Невротическая: Невротическая личность нашего времени | Хорни Карен

Содержание

Лечение невротической депрессии в клинике Rehab Family

Кандидат медицинских наук, врач психиатр, психиатр-нарколог, психотерапевт

2009г. Окончила Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского, присуждена квалификация ВРАЧ по специальности «Лечебное дело» 2009-2011гг Ординатура по психиатрии ФГБОУ ВО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» Министерства здравоохранения Российской Федерации

2012г. Профессиональная переподготовка (первичная специализация) по психотерапии и психиатрии-наркологии, Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского

2014г. Повышение квалификации на тему «Актуальные вопросы детской и подростковой психиатрии и психотерапии», Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского

2017г. NIDA Clinical Trials Network, Good Clinical Practices, Certificate of Completion.

2017г. Профессиональная переподготовка (первичная специализация) по специальности «Организация здравоохранения, общественное здоровье», Саратовский государственный медицинский университет им.

В.И. Разумовского

2017г. Защитила кандидатскую диссертацию, «Психофизиологические особенности непсихотических состояний у здоровых мужчин и женщин», посвященную ранней функциональной диагностике невротических расстройств, ФГБОУ ВО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России присвоена степень кандидата медицинских наук.

2011-2018гг работала ассистентом кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии ФГБОУ ВО «Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского», выполняла нагрузку завуча кафедры, регулярно консультируя пациентов психиатрического и наркологического профиля стационаров города и клиник университета.

2018-2020гг осуществляла амбулаторный прием пациентов с психическими расстройствами по программе «Земский доктор».

2020г. получила дополнительное высшее образование по направлению Юриспруденция, Саратовская государственная юридическая академия.

2020г. Повышение квалификации на тему «Актуальные вопросы профилактики, диагностики и лечения коронавирусной инфекции COVID-19» ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России

Область научных и практических интересов

1. Изучение эндогенных психических расстройств, в частности шизофрении, разных аспектов аффективной патологии (депрессия, БАР), проблем пограничных психических нарушений, включающих широкий круг социально значимых патологий.
2. Изучение и апробация на практике принципов персонализированной и доказательной медицины, современных данных нейрофизиологии при подборе терапии для лечения психических расстройств.
3. Разработка и усовершенствование новых методов вторичной профилактики и социально-трудовой реабилитации лиц с эндогенными и пограничными психическими расстройствами с научным обоснованием показаний и рекомендаций к их дифференцированному использованию.

4. Разработка и внедрение в практику программ психиатрического образования для родственников и широкой общественности с целью дестигматизации пациентов с психическими расстройствами и создания оптимально позитивной среды для социализации.

Инсомнии у больных с невротическими расстройствами uMEDp

Инсомния – наиболее частая форма нарушений сна при неврозах (65–100%) – квалифицируется как одно из самых тяжело переносимых и дезадаптирующих проявлений невротических расстройств. У больных с невротическим состоянием могут наблюдаться различные варианты инсомний: как специфические (невротические), так и неспецифические (адаптационная, психофизиологическая инсомния, псевдоинсомния, инсомния, развивающаяся на фоне неадекватной гигиены сна, инсомния, связанная с приемом лекарственных препаратов, а также с расстройством биологических ритмов). Лечение данной категории пациентов включает терапию основного заболевания и инсомнии как ведущего синдрома. Согласно результатам многочисленных исследований, в большинстве случаев наиболее эффективным оказывалось комбинированное лечение (фармакотерапия в сочетании с психотерапией).

Таблица 1. Классификация инсомний в зависимости от этиологического фактора (по Международной классификации расстройств сна 2-го пересмотра)

Таблица 2. Общая схема терапии больных с невротическими расстройствами

Таблица 3. Методы психотерапии инсомнии как ведущего синдрома

Неврозы, или невротические расстройства, – группа разнородных психогенных заболеваний. Они разнообразно проявляются в различных сферах жизни, имеют различные физические и психические характеристики и при этом не влияют на самосознание личности и критическое отношение к своему состоянию. В настоящее время невротические расстройства повсеместно признаются одними из самых распространенных заболеваний, поэтому их изучение актуально не только с медицинской, но и социальной точки зрения.

Термин «невроз» ввел в 1776 г. шотландский врач W. Cullen для обозначения «расстройств ощущений и движений, которые не сопровождаются лихорадкой и не зависят от местного поражения какого-либо органа». При таком подходе к неврозам нередко относили не только чисто «функциональные», но и дегенеративные заболевания, болезни обмена и др. Позже понятие «неврозы» ограничилось расстройствами, вызванными или спровоцированными психотравмирующей ситуацией.

В Международной классификации болезней 10-го пересмотра термин «невроз» был заменен термином «невротические расстройства». Однако понятие «невроз» не потеряло своего значения и широко используется как в научной литературе, так и в практической деятельности.

Для современного учения о невротических расстройствах характерна тенденция к объединению биологических, психологических и социальных механизмов этиопатогенеза, рассмотрение их в неразрывном динамическом взаимодействии [1, 2]. Именно такой подход позволяет понимать специфику неврозов по сравнению с другими психогенными расстройствами, разрабатывать дифференцированный подход к диагностике и терапии невротических состояний. Принимая во внимание вышесказанное, выделяют следующие этапы или степени тяжести невротических расстройств: невротическая реакция, невротическое состояние, затяжной невроз, невротическое развитие личности [3].

Термин «невротическая реакция» большинством авторов используется для обозначения первого этапа невроза.

Второй этап – невротическое состояние, или острый невроз – проявляется в виде достаточно стабильных, очерченных невротических расстройств, позволяющих диагностировать одну из форм невроза.

Используя термин «затяжной невроз», большинство отечественных и зарубежных авторов ориентируются прежде всего на критерий длительности болезни, тогда как ряд исследователей для выделения затяжного невроза применяют два и более критериев (длительность течения, особенность клинической картины и др.).

Общими признаками перехода невроза в невротическое развитие личности принято считать большую длительность заболевания, преобладание в клинической картине характерологических изменений, полиморфизм и относительную стабильность симптоматики, обостренную восприимчивость больных к разнообразным вредностям. Каждый из этих признаков в известной мере присущ и затяжному неврозу, однако характерологические изменения при невротическом развитии личности в отличие от затяжного невроза являются стойкими и малообратимыми. Однако, по мнению ряда исследователей, границы, разделяющие неврозы и невротическое развитие личности, достаточно условны. При невротическом развитии болезненное состояние может возникать в ответ на ряд жизненных неудач, поэтому в клинической картине не прослеживается отчетливой связи содержания симптомов с содержанием определенного травматичного обстоятельства.

Определение невротических расстройств традиционно строится на двух принципах: позитивная и негативная диагностика [2]. В рамках позитивной диагностики распознавание невротических расстройств базируется на выявлении специфических клинических проявлений (симптомов и синдромов) и психогенном механизме формирования. В контексте негативной диагностической парадигмы упор делается на факт отсутствия в клинической картине психических нарушений иного уровня, а также исключения неврозоподобных и псевдоневротических расстройств органического, соматического или шизофренического генеза.

Одно из наиболее распространенных в настоящее время определений невроза предложено А.

М. Вейном (1982), который наряду со значимостью для диагностики неврозов психогенного фактора, личностных особенностей, недостаточности психологической защиты и формирования невротического конфликта выделил специфические клинические проявления, отнеся к ним нарушения в эмоциональной, вегетативной и соматической сферах [1].

Клиническая картина невроза характеризуется полиморфизмом и включает в себя разнообразные симптомы, как пароксизмальные, так и перманентные. На первое место по частоте встречаемости выходят расстройства сна, которые рассматриваются как облигатный симптом невротического расстройства. Данные клинико-эпидемиологических исследований показывают, что при невротических расстройствах различные формы нарушений сна встречаются с частотой от 65 до 100% [4, 5].

Наиболее распространены при неврозах различные виды инсомнии. В Международной классификации расстройств сна 2-го пересмотра инсомния определяется как «повторяющиеся нарушения инициации, продолжительности, консолидации или качества сна, возникающие несмотря на наличие достаточного количества времени и условий для сна и проявляющиеся нарушениями дневной деятельности различного вида». Распространенный бытовой термин «бессонница» не имеет физиологического смысла (полного отсутствия сна в течение длительного периода достичь невозможно).

По течению выделяют инсомнии острые (длительностью менее трех недель) и хронические (длительностью более трех недель).

Клиническая феноменология инсомнии включает расстройства пресомнические (трудности засыпания, «боязнь не заснуть»), интрасомнические (поверхностный сон с частыми пробуждениями) и постсомнические (проблема раннего утреннего пробуждения, сниженной работоспособности, ощущение неудовлетворенности сном). Классификация инсомний в зависимости от механизма формирования представлена в таблице 1. У больных с невротическими расстройствами могут наблюдаться различные варианты инсомний: как специфические (инсомния при психических расстройствах), так и неспецифические (адаптационная, психофизиологическая инсомния, псевдоинсомния, инсомния, развивающаяся на фоне неадекватной гигиены сна, инсомния, связанная с приемом лекарственных препаратов, а также с расстройством биологических ритмов).

Актуальность изучения инсомний в рамках невротических расстройств обусловлена не только их высокой частотой встречаемости. Среди всех проявлений невротических расстройств инсомния традиционно квалифицируется как одно из наиболее тяжело субъективно переносимых и дезадаптирующих состояний [6].

Инсомния и невротическое состояние имеют не одностороннюю, а, несомненно, двустороннюю связь. С одной стороны, нарушение сна при невротических расстройствах можно рассматривать как типичное проявление в клинической картине нарушений невротического круга. С другой – первично возникшая инсомния при ее прогрессировании и отсутствии своевременной терапии нередко запускает развитие иных невротических расстройств или другой формы психической патологии [7].

Дополнительным патогенетическим обоснованием облигатности расстройств сна при невротических состояниях является наличие гиперактивации на церебральном уровне. Повышение церебрального метаболизма по данным исследований отмечено при различных формах невротических расстройств [8]. Вместе с тем в головном мозге у пациентов с инсомнией наблюдается повышение общего уровня потребления глюкозы по сравнению со здоровыми людьми. Максимальные различия, выражающиеся в снижении градиента уровня метаболизма при переходе от бодрствования к медленному сну, отмечались в тех областях мозга, которые в большей степени участвуют в эмоциональном реагировании на стресс (структуры восходящей активирующей формации, гипоталамуса, миндалевидного тела, передней поясной извилины, коры мезиотемпоральной области и островка) [9]. Именно поэтому лечение инсомний в рамках невротических расстройств проводится в двух направлениях: лечение основного заболевания и инсомнии как ведущего синдрома.

Современный подход к лечению невротических расстройств строится с позиции интегративного подхода, сочетающего в себе психотерапию, психофармакотерапию и социально-средовое воздействие (табл. 2).

Основным методом в сложном терапевтическом комплексе при невротических расстройствах является психотерапия. В настоящее время в распоряжении психотерапевта имеется большой арсенал средств начиная от простых, которые решают задачи симптоматического улучшения, до сложных, направленных на разрешение внутренних конфликтов пациента.

Комбинации перечисленных методов зависят от глубины невротических нарушений, характера невротического синдрома, типа психологического конфликта, индивидуального адаптивного паттерна, возраста, особенностей личности и других субъективных факторов.

Подбор индивидуальной схемы терапии возможен только после тщательного обследования и проводится с учетом всех особенностей заболевания.

В терапии инсомнии как ведущего синдрома при невротических расстройствах до настоящего времени лидируют транквилизаторы – производные бензодиазепина. Однако эти препараты, к сожалению, могут вызывать привыкание, зависимость, характеризуются необходимостью постоянного увеличения дозы при длительном приеме, негативно влияют на течение нарушений дыхания во сне (большинство препаратов), вызывают соматические осложнения (аллергию, воздействие на желудочно-кишечный тракт и др. ). Не надо забывать о том, что злоупотребление снотворными препаратами само по себе способствует развитию инсомнии.

Среди наиболее современных гипнотиков следует отметить производные циклопирролона (зопиклон) и имидазопиридина (золпидем). Эти препараты, в отличие от бензодиазепинов, не обладают седативным, анксиолитическим, противосудорожным и миорелаксирующим свойством. К достоинствам препаратов относятся отсутствие привыкания, физиологичность, короткий период полувыведения и, как следствие, отсутствие нарушений дневного бодрствования.

Альтернатива сильнодействующим снотворным на современном рынке лекарств – препараты других фармакологических групп, которые оказывают снотворный эффект.

Среди таких снотворных наиболее часто применяется Донормил (доксиламина сукцинат), который действует одновременно на М-холинергические рецепторы и на Н1-гистаминовые рецепторы в центральной нервной системе. Особенность действия препарата – это отсутствие прямого влияния на сомногенные структуры, воздействие осуществляется на уровне систем бодрствования путем угнетения их активности. Лечение инсомнии доксиламином эффективно и безопасно, что подтверждают зарубежные и отечественные исследования [10].

Другая группа препаратов, применяемых при лечении инсомнии, представляет собой антидепрессанты в низких дозах. У пациентов с депрессией и бессонницей, по данным исследований, седативные антидепрессанты улучшают сон [11]. Вместе с тем достаточно часто антидепрессанты, применяемые в низких дозах, используются как снотворные у пациентов с бессонницей без клинически выраженной депрессии. Преимущество такого подхода заключается в том, что при использовании этих препаратов не развиваются привыкание и физическая зависимость.

Наиболее эффективным из антидепрессантов, применяемых в лечении невротических расстройств с инсомническими нарушениями, является тразодон, который в России представлен лекарственным препаратом Триттико («Анжелини», Италия, распространяется фирмой «ДИЛЕО Фарма»). Препарат оказывает антидепрессивное (тимолептическое) действие, сочетающееся с анксиолитическим, седативным и снотворным эффектом. По фармакологическим свойствам, нейрохимическому действию, взаимодействию с рецепторами он отличается от типичных антидепрессантов тем, что блокирует не только обратный захват серотонина, но и 5НТ2а- и 5НТ2с-рецепторы. Это позволяет нивелировать побочные эффекты других антидепрессантов, такие как увеличение массы тела, сексуальная дисфункция, повышение тревожного возбуждения. Кроме того, тразодон является агонистом 5НТ1а-рецепторов, со стимуляцией которых связывают антидепрессивное действие препаратов. Тразодон не уменьшает депрессивного влияния резерпина, ослабляет центральные эффекты фенамина и периферическое действие норадреналина, не оказывает заметного влияния на нейрональный захват катехоламинов, не обладает холинолитическим действием, блокирует Н1-гистаминовые рецепторы, альфа-адренорецепторы. Это определяет высокий профиль безопасности препарата и возможность его применения у пациентов с сопутствующей сердечно-сосудистой патологией, когнитивными нарушениями и хронической болью. В связи с тем что тразодон с неодинаковой степенью воздействует на рецепторы, преобладающее действие препарата на тот или иной рецептор регулируется его дозировкой. Триттико в дозах, близких к 100 мг, оказывает седативное и снотворное действие. Для получения антидепрессивного эффекта требуется по крайней мере суточная доза препарата 150–300 мг.

В 2011–12 гг. в России под руководством профессора Я.И. Левина было проведено многоцентровое исследование по оценке эффективности и безопасности Триттико в лечении нарушений сна при депрессии. В исследовании приняли участие 30 больных депрессивным расстройством с нарушениями сна в возрасте от 18 до 80 лет. Было показано, что на фоне приема препарата в дозе 150–300 мг отмечается улучшение показателей тревоги и депрессии, субъективных характеристик сна и бодрствования и объективных характеристик структуры сна, в частности увеличение длительности первой стадии, общего времени сна, индекса эффективности сна, продолжительности второй стадии сна и дельта-сна. По отзывам пациентов, а также по отчетам наблюдавших их врачей была отмечена высокая эффективность и безопасность применения этого препарата, в том числе для длительного лечения хронической инсомнии [12].

Иногда в лечении инсомнии, особенно в педиатрической практике, используют побочное седативное действие некоторых ноотропов, в частности аминофенилмасляной кислоты, несмотря на отсутствие доказательной базы эффективности этого препарата.

В последние годы сформировался значительный интерес к снотворным возможностям мелатонина, образно называемого «гормоном ночи», даже «Дракула-гормоном». Будучи гормоном шишковидной железы, он участвует в поддержании нормального циркадианного ритма у человека. Синтетические аналоги мелатонина – это достаточно эффективные и безопасные снотворные средства, которые могут быть рекомендованы во всех случаях инсомнии, у больных любого возраста и с любой сопутствующей патологией (за исключением ревматоидного артрита и системной красной волчанки по данным последних обзоров – прим. науч. ред.) без каких-либо видимых негативных последствий и с высокой степенью переносимости.

Среди других препаратов со снотворным эффектом применяют гомеопатические препараты и травяные сборы.

Медикаментозное лечение инсомнии предпочтительнее начинать с растительных снотворных и гомеопатических препаратов и мелатонина – так называемых безрецептурных средств. При их неэффективности в течение трех – пяти ночей переходят к сильнодействующим современным снотворным препаратам с минимальным риском развития лекарственной зависимости и привыкания (доксиламин, зопиклон, золпидем, залеплон). Для длительного применения в качестве снотворных без риска развития привыкания и зависимости рекомендованы антидепрессанты с седативым эффектом и мелатонинергические препараты.

Важным и необходимым условием эффективности любого терапевтического вмешательства при расстройствах сна является соблюдение гигиены сна [13]. Рекомендуется спать на широкой твердой постели, иметь удобный матрас с ровной поверхностью, более темные тона белья, удобную ночную одежду. Ежедневные физические нагрузки важны для поддержания здорового сна, но могут его нарушить, если выполнять их непосредственно перед сном. Следует поддерживать оптимально комфортный режим температуры и влажности, регулировать степень интенсивности шума. Желательно, чтобы голова в период сна была открытой, в то время как ноги – тепло укрыты. Перед сном следует избегать активной физической деятельности, не переедать и не употреблять большого количества жидкости, содержащие кофеин и другие стимулирующие препараты, не курить, не употреблять алкоголь. Ложиться и вставать необходимо в одно и то же время.

Световой режим цикла «сон – бодрствование» чрезвычайно важен для нормального сна. В дневные часы рекомендуется находиться на ярком свете, что стимулирует механизмы бодрствования и благоприятно сказывается на последующем сне. Непосредственно перед сном эффективны водные процедуры. Изменение температуры тела после приема ванны (повышение и последующее снижение) запускает циркадианный ритм организма. Положительное действие оказывают ванны с веществами, обладающими успокаивающим эффектом: хвоей, морской солью, специальной пеной для ванн и т.д. Еще одним методом, рекомендуемым в комплексной терапии инсомнии, является ароматерапия, которая применяется в виде массажа с эфирными маслами, ингаляций, испарений и ароматических ванн, снотворных травяных подушек [14]. Некоторый эффект при инсомниях различного генеза дают точечный массаж и иглоукалывание. Их применение основано на представлениях древневосточных медиков о наличии на теле человека определенных точек, воздействуя на которые можно активировать системы саморегуляции организма. В комплекс терапии расстройств сна часто включается прослушивание индивидуально подобранной лечебной музыки и «природных шумов» [15, 16].

Среди нефармакологических методов терапии инсомнии при невротических расстройствах безусловно лидируют различные методы психотерапии и поведенческой психо­коррекции. Проведенные исследования показали, что психотерапия не менее эффективно улучшает сон, чем лекарственные препараты [17–19]. Патогенетические методы психотерапии невротических расстройств в данной ситуации комбинируют с симптоматическими методами психотерапии инсомнии как ведущего синдрома (табл. 3). Если действие лекарств в отношении сна нередко прекращается почти сразу по окончании лечения, то результаты нормализации режима сна сохраняются на более долгий срок. Кроме того, психотерапия не вызывает привыкания или побочных эффектов, что часто наблюдается при использовании снотворных препаратов.

Таким образом, лечение инсомнии у пациентов с невротическими расстройствами является комплексным и включает прием лекарственных средств и психотерапию. Помощь больным неврозами, страдающими нарушениями сна, требует объединения усилий разных специалистов, в том числе неврологов, сомнологов, психиатров и психотерапевтов. 

Виды депрессий – психогенные, экзогенные, эндогенные, невротические, циркулярные, послеродовая. Каковы причины депрессий

Причины появления различных видов депрессий

Депрессия является одним из наиболее прогрессивных заболеваний в современном мире, что обусловлено сочетанием состояния повышенного стресса и генетической предрасположенности.

Классификация депрессий и причины их возникновения:

  • Психогенная, экзогенная депрессия – реакция организма на конкретное стрессовое событие.
  • Эндогенная депрессия – развивающаяся на фоне генетической предрасположенности.
  • Невротическая депрессия – характерны навязчивые, астенические или истерические проявления. Сочетает в себе неуверенность в принятии решений, резкие вспышки бескомпромиссности и чувство недооцененности.
  • Циркулярная депрессия. Зачастую является реакцией на сезонные изменения. Примером может служить осенняя депрессия, вызванная изменением количества света, атмосферными колебаниями и изменением гормонального фона. В качестве лечения часто применяется курс антидепрессантов, что позволяет вывести на необходимый уровень количество серотонина и мелатонина.
  • Послеродовая депрессия. Развивается по истечении нескольких недель после родов. Основными причинами становятся резкие гормональные изменения, повышенная тревожность за состояние новорожденного, ослабленный организм. Проявляется в виде эмоциональной неустойчивости, нарушении режимов сна, чувства тревожности, отстраненности от ребенка. Лечение постродовой депрессии основывается на методах когнитивнобихевиоральной терапии и в случае необходимости применении курса антидепрессантов и гормональной терапии. При этом лечение базируется на индивидуальном подходе к каждому частному случаю.

Факторы, вызывающие депрессию

В сущности, причиной психогенной депрессии становится сильное эмоциональное перенапряжение, что означает возможность развития депрессии и на фоне радостных событий, что случается гораздо реже. Зачастую, причинами психогенной депрессии становятся сильные расстройства, вызванные потерей близкого человека, стрессами на работе, сильным переутомлением и т.д. Данный вид депрессии развивается на фоне «зацикленности», сложности принятия жизни, после произошедшего события.

Зачастую подобные депрессивные состояния проходят после разрешения стрессовой ситуации, в результате грамотной психотерапии, но в случаях, когда произошедшее событие является лишь толчком к развитию эндогенной депрессии, специалистам важно своевременно дифференцировать психологические и внутренние факторы.

В случае эндогенной депрессии, развитие заболевания может проходить без конкретной причины, способной спровоцировать ухудшение состояния и базироваться исключительно на внутренних процессах, обусловленных наследственностью или гормональными нарушениями. Иногда депрессию провоцируют другие заболевания – алкоголизм, наркомания, булимия и другие болезни, способные негативно сказываться на психологическом состоянии пациента.

Симптомы депрессии

  • Повышенная утомляемость
  • Снижение настроения
  • Характерно самоуничижение, чувство собственного бессилия

Лечение депрессии

В зависимости от принадлежности к эндогенной или психогенной природе, депрессия лечится разными способами, чтобы максимально эффективно воздействовать на причину развития расстройства.

В случаях, когда установлена психогенная природа депрессии, применяются методы разбора ситуации, и ее эмоционального и логического преодоления.

В ситуациях эндогенной депрессии широко применяется курс антидепрессантов, с регулярным контролем состояния пациента, а также возможно применение курса гормональной терапии.

Лечение депрессии в МК “Клиника 4 управления”

Записаться на лечение к психологу в Самаре вы можете, позвонив по телефону или придя по адресу ул. Льва Толстого д.91.

Телефон регистратуры: + 7 (846) 333-66-22

Как проявляется и какие есть формы невротического и неврозоподобного заикания

Наталья, 14 сентября 2019

Здравствуйте! Пишу через месяц после курса реабилитации речи. Курс проходил сын, 15 лет. Честно говоря, не сильно верила в результаты. Поехали на этот курс, чтобы сделать хоть какой то шаг к решению проблемы. Но уже с первых дней мое мнение поменялось, я поняла, что мы попали к очень серьезным специалистам, которые глубоко и долго изучали проблему заикания. Логопед Надежда Васильевна провела с ребятами такую работу,  через неделю ребята (все!!!) показали нам поразительные результаты, они читали и предсказывали сложный текст по технике речи без заикания!  С ребятами и с родителями работает очень грамотный психотерапевт Ольга. Спасибо большое Вам, Ольга, за каждый час нашей с Вами совместной работы. Мое отношение к взаимоотношениям с детьми и к процессу воспитания в целом, сильно изменились, процесс, который Вы запустили, все еще продолжается во мне. Что то переосознается и переосмысливается. По сыну вижу, что комплексы и зажимы ушли, он изменился. Теперь, когда уже прошло какое то время, я понимаю, что нам очень повезло, что мы попали именно в этот Центр, а не в другие. Большое спасибо всем работникам Центра Лечения Заикания Татьяны Соловьевой!

Андрей, 12 января 2019

Здравствуйте, друзья! Мне 29 лет, работаю инженером, приходится много говорить и звонить на работе, заикался с 3х лет. Я с города Балабаново, Калужской области. Заикание проходило и уходило периодически, занимался не у многих специалистов, относился к логопедам скептически, потому что твердо знал, что проблема внутри моей головы с моими убеждениями. Когда появилась работа, семья — то стало сложновато переносить речевые ситуации. Услышал очень хорошие отзывы о центре от человека (психолога по образованию) , который сам занимается лечением заикания в Москве и я все бросил — работу, семью на Новый Год и все свои дела, поехал в Питер….и не пожалел. Я проходил курс в центре Татьяны Соловьевы с 24.01.2018 — 06.01.2019. Курс состоит из работы психолога и работы логопеда. Работа с психологом самая важная, необходимо четко понять причину заикания и что с этим делать, убрать напряжение. Постепенно в ходе курса мир в голове переворачивается, ты осознаешь причины по которым жил в напряжении и оно постепенно уходит, параллельно с этим ставится комфортная речь у логопеда, техника, которую до этого я не встречал. Все занятия проходят в группе, что очень круто, потому что наша проблема возникает именно в социуме, в общении. Все сотрудники первоклассные специалисты, хорошие люди, которые выкладываются и помогают даже после курса во время адаптации. После курса ты уходишь с багажем инструментов для работы над собой, именно над собой, потому что проблема-то не в речи:) А речь косвенно встает как надо, ты понимаешь цель, к которой хочешь идти в жизни (именно твоя цель, а не то что тебе навязали другие) и от этого колоссальное расслабление. Ребята, всем, кто заикается и понимает, что живет постоянно в напряге, обязательно рекомендую пройти курс. Работать над собой придется много, но это того стоит, это изменить вашу жизнь в самую нужную сторону. От всей души благодарю центр! Светлану Юрьевну, Ольгу Юрьевну и Татьяну Анатольевну!

Анна, 22 сентября 2017

Моему сыну 8 лет. Мы прошли курс реабилитации речи в августе 2017 года. Приехали мы в ЦРР из маленького северного городка. Если честно, то после всех врачей, таблеток, логопедов и всего прочего были сомнения, но сейчас я совершенно не жалею о своем решении. Нас встретили высококвалифицированные специалисты, которые не только дали нам «в руки» технику речи без запинок, но и помогли посмотреть по-новому на себя, моих детей, наши взаимоотношения. Конечно впереди много работы и по автоматизации речи, и по выстраиванию правильных отношений с детьми, построенных на любви и доверии, понимании и поддержке. Если кто-то еще сомневается, то мой совет- если вы готовы работать над собой, то приходите и не пожалеете. Это действительно счастье слышать плавную речь своего ребенка без запинок, а также видеть его спокойным и уверенным.
Еще раз огромное спасибо специалистам ЦРР за помощь нашим детям и родителям.

Невротическая депрессия (обзор литературы)* — Психические расстройства в общей медицине №04 2016

Представленные в обзоре литературы данные отражают исторические аспекты и современное состояние проблемы невротической депрессии. Возобновление интереса к этой проблеме связано с развитием социальной психиатрии, выделяющей социо-демографические факторы (неблагоприятные условия проживания, одиночество, алкоголизм близких родственников, низкий уровень дохода, история внутрисемейного насилия) в качестве значимых пусковых механизмов депрессий подпорогового уровня. Соответственно, актуальным представляется выделение отличий невротической депрессии от аффективных расстройств, объединяемых термином «дистимия». Приведены данные, касающиеся изучения особенностей преморбида, клинических проявлений (в частности, соматических и неврастенических жалоб), течения, исходов, ответа на терапию при невротической депрессии, а также о связи данного типа аффективной патологии со стрессогенными событиями. Рассматривается вопрос о целесообразности выделения невротической депрессии в качестве отдельной нозологической единицы.
Ключевые слова: невротическая депрессия, неврастения, дистимия, психогенно провоцированные затяжные депрессивные состояния, соматические жалобы, фрустрация.
[email protected]
Для цитирования: Сорокина О.Ю., Читлова В.В. Невротическая депрессия (обзор литературы). Психические расстройства в общей медицине. 2016; 4: 28–33.

Neurotic depression (historical aspects, present state of problem)

O.Yu.Sorokina1, V.V.Chitlova1,2
1 Scientific center of mental health. 115522, Russian Federation, Moscow, Kashirskoe sh., d. 34;
2 I.M.Sechenov First Moscow State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation. 119991, Russian Federation, Moscow, ul. Trubetskaia, d. 8, str. 2

Develop of social psychiatry in XX–XXI centuries promote to resumption of interest to chronic stress-induced depressive states, which are similar with clinic of neurotic depression and differ from affective disorders are included in dysthymia. The present literature review shows data from more significant studies about premorbid personality, clinical manifestations (particularly somatic and neurasthenic complaints), course, outcome, treatment response of neurotic depression, and association of this type of affective disorders with psychogenic situation (frustration). Expediency of separation of neurotic depression like nosological entity is considered.
Key words: neurotic depression, neurasthenia, dysthymia, psychogenic induced chronic depressive states, somatic complaints, frustration.
[email protected]
For citation: Sorokina O.Yu., Chitlova V.V. Neurotic depression (historical aspects, present state of problem). Mental Disorders in General Medicine. 2016; 4: 28–33.


*Обзор публикуется в психообразовательных целях – врачей, работающих в общесоматической сети, по мнению редакции, целесообразно ознакомить с проблемой, составившей предмет обзора, поскольку невротическая депрессия – одна из наиболее частых форм психической патологии, наблюдаемых у пациентов общей медицинской практики.
Первое упоминание о невротической депрессии, приводимое в психоаналитической литературе, относится к 1930-м годам, однако психические расстройства, сопоставимые с симптоматикой невротической депрессии, рассматривались значительно раньше – еще при описании неврастении (G.Beard, 1869, 1872; J.Charcot, 1888; Kraepelin, 1912; С.С.Корсаков, 1913; Ю.В.Каннабих, 1914; В.М.Бехтерев, 1929).Термин «неврастения» был введен G.Beard (1869 г.), выделявшем около 50 симптомов заболевания, в число которых включаются и депрессивные феномены (подавленность, тревога, раздражительность). С.С.Корсаков в клиническом руководстве «Курс психиатрии» (1913 г.) в качестве отдельной формы описывает «церебральную неврастению», при которой на первый план выступают явления сниженного аффекта с преобладанием тревоги, раздражительности, тоскливости, сосуществующих с основными симптомами заболевания – явлениями «висцеральной неврастении». Автор отмечает, что симптоматика развивается не только на фоне умственного или физического перенапряжения, но и при длительно существующей неудовлетворенности окружающим, а также «моральных потрясениях». В монографии «Циклотимия (cyclothymia), ее симптоматология и течение» (1914 г.) ее автор Ю.В.Каннабих также указывает на возможность развития психической депрессии («неврастенической псевдомеланхолии»), возникающей под воздействием экзогенных факторов. Депрессия в таких случаях выражается чувством тоски, печали, слезливости, апатии и раздражительности, формирующимися на фоне выраженной общей слабости и утомляемости.
Интерес к проблеме невротической депрессии на протяжении XX – начала XXI вв. то вспыхивает, то угасает. Большой объем целенаправленных исследований невротической депрессии («депрессивного невроза»), выполненных как отечественными (Н.Д.Лакосина, 1970; Г.К.Ушаков, 1978), так и зарубежными (H.Völkel, 1959; M.Roth и соавт., 1972; W.Brautigam, 1978; C.Mountjoy, M.Roth, 1982) авторами, относится к 1940–1980-м годам. Однако после выхода DSM-III (1980 г.) клинические проявления, оцениваемые ранее в рамках невротической депрессии, были включены в широкий круг расстройств, объединяемых понятием «дистимия», предложенным R.Spitzer (1988 г.). Соответственно, число публикаций, посвященных невротической депрессии, значительно сократилось. В последние годы проблема затяжных психогенно провоцированных депрессивных состояний, отличных по ряду признаков от хронических аффективных заболеваний, включаемых в категорию «дистимия», вновь привлекает повышенное внимание исследователей (S.Ghaemi, P.Vöhringer, 2011; S.Ghaemi, P.Vöhringer, D.Vergne, 2012). Это связано в первую очередь с развитием социальной психиатрии, отводящей важную роль социо-демографическим факторам, влияние которых способствует формированию депрессивных расстройств подпорогового уровня: неблагоприятные условия проживания, одиночество, алкоголизм близких родственников, низкий уровень дохода, история внутрисемейного насилия (J.Porcerelli и соавт., 2003; A.Joy, M.Hudes, 2010; H.Foran и соавт., 2012).
Одной из наиболее значимых работ, посвященных исследованию этиопатогенеза и клиники невротической депрессии, является монография H.Völkel (1959 г.). Автор полагает, что основным проявлением невротической депрессии является гипотимия, возникшая в ответ на утрату. H.Völkel подчеркивает при этом, что под термином «утрата» понимается не характерная для реактивной депрессии потеря близкого, разрыв с объектом привязанности, а менее острые, пролонгированные фрустрирующие обстоятельства (разочарование, утрата надежд, идеального представления о собственной личности или близком человеке). Преморбиду больных невротической депрессией свойственны такие черты, как прямолинейность, ригидность, ответственность, утрированное чувство долга. При этом автор упоминает о психогенно провоцированных депрессиях невротического круга, которые в ряде случаев приобретают черты эндогенных, и указывает на сходство динамики и исходов таких вариантов с психогенно провоцированными эндогенными депрессиями. Такой патоморфоз аффективных расстройств соотносится с ранее выдвинутой H.Weitbrecht (1952 г.) концепцией эндореактивной дистимии.
О валидности диагноза невротической депрессии свидетельствуют и исследования P.Kielholz (1972 г.). Представив синдромальную классификацию депрессий, автор предлагает рассматривать депрессивные состояния в виде континуума, на одном полюсе которого помещает психогенные депрессии (реактивная депрессия, невротическая депрессия, депрессия истощения), а на другом – депрессии эндогенные и соматогенные.
Большой вклад в изучение невротической депрессии внесла серия исследований M.Roth (M.Roth и соавт., 1972; M.Roth, C.Mountjoy, 1992; M.Roth, C.Mountjoy, 1997). Согласно концепции автора невротическая депрессия является эпизодическим расстройством, при котором приступы разделены относительно чистыми ремиссиями. В отличие от дистимии хронический характер невротическая депрессия приобретает лишь на отдаленных этапах течения.
В ряде случаев невротическая депрессия принимает форму «враждебной» депрессии [«hostile depression»] (M.Roth, C.Mountjoy, 1997), при которой пациенты обнаруживают «сверхчувствительность» к критическим замечаниям в свой адрес, «сверхзависимость» от одобрения, подверженность быстрой утомляемости и лабильности настроения на протяжении всего заболевания; кроме того, в клинической картине отмечаются явления гиперрексии и гиперсомнии.
Особое внимание M.Rothу уделяет характеристике склада преморбидной личности пациентов с невротической депрессией. Как указывают M.Roth и C.Mountjoy (1997 г.), речь идет о лицах, которые легко приободряются, воодушевляются в связи с приятными событиями, но так же легко впадают в уныние, разочаровываются, «зацикливаются» на неудачах, жизненных коллизиях. В связи с авторской оценкой конституционального предрасположения в качестве ведущего фактора патогенеза предлагается заменить термин «невротическая депрессия» определением «личностная депрессия» («personal depression»).
В исследованиях, проведенных на базе авторитетных британских университетских клиник (Ньюкастл, Кембридж), цитируемые авторы определяют ряд клинических черт, характерных для невротической депрессии и отличающих эту форму от аффективных расстройств эндогенного происхождения. Выраженность снижения настроения при невротической депрессии не достигает уровня эндогенной депрессии – пациенты способны отвлекаться на положительные события. Одним из облигатных симптомов депрессии является вариабельная по выраженности тревога. Возникновение гипотимии связано с психотравмирующей ситуацией. Однако утверждение авторов о совпадении длительности депрессивного эпизода с продолжительностью воздействия стрессового фактора представляется спорным, поскольку депрессивная симптоматика может сохраняться и после разрешения психотравмирующей ситуации.
M.Roth (1997 г.), ссылаясь на генетические (M.Zimmerman и соавт., 1986) и близнецовые (E.Slater, 1953) исследования, отмечает, что у родственников первой линии больных с невротической депрессией не регистрируется отягощения по аффективным заболеваниям, что расценивается как наиболее важное доказательство отличия от эндогенной депрессии. Приведенные данные находят подтверждение в исследованиях J.Angst (1972 г.), M.Failde и соавт. (1987 г.), в которых показано, что доля аффективных заболеваний среди родственников пациентов с невротической депрессией сопоставима с соответствующим популяционным показателем и колеблется в диапазоне 0,9–2,8%.
W.Brautigam (1978 г.), разграничивая невротическую и эндогенную депрессии, отмечает, что основой развития первой из них является невротическая личностная структура, формирующаяся, как полагает автор, с раннего детства под влиянием факторов внешней среды. Основные свойственные больным с невротической депрессией жалобы – на снижение настроения, тревогу, астению, рассеянность, трудности концентрации внимания.
Как W.Brautigam, так и другие авторы (F.Labhardt, 1963; M.Roth, 1997) выявляют у пациентов с невротической депрессией ряд соматических жалоб, отражающих по сути формирование ипохондрической фиксации на состоянии собственного здоровья. Так, упоминая о депрессии истощения (один из вариантов невротической депрессии), F.Labhardt (1963 г.) перечисляет ассоциированные в клинической картине с гипотимией неврастенические и вегетативные симптомы (повышенная утомляемость, гиперестезия, раздражительность, бессонница, функциональные расстройства со стороны сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта). По мнению W.Brautigam (1978 г.), предъявляемые пациентами соматические жалобы обеспечивают их сходство с больными маскированной депрессией.
J.Wolpe (1979 г.) указывает, что в основе невротической депрессии (как и любого невроза) в отличие от депрессии эндогенной лежит аффект тревоги, а непосредственно депрессивные проявления являются вторичными. Автор подтверждает свой постулат тем, что при терапии депрессивная симптоматика редуцируется в первую очередь, в то время как тревога может сохраняться на протяжении длительного времени, и лишь при устранении тревоги пациент чувствует себя полностью выздоровевшим.
Исследователями (F.Labhardt, 1963; W.Brautigam, 1978; M.Roth, C.Mountjoy, 1997) особо подчеркивается, что основным отличием невротической депрессии от эндогенной является отсутствие в структуре аффективных расстройств витальной тоски, отчетливого суточного ритма (либо же ритм инвертирован), идей самообвинения и самоуничижения.
В отечественной литературе термин «невротическая депрессия» широко использовался в 1970–1990-х годах (Н.Д.Лакосина, 1970; Г.К.Ушаков, 1978; Н.Д.Лакосина, М.М.Трунова, 1994; В.Ю.Зорин, 1997), хотя еще Ю.В.Каннабих (1914 г.) описывал характерную для невротической депрессии клиническую картину в рамках неврастенической псевдомеланхолии. Основное отличие от истинной меланхолии, по мнению автора, заключается в том, что неврастеническая псевдомеланхолия возникает вторично по отношению к внешним факторам (и обходится с устранением стрессорного воздействия), в то время как при меланхолии депрессивный аффект первичен.
Н.Д.Лакосина в монографии «Клинические варианты невротического развития» (1970 г.) рассматривает невротическую депрессию как первый этап невротического развития, завершающегося истерическим, обсессивным или эксплозивным вариантами приобретенной стойкой патологии личности. При изучении преморбидных особенностей исследователи описывают аномалии тревожного круга: ананкасты с чертами ригидности, сдержанности в проявлении эмоций (Н.Д.Лакосина, 1970; Г.К.Ушаков, 1978; Н.Д.Лакосина, М.М.Трунова, 1994). Кроме того, Н.Д.Лакосина (1970 г.) особо выделяет в структуре невротической личности отдельные истерические черты в виде элементов театральности, стремления быть в центре внимания.
Особое внимание уделяется авторами явлениям астении. Ухудшение состояния больных невротической депрессией в утренние часы связано с выраженными астеническими проявлениями, вялостью, «что делает пациентов более похожими на неврастеников, нежели на депрессивных больных» (Н.Д.Лакосина, 1970). В главе монографии «Пограничные нервно-психические расстройства», посвященной невротической депрессии, Г.К.Ушаков (1978 г.) уточняет структуру астенических расстройств при этой форме аффективной патологии и указывает, что астения отличается от таковой при неврастении большей стойкостью, а вегетативные нарушения – большим постоянством.
Отечественные авторы (Н.Д.Лакосина, 1970; Н.Д.Лакосина, М.М.Трунова, 1994) в развитии невротической депрессии выделяют несколько этапов, среди которых подробно рассматривается сходный по проявлениям с симптоматикой органных неврозов и сменяющийся этапом нарастания собственно депрессивной симптоматики этап «соматических жалоб».
На этом этапе могут регистрироваться неприятные ощущения в области сердца, эпизоды повышения или понижения артериального давления, расстройства со стороны желудочно-кишечного тракта [эти проявления сходны с наблюдениями F.Labhardt (1963 г.), W.Brautigam (1978 г.), M.Roth (1997 г.)]. Особо подчеркивается (Н.Д.Лакосина, 1970), что зачастую этап соматических жалоб является объективным критерием, указывающим на начало заболевания. Сам пациент на уровне субъективного восприятия обычно не связывает возникшее неблагополучие с инициальными проявлениями депрессии.
В своем исследовании затяжных стресс-индуцированных депрессий В.Ю.Зорин (1997 г.) также прослеживает этапность в развитии заболеваний. Однако в отличие от Н.Д.Лакосиной первая стадия по В.Ю.Зорину характеризуется исключительно астенической симптоматикой без вегетативных нарушений, которая впоследствии сменяется этапом углубления собственно депрессивных расстройств, когда начинает доминировать аффект тревоги (может также выявляться тоскливый аффект, ангедония, раздражительность). В отличие от данных, приведенных в работах F.Labhardt (1963 г.), M.Roth (1977, 1997 г.), W.Brautigam (1978 г.), Н.Д.Лакосиной (1970, 1994 г.), согласно В.Ю.Зорину на заключительном этапе затяжные депрессии приобретают эндогенные черты, что совпадает со взглядами H.Weitbrecht (1952 г.) и H.Völkel (1959 г.).
Наряду с исследованиями, направленными на поддержку валидности выделения невротической депрессии как самостоятельной клинической категории, существуют и работы, авторы которых считают концепцию невротической депрессии несостоятельной (E.Ascher, 1952; L.Kiloh и соавт., 1972; H.Akiskal и соавт., 1978; G.Klerman и соавт., 1979; R.Hirschfeld, 1981; C.Perris, 1982; S.Torgersen и соавт., 1986; M.May, 1997; L.Kessing, 2004).
Так, E.Ascher (1952 г.) утверждает, что невротическая депрессия не является какой-то особой формой аффективной патологии. По мнению автора, речь идет лишь о депрессивных состояниях с меньшей выраженностью и тяжестью симптомов. В соответствии с такой позицией E.Ascher рассматривает невротическую депрессию как состояние, отличающееся от психотической депрессии лишь минимальной выраженностью симптоматики.
Исключение категории «невротическая депрессия» из классификаций (DSM-III, МКБ-10) обосновано главным образом исследованиями H.Akiskal и соавт. (1978 г.), в которых в результате длительных катамнестических наблюдений было показано, что симптоматика невротической депрессии проявляет «диагностическую нестабильность». Так, H.Akiskal и соавт. (1978 г.) в проспективном исследовании 100 пациентов с невротической депрессией доказали, что более чем в 40% случаев исходом заболевания является рекуррентное униполярное или биполярное расстройство. Таким образом, полученные данные способствовали отнесению невротических депрессий, имеющих разные клинические проявления и эпизодическое течение, к большому депрессивному эпизоду и рекуррентной депрессивной болезни. Помимо этого, опираясь на ряд исследований (E.Kraepelin, 1921; E.Kretschmer, 1936; W.Turner, S.King, 1962; W.Scheldon и соавт., 1970; E Gershon и соавт., 1975), H.Akiskal выдвигает постулат, что по своей сути хронические депрессии являются генетически аттенуированным (т.е. имеющим менее выраженные клинические проявления) вариантом большого депрессивного эпизода. И, как следствие, при создании рубрики «дистимия» и объединении всех затяжных аффективных состояний H.Akiskal включает в эту категорию и хронические формы невротической депрессии.
В работе G.Klerman и соавт. (1979 г.) при исследовании 90 пациентов с депрессивной симптоматикой (из которых 50% имели диагноз «ситуационная депрессия»), не отвечающих критериям эндогенной депрессии, только у 18% пациентов удалось выявить одновременно все черты, соответствующие невротической депрессии (ситуационный характер, отсутствие эндогенных и психотических проявлений, признаки инвалидизации). Таким образом, авторы ставят под сомнение правомерность диагноза «невротическая депрессия».
R.Hirschfeld (1981 г.), сравнивая ситуационную (невротическую) депрессию и депрессию, возникающую без воздействия психотравмирующей ситуации (аутохтонно), отмечает отсутствие достоверных отличий между преморбидом пациентов обеих групп (при этом автор указывает, что для всех пациентов с депрессией одинаково характерны повышенная зависимость в межличностных отношениях, невротизм, интроверсия и сенситивность). Не выявляется также различий и в отношении степени воздействия психосоциальных стрессогенных факторов, встречаемости эндогенных черт в клинической картине депрессии, тяжести заболевания. Единственным достоверным отличием, по мнению R.Hirschfeld, является лишь более высокая доля выздоровления среди пациентов с ситуационной депрессией, что (скорее всего) может быть связано с разрешением психотравмирующей ситуации.
В ряде исследований (C.Perris, 1982; S.Torgersen, 1986; L.Kessing, 2004) установлено постепенное накопление в клинической картине затяжных психогенно провоцированных депрессий эндогеноморфных проявлений. Так, C.Perris (1982 г.) отмечает, что согласно критериям DSM-III пациенты с ранее диагностированной невротической депрессией при катамнестическом исследовании отвечают диагнозу большого депрессивного эпизода (49% случаев), атипичной депрессии (23%), дистимического расстройства (14%). Сопоставимые данные получены S.Torgersen (1986 г.): у 49% пациентов, изначально расцененных как имеющие невротическую депрессию, также диагностирован большой депрессивный эпизод, у 19% – дистимическое расстройство, у 1% – атипичная депрессия. L.Kessing (2004 г.) также указывает на диагностическую нестабильность невротической депрессии с течением времени. Однако в исследованиях C.Perris и S.Torgersen все же остается часть пациентов (14 и 19% соответственно) с диагнозом «расстройство адаптации со сниженным настроением» (что соотносится с клиникой невротической депрессии), а L.Kessing отмечает, что при катамнестическом наблюдении у 28,3% пациентов (т.е. почти у 1/3) диагноз невротической депрессии все же устанавливается повторно.
M.May (1997 г.) также ставит под вопрос валидность выделения невротической депрессии в качестве отдельной нозологической единицы, указывая на гетерогенность состояний, включаемых в данное понятие. Автор приходит к выводу о нецелесообразности объединения, например, пациентов с «депрессивным темпераментом» и пациентов с «неэндогенной депрессией с гистрионными личностными чертами», тем более что им показано разное лечение.
В связи с активным развитием социальной психиатрии в конце XX – начале XXI вв. вновь возрос интерес к проблеме ситуационно провоцированных, связанных с перманентно травмирующими обстоятельствами (фрустрация) гипотимических состояний, сопоставимых по клиническим проявлениям с симптоматикой невротической депрессии. В качестве травмирующих факторов могут рассматриваться, например, низкий доход, понижение в должности, угроза потери работы, конфликты с сотрудниками, внутрисемейные конфликты и насилие, алкоголизм супруга, одиночество. Повышенное внимание в этом аспекте уделяется изучению проблемы виктимизации (когда личность становится жертвой психического или физического насилия) как особого типа предрасположения к развитию затяжных депрессивных состояний, в большинстве случаев имеющих картину невротической депрессии (J.Porcerelli и соавт., 2003; A.Joy, M.Hudes, 2010; H.Foran и соавт., 2012). Как отмечают J.Porcerelli и соавт. (2003 г.), обследовавшие 1024 обратившихся на амбулаторный прием к психиатру по поводу депрессии, 10% подвергались внутрисемейному насилию. Исследователи показывают, что у этих пациентов гораздо чаще, чем в популяции, развиваются хронические депрессивные состояния. H.Foran и соавт. (2012 г.) в результате большого популяционного исследования (n=2947) показали, что 58% женщин, которые являются жертвами тяжелого физического насилия со стороны их партнеров, демонстрируют депрессивную симптоматику (против 21% женщин с депрессивными симптомами, не подвергавшихся насилию).
В исследованиях 2010-х годов, направленных на «реабилитацию» диагноза «невротическая депрессия» (S.Ghaemi, P.Vöhringer, 2011; S.Ghaemi, P.Vöhringer, D.Vergne, 2012), авторы стремятся доказать, что эта форма является самостоятельным клиническим образованием, и особо подчеркивают, что различие между невротической и эндогенной депрессией заключается как в клинических проявлениях, так и в ответе на терапию. Так, были получены данные, согласно которым меланхолическая депрессия лучше, а невротическая – хуже поддается лечению трициклическими антидепрессантами. Подобные результаты, касающиеся различий в терапевтическом ответе при эндогенной и невротической депрессии, опубликованы в работе W.Brown (2007 г.). Помимо этого S.Ghaemi и P.Vöhringer (2011 г.) отмечают, что пациенты с невротической депрессией имеют более выраженную степень стресс-чувствительности и тревожности, нежели пациенты с рекуррентной депрессией. Авторы подчеркивают, что невротическая депрессия – это всегда депрессия легкой или умеренной степени выраженности, одним из ведущих симптомов которой является тревога, а хронический характер течения такой депрессии отличает ее от рекуррентного эндогенного аффективного заболевания. При этом авторы полностью не исключают возможности эпизодического фазного течения невротической депрессии.
Хотя возможность развития затяжных стресс-индуцированных депрессивных состояний у пациентов с шизофренией и заболеваниями шизофренического спектра изучена недостаточно подробно, все же следует отметить ряд работ, направленных на исследование данной проблемы (E.Bleuler, 1911; C.Völter и соавт., 2012; J.Chiapelli и соавт., 2014; P.Harvey и соавт., 2016). В настоящее время подавляющее большинство исследований посвящено изучению депрессий невротического уровня у пациентов с клиническим или нейрокогнитивным инсайтом при шизофрении (J.Chiapelli и соавт., 2014; P.Harvey и соавт., 2016), когда на фоне длительного непрерывного течения эндогенного процесса пациенты осознают измененность собственных интеллектуальных возможностей, испытывают затруднения в общении с окружающими, а также повседневной и профессиональной деятельности, указывают на снижение уровня активности. Стоит отметить, что подобные психогенно провоцированные депрессивные реакции в рамках эндогенно-процессуальной патологии впервые описаны еще в начале XX в. E.Bleuler (1922 г.). Пациенты с инсайтом постоянно оценивают уровень собственного функционирования, находясь, таким образом, практически в ежедневном состоянии фрустрации. Хотя зачастую выраженность депрессии достоверно не коррелирует с тяжестью дефицитарных изменений, чаще всего депрессивная симптоматика отмечается у лиц с наиболее сохранными нейропсихическими функциями (P.Harvey и соавт., 2016). Что касается заболеваний шизофренического спектра, в современных работах (C.Völter и соавт., 2012) показано, что при шизотипическом расстройстве личности отмечается высокий уровень невротизма, способствующего повышению риска развития ситуационно обусловленных депрессивных и тревожных состояний.
Суммируя приведенные данные, можно заключить, что, по всей вероятности, невротическая депрессия представляет собой нозологически гетерогенную группу. Так, одни авторы относят невротическую депрессию к динамике расстройства личности (Н.Д.Лакосина, 1970; Н.Д.Лакосина, М.М.Трунова, 1994), считая ее начальным этапом невротического развития, другие указывают на возможный переход в аффективное заболевание эндогенного круга (H.Akiskal и соавт., 1978; C.Perris и соавт., 1982; S.Torgerstern и соавт., 1986; M.May, 1997; L.Kessing, 2004), третьи не исключают возникновения невротической депрессии в рамках шизофренического процесса (J.Chiapelli и соавт., 2014; P.Harvey и соавт., 2016). Вариабельно и описание преморбида пациентов: наряду с чертами, присущими личностям с аномалиями кластера С (H.Völkel, 1959; Н.Д.Лакосина, 1970; Г.К.Ушаков, 1978; Н.Д.Лакосина, М.М.Трунова, 1994), авторы выделяют и черты, характерные для расстройства личности драматического кластера (Н.Д.Лакосина, 1970; Н.Д.Лакосина, М.М.Трунова, 1994), эмоционально неустойчивых (M.Roth, C.Mountjoy, 1997), шизотипического расстройства личности (C.Völter и соавт., 2012), что также заставляет сомневаться в единстве невротической депрессии как нозологической категории. Изложенные аргументы подтверждают целесообразность анализа невротической депрессии (в отличие от депрессии эндогенной, являющейся отдельной нозологической единицей) в согласии с представлениями ряда авторов (L.Kiloh, 1972; M.May, 1997) в качестве синдромального диагноза.

Сведения об авторах
Сорокина Ольга Юрьевна – аспирант ФГБНУ НЦПЗ. E-mail: [email protected]
Читлова Виктория Валентиновна – ст. науч. сотр. ФГБНУ НЦПЗ, доц. каф. психиатрии и психосоматики ИПО ФГБОУ ВО Первый МГМУ им. И.М.Сеченова

Лечение невротической депрессии: помощь при депрессии

Содержание:

1. Что такое невротическая депрессия

2. Депрессия у подростков

3. Основные симптомы

4. Методика лечения

5. Условия лечения для наших клиентов

За последние десятилетия неврологические заболевания стали настоящей чумой века, ведь почти каждый второй подвергается всякого вида психологическим расстройствам. И это абсолютно не удивительно, так как жизнь современного человека переполнена стрессами и нервными нагрузками.

Невротическая депрессия — что это?

Депрессией уже никого не удивишь, хотя мало кто умеет вовремя заметить ее первые проявления и начать своевременно с ней бороться. Даже самые крепкие и стойкие люди не застрахованы от болезней такого рода. Особым видом этого недуга является невротическая депрессия, лечение которой сложно назвать легким процессом.

Подобного рода депрессия, по мнению специалистов, является первым и наиболее заметным признаком начала развития психологических заболеваний.

Невротическая депрессия — это состояние затяжного невроза. Причиной его зачастую становится какой-то значительный стресс, который не обязательно должен быть ярко выражен, но для больного несет какой-то особый смысл. 

Опасность для подростков и детей

Лечение неврологических отклонений просто необходимо, так как у некоторых представителей социума, таких как подростки и дети, они протекают скрытно, что приводит к ужасным последствиям.

Не обращая внимания на депрессию и попросту не зная признаков ее проявления, подростки зачастую пытаются заглушить проблему употреблением алкоголя и наркотиков — с целью поднять настроение и улучшить эмоциональное состояние в целом.

Синицкая Татьяна Витальевна

 

Заместитель директора центра ассоциации психотерапевтов Украины: 

 

«Осложнения невротической депрессии приводят к различным тревожным синдромам»

Симптомы

  • ухудшение аппетита;
  • состояние постоянной тревоги;
  • постоянная слабость;
  • чувство жалости к себе;
  • мысли о суициде.

Когда пропадает всякого рода желание чем-либо заниматься, человек пребывает в плохом расположении духа без видимой на то причины, у него наблюдается резкий упадок сил — все это говорит о том, что нужно обратиться к доктору на консультацию.

Заметив за собой или кем-то из близких вышеперечисленные поведенческие проявления, следует незамедлительно обратиться в специализированные учреждения, такие как клиника лечения невротических расстройств «Recovery». Особенностью центра является то, что в период лечения и реабилитации не применяются медикаментозные препараты, а борьба с заболеванием заключается в прохождении курса психотерапевтических сеансов.

Методика лечения

Специалисты центра используют новейшие высококачественные методики, которые показывают отличный результат уже не первый год. Благодаря лечению в клинике «Recovery» множество людей преодолели многие психологические заболевания.

Первым шагом к успешной реабилитации является принятие проблемы и осознание того, что она существует.

Недуги на уровне психологии являются чрезвычайно опасными, так как в результате их развития могут появиться и физиологические отклонения, поэтому очень важно вовремя обнаружить заболевание и обратиться за помощью. Заручившись поддержкой специалистов, любое заболевание можно преодолеть, особенно если сделать это с помощью медиков центра «Recovery».

Условия проживания для наших клиентов

В нашем медицинском центре созданы все необходимые условия для комфортного проживания. Проходя курс лечения в клинике «Recovery» наши клиенты всегда уверенны, что у них не возникнет никаких бытовых проблем

При первых проявлениях симптомов любых психических расстройств необходимо сразу обращаться к специалистам. Вы можете позвонить нам в любое удобное для вас время.

../../Представления экзистенциальной психологии о невротической личности

Сегодня много пишут и рассуждают об эффективной личности, человеке счастливом и успешном. Одни предлагают воспитание в себе манипулятивного типа характера, и при этом, как мы знаем, личность разрушается (Шострем). Или использование типичных видов — клише поведения на все случаи жизни. Другие предлагают путь к аутентичному существованию человека в мире, который приведет его к истинному счастью.

Но, чтобы мы не обсуждали в связи с этим, одним из основных факторов, который мешает человеку построить свою жизнь так, чтобы ему было комфортно и удобно, это невротизация личности.

Невротическая личность или невротический характер являются сложным образованием, которое ограничивает возможности эффективного функционирования человека в социуме, непониманию себя, невозможности совершить аутентичное действие. Человек лишает себя возможности быть счастливым, понимая то, что он имеет личностные проблемы, ограничивающие его жизнь. Также его существование деформирует тревога.

Выдающийся экзистенциальный философ Кьеркегор анализировал не только тревогу, его особенно интересовали подавленность и отчаяние, которые являются результатом отстранения индивида от самого себя. Ранние представления Фрейда были посвящены также тревоге.

Кьеркегор пытался выделить разные формы и степени отстранения (Kierkegaard S.).

Рассмотрим различные отклоняющиеся психические состояния. Психотик, в отличии от невротика характеризуется потерей контакта с реальностью и слишком слабыми защитами. Если невротик полагает, что проблема кроется в нем самом, то психотик не сомневается в том, что что-то произошло с миром, и угроза идет от него.

Люди пограничного уровня психического состояния занимают промежуточное положение между невротиками и психотиками. Они отличаются некоторой временной стабильностью по сравнению со вторыми и нарушением стабильности — по сравнению с первыми. По Ж. Бержере, пограничная структура образуется вследствие того, что в период детства ребенок получил травму, которая привела к организации пограничной структуры.

Термин «невротик» применяется к относительно здоровым людям, которые имеют некоторые трудности, связанные с эмоциональными нарушениями.

Они обладают интегрированным чувством идентичности, т.е. способны описать себя, не испытывая трудностей в определении своих черт характера, предпочтений, интересов, особенностей темперамента, достоинств и недостатков. Невротики также успешно описывают других людей.

Невротики находятся в надежном контакте с реальностью, у них отсутствуют галлюцинации, маниакальные интерпретации опыта, они живут в одном мире с психотерапевтом. Некоторая часть своего эго, которая пациента тревожит, и по поводу которой он обратился к психотерапевту, рассматривается им отстраненно. Она — эго-дистонна. Так, параноидная личность невротического уровня будет считать, что ее подозрения исходят из ее внутренней предрасположенности воспринимать других людей враждебными и агрессивными. Параноидные пограничные или психотические пациенты считают, что их трудности имеют внешний характер и определяются особенностями окружающего мира, его болезненностью и нарушенностью.

Невротическая личность- это деформированная личность в процессе своего становления и развития. В детстве предпосылками формирования невротической личности являются часто «удушающая» любовь близких и родных, пренебрежительное отношение к ребенку или когда фактически его не замечают. На память приходит одна шутка, когда взрослый человек рассказывает о том, что в детстве до шести лет он думал, что его зовут «заткнись».

В неврозе мы имеем дело с теми характеристиками и функциями, которые являются собственно человеческими. Это как раз то, что неудачно работает у человека с нарушенным душевным равновесием. Условием существования этих функций является самосознание, которое объясняет феномен, обнаруженный Фрейдом, — невротический стереотип поведения характеризуется подавлением и блокировкой сознания. Идея Фрейда вполне экзистенциальна сама по себе. Человек из дня в день повторяет стереотипно неэффективные действия и поступки, говоря о том, что он все понимает и ничего не может с собой сделать и таким образом, оставаясь малоэффективным при наличии в своей личности эффективных ресурсов. К примеру, женщина, которая хочет быть любима определенным мужчиной, из дня в день разрушает созданные отношения и ведет к краху собственную личную жизнь. Или профессионал высокого класса в своей области знаний или практической деятельности, отказывается от предложенной опережающей работы, мотивируя это тем, что не справится.

Конечно, невротичные, тревожные дети вынуждены беспокоиться, например, о безопасности; и, конечно, взрослый невротик, и мы, изучающие его, привносим наши формулировки в голову ничего не подозревающего ребенка. Но не точно ли так же нормальный ребенок заинтересован в выхождении в мир, исследовании, подчиняясь любопытству и духу приключений, как и продолжает «учиться дрожать и трястись»? И если вы блокируете эти нужды ребенка, не вызываете ли вы у него такую же травматическую реакцию, как если вы лишаете его безопасности? Создается впечатление, что мы сильно преувеличиваем связь человеческого бытия с безопасностью и инстинктом выживания, потому что она хорошо подходит для нашего причинно-следственного мышления. В консультировании взрослых людей приходится сталкиваться с тем, что взрослый человек, понимая свою проблему, приходит к психологу или психотерапевту, но в процессе коррекционной работы «сходит с дистанции» и говорит, что ничего с собой поделать не может.

По видимому, Ницше и Кьеркегор были более правы, описывая человека как организм, который создает некие ценности — престиж, власть, нежность, любовь, — более важные, чем удовольствие, и даже более важные, чем собственное выживание..

Роло Мэй, один из основателей современной экзистенциальной психологии, писал о том, что в его психотерапевтической практике появляется все больше и больше доказательств того, что тревога в наши дни появляется не столько из боязни нехватки либидозного удовлетворения или безопасности, сколько из боязни пациента своих собственных сил и конфликтов, возникающих из этого страха. Это может быть отличительной особенностью «невротической личности нашего времени» — невротический стереотип современного «управляемого извне» общественного человека. Нам навязывают то, что нам носить из одежды, с кем стремиться дружить, как «приспосабливаться» к различным жизненным ситуациям, как «манипулировать» окружающими, как быть модными и др.

Тревога, пишет Р.Мэй, как страх за самое бытие экзистенции, должна «растворить» все невротические фобии: осознанная тревога может быть более болезненной, но она может быть использована также для интеграции «Я». Без тревоги невозможно позитивное развитие личности, она является необходимым элементом в структуре человеческой психики. Невротична не сама тревога, а попытки ее избежать (Тихонравов Ю.В., 1998).

Деформация личности, по моему мнению, которая приводит к формированию невротической личности, происходит на базе незрелой личности. Незрелая личность может проявлять себя как активная и пассивная. Невротическая личность плохо перерабатывает когнитивную и эмоциональную информацию, при сохраняющейся низкой стрессоустойчивости, которая обусловлена незрелостью и неадаптированностью. При оценке функционирования человека одни склоняются к значению разума для жизни человека, другие — к важности эмоций в развитии нашей личности. По большому счету противопоставление неуместно, так как мы должны уметь пользоваться разумом и управлять чувствами и эмоциями.

В экзистенциальной традиции мы можем говорить о том, что онтологическое измерение экзистенции не развивается, подавляется и это приводит к неврозу.

Человек пришел в этот мир, для того, чтобы осуществить самого себя, чтобы прожить свою жизнь (Унамуно). Поэтому, наше поведение должно соответствовать нашей картине построения реальности.

По мнению Э. Фромма, одного из основателей неофрейдизма и гуманистического психоанализа, для зрелого человека характерна полнота прожитой жизни, ощущение самореализованности и счастья.

С детства нас программируют в направлении того, что мы неспособны к рефлексивной позиции по отношению к социуму — совокупности нормативных образцов реакций на стандартные стимулы. Социум — это совокупность социальных отношений. На фоне внешне благоприятных условий жизни человек может испытывать внутренний дискомфорт, связанный с невозможностью удовлетворения значимых для него потребностей. Такая длительная психотравмирующая ситуация может привести к неврозу.

Причем подлинные причины нарушений часто остаются скрытыми не только от окружения, но и от самого человека. При этом проявляется «маскировочная депривация» ( Алексеенкова Е.Г.).

Интересной представляется мысль о том, что способность к трансцедированию, то есть выходу за пределы этих установок и образцовых реакций и можно назвать личностью! То есть личностью можно стать, только поставив под сомнение онтологическую состоятельность социального как такового. Принимать всё за чистую монету, верить всему, что говорят, полностью отождествившись с социальными отношениями как единственно возможными — это невротическая болезнь в тяжёлой форме (Кравчик А.С., 2012).

Таким образом, можно сказать, что нормальным с точки зрения личностного, является не столько приспособление к среде или приспособление среды к себе, а активное формирование собственной среды. И это есть признак свободы, такой важный для личности. При этом мы активно изменяем и создаем общество и культуру. И это, вне всякого сомнения, не является реализацией нашей биологической задачи. Итак, биологические и личностные задачи индивида абсолютно различны по своей онтологической сущности.

Все философские системы, провозглашающие радости бытия и оптимизм, созданы зрелыми людьми. Они же посвящали свои труды страху смерти и жажде бессмертия. Человек — в этом его трагедия — не адаптивное существо, а благодаря своему разуму и сознанию выходит мыслями за пределы индивидуального бытия (Дружинин В.Н, 2010).

В. Франкл, основоположник Европейской экзистенциальной психологии и логотерапии, называл отчаяние по поводу отсутствия смысла жизни «экзистенциальным неврозом», в отличие от клинического невроза. Выходом из этой ситуации Франкл видел в жизни-служении, когда человек думает больше о том, что он готов и хочет дать миру, в котором он живет, а не что взять от этого мира.

Экзистенциальная фрустрация сама по себе не является патологической или патогенной. Она позволяет проявить большую осознанность своей жизни.

В. Франкл писал:»Не всякий конфликт обязательно имеет невротический характер… страдание не всегда является патологическим феноменом… Я решительно отвергаю предположения, что поиск смысла существования, или даже сомнение в его наличии всегда обусловлено каким-либо заболеванием или приводит к нему… Озабоченность или даже отчаяние человека по поводу смысла жизни есть экзистенциальное страдание, а вовсе не психическое заболевание«.

Природа неврозов и психозов

Хотя экзистенциальные конфликты могут развиваться и без невроза, каждый невроз имеет экзистенциальный аспект. Неврозы «коренятся в четырех совершенно различных слоях (или «измерениях») человеческого бытия» (Frankl, 1986, pp. 176-177) — физическом, психологическом, социальном и экзистенциальном, или духовном. Физиологические основы могут быть конституциональными (включая невропатию и психопатию) и обусловленными (например, шок после травматического переживания). Обусловливающие основания являются, вероятнее всего, ускоряющими факторами. Разные типы неврозов различаются с точки зрения относительной важности каждого из этих четырех измерений. Физиологические основы не подлежат психотерапевтическому лечению, а лишь медикаментозному, при значительной выраженности физиологического компонента психотерапия практически бессильна (Frankl, 1986).

Ноогенные неврозы. Термин ноэтический (noetic) относится к духовному измерению. «Ноогенные неврозы возникают из экзистенциальных проблем. Среди таких проблем фрустрация воли к смыслу играет значительную роль» (Frankl, 1985a, р. 123). Нарушение происходит не в духовном измерении как таковом, а проявляется в психосоматике. «Ноогенные неврозы есть заболевания «из-за духа» (aus dem Geist), но это не болезни самого «духа» (im Geist)» (Frankl, 1956, p. 125).

Коллективный невроз. Хотя XX век называли веком тревоги, сомнительно, чтобы тревога была более распространена, чем в другие времена. Начало XXI века мало чем отличается от XX, хотя развитие компьютерных технологий снижают социальную активность и адаптацию личности. Вместе с тем некоторые особенности современного человека имеют «сходство с неврозом» и могут быть определены как коллективный невроз. «Прежде всего это беспорядочное отношение к жизни» без долгосрочного планирования, что, по-видимому, связано с неопределенностью жизни после Второй мировой войны и создания атомной бомбы. «Вторым симптомом является фаталистическое восприятие жизни. Оно в свою очередь также возникло в результате последней войны» (Frankl, 1986, p. XXII). Теперь принято считать, что планировать свою жизнь невозможно. Живи одним днем и не морочь никому голову. И это является неверным, так как даже один проживаемый нами день жизни требует его планирования и оценки смысла. Ведь он может быть последним…

Следующий симптом — это коллективное мышление. «Человек предпочитает погрузиться в массы. В действительности он лишь тонет в массах; он отказывается от себя как от свободной и ответственной сущности» (Frankl, 1986, p. XXII).

Далее следует фанатизм. «Если коллективист игнорирует собственную личность, фанатик игнорирует личность другого человека… Имеет значение лишь его собственное мнение…»

Все эти четыре симптома берут свое начало из страха ответственности и бегства от свободы (Frankl, 1986, pp. XXII-XXIII). Для преодоления коллективных неврозов требуется скорее психологическое просвещение и психогигиена, а не психотерапия.

Неврозы. Ноогенные неврозы и коллективные неврозы относятся к неврозам в широком значении термина. В более узком смысле невроз затрагивает преимущественно психическое измерение человека. «Невроз не является ноэтическим (умственным) или духовным заболеванием, или же заболеванием человека, касающимся лишь духовности. Более того, это всегда заболевание человека в его единстве и целостности» (Frankl, 1956, р. 125). Психологические комплексы, конфликты, травматические переживания являются скорее проявлениями, чем причинами невроза, который более тесно связан с дефектом развития структуры личности. Тревога есть общий фактор, хотя и не причина невроза; вместе с тем она поддерживает невротический круг. Базовым элементом является антиципаторная тревога, при которой транзиторный симптом или минутная неудача в функционировании могут оказаться в центре внимания. Возникает страх рецидива симптома, подкрепляющий этот симптом, формируется невротический круг, который включает предупреждающую тревогу. В клинической психологии выделяют два основных типа неврозов: тревожный невроз и обсессивный невроз.

Тревожный невроз включает в себя нарушение функционирования вазомоторной системы, нарушение эндокринной функции или конституциональный элемент. Травматические переживания действуют как провоцирующие агенты за счет фокусирования внимания на симптомах, однако за невротической тревогой кроется экзистенциальная. Эта экзистенциальная тревога есть «страх смерти и одновременно страх жизни в целом» (Frankl, 1986, р. 180). Это результат ощущения вины перед жизнью из-за собственного нереализованного потенциала. Этот страх сосредоточивается на конкретном органе тела или концентрируется на конкретной символической ситуации в форме фобии. Пациентка, испытывающая страх открытых пространств, описывает свою тревогу как «чувство парения в воздухе», что соответствующим образом описывает и ее душевное состояние, выражением которого служит невроз (Frankl, 1986, р. 180). С экзистенциальной точки зрения невроз — это способ существования.

Обсессивный невроз, подобно всем другим неврозам, включает конституциональный фактор предрасположенности наряду с психогенным фактором. Однако имеется также экзистенциальный фактор, отражающий выбор или решение человека перейти к развернутому обсессивному неврозу. «Пациент не несет ответственности за свои навязчивые идеи», но «он, безусловно, ответствен за свое отношение к этим идеям» (Frankl, 1986, р. 188). Человек, страдающий обсессивным неврозом, не способен переносить неопределенность, напряжение между тем, что есть, и тем, что должно быть. Его мировоззрение характеризуется «стопроцентностью», или поиском абсолюта, стремлением к «абсолютной определенности в познании и решении» (Frankl, 1986, р. 191). В связи с невозможностью для такого человека достичь в жизни всего желаемого он концентрируется на конкретной области; но даже после этого человек может преуспеть «лишь частично… и всегда ценой своей естественности. Следовательно, все его стремления нечеловечны» (Frankl, 1986, р. 193). Мною вспоминается клиентка из числа невротических личностей, которая имела вначале грандиозные планы, в дальнейшем она их уменьшила, сама не решавшись их реализовать. Для этого она пригласила профессионального партнера, с которым она пыталась реализовать ту малую часть грандиозных планов. Но страх парализовал ее и не дал завершить начатое. Таким образом, небольшая часть профессионального плана была реализована, а за незавершенную осталась виновата партнер. Таким образом, она говорила о том, что она со своей стороны сделала все, что была должна.

Человек пытается в своей жизни найти то, ради чего стоит жить. Пока человек переживает конфликт совести, он не подвержен коллективному неврозу: экзистенциальный невроз избавляет его от коллективного невроза.

Фридерик Перлз, основоположник гештальттерапии писал, что невротик-это человек, который не видит очевидного. События, постоянно формирующие и усиливающие невроз, повторяются и анализ их проявлений личность не проводит. Другими словами, человек постоянно наступает на одни и те же грабли.

Невротическая личность не в состоянии определить, какая на данный момент потребность является ведущей. По мысли Перлза, невротик неспособен жить в настоящем, поскольку незавершённые гештальты держат его в прошлом.

Понятие «дело всей жизни» может быть характерной чертой невротической личности. Одна моя клиентка решила самостоятельно создать детский дом. Это был 1996 год и тогда детские дома семейного типа только начали появляться в нашей стране. Аргументом для этого был ее рассказ о том, что ее дедушка или прадедушка очень хотел создать детский дом в 1936 году. Он не успел этого сделать, так как был репрессирован и казнен. Поэтому она решила его мечту довести до завершения и сделать «делом своей жизни». Замечу еще то, что при наличии собственных детей замужем она не была и проживала с престарелой матерью.

Желания могут подавлять рассудок. Человек переходит в регрессивное состояние в позицию ребенка.

Это еще обусловлено тем феноменом, что резко возрастает ощущение недостатка по мере увеличения обеспеченности жизни. (Дружинин В.Н., 2010)

Невротическая личность склонна к проявлению экзистенциальных противоречий, которые постоянно приводят к нарушению его внутреннего равновесия. Это состояние отличает его от животного, живущего в «гармонии с природой» (Фромм Э.).

Экзистенциальную депривацию можно понимать как депривацию экзистенциальных потребностей. К экзистенциальным относят потребности, связанные с попыткой понять смысл существования человека, разобраться в вопросах жизни и смерти, свободы и ответственности, общения и одиночества, понять свое предназначение, обрести свое «Я» и т. п.

Невротик делает все, чтобы уйти от одиночества, в то время как аутентичная личность принимает состояние одиночества как подлинность человеческого существования, как возможность свободного становления и самореализации, как полноту ответственности за себя.

При поиске смысла жизни человек пытается искать ответы на свои вопросы не внутри себя, а вовне, там, где этого в принципе нет.

С позиции К. Хорни, представителя неофрейдизма и экзистенциального психоанализа, невротическая личность развивается как реакция на базовую тревогу. Столкновение личности и общества не обязательно. Оно присутствует в том случае, когда неблагоприятное окружение не удовлетворяет наши эмоциональные потребности и вызывает страх и враждебность. По мнению К. Хорни в такой ситуации развивается невротическая реакция на неблагоприятные условия. Хорни пришла к выводу, что главной чертой невроза является отчуждение от реального «Я» в результате подавляющего воздействия окружения.

Хорни не отрицала значения детства для эмоционального развития, однако, по ее мнению именно патогенные условия, а не фрустрация либидозных желаний заставляет детей чувствовать себя неуверенно, считать себя нелюбимыми и ненужными. При возникновении таких условий у детей развивается базовая тревога, чувство беспомощности в потенциально враждебном мире, от которого они пытаются избавиться, развивая стратегию защиты: стремясь обрести любовь, власть и уединение.

Хорни казалось, что эти защитные стратегии обречены на неудачу, потому что создают порочные круги: средство, с помощью которого человек хочет развеять тревогу, только усиливает ее. В частности, неудовлетворенная потребность в любви делает эту потребность ненасыщаемой, а требовательность и ревность, сопровождающие ее, уменьшают вероятность того, что такой человек когда -либо будет к кому-нибудь по настоящему привязан. Люди, которых когда-то не любили или не показывали им свою любовь, начинают ощущать себя нелюбимыми и не замечают доказательств обратного. Дефицит любви делает их зависимыми от других, однако они боятся этой самой зависимости, которая может сделать их уязвимыми. Хорни проводит параллель с человеком, который умирает от голода, но не решающимся дотронуться до пищи из страха, что она может быть отравлена.

В своей книге «Невротическая личность нашего времени» К. Хорни в 1937 году писала: «Человек предрасположен к неврозу -это кажется тот, кто в детстве остро пережил проблемы, обусловленные культурой и кто в последствии оказался неспособен их разрешить или разрешил только за счет своей личности ». Кроме того, когда неврозы родителей мешают им любить ребенка или хотя бы «воспринимать его как самостоятельную личность», у него возникает базовая тревога, мешающая ему «относиться к другим с непосредственностью подлинных чувств», вынуждающая его развивать защитные стратегии (Р. Фрейджер, 2002).

Хорни рассматривается кроме невротической потребности в любви проблема погони за властью, престижем и обладанием, возникающая, когда человек не надеется найти любовь. Одна моя клиентка не отказывала во взаимности и интимности ни одному мужчине, который проявлял к ней чувство любви. Она говорила, что не может отказать во взаимности тому мужчине, кто проявляет к ней это чувство. Однажды тяжело заболев и решив, что она умирает, решила обо всем рассказать мужу. Муж ее вылечил и развелся.

Хорни представила следующую парадигму возникновения невроза: расстройства в человеческих взаимоотношениях порождают базовую тревогу, провоцирующую развитие защитных стратегий. Защитные стратегии саморазрушительны и противоречат друг другу.

Таким образом, Карен Хорни считала, что невроз возникает как защита от таких неблагоприятных социальных факторов, как унижение, социальная изоляция, тотальная контролирующая любовь родителей в детстве, пренебрежительное и агрессивное отношение родителей к ребёнку. Чтобы защититься, ребенок формирует три основных способа защиты: «движение к людям», «против людей» и «от людей». Движение к людям преимущественно представляет собой потребность в подчинении, в любви, в защите. Движение против людей — это потребность в триумфе над людьми, в славе, в признании, в успехе, в том, чтобы быть сильным и справляться с жизнью. Движение от людей представляет собой потребность в независимости, свободе, в отдалении от людей. У каждого невротика есть все три типа, однако один из них преобладает, таким образом можно условно классифицировать невротиков на «подчинённых», «агрессивных» и «обособленных». Карен Хорни уделяла много внимания не только проблемам, порождаемым противоречиями между этими тремя способами защиты, но и проблемам, порождаемым самими защитными тенденциями. Основной целью терапии она видела необходимость «восстановить личность для самого себя, помочь человеку обрести спонтанность реакции и центр тяжести в себе самом» (Хорни К., 1939).

Таким образом, на мой взгляд, у человека, переживающего психотравмирующую ситуацию, могут быть:

  1. Включение адаптационных механизмов с восстановлением психической и физической функции организма в короткий период времени.
  2. Невротические реакции, которые могут длительное время создавать проблемы для человека.
  3. Психосоматические реакции, которые проявляются на основе определенных психологических характеристик личности, могут протекать в виде психосоматических расстройств или формирования психосоматических заболеваний.

В психокоррекции и психотерапии мы видим, что поведение невротической личности может быть предсказано достаточно жестко; это потому, что поведение такой личности — продукт обусловленности стереотипами и влечениями. Но, хотя здоровая личность «предсказуема» в том смысле, что ее поведение целостно и совершаемые поступки зависят от характера, она всегда демонстрирует новые аспекты в своем поведении (Мэй Р.).

Некоторые психоаналитики говорят о «множестве эго в одной личности», не по отношению к невротичным личностям, а по отношению к так называемым «нормальным личностям»( Мэй Р.). На мой взгляд, «множественное эго» — точное описание невротической личности.

Если невротик боится потерять собственный центр, отказывается выходить за пределы себя и становится ригидным, замыкается в себе и живет в ограниченном пространстве, оберегая себя от внешнего влияния, то его рост и развитие блокируются. Это стереотип невротического подавления и торможения, обычные невротические проявления во времена Фрейда. В наше время распространена конформность, выражающаяся в податливости человека реальному или воображаемому давлению группы, проявляющаяся в изменении его поведения и установок в соответствии с первоначально не разделявшейся им позицией большинства. В связи с этим наиболее частыми невротическими реакциями оказываются такие, как, например, рассеивание собственного «я» в процессе объединения и отождествления с другими до тех пор, пока собственное бытие не опустеет(Мэй Р.).

Невротическая личность и экзистенциальная депривация

Человек, переживающий невротизацию постоянно, склонен к экзистенциальной депривации в силу глубоких переживаний, связанных с его личностью.

Экзистенциальная депривация — психическое состояние, при котором люди испытывают недостаточное удовлетворение своих базовых потребностей, связанных с попытками осознания смысла своего существования, вопросов жизни и смерти, свободы и ответственности, одиночества и своего места в Мире, обретение своего подлинного «Я», и т. п. Другими словами — экзистенциальная депривация — депривация экзистенциальных потребностей.

Живя в обществе, будучи хорошо интегрированным в него, человек может одновременно переживать глубокую изоляцию, пропасть между собой и миром. По своей природе люди склонны к экзистенциальной депривации.

Известный американский экзистенциальный психотерапевт И. Ялом пишет, что в той мере, в какой человек отвечает за собственную жизнь, он одинок. Ответственность подразумевает авторство; осознавать свое авторство — значит отказаться от веры, что есть кто-то, кто охраняет тебя. Только человек чувствует космическое безразличие Вселенной: если у животных, возможно, и есть какое-то ощущение пастуха и приюта, то человек с его проклятием самосознания неминуемо остается открыт экзистенции.

Невротическая личность и зависть

Преступление, начинающее историю человечества, порождено завистью — убийство Авеля Каином. Невротик будет пытаться завуалировать свою грубую зависть, выдавая ее за зависть обоснованную. Не видя будущее, невротик не верит в то, что он может обладать тем, чего он хочет. А сама зависть, как феномен, парализует индивида от возможности делать что -либо важное и ответственное.

Экзистенциальные подходы в психокоррекции и психотерапии невротических расстройств

Излечить от невроза, писал Р. Мэй, значит научить творить, сделать человека артистом собственной жизни. Процесс терапии заключается в соединении друг с другом трех измерений — желания, воли и решения.

Бинсвангер Л. писал о том, что смысл экзистенциального анализа усматривается в том, чтобы помочь невротику осознать себя свободным существом, способным к самодетерминации. (Тихонравов Ю.В., 1998, стр 63) То, что люди вообще могут стать невротиками, является знаком заброшенности экзистенции и ее возможного падения, знаком ее конечности, ее трансцендентальной ограниченности и несвободы (Тихонравов Ю.В., 1998, стр 82).

Цель логотерапии состоит в том, чтобы побудить человека сознательно принять ответственность за себя. «В связи с этим задача психотерапевта — выявить потенциал пациента, обнаружить его латентные ценности» (Frankl, 1986, р. 8). Логотерапия восполняет пробел в психотерапии; она «действует за пределами эдипова комплекса и комплекса неполноценности». Это «форма психотерапии, которая проникает за психическое заболевание невротика к его духовной борьбе» (Frankl, 1986, р. 11).

Таким образом, благодаря инсайтам, возникающим в процессе психокоррекции и психотерапии, в результате спонтанного акта выбора, человек может изменить всю свою жизнь.

В представленной статье мною проанализированы взгляды различных представителей экзистенциальной психологии и психотерапии на проблему невротической личности и невротических расстройств, представлены собственные рассуждения и умозаключения, имеющие отношение к данной проблеме.

Таким образом:

  • Кьеркегор анализировал не только тревогу, особенно его интересовали подавленность и отчаяние, которые являются результатом отстранения индивида от самого себя.
  • Р. Мэй писал о том, что тревога появляется из боязни пациента своих собственных сил и конфликтов, возникающих из этого страха.
  • Современный человек представляет собой «управляемого извне» общественного человека, у которого в принципе сформирован невротический стереотип.
  • Невротическая личность формируется на базе незрелой личности.
  • Признаком нормальности и свободы для личности есть возможность формирования собственной среды.
  • В. Франкл называл отчаяние по поводу отсутствия смысла жизни «экзистенциальным неврозом». Важно понять, что ты готов дать другим в этой жизни, чем то, что ты хочешь получить.
  • Невротик чаще всего полагает, что проблема кроется в нем самом.
  • По мнению Р. Мэя тревога появляется из боязни своих собственных сил и конфликтов, возникающих из страха.
  • Экзистенциальный невроз избавляет человека от коллективного невроза.
  • Невротическая личность не в состоянии определить, какая на данный текущий момент потребность является ведущей.
  • У невротиков принцип удовольствия преобладает над здравым смыслом.
  • У невротиков отмечается проявление невротической мотивации, при которой отмечается бегство от реальных проблем в свой иллюзорный мир, где нет адекватной оценки реальности и реальности поставленной перед собой задачи.
  • Невротическая личность одержима своей мечтой и действует очень не рационально.
  • Невротик оказывается в ситуации, когда добиться ничего невозможно, и бросить нельзя.
  • При поиске смысла жизни человек пытается искать ответы на свои вопросы не внутри себя, а вовне, там, где этого в принципе нет.
  • В результате спонтанного акта выбора, человек может изменить всю свою жизнь
Литература:
  1. Алексеенкова Е.Г. Личность в условиях психической депривации. Питер, Спб, 2009- 96 с.
  2. Дружинин В.Н. Варианты жизни. Очерки экзистенциальной психологии. Питер, СПб, 2010- 156 стр.
  3. Мэй Р. Экзистенциальная психология, М., 2001
  4. Паттерсон С, Уоткинс Э. Теории психотерапии. Питер, Спб, 2009
  5. Тихонравов Ю.В. Экзистенциальная психология Москва, 1998 -236 стр.
  6. Томэ Х. Кэхеле Х. Современный психоанализ. В 2 т. Т. 2. М.: Прогресс, 1996. 776 с.
  7. Фрейджер Р, Фейдимен Д. Гуманистический психоанализ. Спб, Прайм — Еврознак, 2007 — 156 стр.
  8. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., Республика, 1994 С. 195-196
  9. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. Айрис — Пресс, 2004 — 464 с.
  10. Унамуно М.де. О трагическом чувстве жизни. М., Символ, 1997. С. 34-35
  11. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. — М.: Класс, 1999.
  12. Kierkegaard S., The Sickness Unto Death, trans. By Walter Lowrie (New York: Doubleday&Co., 1954)

Максименко Л.В.,

Невротическое поведение (невроз): симптомы, причины и лечение

ИСТОЧНИКИ:

Надин Дж. Каслоу, доктор философии, профессор психиатрии и поведенческих наук, Медицинский факультет Университета Эмори.

Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология : «Невротизм и низкая самооценка как факторы риска психоза».

DSM-III: 3-е издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации .

Journal of Family Psychology : «Невротизм и семейное удовлетворение: посредническая роль, которую играют сексуальные отношения».

Американский психолог : «Значение невротизма для общественного здравоохранения».

Royal Society Open Science (Великобритания): «Интеллект шимпанзе: личность, производительность и мотивация с помощью задач с сенсорным экраном».

Journal of Personality: «Невротизм и отношение к действию в 19 странах.»

Национальный институт психического здоровья:« Тревожные расстройства ».

Словарь Американской психологической ассоциации: «Невроз».

Oxford Bibliographies: «Пятифакторная модель личности».

Медицинский центр Университета Рочестера: «Невротик, сознательность, хорошее сочетание для здоровья».

MedlinePlus: «Генерализованное тревожное расстройство — уход за собой».

Американская ассоциация тревожности и депрессии: «Советы по борьбе с тревогой и стрессом».

Молекулярная психиатрия : «Полногеномный анализ более 106 000 человек выявил 9 локусов, связанных с невротизмом.»

Nature Genetics :« Мета-анализ полногеномных ассоциативных исследований невротизма у 449 484 человек позволяет выявить новые генетические локусы и пути ».

Мерриам-Вебстер: «Невроз».

Поведенческие науки (Швейцария): «Эволюция классификации психических расстройств».

UpToDate: «Паническое расстройство у взрослых: эпидемиология, патогенез, клинические проявления, течение, оценка и диагностика».

Оценка : «Что лежит за пределами невротизма? Исследование уникального вклада социально-когнитивных уязвимостей в интернализующие расстройства.

Поведенческая терапия : «Оценка уникального и специфического вклада измерений модели тройной уязвимости в прогнозирование конструкций DSM-IV тревожности и расстройства настроения».

Определение невротика Merriam-Webster

neu · rot · ic | \ nu̇-ˈrä-tik , ню̇- \ : , относящиеся к неврозу, составляющие его или затронутые им (см. Невроз) neu · rot · ic | \ nu̇-ˈrä-tik , ню̇- \ 1 : больной неврозом (см. Невроз)

2 : эмоционально нестабильный человек

Невротизм — фундаментальная область личности, имеющая огромное значение для общественного здравоохранения.

Невротизм — это черта склонности к негативным аффектам, включая гнев, тревогу, застенчивость, раздражительность, эмоциональную нестабильность и депрессию1.Люди с повышенным уровнем невротизма плохо реагируют на стресс окружающей среды, интерпретируют обычные ситуации как угрожающие и могут испытывать незначительные разочарования как безнадежно подавляющие. Нейротизм — одна из наиболее хорошо установленных и эмпирически подтвержденных областей личностных черт, с обширным объемом исследований, подтверждающих его наследственность, происхождение в детстве, временную стабильность на протяжении всей жизни и всеобщее присутствие1, 2.

Невротизм имеет огромное значение для общественного здравоохранения3. .Он обеспечивает предрасположенную уязвимость к широкому спектру различных форм психопатологии, включая тревогу, настроение, психоактивные вещества, соматические симптомы и расстройства пищевого поведения1, 4. Многие случаи дезадаптивного употребления психоактивных веществ представляют собой попытки подавить или подавить тревогу, тревогу, дисфорию и т. Д. и эмоциональная нестабильность невротизма. Клинически значимые эпизоды тревоги и депрессивных состояний настроения часто представляют собой взаимодействие черты или темперамента невротизма с жизненным стрессором1.

Невротизм сопоставимо связан с широким спектром физических недугов, таких как сердечные проблемы, нарушение иммунной функции, астма, атопическая экзема, синдром раздраженного кишечника и даже повышенный риск смерти2.Связь невротизма с физическими проблемами является как прямой, так и косвенной, поскольку невротизм создает уязвимость для развития этих состояний, а также склонность преувеличивать их важность и неспособность эффективно реагировать на их лечение.

Невротизм также связан с ухудшением качества жизни, включая чувство недоброжелательности, чрезмерное беспокойство, профессиональную неудачу и неудовлетворенность браком5. Высокий уровень невротизма будет способствовать снижению производительности труда из-за эмоциональной озабоченности, истощения и отвлечения внимания.Подобно обоюдному влиянию невротизма на физическое состояние, высокий уровень невротизма приведет к фактическому ухудшению супружеских отношений, а также к субъективным ощущениям семейной неудовлетворенности, даже если для таких чувств нет объективной основы, что, в свою очередь, может привести к фактическое супружеское разочарование и уход.

Учитывая вклад невротизма в столь многие негативные жизненные исходы, было рекомендовано, чтобы население в целом проходило скрининг на клинически значимые уровни невротизма во время обычных медицинских посещений1, 6.Скрининг при отсутствии доступного лечения будет проблематичным. Однако невротизм поддается фармакологическому вмешательству1. Фармакотерапия может эффективно снизить уровень личностной черты невротизма. Barlow et al7 также разработали эмпирически подтвержденный когнитивно-поведенческий метод лечения невротизма, названный унифицированным протоколом (UP). Они предположили, что современные психологические методы лечения стали чрезмерно специализированными, сосредоточив внимание на симптомах конкретного расстройства.UP был разработан, чтобы быть трансдиагностическим. Признавая влияние невротизма на широкий спектр проблем физического и психического здоровья, авторы UP снова отмечают, что «последствия прямого лечения и даже предотвращения развития невротизма для общественного здравоохранения будут значительными» 7.

Невротизм давно признан с самого начала фундаментальных научных исследований личности и может даже быть первой областью личности, которая была идентифицирована в психологии1.Учитывая его центральное значение для множества различных форм психических и физических дисфункций, неудивительно, что невротизм проявляется в преобладающих моделях личности, расстройства личности и психопатологии.

Невротизм — одна из фундаментальных областей общей личности, включенных в пятифакторную модель или большую пятерку2. Он также входит в размерную модель признаков, включенную в Раздел III DSM-5 для новых показателей и моделей8. Эта модель черт состоит из пяти широких областей, включая негативную аффективность (наряду с отстраненностью, психотизмом, антагонизмом и растормаживанием).Как указано в DSM-5, «эти пять широких областей представляют собой неадаптивные варианты пяти областей широко проверенной и воспроизводимой модели личности, известной как« Большая пятерка »или пятифакторная модель личности» 8.

Невротизм также соответствует негативной аффективной сфере, включенной в размерную модель расстройства личности, предложенную для МКБ-119. Наконец, это также очевидно в рамках критериев трансдиагностической области исследований (RDoC) Национального института психического здоровья, поскольку отрицательная валентность RDoC включает в себя такие конструкции, как страх, дистресс, разочарование и воспринимаемая потеря10.Было бы неверно предполагать, что отрицательная валентность RDoC эквивалентна невротизму, но очевидно, что они тесно связаны.

В настоящее время наблюдается значительный интерес к общим факторам психопатологии, расстройства личности и личности. В той степени, в которой степень нарушения и дисфункции (которая в значительной степени определяет общие факторы) связана с уровнем дистресса и тревоги, что вполне вероятно, мы предполагаем, что невротизм будет объяснять значительную часть различий в этих показателях. общие факторы.

Таким образом, невротизм — это фундаментальная область личности, которая имеет огромные последствия для общественного здравоохранения, влияя на широкий спектр психопатологических и физических проблем со здоровьем. Это способствует возникновению многих значительно пагубных последствий для жизни, а также снижает способность людей адекватно их решать. Это давно признано одной из наиболее важных и значимых областей личности и все больше признается фундаментальной областью расстройства личности и психопатологии в целом.

Томас А. Видигер, Джошуа Р. Олтманнс
Департамент психологии, Университет Кентукки, Лексингтон, Кентукки, США
 

Мешает ли невротизм вашим отношениям?

Вы боретесь с невротизмом? Невротизм — одна из черт личности «большой пятерки», наряду с экстраверсией, открытостью, сознательностью и покладистостью (ОКЕАН или КАНОЕ — акронимы, которые иногда используются для запоминания этих черт). Эти широкие категории отражают стойкие черты личности, которые были определены как общие способы категоризации среди людей.

Эта концепция уходит корнями во времена Фрейда, но позже была расширена Гансом Айзенком и другими. Невротизм стал известен как черта, отражающая эмоциональную стабильность или склонность легко возбуждаться при стимуляции (или неспособность легко успокоиться, когда расстроена или обеспокоена).

Коста, МакКрэй и другие позже определили невротизм как отрицательную черту личности, включающую дезадаптация и отрицательные эмоции, плохую саморегуляцию или способность управлять побуждениями, проблемы со стрессом, сильную реакцию на предполагаемую угрозу и склонность жаловаться.Таким образом, в целом невротизм определяется как склонность испытывать негативные эмоции.

Распространенность невротизма

Невротизм обычно измеряется с помощью опросников самооценки как части оценки личности. Это также может включать опрос других людей, например друзей и родственников, которые хорошо знают человека об его личностных характеристиках.

Поскольку невротизм — это измерение, а не диагноз, показатели распространенности невротической личности не указываются, как для диагностируемых психических расстройств.

Вместо этого, каждый человек попадает в континуум диапазона невротизма от очень низкого до очень высокого. Другими словами, когда дело доходит до невротизма в нашем поведении, мы все существуем от одного края до другого.

Общие невротические черты

Каковы общие невротические черты? Люди, относящиеся к спектру невротизма, как правило, обладают следующими характеристиками:

  • Общая склонность к отрицательным эмоциям
  • Чувство тревоги или раздражительности
  • Плохая эмоциональная устойчивость
  • Чувство неуверенности в себе
  • Чувство застенчивости или застенчивости
  • Печаль, капризность, депрессия
  • Легко переживает или расстраивается, неспособен хорошо справляться со стрессом
  • Резкое изменение вашего самочувствия
  • Отсутствие устойчивости или трудности, чтобы прийти в норму после невзгод
  • Хроническое беспокойство о разных вещах
  • Склонность интерпретировать нейтральные ситуации как угрожающие
  • Склонность рассматривать мелкие проблемы как непосильные
  • Сложность контролировать побуждения или эмоции в данный момент
  • Легко завидовать или завидовать тому, что есть у других
  • Проблемы с разочарованием или гневом из-за повседневных происшествий
  • Чувство страха или вины из-за незначительных вещей

Причины невротизма

Каковы причины невротизма? Мы знаем, что эта черта универсальна для разных культур, поэтому, вероятно, имеет биологическое происхождение.Фактически, некоторые утверждают, что невротизм может иметь эволюционное объяснение и что в некоторых отношениях сверхчувствительность к опасностям или угрозам может дать преимущество в выживании.

Есть также некоторые свидетельства того, что невротизм может быть связан с рефлексом испуга. Рефлекс испуга — это реакция на громкий шум. Это говорит о том, что люди с высоким невротизмом могут быть генетически запрограммированы на более сильную реакцию на внешние раздражители.

Как невротизм влияет на поведение

Как невротизм влияет на поведение? Наблюдаются как положительные, так и отрицательные результаты невротизма.

Как упоминалось ранее, невротизм может помочь людям добиться успеха или выжить, потому что они склонны уделять больше внимания негативным результатам или рискам. Например, есть свидетельства того, что управление невротизмом может предсказать успехи студентов в университете.

С другой стороны, невротизм может оказывать негативное влияние на поведение, если вы не можете справиться с чувством беспокойства. В худшем случае невротизм может привести к вторичным проблемам психического здоровья, таким как депрессия или тревога.

Фактически, мы знаем, что люди с высоким спектром невротизма подвергаются большему риску психических расстройств, таких как депрессия, тревога и злоупотребление психоактивными веществами. Метаанализ 2013 года показал, что широкий спектр клинических психических расстройств связан с более высокими уровнями невротизма.

Как правило, люди с высоким уровнем невротизма реагируют на ситуации быстрым возбуждением, и им требуется много времени, чтобы вернуться к исходному уровню. Другими словами, эти люди живут с эмоциональной нестабильностью и в результате испытывают трудности с регулированием своего поведения.

Как невротизм влияет на отношения

Как невротизм влияет на отношения? Невротизм оказывает ряд негативных воздействий на личные отношения тех, кто имеет повышенный уровень этой черты. Давайте рассмотрим каждый из них по очереди.

Раздражать других

Возможно, наиболее очевидная жалоба тех, кто знает людей с высоким уровнем невротизма, заключается в том, что их поведение может раздражать других, которые находятся в отношениях с этим человеком.

Например, невротик может делать следующие вещи, которые могут действовать на нервы окружающим:

  • Есть склонность жаловаться
  • Будьте критичны по отношению к другим людям
  • Постоянно просить подтверждения
  • Быть чрезмерно зависимым от других или просить о помощи вместо того, чтобы разбираться во всем самостоятельно
  • Будьте королевой драмы или сделайте горы из мухи слона

Передача тревог

Если у вас высокий уровень невротизма и у вас есть дети, вы можете непреднамеренно передать свое тревожное поведение своим детям, моделируя его им.Например, если вы скажете своему ребенку, что он не может играть в парке, потому что он может упасть и пораниться, он узнает, что все ситуации опасны и что им нужно постоянно следить за угрозами.

Попадание в конфликт

Высокий уровень невротизма также может привести к конфликту с другими людьми. Например, если вы приходите в ярость из-за незначительных ошибок, например, если кто-то подрезает вас во время вождения, вы можете вступить в конфликт с другими.Если незначительные проблемы доводят вас до крайности, вы можете закричать или рассердиться на людей, которые, по вашему мнению, вызвали у вас стресс.

Некоторые люди с высоким невротизмом могут обвинять других в том, что они делают что-то из собственного беспокойства. Например, без каких-либо доказательств вы можете обвинить своего супруга в измене, тем самым оттолкнув его от себя.

Кроме того, если вы зацикливаетесь на мелких деталях и испытываете проблемы с перфекционизмом, вы можете не выполнять задачи, которые вас просят выполнить другие люди, что создает напряжение и конфликт.

Кажется ненадежным

Если вы постоянно срываетесь, люди рано или поздно поймут, что они не могут рассчитывать на вашу стабильность. Им будет казаться, что они не могут рассчитывать на вас, если вы запаникуете при появлении малейшей угрозы. Другими словами, если ваша низкая толерантность к стрессу означает, что любая мелочь может испортить вам день, люди решат, что вы не тот человек, которому нужно дать повышение по службе, или тот, с которым они хотят провести свою жизнь.

Чувство вины

Сильное невротизм также может вызвать у вас чувство вины за вещи, в которых вы не виноваты.Если вы извиняетесь за каждую маленькую ошибку или зацикливаетесь на своих поступках спустя долгое время после того, как стало необходимо беспокоиться о них, вы можете начать отталкивать людей. Хотя вам может казаться, что это чувство вины необходимо или полезно, на самом деле оно вредит вашим отношениям.

Как справиться с невротизмом

Как вы можете справиться, если живете с высоким уровнем невротизма? Первый шаг — признать, что ваша личность со временем может меняться. По мере того как люди стареют и переживают различные жизненные события, они могут испытывать сдвиги, хотя ваша биология по-прежнему будет влиять на ваши естественные склонности.

При этом, если вы действительно боретесь с чувствами невротизма и невротического поведения, вам может быть полезна такая терапия, как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), которая поможет вам справиться с беспокойством или внимательностью, чтобы помочь вам справиться с эмоциями и оставаться в настоящем моменте.

Некоторые вещи, которые вы можете делать сами, включают в себя работу над практикой ежедневной благодарности, чтобы маленькие неприятности можно было рассматривать в целом, а также участие в ежедневной практике медитации.

Слово Verywell

Важно помнить, что высокий уровень невротизма не делает вас плохим человеком.Если у вас есть естественная склонность к невротическому поведению, лучшее, что вы можете сделать, — это принять ситуацию, а затем работать над тем, чтобы извлечь из нее максимум пользы.

Положительная сторона уравнения в том, что это означает, что вы чувствительны и осведомлены в отличие от некоторых других. Вы также, вероятно, будете тем, кто всегда заботится о других людях и пытается быть чутким к их чувствам.

Если вы можете совместить эти положительные моменты с некоторой внутренней работой, чтобы научиться лучше управлять своими отрицательными мыслями и эмоциями, тогда вы сможете направить свое невротическое поведение в наилучшем направлении, чтобы оно служило вам, а не отвлекало от вас.Другими словами, изучите свои сильные стороны и извлеките из них выгоду, одновременно работая над смягчением последствий своих слабостей.

Невротизм | психология | Британника

Полная статья

Невротизм , в психологии и развитии, широкое измерение черт личности, представляющее степень, в которой человек воспринимает мир как тревожный, угрожающий и небезопасный. Каждый человек может быть помещен где-то в этом измерении личности между крайними полюсами: идеальная эмоциональная стабильность против полного эмоционального хаоса.Люди с высокой степенью невротизма, как правило, лабильны (т. Е. Подвержены часто меняющимся эмоциям), тревожны, напряжены и замкнуты. Люди с низким уровнем невротизма, как правило, довольны, уверены в себе и стабильны. Последние сообщают о меньшем количестве физических и психологических проблем и меньшем стрессе, чем сильно невротики.

Невротизм связан с дистрессом и неудовлетворенностью. Невротики (то есть люди, находящиеся на высоком уровне невротизма), как правило, недовольны собой и своей жизнью.Они чаще сообщают о незначительных проблемах со здоровьем и ощущают общий дискомфорт в самых разных ситуациях. Невротики более склонны к негативным эмоциям (таким как тревога, депрессия, гнев и чувство вины). Эмпирические исследования показывают, что чрезвычайно высокий уровень невротизма связан с длительными и повсеместными страданиями как у невротиков, так и у их близких.

История

Концепция невротизма восходит к древней Греции и модели четырех основных темпераментов Гиппократа (холерик, сангвиник, флегматик и меланхолик, последний наиболее близко приближается к невротизму).В современных психометрических исследованиях личности и психопатологии невротизм обычно идентифицируется как первый общий фактор (то есть переменная, имеющая широчайшую силу в объяснении индивидуальных различий). Например, большой процент вариабельности типов психических заболеваний, характеризуемых как «интернализующие», таких как депрессия, тревога, обсессивно-компульсивный невроз, фобия и истерия, можно объяснить общим аспектом невротизма. По этой причине невротизм почти всегда появляется в современных моделях черт личности, хотя иногда и с немного другими теоретическими формулировками или названиями (такими как тревожность, репрессия-сенсибилизация, эго-устойчивость и негативная эмоциональность).Немецкий психолог Ганс Айзенк популяризировал термин невротизм в 1950-х годах, включив его в качестве ключевой шкалы в свой популярный перечень личностей. Невротизм занимает видное место в широко принятой модели предрасположенности личности Большой пятерки (модель, которая учитывает пять факторов — открытость опыту, сознательность, экстраверсию, уступчивость, а также невротизм — для получения своей оценки). Невротизм также играет роль в тестах, разработанных для измерения Большой пятерки, таких как личностный опрос NEO.Невротизм даже находит отражение в описаниях, разработанных для клинического психологического использования, таких как недавно разработанная шкала «Деморализация» Миннесотского многофазного опросника личности — 2.

Растущие, но все еще ограниченные данные свидетельствуют о том, что большинство основных черт личности (включая невротизм), идентифицированных западной психологией, проявляются универсально. Доказательства важности невротизма у людей из разных культур (и использующих разные языки) можно найти в крупномасштабных кросс-культурных исследованиях личности.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Биологическая основа

Накопленные данные исследований убедительно показывают, что индивидуальные различия в невротизме в значительной степени наследуются (что означает, что они передаются от родителей к ребенку). Оценки наследственности, основанные на исследованиях близнецов, обычно находятся в диапазоне 40–60 процентов. Остальные индивидуальные различия в невротизме объясняются в первую очередь уникальными (несемейными) различиями в окружающей среде; общая семейная среда, по-видимому, практически не оказывает надежного влияния на индивидуальные различия в невротизме.Исследователи предполагают, что чрезмерно реактивная лимбическая система в головном мозге связана с высоким уровнем невротизма, но конкретные нейрохимические механизмы или места в головном мозге и нервной системе еще не идентифицированы.

Издержки и преимущества крайних уровней невротизма

Крайне невротики — защитные пессимисты. Они воспринимают мир как небезопасный и используют принципиально иные стратегии борьбы со стрессом, чем люди, не являющиеся невротиками. Они бдительны в отношении потенциального вреда в окружающей среде и постоянно сканируют окружающую среду в поисках доказательств потенциального вреда.Они могут отстраняться от реальности и проявлять защитное поведение, когда обнаруживают опасность.

Психологи отмечают, что люди с сильным невротизмом, как правило, плохо решают проблемы. Из-за своей склонности к отстранению крайне невротические люди склонны обладать скудным репертуаром поведенческих альтернатив для удовлетворения требований реальности. Следовательно, они склонны участвовать в мысленных ролевых играх (размышлениях и фантазиях) вместо конструктивного поведения, связанного с решением проблем. Однако, в отличие от своего бедного поведенческого репертуара, они могут обладать богатым внутренним миром.Самоанализ и склонные к анализу своих мыслей и чувств, они очень заинтересованы в поиске истинной природы своих интрапсихических переживаний. Некоторые невротики, которые разработали творческие каналы, через которые они могут использовать свои богатые, перенаселенные интрапсихические миры, такие как американский кинорежиссер Вуди Аллен, стали успешными художниками.

Хотя высокий уровень невротизма связан с подавленным чувством благополучия, высокий уровень невротизма не всегда связан с неблагоприятными характеристиками.Невротическое поведение может иметь важное значение для выживания, поскольку способствует безопасности за счет подавления рискованного поведения. Невротики, как правило, обладают сильными предчувствиями, которые могут побудить их обратить более пристальное внимание на непредвиденные обстоятельства, ранее связанные с наказаниями. Кроме того, субъективный дискомфорт (то есть тревога) по поводу нарушений социальных условностей может быть больше у невротика, чем у других; таким образом, вероятность того, что невротик окажется вовлеченным в некоторые виды антиобщественной деятельности, менее вероятна.Однако есть некоторые разногласия по этому поводу, и некоторые исследования показывают, что невротизм может быть связан с антиобщественным поведением. Некоторые исследования отмечают, что подростки с крайне низким уровнем невротизма обладают более высоким риском преступности среди взрослых и испытывают низкий уровень дискомфортного физиологического возбуждения из-за нарушений социальных условностей, в то время как другие предполагают положительную корреляцию между невротизмом и некоторыми антисоциальными формами поведения, такими как злоупотребление алкоголем или наркотиками.

Остро настроенные на свои внутренние переживания, люди с высоким уровнем невротизма также внимательны к своим физическим неудобствам.Их поведение по поддержанию здоровья (то есть консультации с врачом) встречается чаще, чем у людей с меньшим невротизмом. Хотя их жалобы на здоровье более часты, их объективно оцениваемое здоровье не хуже, чем у людей с низким уровнем невротизма. Напротив, результаты некоторых исследований показали, что их общее состояние здоровья часто лучше, и отмечается, что у невротиков рак реже диагностируется. Исследователи предполагают, что это открытие связано с ранним обнаружением потенциально опасных симптомов, возникающих в результате частого поведения, направленного на поддержание здоровья.Однако всеобщее согласие по этому поводу остается труднодостижимым, поскольку другие исследования сообщают, что связь между личностью и диагнозом рака непоследовательна.

Сангил Квон Натан С. Вид

Подробнее читайте в связанных статьях Britannica:

  • психопатология

    Психопатология, изучение психических расстройств и необычного или дезадаптивного поведения.Понимание генезиса психических расстройств имеет решающее значение для специалистов в области психического здоровья в области психиатрии, психологии и социальной работы. Одним из спорных вопросов в психопатологии является различие между дисфункциональным, или отклоняющимся от нормы, и просто идиосинкразическим…

  • депрессия

    Депрессия, в психологии, настроение или эмоциональное состояние, которое характеризуется чувством низкой самооценки или вины и сниженной способностью получать удовольствие от жизни.Человек, находящийся в депрессии, обычно испытывает несколько из следующих симптомов: чувство печали, безнадежности или пессимизма; пониженная самооценка и повышенная самооценка; уменьшение…

  • тревога

    Тревога, чувство страха, страха или опасения, часто без ясного оправдания. Тревога отличается от страха, потому что последний возникает в ответ на явную и реальную опасность, например, затрагивающую физическую безопасность человека.Тревога, напротив, возникает в ответ на явно безобидные ситуации или…

Невротизм, сознательность, хорошее сочетание для здоровья

Согласно исследованию Медицинского центра Университета Рочестера, при определенных обстоятельствах невротизм может быть полезен для вашего здоровья, показывающий, что некоторые самоописанные невротики также имеют самый низкий уровень интерлейкина. 6 (IL-6), биомаркер воспаления и хронических заболеваний.

Исследователи сделали предварительное открытие, проводя исследование того, как психосоциальные факторы, такие как черты личности, влияют на лежащую в основе биологию, чтобы предсказать вредные состояния, такие как воспаление.

Известный как одна из черт «большой пятерки», невротизм обычно характеризуется угрюмостью, нервозностью и беспокойством и связан с враждебностью, депрессией, чрезмерным употреблением алкоголя и курением. Научная литература изобилует выводами о том, что чрезмерное беспокойство и самолечение алкоголем и другими веществами из-за невротизма пагубно сказываются на здоровье в долгосрочной перспективе.Остальные четыре качества — это открытость (творческий, любопытный, широкий кругозор), экстраверсия (общительный, дружелюбный, разговорчивый), покладистость (услужливый, теплый, отзывчивый) и добросовестность (организованность, ответственность, трудолюбие).

Николас А. Туриано, Ph.D. , научный сотрудник отделения психиатрии URMC, задавался вопросом о серой зоне — о тех людях со средним и высоким уровнем невротизма, которые также сознательны. Проявление более высокого уровня сознательности, а также невротизма указывает на людей, которые, как правило, хорошо функционируют в обществе, очень организованы, целеустремленны, планируют и более склонны к размышлениям.

«Эти люди могут взвесить последствия своих действий, и, следовательно, их уровень невротизма в сочетании с сознательностью, вероятно, не позволяет им заниматься рискованным поведением», — сказал Туриано, чье исследование опубликовано в Интернете в журнале Brain, Behavior. и иммунитет .

Туриано и соавторы искали объективный способ проверить свою гипотезу о том, что «здоровый невротизм» может быть защитным. Они подключились к Национальному исследованию развития среднего возраста в США.База данных S. (MIDUS), выборка взрослых (1054 участника) с Западного побережья, Восточного побережья и Среднего Запада. Участники приняли участие в полной клинической оценке состояния здоровья, включая тесты на биомаркеры, связанные с заболеванием, физиологические функции и личностные черты.

Интерлейкин 6, важный иммунный белок, легко определяется с помощью анализа крови натощак. Это был один из нескольких фрагментов данных, собранных и доступных в базе данных MIDUS, поскольку он обеспечивает точную оценку состояний, связанных с воспалением, таких как болезни сердца, инсульт, астма, артрит, диабет и некоторые виды рака.

Исследователи изучили множество путей между личностью, поведением, связанным со здоровьем, и хроническими заболеваниями, но взаимодействие невротизма и добросовестности проявилось среди 441 человека, получившего от умеренных до высоких баллов по обоим признакам. И чем выше человек набирает как сознательность, так и невротизм, тем ниже у него уровень IL-6. Результаты показали, что у этой группы также были более низкие показатели индекса массы тела и меньше диагностированных хронических заболеваний.

Термин «здоровый невротизм» был придуман в 2000 году, когда другие исследователи впервые описали, как сознательность может обеспечить дозу самодисциплины, которая снижает нездоровое невротическое поведение, такое как переедание, курение и чрезмерное употребление алкоголя, — все из которых прямо или косвенно последствия для воспаления.Напротив, невротик с низкими показателями сознательности может не иметь здоровых способов справиться со стрессом, говорится в статье.

«Есть предположения, что здоровые невротики могут быть сверхбдительными в отношении своего образа жизни и обращения за лечением в случае возникновения проблемы», — сказал Туриано. «Именно их сознательность определяет их решения по предотвращению болезней или быстрому лечению, когда они плохо себя чувствуют».

Однако Туриано предупреждает, что необходимы дополнительные исследования, прежде чем ученые смогут сделать твердые выводы.Простого обозначения определенных качеств как «хороших» и «плохих», поскольку они связаны со здоровьем, недостаточно для полного понимания связи между личностью и здоровьем.

«Будущие исследования попытаются выяснить, кто такие здоровые невротики и почему они здоровее», — сказал Туриано. «В конечном итоге клиническое приложение может позволить нам выявлять пациентов с высоким риском хронического воспаления и, следовательно, с повышенным риском проблем со здоровьем и смерти».

Исследование финансировалось за счет грантов Национального института психического здоровья и Национального института старения.Среди соавторов URMC наставник Туриано, Бен Чепмен, доктор философии ., M.P.H. , доцент кафедры психиатрии; и Ян Мойнихан, доктор философии ., профессор психосоциальной медицины Энгельского отделения психиатрии и главный исследователь Рочестерского центра исследований разума и тела.

# # #

Почему «здоровые невротики» могут процветать в стрессовые времена

Все мы знаем невротическую личность, когда видим ее: вспомним Монику из «Друзей» или Джорджа из Сайнфельда.Невротики слишком сильно переживают, и если им не о чем беспокоиться, они начинают беспокоиться о том, чтобы не волноваться. Возможно, вы опознаете.

В личностных тестах участники оценивают свой невротизм с помощью таких вопросов, как «Я легко раздражаюсь» и «Я гораздо больше тревожусь, чем большинство людей» — и чем больше вы соглашаетесь с этими утверждениями, тем более невротичны вы. Эти черты могут сделать персонажа забавного ситкома, но вряд ли это рецепт здоровья и счастья.Если, как показывают многочисленные исследования, стресс действительно вреден для нашего здоровья, то ожидаемая продолжительность жизни невротиков будет короче.

Однако около двух десятилетий назад Говард Фридман из Калифорнийского университета в Риверсайде заметил, что доказательства этого предположения довольно слабы. «Некоторые хорошие исследования показали, что невротики становятся или становятся менее здоровыми или умирают раньше, — вспоминает он, — в то время как другие хорошие исследования показали обратное: невротики, как правило, становятся или становятся более здоровыми и живут дольше.”

Учитывая эти неоднозначные результаты, Фридман начал задаваться вопросом, может ли эта черта характера быть чем-то вроде палки о двух концах. Хотя беспокойство само по себе может быть разрушительным в некоторых обстоятельствах, некоторые люди могут использовать свое беспокойство как мотивацию для улучшения своего здоровья. Это будет особенно верно, предположил Фридман, для людей с высоким невротизмом и высокой сознательностью (склонность к дисциплине и организованности), тип личности, который он описал как «здоровый невротик».Представьте, например, что у вас есть опасения по поводу здоровья. Более непринужденная личность может не отреагировать на риск, тогда как здоровый невротик с большей вероятностью получит медицинскую помощь.

Распутать различные личностные факторы, которые могут привести к разным результатам для здоровья, и объяснить, как они это делают, — чрезвычайно сложная задача. Но различные исследования выявили преимущества здорового невротика, в том числе некоторые неожиданные преимущества в условиях нынешней пандемии.

Воспаление чувств

Давайте сначала рассмотрим исследование хронического воспаления, проведенное Николасом Туриано из Университета Западной Вирджинии.Всякий раз, когда мы болеем или травмируемся, тело испускает провоспалительные молекулы. Это приводит к покраснению и отеку, но помогает убивать микробы и восстанавливать ткани, что делает воспаление важным оружием в защите нашего организма. К сожалению, различные формы поведения, такие как курение, употребление алкоголя, переедание и отсутствие физической активности, могут вызвать длительное затяжное воспаление. Со временем это может повредить наши ткани, что приведет к артриту, диабету, раку, сердечным заболеваниям и, возможно, даже к болезни Альцгеймера.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *