неуверенность относительно того, что может последовать. Сегодня это преобладающее состояние большинства граждан России что, к сожалению, мы берем с собой в 21 век.

,

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *