Отрицательные эмоции: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Отрицательные эмоции в рекламе: специфика, виды возможности использования

Эмоциями называют такие психические процессы, в которых человек непосредственно и лично переживает свое отношение к тем или иным явлениям окружающей действительности или в которых получают свое субъективное отражение различные состояния организма человека.

До сих пор не прекращаются споры относительно целесообразности использования отрицательных эмоций в рекламе. Эти споры зиждутся на разных позициях. Те, кто выступает за отрицательные эмоции, говорят о запоминаемости рекламных сообщений, а те, кто выступает против – о процедуре принятия решений (купят ли такой товар, если информация о нем базируется на негативных эмоциях).

Конечно, правы и те и другие одновременно: товар прекрасно запомнится, но вот решение о его покупке, скорее всего, не будет принято. Сработает механизм поиска приятного и избегание неприятного, — который определяет поведение всего живого на земле.

Поэтому, если рекламодатель хочет, чтобы реклама хорошо запомнилась аудитории, смело используйте отрицательные эмоции. Если же цель – увеличить объем продаж рекламируемого товара, то отрицательные эмоции лучше не использовать.
Среди негативных эмоций, наиболее часто используемых в рекламе, можно выделить эмоцию страха, стыда, отвращения, страдания, угрозы  потенциальной потери.

 

1. Эмоция страха

Страхи можно условно разделить на два вида:

  • врожденные;
  • социально приобретенные.

Врожденные страхи определены биологически: это «искусство» опасаться всего того, что несет угрозу жизнедеятельности. Причиной страха является: боль, кровь, травмы, определенные запахи и звуки, страх высоты и темноты, дезориентированность в пространстве, потеря контакта с близкими и т.д.

Страх уменьшает свободу в поведении и ограничивает восприятие, поэтому эмоцию страха лучше не трогать совсем. Если сердце потребителя дрогнуло от страха раньше, чем он услышал аргумент, то на такой рекламе можно ставить крест. Никакие доводы после уже восприняты не будут. Все увиденное и услышанное, от чего рефлекторно хочется отшатнуться, погубит даже самые фантастические доводы.
Единственным пространством, где часто используется врожденный страх, является социальная реклама. Это объясняется спецификой социальной рекламы и теми задачами, которые она призвана решать: обнажать злободневные вопросы общества и не оставлять никого равнодушным к актуальным проблемам.
Если к теме врожденных страхов, на которые личность реагирует иррационально и очень болезненно, лучше не обращаться вовсе, то тема социально приобретенных страхов – это «частый гость» в рекламной деятельности. Социально приобретенные страхи обусловлены индивидуальным развитием личности, ее жизненным опытом; условностями, принятыми в обществе. Страх дурно пахнуть, быть несостоятельным в сексе, выглядеть немолодым и уставшим – вот темы, которые не сходят с экранов телевизоров.
Страхи такого рода хорошо кооперируются с негативными чувствами стыда и  отвращения к самому себе.
Реклама, эксплуатирующая данные отрицательные эмоции, связанные с запахом изо рта, запахом пота и другими интимными вещами (использование гигиенических салфеток), должна быть предельно деликатна по отношению к покупателю. Она, по возможности, не должна вызывать чувства отвращения к самому себе.

II. Эмоция стыда

При стыде все сознание человека заполняется им самим. Человек сознает себя или только те черты, которые ему кажутся неадекватными, неприличными. Как будто что-то, что он тщательно скрывал от посторонних глаз, вдруг оказалось выставленным на всеобщее обозрение. Проявляется общая несостоятельность, некомпетентность. Люди забывают слова, делают неверные движения. Возникает ощущение беспомощности, собственной неадекватности. Эмоция стыда настолько целиком захватывает человека, что на некоторое время он теряет всякую способность к объективности и критическому мышлению

.
Например, достаточно в разговоре с людьми вдруг демонстративно сморщить нос и «повести» им, как бы прислушиваясь к источнику запаха, — и все окружающие люди ненадолго, но гарантированно почувствуют острое беспокойство. То же самое происходит, когда кто-то неожиданно начинает смеяться в присутствии другого человека.
Как следствие, использовать данную эмоцию в рекламе следует очень осторожно и деликатно. Не рекомендовано использовать откровенные рекламы, выставляющие телесные или другие недостатки человека напоказ. Это отталкивает покупателя. Срабатывает закон: поиск приятного, избегание неприятного.
Типичными образцами рекламы, которые навязывают человеку чувство стыда, являются указания на прыщи, перхоть, менструации, плохой запах изо рта, потливость, морщины, мешки под глазами. Непосредственное указание на вышеперечисленные физические недостатки – само по себе неприятно, особенно для страдающих ими людей. В этом смысле, реклама должна как бы заявлять: «Мы понимаем, как вы страдаете, и что вы чувствуете, и пытаемся всеми силами помочь вам справиться с физическим недугом».

Не рекомендуется выставлять напоказ физические недостатки человека. Если же вы все-таки это делаете, старайтесь, чтобы результат борьбы с этими недостатками выглядел более значимым и убедительным. Другими словами, положительные эмоции должны превалировать.
Европейские рекламисты в данном случае также используют иносказательные приемы, а именно: комиксы, вымышленные рекламные персонажи. Так, в одной из реклам средства от аллергии вместо изображения человека, страдающего этим недугом, изображена пчела, собирающая нектар с цветков. А в рекламе средства от глистов, само это ужасное существо изображено в виде смешного рекламного персонажа. Оба эти приема достаточно эффективны, так как они делают проблему отстраненной от страдающего человека; создается ощущение, что это происходит и касается не лично вас.
Еще один пример, который рекомендуется использовать в случае возможной актуализации эмоции стыда, это прием вербальной упаковки. Суть приема заключается в использовании более щадящих слов и выражений для называния неприятных вещей.
Выражения, типа «кожа в прыщах и угрях» лучше заменить более нейтральными и щадящими – «проблемная или возрастная кожа». Вместо того, чтобы сказать «морщинистое лицо», лучше использовать выражение «зрелая кожа»; вместо «отстающий (неуспевающий) ученик» — «не обладающий способностями в соответствующей дисциплине»; вместо «жидкие волосы» — «негустые или необъемные».

III. Эмоция отвращения

Отвращение – типичная эмоция, связанная с неприятными запахами, зрительными, аудиальными объектами и действиями. Поэтому данная эмоция очень часто используется в рекламе моющих, чистящих средств. Так, в рекламе Pril Gel мы слышим: «Я легко это вымою. Но только с помощью Pril Gel».

Эмоция отвращения может выступать в качестве веского аргумента в пользу приобретения товара, действие которого способно покончить с неприятными ощущениями. В связи с этим эксплуатация данной эмоции в рекламе вполне оправданна и целесообразна. Необходимо только, чтобы решение проблемы, связанной с соприкосновением с неприятными на ощупь объектами или запахами, была более значимой и выразительной, чем сама проблема; а рекламируемый объект выступал надежным средством решения этой проблемы.

IV. Эмоция страдания

Эмоция страдания является часто используемым и вполне уместным рекламным мотивом, обозначающим периодически возникающие болезненные ситуации и состояния (головная боль, бессонница, отека ног, ожирение и т.д.). Половина (если не больше) всех лекарств неизбежно фокусируется на тех или иных негативных симптомах болезни, а само лекарство предъявляется как безусловное и надежное решение этой проблемы.
Такой подход себя оправдывает, ибо страдание подталкивает человека предпринять определенные действия для уменьшения страдания, устранить его причину или изменить отношение к объекту, ставшему причиной страдания. Страдание обеспечивает умеренную негативную мотивацию и подталкивает человека к поиску и формированию стратегии избегания.

В реальной ситуации страдание иногда связано с эмоцией страха, однако в идеале такого рода связок в рекламе допускать не следует. Реклама не должна провоцировать страх плачевного или фатального исхода в случае неупотребления рекламируемого лекарственного средства.
Натянутым представляются также объявления, когда страдание буквально навязывается покупателю. Поступая таким образом, реклама злоупотребляет страданиями целевой аудитории и манипулирует ими. Вот почему, в таких ситуациях рекламное законодательство выступает в защиту потребителя. В частности, в
Своде обычаев и правил делового оборота рекламы на территории Российской Федерации,
в разделе 2 «Реклама медикаментов (лекарственных средств), методов лечения и товаров, имеющих отношение к здоровью» говорится следующее:
3. Реклама не должна создавать у здорового человека впечатление о необходимости применения лекарственного средства.
5.1. Рекомендуется воздерживаться от рекламы, которая вызывает (может вызвать) чувство страха.
5.2. Реклама средств профилактики и гигиены (в том числе добавок к пище) не должна гарантировать полный эффект, вызывать чувство страха при отказе от приемов препарата.
9. Рекомендуется воздерживаться от рекламы, которая усиливает (обостряет) комплексы, связанные с внешней непривлекательностью, прежде всего – подростковые.

VI. Чувство вины

В ряде случаев рекламное сообщение строится на смягчении или подавлении чувства вины, испытываемой потребителями при покупке некоторых товаров, например сигарет, алкогольных напитков, кондитерских изделий, чувства вины за нанесение ущерба своему здоровью, нарушение гигиенических правил и др.
Так, например, было установлено, что так называемые «шоколадные наркоманы» (в отличие от обычных любителей сладкого) имеют повышенное чувство вины, недовольства своей фигурой, склонность к расстройствам пищевого поведения. Однако при этом количество потребляемого шоколада не уменьшалось.
Перед разработчиками рекламы в свое время встала задача разработать рекламу, которая бы провоцировала как можно меньше отрицательных эмоций (в частности преодолевала чувство вины) и одновременно удовлетворяла бы потребность в сладком. Было принято решение выпускать маленькие плиточные конфетки или шоколадки в виде грозди, которые можно есть маленькими кусочками, и при этом не будет видно, сколько уже съедено.
В другой рекламе таблеток CARB CUTTER (предотвращают превращение углеводов в жиры) вина потребителей конфет и всего сладкого была смягчена описанием типичной ситуации, в которой оказываются сладкоежки. Реклама начиналась с задушевного, всем понятного откровения ‘Иногда я просто не в состоянии устоять …’. Далее следует совет, как легко избежать неприятных последствий, связанных с употреблением сладкого. Его смысл сводится к следующему: «Не всякая женщина устоит перед любимым пирожным или другой вкусной сладостью. Когда это происходит вовсе не стоит огорчаться по поводу лишних граммов веса. Стоит только принять таблетки ‘CARB CUTTER’ и проблема сама собой решится».
В настоящее время, под влиянием общественности, реклама табачных изделий и алкогольной продукции наиболее жестко регулируется рекламными законодательствами многих стран. Наступление ведется и на рекламу особо калорийных продуктов питания, потребление которых приводит к ожирению. Многие компании, производящие такую продукцию, опережают органы законодательной власти в области рекламы и добровольно вводят ограничения на рекламу. В частности, компания Mars ввела ограничение на рекламу своих шоколадных батончиков, согласно которому реклама не должна быть направлена на детей младше 12 лет.
В такой ситуации деликатный, ненавязчивый подход рекламистов в отношении жестко регулируемых товарных категорий является единственным выходом из создавшегося положения. Реклама не должна открыто призывать к их употреблению, а делать это завуалировано, связывая акт потребления с такими потребительскими мотивами, как престиж, мода, эстетическое удовольствие, приключения, уподобление определенной социальной группе и другое. В принципе, так и происходит в современной рекламе.

Рекомендации в отношении использования отрицательных эмоций:

  • Определяя целесообразность использования отрицательных эмоций в рекламе, следует отделять процесс запоминания информации от процесса принятия решения о покупке. Хорошее запоминание совершенно не гарантирует увеличения объема продаж.
  • Рекламу от «противного» (если вы не сделаете так, то заполучите вот это и это – бац, бац, бац) лучше не использовать вовсе. В крайнем случае, угроза должна приводить к спасительному решению, а не решение – предварять угрозу.
  • С точки зрения грамматического времени негативная эмоция не должна быть в будущем, но только в настоящем или прошедшем времени. «Болит живот (настоящее время)? Пей лекарство (желаемое будущее)!»
  • В рекламе старайтесь идти от негативной неопределенности – к адресному сообщению – «Многие люди страдают от авитаминоза. Вам поможет супрадин».
  • Нельзя выставлять телесные или другие недостатки человека напоказ.
  • Следует деликатно и с понимание обсуждать неприятные для покупателя темы. Откровенное обсуждение проблемы и выставление ее напоказ может отпугнуть потребителя. Сработает закон: поиск приятного, избегание неприятного.
  • Можно использовать иносказательные приемы (комиксы, рекламные персонажи в виде животных и вымышленных существ) в рекламе, обсуждающей неприятные вещи.
  • Можно использовать прием «вербальной упаковки» для обсуждения неприятных для целевой аудитории тем, связанных с физическими и другими недостатками.

В печатной рекламе, где визуальный ряд статичен и меняется только композиционными средствами, достичь сходного (с телерекламой) эффекта замещения и вытеснения негативных эмоций достаточно сложно. Вот несколько рекомендаций:

  • Решение проблемы должно быть изображено более значимым и выразительным, заявленная проблема.
  • Решение визуально должно быть приближено к зрителю, а проблема – визуально удалена.
  • Проблема и решение могут быть визуально тождественны (например, в процессе использования приема «До и после»), но рекламный довод должен быть очень силен.

Как контролировать отрицательные эмоции (и зачем)? — Блог

Эмоции — это хорошо, но отрицательные нужно уметь контролировать. Иначе они могут нарушить ваше душевное спокойствие, реально навредить здоровью, карьере и отношениям.

Гнев и ярость

Злость, гнев, ярость — это нормально? Если коротко — да. Это обычные здоровые эмоции, которые в той или иной мере присущи каждому человеку. Как и любая эмоция, они являются реакцией на внешние или внутренние раздражители: вас кто-то рассроил, вы чувствуете несправедливость или угрозу, вы крайне устали, подвержены стрессу. Но когда отрицательные эмоции выходят из-под контроля, это может привести к разрушительным последствиям для вас и вашего окружения. Поэтому злиться можно, но нужно это делать социально приемлемыми способами.

Минусы злости

  • Вредит вашему физическому и психическому здоровью

Когда вы сердитесь, у вас повышается давление, сердцебиение учащается, происходит выплеск гормонов. Частые вспышки гнева ослабляют иммунную систему, делают вас более восприимчивыми к заболеваниям сердца и диабету, могут приводить к нарушению сна, стрессу и депрессии.

  • Вредит вашей карьере

Конструктивная критика и жаркие споры в коллективе бывают полезны. А вот агрессивное навязывание своего мнения и вспышки злости бессмысленны: они не позволяют воспринимать ваши аргументы, которые теряются за громким голосом и яркой жестикуляцией. Вдобавок такое поведение приводит к тому, что коллеги, руководители и клиенты стараются лишний раз с вами не связываться.

  • Вредит вашим отношениям

Злость не решает проблемы и отталкивает близких людей. Вспышки гнева снижают уровень доверия к человеку и особенно вредны для отношений с детьми, даже если гнев направлен не на них.

Знай свою злость

Проанализируйте и попытайтесь определить действия, время суток, людей, места или ситуации, которые вызывают у вас раздражение или злость. Возможно, вы часто злитесь, когда голодны. Или с утра, когда опаздываете на работу. В пробке, перед встречей с начальником, при виде человека, который вам не нравится. Подумайте, как избежать этих триггеров или (если это невозможно) взгляните на ситуацию иначе, чтобы сохранить под контролем негативные эмоции.

Как сбросить напряжение

Даже если вам кажется, что вы «взрываетесь» внезапно, всегда есть «предупреждающие знаки». Изучите свои реакции, чтобы понять, когда злость выходит из-под контроля. В первую очередь обратите внимание на физические проявления, предупреждающие гнев: сжатие челюсти или кулаков, учащённое дыхание и сердцебиение, повышенное потоотделение, покраснение, боль в животе, стук в висках, нервное хождение по комнате.

Если чувствуете, что «закипаете», используйте приёмы по управлению гневом:

  • Попробуйте успокоиться

Дышите глубоко, представьте что-то приятное и расслабляющее, повторите про себя успокаивающее слово или фразу, например «держи себя в руках», «расслабься».

  • Тщательно подбирайте слова

В разгар ссоры легко сказать то, о чём вы потом пожалеете. Сделайте паузу, соберитесь с мыслями и позвольте другой стороне конфликта сделать то же самое.

  • Не подавляйте, но контролируйте

Не подавляйте свой гнев. Лучше сформулируйте и выскажите свои претензии в настойчивом, но неконфронтационном ключе. Помните, ваша задача — решить проблему, вызвавшую злость, не причиняя вреда другим, а не «проораться» или «затаить обиду».

  • Займитесь спортом

Физическая активность помогает снять стресс, который может быть одной из причин вашей злости. Если чувствуете, что начинаете сердиться, отправляйтесь в тренажёрный зал, на пробежку или прогулку.

  • «Будьте проще»

Не концентрируйтесь на своём «праведном гневе». Ваша девушка долго собирается? Изначально закладывайте лишнее время на сборы. Ребёнок не убирает игрушки в своей комнате? Закройте дверь и пройдите мимо. Напомните себе, что гнев ничего не исправит и может только усугубить ситуацию.

  • Избегайте обобщений

Когда вы злитесь, избегайте слов «никогда» и «всегда» («ты никогда не успеваешь вовремя», «ты всегда так делаешь»): они не просто неточны, но и подсознательно оправдывают ваш гнев, подпитывая отрицательный настрой. Обобщения отчуждают и унижают людей, которые в противном случае могли бы совместно с вами работать над решением проблемы.

Умейте прощать. Если вы позволите гневу и обидам взять верх, то окажетесь в плену постоянного чувства несправедливости, которое не даст вам строить нормальные отношения и в полной мере радоваться жизни.

  • Используйте юмор

Юмор, шутка или ироничный взгляд на собственные ожидания помогают снять напряжение. Но избегайте сарказма и циничного юмора — пассивно-агрессивное поведение может быть признаком неэкспрессированного (невыраженного) гнева. То есть циничный юмор показывает, что вы не справились со своим гневом, а просто направили его в русло язвительных комментариев.

Полезная злость

Злость не всегда неуместна, иногда она даже полезна. «Здоровая спортивная злость» может мотивировать, подталкивать к достижению поставленных целей. Как мы уже писали, отрицательные эмоции — это нормально, но нужно их держать под контролем, чтобы они приносили пользу.

Что такое обучение ассертивности?

Многие думают, что управление гневом — это умение подавлять его. Но никогда не злиться — не лучшая цель: гнев обязательно проявится вне зависимости от того, насколько сильно вы пытаетесь исключить его из жизни. Поэтому истинная цель управления гневом заключается не в подавлении, а в том, чтобы понять причину негативной эмоции и выразить её здоровым способом, не теряя над собой контроль. Когда научитесь этому, вы не только почувствуете себя лучше, но и сможете рациональнее управлять конфликтами в своей жизни (а они обязательно будут).

Когда нужна помощь профессионала? И почему не стыдно ею воспользоваться

Вам стоит обратиться к специалисту, если у вас не получается самостоятельно управлять отрицательными эмоциями, и гнев по-прежнему выходит из-под контроля:

  • вы постоянно чувствуете себя расстроенным, часто злитесь;
  • ваш характер приводит к проблемам на работе или в отношениях;
  • вы избегаете новых событий и людей, потому что чувствуете, что не можете контролировать эмоции;
  • ваш гнев когда-либо приводил к физическому насилию;
  • из-за вспышек гнева у вас были проблемы с законом.

По словам Джерри Деффенбахера, доктора философии и психолога, который специализируется на управлении гневом, некоторые люди действительно более вспыльчивы, чем другие. Это объясняется и генетической предрасположенностью, и социокультурными факторами, поэтому нет ничего предосудительного в том, чтобы обратиться к специалисту, который поможет вам научиться контролировать свои эмоции.

Отрицательные эмоции у детей | БУ «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних г. Чебоксары» Минтруда Чувашии

Эмоции играют важную роль в жизни детей. Они помогают ребенку приспособиться к той или иной ситуации. Эмоции ребенка – это «послание» окружающим его взрослым о его состоянии. Дети в состоянии распознавать свое внутреннее эмоциональное состояние, эмоциональное состояние сверстников и выразить свое отношение к ним. Благодаря этому эмоции участвуют в формировании социальных взаимодействий и привязанностей. Детские эмоции влияют и на будущее поведение человека. Эмоции способствуют также социальному и нравственному развитию, которое начинается с вопросов «Что такое хорошо? Что такое плохо?». Так, если с точки зрения норм данного общества или сообщества ребенок поступает плохо, ему становится стыдно, он испытывает эмоциональный дискомфорт. Кроме того, эмоции являются источником радости и страдания, а жизнь без эмоций – как положительных, так и отрицательных – пресна и бесцветна.

Люди различают шесть основных эмоций – радость, грусть, гнев, удивление, отвращение и страх. Исследования показали, что каждая эмоция имеет свое мимическое выражение, однако одни распознаются легче, другие – труднее. Так, например, радость легче узнается по выражению лица, чем гнев и страх. Эмоции у детей выражаются более бурно и непосредственно по сравнению с взрослыми, придавая их жизни особую выразительность.

     Наиболее характерными причинами, вызывающими отрицательные эмоции, являются следующие:

Срыв привычного стереотипа поведения.

Неправильное построение режима дня ребенка и подростка.

Неправильные приемы воспитания,

Отсутствие необходимых условий для игры и самостоятельной деятельности.

Отсутствие единого подхода к воспитанию ребенка.

В  БУ «Социально–реабилитационный центр для несовершеннолетних г. Чебоксары» Минтруда Чувашии специалист по работе с семьей Широкова Е.В. провела беседу-занятие  на тему «отрицательные эмоции». В ходе беседы дети познакомились с понятием «эмоции»,  попытались изобразить их, провели игру «угадай мою эмоцию» и рассмотрели способы преодоления отрицательных эмоций.

Отрицательные эмоции должны иметь свой выход

Наша жизнь, я имею в виду мастерскую, сложилась так: когда я вернулся из Ленинграда в Москву в 80-м году, мне было предложено прийти в ГИТИС. Это были тяжкие годы и для театра вообще, и для тех, кто в нем работал. И для меня это было очень тяжелое время. Тогда в ГИТИС меня пригласил мой учитель Андрей Александрович Гончаров, и я оказался на курсе ныне покойного Оскара Яковлевича Ремеза. Слава богу, хватило у нас тогда ума не разделять курс пополам, а работать вместе. Я стал педагогом в его мастерской и начал новую работу. Мы погружались в эпоху, в «Историю государства Российского» Карамзина, так как репетировали «Бориса Годунова». Это была сложная, серьезная и очень подробная работа (здесь я должен сказать слова благодарности памяти О. Я. Ремеза, с которым я вернулся к режиссуре, к жизни). «Борис Годунов» (благодаря ему мы вместе со студентами изучили российскую историю) вырастал на уроках, как и «Волки и овцы», может быть, еще более подробно в силу объема, масштаба и самой поэтической природы трагедии. Потом мы с нынешним составом педагогов набирали новый курс. У нас не было никаких далекоидущих планов. Тогда еще не существовало ставшего теперь общепринятым названия «мастерская». Дело в конечном счете не в слове, потому что и мастерская, и студия, и школа — все это слова. А наполняются ли они истинным содержанием, перетекают ли одно в другое — это проблема людей. Учеба и работа в театре — они так трудно разделимы. Кажется, что теперь мы — театр (хотя в названии его остается слово мастерская), но это предполагает непрерывную учебу, постоянную попытку вернуться к началу, оглянуться назад, погрузиться в прошлое. Чтобы двигаться дальше, не знаю, вперед, назад, наверх, но — двигаться. Мне кажется, что наше движение должно быть разносторонним, ибо нет ничего абсурднее разговоров о том, что нужно двигаться вперед. Никто не знает, как двигаться вперед. Я знаю лишь то, что без движения назад, без связи времен не ощутишь корней и движения к кроне. В последнее время мне стало ясно: если бы не ГИТИС, то и в театре мне не жить, а если в театре не жить, то не жить.
С рождения «Бориса Годунова» мы ведем отсчет нашего существования как курса, как мастерской, как круга людей, которые пытаются не потерять друг друга. Это гораздо труднее, чем просто вести курс, который начинается, и заканчивается, и вновь начинается┘ Лучшие мастера ГИТИСа всегда старались связать времена. Волею судеб нам пока удается два с половиной выпуска как-то соединять. И Сергей Тарамаев, и Ирина Розанова, и многие другие артисты (некоторые из них теперь работают с Сергеем Васильевичем Женовачем на Малой Бронной) начинали вместе со мной, а я — вместе с ними в ГИТИСе, в этой мастерской. И мне трудно судить о том, кто учитель и кто ученик. Это проблема сложная — учитель и ученик, болезненная, мучительная, но одновременно радостная и светлая. Все становится ясным потом, после жизни. Тем не менее с того курса остались люди, с которыми меня многое сближает, и память о той первой работе. С нее начинается мое внутреннее педагогическое летоисчисление. Я думаю, что и этих людей, режиссеров и актеров, которых сейчас можно видеть и на экранах, и в театрах, мастерская связывает между собой.
Тогда и началось мое прозрение по части двуединства педагогики и практической режиссуры. Дело это индивидуальное, но, наверное, молодые режиссеры сегодня свою педагогику могут рассматривать как залог режиссерской деятельности. Потому что выращивание и создание если не плеяды, то по крайней мере круга артистов — это начало истинно режиссерского театра. Все остальное — та внешняя постановочная режиссура, которая бывает и прекрасной, и профессиональной, даже виртуозной, но, как правило, гастрольна или, во всяком случае, блуждающа. Театр — дом, театр — студия; театр — школа, театр — келья, театр — ритуал, как угодно можно называть разные направления и атмосферу театральных начинаний, но очень трудно, оказывается, руководить не руководя. Это — тип школы. Пресловутое руководство курсом, или театром, опасно, так же как опасна и демократия в искусстве. Как найти то, что лежит посередине, если не истину, то, во всяком случае, возможность движения? Каждый день решается по-своему. Знают только Бог да ты сам — чего это стоит. 
Вот тут возникает очень важный момент: это люди, которые окружают. Школа режиссеров кажется нонсенсом, как можно учить режиссуре? Это выглядит куда более противоестественным, чем учить актеров. Оказывается, надо не учить, а быть, быть не внешним, пытаться предчувствовать и предусматривать те беды, климат, атмосферу, в которых живут будущие артисты и режиссеры. Надо предотвратить необратимые ошибки или утраты. Мы как-то выдержали, нам повезло. Собрались мы в нашей мастерской самым причудливым образом, и, кажется, нет ничего более несовместимого, чем все наши индивидуальности. Я имею в виду педагогов. В первую очередь это Сергей Женовач, глубокий, серьезный, тонкий режиссер, у которого есть право на свой театр, на свою мастерскую не в меньшей, а, скорее, в большей степени, чем у многих из тех, кто их получил. Это Ольга Васильевна Фирсова, которая была (и есть!) в мастерской человек, осуществляющий все связи, она — то родственное начало, которое крайне важно и не всегда заметно. Тут не просто педагогика, а разделение участи, я бы сказал. Ее жизнь — часть общей жизни. Она придает ощущение домашнее и в то же время профессиональное. Она объединяет в своей работе все то, что в старинных императорских театрах было обязанностью и заведующего труппой, и заведующего репертуарной конторой, и заведующего репертуарной частью. Переоценить ее работу в театре сложно, особенно теперь, когда дело нужно продолжать.
С третьей стороны в нашем квадрате (а может быть, он и шестигранник) — Евгений Борисович Каменькович, который пришел на курс почти сложившимся, а сейчас он более чем сложившийся мастер, режиссер, педагог. Его энергия, или, как любят говорить некоторые флагманы нашей режиссуры, энергетика, очень необходима. Особенно это касается актеров.
Четвертой стороной геометрической фигуры является Фоменко. О себе не хочу говорить. Нас четверо. Еще у нас есть целый ряд педагогов, без которых существовать немыслимо, будь то Сигалова, или Карпов, или теперь его ученица. Будь то Сусанна Павловна Серова, с которой мы учились в студии вместе еще сорок с лишним лет назад.
Все непросто. Конечно, иногда хочется остановиться и уже больше ничего не делать. Я говорю это не для того, чтоб пожаловаться или даже чтобы быть понятым, а просто чтобы поделиться своими размышлениями о том, из какого не то чтобы сора, а неожиданного стечения обстоятельств, судеб складывается или не складывается наша жизнь. Еще всегда необходим человек в нашем кругу (я имею в виду тех, кто ведет мастерскую и рождающийся театр), который принимает на себя удары, впитывает адреналин всего «ансамбля». Отрицательные эмоции никуда не деваются и должны иметь свой выход. Это не наукообразное размышление, а выводы из практической длинной жизни. Нам это удавалось. Так получалось, что мы поочередно брали на себя самые трудные периоды, и когда кому-то было невмоготу, другие его заменяли. Но трудней всего, должно быть, так называемому руководителю курса. Это невидимые миру слезы. Здесь остановлюсь, не хочу, чтобы они текли по страницам, если, конечно, когда-нибудь все сказанное окажется на страницах.
Что же касается будущего, мне кажется, его залогом является учеба наших «стариков», которые сейчас стали «театром-мастерской». Это девять артистов и несколько режиссеров, которые, надеюсь, будут к нам приходить. Еще есть I курс, наши надежды, страдания, тревога, но это лучшая среда, из которой мы можем черпать. Так материализуются размышления о том, что школа и театр живы единой связью. Наш I курс, на который часто приходят «старики», — живая связь. Здесь важно не навредить и, может быть, только что-то поправить, чтобы они существовали сами.
Иногда мне бывает безумно тяжело. Внутри все восстает против вкуса, против выбора той или иной пьесы. Иногда так называемый руководитель оказывается в хвосте событий. Иногда приходят мысли о том, кому все это передать, не бросая дела, оставаясь при нем, но только помогая в меру сил. Впрочем, это вопрос иного диалога.
Как я набираю курс? Не знаю. Никакой «модели» у меня мет. Наверное, оттого, что всякая модель рушится от напора огромного количества людей, которые приходят поступать. Никакая заданность не удается. Я пытаюсь адаптироваться к тем, кто приходит. Движение встречное — от них к себе и от себя к ним. Это вопрос педагогического восприятия. Важно, конечно, и восприятие студентов. С восприятия вообще начинается художник. Вечные постулаты педагогики каждый день независимо даже от исторических судеб, всего, что нас окружает, приобретают новую окраску. Все, казалось бы, уже было, но ничего не было, и все время рождаются новые грани. Непредсказуема личность.
Набирать студентов приходится, проникая в них и стараясь не думать о том, что у них было до нашей встречи плохого, пытаться искать лучшие проявления. В то же время главное — не перечеркнуть прошлое человека. Новую жизнь нельзя начинать вопреки прежней. Особенно важно это в режиссуре. Но и актеры к нам часто приходят уже с судьбой. Нельзя пересматривать, ломать, переучивать. Человек продолжает жить, его судьба и есть строительный материал.
Иногда наш набор равносилен если не I курсу, то первому семестру. Думаю, если посмотреть в ретроспективе, что наши выпускники делали в первые годы своего обучения в мастерской, то это могло бы стать предметом отдельного разговора, темой для нашей кафедры. Я не хвалюсь, но это так. Важно понять не только то, что мы выращиваем, но и то, что мы можем потерять. У меня своя нелегкая судьба, я учился в Школе-студии МХАТ, недоучившись, и в ГИТИСе учился, и с радостью, и с большими перепадами. Мои ошибки и моя горечь — это тоже предмет педагогики. Учить на своих ошибках — значит не обрекать на них учеников. Я стараюсь, чтобы им было не так тяжко, как было мне. И мое главное желание — чтобы не было неудач у тех, с кем мы вместе сейчас учимся.

Петр Фоменко, «Театральная жизнь, № 2», 02.1994

Немецкий кардиолог: Здоровье — дело эмоциональное | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Чувствам и эмоциям при составлении анамнеза обследуемого пациента современная медицина особого внимания не уделяет. А решения медики принимают, руководствуясь исключительно научными достижениями и подтвержденными фактами. Именно так долгое время поступал и немецкий врач-кардиолог с многолетним опытом Альбрехт Хемпель (Albrecht Hempel) из Дрездена.

Альбрехт Хемпель

Но случаи из практики заставили профессора Хемпеля пересмотреть свое отношение к эмоциональному миру своих пациентов. Молодого мужчину, попавшего в клинику с обширным инфарктом и закупоренными сосудами сердца, врачи поставили на ноги. Но уже четыре дня спустя Альбрехт Хемпель встретил его у входа в больницу с сигаретой. С подобным диагнозом у врача побывал и другой, пожилой уже мужчина, ничем не злоупотреблявший, но многое переживший в своей жизни.

Чисто «медицинского ремонта» физического тела обоих пациентов для их долгосрочного выздоровления оказалось недостаточно. «Наши чувства открывают нам дверь в полноценную и здоровую жизнь», — утверждает врач в своей книге «Здоровье — дело чувствительное»(«Gesundheit ist auch Gefühlssache») и дает практические советы.    

О чувствах — сложных, понятных и непонятных…

Чувств много? Да, но Альбрехт Хемпель говорит о шести основных чувствах: это любовь, счастье, злость (а порою и ярость), печаль, ревность и страх. Их мы ощущаем, что называется, «всем телом». По эмоциональному восприятию чувства мы обычно делим на приятные (например, любовь, надежда, уверенность, счастье) и на негативные (злость, печаль, ревность, зависть, страх). Однако не все так однозначно, считает профессор отделения интегративной медицины в Высшей школе имени Штайнбайса.

Обложка книги Альбрехта Хемпеля

По его мнению, плохих чувств не существует. «Приятные или неприятные, все они — послания, открывающие дверь в нашу жизнь, мост, соединяющий нас с настоящим», — поясняет врач. Негативные чувства Хемпель называет «сложными» или «проблематичными». Так, малоприятные ощущения могут ассоциироваться с определенными (и вполне положительными) ситуациями или понятиями: воспоминания о любви, например, могут причинять боль, о дружбе — страдания, а слово «праздник» и вовсе вызывать печаль. Все дело в индивидуальном «каталоге чувств».  

Именно «сложные» чувства настораживают, предупреждают нас о том, что необходимо действовать, что-то менять. Их не следует подавлять или пытаться не замечать. Если чувства, как и связанные с ними эмоции, игнорировать, они могут нам отомстить. Ревность, обида, стыд, угрызения совести, печаль или необузданный страх способны отнимать у нас почти 70 процентов жизненной энергии, снижая иммунитет, утверждает профессор Хемпель. Гораздо лучше попытаться эти чувства понять и направить в другое, более конструктивное русло.

Счастье, заходи!

Как показывает опыт кардиолога Хемпеля, многие пациенты  ощущают себя жертвой обстоятельств, виновниками печальных событий или собственной несостоятельности. Другие склонны во всех бедах обвинять весь мир. Жить прошлым, прежними ошибками — значит не жить вовсе, уверен врач. Такую жизненную установку он сравнивает с экипажем, запряженным лошадьми с обеих сторон. Передняя упряжка (приятные чувства) пытается нас сдвинуть вперед, в будущее, а задняя упряжка (сложные чувства) с таким же упорством тянет назад, в печальное (а иногда и счастливое) прошлое. Что из этого выйдет — догадаться несложно. В лучшем случае — стагнация, заставляющая нас топтаться на месте, в худшем — рано или поздно «сложные чувства» приводят к развитию серьезного заболевания, уверен автор книги.

Но при умелом обращении с собственными чувствами можно прожить долго и счастливо, сохранив крепкое здоровье. Все в наших руках, обнадеживает врач и предлагает активно приступить к делу.

У каждого чувства есть свой антипод: у злости, например, это жизнерадостность, чувство, которое развивается у детей обычно с 3 до 12 лет. Именно в этот период им многое запрещают. При малейшем намеке на «запрет» у взрослого человека срабатывает эффект «скороварки» — вот-вот взорвется от злости. Предотвратить это может только замена негативной картинки, заложенной в детстве или в неприятной ситуации, на позитивную — ощущение свободы действия и радости.

Позитивные чувства — залог здоровья

Научиться осознанно обращаться с собственными чувствами помогают определенные упражнения. Профессор Хемпель предлагает регулярно анализировать прожитые ситуации, испытанные чувства. Каждый член семьи, например, рассказывает вечером о своих ощущениях за день (выслушивают каждого и не перебивают!), на работе сотрудники могут таким образом подводить итоги недели. В индивидуальном порядке можно ежедневно «собирать» чувства (например, в виде марблов, шариков из стекла, глины) в банку — их количеству вы обязательно удивитесь, гарантирует немецкий врач.

Дневник чувств

И напоследок — пять вопросов для «Дневника чувств», который опытный врач и приверженец интегративной (приветствующей синтез традиционных и новых медицинских подходов) медицины, советует вести каждому:

  • Что я сегодня чувствовал/а?
  • Были ли у меня сегодня «сложные» чувства?
  • Если «да»: сделал/а бы я в подобной ситуации что-либо иначе?
  • Если бы я поступил/а по-другому, нужно было бы мне перед кем-нибудь извиниться?
  • Если бы я ничего не стал/а бы менять, как мне лучше дистанцироваться от подобного и переключиться на себя?

«Празднуя счастье — мы прославляем жизнь и укрепляем собственное здоровье», — утверждает профессор Хемпель в своей книге.

Смотрите также:

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Кофе

    В среднем, каждый житель Германии выпивает около 160 литров кофе в год. Но споры об этом напитке продолжаются. То читаешь, что он опасно повышает кровяное давление или даже способствует возникновению рака, то, наоборот, специалисты утверждают, что кофе предотвращает целый ряд заболеваний. Известно точно: как показали исследования, любителям кофе очевидного вреда этот напиток не приносит.

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Маргарин

    Еще не так давно врачи и ученые советовали брать вместо масла его заменитель — маргарин, потому что переизбыток животных жиров вреден. Теперь, наоборот, ругают маргарин: в нем слишком много химических добавок. А масло специалисты рекомендуют топленое, потому что в нем содержится меньше так называемых насыщенных жирных кислот.

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Красное вино

    Неужели бокал красного вина в день действительно предупреждает сердечно-сосудистые заболевания и снижает риск инфаркта миокарда? Факт: многолетние исследования этого пока не опровергли. Профилактическое действие приписывается содержащемуся в красном вине такому чудодейственному веществу, как ресвератрол. Но не следует забывать: речь идет лишь об одном бокале в день, не больше!

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Холестерин

    Без холестерина нам не обойтись, потому что он содержится в клеточных мембранах. Есть так называемый «полезный» и «вредный» холестерин. Раньше считалось, что «вредного» в крови должно быть как можно меньше, а «полезного» — сколько угодно. Теперь известно, что и уровень «полезного» нужно ограничивать. Врачи призывают к здоровому равновесию. Одно яйцо в день можете есть спокойно. Но вместо мяса.

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Овощи из морозилки

    Бум на овощи из морозильной камеры как будто прошел. Большинство предпочитает свежие, купленные в магазине, на рынке, с лотка. Но врачи-диетологи обращают внимание, что овощи, фрукты и ягоды, прошедшие шоковую заморозку сразу после сбора урожая, сохраняют больше полезных веществ и витаминов, чем так называемые «свежие», но уже полежавшие на прилавке.

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Глутамат

    Глутамат натрия известен как универсальная пищевая добавка Е621 — так называемый «усилитель вкуса». В Германии и многих других странах Европы его запрещено добавлять в детское питание. Значит ли это, что он вреден? Искусственный глутамат, да еще в больших количествах, как, например, в чипсах, — безусловно. И даже, возможно, природный (скажем, в соевом соусе или сыре рокфор).

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Корица

    Коричник цейлонский — отличный антиоксидант, пряность, придающая неповторимый вкус выпечке. Однако в коре более дешевого варианта — корицы китайской (лат. Cinnamomum aromaticum) — был обнаружен кумарин, переизбыток которого может разрушительно влиять на почки и печень. Рекомендуемая суточная норма — не более 0,1 мг на один килограмм веса тела. То есть примерно один большой пряник.

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Вода

    Не прекращаются споры и о том, сколько надо пить воды в день. Обычно наш организм сам знает, сколько жидкости ему требуется: мы пьем, чтобы утолить жажду, остальное получаем с приемом пищи. Но врачи настаивают на суточной норме не менее 2,5-3 литров в день. Причем пить якобы нужно, не дожидаясь, пока одолеет жажда, особенно в жаркие дни.

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Молоко

    Молоко полезно только детям, у многих взрослых от него возникают проблемы – из-за непереносимости лактозы. К такому выводу приходят немецкие врачи. А шведские ученые установили, что любители молока и живут меньше, и болеют чаще. Об этом говорят результаты многолетнего исследования, в котором приняло участие более 100 тысяч человек.

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Пшеница и другие злаки

    Хлеб — еще один базовый продукт, в пользе которого теперь сомневаются ученые. Бесспорно то, что хлебо-булочные изделия, содержащие глютен (клейковину) у многих людей — особенно детей — вызывают непереносимость. Кроме того, проблемой нередко являются также дрожжи, орехи или семена, которые используют при изготовлении хлеба.

  • Какие продукты продлевают жизнь, а какие — нет

    Витамины

    Времена, когда витаминные таблетки и порошки глотали чуть ли не горстями, прошли. Сегодня «искусственные» витамины употребляют гораздо осторожнее. Врачи обращают особое внимание на побочные действия «искусственных» витаминных добавок и предупреждают о серьезных последствиях бесконтрольного самолечения. Опасаетесь авитаминоза? Ешьте больше овощей и фруктов, чаще бывайте на солнце!

    Автор: Инга Ваннер, Бригитте Остерат


Смешанные чувства: почему не стоит культивировать в организации только позитивный настрой

Управление персоналом
Брианна Баркер Каза , Кейт Уолш , Ротман Наоми , Шимул Мелвани
William Whitehurst/Getty Images

Многих в период пандемии COVID-19 все вокруг угнетает, другие же находятся в более сложном состоянии эмоциональной амбивалентности, одновременно испытывая положительные и отрицательные эмоции. Именно так называется состояние, когда мы как будто «разрываемся» между неоднозначными переживаниями. Например, кто-то испытывает противоречивые чувства по поводу возвращения в офис или сталкивается с чем-то подобным, когда коллеги задают вопрос «Как дела?» во время встречи в Zoom. Переживая очередной этап затянувшейся пандемии и связанную с ней неопределенность, многие работники испытывают, пожалуй, самые сложные эмоции в своей жизни.

Но мы не всегда на людях выражаем то, что переживаем внутри. Люди часто не решаются поделиться амбивалентными эмоциями с коллегами, опасаясь, что испортят им настроение или будут выглядеть эмоционально уязвимыми — как будто это уже не так. К сожалению, нельзя сказать, что эти страхи полностью необоснованны. В ситуациях конкуренции часто ценятся решительность и уверенность в себе. Если вы говорите об эмоциональных противоречиях, то сигнализируете о прямо противоположном и позволяете другим воспользоваться ситуацией. Многие лидеры считают, что на работе безопаснее и правильнее выражать положительные эмоции. Довольный человек кажется уверенным и компетентным, а людям нравится быть рядом с позитивными и довольными коллегами.

Но последние исследования показывают, что для лидера постоянно быть позитивным не лучший подход. Например, поделившись двойственными чувствами в отношенияхсотрудничества, можно найти способ решения проблем, от которого выиграют все. Мы говорили с менеджером компании, входящей в список Fortune 500, он рассказал, что был очень рад, когда их управляющий директор открыто поделился своими неоднозначными эмоциями по поводу возвращения в офис. Они в итоге придумали гибкие планы, подходящие для них самих, их команд и компании.

Чувства этого менеджера вполне объяснимы: данные подсказывают, что, испытывая двойственные эмоции, люди становятся более креативными, восприимчивыми к советам и лучше адаптируются. С другой стороны, продвижение культуры счастья, насаждаемой в обществе и предполагающей, что никто не должен испытывать отрицательных эмоций, может провоцировать навязчивые мысли и переживания, чувство одиночества и общее ухудшение эмоционального состояния.

В последние два года мы следили за появлением и развитием в Instagram нескольких групп поддержки, например, для работающих матерей или других подобных сообществ. В рамках этого продолжающегося исследовательского проекта мы отмечаем, что эмоциональный тон подобных страниц бывает разным (например, позитивным или эмоционально амбивалентным) и что группы, имеющие эмоционально амбивалентный тон, оказываются мощным ресурсом перед лицом трудностей. С помощью ПО для анализа текстов мы анализировали публикации и ответы на них и обнаружили, что публикации, помеченные ПО как выражающие эмоциональную амбивалентность, ассоциируются с более высоким уровнем позитивного вовлечения, полезных идей и внимания к настоящему. Сейчас мы изучаем, влияют ли эти публичные выражения смешанных эмоций — руководителями и членами коллективов — на искренность и осознанность поведения, помогающие лучше справляться с проблемами и трудностями жизни.

По мере того как организации разрабатывают методы работы, лучше учитывающие коллективные потребности нашего общества, важно, чтобы лидеры адаптировали и развивали ожидания, структуры и системы вознаграждений так, чтобы они поддерживали все более сложную с точки зрения эмоций жизнь сотрудников. Опираясь на идеи, полученные в нашем предыдущем и продолжающемся исследовании, мы предлагаем шесть важных уроков лидерства, чтобы поддержать эмоциональную амбивалентность и воспользоваться ее преимуществами для установления «новой нормы» во второй половине 2021 года.

Культивируйте опыт эмоциональной амбивалентности

Перед лицом неопределенного будущего многие сотрудники уже, возможно, стараются относиться к ситуации двойственно — это послужит им эмоциональной страховкой в случае, если они столкнутся с неудачами и препятствиями. Наше исследование показывает, что эмоциональная амбивалентность также способствует лучшей адаптации, так как помогает более гибко оценивать обстоятельства и придумывать альтернативные способы решения проблем.

Руководители могут использовать подход, вдохновленный методом мотивационных интервью, чтобы помочь сотрудникам изучить как положительные, так и отрицательные стороны ситуации. Во время встреч один на один задавайте наводящие вопросы, чтобы выявить смешанные эмоции сотрудников и способствовать гибкому мышлению. Например: «Фрэнсис, назови одну вещь, которая радует тебя в связи с внедрением продукта, и одну, которая заставляет нервничать».

Покажите, что смешанные эмоции — это нормально

Руководители могут скорее стремиться помочь сотрудникам справиться с амбивалентностью и стать более позитивными, однако более эффективно будет помочь им обозначить свою амбивалентность, чтобы воспользоваться ее преимуществами. Это продемонстрирует сотрудникам, что испытывать и проявлять смешанные эмоции — это приемлемая и одобряемая реакция на события, происходящие на работе и в жизни, и ее не нужно стыдиться. Слушайте с сочувствием, уважением и не осуждайте: так вы поможете сотрудникам не только лучше осознать свои двойственные чувства, но и терпимее относиться к ним. Не менее важны выражение лица, мимика и жесты, вы можете проявить чуткость, показать, что двойственные эмоции имеют значение, и избежать токсичной позитивности.

Искренне служите примером эмоциональной амбивалентности

Научные исследования показывают, что эмоциональная схожесть может смягчать стресс перед лицом воспринимаемой угрозы. Это значит, что делясь собственным опытом с сотрудниками, испытывающими неоднозначные эмоции, вы можете эффективно уменьшить их реакции стресса. Кроме того, если вы будете служить примером эмоциональной амбивалентности, это поможет сотрудникам увидеть в вас такого же человека, как они сами, и они не будут чувствовать себя «не такими, как все». Покойный Арне Соренсон, бывший президент и CEO компании Marriott, в своем обращении к сотрудникам в разгар пандемии выразил свою обеспокоенность и надежду на лучшее, и это был очень убедительный жест и пример проявления неоднозначных эмоций.

Эмоциональную амбивалентность можно демонстрировать и на совещаниях. Тогда она будет восприниматься как норма, сотрудники будут понимать, что их видят, уважают, поддерживают, что они не одиноки. Но будьте осторожны и не заходите слишком далеко: если сотрудники не испытывают эмоциональной амбивалентности сами и сильно зависят от лидера в плане материальных ресурсов, демонстрация амбивалентности может сигнализировать о неопределенности и негативно сказываться на их вовлеченности в рабочие задачи.

Используйте культурный символизм

Культурные символы эмоциональной амбивалентности могут транслироваться как через истории, рассказываемые в организации, так и через физическое пространство. Например, менеджер одной из компаний, входящих в Fortune 500, рассказал о гибком решении, касающемся возвращения в офис, к которому пришла его группа, когда он и его управляющий директор поделились своими противоречивыми чувствами. Можно использовать и пересказывать подобную историю, и она может стать поворотной точкой в организационном нарративе и поможет закрепить амбивалентность в качестве культурной ценности.

Лидеры могут подчеркивать амбивалентность в физическом пространстве с помощью изобразительного искусства и музыки, вызывающих смешанную эмоциональную реакцию. Например, можно поместить вокруг картины с позитивными и негативными образами и включать музыку с неоднозначными эмоциональными посылами радости (быстрая минорная) и грусти(медленная мажорная).

Структурируйте взаимодействие для эмоциональной амбивалентности

Описанные выше шаги могут помочь устранить психологические и культурные барьеры, препятствующие проявлению неоднозначных эмоций. Помимо этого, руководителям полезно также приспособить структуру организации для развития амбивалентной среды. Например, чтобы сотрудники не закрывались от двойственныхчувств и были готовы делиться ими, можно давать им взаимосвязанные задачи для совместной работы, тем самым вы будете создавать условия для коллективного труда и мотивировать членов команды обращать больше внимания на социальные и эмоциональные сигналы в своем окружении (а не быть поглощенными собой). В странах с сильной культурой общности и взаимозависимости, где люди считают себя частью коллектива, работающего над общей целью, чаще выражают эмоциональную амбивалентность. Организации могут воспроизвести эту модель, чтобы укрепить чувство общности между лидерами и сотрудниками.

Кроме того, чтобы воспользоваться преимуществами амбивалентной среды и снизить ее издержки, лидеры могут уменьшить иерархию. Согласно исследованию, когда двойственными чувствами делятся в контексте равных рабочих отношений, другие люди включаются в процесс решения проблем, что идет на пользу всем, если между людьми существуют отношения сотрудничества. Психотерапевты, использующие мотивационные интервью, пользуются аналогичным методом десятки лет, стремясь к искренним и неиерархическим отношениям с клиентами («клиент лучше всех знает себя») и добиваясь от них эмоциональной амбивалентности, чтобы мотивировать к изменениям и росту.

Подкрепите ценность эмоциональной амбивалентности с помощью справедливой системы вознаграждений

Чтобы изменения прижились в организации, нужно скорректировать систему вознаграждений. В компаниях часто вознаграждают качества, несовместимые с эмоциональной амбивалентностью: уверенность, оптимизм, позитивность и определенность. Хорошим лидером в США считается человек, которого можно назвать «сильным звеном», «доминирующим голосом» и «влиятельным лицом», и образ лидера часто ассоциируется с проявлением позитивности.

Подобная система вознаграждений может быть контрпродуктивной в период пандемии. Необходимо внедрять такие системы, чтобы из субъективной оценки деятельности и оценки кандидатов при найме была исключена предвзятость, наказывающая сотрудников за их эмоциональную амбивалентность (например, если им не хватает уверенности в себе). Инструменты вроде BrightHire позволяют фиксировать беседы с кандидатами, возвращаться и просматривать интервью, делиться ими с другими и получать разнообразные мнения прежде, чем принять решение.

В этой области потребуется еще дополнительная работа, и ее дополнительным эффектом может стать устранение барьеров для лидеров-женщин, которые больше склонны к сложным проявлениям эмоциональных переживаний, учитывая, что их воспитывают так, чтобы они воспринимали социальные сигналы и признавали и ценили различные точки зрения кроме собственной. Недавний опрос лидеров показал, что лидеры-женщины гораздо чаще лидеров-мужчин «испытывают смешанные эмоции». Уменьшив предвзятость в пользу качеств, несовместимых с эмоциональной амбивалентностью, мы можем увидеть больше женщин, поднимающихся по иерархической лестнице, что может оказаться выгодным при управлении кризисными ситуациями.

***

Организации, воплощающие принципы сотрудничества, общности и относительного равенства, закладывают основы для выгодного использования эмоциональной амбивалентности. В подобной среде она рассматривается как приглашение к совместной работе и совместному решению проблем. Это привлекательная, инклюзивная и демократичная среда.

Мы входим в новую фазу пандемии, и лидерам необходимо понимать, что бесконечных попыток поддерживать позитивный настрой в команде для вовлеченности недостаточно, излишняя позитивность может даже оттолкнуть тех из сотрудников, кто начинает осознавать свои двойственные чувства. Хотя позитивные эмоции и могут вести к позитивному мышлению и на какое-то время усиливать общее ощущение благополучия, исследования за многие десятилетия показывают, что они также могут перенаправлять мотивацию на сохранение позитивного эмоционального настроя и истощать долгосрочную мотивацию меняться и расти. Эмоциональная амбивалентность может быть некомфортной, но с ней вашей организации будет легче гибко реагировать и адаптироваться в наше сложное и нестабильное время.

Об авторах

Наоми Ротман (Naomi B. Rothman) — доцент кафедры управления Колледжа бизнеса Лихайского университета. Получила степень Ph.D. в области организационного поведения в Школе бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета. Ее исследования посвящены тому, когда и почему опыт и выражение эмоциональной амбивалентности может улучшить решения, отношения, лидерство и производительность на работе. В 2017 году Наоми вошла в число 40 лучших преподавателей школ бизнеса до 40 лет.

Брианна Баркер Каза (Brianna Barker Caza) — доцент кафедры управления Школы бизнеса и экономики Брайана Университета Северной Каролины в Гринсборо. Получила степень Ph.D. в области организационной психологии в Мичиганском университете. Ее исследования посвящены процессам идентификации, межличностным отношениям, распределению власти и устойчивости на работе. В 2019 году Брианна вошла в список Thinkers50.

Шимул Мелвани (Shimul Melwani) — доцент кафедры организационного поведения Школы бизнеса Кенан— Флаглера Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл. Область ее исследований лежит на пересечении эмоций, отношений и многообразия.

Кейт Уолш (Kate Walsh) — клинический психолог и доцент кафедры психологии Висконсинского университета в Мэдисоне, директор недавно созданной при университете Инициативы по исследованию сексуального насилия. Она получила грант в размере полумиллиона долларов на расширение созданной в кампусе университета службы помощи в случаях насильственных действий сексуального характера. Ее исследования посвящены факторам риска и последствиям сексуального насилия, изучению роли эмоций и работы с ними.

43% россиян испытывают негативные эмоции при просмотре чужих фотографий с прошлых путешествий

Социальная сеть Одноклассники провела исследование* о том, какие эмоции сейчас испытывают россияне, когда речь в соцсетях заходит о путешествиях.

Несмотря на пандемию, пользователи продолжают активно делиться фото и видео из туристических мест — в своей ленте их встречает каждый второй. Об этом рассказали 49% опрошенных и поделились своими чувствами, которые возникают во время просмотра публикаций друзей или тревел-блогеров.

Больше половины респондентов испытывают положительные эмоции при виде фотографий и видео с прошлых отпусков и поездок друзей: воодушевление — 22%, радость — 19%, восхищение — 16%. Однако 20% людей признались, что им тоскливо при просмотре чужих фотографий из путешествий, 15% упомянули про раздражение и 8% — про зависть. Особенно страдают от негативных эмоций женщины: 24% женщин против 15% мужчин сказали про тоску и 10% женщин против 5% мужчин — про зависть.

Большинство (69%) опрошенных ответили, что не изменили частоту просмотра своих фото из путешествий в этом году, 15% стали чаще пересматривать кадры из прошлых отпусков, 16% — реже. При этом чуть больше трети (37%) респондентов во время самоизоляции делились своими фото или видео из прошлых путешествий в соцсетях. Интересно, что мужчины в 1,3 раза чаще женщин делали посты с воспоминаниями из прошлогодних и более ранних поездок.

По результатам исследования также выяснилось, что среди пользователей, которые собирались летом в отпуск за границу, 60% опрошенных пользователей изначально не планировали ехать отдыхать летом за границу. Среди тех, кто планировал и оплатил заранее отдых, 22,5% пока решили подождать — вдруг ситуация изменится, но 77,5 % все же отменили свою поездку.

Более половины (52%) респондентов считают, что отдохнуть этим летом можно будет только в регионе проживания: дома или на даче. Остальные опрошенные проголосовали за то, что появится возможность уехать на российский (42%) или зарубежный (10%) курорт. Респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа.

Ранее Одноклассники также провели исследование и выяснили, что в период самоизоляции люди проводят в соцсети существенно больше времени и 42% россиян готовы отказаться от отмечания праздников.

*Опрос проводился в мае 2020 года среди 1068 российских пользователей ОК, выборка релевантна всей аудитории соцсети в России.

Что такое негативные эмоции и как их контролировать?

Все мы испытываем эмоции с раннего возраста. Поскольку взрослые пытаются ориентироваться в часто хаотическом мире современной жизни, спектр эмоций, которые мы испытываем за день, может резко измениться.

Наша способность чувствовать и реагировать на свои эмоции часто принимается как должное.

Мы редко останавливаемся, чтобы подумать и уделять пристальное внимание тому, что мы чувствуем. Мы не принимаем во внимание влияние, которое оно оказывает на наше психическое и физиологическое состояние, а также долгосрочные последствия удержания эмоций, которые могут быть вредными для нас.

В этой статье мы глубоко погружаемся в эмоции, в частности негативные эмоции, — что их вызывает, их последствия и как мы можем использовать их для улучшения самочувствия.

Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект. Эти научно обоснованные упражнения не только улучшат вашу способность понимать свои отрицательные эмоции и работать с ними, но также дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF-файл здесь.

Что такое отрицательные эмоции?

Важно различать эмоции и чувства. Хотя эти два понятия взаимосвязаны, существует большая разница, чем вы можете себе представить. Это определенно то, что меня удивило, когда я начал свое исследование.

Эмоции — Эмоции рассматриваются как реакции «более низкого уровня». Сначала они возникают в подкорковых областях мозга, таких как миндалина и вентромедиальная префронтальная кора.Эти области отвечают за биохимические реакции, которые напрямую влияют на ваше физическое состояние.

Эмоции закодированы в нашей ДНК, и считается, что они возникли как способ помочь нам быстро реагировать на различные угрозы окружающей среды, во многом как наш ответ « бей или беги ». Также было показано, что миндалевидное тело играет роль в высвобождении нейротрансмиттеров, которые необходимы для памяти, поэтому эмоциональные воспоминания часто сильнее и их легче вспомнить.

Эмоции имеют более сильное физическое обоснование, чем чувства, что означает, что исследователям легче объективно измерить их с помощью физических сигналов, таких как кровоток, частота сердечных сокращений, активность мозга, мимика и язык тела.

Чувства — Эмоции рассматриваются как предшествующие чувства, которые, как правило, являются нашей реакцией на различные эмоции, которые мы испытываем. Там, где эмоции могут иметь более общий опыт у всех людей, чувства более субъективны и зависят от нашего личного опыта и интерпретаций нашего мира, основанных на этом опыте.

Чувства возникают в неокортикальных областях мозга и являются следующим шагом в нашей индивидуальной реакции на эмоции. Поскольку они настолько субъективны, их невозможно измерить так же, как эмоции.

Психологи давно исследовали диапазон человеческих эмоций и их определения. Экман (1999) выделил шесть исходных базовых эмоций:

  • Гнев
  • Отвращение
  • Страх
  • Счастье
  • Печаль
  • Сюрприз

Позже он расширил это, включив в него еще одиннадцать основных эмоций:

  • Развлечение
  • Презрение
  • Удовлетворенность
  • Смущение
  • Волнение
  • Вина
  • Гордость
  • Рельеф
  • Удовлетворение
  • Сенсорное удовольствие
  • Позор

Пэм (2013) определяет отрицательные эмоции « как неприятные или несчастливые эмоции, которые вызывают у людей, чтобы выразить отрицательное воздействие на событие или человека .Прочитав список основных эмоций Экмана, довольно легко определить те, которые можно было бы назвать «отрицательными».

Несмотря на то, что мы можем использовать ярлык «отрицательный», исходя из того, что мы знаем об эмоциях, важно признать, что все эмоции совершенно нормально испытывать. Они являются частью нашей укоренившейся ДНК. Что более важно, так это понимание того, когда и почему могут возникать негативные эмоции, и выработка позитивного поведения для их устранения.

Взгляд на психологию эмоций

Одна из наиболее популярных психологических теорий эмоций — «Колесо эмоций» Роберта Плутчика.Плутчик (1980) утверждал, что существует восемь основных эмоций: радость, доверие, страх, удивление, печаль, ожидание, гнев и отвращение. Плутчик пошел дальше, объединив эмоции с их противоположностями, а затем создал колесо эмоций, которое помогает понять, насколько сложны и интерактивны наши эмоции.

Как уже упоминалось, Плутчик соединил основные эмоции с их полярными противоположностями, чтобы помочь в дальнейшем развитии своей теории, так:

  • Печаль — противоположность радости
  • Предвкушение — противоположность Сюрпризу
  • Гнев противоположен страху
  • Отвращение — противоположность Доверию

Колесо Плутчика — сильное визуальное представление о том, как проявляются наши эмоции.Как видите, основная эмоция уменьшается по мере того, как вы двигаетесь на колесе. Плутчик также использовал цвет для обозначения интенсивности эмоции: чем темнее цвет, тем он интенсивнее. Таким образом, самое сильное доверие превращается в восхищение, а по меньшей мере — признание.

Это фантастический стартовый ресурс, который поможет нам глубже понять, как проявляются наши эмоции, как они колеблются и как они могут взаимодействовать друг с другом. Он послужил основой для дальнейших психологических исследований в этой области и часто является фундаментом, на котором исследователи, изучающие эмоции, основывают свои исследования (Eckman, 1999, Parrott, 2001, Lazarus & Lazarus, 1996).

Шейвер и др. (1987), а позже Парротт (2001) предложили «дерево» эмоций, которое разбивает эмоции на первичные, вторичные и третичные измерения. Сюда входят 6 основных эмоций (любовь, радость, удивление, гнев, печаль и страх), а также связанные с ними эмоции, которые развиваются на вторичном уровне и снова на высшем уровне.

Например, если первичной эмоцией является радость, вторичные эмоции могут включать бодрость, оптимизм или увлечение, а третичный уровень может включать удовольствие, триумф или надежду.

Камбрия, Ливингстон и Хуссейн (2011) подняли колесо Плутчика на новый уровень и разработали « Песочные часы эмоций ». В своей книге они построили восемь основных эмоций Плутчика и разделили их на четыре измерения: чувствительность, внимание, приятность и способности.

Они также различали, какие эмоции были положительными (радость, доверие, гнев и ожидание) или отрицательными (отвращение, печаль, страх и удивление).

Исследования и исследования

Чем больше исследований было направлено на понимание наших эмоций, тем больше выявляется различий между положительными и отрицательными эмоциями, а также влияние каждой из них не только на наше психическое благополучие, но и на наше физическое благополучие.

Ниже я собрал несколько резюме исследований, которые я обнаружил при изучении этой темы, которые, надеюсь, дадут вам немного больше понимания нашего нынешнего понимания отрицательных эмоций:

  • Шварц и Клор (1996) разработали теорию «чувств как информации», которая концептуализировала роль наших эмоций в том, как мы делаем суждения об окружающей среде. Они предположили, что наши эмоции дают нам обратную связь о безопасности окружающей среды и нашей способности справляться с заданными ситуациями.В этом отношении отрицательные эмоции являются сильнейшим признаком того, что что-то не так или что наша безопасность может быть поставлена ​​под угрозу.
  • Тревога часто рассматривается как отрицательная эмоция, но она необходима, чтобы побудить нас к действию. Нам часто трудно реагировать на ситуации без присутствия этой эмоции, но важно держать это под контролем, поскольку длительное беспокойство может ухудшить наше когнитивное функционирование (Rosen, 2008).
  • Адлер, Розен и Сильверштейн (1998) исследовали влияние негативных эмоций на роль переговоров.Сосредоточившись на двух отрицательных эмоциях — страхе и гневе, — они обнаружили, что переговорщики, которые не могли контролировать или понимать эти эмоции, когда они возникали, часто не могли эффективно урегулировать ситуацию, несмотря на их подготовку. В аналогичных исследованиях изучается, каким образом различные эмоции, такие как гнев и благодарность, влияют на познание и поведение в контексте медиации (Williams and Hinshaw, 2018).
  • Бисвас-Динер и Кашдан (2014) написали целую книгу о положительной мотивации, к которой нас могут подтолкнуть отрицательные эмоции.Они рассматривают негативные эмоции как мотиваторы, которые помогают нам исправить и исправить поведение и принять меры.
  • Отрицательные эмоции также изучались в культурном контексте. Розин и др. (1999) исследовали чувства презрения, гнева и отвращения и их влияние в американских и японских сообществах на моральные кодексы, такие как общность, автономия и божественность.
  • Теория оценки также рассматривает отрицательные эмоции, в частности гнев. Исследования показали, что люди злятся, когда они рассматривают событие или ситуацию как относящиеся к ним лично, несовместимые с тем, чего они пытаются достичь, и когда это умышленно вызвано другим человеком.Теоретики оценки подчеркивают роль восприятия потенциальных угроз (Lazarus, 1991, Roseman, 1991, и Smith and Elsworth, 1985).

8 примеров негативных эмоций

Как мы уже начали исследовать, отрицательные эмоции — это совершенно нормально. Без них мы не смогли бы ценить положительные. В то же время, если вы обнаружите, что постоянно имеете склонность к одной определенной эмоции — особенно к негативной, — стоит выяснить, почему это может быть.

Я суммировал 8 наиболее распространенных отрицательных эмоций и назвал их причины возникновения:

Гнев

Кто-нибудь когда-нибудь говорил вам «нет» делать то, что вы хотите? Как ты себя чувствуешь? У вас закипает кровь, повышается температура и вы, образно говоря, «видите красный цвет»? Обычно так описывают гнев. Ваше тело реагирует на вещи, которые идут не так, как вам нужно, и это попытка исправить это.

Часто, когда мы злимся, мы кричим, наше лицо отражает наш гнев, и мы даже можем бросать вещи.Мы пытаемся поступить по-своему в ситуации, и это единственный способ придумать, как это сделать. Если вы часто реагируете на сценарии подобным образом, неплохо было бы выяснить, почему это так, и придумать более позитивные стратегии.

раздражение

У вас есть коллега, который, возможно, слишком громко говорит? Ваш партнер всегда оставляет грязную посуду в раковине? Хотя нам может нравиться наш коллега и мы любим своего партнера, такое поведение может вызывать у нас сильное раздражение. Обращаясь к колесу Плучика, вы можете видеть, что раздражение — более слабая форма гнева.

Хотя это не так сильно, как гнев, это результат схожего мыслительного процесса: что-то произошло или кто-то делает то, чего вы бы хотели, чтобы они не делали. И у вас нет контроля над этим.

Страх

Страх часто называют одной из основных базовых эмоций, потому что он тесно связан с нашим чувством самосохранения. Это развитая реакция, которая предупреждает нас об опасных ситуациях, неожиданных препятствиях или неудачах. Мы не чувствуем страха для того, чтобы расстраиваться, напротив, он помогает нам успешно справляться с потенциальной опасностью.

Принятие эмоции страха и изучение того, почему он возникает, может помочь вам заранее подготовиться к решению проблем.

Беспокойство

Подобно страху, тревога стремится предупредить нас о потенциальных угрозах и опасностях. Это часто рассматривается как негативная эмоция, поскольку считается, что тревожный характер ухудшает суждение и нашу способность действовать. Новое исследование показало обратное.

Zein, Wyatt и Grezes (2015) обнаружили, что тревожность повышала способность участников узнавать лица с сердитыми или испуганными выражениями.Они измерили электрические сигналы в головном мозге и обнаружили, что участники с неклиническим диагнозом переключили свою энергию с сенсорных (выражающих эмоции) на моторные (физические действия) схемы. В основном участники с тревогой были более готовы реагировать и реагировать на предполагаемые угрозы.

Печаль

Если вы пропустите дедлайн, получите плохую оценку или не получите работу, на которую возлагали свои надежды, вам, вероятно, станет грустно. Печаль бывает, когда мы недовольны собой, своими достижениями или поведением окружающих.Печаль может быть полезной, поскольку она указывает нам на то, что мы чем-то увлечены. Это может стать отличным катализатором для стремления к переменам.

Вина

Вина — сложная эмоция. Мы можем почувствовать это по отношению к себе и прошлому поведению, которого, как нам хотелось бы, не произошло, но также и по отношению к тому, как наше поведение влияет на окружающих. Вину часто называют «моральной эмоцией» (Haidt, 2000), и она может быть еще одним сильным катализатором, побуждающим нас к изменениям в нашей жизни.

Апатия

Подобно вине, апатия может быть сложной эмоцией. Если вы потеряли энтузиазм, мотивацию или интерес к тому, что вам раньше нравилось, это может быть связано с апатией. Подобно гневу, он может возникнуть, когда мы теряем контроль над сценарием или ситуацией, но вместо того, чтобы сердиться, мы преследуем более пассивно-агрессивное выражение бунта.

Отчаяние

Вы когда-нибудь пытались достичь определенной задачи или цели несколько раз, но безуспешно? Это заставило вас поднять руки вверх и устроить лагерь в постели с большой ванной мороженого для компании? Это отчаяние, и это эмоция, которая возникает, когда мы не получаем желаемых результатов.Отчаяние дает нам повод отказаться от желаемых целей и возвращается к тактике самосохранения.

Отчаяние на самом деле может быть полезным напоминанием о том, что нужно сделать перерыв и восстановить силы, прежде чем продолжать преследовать трудную цель.

Что вызывает негативные эмоции и почему они возникают?

Как только вы начнете немного больше изучать отрицательные эмоции, вы действительно сможете начать понимать, что может вызывать или запускать их, и почему они у нас вообще есть.

С точки зрения причин это может быть несколько вещей, например:

  • Тревога была вызвана собеседованием по поводу новой работы
  • Злость от попадания в пробку
  • Печаль от разрыва
  • Раздражение, что коллега не выполнил работу по большому проекту
  • Отчаяние из-за невозможности придерживаться нового режима тренировки

Эмоции — это источник информации (Schwarz and Clore, 1996), который помогает вам понять, что происходит вокруг вас.Отрицательные эмоции, в частности, могут помочь вам распознать угрозы (Zein, Wyatt and Grezes, 2015) и почувствовать себя подготовленным к позитивным действиям в отношении потенциальных опасностей (Biswas-Diener and Kashdan, 2014).

Множество различных событий в нашей жизни будет вызывать разные эмоциональные реакции с разной степенью интенсивности. Как человек, вы будете испытывать весь спектр эмоций на протяжении всей жизни в ответ на быстро меняющиеся ситуации.

Хотим ли мы полностью преодолеть и остановить негативные эмоции?

Короче говоря, нет.

Для нас нормально хотеть уйти от эмоций, которые заставляют нас чувствовать себя плохо. В качестве эволюционной реакции негативные эмоции в современном мире на самом деле не являются признаком серьезной угрозы для нас, но их преодоление и остановка в целом будет для нас очень пагубной.

Отрицательные эмоции — невероятно нормальная, здоровая и полезная часть жизни. Я думаю, что очень важно не попасть в «ловушку счастья», полагая, что эти эмоции являются признаком слабости или низкого эмоционального интеллекта.Я знаю по собственному опыту, что попытки спрятаться от негативных эмоций могут привести к еще большей эмоциональной боли.

Как человек, вы на протяжении всей жизни будете испытывать полный спектр эмоций в ответ на быстро меняющиеся ситуации. Нет эмоций без цели. Именно тогда, когда мы начинаем изучать и понимать цель каждой эмоции, мы узнаем новые способы реагирования, которые поддерживают наш эмоциональный рост и чувство благополучия.

При исследовании отрицательных эмоций также важно знать, что они не единственный источник информации, к которому у вас есть доступ.Прежде чем действовать в соответствии с какой-либо эмоцией, вам также следует попытаться изучить свой предыдущий опыт, накопленные знания и воспоминания, личные ценности и желаемые результаты для любого данного сценария (Shpancer, 2010).

Помните: эмоции — это реакция на низком уровне, поэтому вы можете решить, как реагировать на них, и не позволять им влиять на ваше поведение.

Каковы последствия негативных эмоций?

Хотя понимание того, что отрицательные эмоции являются здоровой частью жизни, важно, есть и обратная сторона того, чтобы давать им слишком много свободы.

Если вы потратите слишком много времени на отрицательные эмоции и ситуации, которые могли их вызвать, вы можете погрузиться в спираль размышлений. Руминация — это тенденция постоянно думать, воспроизводить или зацикливаться на негативных эмоциональных ситуациях и переживаниях (Nolen-Hoeksema, 1991).

В этой спирали негативного мышления вы можете в конечном итоге чувствовать себя все хуже и хуже из-за ситуации и себя, что может иметь ряд пагубных последствий для вашего психического и физического благополучия.

Проблема с руминацией заключается в том, что она увеличивает цепь реакции вашего мозга на стресс, а это означает, что ваше тело излишне наводняется гормоном стресса кортизолом. Есть убедительные доказательства того, что это является движущей силой клинической депрессии (Izard, 2009).

Дальнейшие исследования связали склонность к размышлениям с рядом вредных привычек, таких как переедание, курение и употребление алкоголя, наряду с последствиями для физического здоровья, включая бессонницу, высокое кровяное давление, сердечно-сосудистые заболевания, а также клиническую тревогу и депрессию (Gerin et al, 2012, Dimsdale, 2008, Everson et al, 1998).

Другое исследование показало, что людям, которые долго размышляли после негативного эмоционального опыта, требовалось больше времени, чтобы оправиться от физиологического воздействия этого опыта (Szabo et al, 2017).

Руминация может быть сложной лазейкой, из которой можно выбраться, тем более, что большинство людей не осознают, что застряли в руминации, и вместо этого полагают, что они активно решают проблемы (Япко, 2015). Это может иметь дополнительные последствия для психического и физического благополучия.

Как они могут повлиять на наше здоровье и благополучие?

На наше здоровье и благополучие напрямую влияют не отрицательные эмоции, а то, как мы реагируем и обрабатываем их, когда действительно переживаем их, что действительно имеет значение.

Зацикливание на отрицательных эмоциях может увеличить выработку нашим организмом гормона стресса, кортизола, что, в свою очередь, истощает нашу когнитивную способность активно решать проблемы, а также может повредить нашу иммунную защиту, делая нас более восприимчивыми к другим заболеваниям (Iliard, 2009). . Хронический стресс также связан с более короткой продолжительностью жизни (Epel et al, 2004).

Гнев — это негативная эмоция, которая, как было доказано, оказывает наибольшее влияние на наше здоровье и благополучие, особенно там, где с этим плохо справляются.Исследования связывают гнев с различными проблемами со здоровьем, включая высокое кровяное давление, сердечно-сосудистые заболевания и расстройства пищеварения (Hendricks et al, 2013).

Бурма (2007) связал нездоровое количество гнева с повышенным уровнем кортизола, что привело к снижению эффективности иммунной системы. Исследование Бурмы показало, что хронически злые люди чаще болеют простудой, гриппом, астматическими симптомами и кожными заболеваниями, такими как сыпь, по сравнению с людьми, не являющимися хронически злыми.

В новой области исследований изучается влияние отрицательных эмоций на наши сенсорные восприятия и переживания. Келли и Шмейхель (2014) исследовали влияние страха и гнева на наше осязание. Участников попросили вспомнить, пережить и описать личный опыт, который вызвал реакцию страха или гнев.

Затем исследователи применили двухточечную процедуру различения — в основном, рука участника была скрыта от их взгляда, и их ткнули в указательный палец одной или двумя точками.

Затем участники должны были решить, ткнули ли их одним или двумя инструментами. Более высокая неточность предполагает снижение осязания. Участники, которых попросили вспомнить реакцию страха, постоянно демонстрировали снижение осязания при различении одной или двух точек контакта.

Исследования влияния негативных эмоций на наше сенсорное восприятие все еще продолжаются, но они могут дать отличное понимание того, почему мы можем удерживать негативные эмоции и как они влияют на нашу память о негативных ситуациях.

Негативные эмоции и рак

Некоторые исследования начали изучать связь между негативными эмоциями и раком. Опять же, в этой области большая часть исследований была сосредоточена именно на гневе как отрицательной эмоции и его связи с раком.

Гнев как эмоция — это нормально, но, как мы уже убедились в исследовании, именно то, как он выражается — или не выражается — может вызвать проблемы. Когда гнев интенсивный и продолжительный или, с другой стороны, подавленный, он становится тем, что исследователи называют нездоровым гневом (Enright & Fitzgibbons, 2015).

Нездоровый гнев в подавленном состоянии был связан с раком. Томас и др. (2000) обнаружили, что пациенты с раком также демонстрируют чрезвычайно низкие показатели гнева при тестировании, что, по их мнению, свидетельствует о том, что пациенты подавляли или подавляли свой гнев. Исследователи предположили, что это свидетельство того, что подавленный гнев может быть предвестником развития рака.

Другие исследования, кажется, подтверждают их утверждение. В исследованиях с участием женщин, у которых диагностирован рак груди, исследователи сообщают о статистически значимой взаимосвязи между тем, что они называют крайним подавлением гнева, и диагнозом рака груди (Greer and Morris, 1975).

Женщины, подавившие свой гнев, показали повышенный уровень иммуноглобулина А в сыворотке, который был связан с некоторыми аутоиммунными заболеваниями (Pettingale, Greer and Tee, 1977).

Пенедо и др. (2006) сосредоточили внимание на влиянии подавленного гнева на рак простаты. Они обнаружили сильное присутствие цитотоксичности естественных киллерных клеток у мужчин, которые сообщали, что не подавляли свой гнев.

Хотя эти исследования, кажется, предполагают связь, особенно с подавленным гневом, исследований в этой области все еще слишком мало, чтобы делать выводы.Он также не показывает сильной связи между гневом и всеми видами рака, только выборочными. Также стоит отметить, что эти исследования относятся к чрезвычайно подавленному гневу, который довольно редко встречается у большинства людей.

Эти исследования действительно дают представление о долгосрочных эффектах негативных эмоций, таких как гнев, когда с ними не обращаются проактивными способами.

5 доказанных преимуществ отрицательных эмоций

Это не так уж и плохо. При правильном обращении с отрицательными эмоциями может быть доказано благотворное влияние на наше благополучие, и для изучения этого аспекта отрицательных эмоций было проведено гораздо больше исследований.

Я обобщил некоторые ключевые выводы исследования о том, как отрицательные эмоции могут принести вам пользу:

1. Печаль помогает уделять больше внимания деталям

Если положительные эмоции сигнализируют о том, что в нашем ближайшем окружении все в порядке, отрицательные эмоции предупреждают нас о наличии проблем или новых стимулов, требующих более пристального внимания (Forgas, 2014). Печаль предупреждает нас о том, что что-то не так, и просит обратить внимание на то, почему это может быть, что может быть причиной этого и что нам нужно сделать, чтобы это исправить.

2. Гнев может быть сильным мотиватором для поиска посредничества

Гнев сопровождается агрессией только примерно в десяти процентах сценариев (Kassinove and Tafrate, 2002). Доказано, что гнев побуждает вас искать активные формы поведения для решения сценариев или людей, которые вы сочли проблемными, но это не обязательно означает конфронтацию или физические действия.

Гнев — это сильное предупреждение, которое побуждает вас задуматься о том, почему кто-то может вести себя определенным образом и что вы можете сделать, чтобы восстановить мир.

3. Беспокойство побуждает к новым подходам к проблемам и вызовам

Когда мы чувствуем тревогу, мы стараемся делать все, что в наших силах, чтобы больше не чувствовать себя так. Беспокойство тесно связано с нашей реакцией «бей или беги», которая позволяет вашему телу быстро создавать энергию, готовую к действию. Когда мы сталкиваемся с опасными ситуациями, беспокойство берет верх и побуждает нас быстро искать решения, чтобы избежать опасности (Biswas-Diener and Kashdan, 2014).

4.Вина помогает изменить негативное поведение

Вина может быть исключительно полезной эмоцией. По сути, это наш моральный компас, и когда он срабатывает, это хороший признак того, что мы, возможно, вели себя или сказали что-то обидное по отношению к кому-то, кто нам небезразличен. Это похоже на нашу внутреннюю систему наказания самих себя, когда мы сделали что-то не так.

Люди, которые более склонны к чувству вины, с меньшей вероятностью будут воровать, употреблять наркотики, прибегать к насилию или пить и водить машину (Biswas-Diener and Kashdan, 2014).

5. Зависть побуждает работать усерднее

Ревность не всегда злонамеренна. В большинстве случаев это то, что психологи называют «доброй завистью». Доказано, что мягкая зависть побуждает учащихся лучше выполнять тесты и школьные задания, поскольку, когда другой учащийся получает хорошую оценку, для них это становится более ощутимым (van de Vien, Zeelenberg and Pieters, 2011).

В следующий раз, когда вы почувствуете зависть из-за того, что кто-то другой достиг желаемой цели, постарайтесь увидеть в этом что-то хорошее — это означает, что цель полностью достижима и для вас.

Могут ли они повысить точность памяти?

Я кратко коснулся этого вопроса ранее в статье, но да — похоже, что отрицательные эмоции могут помочь улучшить точность нашей памяти.

Психологические исследования, кажется, действительно подтверждают эту концепцию. Кажется, что наши эмоции увеличивают нашу способность получать доступ к «соответствующей настроению» информации (то есть информации, связанной с конкретными эмоциями) в наших банках памяти (Isen et al, 1978, Bower, 1981).

Кенсинджер, Гарофф-Итон и Шактер (2006) обнаружили, что участники, которые ассоциировали отрицательные эмоции с разными объектами, а не с объектами, ассоциированными с нейтральными эмоциями, были более точно способны вспомнить точные визуальные детали отрицательно связанных предметов.

Свидетельства также показали, что отрицательные эмоции усиливают как наши индивидуальные впечатления от яркости воспоминаний, так и нашу способность вспоминать некоторые детали конкретных событий (Kensinger 2007).

Визуализация мозга также связала взаимодействие с областями мозга, обрабатывающими эмоции, и областями, связанными с кодированием и извлечением памяти (Kensinger, 2007, Bisby and Burgess, 2017).

Отрицательные эмоции и мотивация

Появляется новое исследование, связывающее отрицательные эмоции с мотивацией.Гнев до сих пор был основной эмоцией, исследуемой в этой области, и ее неоднократно связывали с поощрением и побуждением действовать в рамках заданного сценария, но необходимы дополнительные исследования (Хармон-Джонс, Прайс, Гейбл и Петерсон, 2014).

Бисвас-Динер и Кашдан (2014) предложили идею «целостности», которая побуждает нас видеть сложные или отрицательные эмоции как часть более широкой картины общего счастья. Они говорят нам, что необходимы изменения, и что нам нужно действовать в соответствии с негативным поведением, чтобы создать изменение, которое приведет нас к дальнейшему счастью.

Эти исследователи советуют нам конструктивно направлять свои негативные эмоции, чтобы удовлетворить наши более глубокие потребности и добиться положительных результатов.

Позитивная психология «второй волны» следует в том же духе. Ивтзан, Хефферон и Уорт (2015) подтверждают, что этот новый подход к позитивной психологии видит в нас принятие невзгод, дискомфорта и негативных эмоций как путь к повышению устойчивости.

Они рассматривают отрицательные эмоции как важную часть духовной жизни, и, примиряясь с трудными эмоциями, такими как вина или беспокойство, мы выстраиваем более глубокую связь с тем, кем мы хотим быть и как мы хотим проявляться в этом мире.

Что касается мотивации, существует несколько интересных исследований о том, как отрицательные эмоции могут помочь нам в достижении целей обучения. Ранние доказательства этой связи показали, что отрицательные эмоции, такие как тревога и страх в академической среде, вредны для успеха.

Исследования до сих пор были сосредоточены на тревожности перед тестированием и его негативном влиянии на результаты тестов (Zeidner, 2014). Новые исследования показывают, что это сложнее, чем кажется. Роу, Фитнес и Вуд (2018) обнаружили, что взрослые учащиеся воспринимали отрицательные эмоции как вредные, на самом деле они оказывали благотворное влияние в некоторых сценариях.

Исследователи пришли к выводу, что роль отрицательных эмоций сложнее, чем предполагают текущие исследования.

Как мы уже выяснили, я думаю, что именно наше осознание и понимание наших негативных эмоций может привести к тому, что они будут иметь наилучшие преимущества в любой конкретной ситуации. Обладая более глубоким пониманием, мы можем и дальше использовать свои негативные эмоции, чтобы мотивировать нас на достижение целей и поиск решений проблем, с которыми мы, возможно, сталкиваемся.

Как мы можем лучше всего контролировать свои негативные эмоции и бороться с ними?

Один из лучших способов справиться с негативными эмоциями — это принять.

Так же, как отрицательные эмоции приносят пользу, постоянное принуждение себя к счастью также может нанести ущерб нашему общему эмоциональному благополучию.

Принятие отрицательных эмоций как в себе, так и в других — это часть человеческого существования, что позволяет нам лучше сострадать к тому, как они могут себя представить и почему. Вместо того, чтобы застревать в мышлении, что отрицательных эмоций нужно избегать или что они каким-то образом «неправильны» для переживания, нам нужно признать, что они являются естественной частью того, кто мы есть.

Как только мы это сделаем, мы действительно сможем начать менять то, как мы можем реагировать на них, и развивать поведение, которое имеет смысл и приносит пользу тому, как мы выражаем себя и взаимодействуем с другими.

6 советов по управлению, обработке и принятию отрицательных эмоций

По мере того, как позитивная психология лучше понимает наши отрицательные эмоции, она также смогла предоставить нам несколько стратегий для уравновешивания этих эмоций в нашей повседневной жизни.

Sims (2017) исследовали способы проактивной обработки и признания отрицательных эмоций и придумали аббревиатуру СЛЕЗЫ НАДЕЖДЫ, чтобы помочь тренировать и направлять людей.Вот что это означает:

T = Учить и учиться

Это процесс прислушивания к тому, чему ваше тело пытается научить вас посредством представления отрицательных эмоций, и изучения того, что они означают. Это построение вашего личного знания о том, как вы реагируете на эмоциональные состояния, интерпретация сигналов, которые посылает вам ваше тело, и признание того, что они служат определенной цели.

E = Экспресс и включить

Отрицательные эмоции побуждают нас выражать их.Это очень действенные эмоции. express и включают , часть аббревиатуры побуждает вас исследовать это с открытостью и любопытством. Речь идет о том, чтобы вы приняли свои природные инстинкты и позволили им присутствовать без обид.

A = Принять и подружиться

Это хорошо следует из экспресс и включить. Речь идет о том, чтобы подружиться с собой и стать тем, кем вы являетесь как человек. Сосредоточьтесь на увеличении вашего принятия с помощью положительных утверждений, чтобы превратить вашу сферу отрицательных эмоций в пространство принятия.

R = Переоценка и переделка

Как только вы начнете признавать, что это естественная часть того, кто вы есть, вы можете сосредоточиться на переосмыслении ситуации и на том, как вы на нее реагируете. То, что возникла негативная эмоция, не означает, что вы должны реагировать так, чтобы вредить вам и окружающим.

Принятие отрицательных эмоций — это не признание или оправдание плохого поведения, а осознание себя и других для создания положительных реакций.

S = Социальная поддержка

Знание о том, что отрицательные эмоции присутствуют в каждом из нас почти одинаково, может быть фантастическим источником сострадания и сочувствия для окружающих. Именно так мы обрабатываем наши эмоции, которые отличаются друг от друга, поэтому видя кого-то в приступе гнева, зная, что он просто справляется с предполагаемой угрозой, может действительно побудить нас подойти к нему с состраданием, а не с гневом.

H = Гедоническое благополучие и счастье

Это процесс объединения положительного опыта с отрицательным.Поскольку мы с большей готовностью вспоминаем отрицательные переживания, для нас может быть полезно сгруппировать их с положительными переживаниями, чтобы не попасть в ловушку размышлений. Таким образом, мы можем сосредоточить больше энергии на воспоминании о положительном опыте.

O = Наблюдать и присутствовать

Найдите время, чтобы действительно понаблюдать за своими реакциями, не игнорируя их, не подавляя и не преувеличивая. Используйте внимательность, чтобы сосредоточить внимание на своем разуме и теле и на том, какие эмоции вызывают внутри вас.Без осуждения обращайте внимание на эти реакции.

P = Физиология и изменения поведения

Наблюдая за своими эмоциональными и умственными реакциями, наблюдайте и за своими физиологическими реакциями. Сосредоточьтесь на своем дыхании, частоте сердечных сокращений и почувствуйте изменения в своей физиологии, которые могли быть вызваны негативными эмоциями. Опять же, обращайте внимание на эти изменения без осуждения.

E = Эвдемония

Возможно, это незнакомое вам слово, но его стоит добавить в свой словарный запас.Эвдемония — это греческое слово, которое в основном относится к доброму духу. Это означает, что вы достигли состояния счастья, здоровья и благополучия, и вы научились выполнять действия, которые приводят к вашему общему благополучию. Это означает, что вы активно стремитесь к чувству подлинности во всем, что делаете.

Я изучил доступные исследования, а также собрал следующие советы, которые помогут вам управлять, обрабатывать и принимать отрицательные эмоции таким образом, который поможет вам понять их и найти в них ценность:

Представьте себе «лучшее из возможного»

Если вы чувствуете, что ваши негативные эмоции берут верх, что вы не выражаете их здоровым образом или застреваете в размышлениях, вам может помочь простая техника визуализации.

Вместо того, чтобы сосредотачиваться только на отрицательных эмоциях или на том, что вы делаете неправильно, сосредоточьтесь на том, каким вы хотите видеть поведение.

Как выглядит ваша лучшая версия в этом сценарии? Как бы они отреагировали? Что бы они сказали? Как бы они себя чувствовали? Что они будут делать после? Вы можете делать это как мысленно-визуальное упражнение или упражнение в журнале.

Потратив время раз в неделю на практику, это может дать потрясающие результаты не только для вашего настроения, но и для того, как вы подойдете к сценарию в следующий раз, когда он появится.

Практика благодарности

Доказано, что практика признательности имеет прекрасный эффект как для получателей, так и для дарителей. Эти эффекты имеют далеко идущие последствия для нашего настроения и восприятия событий, поэтому стоит потратить немного времени на добавление практики в свой еженедельный репертуар.

Будь то мелочи или большие дела, лично, по телефону, в письме или простом текстовом сообщении, сообщение кому-то о том, что вы цените его или что-то, что он сделал, действительно может повлиять на ваше восприятие и реакцию к отрицательным эмоциям.

Изучите техники внимательности

Если вы обнаруживаете, что у вас короткий запал, а гнев — это ваша негативная эмоция (или если вы обнаруживаете, что всегда находитесь в спектре эмоции гнева и регулярно испытываете раздражение), внимательность может помочь переосмыслить то, что вы чувствуете.

Следуйте указаниям СЛЕЗ НАДЕЖДЫ и найдите время, чтобы понять, почему вы можете реагировать таким образом. Внимательность может помочь вам найти свободное пространство, чтобы делать это в позитивном ключе.

Научитесь реагировать, а не реагировать

Знаете ли вы разницу между тем, как вы реагируете, и тем, как вы реагируете? Негативные эмоции часто побуждают нас немедленно реагировать на заданный сценарий.Когда мы злимся, мы можем наброситься или закричать. Когда нам становится грустно, мы можем отстраняться и отвергать людей вокруг нас.

Иногда нам нужно действовать в соответствии с этими импульсами, но в большинстве случаев мы этого не делаем. Изучая свои отрицательные эмоции, вы можете начать развивать свое понимание того, как вы реагируете, и вместо этого начать переключать это на положительные способы реагирования — что может означать понимание того, что никакой реакции не требуется вообще.

Знайте, когда сделать перерыв

Знайте, когда лучше провести день наедине с собой.Если вы постоянно испытываете отрицательные эмоции и изо всех сил пытаетесь с ними справиться, ваше тело говорит вам, что что-то не так.

Возьмите день на повторное центрирование. Наполните этот день позитивным опытом, занимаясь тем, что, как вы знаете, подпитывает вас и заставляет чувствовать себя хорошо. Такой перерыв может помочь перестроить ваше мышление, дать вам некоторое пространство для переосмысления того, почему вы, возможно, испытываете негативные эмоции, и придумать некоторые позитивные стратегии преодоления.

Это всего лишь краткое обобщение советов, которые, как мне кажется, были бы наиболее полезными, но все сводится к вам как личности.Некоторые из них могут работать очень хорошо, а другие — нет. Убедитесь, что вы попробовали несколько разных стратегий и нашли те, которые лучше всего подходят вам.

Взгляд на негативные эмоции на рабочем месте

Наша работа и рабочее место могут быть для нас источником большой радости и достижений. С другой стороны, они также могут быть полем битвы за неудовлетворенность и ряд отрицательных эмоций. Эти эмоции могут вдвойне беспокоить на работе, поскольку мы пытаемся управлять своей реакцией перед коллегами по профессии и нашим начальником.В противном случае наша работа может оказаться под угрозой. Я почти уверен, что мы все хотим этого избежать!

Ниже я взял пять наиболее распространенных негативных эмоций, которые возникают на работе, и то, о чем они могут сигнализировать:

Гнев — Гнев на работе может возникать по разным причинам. Вы можете быть разочарованы слабым коллегой, тираническим начальником, сокращениями или несправедливым обращением.

Из всех отрицательных эмоций гнев — это, вероятно, та, которую вы больше всего хотите контролировать на рабочем месте.Если вы чувствуете, что на работе нарастает гнев, не забывайте отвечать, а не реагировать.

Удалите себя из сценария, прогулявшись и подышав свежим воздухом. Используйте внимательность, чтобы вернуть свое тело и разум в состояние покоя и подойти к проблеме рационально.

Страх — В неопределенные времена страх может возникнуть на работе по нескольким причинам. Возможно, вас беспокоит избыточность или безопасность работы. Или вы можете испытывать страх и беспокойство из-за токсичного начальника или коллеги.Ваш страх говорит вам, что вы не чувствуете себя в безопасности. Решите проблему, что вызывает у вас страх, и какие шаги нужно предпринять, чтобы добиться положительных изменений.

Если вас беспокоит безопасность работы, обновите свое резюме и пройдя курс повышения квалификации, это поможет вам почувствовать себя позитивно и контролировать свой сценарий. Если дело касается токсичного коллеги или начальника, обратитесь за помощью. Поговорите с доверенным коллегой, другом или представителем отдела кадров и получите совет.

Вина — Вина — дело непростое.Возможно, вы взяли больничный, когда вам не следовало делать это, или обвиняли коллегу в том, что вы пропустили крайний срок. Вина — это ваш моральный компас, говорящий вам, что что-то не так. Вы не можете вернуться и изменить прошлое поведение, но вы можете обращать внимание, когда возникает эмоция, и стремиться что-то изменить.

Jealousy — Есть ли один конкретный коллега, который, кажется, всегда получает похвалу? Кто, возможно, наградил вас этим продвижением, повышением заработной платы или крупным клиентом? Ревность может возникать на работе, когда мы чувствуем, что кто-то достигает целей, которых мы хотим достичь сами, но, возможно, испытываем трудности с этим.

Важно не допустить, чтобы это переросло в злобную ревность, и избегайте сплетен (кроме положительных) вокруг кулера с водой, как бы соблазнительно это ни было. Используйте свою ревность, чтобы побудить вас к достижению целей. Вместо того чтобы огорчаться, обратитесь к коллеге за советом о том, как вы тоже можете стать лучше. Обратитесь к ним за помощью, и вы сможете создать союз, который принесет пользу, а не вражду, которая никому не принесет пользы.

Апатия — Чувство незаинтересованности в своей работе или задачах — признак того, что это необходимо изучить.Если вы чувствуете отстраненность от работы и коллег, это может быть признаком того, что пора двигаться дальше или искать новые проблемы.

Никому не нравится, когда ему скучно, и это может быть вашим пассивно-агрессивным способом упираться в пятки, а не принимать необходимые изменения. Если это чувство апатии распространяется на другие области вашей жизни, это может быть признаком депрессии, поэтому обязательно обратитесь за профессиональной поддержкой, если вам трудно чувствовать мотивацию в жизни.

Подобно тому, как отрицательные эмоции вне работы являются признаком того, что что-то нужно изменить, то же самое верно и в случае, когда они возникают на работе.Проактивно исследуйте это чувство и посмотрите, к чему оно вас приведет.

8 Ted Talk и видео на YouTube

Если вы не знакомы с TED Talks, они являются отличным ресурсом для того, чтобы узнать больше о нашем мире, наших глобальных сообществах и получить некоторые действительно удивительные мысли по темам, которые вы, возможно, еще не изучали.

Каждое выступление короткое — 15 минут — поэтому они не отнимут у вас много времени, но я гарантирую, что вы многому научитесь! Ниже я собрал некоторые из моих любимых TED Talks об эмоциях.

Тиффани Уотт-Смит — История человеческих эмоций

Лиза Фельдман Барретт — Вы не во власти своих эмоций

Сьюзан Дэвид — Дар и сила эмоционального мужества

Алан Уоткинс — Почему ты чувствуешь то, что чувствуешь

Еще один канал YouTube, который я считаю исключительно полезным для развития моего собственного понимания своих эмоций и эмоционального интеллекта, представлен The School of Life .Несколько фаворитов включают:

Как обрабатывать свои эмоции

Почему не следует доверять своим чувствам

Сострадание к себе

Как быть грустным

Сообщение о возвращении домой

Исследование этой темы стало для меня настоящим открытием. Мне кажется, что я так много узнал об эмоциях в целом, и более того, это открыло новый уровень принятия для меня и того, как негативные эмоции присутствуют в моей жизни.

Я определенно стал жертвой мысли о том, что отрицательные эмоции необходимо исключить из моего эмоционального репертуара, и чувствовал, что они снижают мой эмоциональный интеллект из-за того, как я на них реагирую. Узнав, что они не только совершенно нормальные, но, приложив немного усилий, открытости и любопытства, я смог научиться развивать в себе сострадание и контроль.

Если есть что-то, что я хочу, чтобы вы вынесли из этой статьи, то это часть сострадания к вашей полной способности испытывать эмоции как человеческое существо.Отрицательные эмоции — чрезвычайно важная часть нашего существования. Будьте открыты для них, принимайте их участие в своей жизни и учитесь использовать их проактивно.

Не забывайте отвечать, а не реагировать, и я уверен, что вы найдете новые способы подойти к этим эмоциям с искренностью и позитивом.

Я хотел бы услышать ваши мысли и отправиться в путешествие по преодолению негативных эмоций, пожалуйста, оставляйте свои комментарии ниже.

Надеемся, вам понравилась эта статья.Не забудьте скачать наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно.

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс по эмоциональному интеллекту © представляет собой 6-модульный учебный пакет по эмоциональному интеллекту для практикующих, который содержит все материалы, которые вам понадобятся, чтобы стать экспертом в области эмоционального интеллекта, помогая вашим клиентам обуздать свои эмоции и развивать эмоциональную связь. в их жизни.

  • Адлер, Р. С., Розен, Б., и Сильверштейн, Э. М.(1998). Эмоции на переговорах: как справиться со страхом и гневом. Negotiation Journal, 14 (2), 161-179.
  • Бисби, Дж. А., и Берджесс, Н. (2017). Различное влияние отрицательных эмоций на запоминание предметов и ассоциаций и их связь с навязчивыми образами. Текущее мнение в области поведенческих наук , 17, 124-132.
  • Бисвас-Динер, Р. и Кашдан, Т. (2014). Положительная сторона вашей темной стороны: почему быть самим собой — а не просто «хорошим» я — движет успехом и самореализацией. .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Эйвери Паблишинг.
  • Бурма, К. (2007). Физиология гнева. Получено с http://healthmad.com/mental-health/physiology-of-anger/
  • .
  • Бауэр, Г. Х. (1981). Настроение и память. Американский психолог, 36 (2), 129-148.
  • Камбрия, Э., Ливингстон, А., и Хуссейн, А. (2012). Песочные часы эмоций. В A. Esposito et al. (Ред.), Когнитивно-поведенческие системы (стр. 144-157). Берлин, Гейдельберг: Springer.
  • Димсдейл, Дж.Э. (2008). Психологический стресс и сердечно-сосудистые заболевания. Журнал Американского колледжа кардиологии, 51 (13), 1237-1246.
  • Экман, П. (1999). Основные эмоции. В T. Dalgleish & M. Power (Eds.), Handbook of Cognition and Emotion (стр. 45-60). Сассекс, Великобритания: John Wiley & Sons.
  • Энрайт Р. Д. и Фитцгиббонс Р. П. (2015). Терапия прощения: эмпирическое руководство для разрешения гнева и восстановления надежды . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Эпель, Э. С., Блэкберн, Э. Х., Лин, Дж., Дхабхар, Ф. С., Адлер, Н. Э., Морроу, Дж. Д. и Коутон, Р. М. (2004). Ускоренное укорочение теломер в ответ на жизненный стресс. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 101 (49), 17312-17315.
  • Эверсон, С. А., Гольдберг, Д. Э., Каплан, Г. А., Юлкунен, Дж., И Салонен, Дж. Т. (1998). Выражение гнева и возникающая гипертония. Психосоматическая медицина, 60 (6), 730-735.
  • Форгас, Дж. П. (2014). Печаль может быть вам полезна четырьмя способами. Получено с https://greatergood.berkeley.edu/article/item/four_ways_sadness_may_be_good_for_you
  • .
  • Герин В., Завадски М. Дж., Бросшот Дж. Ф., Тайер Дж. Ф., Кристенфельд Н. Дж., Кэмпбелл Т. С. и Смит Дж. М. (2012). Руминация как посредник хронического стрессового воздействия на гипертонию: причинная модель. Международный журнал гипертонии , 2012 .
  • Грир, С., и Моррис, Т.(1975). Психологические атрибуты женщин, у которых развивается рак груди: контролируемое исследование. Журнал психосоматических исследований, 19 (2), 147-153.
  • Haidt, J. (2000). Положительная эмоция возвышения. Профилактика и лечение, 3 (1), статья 3c.
  • Хармон-Джонс, Э., Прайс, Т. Ф., Гейбл, П. А., и Петерсон, К. К. (2014). Подходите к мотивации и ее отношению к положительным и отрицательным эмоциям. В М. М. Тугаде, М. Н. Шиоте и Л. Д. Кирби (ред.), Справочник положительных эмоций (стр. 103-118). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.
  • Хендрикс, Л., Бор, С., Аслиния, Д., и Моррисс, Г. (2013). Влияние гнева на мозг и тело. Национальный форум по консультированию и наркозависимости, 2 (1), 2-5.
  • Изен, А. М., Шалкер, Т. Е., Кларк, М., и Карп, Л. (1978). Воздействие, доступность материала в памяти и поведение: когнитивный цикл? Журнал личности и социальной психологии, 36 (1), 1-12.
  • Ицван, И., Ломас, Т., Хефферон, К., & Уорт, П. (2015). Вторая волна позитивной психологии: принятие темной стороны жизни . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.
  • Изард, К. Э. (2009). Теория эмоций и исследования: основные моменты, вопросы без ответов и возникающие проблемы. Ежегодный обзор психологии, 60 , 1-25.
  • Кассинов, Х. и Тафрат, К. С. (2002). Управление гневом: Полное руководство по лечению для практикующих (Серия «Практический терапевт») .Санта-Кларита, Калифорния: Издательство Impact Publishing.
  • Келли, Н. Дж., И Шмейхель, Б. Дж. (2014). Влияние отрицательных эмоций на сенсорное восприятие: страх, но не гнев, снижает тактильную чувствительность. Границы психологии, 5 .
  • Кенсингер, Э. А. (2007). Отрицательные эмоции повышают точность памяти: поведенческие и нейровизуализационные данные. Текущие направления в психологической науке, 16 (4), 213-218.
  • Кенсингер, Э.А., Гарофф-Итон, Р. Дж., И Шактер, Д.Л. (2007). Как негативные эмоции усиливают визуальную специфичность воспоминаний. Journal of Cognitive Neuroscience, 19 (11), 1872–1887.
  • Лазарь Р. С. (1991). Эмоция и адаптация . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Lazarus, R. S., & Lazarus, B. N. (1996). Страсть и разум: понимание наших эмоций . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Нолен-Хуксема, С. (1991). Реакции на депрессию и их влияние на продолжительность депрессивных эпизодов. Журнал аномальной психологии, 100 (4), 569-582.
  • Пэм, М. С., (2013). Отрицательная эмоция. Получено с https://psychologydictionary.org/negative-emotion/
  • .
  • Пэрротт, В. Г. (2001). Эмоции в социальной психологии: ключевые чтения в социальной психологии. Филадельфия, Пенсильвания: Психология Пресс.
  • Пенедо, Ф. Дж., Молтон, И., Дан, Дж. Р., Шен, Б. Дж., Кинзингер, Д., Трэгер, Л.,… и Антони, М. (2006). Рандомизированное клиническое испытание группового управления когнитивно-поведенческим стрессом при локализованном раке простаты: развитие навыков управления стрессом улучшает качество жизни и улучшает поиск преимуществ. Анналы поведенческой медицины, 31 (3), 261-270.
  • Петтингейл, К. В., Грир, С., и Ти, Д. Э. (1977). Сывороточный IgA и эмоциональное выражение у больных раком груди. Журнал психосоматических исследований, 21 (5), 395-399.
  • Плутчик Р. (1980). Природа эмоций. Получено с https://web.archive.org/web/20010716082847/http://americanscientist.org/articles/01articles/Plutchik.html
  • .
  • Роземан, И. Дж. (1991). Оценочные детерминанты дискретных эмоций. Познание и эмоции, 5 (3), 161-200.
  • Розен, Р. Х. (2008). Примите неуверенность и беспокойство. Лидер к лидеру, 2008 (50), 34-38.
  • Роу, А. Д., Фитнес, Дж. И Вуд, Л. Н. (2014). Роль и функциональность эмоций в обратной связи в университете: качественное исследование. Австралийский исследователь в области образования, 41 (3), 283-309.
  • Розин П., Лоури Л., Имада С. и Хайдт Дж. (1999). Гипотеза триады CAD: отображение трех моральных эмоций (презрение, гнев, отвращение) и трех моральных кодексов (сообщество, автономия, божественность). Журнал личности и социальной психологии, 76 (4), 574-586.
  • Шварц, Н., и Клор, Г. Л. (1996). Чувства и феноменальные переживания. В Е. Т. Хиггинс и А. Круглански (ред.), Социальная психология: Справочник основных принципов (стр. 433-465). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.
  • Шпансер, Н. (2010). Эмоциональное принятие: почему плохое самочувствие — это хорошо. Получено с https://www.psychologytoday.com/au/blog/insight-therapy/201009/emotional-acceptance-why-feeling-bad-is-good
  • .
  • Бритва, П., Шварц, Дж., Кирсон, Д., & О’Коннор, К. (1987). Знание эмоций: дальнейшее изучение прототипного подхода. Журнал личности и социальной психологии, 52 (6), 1061-1086.
  • Симс, К. М. (2017). Вторая волна позитивной психологии тренирует трудные эмоции: знакомство с мнемоникой «СЛЕЗЫ НАДЕЖДЫ». Психолог-тренер, 13 (2), 66-79.
  • Smith, C. A., & Ellsworth, P. C. (1985). Паттерны когнитивной оценки эмоций. Журнал личности и социальной психологии, 48 (4), 813-838.
  • Сабо, Ю. З., Варнеке, А. Дж., Ньютон, Т. Л., и Валентин, Дж. К. (2017). Симптомы пережевывания и посттравматического стресса у взрослых, подвергшихся травмам: систематический обзор и метаанализ. Тревога, стресс и преодоление, 30 (4), 396-414.
  • Томас С. П., Гроер М., Дэвис М., Дроплман П., Мозинго Дж. И Пирс М. (2000). Гнев и рак: анализ взаимосвязей. Онкологическая помощь, 23 (5), 344-349.
  • Ван де Вен, Н., Зеленберг, М., И Питерс Р. (2011). Почему зависть важнее восхищения. Бюллетень личности и социальной психологии, 37 (6), 784-795.
  • Уильямс, К. Э., и Хиншоу, А. (2018). Вспышки: эволюционный подход к эмоциям в контексте медиации. Negotiation Journal, 34 (2), 165-186.
  • Япко, М. Д. (2015). Ключи к разгадке депрессии: всемирно известный эксперт по депрессии расскажет, что вам нужно знать, чтобы преодолеть депрессию. . Фоллбрук, Калифорния: Публикации Япко.
  • Зейднер, М. (2014). Беспокойство в образовании. В: П. А. Александер, Р. Пекрун и Л. Линненбринк-Гарсия (ред.), Международный справочник эмоций в образовании (стр. 265-288). Лондон, Великобритания: Рутледж.
  • Zein, M. E., Wyart, V., & Grezes, J. (29 декабря 2015 г.). Тревога разъединяет адаптивные функции усиления сенсорной и моторной реакции на социальные угрозы. Получено с https://elifesciences.org/articles/10274
  • .

Не отгоняйте свои негативные эмоции

Примечание редактора: «Как построить жизнь» — это двухнедельная колонка Артура Брукса, в которой рассматриваются вопросы смысла и счастья.


Мне было 5 лет, когда состоялся Вудсток. Единственное, что я помню об этом, было то, что хиппи по телевизору сказал: «Если тебе нравится, сделай это». Учитывая ограниченность моего хорошего самочувствия в то время, я представлял себе не сексуальную революцию и культуру наркотиков, а хиппи, которые едят много конфет и не ложатся спать перед сном перед телевизором.

Я думаю, что такая же радикальная жизненная философия зарождается в нашей культуре, и она началась задолго до того, как пандемия COVID-19 вывернула мир наизнанку из-за страха перед болезнью и экономической боли.Это можно резюмировать так: «Если вам плохо, прекратите». В школе и на работе нам говорят, что обычные негативные эмоции и переживания — страх неудачи или, возможно, грусть из-за разрыва отношений — следует лечить или устранять. Плохо себя чувствует.

Прочтите: рациональный аргумент в пользу того, чтобы следовать своим эмоциям

Это ошибка, как и девиз Вудстока. Я не верю, что радикальный гедонизм или искоренение плохих чувств — это путь к хорошей жизни или, если на то пошло, что-то очень разумное.Чтобы быть ясным, я не говорю о медицинских проблемах, таких как клиническая депрессия, тревога или травма. Я говорю о печали и несчастьях, присущих нормальной жизни, и даже о «негативном влиянии», которое некоторые люди испытывают в относительном изобилии. (Включая меня, кстати: никто не изучает счастье, если он не находит его ускользающим.)

Люди сейчас испытывают нечто большее, чем просто повседневные плохие чувства. Многие потеряли работу и потеряли близких и чувствуют опустошение этой трагедии, которая случается только раз в жизни.Однако даже для тех из нас, кто этого не сделал, пандемия — это особенно тяжелый период в нашей жизни. Но здесь у нас есть возможность оценить преимущества отрицательных эмоций и переживаний и то, как мы можем использовать их для личного улучшения, а не пытаться оттолкнуть их.

Начнем с довольно очевидного: отрицательные эмоции существуют для того, чтобы мы были в безопасности. К основным отрицательным эмоциям относятся печаль, гнев, страх и отвращение. Мы испытываем их непроизвольно в ответ на раздражители окружающей среды.Вы никогда не говорите себе: Эй, я думаю, сейчас я буду бояться — вы просто чувствуете это и реагируете борьбой или бегством, что может спасти вам жизнь. Отвращение также невольно предупреждает нас о потенциальных патогенных микроорганизмах. Конечно, ваша система может быть гиперактивной — у вас могут быть проблемы с управлением гневом или вы можете быть чрезмерно напуганными, — но в более широком смысле: хотя они и не доставляют удовольствия, плохие чувства чрезвычайно важны.

Прочтите: борьба науки за определение эмоций

Отрицательные эмоции также могут сделать нас более эффективными в нашей повседневной деятельности.Во влиятельной статье 2009 года в журнале Psychological Review эволюционные психологи Пол У. Эндрюс и Дж. Андерсон Томсон утверждают, что печаль — и даже депрессия — сохраняются перед лицом эволюции, потому что они приносят когнитивные преимущества. Есть свидетельства того, что печаль помогает нам лучше оценивать реальность в социальных ситуациях, потому что мы с меньшей вероятностью льстим себе или замалчиваем негативные истины. Печаль может даже сделать нас более продуктивными, сосредоточив внимание и помогая нам учиться на ошибках.Вот как неудача, вызванная негативными эмоциями, может в дальнейшем привести к успеху.

Психологи обнаружили, что многие из самых значимых жизненных переживаний довольно болезненны. Например, в одном исследовании 2018 года два психолога из Университета Западного Иллинойса попросили большую группу студентов колледжа рассказать о положительных и отрицательных эмоциях, а также о значимости, которые они связывают со своим образованием и своими отношениями. Студенты сообщили, что эти вещи придали им огромное значение, но цена была высокой.Как резюмировали исследователи свои выводы: «Смысл включает в себя негативные эмоции и беспокойство о потере».

Наконец, подверженность отрицательным эмоциям делает нас сильнее, когда наступает настоящий кризис. Исследования показывают, что «тренинг по прививке стресса», в ходе которого люди учатся справляться с гневом, страхом и тревогой, подвергаясь воздействию раздражителей, вызывающих эти чувства, эффективен для создания эмоциональной устойчивости. Легко представить, что попытки устранить плохие чувства из повседневной жизни могут привести к своего рода «эмоциональной аллергии»: когда наступают тяжелые времена и кто-то чувствует горе или страх, которые невозможно игнорировать, у этого человека не будет инструментов, чтобы столкнуться с этими чувствами.

В общем, если мы хотим жизнь, полную глубокого смысла, настоящей любви и эмоциональной силы, она сопряжена с риском (а часто и с реальностью) дискомфорта, конфликтов и потерь. Это означает, что будет грусть, страх, гнев и отвращение. Если мы избавимся от негативных эмоций и переживаний из своей жизни, мы будем беднее и слабее из-за этого.

Даже если нам посчастливится избежать катастрофических потерь, нынешняя пандемия — это психологический стресс-тест для большинства из нас. Многие люди, читающие это, испытывают тревогу о будущем, разочарование по поводу упущенных возможностей и другие негативные чувства.И меньше отвлекает от этих чувств, а это означает, что некоторые сидят с отрицательными эмоциями так, как они не привыкли. Чтобы помочь нам превратить эти моменты в возможность для роста, мы можем учиться и подражать тем, кто имеет опыт управления дискомфортом: спортсменам, монахам и пожилым людям.

1. Будьте спортсменом.

Некоторые читатели могут вспомнить легенду фитнеса Джека Лаланна, который дожил до 96 лет и был одновременно активен и истощен до самого конца. Он, должно быть, любил тренироваться, верно? Неправильный.По его бессмертным словам: «Ненавижу упражнения». Это может быть немного экстремально, но оно раскрывает правду о фитнесе настолько фундаментальную, что это стало клише: без боли — без выгоды. И так бывает со страхом и разочарованием. Мы можем согласиться с тем, что их избегание — это быстрый путь к ухудшению здоровья, и что борьба с ними может привести к прогрессу. Поначалу это больно. Однако постепенно мы начинаем склоняться к тому, чтобы связывать эти негативные чувства с той эмоциональной силой, которую они могут принести.

2.Будь монахом.

В древнем буддийском тексте Дхаммапада Господь Будда цитирует слова: «Тот, у кого нет никаких привязанностей к разуму и телу, кто не скорбит о том, чего у него нет, — его поистине называют монахом. ” Мы все можем понять это. В настоящее время почти все мы отделены от людей, опыта и вещей, которые нам обычно нравятся. Некоторые из этих потерь — жизней и средств к существованию — необходимо скорбить. Но через сознательную непривязанность мы можем уменьшить наши страдания из-за потери мирских вещей, которые, возможно, нам на самом деле не нужны.Будь то еда вне дома, путешествие или поход в спортзал, это возможность изучить каждое из наших предыдущих обязательств. Сколько нашего времени и энергии они отнимали? Что это разделение учит нас нашим приоритетам? Сидя с этими неудобными чувствами, мы, возможно, сможем отпустить часть горя, которое мы испытываем из-за нашего старого образа жизни, и стать немного более монашескими в нашем подходе к карантину.

3. Будь мудрецом.

Проблемы, с которыми мы сталкиваемся в этот период, могут дать нам толчок к ключевому элементу мудрости, на развитие которого обычно уходит много лет.Психологи показали, что одним из величайших утешений в пожилом возрасте является то, что, хотя у пожилых людей есть отрицательные эмоции, как и у всех нас, они меньше страдают от них. Одна из причин этого заключается в том, что они узнали, что, хотя негативные события неизбежны, негативные чувства мимолетны, если мы не решим держаться за них. Они понимают, что получают преимущество в том, чтобы чувствовать себя хорошо, не избегая плохих чувств, а просто решая позволить этим плохим чувствам пройти через них. Итак, чтобы получить фору, представьте, что через несколько месяцев вы не чувствуете себя плохо из-за этого момента.Вы будете удивлены, насколько хорошо это работает, чтобы дать вам перспективу и облегчение в настоящем.

Последняя мысль: в 2019 году комик Стивен Колбер в интервью CNN Андерсон Купер спросил об авиакатастрофе, в которой погиб отец Колберта и два его брата, когда ему было 10 лет. Купер процитировал предыдущее заявление Колберта о том, что он научился «любить то, чего я больше всего хотел бы, чтобы этого не произошло». Он попросил Кольбера пояснить это необычное замечание. «Это дар существовать, а с существованием приходят страдания», — ответил Кольбер.«Я не хочу, чтобы это случилось … но если вы благодарны за свою жизнь … тогда вы должны быть благодарны за все это. Вы не можете выбирать, за что вы благодарны ».

Слова Кольбера глубоко резонировали со мной, и, возможно, они тоже нашли отклик у вас. Ни один нормальный человек не перескакивает с радостью в трагическую утрату и обычно не ищет даже незначительного дискомфорта. Но эти вещи находят нас снова и снова в жизни. Это особенно актуально сегодня, в эпоху COVID-19. Значение этой боли и польза, которую она может принести нашей жизни и обществу, зависит от того, как мы решаем ее использовать.

Негативные эмоции — ключ к благополучию

Клиент сидит передо мной и ищет помощи в распутывании своих проблем в отношениях. Как психотерапевт, я стараюсь быть добрым, непредвзятым и ободряющим. Я немного встревожен, когда, описывая свои болезненные переживания, он говорит: «Мне очень жаль, что я был таким негативным».

Важнейшая цель терапии — научиться распознавать и выражать полный спектр эмоций, и вот клиент извинился за это.В моей психотерапевтической практике многие мои клиенты борются с очень тревожными эмоциями, такими как крайний гнев или суицидальными мыслями. В последние годы я заметил рост числа людей, которые также чувствуют себя виноватыми или стыдятся того, что они считают негативным. Такая реакция, несомненно, проистекает из преобладающего уклона нашей культуры к позитивному мышлению. Хотя положительные эмоции стоит культивировать, проблемы возникают, когда люди начинают верить, что они должны все время быть оптимистичными.

На самом деле гнев и грусть — важная часть жизни, и новые исследования показывают, что переживание и принятие таких эмоций жизненно важны для нашего психического здоровья. Попытки подавить мысли могут иметь неприятные последствия и даже уменьшить наше чувство удовлетворенности. «Осознание сложности жизни может быть особенно плодотворным путем к психологическому благополучию», — говорит психолог Джонатан М. Адлер из инженерного колледжа Франклина В. Олина.

Значимые страдания
Позитивные мысли и эмоции, конечно же, могут принести пользу психическому здоровью.Гедонические теории определяют благополучие как наличие положительных эмоций, относительное отсутствие отрицательных эмоций и чувство удовлетворения жизнью. Однако, доведенное до крайности, это определение не соответствует беспорядку в реальной жизни. Кроме того, мировоззрение людей может стать настолько радужным, что они игнорируют опасности или становятся самодовольными [см. «Может ли позитивное мышление быть негативным?» Скотт О. Лилиенфельд и Хэл Арковиц; Scientific American Mind , май / июнь 2011 г.].

Евдемонические подходы, с другой стороны, подчеркивают смысл, личностный рост и понимание себя — цели, которые требуют противостояния жизненным невзгодам.Неприятные чувства так же важны, как и приятные, помогая вам разобраться в жизненных взлетах и ​​падениях. «Помните, что одна из основных причин, по которой мы испытываем эмоции, заключается в том, чтобы помочь нам оценить наш опыт», — говорит Адлер.

Адлер и Хэл Э. Хершфилд, профессор маркетинга Нью-Йоркского университета, исследовали связь между смешанным эмоциональным переживанием и психологическим благополучием в группе людей, прошедших 12 сеансов психотерапии. Перед каждой сессией участники заполняли анкету, в которой оценивалось их психологическое благополучие.Они также написали рассказы, описывающие их жизненные события и время, проведенное в терапии, которые были закодированы для эмоционального содержания. Как сообщали Адлер и Хершфилд в 2012 году, чувствуя себя бодрым и подавленным одновременно — например: «Иногда мне грустно из-за всего, через что я прошел, но я также счастлив и полон надежды, потому что я прорабатываю свои проблемы »- преждевременное улучшение самочувствия испытуемых в течение следующих недель или двух, даже если смешанные чувства были неприятны в то время. «Совместное использование хорошего и плохого может очистить от токсинов плохой опыт, позволяя вам найти в нем смысл таким образом, чтобы это поддерживало психологическое благополучие», — обнаружили исследователи.

Отрицательные эмоции также, скорее всего, помогают нашему выживанию. Адлер отмечает, что плохие чувства могут быть жизненно важным признаком того, что проблема со здоровьем, отношения или другой важный вопрос требуют внимания. Ценность негативных мыслей и эмоций для выживания может помочь объяснить, почему их подавление так бесплодно. В исследовании 2009 года психолог Дэвид Дж. Кавана из Технологического университета Квинсленда в Австралии и его коллеги попросили людей, проходящих лечение от злоупотребления алкоголем и зависимости, заполнить анкету, в которой оценивались их побуждения и тяги к алкоголю, а также любые попытки подавления мыслей. связанных с выпивкой за предыдущие 24 часа.Они обнаружили, что те, кто часто боролся с навязчивыми мыслями, связанными с алкоголем, на самом деле питали их больше. Подобные результаты исследования 2010 года показали, что подавление отрицательных эмоций может вызвать более эмоциональное переедание, чем простое признание того, что вы, скажем, расстроены, взволнованы или грустны.

Даже если вы успешно избегаете размышлений над темой, ваше подсознание все равно может задерживаться на ней. В исследовании 2011 года психолог Ричард А. Брайант и его коллеги из Университета Нового Южного Уэльса в Сиднее сказали некоторым участникам, но не другим, подавлять нежелательные мысли перед сном.Те, кто пытался приглушить эту мысль, сообщали, что больше мечтали о ней — феномен, называемый отскоком сновидения.

Подавление мыслей и чувств может даже навредить. В исследовании 2012 года психотерапевт Эрик Л. Гарланд из Университета штата Флорида и его коллеги измерили реакцию на стресс, основанную на частоте сердечных сокращений, у 58 взрослых, лечившихся от алкогольной зависимости, подвергая их воздействию алкогольных сигналов. Испытуемые также продемонстрировали свою склонность к подавлению мыслей. Исследователи обнаружили, что те, кто сдерживал свое мышление, чаще имели более сильную стрессовую реакцию на сигналы, чем те, кто подавлял свои мысли реже.

Принятие боли
Вместо того, чтобы отказываться от негативных эмоций, примите их. Признавайте, что вы чувствуете, не торопясь менять свое эмоциональное состояние. Многие люди считают полезным дышать медленно и глубоко, когда учатся терпеть сильные чувства или представлять их в виде парящих облаков в качестве напоминания о том, что они пройдут. Я часто говорю своим клиентам, что мысль — это просто мысль, а чувство — просто чувство, не более того.

Если эмоция подавляющая, вы можете выразить свои чувства в дневнике или другому человеку.Это упражнение может изменить вашу точку зрения и вызвать чувство завершенности. Если дискомфорт сохраняется, подумайте о том, чтобы принять меры. Вы можете сказать другу, что ее комментарий был обидным, или принять меры, чтобы оставить работу, которая делает вас несчастным.

Вы также можете попробовать выполнять упражнения на осознанность, чтобы помочь вам осознать свой нынешний опыт, не осуждая его. Один из способов приучить себя принимать это состояние — сосредоточиться на своем дыхании во время медитации и просто признать любые мимолетные мысли или чувства.Эта практика может облегчить принятие неприятных мыслей [см. «Бытие в настоящем» Амиши П. Джа; Scientific American Mind , март / апрель 2013 г.]. Ранее в этом году Гарланд и его коллеги обнаружили, что среди 125 человек с травмой в анамнезе, которые также лечились от психоактивных веществ, те, кто был от природы более внимательными, лучше справлялись со своей травмой и меньше тянули к наркотикам. Аналогичным образом, в исследовании 2012 года психолог Шеннон Зауэр-Завала из Бостонского университета и ее коллеги обнаружили, что терапия, включающая тренировку осознанности, помогает людям преодолевать тревожные расстройства.Это работало не за счет минимизации количества негативных чувств, а за счет обучения пациентов принимать эти чувства.

«Невозможно полностью избежать негативных эмоций, потому что жить — значит испытывать неудачи и конфликты», — говорит Зауэр-Завала. Она добавляет, что главное — научиться справляться с этими эмоциями. Действительно, как только мой клиент принял его мысли и чувства, избавившись от стыда и вины, он увидел свои проблемы с большей ясностью и пошел по пути выздоровления.

Почему негативные эмоции не так уж плохи (и как с ними бороться)

У меня всегда была отрицательная реакция на негативные эмоции.Мне никогда не нравилось грустить, злиться или бояться. Я предпочитаю, чтобы все было позитивно и весело — некоторые сказали бы радугу и солнечный свет. Во многом это связано с моим воспитанием; Я вырос в семье, которая старалась быть позитивной, ободряющей и оптимистичной.

Когда я был расстроен, я смотрел на светлую сторону. Когда мне было страшно, я проталкивался через это. Когда мне было грустно, я справлялся с этим. Дело не в том, что у меня была легкая жизнь, лишенная горя, горя и проблем. У меня их было много. Просто я никогда не решался заострять внимание на этой стороне вещей.Я думал, что все хорошо. Пока не было.

Несколько лет назад я впервые столкнулся с тревогой. И не только небольшое беспокойство. Мы говорим о парализующей панике, которую я не мог контролировать. В какой-то момент я не хотела, чтобы муж уходил утром на работу. Если вы когда-либо страдали от беспокойства, вы знаете, насколько это может быть тяжело. Как человек, который всегда был авантюристом, редко ощущал всю силу страха и настроен на позитив, это был НЕ я, и я понятия не имел, что делать.

Что я узнал (что я всегда знал, но, возможно, никогда полностью не понимал), когда я работал над этим беспокойством, так это то, что это был симптом. Признак того, что в моей жизни что-то не работает. Так природа подсказывала мне, что я сбился с пути. На моей тарелке было слишком много дел, я не очень заботился о себе, и мне нужно было сбавить скорость.

Возможно, я бы не сбавил обороты, если бы меня не поразили эти духовные 2 × 4 негативных чувств. Возможно, мне удавалось преодолевать многие «негативные» эмоции в моей жизни, но некоторые из них на самом деле просто подавлялись.

Я пришел к выводу, что отрицательные эмоции не являются ни хорошими, ни плохими. На самом деле они не отрицательные; они просто так считают . Они — часть жизни человека.

Нам нужно предоставить место, чтобы позволить, чтобы жизнь была сложной, сложной и иногда невероятно сложной, что приводит к дискомфортным или отрицательным эмоциям. Нам нужно научиться признавать, принимать и понимать, что эти эмоции пытаются нам сказать. Нам нужно узнать силу и ценность этих эмоций.

Прежде чем мы углубимся в это, я хочу убедиться, что вы знаете, что я не терапевт или психолог. Это мой опыт негативных эмоций по отношению к себе самому, сотням людей, с которыми я работал, а также из исследований и обучения, которые я получил за эти годы. Я хочу отдать должное, а не недооценивать сложность человеческих эмоций. Они изучались философами, психологами и учеными на протяжении тысяч лет — каждая со своими собственными и часто конкурирующими теориями.

С учетом сказанного, давайте посмотрим на некоторые отрицательные эмоции, почему они не такие уж отрицательные и как их принять, чтобы жить более полноценной жизнью.

Что такое негативные эмоции?

Отрицательные эмоции — это любые эмоции, которые так или иначе вызывают у вас плохое самочувствие. Гнев, страх, печаль, отчаяние, разочарование, вина, стыд, отвращение, разочарование… Вы называете это сами. Мы все испытываем эти эмоции. Признаете вы их или нет, они есть .

В 1970-х годах психолог Пол Экман (наиболее известный тем, что изучал выражения лица и их связь с эмоциями) выделил шесть основных эмоций: счастье, печаль, отвращение, страх, удивление и гнев.Интересно, что четыре из шести из них попадают в категорию «негативных».

В 1980 году психолог Роберт Плутчик выделил восемь основных эмоций: радость, печаль, доверие, отвращение, страх, гнев, ожидание и удивление. Опять же, четыре из этих восьми можно считать отрицательными.

Они оба расширили диапазон эмоций, включив в него многие другие. Доктор Плутчик расширил свои выводы с помощью колеса эмоций (ниже), чтобы проиллюстрировать спектр, степени и отношения между этими эмоциями.

Если вы погуглите, то сможете найти список из 10, 20 и других эмоций, но ради нашего здравого смысла мы можем начать с них.

Почему негативные эмоции не так уж и плохи

отрицательные эмоции могут быть плохими, но в конце концов они не так уж и плохи для нас. Вот семь причин, по которым отрицательные эмоции не так уж и плохи.

1. Они нормальные.

Мы собираемся начать здесь, потому что где-то по пути переживание отрицательных эмоций стало плохим.В мире, где нас поощряют присутствовать, быть благодарными и счастливыми (с чем я тоже согласен), возможно, мы оказываем себе медвежью услугу, не говоря о том, что отрицательные эмоции являются естественной и неизбежной частью жизни.

Это заставляет нас чувствовать себя еще хуже, когда мы их чувствуем. Переживание разных «настроений» — это часть человеческого бытия.

Пора пересмотреть роль плохого настроения в нашей жизни. Мы должны признать, что они — нормальная и даже полезная и адаптивная часть человеческого бытия; они помогают нам справляться со многими повседневными ситуациями и проблемами.

2. Они служат цели и имеют положительные намерения.

Если вы исследуете основную цель отрицательных эмоций, все они имеют одну общую черту:

Они служат эволюционной цели для нашего выживания, здоровья или благополучия.

Например, страх — это наш сигнал о том, что что-то не так, он защищает нас от опасности и позволяет нам выжить. Печаль усиливает чувство связи и сочувствия и способствует формированию сообщества. Отвращение вызывает неблагоприятную реакцию и уводит нас от вещей, которые могут причинить вред или быть заразными.Стыд и вина побуждают нас поступать правильно и исправлять свои ошибки. Гнев — это защитный механизм, который побуждает к действию и заставляет нас что-то делать, чтобы изменить ситуацию.

Конечно, без этих эмоций мы не были бы там, где мы живем как вид. Все эти эмоции — это то, что нам нужно настроиться, чтобы помочь нам выжить и расти. Хотя они могут чувствовать себя негативно, у всех них есть лежащее в основе позитивное намерение, причина существования. Нам нужно постараться определить, что это за позитивное намерение.

Кроме того, наши отрицательные эмоции побуждают нас расти. Чтобы быть лучшими партнерами, лучшими друзьями. Чтобы расти, прогрессировать. Они делают нас лучше и меняют нашу жизнь.

3. Это предупреждающий сигнал.

Они определяют то, что происходит: наше истинное «я», наша внутренняя природа и естественное состояние — это мир, спокойствие и связь.

Однако, когда мы не соответствуем нашему естественному и лучшему образу жизни, мы испытываем негативные эмоции как сигнал о том, что мы сбились с пути.Они говорят нам: «Эй, послушайте, здесь что-то не так, вы сбиваетесь с пути».

«Более легкие» отрицательные эмоции, такие как разочарование, опасения или раздражение, могут быть ранними сигналами, предупреждающими о том, что у вас что-то не работает. Оставьте их в покое на время, и они начнут становиться громче. Возможно, вы начнете чувствовать гнев, негодование или страх. Оставьте их в покое слишком долго, и они выйдут из-под контроля — вы можете испытать гнев, отвращение, беспокойство, депрессию.

Я всегда сравниваю это с малышом, которому нужно ваше внимание.Они будут тихо дергать вас за ногу, добиваясь вашего внимания. Если вы игнорируете их или не обращаете внимания, они начинают ныть. Игнорируйте их дальше или отодвиньте их потребности в сторону, вы начнете кричать, плакать и, в конечном итоге, разразиться истерикой.

Страх и тревога, которые я испытал, были (поздним) предупреждающим сигналом о том, что путь, по которому я шел, был неустойчивым, даже если мое сознание считало, что я «все в порядке». Я сильно сбился с пути, и мне нужно было сбавить скорость.

Некоторые негативные эмоции не являются признаком того, что мы сбились с пути или несогласованны, а являются признаком того, что мы делаем неправильно, .Подумайте, когда вы чувствуете стыд или вину. Это сигналы того, что вы делаете «неправильный поступок» или что-то нечестное. Несколько недель назад моя 7-летняя дочь пришла домой и сказала, что ей чего-то стыдно. Это было сильное слово, и моей первой реакцией было утешить ее, чтобы избавиться от этого ужасного чувства.

Но потом я спросил ее, почему. Когда она объяснила, что произошло, я понял, что то, что она чувствовала, было вполне здоровым. Вина говорила ей, что она поступает неправильно — в данном случае это был механизм самокоррекции.Наша дискуссия упала не столько об избавлении от плохих предчувствий, сколько о том, чтобы учиться на ее ошибках и делать «правильные вещи» в следующий раз.

4. Они побуждают к действию.

Они являются катализатором изменений и движения. Что происходит, когда ты действительно злишься? Вы действуете.

Может быть, вы упустили последнюю акцию. Вы безумец. Вы чувствовали, что заслужили это, и сердитесь, что не получили этого. Этот гнев побуждает вас поговорить со своим начальником (вежливо и профессионально, конечно) о своих навыках, достижениях и успехах, чтобы он мог понять вашу точку зрения и не пройти мимо вас в следующий раз.

Возможно, вы не сказали бы так ясно, если бы не злились?

Гнев на протяжении всей истории использовался как положительный катализатор перемен. Многие великие лидеры обуздали свой гнев, чтобы отстоять то, во что они верят, и потребовать справедливости и перемен. Мартин Лютер Кинг-младший сказал:

«Высшая задача — организовать и объединить людей, чтобы их гнев стал преобразующей силой».

Наш гнев может быть доброй трансформирующей силой в небольшом, индивидуальном масштабе (как в случае выше) и в гораздо более широком масштабе (например, в Dr.Король). Когда кто-то несправедливо обращается с вами или другими людьми, и вы злитесь, вы можете использовать этот гнев, чтобы встать и исправить ситуацию.

Отрицательные эмоции разжигают огонь в вашем животе — они мотивируют вас работать продуктивно, решать проблемы, отстаивать то, во что вы верите, вернуть себе личную силу и вносить изменения, которые подталкивают вас — или, может быть, даже общество — в другом направлении.

Мне нравится эта цитата Аруна Ганди (внука Махатмы Ганди):

«Используйте свой гнев во благо.Гнев к людям подобен бензину для автомобиля — он подпитывает вас, чтобы двигаться вперед и добираться до лучшего места. Без этого у нас не было бы мотивации принять вызов. Это энергия, которая заставляет нас определять, что справедливо, а что несправедливо ».

5. Они позволяют жить всем сердцем.

Многие из древних мировых традиций мудрости, философы и психологи ценили и были заинтригованы светлым-темным, отрицательно-положительным и теневым аспектами нашей личности.

Подумайте о концепции инь и ян в китайской философии:

«Он описывает, как кажущиеся противоположными или противоположные силы на самом деле могут быть взаимодополняющими, взаимосвязанными и взаимозависимыми в естественном мире, и как они могут порождать друг друга, поскольку они взаимосвязаны друг с другом.”

Вы знаете фильм « наизнанку »? Мне стыдно признаться в этом, но я все равно поделюсь. Когда фильм только вышел, я не хотел, чтобы мои дети его видели. Почему? Потому что я не хотел, чтобы акцент делался на «отрицательные» эмоции: страх, гнев и печаль. Почему нельзя было просто снять фильм про РАДОСТЬ? Радость прекрасна. Добавьте сюда счастливого, благодарного и взволнованного, и теперь у нас есть фильм, который я хочу показать своим детям.

Затем я посмотрел выступление Брена Брауна на TED об уязвимостях, и оно поразило меня, как тонна кирпичей.Может быть, только тогда я полностью осознал, насколько важно прочувствовать все наших эмоций. В своем выступлении она делится тем, что для того, чтобы жить всем сердцем, мы должны испытать весь спектр эмоций. Позитив: радость, благодарность, счастье. И не такие положительные: горе, страх, стыд, разочарование.

Вы не можете избирательно, чувствовать эмоции. Итак, чтобы мы могли жить как искренние люди, нам необходимо чувствовать и выражать весь спектр наших эмоций. В конце концов, как можно по-настоящему оценить радость счастья, если вы не испытали боли печали?

И как моя дочь напомнила мне в фильме « наизнанку », угадайте, кто спасет положение? Грусть.Да, это печаль спасает положение.

6. Они обеспечивают освобождение.

«То, что скрывает разум, раскрывает тело».

Когда мы скрываем или пытаемся скрыть или игнорировать эмоции, они не исчезают просто так. Они проникают глубоко внутрь нас. Они едят у нас. Они вызывают язвы, боли в спине, тошноту. Этот «внезапный» сердечный приступ, «необъяснимое» высокое кровяное давление или «неожиданное» беспокойство, возможно, не так уж и необъяснимы.

Ощущение наших эмоций позволяет нам отпустить их и двигаться вперед.Мой мануальный терапевт, доктор Рут Зиемба однажды сказала:

«Чувствуйте их, но не позволяйте им стать вами».

Это сослужило мне хорошую службу. Я думаю, мы все боялись, что эти болезненные эмоции вины, гнева, горя, безнадежности означают, что мы упадем в бесконечную яму отчаяния, из которой, возможно, никогда не выберемся.

Я боялся, что спущусь слишком далеко в кроличью нору и никогда не вернусь, чтобы увидеть дневной свет. Но чтобы двигаться дальше, мы должны их почувствовать и отпустить.Как только мы «разоблачаем» их, они теряют контроль над нами.

Рич Роскопф, бодибилдер, тренер, специалист по массажу и движениям, поделился тем, что глубоко мне понравилось. Он изучал медитативную работу Гая Армстронга, автора «Пустоты» и философию, согласно которой все, что нужно, чтобы возникло, сохранилось и прошло .

То же самое и с нашими эмоциями. Когда мы позволяем чувствам возникать и сохраняться, они пройдут. Схватка, цепляние и давление на них всегда приводят к несчастью.

Даже хороший плач может помочь. У нас есть три разных типа слез, и слезы, которые образуются, когда мы плачем, могут помочь вам почувствовать себя лучше. Слезы, заплаканные от печали, содержат химическое вещество, токсичное для нашего тела.

«Эмоциональный плач — это способ организма избавиться от этих токсинов и продуктов жизнедеятельности».

В Японии даже есть «комнаты для плача» и «плачущие мероприятия», которые помогают участникам снизить уровень стресса и избавиться от эмоций.

7. Они повышают устойчивость.

Чем больше вы испытываете весь спектр эмоций, тем более устойчивым вы становитесь противостоять им и справляться с ними.

Джесси Дадли, лицензированный клинический социальный работник и руководитель программы в Центре психического здоровья в Денвере, сказала следующее.

«Позволив себе почувствовать все, что вам нужно, вы научитесь справляться с ситуацией и создадите свой инструментарий стратегий выживания. Затем, когда вы в следующий раз почувствуете то же самое, вы будете знать, что делать и что работает для вас. Вы понимаете, что это чувство вас не убьет.Это не уменьшает ощущения, но заставляет вас лучше понимать, как на это реагировать.

Если вы не развиваете навыки совладания с собой, когда вы чувствуете эти эмоции, вы хотите оттолкнуть их. Эмоциональное избегание в определенной степени эффективно. Действительно, все стараются не чувствовать себя плохо. Но чем больше вы избегаете, тем меньше навыков вырабатываете. Чем меньше вы способны справиться, тем больше вы боитесь эмоций, что приводит к порочному кругу их подавления. Во многих случаях люди могут обратиться к другим нездоровым способам справиться с ситуацией, включая зависимости и злоупотребление психоактивными веществами.

Помните: мы постоянно развиваемся. Ваши навыки выживания тоже будут развиваться и расти ».

Как поделилась Джесси, когда вы сталкиваетесь с негативными эмоциями и изучаете эффективные навыки совладания с ними, вы чувствуете себя сильнее и более способными справиться с ними в будущем.

Для мамы это особенно актуально. Однажды я прочитал, что наша задача как родителей — не защищать детей от разочарования, а быть рядом с ними, когда разочарование случается. Если наши дети не научатся здоровым способам справляться с негативными эмоциями, они будут бороться на протяжении всей жизни, чтобы справиться с ними.

Как смириться с негативными эмоциями и превратить их в позитивную мотивацию

Вот способ, которым вы можете воспользоваться. Назовем его методом ACDC .

A — Признавайте и уважайте эмоции

Почувствуйте это, но не позволяйте этому стать вами. Пусть оно возникает, сохраняется и проходит. Сядь с этим. Ваш инстинкт будет отталкивать его. (Серьезно, кто хочет чувствовать себя дерьмом?)

Но как только вы это признаете, вы можете двигаться дальше. Если вы чувствуете себя некомфортно или небезопасно, чувствуя, что происходит, вы можете обратиться к терапевту или кому-то, кто может создать безопасное пространство для переживания ваших эмоций.

C — Рассмотрите положительное намерение эмоций

Проявляется ли это как сигнал раннего предупреждения (или поздний), катализатор позитивных изменений, механизм защиты или выживания?

Определите положительное намерение, стоящее за эмоцией.

D — дважды проверьте свою историю

Иногда наши отрицательные эмоции оправданы, но иногда они неуместны. Обязательно ознакомьтесь с ними.

Если вы беспокоитесь, есть ли о чем беспокоиться или беспокойство стало плохой привычкой? Если вы злитесь на кого-то, знаете ли вы все факты? Возможно, это недопонимание или недопонимание.Если вам грустно или вы потерпели поражение, есть ли история, которую вы постоянно рассказываете себе, которая не соответствует действительности? Перед тем, как нырнуть, обязательно дважды проверьте глубину воды.

C — Выбери свое действие

После того, как вы признаете, поймете и перепроверите эмоцию, подумайте о том, что вы можете предпринять.

Может быть, вы благодарите страх за то, что обезопасили вас. Возможно, вы обуздаете свой гнев и перестанете мириться с тем, что влияет на вашу жизнь или здоровье. Может быть, вы используете свое разочарование, чтобы двигаться вперед в новом направлении.Или используйте свою вину, чтобы исправить ошибку.

В некоторых случаях ваше действие может заключаться в том, чтобы вообще ничего не делать, кроме как чувствовать, что вы чувствуете. Это тоже нормально.

Когда негативные эмоции становятся плохими…

Было бы упущением с моей стороны не признать различные уровни негативных эмоций, которые могут возникнуть.

Слишком большое чувство вины может парализовать. Слишком много печали — это депрессия. Слишком сильный гнев может перерасти в ярость. Слишком сильный страх может вызвать беспокойство.

Переживание некоторого уровня этих отрицательных эмоций — это нормально.Постоянный и чрезмерный уровень этих эмоций может быть сигналом о том, что необходимо заняться чем-то гораздо более глубоким.

Если вы испытываете стойкие негативные эмоции или ваши эмоции существенно мешают вашей жизни, обратитесь к своему врачу, терапевту или специалисту за помощью и поддержкой.

Заключение

Переживание всех этих эмоций — вот что делает нас людьми.

Что, если бы мы могли снять ярлык отрицательных эмоций? Что, если бы они были не плохими? Что, если бы все это были просто эмоции? Отрицательный.Положительный. Нейтрально. У нас самые разные эмоции.

Давайте просто пощупаем их. Слушайте им. Признать, почтить, принять их . Стремитесь понять то, что они пытаются нам сказать, чтобы мы могли использовать , чтобы они жили своей лучшей жизнью.

Дополнительные советы о том, как управлять своими эмоциями

Изображение предоставлено: Риккардо Мион через unsplash.com

границ | Множественные негативные эмоции во время обучения в цифровой среде обучения — доказательства их пагубного влияния на обучение с помощью двух методологических подходов

Введение

Обучение — это сложный многогранный процесс, который требует от учащихся развертывания, мониторинга и регулирования своих когнитивных, метакогнитивных, эмоциональных и мотивационных процессов в зависимости от учебной среды, а также задачи и цели обучения (Азеведо и др., 2018). Эмоции играют в этом контексте центральную роль. Они значительно влияют и управляют процессами, которые являются квинтэссенциями для обучения, такими как внимание, восприятие, память (Lewis et al., 2008; Tyng et al., 2017) и метапознание (Azevedo et al., 2017). Кроме того, давняя традиция исследований показала, что эмоции напрямую связаны с результатами обучения и академической успеваемостью (Boekaerts and Pekrun, 2015). Несмотря на то, что первоначальные исследования эмоций и обучения были почти полностью сосредоточены на важности тревожности в обучающих и тестовых ситуациях (Pekrun et al., 2002), исследования эмоций и обучения разошлись в исследованиях широкого спектра аффективных состояний и эмоций в различных контекстах обучения (например, в классе, в исследованиях с использованием передовых технологий обучения или в условиях неформального обучения; Azevedo et al., 2019). Эти исследования продемонстрировали, что в условиях обучения обычно возникает множество различных эмоций (например, скука, замешательство или разочарование; D’Mello, 2013), и они оказывают значительное влияние на успеваемость учащихся (например,г., Пекрун и др., 2002; D’Mello et al., 2014). Тем не менее, некоторые важные аспекты эмоциональных переживаний до сих пор не были тщательно исследованы в контексте обучения. Например, большая часть исследований в этом контексте, особенно исследований во время обучения в цифровой среде обучения, была сосредоточена на важности отдельных дискретных эмоций или наборов дискретных эмоций с использованием подходов, ориентированных на переменные. С другой стороны, исследования эмоций в других контекстах показали, что подходы, учитывающие несколько эмоций одновременно, имеют большие перспективы (например,г., Фортунато и Голдблатт, 2006; Vansteenkiste et al., 2009). Лишь в нескольких исследованиях изучалась сложность (сопутствующих) эмоциональных переживаний учащихся во время обучения с использованием личностно-ориентированных подходов (Ganotice et al., 2016; Jarrell et al., 2016, 2017; Robinson et al., 2017; Sinclair. и др., 2018). Эти исследования показали, что группы студентов, которые различаются своим эмоциональным опытом во время обучения в отношении множества эмоций (так называемые профили эмоций), также существенно различаются по результатам обучения и академической успеваемости.Целью этого исследования было объединить личностно-ориентированные подходы к изучению эмоций во время обучения с цифровой средой обучения. Мы расширили предыдущие исследования, рассмотрев более широкий спектр показателей эмоций, чем предыдущие исследования (например, эмоции академической успеваемости и эмоции, ориентированные на обучение), включив регулирование эмоций и временную динамику эмоций, а также обосновав личностно-ориентированный анализ с помощью новой переменной — центрированный подход.

Эмоции во время обучения в цифровой среде обучения

Эмоции — важный компонент учебной деятельности в любых условиях.Эмоциональные переживания учащихся при обучении с использованием технологий разнообразны, были исследованы на основе нескольких структур (D’Mello, 2013) и были классифицированы по различным категориям, включая эмоции академической успеваемости (Pekrun et al., 2002), эпистемологические или эмоции, ориентированные на обучение (D’Mello and Graesser, 2012; Pekrun et al., 2017b), и базовые эмоции (Ekman and Friesen, 1971; Ekman, 1992). Пекрун и др. (2002) и Pekrun (2006) подход к эмоциям академической успеваемости различает академические эмоции, различающиеся по своей валентности (положительные или положительные эмоции).отрицательный) и воспринимаемый уровень контроля со стороны учащегося, включая удовольствие (положительный и высокий контроль), тревогу (отрицательный и средний контроль) и безнадежность (отрицательный и низкий контроль). Эмоциональные подходы, ориентированные на обучение (также называемые когнитивными аффективными состояниями или эпистемическими эмоциями; D’Mello and Graesser, 2012; Muis et al., 2015; Pekrun et al., 2017b), сосредоточены на эмоциях, которые напрямую связаны с генерированием знаний. аспекты когнитивных процессов (например, выход из тупика во время обучения), включая скуку, замешательство и разочарование.Согласно Экману (1992), шесть основных эмоций можно выделить в различных культурных контекстах и ​​надежно идентифицировать по выражению лица, включая гнев, счастье и удивление. Обширный объем исследований показал, что эмоции значительно влияют на процессы обучения, результаты и академические достижения (Pekrun and Linnenbrink-Garcia, 2014). Большинство исследований показали, что влияние эмоций на обучение и достижения тесно связано с их валентностью. В частности, положительные эмоции положительны, а отрицательные эмоции отрицательно связаны с процессом обучения и результатами обучения (например,г., Пекрун и др., 2002, 2017а; Пекрун и Линненбринк-Гарсия, 2012 г.). Однако есть также свидетельства, противоречащие этой общей закономерности. Например, исследования выявили пагубное влияние положительных эмоций на точность метакогнитивных суждений, создавая иллюзию обучения (Baumeister et al., 2015). С другой стороны, отрицательные эмоции были положительно связаны с обучением, когда они запускали глубокую обработку содержания и своевременно устранялись учащимися (см. Ниже, e.г., D’Mello, Graesser, 2014). Такое состояние исследований показывает, что, несмотря на общую тенденцию к положительному воздействию положительных эмоций и отрицательному воздействию отрицательных эмоций, необходимо учитывать дополнительные факторы для прогнозирования и объяснения эффектов эмоций во время обучения.

Отдельное направление исследований изучает (саморегулируемые) процессы обучения при обучении в цифровых обучающих средах (Gegenfurtner et al., 2019), включая гипермедийные обучающие среды (e.g., Opfermann et al., 2013), интеллектуальные обучающие системы (например, Azevedo et al., 2016; Harley et al., 2017) и игровые обучающие среды (например, Sabourin and Lester, 2014; Taub et al. ., 2018). Эти технологии обучения были разработаны и внедрены для того, чтобы способствовать обучению учащихся по конкретным темам, и было показано, что они значительно улучшают обучение (Zheng, 2016). Среда цифрового обучения включает определенные возможности, которые напрямую связаны с эмоциями учащихся. Например, исследования показали, что дизайн цифровой среды обучения (например,г., формы и цвета; Plass et al., 2014), их структура (например, сложная, нелинейная структура; Arguel et al., 2019) и каркасы, включенные в такие системы (например, подсказки и обратная связь от педагогических агентов; Harley et al., 2017 ) может повлиять на эмоции студентов. В частности, среда цифрового обучения может вызывать и изменять эмоциональные процессы или помогать учащемуся регулировать их и предоставлять уникальные возможности для исследования эмоций способами, которые трудно достижимы в других контекстах.Например, многоканальные данные трассировки могут быть собраны с помощью цифровых обучающих сред для измерения эмоций с минимальными перерывами в процессе обучения (например, посредством автоматического определения мимики; D’Mello, 2017; Azevedo et al., 2019). Модель динамики аффективных состояний является важной теоретической основой в этом направлении исследований, которое фокусируется на динамическом развертывании конкретных эмоций, ориентированных на обучение (D’Mello and Graesser, 2012). В частности, Д’Мелло и Грэссер (2012) утверждали, что путаница вызывается тупиками, встречающимися во время сложных процессов обучения.Эта путаница может быть полезна для обучения, если ее можно разрешить и выйти из тупика. С другой стороны, длительный опыт замешательства, как предполагается, приводит к разочарованию и, в конечном итоге, к скуке, что в конечном итоге приводит к отстранению от занятий и плохим результатам обучения. Учитывая, что цифровая учебная среда ставит перед учащимися учебные задачи, которые требуют развития глубокого понимания научных концепций или решения сложных проблем, такие тупиковые ситуации особенно вероятны при обучении с этими системами.Д’Мелло и Грессер (2014) обнаружили положительную связь между (частично) устраненной путаницей и обучением в задаче решения проблем и задачей научного мышления в интеллектуальной обучающей системе. Другое исследование Тауба и др. (2019) кроме того, показали, что переживание разочарования было связано с более высокой точностью использования стратегий когнитивного обучения (т. Е. Ведения заметок) с MetaTutor. Однако они не обнаружили значимой связи между эмоциями и успехом в обучении.

Другие исследования эмоций и обучения в цифровой среде обучения (e.g., интеллектуальные системы обучения и игровая среда обучения), с другой стороны, обнаружили пагубные последствия отрицательных эмоций. Первоначальные исследования связи между эмоциями и обучением в AutoTutor выявили значительные пагубные последствия скуки для обучения (Craig et al., 2004; Graesser et al., 2008). В трех исследованиях с использованием различных цифровых обучающих сред Baker et al. (2010) нашли дополнительную поддержку этим выводам, показав, что скука была самой стойкой эмоцией (т.е. студенты вряд ли перейдут от скуки к другой эмоции), и эта скука была единственной эмоцией, связанной с неадаптивным поведением (т. е. игрой в систему). Сабурин и Лестер (2014) определили положительную связь между положительными эмоциями и успехами в обучении. Кроме того, они наблюдали отрицательную связь замешательства и скуки с успехами в обучении в игровой среде обучения. Исследование Grafsgaard et al. (2014) выявили, что индикаторы фрустрации, выраженной на лице, отрицательно предсказывали успехи в обучении.

В совокупности эти исследования продемонстрировали важность эмоций, ориентированных на обучение, во время обучения в цифровой среде обучения (недавний обзор см. В Arguel et al., 2019). Однако они также продемонстрировали глубоко противоречивую связь между (отрицательными) эмоциями и обучением. Это ясно указывает на то, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы разобраться во множестве взаимосвязей между эмоциями, обучением и результатами обучения путем выявления факторов, объясняющих эти противоречивые отношения.Одним из таких факторов, который редко учитывался в вышеупомянутых исследованиях эмоций в среде цифрового обучения, является совместное возникновение эмоций. Несмотря на то, что исследования показали, что описанные выше эмоции по-разному влияют на обучение в зависимости от других аффективных состояний, которые они сопровождают или к которым приводят (например, D’Mello and Graesser, 2012; Goetz et al., 2014; Riemer and Schrader, 2019 ), одновременное возникновение эмоций и широта эмоциональных переживаний редко рассматривались в этом контексте.

Личностно-ориентированный подход к эмоциям

Исследование эмоций во время саморегулируемого обучения показало, что различные эмоциональные состояния и процессы значительным образом влияют на обучение и успеваемость. Хотя эти исследования во многом способствовали всестороннему пониманию эмоций в учебных ситуациях, особенно при обучении в цифровой среде обучения, они не в полной мере учитывали широту эмоционального опыта человека. В частности, подход, ориентированный на переменную, используемый в этих исследованиях, фокусируется на отдельных эмоциональных состояниях или заранее выбранном наборе эмоций при одновременном контроле влияния других эмоций.С другой стороны, исследования эмоций показывают, что люди могут одновременно испытывать несколько эмоций и что эти эмоции взаимно влияют друг на друга, что в конечном итоге влияет на мысли и поведение (например, Lazarus, 2006; Fernando et al., 2014). Личностно-ориентированные подходы обычно выявляют группы студентов со схожими эмоциональными переживаниями в отношении нескольких эмоций в определенный момент времени (часто называемые профилями эмоций). Эти профили затем сравниваются с другими профилями и соотносятся с соответствующими показателями результатов (например,g., обучение и академическая успеваемость). Например, многоуровневые исследования аффекта у студентов колледжа показали, что стимулы отрицательных эмоций в сочетании с положительной эмоциональной чертой связаны с большим академическим ростом, чем только положительный или отрицательный аффект (Barker et al., 2016). Кроме того, добавленная стоимость этого подхода неоднократно демонстрировалась за пределами образовательного контекста (например, Vansteenkiste et al., 2009; Fernando et al., 2014). В исследованиях в сфере образования этот подход все еще довольно редок.Мы определили пять исследований, в которых использовался личностно-ориентированный аналитический подход в различных образовательных контекстах (см. Таблицу 1 для краткого обзора).

Таблица 1. Обзор личностно-ориентированных исследований эмоций во время обучения.

Jarrell et al. (2016, 2017) исследовали эмоции при обучении в компьютерной среде обучения с использованием личностно-ориентированного подхода в двух исследованиях. Пять отдельных эмоциональных состояний (удовольствие, гордость, надежда, стыд и гнев), измеренных с помощью опросника эмоций достижения (AEQ; Pekrun et al., 2002) были использованы для кластеризации студентов с похожими эмоциональными переживаниями. В обоих исследованиях было выявлено трехпрофильное решение, включая профиль положительного, отрицательного и низкого эмоционального опыта. Эти профили впоследствии были связаны с результатами обучения. Первое исследование ( N = 26) не выявило существенных различий в производительности между профилями. В последующем исследовании ( N = 30) Jarrell et al. (2017) исследовали различия в эффективности диагностики между профилями эмоций.Они обнаружили, что профиль отрицательных эмоций уступает по крайней мере еще одному профилю, усредненному по уровням сложности (легкий, средний, сложный) и для легких и сложных задач, но не для задач со средней сложностью.

Дальнейшие исследования эмоций посредством личностно-ориентированного подхода были проведены Ganotice et al. (2016) в двух выборках средних школ. Подобно исследованиям, описанным выше, дискретные эмоциональные состояния (удовольствие, надежда, гордость, гнев, тревога, стыд, безнадежность, скука) измеряются с помощью AEQ (Pekrun et al., 2002) использовались для кластеризации. В общем контексте или в контексте математики было идентифицировано четыре профиля эмоций. Эти профили включали в себя профиль с высоким положительным и высоким уровнем стыда, профиль с умеренными положительными и отрицательными эмоциями, профиль с высоким уровнем отрицательных эмоций и профиль с высоким уровнем положительных эмоций. Эти профили сравнивались в отношении школьной активности, мотивации и успеваемости по математике. Результаты показали, что профили с высокими положительными эмоциями были наиболее адаптивными профилями, а профиль с высоким уровнем отрицательных эмоций — наименее адаптивными.

Robinson et al. (2017) исследовали аффективные профили в бакалавриате по анатомии. Помимо предыдущих исследований, ориентированных на человека, в этом исследовании использовались два измерения аффекта (положительный / отрицательный × активированный / деактивированный, см. Ben-Eliyahu and Linnenbrink-Garcia, 2013) в качестве переменных для кластеризации. С помощью двухэтапной процедуры они определили четыре профиля эмоций, включая положительный, деактивированный, отрицательный и умеренно отрицательный. Сравнение академической успеваемости показало, что деактивированный профиль показал более высокую академическую успеваемость, чем оба отрицательных профиля (отрицательный и умеренно отрицательный) на протяжении трех экзаменов.Робинсон и др. (2017) также обнаружили различия между положительным и отрицательным профилем, но не на всех экзаменах. Наконец, они исследовали посредническую роль (разъединения) и обнаружили, что более высокие уровни эффективности для положительного и деактивированного профиля опосредованы более низкими уровнями разъединения.

Наконец, Sinclair et al. (2018) исследовали профили эмоций, отображаемые в выборке студентов бакалавриата, которые узнали о системе кровообращения человека с помощью MetaTutor (см. 5.3 MetaTutor). Они использовали пять дискретных эмоциональных состояний (удовольствие, любопытство, гордость, скуку и разочарование), измеренных в пяти временных точках до и во время обучения с использованием анализа скрытого профиля. Как и в исследованиях выше, они обнаружили положительный, отрицательный (скучающий / разочарованный) и умеренный профиль эмоций. Впоследствии они исследовали переходы между профилями и обнаружили, что учащиеся из отрицательного профиля с наименьшей вероятностью переходят на другой профиль. Наконец, они обнаружили, что прирост обучения предсказывает переходы между профилями в определенные выбранные моменты времени.

В совокупности эти исследования демонстрируют, что личностно-ориентированный подход может выявить профили эмоций в разных контекстах, от лабораторных исследований до исследований в школах и университетах. Более того, все исследования показали, что эти профили в значительной степени связаны с успеваемостью, академической успеваемостью и соответствующими конструктами. В большинстве предыдущих исследований не учитывались эмоции, связанные с обучением или эпистемологические эмоции (например, скука, замешательство и разочарование; D’Mello and Graesser, 2012).С другой стороны, предыдущие исследования эмоций при обучении в цифровой среде обучения показали, что эти эмоции существенно влияют на обучение по-разному. Вывод о том, что эти эмоции могут оказывать положительное или отрицательное влияние на обучение, особенно интересен для исследований, ориентированных на человека, поскольку противоречивые выводы могут быть объяснены сопутствующими эмоциями (т. других эмоций).С другой стороны, единственное исследование, в котором изучались эмоции, ориентированные на обучение (Sinclair et al., 2018), не учитывали эмоции достижения в своем анализе, что затрудняет сравнение исследований. Мы стремимся решить эту проблему, включив эмоции, ориентированные на обучение, в дополнение к эмоциям, связанным с академической успеваемостью, которые использовались в большинстве ранее описанных исследований, ориентированных на человека.

Кроме того, в вышеупомянутых исследованиях изучались различные конструкции, относящиеся к эмоциям и производительности, такие как мотивация (Ganotice et al., 2016) или участие (Robinson et al., 2017) для подтверждения своих выводов. Ни в одном из исследований не изучалась роль регуляции эмоций в этом контексте. Регулирование эмоций является важным компонентом эмоциональных переживаний в контексте обучения и важным звеном между эмоциональным переживанием и академическими результатами (Gross, 2015; Harley et al., 2019). В нем описываются усилия студентов повлиять на то, какие эмоции они испытывают, когда они испытывают эти эмоции и как они их выражают (Harley et al., 2019). Стратегии регуляции эмоций — это, например, когнитивная переоценка эмоциональных переживаний или изменение ситуации, вызвавшей эмоцию (Gross, 2015). Spann et al. (2019) обнаружили, что регулирование эмоций существенно влияет на связь между эмоциями и обучением в игровой среде обучения. В частности, они обнаружили, что когнитивная переоценка привела к более высоким результатам обучения для сильно сбитых с толку, разочарованных и вовлеченных студентов, но не была столь эффективной для студентов с низким уровнем замешательства, разочарования и вовлеченности.Включение регулирования эмоций может пролить свет на развитие эмоций в зависимости от конкретных профилей. Адаптивные профили (например, описанные Ganotice et al., 2016) потенциально определяются более высокими уровнями регуляции эмоций, чтобы справляться с высокими уровнями отрицательных эмоций. Для исследования этого предмета необходимы временные исследования эмоций, связанных с эмоциональными профилями, аналогичные подходу Синклера (Sinclair et al., 2018). Это включает в себя исследование самооценки использования стратегий регулирования эмоций для различных эмоциональных профилей и изучение того, в какой степени интенсивность эмоциональных переживаний колеблется с течением времени внутри профилей.

Наконец, описанные выше исследования ограничивались использованием только личностно-ориентированных подходов. Хотя была показана огромная ценность этого типа исследований, мы утверждаем, что добавление других подходов, ориентированных на человека, может иметь важное значение для их понимания. В частности, определение того, могут ли отличительные характеристики профилей (например, различные уровни интенсивности положительных или отрицательных эмоций) быть воспроизведены с помощью подходов, ориентированных на переменные, может дать дополнительную информацию о происхождении этих профилей.Такие подходы могут различать, основаны ли профили на естественном совпадении эмоций (например, высокая корреляция между отрицательными эмоциями) или конкретных комбинациях индивидуальных эмоциональных переживаний (например, профиль с высоким уровнем скуки и других отрицательных эмоций по сравнению с профилем с высоким уровнем скуки). уровень скуки и низкий уровень других отрицательных эмоций). Кроме того, тиражирование результатов с использованием двух разных методологий выявит уровень их надежности, что особенно важно в данном контексте, поскольку профили эмоций определяются с помощью подходов, основанных на данных (на основе предыдущих исследований).

Текущее исследование

Настоящее исследование направлено на решение вышеперечисленных проблем путем выявления эмоциональных профилей студентов, которые учились с MetaTutor, и соотнесения их с результатами обучения. С этой целью мы решили адаптировать ориентированную на человека аналитическую процедуру, описанную Vansteenkiste et al. (2009) и Робинсон и др. (2017) для определения эмоциональных профилей. Кроме того, мы демонстрируем, как подход, ориентированный на переменные, может подтвердить эти результаты, связывая модели эмоций с профилями эмоций и результатами обучения на разных этапах обучения (т.е., перед этапом обучения, в начале этапа обучения и в конце этапа обучения, см. раздел «Элементы эмоций»). В частности, мы стремимся ответить на следующие вопросы.

1.1 Какие профили эмоций можно определить во время SRL с MetaTutor и как их описать? Учитывая, что конкретные профили сильно зависят от количества кластеров, никакая конкретная гипотеза не может быть сформулирована a priori . Однако, основываясь на предыдущих исследованиях, ориентированных на человека, мы ожидаем отрицательного и положительного эмоционального профиля (см. Ganotice et al., 2016; Джаррелл и др., 2016, 2017; Робинсон и др., 2017; Sinclair et al., 2018). Кроме того, другие вероятные профили могут включать профиль низкой или умеренной интенсивности для всех эмоций.

1,2 Имеются ли существенные различия в результатах обучения между профилями? На основании предыдущих исследований мы ожидаем, что профиль с наивысшими значениями отрицательных эмоций будет демонстрировать наименьший выигрыш в обучении (Ganotice et al., 2016; Jarrell et al., 2016, 2017; Robinson et al., 2017).

1,3 Существуют ли существенные различия в самооценке использования привычных стратегий регуляции эмоций между профилями? Основываясь на исследованиях регуляции эмоций, мы ожидаем, что профили, характеризующиеся высокой интенсивностью негативных эмоций, будут указывать на более низкие уровни самооценки использования стратегий регуляции эмоций (Harley et al., 2019).

2,1 Как можно выявить устойчивые паттерны эмоций на разных этапах учебного занятия и как их описать? Подобно нашему первому вопросу исследования, мы ожидаем четкой дифференциации отрицательных и положительных эмоций на разных фазах.Кроме того, ожидается четкое различие между активацией и деактивацией эмоций (Ben-Eliyahu and Linnenbrink-Garcia, 2013). Кроме того, поскольку нейтральный — по определению — относится к отсутствию воспринимаемых и обнаруживаемых эмоций, мы предполагаем, что нейтральный представляет его собственный кластер (потенциально связанный с эмоциями, которые в целом демонстрируют низкую интенсивность). Наконец, на основании повторяющегося вывода о том, что определенные эмоции положительно и / или отрицательно связаны с обучением, мы ожидаем, что скука, замешательство или разочарование будут формировать отдельные кластеры от других отрицательных эмоций (например,g., D’Mello and Graesser, 2012).

2,2 Как профили эмоций связаны с конкретными фазами эмоций? Мы ожидаем, что профили эмоций будут значительно различаться в отношении кластеров эмоций, которые определяются валентностью, поскольку все предыдущие исследования включали профили, которые определялись положительными и отрицательными эмоциями (Ganotice et al., 2016; Jarrell et al., 2016, 2017; Robinson и др., 2017). На исследовательском этапе мы исследуем, являются ли эти различия стабильными с течением времени или они возникают на протяжении определенных частей учебного занятия.

2,3 Каким образом паттерны эмоций, относящиеся к определенной фазе, могут предсказать результаты обучения на соответствующих этапах учебной деятельности? Основываясь на предыдущих исследованиях, мы ожидаем, что отрицательные эмоции будут наиболее предсказуемыми для обучения. Однако направление этого взаимодействия будет изучено, поскольку предыдущие исследования показали противоречивые результаты в этом отношении.

Материалы и методы

Участники

Сто девяносто четыре ( N = 194) студентов (в возрасте от 18 до 41 года, M = 20.46 лет, SD = 2,96 года; 53% женщин) из трех крупных государственных университетов Северной Америки приняли участие в двухдневном лабораторном исследовании. Они были случайным образом назначены либо на запрос и условие обратной связи (P + F), либо на условие control (C) (см. Раздел MetaTutor), и им была выплачена денежная компенсация за их время (10 долларов в час, до 40 долларов). Для настоящего исследования только участники, заполнившие достаточное количество анкет по эмоциям (см. Раздел «Элементы эмоций»), были включены в анализ, в результате чего размер выборки составил сто семьдесят шесть ( N = 176) студентов.

Процедура

Эксперимент проводился в течение 2 суток. В первый день участники подписали форму согласия, заполнили демографические вопросы и заполнили несколько самоотчетов (например, опросник эмоций достижения — Pekrun et al., 2002 и опросник регуляции эмоций — Gross and John, 2003). Наконец, после ответов на анкеты, участники прошли предварительный тест из 30 пунктов о системе кровообращения человека.

На второй день эксперимента студентов впервые познакомили с учебной задачей и учебной средой.Им было поручено установить две подцели обучения перед началом фазы обучения. На этапе обучения участники должны были участвовать в саморегулируемом обучении, читая тексты, просматривая соответствующие диаграммы и выполняя викторины. Более того, независимо от экспериментальных условий (см. Раздел MetaTutor) студенты могли свободно указывать на использование определенных когнитивных (например, заметок) или метакогнитивных стратегий обучения и действий, используя палитру SRL, реализованную в интерфейсе MetaTutor (см. Раздел MetaTutor).Кроме того, опросы и самоотчеты (например, опросник эмоций и ценностей [EV]; Азеведо и др., 2013) проводились на основе определенных правил, реализованных системой (например, EV проводился на основе порогового значения, основанного на времени. — примерно каждые 14 минут во время учебной сессии с MetaTutor).

После 60-минутной фазы обучения студенты были направлены на последующий тест (т. Е. Тест из 30 пунктов о системе кровообращения) и должны были заполнить последний набор самоотчетов (например, EV непосредственно перед посттестом) перед их расспросил научный сотрудник.

В ходе эксперимента было собрано несколько каналов мультимодальных данных, включая отслеживание глаз, кожно-гальваническую реакцию и автоматический анализ мимики. Однако в настоящем исследовании эти параметры процесса не анализировались.

MetaTutor

MetaTutor — это обучающая система на основе гипермедиа, которая способствует саморегулируемым процессам обучения при изучении кровеносной системы человека (Azevedo et al., 2018). Система была разработана с использованием набора производственных правил, которые срабатывают на основе того, как учащиеся отслеживают и контролируют свое понимание текста и соответствие текущей страницы подцели, над которой они работают.В дополнение к процессам, инициированным педагогическими агентами на основе производственных правил, участники могли участвовать в любом процессе по своему выбору. Обучающая среда MetaTutor была стратегически разработана для стимулирования использования когнитивных стратегий обучения и процессов метакогнитивного мониторинга (см. Рисунок 1). Например, таймер (A) и индикатор выполнения промежуточной цели (C) позволяют студентам отслеживать свой прогресс в достижении своих промежуточных целей и общей цели обучения. Оглавление (B) предоставляет учащимся все заголовки страниц с контентом, чтобы они могли выбрать соответствующие страницы для чтения для достижения своих промежуточных целей.В окружающей среде есть семь заранее установленных подцелей (путь кровотока, сердцебиение, компоненты сердца, кровеносные сосуды, компоненты крови, функции системы кровообращения и сбои системы кровообращения). Перед 60-минутной учебной сессией учащиеся проходят этап постановки промежуточных целей, на котором им предлагается установить две из этих промежуточных целей. Текст содержания (D) и диаграмма (E) облегчают приобретение знаний и способствуют согласованию информации между текстом и диаграммой.Палитра SRL (F) предоставляет студентам возможность выбрать стратегии когнитивного обучения (т.е. активация предшествующих знаний, делать заметки, обобщать, делать выводы) и процессы метакогнитивного мониторинга (оценка обучения, ощущение знания, оценка содержания), которые они хотят использовать во время изучения кровеносной системы человека.

Рисунок 1. Скриншот интерфейса MetaTutor. (A) Таймер , (B) Содержание, (C) Индикатор выполнения, (D) Текст содержимого, (E) Изображение содержимого, (F) палитра SRL и (G) Педагогический агент.

Есть четыре педагогических агента, по одному из которых присутствует одновременно (G), где каждый агент фокусируется на определенном компоненте SRL. Гэвин (показан на рис. 1) проводит студентов по учебной среде и заполняет анкеты для самоотчета. Пэм способствует планированию, помогая студентам ставить промежуточные цели и активировать их предыдущие знания. Сэм сосредотачивается на использовании стратегии. Мэри делает упор на процессы мониторинга. Объем помощи, оказываемой педагогами, зависит от экспериментальных условий, в которых учащиеся находятся.В условии P + F агенты побуждают студентов участвовать в процессах SRL (используя производственные правила, основанные на времени и событиях). Они также предоставляют отзывы о своей работе. Например, Сэм предложит студентам составить краткое изложение, и как только они это сделают, он скажет им, что оно слишком длинное, слишком короткое, приемлемое и т. Д. В условии C агенты не подсказывают учащимся и не делают этого. они давали какие-либо отзывы о своей работе. В этом состоянии учащиеся все еще могут инициировать использование когнитивных и метакогнитивных процессов, однако им по-прежнему не предоставляется никакой обратной связи, тогда как в состоянии P + F учащиеся также могут самостоятельно инициировать использование этих процессов и будут получать отзывы об их работе.

Меры

Предметы эмоций

Эмоциональные переживания учащихся в начале, во время и в конце учебной сессии измерялись с помощью опросника «Эмоциональные ценности» (EV; Azevedo et al., 2013). EV охватывает 15 эмоциональных состояний, а также два вопроса, касающихся воспринимаемой ценности и способности учащихся хорошо выполнять текущее задание по пятибалльной шкале Лайкерта (от 1 — «Совершенно не согласен» до 5 — «Совершенно не согласен»). Согласен»). Кроме того, в двух пунктах принудительного выбора участникам предлагалось выбрать эмоцию, которая лучше всего описывает, как они себя чувствуют, из 15 (все эмоциональные состояния из EV) и 7 вариантов (базовые эмоции) соответственно.Эмоциональные состояния, включенные в EV, были основаны на обширных исследованиях эмоций достижения в академической среде (Pekrun et al., 2002; Pekrun, 2006), а также на исследованиях эмоций, ориентированных на обучение / эпистемических эмоций (например, D’Mello и Graesser, 2012; Muis et al., 2015; Pekrun et al., 2017b). Анкета охватывает следующие эмоции (в порядке администрирования): удовольствие, надежда, гордость, разочарование, тревога, стыд, безнадежность, скука, удивление, презрение, замешательство, любопытство, грусть, эврика и нейтральный.Для каждого эмоционального состояния во время каждого приема были даны определение и пример.

EV проводился в фиксированные моменты времени до и после фазы обучения, и на основе времени во время фазы обучения. В частности, анкета вводилась непосредственно до и после того, как участники установили свои подцели обучения, а также перед фактической фазой обучения. В ходе учебной деятельности опросник заполнялся каждые 14 минут. Наконец, финальный EV проводился по завершении фазы обучения, непосредственно перед пост-тестом.Количество выполненных электромобилей варьировалось между участниками, поскольку администрирование на этапе обучения откладывалось, когда проводились основные учебные мероприятия. В частности, анкета не прерывала ни одну из инициируемых пользователем или агентом стратегий обучения, которые требовали выполнения викторин или анкет. Например, если ученик инициировал последовательность завершения текущей подцели обучения, он должен был заполнить тест с множественным выбором из 10 пунктов по текущей теме и получить обратную связь в зависимости от условий эксперимента (см. Раздел MetaTutor).Если во время этой последовательности должен был быть проведен EV, он откладывался до конца последовательности, потенциально задерживая его на несколько минут. В результате между участниками было выполнено от четырех до восьми электромобилей. Чтобы обеспечить возможность сравнения участников, мы решили ограничить EV, проанализированные в настоящем исследовании, шестью точками времени относительно начала и конца учебной сессии. Таким образом, только участники, выполнившие не менее шести EV, были рассмотрены для анализа, в результате чего окончательный размер выборки составил сто семьдесят шесть студентов ( N = 176).Были выбраны следующие EV: (1) первые два EV, которые были выполнены в начале и конце фазы постановки промежуточных целей, (2) третье и четвертое EV, которые имели место в первой половине фазы обучения, и (3) последние два EV — последний вопросник, представленный на этапе обучения, и последний EV непосредственно перед пост-тестом. Из-за отсутствия данных «Эврика» была исключена из анализа в текущем исследовании, в результате чего для анализа было рассмотрено 14 дискретных эмоций.

Тесты до и после

Предыдущие знания и результаты обучения были измерены с помощью двух тестов с множественным выбором из 30 пунктов, охватывающих концептуальные знания о системе кровообращения человека. Меры были разработаны экспертом в предметной области. На каждый вопрос было четыре возможных ответа и одно правильное решение. Порядок двух эквивалентных версий тестов был рандомизирован и уравновешен в экспериментальных условиях. Для анализа был вычислен процент правильных ответов по обоим показателям.

Опросник по регулированию эмоций

Самооценка привычного использования студентами стратегий регуляции эмоций была измерена с помощью опросника регуляции эмоций (ERQ; Gross and John, 2003). Анкета из 10 пунктов включает две подшкалы, в которых задаются вопросы об использовании стратегий регуляции эмоций с использованием семибалльной шкалы Лайкерта (от 1 — категорически не согласен до 7 — полностью согласен). В частности, средние значения по подшкалам выразительного подавления (4 пункта, α = 0,78; д.g., «Я держу свои эмоции при себе») и когнитивная переоценка (6 пунктов, α = 0,84; например, «Я контролирую свои эмоции, меняя свое мнение о ситуации, в которой я нахожусь»). рассчитано для анализов.

Статистический анализ

Статистический анализ в настоящем исследовании был проведен с использованием R (R Core Team, 2019), Python (Van Rossum and Drake, 2011) и SPSS (SPSS, 2012). Перед первоначальным анализом мы исследовали, содержат ли средние баллы для каждой эмоции, вычисленные за шесть применений EV для кластеризации, значительные выбросы, используя подход Граббса (1969) (реализованный через «grubbs.тестовая функция пакета выбросов для R; Комста, 2011). Всего 12 одномерных выбросов были заменены ближайшим значением, не являющимся выбросом (три — от стыда, один — от безнадежности, два — от удивления, два — от замешательства и пять — от удивления). Кроме того, исследования асимметрии и эксцесса (значения <2; Джордж и Маллери, 1999) показали, что все переменные, использованные для анализа (то есть средние оценки эмоций, оценки кластеров эмоций и показатели обучения), находились в приемлемых диапазонах нормального распределения.

Личностно-ориентированный методологический подход к идентификации профилей эмоций был основан на предыдущих исследованиях, посвященных изучению аффективных, эмоциональных или мотивационных профилей (Vansteenkiste et al., 2009; Robinson et al., 2017). В частности, мы сначала использовали функцию «hclust» пакета статистики R для вычисления ряда решений профиля с помощью метода Уорда и извлекли центроиды кластера для каждого профиля. Мы использовали коэффициенты агломерации, полученные с помощью функции классификации SPSS (SPSS, 2012), минимальное количество размеров профиля (Fernando et al., 2014), а также индексы соответствия кластерам из «Nbclust» (Charrad et al., 2014) для определения приемлемого диапазона кластеров. Затем был проведен кластерный анализ k-средних с этими центроидами в качестве отправных точек (функция «kmeans» библиотеки «stats») для получения наиболее отличительного набора профилей. В качестве последнего шага в идентификации кластера мы использовали процедуру перекрестной проверки, описанную Брекенриджем (2000), чтобы оценить стабильность решения (используя самореализованную функцию, основанную на функции knn библиотеки class; Venables и Рипли, 2002).Вместе с исследованиями объясненной дисперсии в переменных кластеризации и избыточности кластеров этот критерий использовался для определения окончательного кластерного решения. Методология кластеризации была выбрана потому, что пригодность кластеризации по сравнению с другими методологическими подходами в этом контексте неоднократно демонстрировалась в предыдущих исследованиях (например, Robinson et al., 2017).

Впоследствии мы использовали линейную модель смешанного эффекта латентного роста для исследования различий в результатах обучения между профилями эмоций.Модели были подогнаны с использованием «lmer» из библиотеки «lme4» (Bates et al., 2014). Сводная статистика была извлечена с помощью функции «анализа» для «психо» (Makowski, 2018), и было проведено апостериорных сравнений с использованием «glht» из «multicomp» (Hothorn et al., 2008). Кроме того, этот анализ был повторен для всех профильных решений (включая начальные решения из иерархической кластеризации), чтобы оценить, были ли результаты стабильными при различных конфигурациях профиля.

Затем спектральная совместная кластеризация — подход кластеризации машинного обучения — реализованный с помощью функции SpectralCoclustering библиотеки Python scikit-learn, был использован для обоснования связи между эмоциями и обучением, выявленной с помощью подхода профилирования (Pedregosa et al., 2011). В частности, мы сгруппировали эмоции в кластеры на основе их корреляции по всем точкам измерения и отдельно для каждой временной точки. Решение кластера эмоций было выбрано на основании его стабильности при всех применениях электромобиля и соответствия предыдущим исследованиям. Затем был использован анализ главных компонентов (функция PCA от scikit-learn) с одним основным компонентом для получения оценок участников для каждого кластера эмоций в каждой точке измерения. Кроме того, внутренняя согласованность кластеров эмоций оценивалась с помощью альфы Кронбаха («альфа» пакета «псих» R; Revelle, 2017).Полученные баллы затем использовались в нескольких регрессиях для каждой временной точки отдельно, чтобы оценить, как кластеры эмоций связаны с обучением. Веса регрессии рассчитывались с использованием пакета lm.beta функции «lm.beta» из пакета R (Behrendt, 2014).

Предварительный анализ

Для контроля потенциального влияния экспериментальных манипуляций в настоящем исследовании (т. Е. Контроля и условий быстрой + обратной связи) на результаты, описанные в следующих разделах, все переменные, включенные в анализ, сравнивались между экспериментальными условиями с использованием многомерного анализа. дисперсии (MANOVA).Результаты не показали систематических различий в баллах до и после тестирования, баллах эмоций или баллах кластеров эмоций между условиями (все p > 0,05; за исключением баллов кластера отрицательных эмоций для EV 1: p <0,05). Кроме того, мы провели тесты хи-квадрат для каждого решения профиля, чтобы проверить, одинаково ли представлены экспериментальные условия в каждом профиле эмоций. Результаты не выявили существенных различий в распределении экспериментальных условий ни для одного из идентифицированных профилей эмоций.

Личностно-ориентированный подход: профили эмоций

Определение профилей эмоций

Чтобы определить профили эмоций, студенты со схожими эмоциональными переживаниями по самооценке были сгруппированы с использованием двухэтапного кластерного подхода. Более конкретно, во-первых, иерархическая кластеризация (метод Уорда) использовалась в квадрате матрицы евклидова расстояния для средних значений каждой эмоции для каждого участника на протяжении всех шести временных точек (см. Выше). Каждый участник начинал как свой кластер в иерархическом кластерном анализе.Затем ближайшие участники были объединены в кластер. Этот шаг повторялся до тех пор, пока все участники не были объединены в один кластер, в результате чего был получен ряд кластерных решений между количеством участников (то есть каждый участник как собственный кластер) и единичным кластером. Для определения профильных решений, подходящих для последующего анализа, мы использовали три критерия: (1) осыпной график коэффициентов агломерации, чтобы определить точку, в которой добавление кластеров не привело к существенному снижению коэффициента агломерации, (2) достаточный размер профиля для статистический анализ ( n > 10; Fernando et al., 2014) и (3) индексы множественного кластерного соответствия (Charrad et al., 2014). Коэффициент агломерации показал, что объединение трехкластерного решения в два кластера нецелесообразно (Δ коэффициент = 233,93). Второе снижение коэффициентов агломерации было выявлено для добавления шестого кластера, но было менее значительным (Δ коэффициент = 73,379). В то время как эта процедура отдавала предпочтение решениям с более чем шестью профилями, второй критерий ограничивал количество профилей максимум семью, поскольку все дальнейшие профильные решения включали профиль (ы) с менее чем десятью участниками.Наконец, мы сравнили решения, которые были достаточными для обоих критериев в отношении 26 индексов соответствия (полный список индексов см. В Charrad et al., 2014), и обнаружили равную поддержку трех-пяти профильных решений и практически никакой поддержки. для шестипрофильных и семипрофильных решений. Соответственно, для дальнейшего анализа были выбраны трех-, четырех- и пятипрофильные решения. Предварительный анализ структуры кластеров выявил примечательную особенность. Один профиль эмоций с более высокой интенсивностью отрицательных эмоций, чем другие профили ( n = 29), был стабильным компонентом всех решений, описанных выше.

В качестве второго шага в идентификации профилей эмоций мы использовали кластеризацию k-средних, неиерархическую процедуру кластеризации, чтобы увеличить сходство внутри кластеров и различия между кластерами. В частности, для ранее выбранных решений с тремя или пятью кластерами мы сначала извлекли центроиды кластеров. Эти значения затем использовались в качестве отправных точек кластеризации k-средних вместо того, чтобы начинать с рандомизированных начальных чисел. В этой процедуре количество кластеров определяется априори .Затем начальное начальное число использовалось в качестве начального центроида кластера, и участники, которые находились в непосредственной близости от этого центроида (измеренного через пороговое значение расстояния), были назначены этому кластеру. Эта процедура повторялась для каждого начального посевного материала до тех пор, пока все участники не были распределены в кластер (Fortunato and Goldblatt, 2006). Кластеризация K-средних была выбрана потому, что эта процедура одновременно максимизирует расстояния между кластерами (то есть увеличенные различия между профилями эмоций) и минимизирует дисперсию внутри кластера (т.е. повышенное сходство внутри профилей; Эшги и др., 2011). После получения соответствующего кластерного решения мы затем оценили степень соответствия между иерархическим подходом и подходом k-средних. Оба метода кластеризации показали достаточное совпадение скоростей ( K 3 = 0,76; K 4 = 0,78; K 5 = 0,78). Это указывает на то, что кластеризация k-средних изменила начальные профили, полученные посредством иерархической кластеризации, но сохранила общую структуру и демонстрирует надежность идентифицированных профилей.Чтобы проверить, оказала ли совокупность самооценок интенсивности эмоций значительное влияние на полученные профили эмоций, мы повторно выполнили все предыдущие шаги, используя все шесть точек измерения для четырнадцати эмоций в качестве переменных кластеризации. Сравнение профилей, идентифицированных средствами кластеризации, и профилей, идентифицированных путем кластеризации всех точек измерения, продемонстрировало согласие от высокого до очень высокого ( K 3 = 0,85; K 4 = 0,91; K 5 = 0 .88). Это указывает на то, что наши данные поддерживают использование средних значений в качестве переменных кластеризации, и дополнительно подчеркивает надежность процедуры кластеризации.

Чтобы выбрать профили эмоций для последующего анализа, мы сначала сравнили объясненную дисперсию средней интенсивности эмоций между решениями с разным количеством профилей эмоций. Трехпрофильное решение объяснило умеренные уровни дисперсии для всех средних значений интенсивности эмоций, за исключением нейтрального, удивления, беспокойства и презрения (см. Таблицу 2).Решение с четырьмя профилями объяснило большую дисперсию для большинства эмоций, но также показало более низкие уровни объясненной дисперсии для конкретных эмоций (то есть презрения и замешательства). Эта же закономерность применима и к сравнению четырех- и пятипрофильного решений. Однако, в то время как решение с четырьмя профилями добавляло профиль, который в первую очередь определялся скукой в ​​дополнение к профилям нейтральных, положительных и отрицательных эмоций трехпрофильного решения, решение с пятью профилями добавляло только профиль, который был в значительной степени избыточным для профиль положительных эмоций (с более высоким уровнем любопытства, удивления и беспокойства).Основываясь на в значительной степени избыточном характере этого профиля (критерий, использованный Fernando et al., 2014), мы решили не рассматривать это решение.

Таблица 2. Отклонение, объясненное профилем-решением.

В качестве последнего шага для выбора наиболее подходящего кластерного решения мы проверили трех- и четырехпрофильное решение в соответствии с процедурой, описанной Брекенриджем (2000). В частности, мы случайным образом разделили нашу выборку на две равные большие подвыборки.Затем описанная выше двухэтапная процедура кластеризации была отдельно применена к каждой из подвыборок. Эти две подвыборки были впоследствии сравнены с подходом k-ближайших соседей. Более конкретно, каждому участнику подвыборки было присвоено новое значение кластера на основе их наиболее похожих аналогов в другой подвыборке (их ближайших соседей). Для оценки устойчивости была рассчитана каппа Коэна (как мера согласия) на основе начального (полученного с помощью двухэтапного подхода) и нового кластерного назначения (полученного с помощью процедуры ближайших соседей) в обеих выборках.Чтобы повысить надежность перекрестной проверки, мы повторили эту процедуру двадцать раз и усреднили значения Каппа по всем итерациям (т.е. 20-кратная перекрестная проверка). Результаты показали, что трехпрофильный раствор ( K = 0,65) показал достаточную стабильность (т.е. K > 0,60; Breckenridge, 2000; Asendorpf et al., 2001), а четырехпрофильный раствор — нет ( K = 0,56). Таким образом, решение с тремя профилями было выбрано в качестве окончательного решения профиля (см. Рисунок 2 для сравнения средней интенсивности эмоций между тремя профилями).Средние значения и стандартные отклонения для средней интенсивности эмоций, а также баллы до и после тестирования трехпрофильного решения показаны в таблице 3. Три профиля можно описать по их наиболее отличительным характеристикам следующим образом. Первый профиль ( n = 75) отображал уровни от низкого до среднего для всех эмоций, кроме скуки и нейтральности, которые были на умеренных уровнях. Нейтральный балл был выше, чем для других профилей. Соответственно, мы называем этот профиль нейтральным . Второй профиль ( n = 62) показал от умеренного до высокого уровня большинства положительных эмоций (радость, надежда, гордость, любопытство) и низкий уровень отрицательных эмоций (разочарование, стыд, безнадежность, скука, презрение, замешательство и т. Д.). грусть).Интенсивность положительных эмоций в этом профиле была выше, чем в других профилях. Таким образом, мы назвали этот профиль положительным эмоциональным профилем . Итоговый профиль ( n = 39) характеризовался средним уровнем всех эмоций. По сравнению с другими профилями, наиболее отличительной особенностью этой группы был повышенный уровень интенсивности отрицательных эмоций для всех отрицательных эмоций. Поэтому мы назвали эту группу отрицательным эмоциональным профилем .Многофакторный дисперсионный анализ (MANOVA) показал, что профили эмоций значительно различались в отношении их средней интенсивности эмоций [λ Уилкса (28, 320) = 0,100, p <0,001, η 2 = 0,68].

Рисунок 2. Сравнение средней интенсивности эмоций между профилями.

Таблица 3. Средние значения и стандартные отклонения для элементов эмоций, регуляции эмоций и показателей обучения с помощью профильных решений.

Связывание профилей эмоций и результатов обучения

Различия в результатах обучения между профилями были проанализированы с использованием линейной модели смешанного эффекта скрытого роста.В частности, мы спрогнозировали результаты обучения с учетом времени (до и после тестирования) и членства в профиле как фиксированные факторы и включили случайный перехват, основанный на предыдущих исследованиях, которые показали важность индивидуальных различий в предшествующих знаниях при обучении с MetaTutor (Тауб и др., 2014). Модель объяснила значительную долю дисперсии в результатах обучения ( R 2 = 68,03%; фиксированные эффекты: R 2 = 16,23%) и показала, что результаты обучения значительно улучшились со временем для всех профилей [β = 0 .75, SE = 0,06, t (175) = 12,36, p <0,001, VIF = 1,00], и членство в отрицательном профиле было связано со значительно более низкими результатами обучения [β = -0,40, SE = 0,16; t (173) = −2,43, p <0,05, VIF = 1,18; см. рисунок 3]. Апостериорный тест с использованием HSD Тьюки (честно значимая разница) показал, что значительные различия в результатах обучения были обнаружены только между отрицательным и нейтральным профилем ( z = −2.432; p <0,05).

Рис. 3. Результаты до и после тестирования по профилю эмоций.

Связывание эмоциональных профилей с положением об эмоциях

Два отдельных ANOVA, сравнивающих экспрессивное подавление и когнитивную переоценку между профилями, были проведены, чтобы проверить, различаются ли профили в их самооценке привычного использования стратегий регуляции эмоций. Результаты показали, что не было значительных различий в экспрессивном подавлении [ F (2,163) = 0.013; p = 0,99], но значительные различия в когнитивной переоценке между профилями [ F (2,163) = 4,185; p <0,05]. Апостериорные сравнения с использованием коррекции Бонферрони показали, что учащиеся с отрицательным эмоциональным профилем имели значительно более низкие оценки когнитивной переоценки ( M = 4,62, SD = 1,27), чем студенты с положительным эмоциональным профилем ( M = 5,30, SD = 1,07; p <0,05).

Подход, ориентированный на переменную: модели сопутствующих эмоций

Выявление моделей сопутствующих эмоций

Для выявления паттернов сопутствующих эмоций, матрицы корреляции для 14 эмоций, исследованных в этом исследовании, были рассчитаны отдельно для каждого момента времени (см. Процедуру) и агрегированы за все моменты времени. Затем к этим матрицам была применена спектральная совместная кластеризация, метод кластеризации, который группирует данные по строкам и столбцам одновременно (например, Kluger et al., 2003), чтобы получить центрированные на переменных паттерны связанных эмоций для каждого момента времени и агрегированы по всем администрациям электромобилей.Эта процедура проводилась для кластерных решений от трех до шести кластеров. Решение с четырьмя кластерами было единственным, которое показало большую стабильность по всем временным точкам и агрегировалось по всем параметрам (единственное исключение — то, что презрение переместилось в кластер скуки во время последнего измерения). Это решение включало в себя паттерн положительных и отрицательных эмоций, а также нейтральность и скуку как группы единичных эмоций (см. Таблицу 4). Альфа Кронбаха была рассчитана для паттерна отрицательных и положительных эмоций отдельно для каждой временной точки, чтобы проверить, достаточно ли хорошо идентифицированный кластер представляет внутренне непротиворечивую линейную структуру.Результаты показали, что как отрицательный образец (альфа в диапазоне от 0,74 до 0,81), так и положительный образец (альфа в диапазоне от 0,72 до 0,85) соответствовали этому критерию. Мы получили индивидуальные оценки участников для каждого паттерна и сохраняемую дисперсию каждого паттерна посредством анализа главных компонентов с одним компонентом. Поддерживаемое отклонение от исходных пунктов шкалы Лайкерта для каждого неособого эмоционального паттерна было достаточным в этом решении (35,45% для паттерна отрицательных эмоций для EV2 и 68.40% для модели положительных эмоций для EV2, см. Таблицу 4). Нагрузки для всех эмоций были положительными для каждого паттерна (т. Е. Увеличение интенсивности эмоций было связано с увеличением баллов по паттерну).

Таблица 4. Поддерживаемая дисперсия и нагрузки для эмоциональных паттернов.

Изучение различий в паттернах эмоций, ориентированных на переменную, Показатели между профилями эмоций

Различия в баллах кластеров, ориентированных на эмоциональные переменные, между профилями с течением времени были проанализированы с использованием моделей скрытого линейного смешанного эффекта.Более конкретно, мы предсказали оценки паттернов эмоций, ориентированных на переменную, с течением времени (шесть применений EV), членство в профиле и их взаимодействие в качестве фиксированных факторов и включили случайный перехват негативных, позитивных и эмоциональных паттернов скуки. Модель нейтрального эмоционального паттерна не включала время взаимодействия и членство в профиле, поскольку добавление этого фактора не улучшило модель значительно. Результаты показали значимые различия в оценках эмоциональных паттернов в среднем для всех эмоциональных кластеров (все p <0.001). Более того, отрицательные, положительные и скучные оценки показали значительный линейный рост для всех участников (все p <0,001). Для оценок паттернов отрицательных эмоций ( R 2 = 62,99%, фиксированные эффекты: R 2 = 40,54%) мы обнаружили существенно разные линейные траектории между отрицательным профилем и другими профилями [по сравнению с нейтральным профилем: β = 0,22, SE = 0,05, t (877) = 4,57, p <0.001, , VIF = 4,44; по сравнению с положительным профилем: β = 0,21, SE = 0,05; t (877) = 4,16, p <0,001, VIF = 4,11; см. рисунок 4]. Линейный рост оценок паттернов положительных эмоций ( R 2 = 66,10%, фиксированные эффекты: R 2 = 40,44%) значительно различались между положительным и другими профилями [по сравнению с нейтральным профилем: β = 0,08, SE = 0,04, t (877) = 1,99, p <0.05, VIF = 3,17; по сравнению с отрицательным профилем: β = 0,17, SE = 0,05, t (877) = 3,43, p <0,001, VIF = 2,59]. Показатели скуки ( R 2 = 56,99%, фиксированные эффекты: R 2 = 25,58%) проиллюстрировали существенно разные линейные траектории между положительным и нейтральным профилем [β = 0,14, SE = 0,05, t (877) = 3,14, p <0,010, VIF = 3.28].

Рис. 4. Оценка эмоций по профилю эмоций по шести точкам измерения.

Связь сопутствующих эмоций и результатов обучения

Чтобы оценить, могут ли эмоциональные паттерны, ориентированные на переменные, прогнозировать успехи в обучении, были рассчитаны отдельные модели линейной регрессии, прогнозирующие результаты после теста с оценками предварительных тестов и оценками эмоциональных паттернов, ориентированных на переменные, для каждого момента времени. Результаты показали, что предварительный балл был значимым предиктором баллов после тестирования во всех регрессиях (β в диапазоне от 0.От 58 до 0,62; p <0,01). Объясняющая ценность оценок паттернов эмоций, ориентированных на переменные, помимо эффекта предварительной оценки в разные моменты времени, варьировалась. Паттерн положительных эмоций был единственным значимым предиктором, помимо баллов перед тестированием, для первого применения EV [до того, как были установлены подцели обучения; F (5170) = 26,03, R 2 = 0,42; β = 0,15; p <0,05] и незначительно значимый предиктор для второго введения [после того, как были установлены подцели обучения; F (5170) = 25.30, R 2 = 0,41; β = 0,14; p = 0,057]. Показатели паттернов отрицательных эмоций достоверно предсказывали итоговую оценку четвертого [второго EV во время учебной деятельности; F (5,170) = 24,22, R 2 = 0,40; β = -0,13; p <0,05] и шестое введение EV [непосредственно перед пост-тестом; F (5,170) = 25,08, R 2 = 0,41; β = -0,17; p <0,05] и были незначительно значимым предиктором для третьего [первого EV во время фактической учебной деятельности; F (5170) = 24.05, R 2 = 0,40; β = -0,11; p = 0,086] и пятые EV [последняя EV во время учебной деятельности; F (5,170) = 23,01, R 2 = 0,39; β = -0,11; p = 0,082]. Другие шаблоны не показали существенной связи с оценкой результатов тестирования в любой момент времени.

Обсуждение

В этом исследовании использовался личностно-ориентированный подход для определения профилей эмоций и ориентированный на переменный подход для выявления эмоциональных паттернов, ориентированных на переменные, на разных этапах учебного сеанса с MetaTutor.Мы далее исследовали, как профили эмоций и паттерны, ориентированные на переменные, выявленные с помощью этих подходов, связаны с результатами обучения (то есть с помощью модели скрытого линейного смешанного эффекта) и со стратегиями регуляции привычных эмоций, о которых сообщают сами люди.

Используя личностно-ориентированный подход, мы определили три различных профиля эмоций, которые отражали различные эмоциональные переживания во время обучения с помощью MetaTutor. В соответствии с нашими гипотезами и предыдущими исследованиями, эти профили включали положительный, отрицательный и нейтральный (в других исследованиях это называется низкой интенсивностью; Robinson et al., 2017) эмоциональный профиль. Однако важно отметить, что отрицательный профиль не характеризовался высоким уровнем интенсивности отрицательных эмоций. Он скорее представлял группу студентов, у которых был более высокий уровень отрицательных эмоций, чем у студентов других профилей. Исключением из этого шаблона была скука, поскольку нейтральный профиль показал сопоставимые уровни скуки. Это согласуется с результатами предыдущих исследований, подчеркивающих особую роль скуки во время обучения (Goetz et al., 2014). Эти выводы были дополнительно подтверждены эмоциональными паттернами, ориентированными на переменную, которые мы выявили на последующих этапах. В течение шести периодов времени в течение учебного занятия отрицательные и положительные эмоции оставались отдельными паттернами, ориентированными на переменную, от скуки и нейтральных. Это указывает на то, что отличительные черты наших эмоциональных профилей связаны со стабильной кластерной структурой эмоций. Более того, наши результаты показали, что наиболее глубокая разница в эмоциональном переживании между профилями эмоций была обнаружена для отрицательных эмоций (η 2 = 0.48 для баллов кластера отрицательных эмоций по сравнению с η 2 = 0,09 для баллов других кластеров эмоций). В нашем профиле решения отрицательные эмоции ассоциировались друг с другом независимо от уровня их возбуждения. Интересно, что удивление было связано с отрицательным профилем и кластером отрицательных эмоций. Этот вывод соответствует результатам предыдущего исследования, в котором была обнаружена значительная отрицательная связь между неожиданностью и точностью метакогнитивных суждений, указывающая на потенциальное негативное влияние на обучение (Taub et al., 2019). Однако отсутствие дифференциации уровней возбуждения, вероятно, вызвано несбалансированным характером возбуждения и валентностью эмоций, измеренных в настоящем исследовании (Robinson et al., 2017). В частности, в электромобиле недостаточно представлены положительные дезактивирующие эмоции. Тем не менее, с помощью двух разных подходов мы определили теоретически обоснованную и значимую структуру эмоций, сосредоточенную вокруг трех уровней валентности, то есть положительного, нейтрального и отрицательного.

Самой яркой особенностью всех профильных решений была стабильность отрицательного профиля.В частности, 26 из 39 (67%) студентов в отрицательном профиле всегда относились к одному и тому же профилю независимо от количества других профилей. Это указывает на то, что группа студентов с более высоким уровнем отрицательных эмоций наиболее отличается от всех остальных студентов (в отношении эмоционального опыта). Что еще более важно, сравнение результатов обучения для профилей показало, что отрицательный профиль показал значительно худшие результаты, чем по крайней мере один другой профиль при послетестировании в большинстве профильных решений.В трехпрофильном решении, представленном в этой статье, отрицательный профиль значительно уступает нейтральному профилю. Этот вывод хорошо согласуется с предыдущими исследованиями с использованием личностно-ориентированных подходов, поскольку многочисленные исследования показали, что учащиеся с негативным эмоциональным профилем, как правило, учатся меньше, чем студенты с нейтральным или позитивным профилем (Ganotice et al., 2016; Jarrell et al., 2017 ; Robinson et al., 2017; см. Таблицу 2). В отличие от подходов, ориентированных на переменные, которые демонстрировали положительные и отрицательные эффекты отрицательных и положительных эмоций в зависимости от обстоятельств, подходы, ориентированные на человека, постоянно выявляли пагубные последствия отрицательных эмоций для обучения.Хотя при определенных обстоятельствах отдельные отрицательные (разрешенные) эмоции могут потенциально принести пользу стратегиям и результатам обучения (например, D’Mello and Graesser, 2014; Taub et al., 2019), наши данные не подтверждают положительные эффекты от переживания нескольких отрицательных эмоций ( например, студенты, принадлежащие к отрицательному эмоциональному профилю). Важно отметить, что, хотя в нескольких исследованиях были обнаружены смешанные эффекты положительных и отрицательных эмоций в зависимости от обстоятельств, большинство исследований показывают, что положительные эмоции обычно полезны, а отрицательные эмоции вредны для обучения (Boekaerts and Pekrun, 2015).Наши результаты подтвердили эту общую тенденцию к негативным эмоциям.

В дополнение к вопросу о том, какие профили существенно различаются при обучении, мы также исследовали, могут ли эмоциональные паттерны, ориентированные на переменные, предсказывать обучение, и каким образом. Мы обнаружили, что положительные эмоции перед фактической учебной деятельностью (EV 1 и 2, см. Раздел «Элементы эмоций») могут предсказать результаты обучения, выходящие за рамки объяснительного эффекта предшествующих знаний. Во время саморегулируемого обучения с MetaTutor только отрицательные эмоции были значимыми предикторами обучения, но не всегда (значимы для EV3 и EV6, лишь незначительно значимы для EV4 и EV5).Эти результаты показывают, что прогностическая ценность эмоциональных паттернов, ориентированных на переменные, для обучения колеблется со временем, и что отрицательные эмоции, по-видимому, играют преобладающую роль во время учебной деятельности. Кроме того, эти результаты отражают основные подходы, связанные с обучением в цифровой среде обучения — продукты и процессы (Garcia-Martin and Garcia-Sanchez, 2018). В частности, анализ профиля, проведенный в этом исследовании, в первую очередь ориентирован на продукт, поскольку мы сначала исследовали различия в результатах обучения (т.д., данные о продукте) между профилями эмоций. В ходе последующего анализа мы исследовали процессную природу эмоций, оценивая, как эмоции формируют шаблоны с течением времени и как линейное развитие этих шаблонов связано с обучением.

Мы столкнулись с несколькими проблемами и выявили ограничения при применении двух подходов к кластеризации к имеющимся данным. Наш подход к выборке был определен относительно начала и конца сеанса. В частности, мы выбрали первые два электромобиля и два последних в учебном занятии.Из этих вопросников только первый в фазе обучения (EV3) и самый последний перед посттестом (EV6) были введены одинаково для всех участников. EV между ними были идентичны относительно начала и конца учебной сессии, но немного различались в отношении времени обучения в зависимости от общего количества EV, которые участник выполнил (например, для участников с шестью EV все анкеты были в фактическом последовательность, в то время как для участников с восемью EV новая последовательность включала первые четыре EV и последние два EV, оставляя два EV вне и создавая сплайн, который может не полностью отражать исходную временную траекторию).Однако как анализ профилей по всем временным точкам, так и кластеры эмоций показали, что выбранные кластеры представляют собой стабильный, сопоставимый набор показателей во времени.

В качестве потенциального объяснения различий между профилями эмоций мы сравнили их в отношении регуляции эмоций и обнаружили значительные различия в когнитивной переоценке, но не в отношении подавления экспрессии между профилями. В частности, отрицательный профиль сообщил о значительно более низком привычном использовании когнитивной переоценки, чем положительный профиль, но не по сравнению с нейтральным профилем.Чтобы подтвердить эти результаты, мы сравнили профили в отношении оценок паттернов эмоций, ориентированных на переменную, и их линейных временных траекторий. Мы обнаружили, что профили эмоций не только различались по усредненным оценкам эмоциональных паттернов для всех идентифицированных эмоциональных паттернов, но также демонстрировали существенно разный линейный рост отрицательных эмоций, положительных эмоций и скуки (см. Рисунок 4). Наиболее явные различия заключались в паттерне отрицательных эмоций, поскольку отрицательный профиль демонстрировал линейное увеличение оценок паттернов отрицательных эмоций, в то время как в других профилях оценки уменьшались / оставались неизменными.Это показывает, что отрицательный профиль не только начинается с более высоких значений отрицательных эмоций, но и что эта разница со временем становится больше. В совокупности с нашим выводом о том, что кластер отрицательных эмоций отрицательно предсказывал обучение на протяжении фазы обучения, это указывает на то, что проблемы профиля отрицательных эмоций, похоже, возникают со временем и связаны с регулированием эмоций.

Потенциальным объяснением неоптимальной работы профиля отрицательных эмоций является потенциальная нагрузка на рабочую память, вызванную отрицательными эмоциями и регулированием эмоций (Curci et al., 2013). Хотя положительные эмоции не могут улучшить рабочую память сверх ее естественных возможностей, множественные отрицательные эмоции могут блокировать ценные ресурсы, которые особенно необходимы для усвоения сложных тем и выполнения сложных учебных задач. Это явление может быть даже более важным в цифровых обучающих средах, поскольку они создают серьезные проблемы для учащихся (например, для навигации в нелинейных средах с гиперссылками, координации нескольких целей, интеграции обратной связи с агентами, использования сложных стратегий обучения; Opfermann et al., 2013). Необходимы будущие исследования, направленные на объяснение того, почему отрицательные эмоции пагубно влияют на обучение, в том числе когнитивную нагрузку и ее связь с рабочей памятью (Seufert, 2018; Anmarkrud et al., 2019).

Еще одним ограничением настоящего исследования (и личностно-ориентированных подходов в целом) является деконтекстуализированный характер используемых эмоциональных показателей. Теории аффективной динамики подчеркивают важность конкретных событий или тупиков, которые вызывают эмоции, однако события, предшествующие измерению эмоций, еще не рассматривались.В частности, учитывая наши данные, мы не можем определить, усвоили ли учащиеся меньше из-за того, что они испытали отрицательные эмоции, или они испытали отрицательные эмоции из-за трудностей в процессе обучения. Выявление того, связан ли повышенный уровень отрицательных эмоций в отрицательных профилях с характеристиками учебной задачи или учебной средой, имеет решающее значение как для понимания профилей, так и для разработки адаптивных систем, которые могут поддерживать учащихся и предотвращать негативное влияние отрицательных эмоций на учимся через эшафоты.Например, в нашем исследовании мы не можем исключить, что усиление отрицательных эмоций, особенно в профиле отрицательных эмоций, было связано с тем, что участникам предлагалось заполнить самоотчеты, чтобы повторно указывать свои эмоции во время учебной деятельности. Точно так же прецеденты эмоциональных реакций во время обучения должны быть включены в будущие исследования (например, путем оценки того, какие эмоции вызывают конкретные подсказки педагогических агентов). Тауб и др. (2019) показали, что эмоции, выраженные на лице, связаны с точностью стратегий обучения.Выявление возникающих отрицательных эмоций и процессов обучения, на которые они напрямую влияют, может устранить разрыв между эмоциями и (мета) когнитивными процессами. Это идет рука об руку с еще одним недостатком этого направления исследований — единственной зависимостью от самоотчетов для измерения эмоций. Модели и исследования эмоций четко заявляют, что эмоции — это многогранные процессы, и ограничение нашего объема оценочным компонентом (Scherer and Moors, 2019) является существенным ограничением. Построение многоканальных мультимодальных профилей эмоций за счет использования дополнительных каналов данных может принести пользу исследованиям, ориентированным на человека, за счет уточнения профилей и предоставления дополнительных объяснений того, как профили развиваются с течением времени (например,г., через пики в EDA). Наконец, личные предрасположенности (например, личность — нарциссизм как предрасположенность к негативной эмоциональности) является общей причиной различий в эмоциональном переживании и регулировании эмоций, и его влияние на стратегии обучения может быть очень полезным для углубления понимания эмоций в саморегулируемых учебные процессы.

Заключение

В заключение, результаты нашего исследования подчеркивают важность отрицательных эмоций во время саморегулируемого обучения в цифровой среде обучения во время сложного обучения.Настоящее исследование дополняет исследование несколькими способами. Методологически мы продемонстрировали, как ориентированный на человека подход и новый подход, ориентированный на переменную, дополняют друг друга. В частности, определение эмоциональных паттернов, ориентированных на переменные, в дополнение к эмоциональным профилям позволило нам анализировать временную динамику нескольких эмоций одновременно. Отрицательная связь между отрицательными эмоциями и результатами обучения была обнаружена при использовании обоих подходов. Это подчеркивает надежность этого открытия и дополнительно показывает, что личностно-ориентированные подходы и подходы, ориентированные на переменную, могут дополнять друг друга.Более того, кластерные подходы предлагают возможность более легко связать результаты исследований с использованием различных показателей (например, эмоции достижения и эмоции, ориентированные на обучение). Благодаря сочетанию личностно-ориентированного и переменного подходов мы обнаружили, что как ученики с самым высоким уровнем отрицательных эмоций в целом, так и с более высоким уровнем отрицательных эмоций у всех учеников показали значительное отрицательное отношение к обучению. Кроме того, мы обнаружили, что эти пагубные эффекты связаны с более низкой (самооценкой) регуляцией эмоций.Это указывает на необходимость выявления случаев возникновения повышенного уровня отрицательных эмоций, особенно для студентов, которые испытывают множество отрицательных эмоций, для практикующих и исследователей, чтобы своевременно вмешиваться, прежде чем пагубные последствия отрицательных эмоций осядут. В частности, воспитание студентов » Регулирование эмоций как часть саморегулируемой учебной деятельности в цифровой среде обучения — многообещающая перспектива для улучшения эмоционального опыта учащихся и последующего обучения.Следовательно, проектирование, разработка и внедрение цифровой среды обучения, а также образовательные мероприятия должны включать эмоции и регулирование эмоций как части (саморегулируемой) учебной деятельности, чтобы максимизировать положительное влияние на обучение учащихся.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Это исследование было одобрено IRB государственного университета Северной Каролины.Все испытуемые дали письменное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией.

Авторские взносы

Все авторы внесли свой вклад в концепцию работы и отредактировали окончательную рукопись. RA и MT разработали и провели исследование. FW провела статистический анализ. FW и MT написали первый черновик рукописи. RA и SN предоставили несколько раундов редактирования рукописи.

Финансирование

Это исследование было поддержано финансированием Национального научного фонда (DRL № 1660878, DRL № 1661202, DUE № 1761178 и DRL № 1

7) и Совета по исследованиям в области социальных и гуманитарных наук Канады (SSHRC 895-2011-1006).Любые мнения, выводы, заключения или рекомендации, выраженные в этом материале, принадлежат автору (авторам) и не обязательно отражают точку зрения Национального научного фонда или Совета социальных и гуманитарных исследований Канады. FW финансировалась аспирантурой и исследовательской сетью LEAD (GSC1028), проектом инициативы передового опыта федерального правительства и правительства земель. Мы благодарим Deutsche Forschungsgemeinschaft и Фонд публикаций открытого доступа Тюбингенского университета за поддержку.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить членов SMART Lab в UCF за их помощь и вклад.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2019.02678/full#supplementary-material

Сноски

Список литературы

Анмаркруд, Ø, Андресен, А., Бретен, И. (2019). Когнитивная нагрузка и рабочая память в мультимедийном обучении: концептуальные и измерительные проблемы. Educ. Psychol. 54, 1–23.

Google Scholar

Аргуэль А., Локьер Л., Кеннеди Г., Лодж Дж. М. и Пахман М.(2019). В поисках оптимальной путаницы: обзор эпистемического управления эмоциями в интерактивных цифровых обучающих средах. Взаимодействовать. Учиться. Environ. 27, 200–210. DOI: 10.1080 / 10494820.2018.1457544

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Asendorpf, J. B., Borkenau, P., Ostendorf, F., and Van Aken, M. A. G. (2001). Вырезание описания личности на ее стыках: подтверждение трех воспроизводимых прототипов личности как для детей, так и для взрослых. Eur. Дж.Чел. 15, 169–198. DOI: 10.1002 / per.408.abs

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Азеведо Р., Харли Дж., Треворс Г., Даффи М., Фейзи-Бенэг Р., Буше Ф. и др. (2013). «Использование данных трассировки для изучения сложных ролей когнитивных, метакогнитивных и эмоциональных процессов саморегуляции во время обучения с помощью многоагентных систем», в Международном справочнике по метапознанию и обучению , ред. Р. Азеведо и В. Алевен, (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 427–449.DOI: 10.1007 / 978-1-4419-5546-3_28

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Азеведо Р., Мартин С. А., Тауб М., Мудрик Н. В., Миллар Г. К. и Графсгаард Дж. Ф. (2016). «Эффективно ли внешнее регулирование педагогических агентов в стимулировании обучения с помощью интеллектуальных систем обучения?» В книге Intelligent Tutoring Systems. ITS 2016 , ред. А. Микарелли, Дж. Стампер и К. Панургиа (Загреб, Хорватия: Springer).

Google Scholar

Азеведо, Р., Мудрик, Н. В., Тауб, М., и Брэдбери, А. (2019). «Саморегулирование в компьютерных обучающих системах», в Справочнике по познанию и образованию , ред. Дж. Данлоски и К. Роусон, (Кембридж, Массачусетс: Издательство Кембриджского университета).

Google Scholar

Азеведо Р., Мудрик Н. В., Тауб М. и Ворта Ф. (2017). «Связь между метапознанием и эмоциями во время обучения STEM с передовыми технологиями обучения: критический анализ, последствия для будущих исследований и проектирование систем обучения», в Саморегулируемое обучение: концептуализация, вклад и эмпирически обоснованные модели для преподавания и обучения , ред Т.Михальский и К. Шехтер, (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Teachers College Press)

Google Scholar

Азеведо Р., Тауб М. и Мудрик Н. В. (2018). «Использование многоканальных данных трассировки для вывода и стимулирования саморегулируемого обучения между людьми и передовыми технологиями обучения», в Справочнике по саморегулированию обучения и успеваемости , ред. Д. Шунк и Дж. А. Грин (Нью-Йорк, Нью-Йорк). : Рутледж).

Google Scholar

Бейкер, Р. С., Д’Мелло, С. К., Родриго, М.М. Т., и Грессер А. С. (2010). Лучше расстраиваться, чем скучать: частота, постоянство и влияние когнитивно-эмоциональных состояний учащихся во время взаимодействия с тремя различными компьютерными средами обучения. Внутр. J. Hum. Comput. Stud. 68, 223–241. DOI: 10.1016 / j.ijhcs.2009.12.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баркер Э. Т., Ховард А. Л., Галамбос Н. Л. и Врош К. (2016). Отслеживание аффекта и академической успеваемости в университете: счастливые студенты получают пользу от приступов плохого настроения. Dev. Psychol. 52, 2022–2030. DOI: 10.1037 / dev0000231

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейтс Д., Мехлер М., Болкер Б. и Уокер С. (2014). Подгонка линейных моделей со смешанными эффектами с использованием lme4. J. Stat. Мягкий. 67, 1–48.

Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф., Алквист, Дж. Л., и Вохс, К. Д. (2015). Иллюзии обучения: неуместные эмоции раздувают суждения об обучении. J. Behav. Decis. Мак. 28, 149–158. DOI: 10.1002 / bdm.1836

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бен-Элиягу А. и Линненбринк-Гарсия Л. (2013). Расширение саморегулируемого обучения, чтобы включить в него стратегии саморегулируемых эмоций. Motiv. Эмот. 37, 558–573. DOI: 10.1007 / s11031-012-9332-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Boekaerts, M., and Pekrun, R. (2015). «Эмоции и регулирование эмоций в академической среде», в справочнике по педагогической психологии , ред. Л.Корно и Э. М. Андерман, (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge) Google Scholar

Чаррад М., Газзали Н., Буато В., Никнафс А. и Чаррад М. М. (2014). Пакет «nbclust». J. Stat. Софтв. 61, 1–36.

Google Scholar

R Основная команда (2019). R: язык и среда для статистических вычислений. Вена: Фонд R для статистических вычислений

Google Scholar

Крейг, С., Грессер, А., Саллинс, Дж., И Голсон, Б.(2004). Аффект и обучение: исследовательский взгляд на роль аффекта в обучении с Autotutor. J. Edu. СМИ 29, 241–250. DOI: 10.1080 / 1358165042000283101

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Курчи А., Ланчано Т., Солети Э. и Риме Б. (2013). Негативные эмоциональные переживания вызывают размышления и влияют на объем рабочей памяти. Эмоция 13, 867–880. DOI: 10.1037 / a0032492

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

D’Mello, S.(2013). Выборочный метаанализ относительной частоты дискретных аффективных состояний во время обучения с помощью технологий. J. Educ. Psychol. 105: 1082. DOI: 10.1037 / a0032674

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Д’Мелло, С. К. (2017). «Аналитика эмоционального обучения», в справочнике по аналитике обучения и интеллектуальному анализу образовательных данных , 1-е изд., Редакторы К. Ланг, Г. Сименс, В. Алисса и Д. Гашевич (Эдмонтон, штат Алабама: Общество исследований в области аналитики обучения).

Google Scholar

Д’Мелло, С., и Грессер, А. (2012). Динамика аффективных состояний при комплексном обучении. ЖЖ. Instr. 22, 145–157. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2011.10.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Д’Мелло, С., Грэссер, А. (2014). Путаница и ее динамика при понимании устройства со сценариями поломки. Acta Psychol. 151, 106–116. DOI: 10.1016 / j.actpsy.2014.06.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

D’Mello, S., Леман, Б., Пекрун, Р., Грессер, А. (2014). Замешательство может быть полезно для обучения. ЖЖ. Instr. 29, 153–170. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2012.05.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П. и Фризен В. В. (1971). Константы в разных культурах в лице и эмоциях. J. Pers. Soc. Psychol. 17, 124–129. DOI: 10,1037 / h0030377

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эшги, А., Хотон, Д., Легран, П., Скалецкий М., Вулфорд С. (2011). Выявление групп: сравнение методологий. J. Data Sci. 9, 271–292.

Google Scholar

Фернандо Дж. У., Кашима Ю. и Лахам С. М. (2014). Множественные эмоции: ориентированный на человека подход к взаимосвязи между межгрупповыми эмоциями и ориентацией на действия. Эмоция 14: 722. DOI: 10.1037 / a0036103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фортунато, В. Дж., и Гольдблатт, А. М. (2006). Изучение профилей ориентации на цель с помощью кластерного анализа и их взаимосвязи с диспозиционными характеристиками и паттернами мотивационной реакции. J. Appl. Soc. Psychol. 36, 2150–2183. DOI: 10.1111 / j.0021-9029.2006.00099.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ганотице, Ф.А. младший, Дату, Дж. А. Д., и Кинг, Р. Б. (2016). Какие эмоциональные профили показывают лучшие результаты обучения? личностно-ориентированный анализ академических эмоций студентов. Sch. Psychol. Int. 37, 498–518. DOI: 10.1177 / 0143034316660147

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия-Мартин, Дж., И Гарсия-Санчес, Дж. Н. (2018). Обучающая эффективность двух виртуальных подходов: процессов и продукта. Rev. Psicodidáctica 23, 117–127. DOI: 10.1016 / j.psicoe.2018.02.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гегенфуртнер А., Фрайер Л., Ярвеля С., Харацкевич Дж. И Нарцисс С. (2019).Эффективное обучение в цифровом образовании. Перед. Educ.

Google Scholar

Джордж Д. и Маллери П. (1999). SPSS ® для Windows ® Шаг за шагом: простое руководство и справочник. Needham Heights, MA: Allyn & Bacon.

Google Scholar

Гетц Т., Френцель А. К., Холл Н. К., Нетт У. Э., Пекрун Р. и Липневич А. А. (2014). Типы скуки: выборочный подход. Motiv. Эмот. 38, 401–419. DOI: 10.1007 / s11031-013-9385-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Graesser, A.C., Rus, V., D’Mello, S., and Jackson, G. (2008). «AutoTutor: обучение посредством диалога на естественном языке, который адаптируется к когнитивным и эмоциональным состояниям учащегося», в Текущие перспективы познания, обучения и обучения: последние инновации в образовательных технологиях, которые облегчают обучение учащихся , ред. Д.Х. Робинсон и Г. Шро, (Шарлотт, Северная Каролина: публикация информационного века), 95–125.

Google Scholar

Графсгаард, Дж., Виггинс, Дж., Вейл, А., Бойер, К., Вибе, К., и Лестер, Дж. (2014). «Аддитивная ценность мультимодальных функций для прогнозирования вовлеченности, разочарования и обучения во время обучения», Труды Шестнадцатой Международной конференции Acm по мультимодальному взаимодействию , ред. А.А. Салах, Дж. Кон и Б. Шуллер (Нью-Йорк, США). NY: ACM).

Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2015). Регулирование эмоций: текущее состояние и перспективы на будущее. Psychol. Inq. 26, 1–26. DOI: 10.1080 / 1047840x.2014.940781

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж., И Джон, О. П. (2003). Индивидуальные различия в двух процессах регуляции эмоций: влияние на аффект, отношения и благополучие. J. Pers. Soc. Psychol. 85, 348–362. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.2.348

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Граббс, Ф. Э. (1969). Процедуры обнаружения выпадающих наблюдений в выборках. Технометрика 11, 1–21. DOI: 10.1080 / 00401706.1969.104

  • CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Харли, Дж. М., Пекрун, Р., Таксер, Дж. Л. и Гросс, Дж. Дж. (2019). Регулирование эмоций в ситуациях достижения: интегрированная модель. Edu. Psychol. 54, 106–126. DOI: 10.1080 / 00461520.2019.1587297

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Харли Дж. М., Тауб М., Азеведо Р. и Буше Ф. (2017). Давайте сформулируем несколько подцелей: понимание взаимодействия человека и педагогического агента и его значения для обучения, а также оперативного соответствия и обратной связи. IEEE Trans. Учиться. Technol. 11, 54–66. DOI: 10.1109 / tlt.2017.2756629

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hothorn, T., Bretz, F., and Westfall, P. (2008). Одновременный вывод в общих параметрических моделях. Biometrical J. 50, 346–363. DOI: 10.1002 / bimj.200810425

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джаррелл А., Харли Дж. М., Ладжуа С. и Нейсмит Л. (2017). Успех, неудача и эмоции: изучение взаимосвязи между обратной связью о производительности и эмоциями в диагностических рассуждениях. Edu. Technol. Res. Dev. 65, 1263–1284. DOI: 10.1007 / s11423-017-9521-6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джаррелл А., Харли Дж. М. и Ладжуа С. П. (2016). Связь между эмоциями достижения, оценками и выполнением задачи: педагогические аспекты эмоций в CBLE. J. Comput. Эду. 3, 289–307. DOI: 10.1007 / s40692-016-0064-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Клугер, Ю., Басри, Р., Чанг, Дж. Т., и Герштейн, М. (2003). Спектральная бикластеризация данных микрочипов: гены и условия совместной кластеризации. Genome Res. 13, 703–716. DOI: 10.1101 / gr.648603

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лазарь Р. С. (2006). Эмоции и межличностные отношения: к ориентированной на человека концептуализации эмоций и преодолению трудностей. J. Pers. 74, 9–46. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2005.00368.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Льюис, М., Хэвиленд-Джонс, Дж. М., и Барретт, Л. Ф. (2008). Справочник эмоций. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google Scholar

    Маковски Д. (2018). Психопакет: эффективный и ориентированный на публикации рабочий процесс для психологической науки. J. Софт с открытым исходным кодом. 3: 470. DOI: 10.21105 / joss.00470

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мурс, А., Эллсуорт, П. К., Шерер, К. Р., Фрайда, Н. Х. (2013). Оценочные теории эмоций: состояние дел и будущее развитие. Emot. Ред. 5, 119–124. DOI: 10.1177 / 1754073

    8165

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Муис, К. Р., Пекрун, Р., Синатра, Г. М., Азеведо, Р., Треворс, Г., Мейер, Э. и др. (2015). Любопытный случай изменения климата: проверка теоретической модели эпистемических убеждений, эпистемических эмоций и сложного обучения. ЖЖ. Instr. 39, 168–183. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2015.06.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Опферманн, М., Шайтер, К., Герьетс, П., и Шмек, А. (2013). «Гипермедиа и саморегулирование: взаимодействие в обоих направлениях», в Международном справочнике по метапознанию и обучению, , , ред. Р. Азеведо и В. Алевен (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Springer New York).

    Google Scholar

    Pedregosa, F., Varoquaux, G., Gramfort, A., Michel, V., Thirion, B., Grisel, O., et al. (2011). Scikit-learn: машинное обучение на Python. J. Mach. Учиться. Res. 12, 2825–2830.

    Google Scholar

    Пекрун Р. (2006). Теория контрольного значения эмоций достижения: предположения, следствия и последствия для образовательных исследований и практики. Educ. Psychol. Ред. 18, 315–341. DOI: 10.1007 / s10648-006-9029-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пекрун Р., Гетц Т., Титц В. и Перри Р. П. (2002). Академические эмоции в саморегулируемом обучении и достижениях студентов: программа качественного и количественного исследования. Educ. Psychol. 37, 91–105. DOI: 10.1207 / s15326985ep3702_4

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пекрун, Р., Лихтенфельд, С., Марш, Х. В., Мураяма, К., и Гетц, Т. (2017a). Эмоции достижения и успеваемость: продольные модели взаимных эффектов. Child Dev. 88, 1653–1670. DOI: 10.1111 / cdev.12704

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пекрун Р., Фогл Э., Муис К. Р. и Синатра Г.М. (2017б). Измерение эмоций во время эпистемической деятельности: эпистемически связанные шкалы эмоций. Cogn. Эмот. 31, 1268–1276. DOI: 10.1080 / 02699931.2016.1204989

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пекрун Р. и Линненбринк-Гарсия Л. (2012). «Академические эмоции и вовлеченность студентов», в Справочнике по исследованиям вовлеченности студентов , , ред. С. Л. Кристенсон, А. Л. Решли и К. Уайли (Бостон, Массачусетс: Springer).

    Google Scholar

    Пекрун, Р., и Линненбринк-Гарсия, Л. (2014). Международный справочник эмоций в образовании. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

    Пласс, Дж. Л., Хейдиг, С., Хейворд, Э. О., Гомер, Б. Д., и Ум Э. (2014). Эмоциональный дизайн в мультимедийном обучении: влияние формы и цвета на аффект и обучение. ЖЖ. Instr. 29, 128–140. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2013.02.006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ример В. и Шредер К.(2019). Разработка ментальной модели в мультимедийном обучении: взаимосвязанные эффекты эмоций и самоконтроля. Перед. Psychol. 10: 899. DOI: 10.3389 / fpsyg.2019.00899

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Робинсон, К. А., Ранеллуччи, Дж., Ли, Ю. К., Вормингтон, С. В., Розет, К. Дж., И Линненбринк-Гарсия, Л. (2017). Эффективные профили и академические успехи в естественных науках в колледже. Contemp. Educ. Psychol. 51, 209–221. DOI: 10.1016 / j.cedpsych.2017.08.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сабурин, Дж. Л., и Лестер, Дж. К. (2014). Влияние и участие в игровой среде обучения. IEEE Trans. Оказывать воздействие. Comput. 5, 45–56.

    Google Scholar

    Зойферт Т. (2018). Взаимодействие между саморегуляцией в обучении и когнитивной нагрузкой. Educ. Res. Ред. 24, 116–129. DOI: 10.1016 / j.edurev.2018.03.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Синклер, Дж., Джанг, Э. Э., Азеведо, Р., Лау, К., Тауб, М., и Мудрик, Н. (2018). «Изменения эмоций и их связь с успехами в обучении в контексте MetaTutor», в Конспект лекций по информатике: Интеллектуальные обучающие системы 2018 , ред. Р. Нкамбу, Р. Азеведо и Дж. Василева, (Cham: Springer) .

    Google Scholar

    Спанн, К. А., Шут, В. Дж., Рахими, С., и Д’Мелло, С. К. (2019). Продуктивная роль когнитивной переоценки в регулировании аффекта во время игрового обучения. Comput. Гм. Behav. 100, 358–369. DOI: 10.1016 / j.chb.2019.03.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    SPSS, I. (2012). SPSS версии 21.0. IBM SPSS. Чикаго, штат Иллинойс.

    Google Scholar

    Тауб М., Азеведо Р., Буше Ф. и Хосравифар Б. (2014). Можно ли предсказать использование когнитивных и метакогнитивных стратегий саморегулируемого обучения на основе уровней предшествующих знаний учащихся в среде гипермедиа обучения? Comput.Гм. Behav. 39, 356–367. DOI: 10.1016 / j.chb.2014.07.018

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тауб М., Азеведо Р., Брэдбери А. Э., Миллар Г. К. и Лестер Дж. (2018). Использование анализа последовательностей для выявления эффективности научных рассуждений во время обучения STEM в игровой среде обучения. ЖЖ. Instr. 54, 93–103. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2017.08.005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тауб, М., Азеведо, Р., Раджендран, Р., Клод, Э. Б., Бисвас, Г., и Прайс, М. Дж. (2019). Как эмоции учащихся связаны с точностью когнитивных и метакогнитивных процессов во время обучения с помощью интеллектуальной системы обучения? ЖЖ. Instr.

    Google Scholar

    Ван Россум, Г., и Дрейк, Ф. Л. (2011). Справочное руководство по языку Python. Бристоль: Network Theory Ltd.

    Google Scholar

    Ванстенкисте, М., Сиренс, Э., Соененс, Б., Люкс, К., и Линз, W. (2009). Мотивационные профили с точки зрения самоопределения: качество мотивации имеет значение. J. Educ. Psychol. 101, 671–688. DOI: 10.1037 / a0015083

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Венейблс, В., и Рипли, Б. (2002). Статистические дополнения к современной прикладной статистике с S , 4th Edn, New York, NY: Springer.

    Google Scholar

    Чжэн, Л. (2016). Эффективность саморегулируемых учебных каркасов на успеваемость в компьютерных обучающих средах: метаанализ. Asia Pacific Educ. Ред. 17, 187–202. DOI: 10.1007 / s12564-016-9426-9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Положительное отношение к негативным эмоциям

    Как вы представляете идеальную жизнь?

    Есть много совпадений в ответах, которые люди дают на этот вопрос. Часто люди говорят, что идеальная жизнь включает в себя успешную и полноценную карьеру, крепкую семью, прочные отношения и / или финансовое благополучие.В основе всех этих элементов идеальной жизни лежит чувство счастья и удовлетворенности, к которому мы все стремимся. Фактически, мы проводим большую часть нашего времени, пытаясь достичь этого счастья, как в настоящем, так и в долгосрочной перспективе.

    Стремясь испытать счастье и другие положительные эмоции, мы часто стараемся избегать или игнорировать отрицательные и тревожные эмоции. В конце концов, никому не нравится чувствовать себя грустным, виноватым, разочарованным или подавленным. Итак, мы не просто стремимся к приятным переживаниям, но и делаем все возможное, чтобы избежать боли в жизни.

    Что такое положительные и отрицательные эмоции?

    Когда мы используем термины «положительный» и «отрицательный» для описания данной эмоции, мы имеем в виду природу субъективного переживания этой эмоции и хотим ли мы испытать ее в большей или меньшей степени.

    Отрицательные эмоции — это те эмоции, которые заставляют нас каким-то образом чувствовать себя плохо, и которые широко считаются неприятными для восприятия. Часто мы хотим меньше испытывать эти эмоции.

    Положительные эмоции — это те, которые нам доставляют удовольствие. Это эмоции, которые мы стремимся испытать больше.

    Отрицательные эмоции разнообразны и могут возникать по разным причинам; беспокойство перед собеседованием, гнев из-за того, что застрял в пробке, грусть после потери ценного имущества, раздражение, когда кто-то не внес свой вклад в групповой проект, чувство вины за нарушение диеты — список бесконечен! Эти эмоции универсальны и испытываются каждым человеком в какой-то момент своей жизни.

    И поскольку отрицательные эмоции неприятно испытывать, они часто получают плохую репутацию. Мы могли бы сделать все возможное, чтобы избегать ситуаций, которые могут привести к негативным эмоциям, или мы можем попытаться отрицать или избегать этих эмоций, когда они выходят на поверхность. Другими словами, мы считаем отрицательные эмоции «плохими».

    Отрицательные эмоции НЕ плохие

    Отрицательные эмоции — важные элементы человеческого опыта. Подумайте об этом: у боли есть цель — как физическая, так и эмоциональная.Например, распознавание боли при прикосновении руки к раскаленной сковороде позволяет быстро убрать руку и позаботиться о ране.

    Точно так же эмоциональная боль и переживания также являются важными переживаниями. Многие психологи и исследователи рассматривают отрицательные эмоции как посланников, которые пытаются рассказать нам что-то об окружающей среде. Вот несколько примеров того, какое сообщение могут вам послать ваши негативные эмоции:

    Что-то нужно изменить

    Некоторые негативные эмоции возникают, чтобы сообщить нам, работают ли на нас наше окружение и поведение.Например, тревога часто может сигнализировать о том, что что-то в нашем окружении отрицательно влияет на наше благополучие и что это необходимо изменить. Например, если вы постоянно чувствуете беспокойство во время разговора с другом, это может быть признаком того, что он доставляет вам дискомфорт. Возможно, пришло время откровенно и честно поговорить с ними о том, как это изменить или прекратить отношения.

    Что-то несправедливо

    Эмоция, такая как гнев, может говорить вам, что что-то в вашем окружении несправедливо.Чувство разочарования после того, как вы не получили повышения, которое, по вашему мнению, вы заслуживаете, может быть признаком того, что это было результатом несправедливого процесса. Это чувство разочарования может побудить вас принять меры, чтобы понять, в чем вы ошиблись, или исправить несправедливый процесс. Отрицательные эмоции также могут заставить вас осознать свои границы и понять, произошло ли нарушение.

    Что-то может нам навредить

    Негативные эмоции, такие как страх, неприятно испытывать, но они все же играют важную роль в нашей жизни.Например, страх указывает на то, что для нас существует угроза или опасность. Когда вы идете ночью в одиночестве по темной улице, чувство страха может указывать на угрозу нашей безопасности. Этот страх активирует в теле реакцию «бей или беги», которая затем дает нам возможность справиться с ситуацией. Это также напоминает нам, что нужно смотреть по сторонам и сохранять бдительность, тем самым защищая себя от опасности.

    Произошло что-то плохое

    Хотя это может быть очевидно, отрицательные эмоции, такие как грусть, часто говорят нам о том, что случилось что-то плохое.Ощущение стресса в различных ситуациях — например, опоздание на встречу, сжатые сроки или драка с другом — говорит нам о том, что ситуация сложная и трудная. Осознание того, что ситуация вызывает беспокойство, может не только снизить интенсивность негативных эмоций, которые мы испытываем, но и подготовить нас к тому, чтобы справляться с ситуацией более эффективно.

    Суть в том, что отрицательные эмоции ценны, поскольку они дают нам важную информацию, которая может помочь нам ориентироваться в жизни.Это также объясняет, почему избегание этих эмоций не помогает. Фактически, если негативные эмоции остаются без внимания в течение длительного периода времени, они могут негативно повлиять на нашу жизнь. Например, неуправляемый гнев может привести к разрушению отношений. Нелеченный стресс может привести к выгоранию, а безразличная грусть может привести к депрессии.

    Итак, ключ кроется в том, чтобы принять эти эмоции и управлять ими более здоровым образом. Но легче сказать, чем сделать!

    Ваш гид по борьбе с отрицательными эмоциями

    Работа с отрицательными эмоциями требует работы, усилий и практики.Чтобы помочь вам в этом, мы составили четырехэтапный процесс, который нужно пройти при возникновении негативных эмоций.

    Шаг 1. Признайте эмоцию

    Когда вы испытываете негативную эмоцию, признайте ее присутствие и примите ее. Хорошее начало — поиск ярлыка для эмоции. Вы ударились? Злой? Раздраженный? Постарайтесь быть конкретным, когда пытаетесь обозначить эмоции, которые испытываете. Возможно, вы одновременно испытываете множество эмоций.Также возможно, что вы испытываете смесь положительных и отрицательных эмоций. Понимание и признание своих эмоций может помочь вам почувствовать себя обоснованным и, таким образом, уменьшить ваше беспокойство. Вы даже можете попытаться сказать себе: «Я понимаю, что мне грустно / сердито / обидно».

    Как только вы распознаете эмоцию, не зацикливайтесь на ней слишком долго. Руминация — это постоянные размышления о негативном событии или эмоции — имеет серьезные последствия для здоровья. Постоянный образ мыслей может вызвать стресс и даже привести к клинической депрессии.Вы можете избежать размышлений, напоминая себе о мимолетной природе эмоций. Подумайте о том, когда вы в последний раз чувствовали себя так, и напомните себе, что вы смогли выйти из этого эмоционального состояния — так что это будет возможно и на этот раз.

    Шаг 2. Определите сообщение

    После того, как вы признаете отрицательную эмоцию, постарайтесь определить, почему вы так себя чувствуете, вместо того, чтобы тратить слишком много времени на то, что вы чувствуете. Сосредоточение внимания на том, «что» может ввести вас в спираль размышлений, что, как упоминалось ранее, может быть вредным.Он может даже побудить вас ответить бесполезным образом. Например, во время ссоры с другом чувство гнева может заставить вас наброситься на него, а это может испортить ваши отношения.

    Вместо этого спросите себя: «Что заставляет меня так себя чувствовать?» Когда вы думаете о причинах, а не сосредотачиваетесь на самой эмоции, вы переходите в режим решения проблем. Это может помочь вам понять сообщение, которое посылают вам ваши эмоции. Возможно, это одно из сообщений, упомянутых ранее, возможно, это что-то другое.В любом случае, потратьте некоторое время, пытаясь понять, что эмоция может рассказать вам о реальности ситуации. Помните, что даже если это болезненный опыт, он говорит вам нечто ценное.

    Шаг 3. Проконсультируйтесь с логикой

    Как только вы распознаете сообщение, которое посылает эмоция, сделайте паузу, чтобы оценить свои чувства с логической точки зрения. Иногда эмоции могут подтолкнуть нас к необдуманным действиям. В пылу мгновения эмоции также могут препятствовать нашей способности рассуждать.

    Чтобы этого не произошло, во-первых, постарайтесь определить мысли, которые у вас в голове. Часто крайние или негативные мысли могут усилить страдание, которое мы испытываем. Как только вы поймете, о чем думаете, проанализируйте свои мысли логически. Задайте себе несколько вопросов, чтобы понять, думаете ли вы о ситуации рационально или нет. Вы слишком торопитесь с выводами? Можно ли посмотреть на ситуацию с другой стороны? Вы думаете о крайностях? Есть ли определенные факты, которые вы упускаете из виду? Вы несправедливы или критичны?

    Если ответ на любой из этих вопросов утвердительный, то вам может быть полезно потратить некоторое время на то, чтобы остыть, прежде чем реагировать на ситуацию.Выделите немного времени и дайте себе передышку. Вы даже можете поговорить о ситуации с близким другом или членом семьи, чтобы мыслить более уравновешенно.

    Шаг 4. Решите, как ответить

    Последний шаг — решить, как реагировать на ситуацию, в которой вы испытываете негативные эмоции. Независимо от того, насколько плоха ситуация или насколько ужасно вы себя чувствуете, помните, что у вас есть сила и выбор, чтобы отреагировать здоровым и полезным образом.Сосредоточьтесь на том, что вы можете контролировать в сложной ситуации, и примите меры, чтобы избавиться от стресса.

    Вот несколько вещей, которые вы можете попробовать:

    • Сосредоточьтесь на сообщении, которое вам посылает эмоция, а затем примите меры для решения возникшей проблемы

    • Обращайтесь к своим негативным эмоциям, занимаясь чем-нибудь продуктивным, например, занимаясь спортом, убираясь или готовя пищу

    • Успокойте себя, занимаясь самообслуживанием, например ведя дневник, посмотрев шоу или даже выпив теплый напиток

    Помните, иногда лучший способ ответить — это не отвечать.Как бы вы ни выбрали ответ, подумайте о последствиях своих действий и подумайте, стоят ли они того для вас.

    Научившись позитивно управлять отрицательными эмоциями, вы сможете лучше контролировать свое эмоциональное благополучие. Более того, если вы научитесь принимать негативные эмоции, вы сможете ценить настоящий момент и наслаждаться им, вместо того, чтобы всегда чувствовать угрозу из-за возможности негативного опыта. Это может помочь вам найти удовлетворение здесь и сейчас и, в конечном итоге, поможет вам вести более счастливую жизнь.

    Список литературы

    Кеннеди, Т. (9 апреля 2020 г.). Почему негативные эмоции не так уж плохи (и как с ними бороться). Получено с https://www.lifehack.org/articles/communication/how-handle-negative-emotions.html

    .

    Mead, E. (28 апреля 2020 г.). Что такое негативные эмоции и как их контролировать ?. Получено с https://positivepsychology.com/negative-emotions/

    .

    Сачан, Д. (23 августа 2018 г.). Перестаньте отталкивать свою печаль, отрицательные эмоции могут быть вам полезны.Получено с https://www.fastcompany.com/

  • 529/how-to-accept-negative-emotions

    .

    Скотт Э. (21 февраля 2020 г.). Как негативные эмоции влияют на нас. Получено с https://www.verywellmind.com/embrace-negative-emotions

    .

    Шпансер Э. (8 сентября 2010 г.). Эмоциональное принятие: почему плохо себя чувствовать. Получено с https://www.psychologytoday.com/us/blog/insight-therapy/201009/emotional-acceptance-why-feeling-bad-is-good

    .

    Как эмоционально интеллигентные люди используют негативные эмоции в свою пользу

    Эмоции и эмоциональное выражение играют фундаментальную роль в нашей повседневной жизни.Эволюционные психологи считают, что эмоции выполняют основную функцию, помогая нам ориентироваться в нашей постоянно меняющейся среде и адаптироваться к ней. Эмоции формируют наше отношение, настроение и поведение, а во многих случаях даже определяют наш успех.

    Исследователи в целом согласны с тем, что существует по крайней мере шесть универсальных эмоций: страх, отвращение, гнев, печаль, удивление и счастье. Положительные эмоции были широко изучены и показали, что они способствуют внутренней силе и устойчивости. На рабочем месте положительные эмоции могут помочь работникам генерировать новые идеи и считаются идеальным вариантом для эффективного мозгового штурма.Кроме того, положительные эмоции способствуют развитию социальных связей, помогая нам налаживать отношения с другими людьми.

    Нет никаких сомнений в том, что сила в позитиве. Однако некоторые исследователи утверждают, что другие эмоции не менее важны, и их следует тщательно учитывать при попытке достичь определенных результатов. В своей книге «Эмоционально-интеллектуальный менеджер» доктор Дэвид Карузо из Йельского центра эмоционального интеллекта делится своим пониманием того, как узкая ориентация на положительные эмоции может ограничить нашу способность к подлинному общению с другими.

    «Неустанное сосредоточение на положительных эмоциях не позволяет признать тот факт, что все эмоции могут быть умными, адаптивными и полезными. Когда мы делаем счастливое лицо и спрашиваем людей «как дела?» В энергичной приятной манере, мы не приглашаем к честному и открытому диалогу. Мы устанавливаем требование, чтобы человек, которому мы задаем вопрос, давал банальные ответы, такие как «отлично», «отлично» или «отлично» ».

    Теоретики эмоций считают, что эмоции, такие как страх, печаль или разочарование, служат функциональной цели: они выражают определенные потребности, которые стимулируют корректирующие действия.Хотя некоторые могут пытаться игнорировать эти так называемые «отрицательные эмоции», люди с высоким эмоциональным интеллектом знают, что все эмоции содержат важные данные, и используют эту информацию в своих интересах.

    Эта страница содержит как минимум одну партнерскую ссылку для сервисов Amazon. Программа LLC Associates, что означает, что GoodTherapy.org получает финансовую компенсацию, если вы совершаете покупку, используя ссылку Amazon.

    Эмоциональный интеллект — это способность человека распознавать, понимать эмоции и управлять ими.Люди с высоким эмоциональным интеллектом могут эффективно интегрировать свои эмоции со своим мышлением для достижения желаемых результатов. Фактически, исследования неизменно выявляют положительную связь между эмоциональным интеллектом и производительностью на рабочем месте, что делает эту компетенцию очень востребованной в корпоративной Америке.

    Эмоционально интеллигентные люди быстро учатся распознавать отрицательные эмоции и адаптивно использовать их для достижения большего успеха. Ниже перечислены шесть отмеченных преимуществ, связанных с отрицательными эмоциями:

    1.Повышенное самосознание

    Отрицательные эмоции выполняют защитную функцию, предупреждая нас о потенциальных угрозах и сообщая нам, когда пора изменить то, что мы делаем или думаем. Поскольку отрицательные эмоции, как правило, переживаются сильнее, к ним нужно относиться внимательно. Эмоционально интеллигентные люди берут то, что они узнают из своего опыта с отрицательными эмоциями, и используют эту информацию для повышения своего самосознания. Это позволяет им более точно определить, что они чувствуют в будущих ситуациях, и стратегически оценить, пригодятся ли им эти эмоции в данный момент.

    Самосознание — ключевой компонент успеха, поскольку он улучшает наши суждения и помогает нам определять возможности для профессионального развития и личностного роста. Фактически, многие психологи утверждают, что самые здоровые и эффективные лидеры — это те, кто лучше всех осведомлен о себе.

    2. Мотивированные действия

    Отрицательные эмоции, такие как страх или тревога, могут быть мощными мотиваторами, побуждающими к настойчивости. Они работают, сужая поле нашего внимания и восприятия, чтобы подготовить нас к определенным действиям.Все люди испытывают страх, но люди с эмоциональным интеллектом знают, как обуздать свой страх и использовать его в своих интересах.

    Все люди испытывают страх, но люди с эмоциональным интеллектом знают, как обуздать свой страх и использовать его в своих интересах.

    Разумное использование страха включает в себя способность распознавать его присутствие в данный момент и переименовывать его как нечто полезное. Например, чувство беспокойства перед выступлением на работе — это естественно. Люди с высоким эмоциональным интеллектом распознают симптомы страха и используют когнитивную переоценку, чтобы контролировать страх.Они могут сказать себе, что страх — это просто способ их тела дать им энергию, необходимую для отличной работы. Во многих случаях тревога может облегчить работу так же легко, как и ослабить ее.

    3. Больше внимания к деталям

    По мнению исследователей, если вам нужно просмотреть документ на предмет ошибок, это может быть полезно для создания немного негативного настроения. Было обнаружено, что отрицательные эмоции полезны при занятиях деятельностью, требующей большего внимания к деталям.Периоды печали способствуют более медленной и систематической когнитивной обработке. Таким образом, когда люди испытывают грусть, они меньше полагаются на быстрые выводы и уделяют больше внимания тонким деталям, которые имеют значение. Отрицательные эмоции полезны для того, чтобы предупредить нас о новых или сложных ситуациях, а также о том, что для эффективного реагирования требуется повышенное внимание.

    4. Расширенное творчество

    Отрицательные эмоции связаны с большей творческой отдачей. Исследователи обнаружили, что люди, испытывающие разочарование или гнев, с меньшей вероятностью будут думать систематически и с большей вероятностью будут участвовать в гибких, неструктурированных мыслительных процессах.Этот тип обработки связан с возможностью увидеть «большую картину», что может быть полезно во время мозгового штурма. Кроме того, поскольку гнев вызывает чувство большей энергии, он может быть полезен для выработки устойчивого внимания, необходимого для более творческого решения проблем.

    5. Решение серьезных проблем

    Беспокойство — это полезная эмоция, когда нужны быстрые решения сложных проблем. Беспокойство и страх стимулируют систему организма «бей или беги», что может облегчить механизмы решения проблем.Процесс борьбы или бегства позволяет организму усваивать значительное количество энергии за короткий промежуток времени. Это помогает подготовить организм к быстрым действиям в потенциально опасных или неудобных ситуациях. Гнев также может быть полезен при попытке решить проблему, поскольку он связан с более высокой эффективностью переговоров, особенно когда они носят конфронтационный характер.

    6. Подлинное присутствие

    Эмоционально интеллигентные люди непредубеждены, когда дело касается их эмоций.Они объективно оценивают негативные эмоции, выбирают те, которые лучше всего им служат, применяют их на практике, а остальные оставляют позади. Это позволяет им поддерживать высокий уровень соответствия между своими внутренними чувствами и внешними проявлениями эмоций и поведения. Эмоционально интеллигентные люди часто ценят прозрачность и, поскольку они не боятся делиться своими эмоциями, обычно рассматриваются как настоящие и подлинные существа.

    Если вы хотите узнать больше об эмоциональном интеллекте и способах его развития, обратитесь к лицензированному терапевту в вашем районе.

    Артикул:

    1. Карузо Д. Р. и Саловей П. (2004). Эмоционально интеллигентный менеджер: как развить и использовать четыре ключевых эмоциональных навыка лидерства . Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.
    2. Кон, М. А., Фредриксон, Б. Л., Браун, С. Л., Микелс, Дж. А., и Конвей, А. М. (2009). Счастье без упаковки: положительные эмоции повышают удовлетворенность жизнью, повышая устойчивость. Эмоция , 9 (3), 361.
    3. Экман, П.(1992). Аргумент в пользу основных эмоций. Познание и эмоции , 6 (3-4), 169-200.
    4. Гоулман Д. (1996). Эмоциональный интеллект: почему он может иметь большее значение, чем IQ. Обучение , 24 (6), 49-50.
    5. Грэм, С. М., Хуанг, Дж. Ю., Кларк, М. С., и Хельгесон, В. С. (2008). Положительные стороны отрицательных эмоций: готовность выражать отрицательные эмоции способствует развитию отношений. Бюллетень личности и социальной психологии , 34 (3), 394-406.
    6. Хершфилд, Х. Э. и Адлер, Дж. М. (2012). Смешанные эмоциональные переживания связаны с улучшением самочувствия и предшествуют ему. ACR Североамериканские авансы .
  • Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *