Принцип ли: Ли (принцип) | Понятия и категории

Содержание

Ли (принцип) | Понятия и категории

ЛИ (принцип) — категория классической китайской философии. Структурное начало мироздания, имманентное каждой вещи и всему космосу. Распространенные на Западе интерпретации Л. как аналога платоновской идеи или античного логоса не учитывают субстанциальность китайского «принципа». Словарные значения Л. — «закон», «порядок», «довод», «истина», «резон», «узор». Этимологически слово восходит к разметке полей и обозначению узора на яшме. В древнекитайских философских памятниках понятие «Л.» не имело строгого терминологического значения. Принцип, содержащийся в вещах, понимался главным образом как индивидуализирующее начало.

Важным этапом становления Л. как философской категории было использование этого понятия в доктрине китайской буддийской школы Хуаянь в значении одного из аспектов «мира дхарм» (дхармадхату, кит. фа цзе) — абсолютного мира, соотнесенного с феноменальным миром «ши» («дела/события»), Согласно этой концепции, «междули и ши нет преград»: соответствующее нирване идеальное состояние «единого сознания» (и синь, букв, «единое сердце», см. Синь) представляет собой совокупность принципов, которые содержатся друг в друге и образуют такое же единство с делами/событиями феноменального мира, тоже являющимися аспектом «единого сознания». Трактовка Л. мыслителями школы Хуаянь, в свою очередь, соотносится с традицией философского направления сюанъ сюэ (III—V вв.), ведущий представитель которого Ван Би (226—249) противопоставил принципы как структурные основания вещей явлениям («делам/событиям»).

Важнейшей философской категорией стал Л. в построениях основоположников неокон-фуцианства Чэн И (1033-1107), Чэн Хао (1032-1085) и Чжу Си (1130-1200), доктрина которых получила название ли сюэ («учение о принципе»). Чэн И подчеркивал универсальность «принципа»: «Принцип одной вещи есть принцип десяти тысяч вещей». Противоречие между универсальным и индивидуализирующим аспектами Л. решалось Чжу Си с помощью буддийского образа «отражения луны в десяти тысячах рек»: тождественные «принципы», исходящие из одного источника, в разных вещах реализуется по-разному. Эта идея, ставшая известной в формулировке «разделение единства принципа на многое» (ли и фэнь игу), фигу-рировала в разных направлениях неоконфу-цианства главным образом в контексте проблемы соотношения Л. и ци — «пневмы», универсальной энергетичной и динамичной мировой субстанции. Чжу Си обосновывал первичность принципа по отношению к пневме; эту первичность исследователи толкуют как онтологическую либо как исключительно логическую, поскольку Чжу Си также утверждал субстанциальность принцип: «В Поднебесной нет пневмы без принципов, как нет и принципов без пневмы» («Чжу- цзы юй лэй», цз.1). «Принцип» отождествлялся им с «Великим пределом» (тай цзи) и «надформенным дао» (см. Син ([телесная] форма)), а «пневма» — с вещным миром «подформенных орудий». Чжу Си отождествлял принцип с индивидуальной природой (см. Син (индивидуальная природа)), конкретизировал содержание «реального прин-ципа», или «наполняющего принципа» (см. Сюй—ши) человеческой природы как сово-купность жэнь, и, ли, чжи. В альтернативном ли сюэ неоконфуцианском учении о сердце (синь сюэ) акцентировалось тождество принципа и человеческого сердца, вмещающего всю полноту мира. Течения конфуцианства XVII-XVIII вв., противостоявшие ли сюэ и синь сюэ, обычно обосновывали производность Л. от пневмы.

Еще в древнекитайских трактатах понятие Л. сопрягалось с понятием Неба (см. Тянь ди жэнь), а бином «тянь — Л.» подразумевал совершенную общеприродную упорядоченность. Один из основоположников ли сюэ Чэн Хао отождествил Л. и Небо как тот аспект универсума, который воплощает полноту дао. В неоконфуцианстве трактовка полномочий человека по отношению к Небу в известной степени зависела от толкований соотношения «небесного принципа» и «человеческих страстей» (жэнь юй). Последние в целом понимались как выражение человеческого произвола, противостоящего регулярности общеприродного принципа. Чжу Си подчеркивал их несовместимость, а ведущий представитель учения о сердце Ван Ян- мин (1472-1529) отождествлял «небесный принцип» с врожденным знанием блага (лян чжи): его выявление устраняет человеческие страсти. Те мыслители, которые отвергали или не полностью разделяли учения ли сюэ и синь сюэ, обычно решали проблему соотношения «небесного принципа» и «человеческих страстей» в русле концепции «совпадающего единства» Неба и человека (см. Тянь ди жэнь).

Литература:

Кобзев А.И. Учение Ван Ян-мина и классическая китайская философия. М., 1983.

Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 278-279.

ЛИ-ПРИНЦИП | Энциклопедия Кругосвет

ЛИ-ПРИНЦИП. «Принцип», «закон», «правило», «атрибут», «основание», «порядок», «мотив», «резон», «теория», «истина», «правда», «идеал», «разум», «ноумен» (ли

1). Одна из основополагающих категорий классической китайской философии. Этимологически восходит к обозначению разметки и размежевания полей (правая часть иероглифа состоит из знаков «поле» и «почва») или прожилок на яшме, пучков волокон растений («узорной фактуры») и процедуры обработки драгоценных камней. Исходные значения иероглифа «ли1» обусловили его терминологический смысл: упорядочивающее, структурирующее и индивидуализирующее начало, атрибут, неотъемлемое свойство, присущее отдельной вещи и всему сущему, в том числе явлениям духовной жизни. В китайском буддизме использовался для передачи терминов «сиддханта», «хету», «нидана», «прамана».

Как философской категории ли1 с самого начала были присущи три основных смысла: физический, метафизический и антропологический. В физическом смысле ли

1 – это внешние чувственные свойства вещей, определяющие их «[телесные] формы» (син2), чему в современном языке соответствует термин «у-ли-сюэ» – «физика» (буквально: учение о принципах вещей). В метафизическом смысле ли1 – это внутреннее «незримое» устройство предметов и явлений, соответствующее дао и делающее их познаваемыми. Поскольку дао субъект-объектно, его модусу ли1 присущ и антропологический смысл – фундаментальная трансперсональная характеристика человеческого «сердца», т.е. психики (синь1), скоординированная с «должной справедливостью» (и1). Как фактор познания ли1 перестает быть чувственным атрибутом мира вещей и, напротив, становится оппозиционным всякой чувственности. Представителем антропологического смысла ли1 в современном языке выступает термин «синь-ли-сюэ» – «психология» (буквально: учение о принципах сердца).

В философском контексте ли1 употребляется по крайней мере с 4 в. до н.э.: так, в Ли цзи и Си цы чжуани (см. ЧЖОУ И) «небесные знаки» (тянь вэнь) коррелируют с «земными принципами» (ди ли), откуда происходит современный термин «география» (ди-ли). Важным этапом терминологизации ли1 стали в 5–3 вв. до н.э. учения Мо Ди, поздних моистов, Мэн Кэ (Мэн-цзы), Сюнь Куана (Сюнь-цзы) и Хань Фэя. У Мо Ди ли1, противопоставляясь «беспорядку, хаосу» (луань), идентифицируется с «порядком» (чжи) как универсальной основой правильных «поступков» (син) и «высказываний» (цы). У поздних моистов термин «ли1» приобрел протологический смысл различителя «имен и реалий» (мин – ши) «истины и лжи» (ши – фэй) и стал наименованием одной из трех, наряду с «основанием, причиной» (гу1) и «подобием, однородностью» (лэй), характеристик правильного высказывания – его «взращенности» (чан), то есть построенности. Мэн Кэ употреблял ли

1 как этическое понятие – критерий, правило, основание нравственности. Сюнь Куан сближал значение ли1 с «этико-ритуальной благопристойностью» (ли2): воздействием соответствующих норм «обрабатывается», «обтесывается» исходно злая природа человека, после чего возможно постижение и соблюдение истинных «принципов» сущего. Хань Фэй указывал на вселенскую универсальность ли1 как «знаков/культуры (вэнь) формирования вещей». Дальнейшая разработка данного термина связана с философией «учения о таинственном (сокровенном)» (сюань сюэ), особенно у Ван Би (3 в.), который отождествил ли1 с «отсутствием/небытием» как первичной, универсальной и законосообразной сущностью дао. Принципы, представляющие мир отсутствия/небытия, он считал конститутивными компонентами вещей (у), т.е. мира наличия/бытия (ю), и противопоставлял делам (ши
3
), что явилось терминологической новацией. Эта оппозиция «принципы – дела» получила развитие в учении буддийской школы хуаянь, где мир ноуменальных сущностей, сводимый к абсолюту (татхата) в виде пустоты (шуньята) или «единого сознания» (и синь), определялся термином «ли1», а мир феноменов – «ши3».

Буддийская понятийная интерпретация повлияла на неоконфуцианство, в котором ли1 стало основной категорией, определившей само его название как «учения о принципе» (ли сюэ). Специальную разработку категории ли1 в неоконфуцианстве начали братья Чэн Хао и Чэн И (11 в.), а завершил Чжу Си (12 в.). Под ли1 стало пониматься исходное субстанциальное начало, составляющее природу вещей и определяющее их структуру. Совокупность всего множества «принципов» отдельных вещей образует «Великий предел» (тай цзи) – первосущность и первоисточник ли

1, оформляющих аморфную «пневму» (ци1), вызывая процесс космогенеза и формирования мира. Ли1 рассматривалось как логически первичное по отношению к ци1 начало, хотя его онтологическая первичность отрицалась, поскольку, по учению Чжу Си, ли1 и ци1 неотделимы друг от друга и вне взаимной корреляции не существуют. Неоконфуцианцы считали ли1 также этическим началом, содержащим пять основных нравственных норм («пять постоянств», у чан): «гуманность» (жэнь2), «должную справедливость» (и1), «благопристойность» (ли2), «разумность» (чжи1) и «благонадежность» (синь1). Данный тезис и толкование ли1 как изначальной и первичной природы всех вещей и живых существ обусловливают этическое наполнение онтологии и космологии неоконфуцианства, согласно учению которого цель человека – выявить в себе исходно благую природу, «небесные принципы» (тянь ли) и избавиться от пагубных «человеческих страстей» (жэнь юй). В философии другого ведущего направления в неоконфуцианстве, школы Лу Цзююаня (12 в.) – Ван Янмина (конец 15 – начало 16 в.) ли
1
считается принадлежащим сфере психики, сознания – «сердца» так же целостно, как объективному миру. В более поздних течениях конфуцианства, ориентированных на эмпиризм и оппозиционных как экстравертной чжусианской ортодоксии, так и интровертному янминизму, ли1 считалось производным от ци1 (Ван Чуаньшань, Дай Чжэнь, Янь Юань, Ли Гyн и другие).

В синологической литературе предпринимались попытки истолковать противопоставление ли1 – ци1 как оппозицию соответственно идеального и материального.

Кобзев А.И.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Философия»

Какую плату за обучение брал со своих учеников Конфуций?

Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны

Приняты в 1998 году. Составлены Представителем Генерального секретаря по вопросу о внутренне перемещенных лицах.

Введение: Сфера охвата и цель

1. Настоящие Руководящие принципы затрагивают особые потребности перемещенных внутри страны лиц во всем мире. В них определяются права и гарантии, которые касаются защиты лиц от насильственных перемещений и предоставления им защиты и помощи во время перемещений, а также во время возвращения или переселения и реинтеграции.

2. Для целей настоящих Принципов перемещенными внутри страны лицами считаются лица или группы лиц, которых заставили или вынудили бросить или покинуть свои дома или места обычного проживания, в частности в результате или во избежание последствий вооруженного конфликта, повсеместных проявлений насилия, нарушений прав человека, стихийных или вызванных деятельностью человека бедствий, и которые не пересекали международно признанных государственных границ.

3. Настоящие Принципы отражают международные нормы в области прав человека и положения международного гуманитарного права и соответствуют им. Они служат руководством для:

a) Представителя Генерального секретаря по вопросу о перемещенных внутри страны лицах при выполнении его мандата;

b) государств, столкнувшихся с явлением перемещений лиц внутри страны;

c) других органов власти, групп лиц и отдельных лиц в их отношениях с перемещенными внутри страны лицами; и

d) межправительственных и неправительственных организаций при принятии мер в связи с перемещениями лиц внутри страны.

4. Настоящие Руководящие принципы подлежат как можно более широкому распространению и применению.

Раздел I — Общие принципы

Принцип 1

1. Перемещенные внутри страны лица пользуются, на основе полного равенства, теми же предусмотренными международным правом и национальным законодательством правами и свободами, которыми пользуются остальные лица в их стране. Они не должны подвергаться дискриминации при осуществлении любых прав и свобод на том основании, что они являются перемещенными внутри страны лицами.

2. Настоящие Принципы не затрагивают аспектов индивидуальной уголовной ответственности по международному праву, в частности за совершение геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений.

Принцип 2

1. Настоящие Принципы соблюдаются всеми органами власти, группами и отдельными лицами, независимо от их правового статуса, и применяются без какого бы то ни было неблагоприятного различия. Соблюдение настоящих Принципов не влияет на правовой статус любых затрагиваемых органов власти, групп или отдельных лиц.

2. Настоящие Принципы не должны истолковываться как ограничивающие, изменяющие или отменяющие положения какого-либо международного договора о правах человека или международного договора о гуманитарном праве, либо права, предоставляемые лицам в соответствии с национальным законодательством. Настоящие Принципы не затрагивают, в частности, право искать убежище в других странах и пользоваться этим убежищем.

Принцип 3

1. На национальные власти возлагается основная обязанность и ответственность за предоставление защиты и гуманитарной помощи перемещенным внутри страны лицам, находящимся под их юрисдикцией.

2. Перемещенные внутри страны лица имеют право просить и получать у этих властей защиту и гуманитарную помощь. За обращения с такой просьбой они не подлежат преследованиям или наказаниям.

Принцип 4

1. Настоящие Принципы применяются без дискриминации по какому бы то ни было признаку, как то: по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии или вероисповедания, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, правового или социального статуса, возраста, инвалидности, имущественного положения, рождения или по каким-либо другим подобным критериям.

2. Некоторые перемещенные внутри страны лица, такие, как дети, особенно несопровождаемые несовершеннолетние, беременные женщины, матери с малолетними детьми, женщины, возглавляющие домашние хозяйства, инвалиды и престарелые лица, имеют право на требуемые их положением защиту и помощь, а также на обращение, которое учитывает их особые потребности.

Раздел II — Принципы, касающиеся защиты от перемещений

Принцип 5

Все органы власти и международные организации обязаны при любых обстоятельствах выполнять и обеспечивать выполнение своих обязательств по международному праву, включая правозащитное право и гуманитарное право, с тем чтобы предотвращать и избегать возникновения ситуаций, которые могут привести к перемещениям лиц.

Принцип 6

1. Каждый человек имеет право на защиту от произвольного перемещения из его дома или места постоянного проживания.

2. Запрещение произвольных перемещений распространяется на перемещения:

a) основанные на политике апартеида, «этнической чистке» или аналогичной практике, целью или результатом которой является изменение этнического, религиозного или расового состава соответствующего населения;

b) во время вооруженных конфликтов, если необходимость в этом не вызывается требованиями обеспечения безопасности затрагиваемых гражданских лиц или настоятельными причинами военного характера;

c) в случаях осуществления широкомасштабных проектов в области развития, которые не оправданы с точки зрения важнейших и приоритетных интересов населения;

d) во время стихийных бедствий, если не возникает необходимость в эвакуации затрагиваемых лиц по соображениям их безопасности и здоровья; и

e) используемые в качестве коллективного наказания.

3. Перемещения не должны длиться дольше того времени, которое требуется обстоятельствами.

Принцип 7

1. Перед тем, как принять какое-либо решение о перемещении лиц, соответствующие органы власти обеспечивают рассмотрение всех возможных альтернативных решений, чтобы вообще избежать перемещений. Если никаких альтернативных решений не существует, то принимаются все меры для сведения к минимуму перемещений и их неблагоприятных последствий.

2. Органы власти, осуществляющие такие перемещения, обеспечивают в максимально возможной степени надлежащее размещение перемещенных лиц, проведение таких перемещений в удовлетворительных условиях с точки зрения безопасности, питания, здоровья и гигиены, а также неразъединение членов одной семьи.

3. Если перемещения происходят не во время чрезвычайных ситуаций, обусловленных вооруженными конфликтами и стихийными бедствиями, то соблюдаются следующие гарантии:

a) издается специальное постановление государственным органом власти, который уполномочен законом выносить решение об осуществлении таких мер;

b) принимаются адекватные меры для предоставления перемещаемым лицам исчерпывающей информации о причинах и порядке их перемещения, а также, в надлежащих случаях, о компенсации и переселении;

c) принимаются меры для получения свободного и осознанного согласия перемещаемых лиц;

d) соответствующие органы власти прилагают усилия для привлечения затрагиваемых лиц, особенно женщин, к планированию и осуществлению их переселения;

e) правоприменительные меры, если они необходимы, принимаются компетентными органами правопорядка; и

f) уважается право на эффективные средства правовой защиты, включая пересмотр таких решений соответствующими судебными органами.

Принцип 8

Перемещения не осуществляются таким образом, который нарушает права перемещаемых лиц на жизнь, уважение человеческого достоинства, свободу и безопасность.

Принцип 9

На государства возлагается конкретное обязательство защищать от перемещений коренных жителей, меньшинства, крестьян, занимающихся скотоводством лиц и другие группы, которые находятся в особой зависимости от своих земель и привязаны к ним.

Раздел III — Принципы, касающиеся защиты во время перемещений

Принцип 10

1. Каждый человек имеет неотъемлемое право на жизнь, которое защищается законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни. Перемещаемым внутри страны лицам обеспечивается, в частности, защита от:

a) геноцида;

b) убийства;

c) казней без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казней; и

d) насильственных исчезновений, включая похищение или тайное содержание под стражей, представляющих опасность для жизни или приводящих к смерти.

Запрещаются угрозы совершения любых из перечисленных выше действий и подстрекательство к ним.

2. Запрещаются при любых обстоятельствах нападения или иные акты насилия в отношении перемещенных внутри страны лиц, которые не участвуют или прекратили участие в военных действиях. Перемещенным внутри страны лицам обеспечивается, в частности, защита от:

a) прямых или неизбирательных нападений или других актов насилия, включая создание зон, в которых разрешаются нападения на гражданских лиц;

b) голода как метода ведения военных действий;

c) их использования в качестве заслона при защите военных целей от нападения или для прикрытия, содействия или создания препятствий военным операциям;

d) нападений на их лагеря или поселения; и

e) применения противопехотных наземных мин.

Принцип 11

1. Каждый человек имеет право на уважение его человеческого достоинства, а также на физическую, психическую и моральную неприкосновенность.

2. Перемещенным внутри страны лицам, независимо от того, ограничена или нет их свобода, обеспечивается, в частности, защита от:

a) изнасилований, нанесения увечий, пыток, жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания, а также других посягательств на личное достоинство, таких, как акты насилия по признаку пола, принудительная проституция и любые формы непристойных посягательств;

b) рабства и любых его современных форм, таких, как продажа в замужество, сексуальная эксплуатация или принудительный труд детей; и

c) актов насилия, направленных на распространение террора среди перемещенных внутри страны лиц.

Запрещаются угрозы совершения любых из перечисленных выше действий и подстрекательство к ним.

Принцип 12

1. Каждый человек имеет право на личную свободу и безопасность. Никто не может подвергаться произвольному аресту или задержанию.

2. Для целей обеспечения этого права перемещенным внутри страны лицам они не должны удерживаться или принудительно содержаться в лагере. Если при исключительных обстоятельствах возникает крайняя необходимость в таком удержании или принудительном содержании, то они прекращаются сразу же после того, как этого более не требуют обстоятельства.

3. Перемещенным внутри страны лицам обеспечивается защита от дискриминационного ареста и содержания под стражей вследствие их перемещения.

4. Ни при каких обстоятельствах перемещенные внутри страны лица не могут быть взяты в заложники.

Принцип 13

1. Ни при каких обстоятельствах не следует призывать перемещенных детей в армию, а также принуждать их или разрешать им участвовать в военных действиях.

2. Перемещенным внутри страны лицам обеспечивается защита от дискриминационной практики призыва в любые вооруженные силы или группировки вследствие их перемещения. При любых обстоятельствах запрещается, в частности, любая жестокая, бесчеловечная или унижающая достоинство практика принудительного призыва или наказания за уклонение от призыва.

Принцип 14

1. Каждое перемещенное внутри страны лицо имеет право на свободное передвижение и свободу выбора места жительства.

2. В частности, перемещенные внутри страны лица имеют право свободно покидать лагеря и другие поселения и возвращаться в них.

Принцип 15

Перемещенные внутри страны лица имеют:

a) право искать безопасные условия жизни в другой части страны;

b) право покидать свою страну;

c) право искать убежище в другой стране; и

d) право на защиту от принудительного возвращения или расселения в любом месте, где может возникнуть угроза их жизни, безопасности, свободе и/или здоровью.

Принцип 16

1. Все перемещенные внутри страны лица имеют право знать о судьбе и местонахождении пропавших родственников.

2. Соответствующие органы власти должны прилагать усилия для выяснения судьбы и местонахождения считающихся пропавшими без вести перемещенных внутри страны лиц и сотрудничать с компетентными международными организациями, участвующими в решении этой задачи. Они должны информировать близких родственников о ходе поисков и сообщать им о любых достигнутых результатах.

3. Соответствующие органы власти должны прилагать усилия для сбора и идентификации останков погибших лиц, не допускать их расхищения и надругательства над ними, а также содействовать возвращению этих останков ближайшим родственникам или обеспечить их надлежащее захоронение.

4. При любых обстоятельствах обеспечивается защита и уважение мест захоронения перемещенных внутри страны лиц. Перемещенные внутри страны лица должны иметь право доступа к местам захоронения их умерших родственников.

Принцип 17

1. Каждый человек имеет право на защиту от вмешательства в его семейную жизнь.

2. Для целей обеспечения этого права перемещенным внутри страны лицам, членам семьи, которые желают остаться вместе, разрешается сделать это.

3. Семьи, которые были разъединены в результате перемещений, должны быть воссоединены по возможности в кратчайшие сроки. Принимаются все надлежащие меры для ускорения воссоединения таких семей, особенно, если речь идет о детях. Компетентные органы способствуют поискам, проводимым членами семьи, поощряют деятельность гуманитарных организаций, участвующих в решении задачи по воссоединению семей, и сотрудничают с ними.

4. Члены перемещенных внутри страны семей, личная свобода которых была ограничена в результате удержания или принудительного содержания в лагерях, имеют право оставаться вместе.

Принцип 18

1. Все перемещенные внутри страны лица имеют право на адекватный жизненный уровень.

2. Независимо от обстоятельств и без какой бы то ни было дискриминации компетентные органы власти предоставляют и обеспечивают перемещенным внутри страны лицам как минимум безопасный доступ к:

a) основным продуктам питания и питьевой воде;

b) элементарному крову и жилью;

c) надлежащей одежде; и

d) основным медицинским услугам и первой помощи.

3. Особые усилия прилагаются для обеспечения всестороннего участия женщин в планировании и распределении этих важнейших ресурсов.

Принцип 19

1. Все раненые и больные перемещенные внутри страны лица, а также перемещенные внутри страны инвалиды получают в максимально возможной мере и в кратчайшие сроки необходимые им медицинскую помощь и уход, без различия по каким бы то ни было соображениям, кроме медицинских. В случае необходимости, перемещенные внутри страны лица имеют доступ к службам психологической и социальной помощи.

2. Особое внимание уделяется медицинским потребностям женщин, включая доступ к таким учреждениям и службам системы охраны здоровья женщин, как центры охраны репродуктивного здоровья, а также оказанию надлежащих консультативных услуг жертвам сексуальных и других злоупотреблений.

3. Особое внимание уделяется также предотвращению распространения среди перемещенных внутри страны лиц заразных и инфекционных болезней, включая СПИД.

Принцип 20

1. Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

2. Для целей обеспечения этого права перемещенным внутри страны лицам соответствующие органы власти выдают им все документы, необходимые для уважения и осуществления их законных прав, такие, как паспорта, удостоверения личности, свидетельства о рождении и свидетельства о браке. Органы власти содействуют, в частности, выдаче новых документов или замене документов, утерянных во время перемещений, без каких-либо необоснованных условий, таких, как требование возвращения на место обычного проживания для получения этих или других необходимых документов.

3. Женщины и мужчины имеют равные права на получение таких необходимых документов и имеют право на то, чтобы такие документы выписывались на их имя.

Принцип 21

1. Никто не может быть произвольно лишен имущества и собственности.

2. При любых обстоятельствах обеспечивается защита имущества и собственности перемещенных внутри страны лиц, в частности, от следующих действий:

a) разграбления;

b) прямых или неизбирательных нападений или иных актов насилия;

c) использования для прикрытия военных операций или целей;

d) карательных действий; и

e) уничтожения или экспроприации как одного из видов коллективного наказания.

3. Следует обеспечить защиту от уничтожения, а также от произвольной или противозаконной экспроприации, присвоения или использования имущества и собственности, оставленных перемещенными внутри страны лицами.

Принцип 22

1. Перемещенные внутри страны лица, независимо от того, проживают ли они в лагерях или нет, не подлежат какой бы то ни было дискриминации вследствие их перемещения при пользовании следующими правами:

a) правами на свободу мысли, совести, религии или вероисповедания, убеждений и выражения мнений;

b) правом на свободный поиск возможностей для трудоустройства и участия в экономической деятельности;

c) правом на свободу ассоциации и участие на равноправной основе в делах общины;

d) правом голосовать и участвовать в ведении государственных и общественных дел, включая право доступа к средствам, необходимым для осуществления этого права; и

e) правом общаться на языке, который они понимают.

Принцип 23

1. Каждый человек имеет право на образование.

2. Для цели обеспечения этого права перемещенным внутри страны лицам соответствующие органы власти обеспечивают, чтобы такие лица, в частности перемещенные дети, получали образование, которое на начальном уровне является бесплатным и обязательным. В рамках образования обеспечивается уважение их культурного своеобразия, языка и религии.

3. Особые усилия прилагаются для обеспечения всестороннего и равноправного участия женщин и девочек в образовательных программах.

4. Перемещенным внутри страны лицам, в частности подросткам и женщинам, независимо от того, проживают ли они в лагерях или нет, как только это позволяют условия, предоставляются возможности для получения образования и профессиональной подготовки.

Раздел IV — Принципы, касающиеся оказания гуманитарной помощи

Принцип 24

1. Вся гуманитарная помощь оказывается в соответствии с принципами гуманности и беспристрастности и без какой-либо дискриминации.

2. Гуманитарная помощь для перемещенных внутри страны лиц не должна использоваться не по назначению, в частности по политическим или военным соображениям.

Принцип 25

1. Главная обязанность и ответственность за оказание гуманитарной помощи перемещенным внутри страны лицам возлагается на национальные органы власти.

2. Международные гуманитарные организации и другие соответствующие стороны имеют право предлагать свои услуги для оказания помощи перемещенным внутри страны лицам. Такие предложения не следует рассматривать как недружественный акт или вмешательство во внутренние дела какого-либо государства и к ним следует относиться доброжелательно. Эти предложения не могут произвольно отклоняться, особенно если соответствующие органы власти не способны или не желают оказать требуемую гуманитарную помощь.

3. Все соответствующие органы власти обеспечивают и облегчают свободную транспортировку гуманитарной помощи и предоставляют лицам, занимающимся оказанием такой помощи, быстрый и беспрепятственный доступ к перемещенным внутри страны лицам.

Принцип 26

Занимающимся оказанием гуманитарной помощи лицам, их транспортным средствам и грузам обеспечиваются неприкосновенность и защита. Они не должны подвергаться нападениям или другим актам насилия.

Принцип 27

1. При оказании помощи международные гуманитарные организации и другие соответствующие стороны должны надлежащим образом учитывать потребности в защите и права человека перемещенных внутри страны лиц и принимать в этой связи соответствующие меры. При этом такие организации и стороны должны соблюдать соответствующие международные стандарты и кодексы поведения.

2. Предыдущий пункт никоим образом не влияет на предусматривающие обеспечение защиты обязанности международных организаций с соответствующим мандатом, которые могут предложить свои услуги или помощь которых могут запросить государства.

Раздел V — Принципы, касающиеся возвращения, расселения и реинтеграции

Принцип 28

1. Компетентные органы власти несут главную обязанность и ответственность за создание условий, а также за предоставление средств, которые позволяют перемещенным внутри страны лицам добровольно, в безопасных условиях и с достоинством вернуться в свои дома или места постоянного проживания, либо добровольно переселиться в какую-либо другую часть страны. Такие органы власти прилагают усилия для облегчения реинтеграции вернувшихся или переселившихся перемещенных внутри страны лиц.

2. Особые усилия прилагаются для обеспечения всестороннего участия перемещенных внутри страны лиц в планировании и осуществлении их возвращения или переселения и реинтеграции.

Принцип 29

1. Перемещенные внутри страны лица, которые вернулись в свои дома или места постоянного проживания либо переселились в какую-либо другую часть страны, не подлежат дискриминации вследствие их перемещения. Они имеют право принимать всестороннее и равноправное участие в ведении государственных дел на всех уровнях и имеют равный доступ к государственной службе.

2. Компетентные органы власти несут обязанность и ответственность за оказание помощи вернувшимся и переселившимся перемещенным внутри страны лицам по возвращению, по мере возможности, их имущества и собственности, которые они оставили или которые у них были изъяты после их перемещения. Если возвращение такого имущества и собственности невозможно, то компетентные органы власти обеспечивают или облегчают этим лицам получение надлежащей компенсации или справедливого возмещения в другой форме.

Принцип 30

Все соответствующие органы власти обеспечивают и облегчают международным гуманитарным организациям и другим соответствующим сторонам, при осуществлении их соответствующих мандатов, оперативный и беспрепятственный доступ к перемещенным внутри страны лицам в целях содействия их возвращению или переселению и реинтеграции.

Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию — Декларации — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию

Принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 3–14 июня 1992 года

Конференция Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию,

будучи созвана в Рио-де-Жанейро с 3 по 14 июня 1992 года,

подтверждая Декларацию Конференции Организации Объединенных Наций по проблемам окружающей человека среды, принятую в Стокгольме 16 июня 1972 года1 и стремясь развить ее,

преследуя цель установления нового, справедливого глобального партнерства путем создания новых уровней сотрудничества между государствами, ключевыми секторами общества и людьми,

прилагая усилия для заключения международных соглашений, обеспечивающих уважение интересов всех и защиту целостности глобальной системы окружающей среды и развития,

признавая комплексный и взаимозависимый характер Земли, нашего дома,

провозглашает, что:

Принцип 1

Забота о людях занимает центральное место в усилиях по обеспечению устойчивого развития. Они имеют право на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой.

Принцип 2

В соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и принципами международного права государства имеют суверенное право разрабатывать свои собственные ресурсы согласно своей политике в области окружающей среды и развития и несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции. 

Принцип 3

Право на развитие должно быть реализовано, чтобы обеспечить справедливое удовлетворение потребностей нынешнего и будущих поколений в областях развития и окружающей среды.

Принцип 4

Для достижения устойчивого развития защита окружающей среды должна составлять неотъемлемую часть процесса развития и не может рассматриваться в отрыве от него. 

Принцип 5

Все государства и все народы сотрудничают в решении важнейшей задачи искоренения бедности — необходимого условия устойчивого развития — в целях уменьшения разрывов в уровнях жизни и более эффективного удовлетворения потребностей большинства населения мира.

Принцип 6

Особому положению и потребностям развивающихся стран, в первую очередь наименее развитых и экологически наиболее уязвимых стран, придается особое значение. Международные действия в области окружающей среды и развития должны быть также направлены на удовлетворение интересов и потребностей всех стран.

Принцип 7

Государства сотрудничают в духе глобального партнерства в целях сохранения, защиты и восстановления здорового состояния и целостности экосистемы Земли. Вследствие своей различной роли в ухудшении состояния глобальной окружающей среды государства несут общую, но различную ответственность. Развитые страны признают ответственность, которую они несут в контексте международных усилий по обеспечению устойчивого развития с учетом стресса, который создают их общества для глобальной окружающей среды, и технологий и финансовых ресурсов, которыми они обладают.

Принцип 8

Для достижения устойчивого развития и более высокого качества жизни для всех людей государства должны ограничить и ликвидировать нежизнеспособные модели производства и потребления и поощрять соответствующую демографическую политику.

Принцип 9

Государства должны сотрудничать в целях укрепления деятельности по наращиванию национального потенциала для обеспечения устойчивого развития благодаря углублению научного понимания путем обмена научно-техническими знаниям и расширения разработки, адаптации, распространения и передачи технологий, включая новые и новаторские технологии.

Принцип 10

Экологические вопросы решаются наиболее эффективным образом при участии всех заинтересованных граждан — на соответствующем уровне. На национальном уровне каждый человек должен иметь соответствующий доступ к информации, касающейся окружающей среды, которая имеется в распоряжении государственных органов, включая информацию об опасных материалах и деятельности в их общинах, и возможность участвовать в процессах принятия решений. Государства развивают и поощряют информированность и участие населения путем широкого предоставления информации. Обеспечивается эффективная возможность использовать судебные и административные процедуры, включая возмещение и средства судебной защиты.

Принцип 11

Государства принимают эффективные законодательные акты в области окружающей среды. Экологические стандарты, цели регламентации и приоритеты должны отражать экологические условия и условия развития, в которых они применяются. Стандарты, применяемые одними странами, могут быть неуместными и сопряженными с необоснованными экономическими и социальными издержками в других странах, в частности в развивающихся странах.

Принцип 12

Для более эффективного решения проблем ухудшения состояния окружающей среды государства должны сотрудничать в деле создания благоприятной и открытой международной экономической системы, которая привела бы к экономическому росту и устойчивому развитию во всех странах. Меры в области торговой политики, принимаемые в целях охраны окружающей среды, не должны представлять собой средства произвольной или неоправданной дискриминации или скрытого ограничения международной торговли. Следует избегать односторонних действий по решению экологических задач за пределами юрисдикции импортирующей страны. Меры в области охраны окружающей среды, направленные на решение трансграничных или глобальных экологических проблем, должны, насколько это возможно, основываться на международном консенсусе.

Принцип 13

Государства должны разрабатывать национальные законы, касающиеся ответственности и компенсации жертвам загрязнения и другого экологического ущерба. Государства оперативным и более решительным образом сотрудничают также в целях дальнейшей разработки международного права, касающегося ответственности и компенсации за негативные последствия экологического ущерба, причиняемого деятельностью, которая ведется под их юрисдикцией или контролем, районам, находящимся за пределами их юрисдикции.

Принцип 14

Государства должны эффективно сотрудничать с целью сдерживать или предотвращать перенос и перевод в другие государства любых видов деятельности и веществ, которые наносят серьезный экологический ущерб или считаются вредными для здоровья человека.

Принцип 15

В целях защиты окружающей среды государства в соответствии со своими возможностями широко применяют принцип принятия мер предосторожности. В тех случаях, когда существует угроза серьезного или необратимого ущерба, отсутствие полной научной уверенности не используется в качестве причины для отсрочки принятия экономически эффективных мер по предупреждению ухудшения состояния окружающей среды.

Принцип 16

Национальные власти должны стремиться содействовать интернализации экологических издержек и использованию экономических средств, принимая во внимание подход, согласно которому загрязнитель должен, в принципе, покрывать издержки, связанные с загрязнением, должным образом учитывая общественные интересы и не нарушая международную торговлю и инвестирование.

Принцип 17

Оценка экологических последствий в качестве национального инструмента осуществляется в отношении предполагаемых видов деятельности, которые могут оказать значительное негативное влияние на окружающую среду и которые подлежат утверждению решением компетентного национального органа.

Принцип 18

Государства немедленно уведомляют другие государства о любых стихийных бедствиях или других чрезвычайных ситуациях, которые могут привести к неожиданным вредным последствиям для окружающей среды в этих государствах. Международное сообщество делает все возможное для оказания помощи пострадавшим от этого государствам.

Принцип 19

Государства направляют государствам, которые могут оказаться затронутыми, предварительные и своевременные уведомления и соответствующую информацию о деятельности, которая может иметь значительные негативные трансграничные последствия, и проводят консультации с этими государствами на раннем этапе и в духе доброй воли.

Принцип 20

Женщины играют жизненно важную роль в рациональном использовании окружающей среды и развитии. Поэтому их всестороннее участие необходимо для достижения устойчивого развития.

Принцип 21

Следует мобилизовать творческие силы, идеалы и мужество молодежи мира в целях формирования глобального партнерства, с тем чтобы достичь устойчивого развития и обеспечить лучшее будущее для всех.

Принцип 22

Коренное население и его общины, а также другие местные общины призваны играть жизненно важную роль в рациональном использовании и улучшении окружающей среды в силу их знаний и традиционной практики. Государства должны признавать и должным образом поддерживать их самобытность, культуру и интересы и обеспечивать их эффективное участие в достижении устойчивого развития.

Принцип 23

Окружающая среда и природные ресурсы народов, живущих в условиях угнетения, господства и оккупации, должны быть защищены.

Принцип 24

Война неизбежно оказывает разрушительное воздействие на процесс устойчивого развития. Поэтому государства должны уважать международное право, обеспечивающее защиту окружающей среды во время вооруженных конфликтов, и должны сотрудничать, при необходимости, в деле его дальнейшего развития.

Принцип 25

Мир, развитие и охрана окружающей среды взаимозависимы и неразделимы. 

Принцип 26

Государства разрешают все свои экологические споры мирным путем и надлежащими средствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций.

Принцип 27

Государства и народы сотрудничают в духе доброй воли и партнерства в выполнении принципов, воплощенных в настоящей Декларации, и в дальнейшем развитии международного права в области устойчивого развития. 


1Доклад конференции Организации Объединенных Наций по проблемам окружающей человека среде, Стокгольм, 5-16 июня 1972 года (издание Организации Объединенных Наций, в продаже под № R.73. II. А. 14), глава 1.


Источник: документ ООН  A/CONF.151/26/Rev.1 (Vol. I), стр. 3–7.

Принцип «одного окна»

Принцип «одного окна»

Размер шрифта А А А Цветовая схема А А А А А Изображения Отключить

Оперативные новости о мерах поддержки бизнеса в связи с эпидемией COVID-19. Подробнее

Как мы помогаем

Подбор инвестиционных площадок

Получение согласований и разрешений

Взаимодействие с ресурсоснабжающими организациями

Подбор мер государственной поддержки и консультирование при оформлении пакета документов на получение мер поддержки

Подбор источников финансирования и консультирование при оформлении пакета документов в финансовую организацию

Оперативное решение текущих вопросов при сопровождении проекта

Содействие при участии в выставках, форумах, организация бизнес-миссий

Помощь в оформлении документов для представления проекта на Совете при губернаторе Новгородской области по улучшению инвестиционного климата

Представление проектов на Инвестиционном портале Новгородской области

Подготовка соглашений о намерениях по реализации инвестиционного проекта между Правительством Новгородской области и инвестором

Организация взаимодействия инвестора с институтами развития, финансовыми институтами

1

3 дня

Обращение инвестора в Агенство развития Новгородской области.

Подготовка информации и инвестиционного намерения подписание соглашения о сопровождении проекта, внесение проекта в реестр проектов.

3

3 дня

Первое совещание рабочей группы

Сопровождение проекта

Мониторинг дорожной карты проекта.

4

3 дня

Совещание рабочей группы в случае нарушения сроков дорожной карты или возникновения иных проблем

Агентство развития Новгородской области © 2019–2021.

Основополагающие Принципы | Российский Красный Крест

ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ ПРИНЦИПЫ

Международного Движения Красного Креста и Красного Полумесяца

В своей деятельности добровольцы (волонтёры), члены и сотрудники обществ Красного Креста (КК) и Красного Полумесяца (КП) руководствуются этими фундаментальными Принципами, провозглашенными на ХХ Международной конференции Красного Креста и Красного Полумесяца в Вене в 1965 году.

• Гуманность
• Беспристрастность
• Нейтральность
• Независимость
• Добровольность
• Единство
• Универсальность

 


Гуманность

Международное Движение Красного Креста и Красного Полумесяца, порожденное стремлением оказывать помощь всем раненым на поле боя без исключения или предпочтения, старается при любых обстоятельствах как на международном, так и на национальном уровне предотвращать и облегчать страдания человека. Движение призвано защищать жизнь и здоровье людей и обеспечивать уважение к человеческой личности. Оно способствует достижению взаимопонимания, дружбы, сотрудничества и прочного мира между народами.

Данное положение определяет главную цель и миссию движения КК и КП — «Предотвращать и облегчать страдания человека, защищать его жизнь, здоровье и человеческое достоинство».

Важно отметить, что за последние 150 лет роль национальных обществ заметно расширилась: кроме оказания помощи в условиях вооруженного конфликта, они занимаются оказанием помощи пострадавшим в результате крупных бедствий природного и техногенного характера, активно содействуют предотвращению и ликвидации инфекционных заболеваний и оказывают помощь при массовых вынужденных перемещениях населения.

Востребованность в нашей помощи, к сожалению, неустанно растает. За последние 30 лет число стихийных бедствий возросло в несколько раз, и если в 1970 году их число составляло 90, то в 2010 году – 500. Растет число эпидемий таких инфекционных заболеваний как ВИЧ, туберкулез, в настоящее время идет борьба с вирусом Эболы. Войны, конфликты и кризисы, сопровождающиеся большим количеством перемещенных лиц, диктуют нам необходимость мобилизовать все большие ресурсы для оказания помощи наиболее уязвимым категориям.


Беспристрастность

Движение не проводит никакой дискриминации по признаку национальности, расы, религии, класса или политических убеждений. Оно лишь стремится облегчать страдания людей, и в первую очередь, тех, кто больше всего в этом нуждается.

Основным и непременным условием нашей помощи является её беспристрастный характер: к примеру, в России в настоящее время прибывает более 10 миллионов мигрантов из разных стран мира. Кому в первую очередь адресована наша помощь? Мигрантам из Кыргызстана, Вьетнама, Афганистана, Бангладеш или Нигерии, представителям тех или иных политических или национальных групп? Мы не выбираем по географическому принципу. Страна, регион или принадлежность к какой-либо национальности, расе, религии или партии для нас не имеет никакого значения, приоритетом являются нужды и потребности человека, и наша помощь предоставляется тем, кто более всего в ней нуждается.


Нейтральность

Чтобы сохранить всеобщее доверие, Движение не может принимать чью-либо сторону в вооруженных конфликтах и вступать в споры политического, расового, религиозного или идеологического характера.

Принцип нейтральности имеет исключительное значение в деятельности наших национальных обществ, так как позволяет сохранять и развивать доверительные отношения между сторонами в целях обеспечения доступа к уязвимому населению, нуждающемуся в нашей помощи.

В 2011 году Международная конференция КК и КП приняла резолюцию, подчеркивающую необходимость обеспечения доступа медицинского персонала, а также сотрудников и добровольцев КК и КП к населению в зоне вооруженного конфликта. Именно принцип нейтральности формирует доверие сторон вовлеченных в конфликт и предоставляет возможность медицинским службам и обществам Красного Креста и Красного Полумесяца осуществлять свои гуманитарные задачи исключительно при согласии всех заинтересованных сторон.
Именно поэтому мы не вступаем в какие-либо дискуссии и не даем оценок по политическим, идеологическим, религиозным и расовым вопросам, соблюдая нейтральную позицию и сохраняя доверие сторон.


Независимость

Движение независимо. Национальные общества, оказывая своим правительствам помощь в их гуманитарной деятельности и подчиняясь законам своей страны, должны тем не менее всегда сохранять автономию, чтобы иметь возможность действовать в соответствии с принципами Движения.

Принцип независимости также восходит к истокам создания Красного Креста и Женевских конвенций, обозначая роль национальных обществ как независимых структур, которые призваны оказывать помощь правительствам своих стран в решении задач гуманитарного характера. В данном случае национальное общество выступает в качестве партнера государства, обеспечивающего вспомогательную роль.

Во всем мире национальные общества и органы государственной власти согласовывают свои роли и обязанности в отношении осуществления мероприятий по снижению рисков и борьбе со стихийными бедствиями, программ в области здравоохранения и в социальной сфере, продвижения принципов международного гуманитарного права и действующего законодательства о стихийных бедствиях, а также гуманитарных ценностей.

В дополнение к своей роли оказания помощи гражданскому населению в военное время национальные общества помогают пострадавшему гражданскому населению и поддерживают в соответствующих случаях медицинские службы вооруженных сил.

Эти особые взаимоотношения признаются как в национальном, так и в международном законодательстве, в частности Федеральный закон «Об общественных объединениях» четко регламентирует взаимоотношения государства и общественных организаций, в том числе Российского Красного Креста, основываясь на принципах автономии, и это представляет собой одну из главных характерных особенностей, которые отличают национальные общества от неправительственных и других организаций гражданского общества, которые предоставляют гуманитарные услуги.

Необходимо отметить, что вспомогательный статус – это сбалансированное отношение с взаимными обязанностями и обоюдными преимуществами, и существует необходимость в интенсивном диалоге между национальным обществом, правительством и его органами власти на всех уровнях для обеспечения правильного понимания потребностей и ограничений друг друга.


Добровольность

В своей добровольной деятельности по оказанию помощи Движение ни в коей мере не руководствуется стремлением к получению выгоды.

Добровольцы — это основа деятельности обществ Красного Креста и Красного Полумесяца во всем мире. Анри Дюнан и Николай Пирогов были первыми добровольцами, сплотившими вокруг себя единомышленников для оказания помощи жертвам войны.

За свою белее чем 150-летнюю историю наше движение превратилось в крупнейшую в мире гуманитарную сеть, поскольку оно пользуется поддержкой миллионов преданных его идеям добровольцев и приверженных делу сотрудников на местах, охватывая почти каждую страну и территорию в мире. Численное соотношение сотрудников и добровольцев всегда в значительной мере в пользу добровольцев.

Российский Красный Крест насчитывает более 80 тыс. добровольцев, в то время как оплачиваемый персонал составляет лишь 250-300 человек. Во всем мире сегодня более 13 млн активных добровольцев, и их вклад неоценим, ведь они в первую очередь члены своих сообществ, хорошо знающих нужды и потребности жителей своих поселков и всегда готовы прийти на помощь.


Единство

В стране может быть только одно национальное общество Красного Креста или Красного Полумесяца. Оно должно быть открыто для всех и осуществлять свою гуманитарную деятельность на всей территории страны.

Принцип единства также уходит корнями в положения Женевских конвенций, где указано, что каждое государство создает нейтральную независимую организацию Красного Креста (или Красного Полумесяца). В отличие от обычных неправительственных организаций общества КК или КП создаются в странах изданием соответствующего государственного акта, в котором и дается ссылка на то, что национальное общество создается и функционирует в стране на основе Женевских конвенций.

За 150-летнюю историю Российского Красного Креста, вне зависимости от формы государственного управления, каждое правительство подтверждало и подтверждает приверженность Основополагающим принципам КК и КП, издавая соответствующий государственный акт, в котором указывается, что Российский Красный Крест является единственным национальным обществом Красного Креста, осуществляющим деятельность на всей территории страны.

Гуманитарные инициативы национальных обществ на международном уровне координируются Международной федерацией обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. При этом очень важно, что указанная помощь должна предоставляться с согласия принимающего национального общества, на основе оценки нужд и потребностей. Так, сегодня более 20 национальных обществ оказывают помощь Украинскому Красному Кресту по оказанию помощи внутренне перемещенным лицам, одним из первых на просьбу наших украинских коллег откликнулся Российский Красный Крест.


Универсальность

Движение является всемирным. Все национальные общества пользуются равными правами и обязаны оказывать помощь друг другу.

Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца является самой крупной гуманитарной сетью в мире, и Международная федерация объединяет 190 национальных обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Вне зависимости от уровня развития страны, ее положения в мире, члены Международной федерации КК и КП пользуются равными правами. Каждые два года представители национальных обществ собираются вместе на заседание своего высшего органа – Генеральной ассамблеи — для обсуждения глобальных гуманитарных вопросов.

Международная солидарность – главный посыл нашей деятельности. Если в какой-то стране случается беда: крупные бедствия, войны, кризисы, каждое национальное общество откликается и готово оказать необходимую помощь.


 

В сегодняшнем лабиринте гуманитарной сферы бывает трудно сориентироваться, это сбивает с толку, но именно здесь проявляется вся важность Основополагающих принципов. 150 лет они служили для нас компасом, определяя наш моральный выбор и практические решения. Основополагающие принципы и сегодня сохраняют свою значимость для оказания гуманитарной помощи и защиты. Мы и впредь должны лелеять их, подтверждать нашу приверженность им и передавать их новым поколениям.

Почему?

ПОТОМУ ЧТО ОНИ РАБОТАЮТ.

 

Гуманность, беспристрастность, нейтральность, независимость, добровольность, единство и универсальность – эти семь Основополагающих принципов резюмируют этику Движения и лежат в основе его деятельности, направленной на помощь нуждающимся во время вооруженных конфликтов, стихийных бедствий и иных чрезвычайных ситуаций.

 

Этот восьмистраничный буклет рассказывает о том, что принципы объединяют составные части Движения и позволяют им эффективно и беспристрастно оказывать помощь нуждающимся.

 

Принцип работы AWS – Amazon Web Services (AWS)

Создание своего первого стартапа – это невероятно увлекательный процесс, требующий решения множества проблем. Вам необходимо нанять квалифицированных специалистов для создания, обслуживания и запуска продуктов, завершения следующих этапов сбора средств, выхода на мировой рынок, а также завоевания доверия клиентов путем предоставления им великолепного опыта взаимодействия с вашим продуктом, сохранения инновационных преимуществ и защиты их данных. И все это необходимо сделать, не допустив повышения издержек.

Эксперты AWS понимают это, и многие из них не понаслышке знакомы с проблемами, с которыми изо дня в день сталкиваются основатели стартапов на ранних этапах. С 2006 г., когда компания AWS впервые представила миру облачную инфраструктуру, мы работали с сотнями тысяч основателей стартапов по всему миру, помогая им развивать и расширять свой бизнес. Некоторым из них удалось совершить революционный прорыв.

С AWS ваш стартап получит множество преимуществ. В этой статье мы расскажем, как можно использовать AWS, чтобы сократить издержки, быстро приступить к разработке и сосредоточить силы и время на развитии тех аспектов продукта или услуги, которые сделают ваш стартап успешным.

Что именно представляют собой облачные вычисления?

Облачные вычисления – это предоставление ИТ-ресурсов в сети Интернет по запросу с оплатой по факту использования. Это означает, что вместо покупки, обслуживания физических центров обработки данных или серверов и владения ими вы можете получать доступ к технологическим сервисам, таким как вычислительные мощности, хранилища и базы данных, через поставщиков облачных сервисов по мере необходимости.

Как работает AWS?

Теперь, когда мы знаем, что такое облачные вычисления, давайте подробнее рассмотрим возможности AWS. AWS – это наиболее совершенная и широко используемая облачная платформа с самым широким набором сервисов в мире. Миллионы клиентов создают инфраструктуру и приложения на базе AWS. Стартапы и организации всех типов и размеров используют сервисы AWS, чтобы экспериментировать, быстрее внедрять инновации, снижать затраты и становиться более гибкими.

Поскольку мы берем на себя всю тяжелую работу, вы можете создавать и запускать приложения практически любого типа, включая социальные сети, приложения для умного города и геномных исследований, игры, потоковое видео, онлайн-банкинг и многое другое. Вы используете эти сервисы без предоплаты или долгосрочных обязательств.

Благодаря модели с оплатой по факту использования вы можете экспериментировать с различными технологиями, пока не найдете те, которые соответствуют вашим потребностям и сокращают время выхода на рынок. Таким образом, стартапы быстрее завершают разработку продукта и функций с минимальными затратами.

Сервисы AWS бывают разных типов и форм: от инфраструктурных технологий, таких как вычисления, хранилища и базы данных, до новейших технологий, таких как машинное обучение и искусственный интеллект, озера данных, аналитика, Интернет вещей и многое другое.

В некоторых сервисах вам предоставляется полный контроль, тогда как AWS управляет инфраструктурой и базовыми ресурсами. В других сервисах AWS полностью берет на себя ответственность за функционирование и безопасность, поэтому вам остается просто использовать их. Мы называем это моделью разделенной ответственности.

При использовании сервисов AWS вы решаете, какую тяжелую работу (если таковая имеется) вы хотите взять на себя.

AWS в действии: реляционная база данных для стартапа электронной коммерции

Допустим, вы работаете над стартапом в области электронной коммерции и вам нужно реляционное хранилище данных для вашего приложения. После экспериментов с различными реляционными базами данных вы выбираете MySQL.

Вы можете установить эту базу на такой сервис, как Amazon Elastic Compute Cloud (Amazon EC2), который по сути является безопасным виртуальным сервером с изменяемым размером. AWS управляет инфраструктурой вплоть до гипервизора. К сфере вашей ответственности относятся такие аспекты, как управление гостевой операционной системой, ядром MySQL или данными в БД.

Стартап электронной коммерции отвечает за обновления и исправления безопасности, масштабирование, резервное копирование, обработку отказов и многое другое. Как правило, эти задачи не имеют ничего общего с вашим основным бизнесом. Более удобным вариантом будет использование Amazon Relational Database Service (Amazon RDS). Сделав несколько щелчков мышью в Консоли управления AWS, вы получите работающую реляционную БД по вашему выбору и за очень короткое время. RDS представляет собой управляемый сервис. Это означает, что он берет на себя трудоемкие задачи администрирования базы данных, такие как подготовка, установка исправлений, резервное копирование, обнаружение сбоев и восстановление. Это позволит вам сосредоточиться на своем приложении, данных и бизнесе.

Мировое присутствие

Как только вы создадите свой продукт, захотите выйти на мировые рынки и расширить охват, мировое присутствие AWS придется как нельзя кстати. Глобальная инфраструктура AWS состоит из зон доступности, регионов и периферийных местоположений.

Центры обработки данных AWS объединены с помощью частных и резервных оптоволоконных линий в так называемые зоны доступности. В пределах одного географического региона существует несколько зон доступности, например Орегон, Ирландия, Токио и т. д. Эти зоны доступности географически удалены друг от друга, в них проведены независимые коммуникации и имеются иные различия. Использование нескольких зон доступности позволяет легко проектировать масштабируемые, отказоустойчивые и высокодоступные рабочие нагрузки и управлять ими.

Важно отметить, что регионы в AWS работают независимо друг от друга, а это означает, что цены и наборы доступных сервисов в разных регионах могут отличаться. Мы рекомендуем осуществлять разработку в регионе, в котором задержка для конечных пользователей минимальна, а сервисы предлагаются по самой низкой цене. При этом необходимо соблюдать все законы о местонахождении данных, применимые к вашему бизнесу. Благодаря периферийным местоположениям AWS ваше мировое присутствие расширяется еще больше. Они позволяют кэшировать и обслуживать контент, запускать код, использовать сервисы безопасности, подключаться к магистрали сети AWS и даже выходить в космос из любой точки мира – ближе к вашим клиентам.

Все элементы этой огромной глобальной инфраструктуры связаны через океаны и континенты с помощью специальной частной сетевой инфраструктуры, обладающей малой задержкой и высокой доступностью. Сейчас мы прокладываем транстихоокеанский кабель протяженностью 14 тысяч километров, который соединит Новую Зеландию, Австралию, штаты Гавайи и Орегон.

Высочайшие стандарты конфиденциальности и безопасности данных

Наша инфраструктура и сервисы разработаны с учетом стандартов безопасности наиболее чувствительных к риску организаций, и мы предлагаем одинаковые функции всем клиентам.

Эксперты по безопасности, которые контролируют и защищают нашу инфраструктуру, также занимаются разработкой и поддержкой большого количества инновационных сервисов безопасности. Благодаря этим сервисам значительно проще соблюдать собственные требования к безопасности и требования нормативно-правовых документов.

Чтобы дать вам возможность поэкспериментировать, AWS предоставляет уровень бесплатного пользования для многих сервисов. Узнайте, какие ресурсы и как долго вы можете использовать в рамках уровня бесплатного пользования, и посмотрите, можно ли распределить рабочие нагрузки с учетом их максимального использования. Вы также можете претендовать на участие в нашей программе AWS Activate, в рамках которой бесплатно предоставляются кредиты, поддержка и обучение. Посетите страницу программы Activate, чтобы узнать критерии отбора и подать заявку.

Каждое путешествие начинается с первого шага. Теперь, когда вы познакомились с облачными вычислениями и базовыми понятиями AWS, такими как регионы, зоны доступности и сервисы, начинается самое интересное.

Удачи в разработке!

Моральная ответственность и принцип альтернативных возможностей (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Справочная информация

Как и большинство важных философских утверждений, PAP более сложен, чем он сам. впервые появляется. Сейчас полезно подавить многие из этих сложности. Но некоторые из них следует упомянуть вначале, если только для того, чтобы сделать некоторые упрощающие предположения и заключить в скобки определенные споры. Однако мы начинаем с некоторых причин думать, что это тема стоит усилий.

1.1 Важность PAP

Мы одновременно моральные и воплощенные агенты, личности и организмы. Мы движемся в пространстве причин, отвечающих правилам морали и рациональность, а также пространство причин, регулируемое законами природа. Как связаны эти два аспекта нашей жизни? Этот вопрос слишком велик, чтобы здесь отвечать. Но PAP, если это правда, — это одна из частей головоломка. Наш статус как личности зависит от силы, которую мы упражнение в мире причин, а именно способность выбирать среди альтернативные варианты действий.Таким образом, наш принцип связывает нормативная черта нашей жизни к случайной особенности.

Но с этим абстрактным обещанием приходит конкретная угроза. Принцип говорит нам, что когда альтернативы заблокированы, когда только один курс действие доступно, вы не несете ответственности за то, что делаете. Как указано ранее были некоторые экстремальные условия, такие как принуждение, которые могут исключить ответственность, заблокировав альтернативы. Но предположим, что получается Выяснилось, что даже в стандартных условиях альтернативы ни у кого нет.Учитывая ППА, никто ни за что не несет моральной ответственности. Универсальный блокаторы альтернативы часто появлялись в философских литература. Они включают двойственность, божественное предвидение, божественное суверенитет, механизм, психологический детерминизм и причинно-следственные связи. детерминизм. Если по какой-либо из этих причин никто из нас не может действовать иначе чем мы на самом деле действуем, тогда PAP присоединится, чтобы произвести тревожный Вывод: мы никогда не несем ответственности за то, что делаем. Менее глобальный, но не менее тревожная угроза состоит в том, что наш принцип будет сочетаться с некоторыми тезис, влекущий за собой повсеместное снижение способностей, даже если не их устранение.Например, ситуационный, генетический или социально-экономические влияния, хотя и не повсеместно блокируют альтернативы, могут настолько сильно ограничить их в конкретных случаях, что, с PAP на заднем плане моральные похвалы и обвинения больше не соответствующий. (Об угрозе «ситуационизма» см. Nelkin 2005; Маккенна и Вармке, 2017 г.)

Еще одна причина важности PAP заключается в том, что он пересекается с философия и юридическая практика. Даже если моральная и юридическая ответственность не совпадают, есть область перекрытия (Duff 2009; Brink & Nelkin 2013), где PAP и сопутствующая литература могут сообщить юридические рассуждения, особенно когда они направлены на справедливое наказание правонарушители.Необходимым условием уголовной ответственности является то, что поведение включало добровольное действие (Sinnott-Armstrong 2012), одно что у обвиняемого была «разумная возможность избежать» (Келли 2017). Если Марк ходил во сне или был загипнотизирован, когда сломался в дом Кена, это могло быть оправдано как морально, так и юридически, на том основании, что в своем состоянии Марк не мог сделано иначе. Если из-за заблуждения обвиняемый убийца не мог избегать формирования намерения убить свою жертву — и действовать соответственно — это тоже могло быть оправданием.

При этом стандарты, применяемые законом, могут не соответствовать моральным нормам. контексты, которые мы считаем действиями, которых можно избежать. Представьте себе, что мягкий провокация, которую разумный человек может проигнорировать, заставляет эмоционально неуравновешенного человека к убийству. Уголовное право оценивает его способностей в соответствии со стандартом разумного человека — тем самым обвиняя его в убийстве, а не в непредумышленном убийстве, даже если морально рассуждения строго учитывали бы эмоциональное состояние ограничивая свои альтернативы (Kelly 2017).Связь между PAP и закон еще больше усложняется тем фактом, что уголовное право не кажется особенно озабоченным причинным детерминизмом (Morse 2013), Широко распространено мнение, что этот тезис ограничивает нас только одним будущим. Тем не менее, если несоответствие детерминизма в законе отражает некоторую степень безразличие к альтернативам в распределении ответственности, это также может быть частью дела против PAP по моральным вопросам (см. также §3.1).

1.2 Что такое моральная ответственность?

Начнем с того, что человек несет моральную ответственность за .В виде сформулировано выше, ППА — это ответственность за то, что человек «сделано». Для большей части этой записи это будет интерпретируется как означающие ее действия (см. запись на действие), здесь толкуется в широком смысле и включает в себя как явные действия, такие как ходьба в магазин или стрельба из пистолета, а также мысленные действия, такие как выбор учиться на юридическом факультете или рассчитывать ход в шахматы. В дополнение к будучи ответственным за действия, человек может нести ответственность за последствия ее действий. Посолив чай ​​Шона, Меган ответственна не только за то, что испортила чай Шона (что она сделал), но его чай испортился (следствие того, что она сделала).Оппоненты политика могут заявить, что он виноват для экономического спада в результате ее решений и политики. Наконец, человек может нести ответственность за бездействие, иногда известные как воздержания или бездействие, а также их последствия. Люк равнодушный спасатель несет ответственность за то, что не спасал утопающих пловец, а значит, и на смерть. У PAP другой состав в зависимости от того, есть ли ответственность за действия, последствия или упущения под вопросом. Основное внимание в этой статье уделяется действиям, но ответственность за последствия и упущения снова появится в §5.3.

Что значит нести моральную ответственность? В этой записи широко используется «Стросоновский» взгляд в традициях П.Ф. «Свобода и негодование» Стросона (П. Ф. Стросон 1962; ср. Fischer & Ravizza 1998, 6–8). Быть морально ответственный должен быть надлежащим объектом «реактивного отношения », такие как уважение, похвала, прощение, обвинение, возмущение и тому подобное. Если Мария несет ответственность за принятие бездомная кошка, ее за этот поступок уместно хвалить. Если это повернется Меган не несет ответственности за испорченный чай Шона, тогда это означает, что неуместно винить Шона или кого-либо еще или обижаться на нее за то, что она сделала.Есть и другие теории морального ответственность (см. запись на моральная ответственность). То, как выглядит наш принцип в этих альтернативных аккаунтах, будет остаются открытыми, хотя можно ожидать, что проблемы, аналогичные рассмотренные ниже, возникнут на любом, кроме наиболее радикально пересмотренных способы мышления об ответственности.

Последнее замечание об ответственности: в литературе иногда находит понятие истинным или высшим моральным ответственность (Klein 1990; G.Strawson 1994; Кейн 1996). Его не всегда ясно, как это связано с тем, что PAP называет просто моральным ответственность (М. Бернштейн 2005; Боксер 2013). При одном чтении крайность — это дополнительное условие обычной ответственности. перечисленные вместе с эпистемическими и другими требованиями, упомянутыми ранее. С другой стороны, если разговоры о крайности призваны сигнализировать о более высоком степень ответственности, будет соответствующая версия нашей принцип, подлежащий оценке отдельно:

PAP-ultimate : человек в высшей степени морально ответственность за то, что она сделала, только если бы она могла сделать иначе.

Эта расширенная версия, если она отличается от PAP, не будет появляются в дальнейшем. Но приведенное ниже обсуждение может иметь отношение к PAP-ultimate. В частности, вероятно, что PAP влечет за собой PAP-ultimate, так что рассмотренные ниже аргументы для первого (§2) может быть приведен в пользу последнего. Что менее ясно влечет ли за собой PAP-ultimate PAP. Если нет, то возражения к последнему (§3) не нужно повредить первое.

1.3 Что можно сделать в противном случае?

Когда человек, S , что-то делает, что ему делать? возможность поступить иначе? Мы можем обратиться за помощью к альтернативе слова: S может сделать иначе; S имеет мощность иначе; это возможно для S ; мир, в котором S делает иначе, доступен до S ; при этом от до S ; это открыть с по S .Но без дальнейшего уточнения эти не более чем синонимы того, что нужно объяснять. Здесь не принято никакой теории способностей, и по большей части мы будем полагаться на суждения о способностях в конкретных случаях. Но несколько общих проблемы заслуживают внимания. (Смотрите также §4.2.1 и запись на способностей.)

S Способность поступать иначе отличается от его просто возможно, что S поступят иначе. Однажды Лиза парашютист выпрыгивает из своего самолета, (логически) возможно, что она парить в воздухе, а не падать.Но не в ее силах сделай так: мир, в котором плавает Лиза, ей недоступен. И если Курту «промывают мозги», чтобы украсть обед Джона, а пока он возможно, что он воздержится, он, тем не менее, не может. Что-то должно быть добавленным к S , возможно, делает что-то еще, чтобы гарантировать это в пределах возможностей S .

Как утверждали Юм (1748 [1999: 158]) и другие, добавляя, что это кажется с на S , как будто есть альтернативы нет похоже, здесь помогает (Chisholm 1967; Ginet 1990, 90–1).В то время как феноменология наличия альтернатив — и, в более общем плане, Агентство — это важная тема сама по себе (Nagel 1986: гл. 7; Horgan, Tienson, & Graham 2003), это не обеспечивает возможности обсуждаемый. Фред чувствует, что может преодолеть искушение закурить, тогда все равно решает курить. Но оказывается, что он не мог сопротивлялся его желанию. И, похоже, нет необходимости в альтернативах за то, что они есть. Сестра Фреда Фанни считает, что она слишком слаба, чтобы преодолеть искушение в полдень закурить, а она действительно курит в то время.Но она ошибалась насчет собственных возможностей: всего лишь немного усилий, она могла бы сопротивляться.

То, что эти агенты могут или не могут делать, зависит от набора фактов, а не от все это нужно осознавать. В случае с Фредом и Фанни факты касаются, среди прочего, силы их тяги и их соответствующие степени силы воли. Они фиксируются на оцените свои способности. Но какие еще факты важны? Там есть нет консенсуса по этому вопросу, хотя кажется, что какие факты фиксированное положение может варьироваться в зависимости от контекста (Lewis 1976; Horgan 1979; Унгер 1984).Такая контекстная чувствительность актуальна для правильного применение PAP. Кейн сталкивается с вопросом «ваши деньги или ваши жизнь »и протягивает ему бумажник. Согласно PAP, несет ли Кейн ответственность за это, отчасти зависит от того, он мог отказаться. Так мог ли он? Рассматривая пример в один вид контекста, мы скажем да: его рука была под его контролем и он был полностью осведомлен о том, какое несоблюдение имеет место и как достигни этого. Но в другом контексте мы могли бы сказать нет: Кейн был рационально и ценил свою жизнь гораздо больше, чем деньги в кошельке, поскольку станет ли любой разумный человек такими обстоятельствами; исправить это познавательное задний план, и требование грабителя не оставляло ему другого выбора.Так передавая свой кошелек, выполнил ли Кейн требования PAP по ответственность или нет? Кажется, на этот вопрос нет однозначного ответа. вопрос. Еще больше усложняет ситуацию эта способность — и в частности, способность поступать иначе — варьируется в зависимости от континуум. Движущая сила угрозы, психического расстройства или снотворного внушение варьируется от легкого до подавляющего. Где по этому континуум его влияние становится настолько сильным, что исключает альтернативы? Здесь нет ни одной произвольной линии, ни очевидно, наука остановилась на одном (Graham 2013: 186, цитируя Морзе 2011).

Эти моменты могут затруднить тестирование или применение PAP, в частности случаи. Однако сами по себе они не влекут за собой ложность PAP, поэтому пока суждения о моральной ответственности демонстрируют аналогичные контекстная чувствительность и градация. (О степени ответственности см. Циммерман 1988: гл. 3; Коутс и Свенсон, 2013 г .; Нелькин 2016.)

1.4 Записка о свободе

Последний предварительный момент касается свободного действия . Принцип к PAP тесно связан следующий (Audi 1974; van Inwagen 1983: 161; Widerker & McKenna 2003: 2):

Свобода Условие: Человек несет моральную ответственность за то, что она сделала, только если она сделала это свободно.

Этот принцип поднимает многие вопросы, которые будут рассмотрены ниже. Но он сильнее, чем PAP, если, как это возможно, свобода требует больше, чем альтернативы (см. запись на свободная воля). Одним из таких требований может быть быть источником своих действий; наличие нормально функционирующих способностей могло быть другим; вызывающий агент одно действие может быть другим. Исследование свободы Условие, таким образом, приведет к появлению дополнительных тем, которые не могут быть исследовал здесь. Таким образом, последующее обсуждение позволит обойти проблемы свободное действие (и свободную волю) и вместо этого сосредоточиться на более слабых требование.Но, по крайней мере, стоит отметить следующее: если PAP ложный, то же самое и с Условием свободы, если предположить, что человек должен иметь альтернативы свободному действию (см. также Warfield 2007; McKenna 2008: 353).

2. Аргументы в пользу PAP

Большая часть литературы по PAP состоит из аргументов против него, затем ответы на эти аргументы и так далее. Возможно это закономерность из-за сильной правдоподобности prima facie принцип пользуется: его следует принимать, если нет веских причин не делать.Тем не менее, есть несколько положительных аргументов, которые стоит продвигать. пользу ППА; лучше всего начать с них, прежде чем переходить к возражения в §3.

2.1 Является ли принцип самоочевидным?

Один быстрый аргумент состоит в том, что ППА самоочевидно; в качестве альтернативы, это сразу известный a priori , интуитивно очевидный или аналитический. Тем самым тех, кто отрицает это, признают в заблуждении относительно моральных устоев. ответственность, способность поступать иначе или и то, и другое. Если PAP делает обладают таким высоким эпистемологическим статусом, что объясняет его широкое признание в основные исторические периоды философии дисциплина не обычно известен тем, что дает даже приблизительный консенсус.Но несмотря на этого соглашения принцип оказался не столь очевидным, и на самом деле, кажется, делает существенное, спорное утверждение о обязанность. Посмотрите на некоторых известных инакомыслящих, в том числе стоиков, Августин, Фома Аквинский и Гоббс (см., Соответственно, §3.2; Hunt 1999; Пень 1997; Мартинич 2005). Более того, PAP попал под продолжительное нападение в последние десятилетия в значительной степени из-за раннего усилиями Франкфурта (1969), Фишера (1982) и Деннета (1984a, b). Этого достаточно, чтобы показать, что, каким бы правдоподобным ни был первый случай PAP, для этого требуется нечто большее, чем эта быстрая защита.

2.2 Обычные судебные решения об ответственности

PAP поддерживается в большом количестве случаев, в которых мы считаем, что без альтернатив мы не несем ответственности за действия — не отвечает, похоже, , потому что с у нас нет альтернатив.

Рассмотрим людей с психическими расстройствами, такими как клептомания или агорафобия. Когда эти нарушения считаются достаточно серьезными, чтобы принуждение к поведению, обвинения и негодование больше не кажутся оправданными. (Это обоснование, используемое в обычном судебном решении, которое имеет отношение здесь, но для научных доказательств против принуждения некоторых психические расстройства, см. Schroeder 2005; Вранас 2007; Пикард 2015.) Точно так же мы можем быть менее склонны осуждать преступника, когда обнаружить, что его незаконные действия были результатом опухоли мозга (Sinnott-Armstrong 2012), или хвалить щедрость человека, который вынужден раздавать вещи (Bennett 2008). Те, кто, будь патологически или нет, действовать из-за сильного стресса, страха или вины не хвалят и не обвиняют за то, что они делают. И пока маленькие дети может иметь ограниченную способность к самоконтролю (Дакворт, Гендлер, & Gross 2014), среди многих причин, по которым мы их не проводим моральная ответственность заключается в том, что мы думаем, что они часто бессильны сопротивляться их порывам.

Подобные уроки можно извлечь из случаев манипуляции, в которых на агентов влияют физические или психологические средства. Примеры последнего включают «промывание мозгов», гипноз и принуждение. Один может также включать более высокотехнологичные примеры, в которых манипуляции происходит через прямой контроль над мозгом жертвы. (Такие примеры обычно являются научной фантастикой, но см. Krug, Salzman, & Waddell 2015.) Степень, в которой манипуляция предполагает удаление, а не просто сокращение, альтернативы зависят от действующего механизма.Но поскольку мы берем такие примеры, чтобы включить блокировку альтернативы, мы также используем их, чтобы исключить ответственность.

В ответ противник ППА может признать, что во всех таких случаях оба ответственность и альтернативы уменьшены или отсутствуют, но все же отрицаем, что мы можем обобщить их на PAP, поскольку в дополнение к не имея альтернатив, этим агентам не хватает других важных моральных или психологические возможности. Это могло быть их отсутствие, а не отсутствие альтернатив, что объясняет, почему эти агенты не ответственный (см.Уоллес 1994: гл. 5). Другими словами: возможно, имея альтернативы просто соотносятся в обычных обстоятельствах с истинные требования к ответственности, какими бы они ни были. Более того доработанный тест PAP требует рассмотрения более экзотических сценариев, в которых эти другие условия присутствуют, в то время как альтернативы нет (§3.4; видеть §4.1 подробнее об «обычных обстоятельствах»).

2.3 Природа агентства

Одна из целей теории действия — отличить то, что мы делаем, от того, что мы делаем. то, что просто происходит с нами (см. e.г., Дэвидсон 1980: гл. 3). Предполагать что лучший способ провести это различие, действие (агентство) требует альтернатив. Какое-то событие в вашей жизни не считать как то, что вы сделали , если не было альтернативы ваша сила. Например, когда вы просыпаетесь от шума, это это не событие, которого вы могли бы избежать, поэтому это не было действием, не проявление вашей свободы воли. Точно так же такие события, как спотыкание, потливость и покраснение — это не то, что вы (строго) делаете: они случилось с вами.К этому списку мы могли бы добавить ментальные события, такие как навязчивые мысли: когда такие мысли, в соответствующем смысле, неизбежны, они принадлежат пациенту только в том смысле, что человек является их предметом, ареной, на которой они происходят, а не их агент. При таком взгляде на действие PAP следует немедленно: если действие требуются альтернативы, затем a fortiori , действие для которого морально ответственным требует их.

Эта линия защиты находит свое отражение в некоторых версиях причинно-следственной связи, на котором не просто экшен, а экшен simpliciter требует наличия агента (Taylor 1966; Steward 2012b; Brent 2017).На эта картина, разница между тем, что я делаю, и тем, что просто происходит для меня это то, что я (или а) причина первого, а не второго. Сейчас добавить вторую, логически независимую предпосылку о том, что причинная связь агента требует альтернатив. Если кому-то нужно, либо внутренне или внешне, это побуждающий фактор, а не агент, который вызывает результирующее событие, которое, таким образом, не является действием. Не все агент каузалисты поддерживают обе предпосылки (Clarke 1993 и O’Connor 2000 отрицать, что действие simpliciter требует причинно-следственной связи агента; Тейлор 1966 и Маркосян 2012 отрицает, что причинно-следственная связь требует альтернатив).Но присоединение к помещениям влечет за собой это действие — и, таким образом, с моральной точки зрения ответственное действие — требует альтернатив.

Такой подход к защите ППА должен кое-что сказать о очевидные действия, не предполагающие альтернатив. Когда наркоман принимает лекарство из-за непреодолимого желания сделать это, кажется, это что-то делает наркоман, даже если он не может сопротивляться. (Для ответ на такие примеры см. в Alvarez 2013). влечет за собой, что если причинный детерминизм или какой-либо другой универсальный блок альтернативы есть, никто никогда не действует; будь это приемлемые последствия оспариваются (Shabo 2011; Steward 2012a).

2.4 Моральные аргументы

Более широкое беспокойство по поводу предыдущей защиты состоит в том, что она обосновывает наши принцип в метафизике действия, а не в природе моральная ответственность. Считается, что нравственности должно быть больше. непосредственно участвовал в защите PAP, принцип, который явно ограничивает нашу практику хвалы и порицания. Это не удивительно, что ряд аргументов в пользу PAP начинается с моральные предпосылки.

Прямой моральный аргумент гласит, что несправедливо хвалить или обвинять человека в том, что он сделал что-то, что для нее было неизбежным (для обсуждение см., e.г., Гловер 1970: 70–3; Watson 1996; Нелькин 2011: гл. 2). Ответственный агент — это , настоящая цель реактивное отношение и несправедливое или несправедливое обвинение кого-либо, однако целесообразно, не было бы морально правильным. Одна проблема для этой защиты PAP заключается в том, что справедливость сама по себе связана с реактивным отношения (П. Ф. Стросон 1962; ср. Уоллес 1994: 4.3). Таким образом, те кто задается вопросом, требуют ли похвалы и порицания альтернативы, вряд ли быть убежденным утверждением, что честно таргетирование со стороны реактивное отношение требует альтернатив — по крайней мере, не без дальнейший аргумент.Кто-то, ставящий под сомнение PAP, вряд ли будет колеблется моральным призывом, который, кажется, только подтверждает принцип.

Другая линия апеллирует к принципу, часто ассоциируемому с Кантом. (1785 г.), что «должно» означает «можно» (OIC). Ты нельзя морально обязать сделать что-то невозможное для тебя. Хотя для вас было бы хорошо искоренить голод в мире, вы не обязаны это делать по той простой причине, что вы не могу. (Однако вы можете быть обязаны утолить голод насколько вы можете.) Возможно, OIC не так, как думал Рид, «как самоочевидные как аксиомы математики »(Reid 1788: IV.v), но тем не менее это очень правдоподобно.

Теперь вернемся к PAP. Предположим, Кристин грабит банк. Первая попытка аргумент выглядит следующим образом (здесь мы берем , воздерживаясь от от выполнения что-то быть способом делать что-то еще; немного подробнее об этом, видеть §4.2.2):

П1.
Если Кристин виновата в ограблении банка, то она должна не делать этого.
P2.
Если Кристин не следовало грабить банк, то она могла бы воздержался от этого.
С.
Следовательно, если Кристин виновна в ограблении банка, то она могла бы воздержаться от этого.

P1 выглядит безопасным, если предположить, что моральное чувство вины играет роль (но см. Capes 2012; Хаджи 2019). P2 является экземпляром OIC. Тем не менее Заключение, даже если оно обобщено, останавливается перед PAP, как он утверждает просто то, что альтернативы необходимы для действий, для которых морально достойный порицания; молчит о действиях, за которые человек морально похвально, и труднее понять, как можно использовать OIC чтобы прикрыть такие действия (Франкфурт, 1983).В конце концов, когда вы это сделаете что-то похвальное, вы действуете так, как должны, поэтому OIC не может хватка на альтернативные варианты действий. Тем не менее, если какая-то версия приведенный выше аргумент был здравым, это было бы большой победой для сторонники ППА. (Сравните К. А. Кэмпбелл 1951: 451; van Inwagen 1983: 161; Widerker 1991; Copp 1997; критики включают Yaffe 1999, 2005; см. также Widerker 2003; Говори 2005.)

Третий моральный аргумент в пользу ППА тесно связан с первыми двумя. Это это «защита, которую он должен был сделать», или Для краткости «W-защита» (Widerker 2003).Как аргумент в предыдущем абзаце W-защита предназначена для применения к действия, в которых агент виновен с моральной точки зрения. Если Трент должен быть обвиняют в громком кашле во время лекции Мэгги, это морально разумно ожидать, что он воздержится от кашля. Но центральная мысль состоит в том, что это ожидание , а не морально разумно, если бы он не мог с собой поделать, скажем, из-за жук летит ему в рот. «Что бы ты мне дал делать? — мог спросить он раздраженную Мэгги. Без каких-либо удовлетворительных Ответить на такой вопрос обвинять кажется неуместным.

3. Аргументы против PAP

Как и большинство важных концептуальных утверждений философии, PAP имеет оказалась заманчивой целью, особенно для философов, желающих избежать потенциальной угрозы ответственности (§1.1).

3.1 Неуместность детерминизма

Как отмечалось ранее (§2.2), похоже, что PAP поддерживается нашими обычными практиками похвалы и винить. В частности, те, кто не мог избежать того, что они сделано, извините. Но, несмотря на эти первые проявления, обычные практика может в конечном итоге подорвать этот принцип.

Снова рассмотрим причинный детерминизм — тезис, который, как часто думают, исключает альтернативы. Детерминизм — это существенное эмпирическое утверждение, и нет один, конечно, необычный человек, знает, правда ли это (см. вход на причинный детерминизм). Таким образом, оказывается, что если мы предполагаем ПАП в обычной жизни, мы должен пока воздержаться от суждения о том, ответственный за свои действия, осторожно ожидая приговора от ученые по вопросу о детерминизме. Но, как утверждают, это было бы абсурдно думать, что мы должны ждать, пока научный прогресс решить, должен ли Кевин быть благодарен Дениз за то, что его почту, когда он был в отпуске, или жертва мошенничества должна винить мошенник.Однако эти и подобные реакции оправданы. все оказывается в области recherché микрофизика. Блок альтернатив детерминизма находится под угрозой. не имеет отношения к тому, следует кого-то хвалить или обвинять (П.Ф. Strawson 1962; Деннет 1984b: гл. 6; Фишер 2006: 5).

В ответ защитники ППА могут последовать примеру контекстуалистов. и говорят, что в обычных условиях детерминизм обычно (и правильно) игнорируется. Это могло бы объяснить, почему микрофизика никогда не появляется в обычном понимании ответственности, но совместимым образом с нашим признанием истины ППА: если детерминизм станет выдающийся — как в философских и научных контексты — его блок альтернатив заставит нас отказаться от наших обычных суждений (см.Хоторн 2001). Другой вариант — сказать, что мы обычно предполагаем — даже если мы еще не знайте, что детерминизм ложен (Wiggins 1973: §8), и с это мы обычно считаем, что у нас есть альтернативы. Возможно, если мы стали детерминистами, мы прекратим нашу практику хвалы и порицания, или, по крайней мере, перестать думать, что они оправданы, именно потому, что мы одобряют ППА или какой-либо тесно связанный принцип. Растет экспериментальная литература о том, приписываем ли мы моральные ответственность при явном допущении детерминизма, но результаты пока кажутся неоднозначными (Sommers 2010; Nichols 2015: ch.4).

3.2 Вынужденные, но готовые действия

В предыдущем разделе пытались подорвать ППА, утверждая, что наши практика похвалы и порицания нейтральна в отношении того, есть ли у нас альтернативы. Более прямая линия атаки — изучить в этом и следующие разделы — пытается привести случаи, в которых мы должным образом хвалить или обвинять агентов, даже зная, что им не хватает альтернативы.

Один из примеров — от стоиков (Inwood & Gerson 1988: 134). Представьте себе собаку, радостно бегущую за телегой, к которой он прикованный.Тележка делает побег собаки неизбежным — он не может поступить иначе — тем не менее, он бежит охотно. Что бы ни именно стоики имели в виду под этим примером (Sauvé Meyer 1999; Hankinson 2014), противник ППА может спорить аналогия с тем, что необходимость или «судьба» не исключает обязанность. Даже если Курту суждено украсть обед Джона, он по-прежнему несет ответственность за это, если действует добровольно: даже если судьба «тянет» его за собой, как телегу, он может быть счастливый и способствующий участник.Точно так же представьте себе потребителя наркотиков. чья зависимость заставляет его принимать наркотики, но кто не против будучи зависимым, и поэтому охотно потворствует себе. Наркоман несет ответственность за прием препарата, даже если он не мог поступить иначе (Франкфурт 1971; ср. Уоллес 1994: 172–5; непреодолимая зависимость, в то время как возможно, полезно для обозначения таких концептуальных моментов, не соответствует реальные случаи зависимости: см. Levy 2006; Пикард 2015г.)

Тем не менее, сила таких примеров против ППА ограничена, поскольку они вовлекают виды принуждения, которые, как обычно думают, исключают ответственность (см.Баранина 1993). В лучшем случае это примеры сверхдетерминация: действуют факторы, подрывающие ответственность, даже если собственный характер и ценности агента играют (избыточно) роль в производстве действия. Своеобразный случай, который следует рассмотреть далее, однако может быть более эффективным.

3.3 Вольная необходимость

Приведенный к Карлу V и приказавший отречься, Лютер отказался, сказав: (по традиции): «Вот я стою. Я не могу Другие». Если мы можем поверить ему на слово, Лютер был вынужден его совесть.Тем не менее, мы по-прежнему хвалим его за отказ, несмотря на его невозможность поступить иначе. Действительно, его побуждает совесть может усилить наше моральное восхищение. Такие случаи «волевого необходимость »(Франкфурт, 1982 г.): prima facie контрпримеры к ППА. Иногда, когда мы действуем, есть альтернативы. «Немыслимо»: если нормальному человеку предлагают деньги пытать кого-то, у этого человека не будет выбора, кроме как отказаться (Деннет, 1984а). Опять же, это отсутствие альтернатив совместимо с, и даже усиливает моральную похвалу.(См. Также Wolf 1980; Nelkin 2011, in что важная роль принадлежит доброте решительного поступка.) Такие дела аналогичны принудительным действиям, рассмотренным в предыдущий раздел, но есть по крайней мере такая разница: в тех в более ранних случаях, что заставляет, так это что-то «чуждое» для агент: телега, судьба, непреодолимое желание наркотика. Но здесь, принуждение исходит только из внутренней внутренней системы агента ценностей. Это может объяснить, почему похвалы более ожидаемы.

Тем не менее, защитник ППА может задаться вопросом, являются ли такие агенты ответственность в том смысле, в котором мы здесь говорим.Рид отмечает что Катон был назван « хорошим, потому что он не мог быть в противном случае ”. Ответов Reid:

это высказывание, если понимать его буквально и строго, не является похвалой Катона, но его конституции, которая больше не была делом Катона, чем его существование. (Reid 1788, IV.1; цитируется по Chisholm 1966)

Восхваляя характер Катона, мы объединяем это с моральной репутацией. и тем самым возложить на него ответственность. Тщательно избегайте этой ошибки и случаи волевой необходимости больше не кажутся контрпримерами в PAP.

Но более частым ответом на такие примеры является разъяснение нашего принципа. позволяя соответствующим альтернативам произойти до времени играет роль. Поскольку Лютера следует хвалить за его отказ, это потому, что персонаж, побуждающий к действию, сам был результат прошлых выборов Лютера, в которых он мог бы сделать иначе. Эта важная квалификация для PAP, которую иногда называют «Отслеживание» было стандартом со времен Аристотеля. ( Никомахова этика iii.v; см. Джон Локк 1689: II.xxi.56; С. А. Кэмпбелл 1957; Lamb 1993; Кейн 1996: 39-40). Только по морали борьбы, выбирая определенный путь среди множества доступных, Лютер наконец достигли точки, в которой его характер и совесть потребовали его действий. В свете этого сформулируем PAP с дополнительный пункт (в точности следующий за Mele 1999: 282):

PAP-исторический : человек несет моральную ответственность за что она сделала в то время t , только если (i) она могла бы сделать в противном случае по цене т , или (ii) даже если она не смогла бы сделать в противном случае при т психологический характер на основании который она действовала при т. сам по себе частично является продуктом более раннее действие (или действия), которое было совершено в то время, когда она могла поступить иначе.

Эта менее требовательная версия PAP была нужна все время, даже для большего обычные случаи. Том, который становится жестоким в пьяном виде, не мог помочь себе, когда он кого-то ударил: опьянение Тома заставило его во власти его гнева. Тем не менее, если принять другие условия на ответственности выполнены, надо его винить, особенно при обучении что он охотно выпил заранее. Это предварительный акт пить, которому у Тома были альтернативы, и это альтернативы, не во время действия, которые удовлетворяют наши новые условие.

Отныне пусть PAP и подобные принципы имеют такой исторический всадник, по крайней мере, неявно (так что «PAP» ниже можно читать как сокращение от «PAP-исторический»). Принципы защитники могут разрешить широкий круг дел, желая недееспособность, нравственная святость, конфронтация с «Немыслимо» — в котором человек несет ответственность за действовать без альтернативы. Затем, чтобы проверить PAP, нужно обратиться к «первоисточнику» и посмотреть на случаи, когда историческая оговорка не имеет отношения к моральным обязанность.Укажите, что действия, которые будут рассмотрены ниже, если не указано иное, те, для которых, если агент вообще ответственна, она несет «прямую» ответственность (Циммерман 1988: глава 3). Возможно, именно такие действия и есть то, что Кейн (1996) называет «самоформирующим желанием» — основополагающим выбором, который формировать персонажей, которые позже ограничивают или даже фиксируют будущие действия (ср. Klein 1990: 58).

3.4 Неизбежность без причинно-следственной связи

Согласно Франкфурту (1983: 322),

[c] Построение контрпримеров к ППА несложно.это необходимо только для того, чтобы представить себе обстоятельства, которые делают неизбежным человек совершит какое-то действие, но не приведет к этому он выполняет это.

Сам Франкфурт предлагал примеры такого рода, и они вдохновил на создание обширной литературы, часть которой обсуждается ниже. Но прежде чем мы перейдем к собственным примерам Франкфурта, рассмотрим другие примеры. тот же район стоит посмотреть.

3.4.1 Божественное предвидение

Как отмечалось ранее (§1.1), PAP угрожает присоединиться к божественному предвидению, чтобы исключить моральное обязанность. Рассуждения начинаются так:

П1.
Если бы Бог миллиард лет назад знал, что Курт украл бы Обед Джона, тогда Курт не мог поступить иначе.
P2.
Если бы Курт не мог иначе, как украсть Джона обеда, то он не несет за это моральной ответственности.
С.
Следовательно, если бы Бог миллиард лет назад знал, что Курт украл бы Обед Джона, тогда Курт не нес моральной ответственности за то, что так.

Добавление тезиса о божественном предвидении в качестве предпосылки позволило бы нам завершите аргумент, но здесь важен именно этот начальный этап. Вывод выглядит ложным. В конце концов, предвидение Бога не заставлял Курта действовать так, как он это делает. Бог просто увидел впереди время, когда Курт сделает это сам, по своим собственным причинам. От аналогия с моим тайным наблюдением за Куртом, когда он крадет обед у Джона. не влияет на его ответственность за кражу. Почему тогда следует Бог осознает тот же самый поступок (хотя и заранее). какая разница в том, следует ли его винить?

Предположим, этот довод против C убедителен.Приведенный выше аргумент действительный, поэтому либо P1, либо P2 должны быть отклонены. P1, однако, поддерживается почтенной цепочкой рассуждений, которая выглядит примерно следующим образом: Предположим, что Бог предвидел действия Курта, если бы Курт обладал силой чтобы воздержаться от кражи обеда Джона, он тем самым получил бы сила изменить то, что Бог знал миллиард лет назад. Но у Курта нет фиксируется такая власть, как прошлое. Если этот аргумент в пользу P1 верен, тогда P2 является виновником. Но P2 является следствием PAP, поэтому PAP неверен, поскольку хорошо.

Дело против ППА следует франкфуртскому рецепту построение контрпримеров (Hunt 1996, 1999; но ср.Загзебский 1991: гл. 6; Widerker 2000: 187–8). Божье предвидение делает это «Неизбежно», что Курт украдет обед у Джона, но не «вызывает» то, что он делает так: Курт крадется на его собственное, без божественного вмешательства. Оценивая это предложенное контрпример вывел бы нас за рамки этой статьи в тема божественного предвидения (см. запись на божественное предвидение и свободная воля). Но некоторые из ходов, которые можно было бы сделать здесь, появятся позже, когда ответы на контрпримеры, предложенные Франкфуртом: считается.

3.4.2. Узник содержания Локка

В Essay Локк просит нас представить, что

спящего человека отнесут в комнату, где находится человек он хочет видеть и говорить с; и быть там запертым, за пределами его способность выбраться: он просыпается и рад оказаться в таком желанная компания, в которой он охотно остается, т.е. предпочитает свое пребывание к уходу. (Дж. Локк 1689: II.xxi.10)

Локк говорит, что этот человек остается в комнате добровольно, даже если его нет. свободно уйти.Если мужчина несет ответственность за пребывание, это контрпример к ППА. Как и в предыдущем примере, этот также похоже, следует рецепту Франкфурта. Что делает мужчину пребывание в комнате неизбежно, а именно, заблокирован — не играет роли в его пребывании: он остается добровольно, ибо его собственные причины (см. Zimmerman 1988: 120–6). пример).

Хотя пример Локка сформировал более поздние дискуссии о моральных ответственность, похоже, что — что бы ни Локк задумано — это не решающее значение против ППА.Различают два из действия мужчины: (А1) оставаться в комнате и (А2) принимать решение (соглашается, желает) остаться в комнате (Lowe 1995: 131). Его совсем не ясно, что его следует винить в А1; комната после все, заперто. С другой стороны, похоже, его можно обвинить в А2. Но он мог поступить иначе, чем А2: он мог протестовать или попытаться чтобы выйти. Какое бы кажущееся давление на PAP ни оказывал этот пример, от объединения A1 и A2. Нет действий человека, который оба неизбежны (для него) и те, за которые мы должны его удержать морально ответственный.

3.4.3 Чемоданы во Франкфурте

До сих пор мы рассмотрели два типа предложенных контрпримеров PAP по рецепту Франкфурта. Франкфуртский примеры и те, которые они вдохновили, стали известны как «Дела во франкфуртском стиле» (FSC). Вот один:

… Допустим, человек решает взять и принимает определенное лекарство, просто чтобы насладиться эйфорией, которую он ожидает побудить. Теперь предположим, что он принял лекарство. в любом случае, силами, которые фактически бездействовали, но что вступило бы в игру, если бы он сам не решил и поступил так же, как и он.Скажем так, неизвестно самому себе, что человек пристрастился к наркотику и поэтому непреодолимо увлекался взять его, если бы он не сделал это свободно. Его спящий зависимость гарантирует, что он мог бы избежать, не решив принимать или принимать препарат, но он не играет никакой роли в его решение или его действие. По мере развития реальной последовательности событий все происходит так, как будто он совсем не пристрастился. Зависимость в данном случае явно не имеет отношения к вопросу о том, несет моральную ответственность за прием препарата.(Франкфурт, 1983: 322–3)

Этот человек похож на рассмотренного ранее желающего наркомана. (§3.2), за исключением этого случая зависимость остается бездействующей. Он принимает препарат сам по себе, по своим причинам. Таким образом, он кажется морально ответственным за решение о приеме препарата и о его приеме. Но и решение, и действия были неизбежны, потому что зависимость вынудила бы его, если бы он не по собственной инициативе.

Более известный FSC можно найти в более ранней статье (Франкфурт, 1969; Франкфурт считает, что неопубликованные лекции Роберта Нозика за аналогичные примеры).В дальнейшем будет полезно рассмотреть версия примера Франкфурта от Fischer:

Блэк — гнусный нейрохирург. При выполнении операции Джонсу чтобы удалить опухоль головного мозга, Блэк вставляет механизм в мозг, который позволяет Блэку отслеживать и контролировать виды деятельности. Джонс, между тем, ничего об этом не знает. Черные упражнения этот контроль через компьютер, который он запрограммировал так, чтобы среди кроме того, он отслеживает поведение Джонса при голосовании.Если Джонс показывает склонность голосовать за [демократа], тогда компьютер через механизм в мозгу Джонса вмешивается в убедить, что он действительно решает голосовать за [республиканца], и действительно так что голосуйте. Но если Джонс решит самостоятельно проголосовать за [республиканца], компьютер ничего не делает, но продолжает отслеживать — без воздействуя — на то, что происходит в голове Джонса.

Предположим, Джонс решает проголосовать за [республиканца] самостоятельно, точно так же, как если бы у черных было , а не , он вставил механизм в его голова.Затем Франкфурт утверждает, что Джонс отвечает за голосование. для [республиканца], несмотря на то, что он не мог сделано иначе. (Фишер 1982: 26; ср. Франкфурт 1969: 835–836)

Сложные детали будут описаны в следующих разделах, а пока Стоит отметить два преимущества такого рода примеров. Первый, в отличие от некоторых из более ранних попыток подорвать ППА, здесь нет фактор, внутренний по отношению к агенту или иным образом, побуждающий к действию. Что делает действие неизбежным — дремлющая зависимость в одном случай, Блэк и его компьютер в другом — никоим образом действие, которое агент совершает по своим причинам.Это делает хвалить или обвинять более естественно. Во-вторых, в отличие от случая Локка заключенный, FSC не призывают нас объединять решение и открытое действие, поскольку само решение (а также действие) является одновременно неизбежное и то, за что агент несет моральную ответственность.

4. Возражения против дел во Франкфурте

Не всех впечатлило предложение Франкфурта. контрпримеры и FSC, которые он вдохновил. Некоторые критики признают, что PAP ложен, но настаивает на том, что какой-то соседний принцип — один который будет служить многим из тех же целей, что и PAP — невосприимчив к Примеры Франкфурта.Другие атакуют FSC напрямую, утверждая, что примеры не могут показать даже то, что PAP ложный. Критический литература слишком велика, чтобы ее подробно описать здесь, но этот раздел очерчивает несколько общих тем. (Среди множества полезных обзоров есть Фишер 1999, 2011; Sartorio 2017; и соответствующие главы Beebee 2013; Гриффит 2013; Timpe 2013.)

4.1 Дела слишком необычны

FSC — это философские мысленные эксперименты, часто связанные с наукой. вымысел и скрытые фигуры с таинственными способностями и маловероятными навязчивые идеи.Растущая литература по FSC продолжает эту модель (для выборку см. Widerker & McKenna 2003). По мере того как дела становятся все более «странным и эзотерическим» (Кейн 2007: 168), достижение «головокружительных степеней развития» (Speak 2002: 98), мы можем начать задаваться вопросом, не упустили ли мы из виду цель, которая состоит в том, чтобы понять концепции, возникающие, а не в философская фантазия, но в быту и обыденном обстоятельства. Как бы то ни было, в далеких возможных мирах FSC, наши естественные практики и суждения о моральной ответственности требуются альтернативы.

Это предложение может иметь несколько вариантов реализации. Один из них — признать, что FSC опровергли PAP, но настаивают на том, что принцип — много как теория Ньютона в области физики — по-прежнему хороша достаточно для нашей обычной практики возложения похвалы и порицания (Пень 1990). Или можно просто отказаться от PAP, как это сформулировано, но заменить его на принцип, явно ограниченный обычными, не франкфуртскими ящиков:

PAP-обыкновенный: в обычных обстоятельствах человек моральная ответственность за то, что она сделала, только если бы она могла сделать иначе.

Такой принцип кажется оправданным для Франкфурта, но призван быть справедливым. так же полезно для присвоения похвалы и порицания, как и оригинал (О’Коннор, 2005; Глатц, 2008; Перри, 2010; Уиттл, 2016). Ну наконец то, можно сказать, что такого рода ограничения всегда были частью ППА, поскольку принцип получает свое содержание — и ограничен к — наши обычные практики. В этом случае PAP-обычный просто исходный PAP, поэтому FSC никогда не представляли угрозы.

В ответ защитник FSC мог бы отметить, что не все подобные случаи таковы. далеко от повседневной жизни.Нет ничего особенно причудливого о содержательном заключенном Локка (ранний вид FSC) или Собственный пример Франкфурта с бездействующей зависимостью. И есть нет фантастических технологий или злонамеренного присутствия в другом FSC, «Автомобиль для обучения водителя» с двойным управлением: Салли поворачивает свою машину вправо, на что инструктор с радостью разрешит. Но

если бы Салли проявила хоть какую-то склонность заставить машину проехать какой-нибудь в другом направлении, инструктор вмешался бы и вызвал машина ехать вправо (как на самом деле).(Фишер и Равицца 1998: 32; ср. Нейлор 1984)

Также стоит отметить, что если традиционный теизм верен, и если божественное предвидение — это FSC (Hunt 2003), то FSC, далекие от быть необычным, обычным явлением. Тем не менее, все это еще «Обычные» FSC по-прежнему нарушают исходные допущения обычно имеет место, когда людей хвалят или обвиняют. Те, кто поддерживает PAP-обычный может утверждать, что эти примеры не попадают в рамки сфера действия принципа.

В любом случае, на общую стратегию есть более фундаментальный ответ. этого раздела: если FSC, какими бы странными ни были некоторые из них, по крайней мере логично, они указывают на концептуальный разрыв между моральными ответственность и альтернативы.Даже если для ответственность в обычных обстоятельствах, FSC, в случае успеха, демонстрируют что это случайный факт. Резервные принципы, такие как PAP-обычные показывают, в лучшем случае, что альтернативы обычно коррелируют ответственно и мало рассказывайте нам о том, что это значит быть ответственным. Таким образом, FSC могут служить важным теоретическая роль в отвлечении внимания от альтернатив к тому, что возлагает ответственность за свои действия на кого-то (Fischer & Ravizza 1998 год: 30; Экстром 2000: 184–5).

4.2 Франкфуртские агенты могли поступить иначе

Центральная особенность всех FSC заключается в том, что агент не мог иначе. Из-за присутствия (контрфактического) нарушителя все варианты но один закрыты. Но некоторые возражают, что агент в факт может сделать иначе, и именно эта способность в соответствии с PAP, объясняет, почему агент несет ответственность (при условии что соблюдены другие условия ответственности). Ниже приведены два способа В конце концов, у франкфуртских агентов может быть альтернатива.

4.2.1 Общие способности

Дикая природа Тим оказался в глуши, в милях от земли. с любого автомобиля. Тим может водить машину? И да и нет (§1.3). Он (на данный момент) здоров и не потерял ни одного из навыков, необходимых для привод. Так что в этом смысле он может. Но машин в наличии нет, поэтому в это чувство он не может. Тогда скажите, что у Тима есть генерал способность (способность, умение, компетентность) управлять автомобилем, но он не может использовать более инклюзивный -все-в-, т. е. когда также принимаются во внимание его особые обстоятельства.Этот различие между видами способностей — основа теории действия (например, Austin 1956; Goldman 1970: ch.7; D. Locke 1974; Mele 2003). Здесь мы кратко рассмотрим его отношение к FSC.

Поскольку вмешательство в FSC является просто контрфактическим, они оставляют общие способности их агентов сохранены. Устройство Блэка для Например, просто следит за мозгом Джонса: как выясняется, поскольку дела идут так, как желают черные, он не делает ничего, чтобы повлиять на то, как Джонс обдумывает, решает или действует. Таким образом, Джонс сохраняет все общие способности у него были бы, если бы Блэка никогда не было.(Укажите, что устройство, которое Блэк ставит в Джонса, не мешает со всеми соответствующими процессами в мозгу Джонса: черный — это в высшей степени талантливый нейрохирург.) Если в остальном Джонс нормален, мы можем предположить, что среди его общих способностей есть то, что он может голосовать для демократа. Таким образом, хотя Джонс не может в более широком смысле выбрать иное, как проголосовать за республиканца (то есть, когда присутствие Блэка и его устройства фиксируются), Jones может проголосовать за Демократ в общем смысле, а этого достаточно для ответственность, тем самым избавляя PAP от подобных примеров.(Вариации на тему эта тема включает Дж. К. Кэмпбелл 1997, 2005; Smith 2003; Вихвелин 2004; Фара 2008г.)

В свете этой защиты давайте пока сформулируем наш принцип явно с точки зрения общих способностей, допуская, что это может были то, что PAP говорил все время:

PAP-общее: человек несет моральную ответственность за что она сделала это только в том случае, если у нее была общая способность поступать иначе.

Эта версия кажется невосприимчивой к FSC.И у него есть добавленная добродетель объяснения стандартных случаев, в которых агенты невиновны (§2.2), при условии, что они могут быть истолкованы как связанные с отсутствием или снижение общих способностей. Более того, компатибилисты отметят, что причинный детерминизм больше не угроза моральной ответственности. впервые оказался (§1.1; но см. также §5.2). В конце концов, детерминизм не лишает нас необузданного общего способности. Например, даже в детерминированном мире в периоды молчания обычно все еще есть компетенция , чтобы говорить.Почему же тогда детерминизм должен лишать кого-либо способности — этой есть общая способность поступать иначе? Дело древнее (Sorabji 1980: 78), но он получил новую жизнь и защита в руках «новых диспозиционалистов» или «Диспозиционные компатибилисты», так называемые, потому что общие способности можно приравнять к диспозициям (см. компатибилизм §4.1.5).

Один вопрос, который поднимает эта защита, заключается в том, действительно ли ППА, теперь рассматриваемая как PAP-общий, можно привести контрпримеры, аналогичные FSC (Коэн И Хэндфилд 2007; Whittle 2010).Другой вопрос, будет ли это исправлено принцип отражает те альтернативы, которые традиционно считались необходимо объяснить ответственность (McKenna 1998; Kane 2002; Clarke 2009; Whittle 2010; Fischer 2018; ср. вход на способности §5.2). Есть набор моральных практик, а вместе с ним и версия PAP, на котором ответственность требует большего, чем просто общая способность поступай иначе. Очевидно, что такое прочтение PAP говорит о том, что FSC нацеливание. Даже если у франкфуртских агентов есть соответствующий генеральный способностей, им, кажется, не хватает способности поступать иначе в том смысле, традиционно — но ошибочно, по мнению Франкфурта и его союзники — требуются для ответственности.

4.2.2 Мерцание свободы

В предыдущем разделе предполагалось, что агенты в FSC не могут поступать иначе. в более инклюзивном смысле. Но более амбициозная линия ответ отвергает это, настаивая на том, что франкфуртские агенты могут в противном случае, даже если принять во внимание их особые обстоятельства учетная запись. Вернее, у них есть олл-ин альтернатива , один что, каким бы незначительным оно ни было, достаточно для удовлетворения требований ЛЗП по моральная ответственность. Это «маленькие альтернативы» (Rowe 2006) или «мерцания свободы» (Fischer 1994).

Есть несколько вариантов этой стратегии. Вот один: черный остается неактивным только потому, что его устройство обнаруживает у Джонса нет склонность голосовать за демократа. Но тогда похоже, что Джонс в конце концов, у него была альтернатива: он мог быть склонен голосовать за Демократ. Этот вариант не стал бы выбором, но это альтернатива всему этому. Но такого мерцания нет. особенно полезно в защите PAP. Во-первых, он, кажется, находит альтернативу в неподходящее время и относительно неправильного действия (если действительно, склонность вообще можно рассматривать как действие).Для другое, могут быть FSC, в которых Блэк не полагается на такие предварительный знак перед моментом выбора (§4.3.2).

Однако есть и более многообещающие варианты стратегии мерцания: ранние попытки включают фургон Inwagen 1978; Naylor 1984; Роу 1987. Взять Версия Нейлора должна быть представительной. Черные остаются неактивными потому что он видит, что Джонс сам решит сделать то, что Блэк пожелания, а именно проголосовать за республиканца. Черные вмешались бы иначе. Но разве это не значит, что Джонс что-то мог бы воздержаться от голосования, а именно от голосования за республиканцев. самостоятельно , т.е., без вмешательства черных? Это возможность олл-ина, и это потому, что у Джонса была эта альтернатива открыто для него, что он справедливо считается ответственным.

Союзники Франкфурта могут признать, что есть такие проблески свободы, но отрицают, что они достаточно «надежны», чтобы обосновывать наши суждения о моральной ответственности (Fischer 1994: 140–7; 1999). Допустим, что Джонс мог поступить иначе, чем выбрать проголосовать за республиканца самостоятельно. Но эта предполагаемая альтернатива тот, в котором Джонс вообще не выбирает: скорее, в этом контрфактический сценарий, именно Блэк, активировав нейронный имплант, вызывает «выбор» голосовать за республиканца.Как же тогда альтернатива, в которой Джонс не акт — тот, в котором он всего лишь марионетка Блэка — быть имеет отношение к ответственности Джонса в реальном сценарии? Ставить по-другому: рассматриваемая альтернатива — это просто та, в которой что-то еще происходит с Джонсом; это не тот, в котором он делает что угодно. Это не может быть альтернативой PAP. требует ответственности. Существование мерцаний, кажется, не может спасти PAP от FSC.

В ответ некоторые из защитников ППА спросили, есть ли в этом смысле альтернативы должны быть надежными.Возможно, Джонс альтернатива, какой бы маленькой она ни была, может обосновать его ответственность, а не альтернативным действием, но указав, что Джонс не был полон решимости действовать так же, как он (Mele 1996; Della Rocca 1998; Ekstrom 2000: 190). В более амбициозном ответе отмечается, что даже если черные вмешивается в альтернативный сценарий, Джонс там воздержался от выбора — по крайней мере, он воздержался от конкретного выбора, который мы видим в реальном сценарии. Если мы можем рассматривать такие воздержания как «действия» в некотором широком смысле этого термина, то в этом смысле Джонс поступает иначе в альтернативный сценарий.»Надежный» или нет, но это может быть единственная альтернатива, которая нужна теоретикам мерцания (ср. Альварес 2009; Стюард 2009; 2012a; §5.3.1; см. также Speak 2002; Capes & Swenson 2017).

4.3 Дилемма для случаев во Франкфурте

Влиятельная критика FSC принимает форму дилеммы, которая становится ясно, когда мы более внимательно посмотрим, как FSC должны Работа. Ниже приводится одна версия этой дилеммы, за которой следуют два широких категории ответа.

4.3.1 Дилемма, сформулированная

Хотя в FSC это не всегда явно выражено, контрфактическая вмешивающийся, кажется, отвечает на некоторые предварительные признаки того, что агент собирается сделать (Блюменфельд, 1971). Устройство Блэка, например, чувствителен к склонности Джонса: если он обнаруживает склонность (назовите это «Pro-D»), чтобы выбрать демократа, черные будут вмешиваться; если он обнаруживает наклон («Pro-R») к выберите республиканца, черные останутся без дела. Как выяснилось, Появляется Pro-R, Блэк ничего не делает, а Джонс голосует за республиканца. самостоятельно.Дилемма такова: либо Pro-R определяет (или связано с чем-то определяющим — квалификацией, чтобы быть исключено для простоты), что Джонс будет голосовать за республиканца, или это не так. В любом случае, FSC не может служить контрпримером PAP.

Предположим сначала, что Pro-R определяет выбор Джонса. В этом случае, уже не ясно, что Джонс несет ответственность, поскольку он был привязан к своему выбору по предшествующей причине. Конечно, ЛПВП защитники — которые склонны быть либертарианцами в отношении свободы воли и нравственности ответственность — не возложит ответственность на агент, действия которого причинно детерминированы.Итак, потеряна изначально мощная видимость того, что Джонс несет моральную ответственность. На с другой стороны, предположим, что Pro-R не определит позже Джонс выбор. В таком случае Джонс мог выбрать иначе, поскольку знак — только вещь, которая остается черным рука — оставляет открытым вопрос о том, что Джонс будет голосовать за демократа. Джонс таким образом, у него есть альтернатива, причем надежная: это не просто мерцание.

В результате невозможно описать детали этого FSC таким образом, чтобы сохранялась ответственность как агента, так и отсутствие альтернативы.Тем не менее, оба необходимы для того, чтобы он был успешным. контрпример. Если все КФС структурно похожи на этот, они бессильны против ППА. (Версии этой «дилеммы защита »включают Кейн 1985: 51; 1996: 142–3, 191–2; Widerker 1995; Ginet 1996; Wyma 1997; ср. Экстрем 2000: 197 за аналогичная дилемма; и см. Haji & McKenna 2004 для критического обзор. Vihvelin 2000 представляет другую дилемму для FSC, один это, тем не менее, затрагивает некоторые вопросы, которые будут рассмотрены ниже; для обмен мнениями по этой альтернативной дилемме см. Fischer 2008; Вихвелин 2008 г.)

4.3.2 Ответы на дилемму

Начните с первого рожка и укажите, что Pro-R является детерминированным причина последующего выбора Джонса. Но чтобы предотвратить либертарианец от немедленного возражения, предположим, что Ответственность Джонса за свой выбор не ясна; действительно, мы можно предположить — даже если поначалу шокировал Франкфурт союзники — что он , а не несет за это ответственность. Тем не менее, его безупречность не из-за чего-то, а именно Блэк и его устройство, исключающее альтернативы.На самом деле В сценарии Блэк остается пассивным, просто наблюдая за мозгом Джонса. не мешая. Центральная идея здесь заключается в том, что любой фактор причинно изолированные от агента не могут иметь отношения к моральным обязанность. Так что даже если Джонс не несет ответственности за , это не , вызванное отсутствием альтернативы ; это хватило бы опровергнуть ППА. (Фишер 1999: 113; ср. Франкфурт 2003. Это всего лишь первый шаг к тому, что оказывается гораздо более сложным. аргумент. Для дальнейшего уточнения и критики см. Goetz 2005; Fischer 2010; Widerker & Goetz 2013; Fischer 2013; Палмер 2014 г.)

Защитники Франкфурта чаще берутся за второй рог, на которого Pro-R не является причинно достаточным для выбора Джонса. Этот проясняет его ответственность, особенно для либертарианцев. Но сейчас кажется, что он мог выбрать иначе.

Перебум (2001: глава 1; см. Также Hunt 2005) отвечает, что даже с недетерминированный знак, мы можем построить успешный FSC, в котором Джонс не хватает альтернатив. Для разнообразия переключитесь на «Уклонение от уплаты налогов» Перебума, хотя можно было бы построить дело Блэк-Джонса, чтобы сделать аналогичные выводы.Джо — агент с либертарианская свобода, кто рассматривает вопрос о том, требовать ли незаконный налог удержание. Он склонен к этому, и пока он размышляет, единственный фактор, который потенциально может изменить его мнение, — это сильная моральная причина. Приходит ли такая причина к Джо, не установлено (см. Mele 1995: гл. 12), и даже если ему это придет в голову, это может не передумал. Но по крайней мере необходимо состояние его решение не уклоняться от уплаты налогов является возникновением такой причины (тем самым попадая в «мысленную буферную зону» — это так называемые «буферные случаи»).Теперь добавьте контрфактический вмешатель, который хочет, чтобы Джо нарушил закон:

… Чтобы убедиться, что [Джо] решит уклоняться от уплаты налогов, нейробиолог теперь имплантирует устройство, которое, если бы обнаружило моральную причину, с указанной силой, стимулировал бы его мозг электронным способом, чтобы что он выберет уклонение от уплаты налогов. На самом деле никаких моральных оснований приходит в голову с такой силой, и он предпочитает уклоняться от дублей, пока устройство остается бездействующим (Перебум 2001: 19).

Джо, кажется, несет ответственность за свой выбор — даже либертарианцы — но он не мог выбрать в противном случае для этого потребовалась бы моральная причина, которая бы вызвали вмешательство.В этом FSC единственный явный знак — в контрфактической последовательности, но, тем не менее, можно беспокоиться, что отсутствие этого знака в действительной последовательности, наоборот, к ограничениям второго рожка, причинно достаточным для Джо решает сделать незаконный вычет. Так что добавьте это в любое В момент, предшествовавший принятию решения, Джо мог прийти в голову моральный довод. Таким образом, как размышляет Джонс, нет момента, когда отсутствие (до этого времени) морального разума определяет его решение уклоняться от уплаты налогов.(Критики этого буферного случая включают Ginet 2002; Goetz 2002; Widerker 2006.)

Еще один способ избежать причинно-следственного признака выбора Джонса просто вырезать саму вывеску, что, кстати, не всегда явным образом в собственных FSC Франкфурта. Предположим, нет знака или что-нибудь еще, причинно достаточное для выбора Джонса, и оговаривают, что причинные процессы, ведущие к нему, являются либертарианец считает нужным. Тогда вопрос в том, как заставить Джонса выбор неизбежен, как того требует успешный FSC.Заполнение подробности, Хант (2000; 2003) полагает, что нейронные процессы, ведущие по выбору Джонса действовать без постороннего вмешательства. Но хотя эти процессы недетерминированы, оказывается, что все альтернативных нервных путей — тех, которые могут иметь реализовали решение голосовать за демократа — были заблокированы. Такая «блокировка» (Fischer 1999) не оставляет Джонсу альтернативы. но голосовать за республиканца, тем не менее, он все еще принимает решение о своем собственный — блокировка никогда не играет роли в его обсуждения — и, таким образом, несет за это моральную ответственность.В связанных с FSC (Mele & Robb 1998), Блэк создал в Джонс мозг процесс, который во время принятия решения заставит Джонса проголосовать за республиканца, , если Джонс не решит в то время сделать это самостоятельно. Установленный черными процесс не мешает Собственные рассуждения Джонса, которые, как и прежде, удовлетворить либертарианца. Процесс черных также не ищет признак того, что решит Джонс. Когда в соответствующее время Джонс решает самостоятельно проголосовать за республиканца, кажется, он ответственным за решение, даже несмотря на то, что процесс черные настроили гарантирует, что Джонс не мог решить иначе.(Оказывается что в этом примере тоже есть блокировка, так как процесс, установленный Черные также «нейтрализовали» нейронную реализацию любого альтернативное решение.)

Среди причин для беспокойства по поводу случаев блокировки является то, что они могут: вопреки задуманному, сделать выбор Джонса причинно решительный, снова ставя под сомнение его ответственность. После всего, возражение идет, кажется, что разница между говоря (i) что структуры и процессы, установленные в мозгу Джонса заблокировать все альтернативы, кроме голосования за Республиканец, и (ii) выбор Джонса обусловлен причинно-следственными связями. теми же структурами и процессами.(Для дальнейшего критического обсуждение таких случаев см., например, O’Connor 2000: 83–84; Экстром 2002; Ginet 1996 [приложение 2001]; 2003; Kane 2003; Timpe 2013: гл. 6. Не рассматривается важный ответ на дилемму защиты. вот Пень 1996 года; см. также Goetz 1999; Пень 1999г.)

5. За пределами PAP

В литературе по PAP пока не достигнуто особого консенсуса. Оптимисты по-прежнему будут видеть своего рода прогресс: принцип, принятый для дарованное на протяжении большей части истории философии теперь считается сложнее, чем казалось изначально, стоит обсудить и возможно ложь.В любом случае, в этом последнем разделе предположим, что момент, который по той или иной причине должен быть отклонен. Какие тогда?

5.1 Компатибилизм Возобновлен?

§1.1 отметил, что комбинирование PAP с каким-то универсальным блоком альтернативы, такие как причинный детерминизм, исключают моральные обязанность. Вот набросок такого рода аргументов:

П1.
Если детерминизм верен, то Курт не мог поступить иначе чем украсть обед Джона.
P2.
Если бы Курт не мог иначе, как украсть Джона обеда, то Курт не несет за это моральной ответственности.
С.
Следовательно, если детерминизм верен, то Курт не был морально ответственен за кражу обеда Джона.

Первая посылка подтверждается аргументом следствия (см. Статью на аргументы в пользу инкомпатибилизма § 5): Учитывая детерминизм, кража Курта была неизбежным следствием далекое прошлое плюс законы природы.Курт не властен любой из них, так что он не мог избежать кражи Джона обед. Вторая предпосылка — это пример PAP. И вывод можно обобщить для применения к любому действию: если детерминизм истинен, нет каждый несет ответственность за все, что они делают.

Компатибилисты о детерминизме и моральной ответственности отвергают это. вывод, поэтому они должны отклонить хотя бы одно из посылок. Один традиционный компатибилист принимает PAP (и P2) и нацеливается на P1 а вместе с ним и аргумент о последствиях.Это запутывает компатибилиста. в вопросах о способности поступать иначе (§1.3 а также §4.2.1). Однако, если PAP ложен, компатибилист может избежать этих трудности и отклонить P2 как неподдерживаемый. Без PAP в пути, компатибилизм получает новую энергию (см. компатибилизм § 4).

Но этот путь к компатибилизму непрост. Четный без помощи PAP детерминизм может исключать ответственность из-за пути он блокирует альтернативы (Франкфурт, 1969; Блюменфельд 1971; Fischer 1982; Говори 2007).Что делает FSC неизбежное действие не мешает агенту совещательные процессы или действия: «вмешательство» в эти примеры просто не соответствуют действительности. Напротив, если детерминизм правда, его вмешательство актуально. В конце концов, детерминизм влечет за собой что каждая деталь того, как мы выбираем и действуем, определяется факторами далекое прошлое. Можно сказать: в детерминированном мире мы действуем как мы делаем , потому что детерминизм поставил нас на единственный путь, потому что мы не могли поступить иначе.Таким образом, даже если FSC показывают, что простой блокирование альтернатив не исключает моральной ответственности, отличительный способ детерминизма блокировать альтернативы все еще угроза. (В свете этого можно переформулировать вышеизложенное инкомпатибилистский аргумент явно в терминах конкретного способа детерминизм блокирует альтернативы. Модифицированный P2 не потребует PAP, хотя для этого потребуется более слабый принцип.)

Этот шаг перекладывает бремя на компатибилистов, которым необходимо объяснить, почему детерминизм, несмотря на то, что он блокирует альтернативы, не подрывает ответственности.Традиционный компатибилист ответ указывает на то, что детерминизм — в отличие от принуждения и других угрозы ответственности — не нарушает нормальную работу наших факультетов; в этом смысле его «инвазивность» доброкачественный (ср. §3.1). Более амбициозная линия защищает эту точку зрения, развивая независимо правдоподобное компатибилистское понимание моральной ответственности. Вот, вкратце, две такие попытки (см. компатибилизм для подробного рассмотрения этих и других компатибилистских параметры).

Один из Франкфурта (1971 г.), а другие говорят, что морально ответственный агент — это тот, кто отождествляет себя с мотивами, которые вызывают ему действовать.Учитывайте волевую необходимость (§3.3): Хотя Лютер подчиняется своей совести, он отождествляет себя с этими моральные мотивы. Точно так же, даже если желающий наркоман не может помочь но принимая наркотик, он одобряет зависимость. Такие случаи появились ранее как попытки контрпримеров к PAP. Теперь к ним относятся как случаи доброкачественной необходимости, способы блокировки альтернатив, которые, работая в рамках собственных совещательных процессов агента, совместимы с моральной ответственностью. Пока агент одобряет (или, по крайней мере, не отвергает) эти процессы, они не исключает ответственности.Если учетная запись по этим линиям можно защищать независимо, компатибилист может утверждать, что встретил указанное выше требование как идентификация и, следовательно, ответственность совместим с детерминизмом.

Другой влиятельный отчет — от Фишера и Равиццы (1998; см. также Fischer 1994). Один из уроков FSC заключается в том, что объяснение моральная ответственность должна быть найдена в фактической последовательности, ведущей к на выбор и действие агента. В случае с Блэк-Джонсом, что происходит в альтернативной последовательности, в которой вмешиваются черные, не относящиеся к ответственности Джонса.Это даже не понятно что Джонс делает что-либо в альтернативной последовательности (§4.2.2). Следовательно, его моральная ответственность должна быть основана на том, что на самом деле происходит, когда Джонс выбирает самостоятельно голосовать за республиканца. Фишер и Равицца утверждают, что соответствующая часть фактического последовательность включает «механизм реагирования на причины» производство по выбору Джонса. Пока Джонс размышляет, его совещательный факультеты чувствительны к причинам голосовать за демократа, а также причины голосовать за республиканца.Как оказалось, последний перевешивают первое, но все же существует сценарий, в котором причины голосовать за демократа перевешивают те, кто голосует за Сговорчивые способности республиканцев, Джонса чувствительны к этому. факт, и он голосует соответственно. В этом смысле его совещательный факультеты могут реагировать на конкурирующие причины. (Этот дружественный к демократам сценарий необязательно должен быть доступен Джонсу; мы можем таким образом сохранить Ограничения Франкфурта.) Предположим, что при соответствующем фоновые условия, разумная отзывчивость обеспечивает моральную ответственности, компатибилист удовлетворил прежнее требование: наличие механизма реагирования на причины выглядит совместимым с детерминизм.

Отчет Фишера и Равиццы допускает, что контроль над сортом требуется для моральной ответственности. Один из видов контроля над выбор и действия — это вопрос наличия альтернатив: в в этом смысле условие управления эквивалентно отклоненному PAP; Фишер и Равицца называют это «регулирующим контролем». Но есть еще один вид, «управляемый контроль», который не требует, чтобы у агента были доступные альтернативы, и это то, что учет причины реагирования пытается захватывать.Джонс руководит своими действиями в соответствующем смысле, и для этого разум может нести ответственность за то, что он делает, даже если из-за черных и его компьютер, Джонс не имеет регулирующего контроля.

5.2 Инкомпатибилизм без ПАП

Несмотря на компатибилистские теории, разработанные вслед за FSC, некоторые философы остались убеждены, что даже если PAP ложен, детерминизм исключает ответственность. Компатибилист бросит вызов таких философов, чтобы объяснить, почему это так, если не потому, что детерминизм блокирует все альтернативы.

Один из ответов на этот вызов был в предыдущем разделе. Другой изменяет аргумент следствия так, чтобы он не полагался на PAP. Это «Прямой аргумент», прямой потому что он не проходит через PAP. Его можно реконструировать по следующие строки (формальная версия находится в van Inwagen 1980):

П1.
Если детерминизм верен, то Курт ворует Джона обед — неизбежное следствие факторов (а именно далекой прошлое и законы), за которые Курт не несет моральной ответственности.
P2.
Если человек не несет моральной ответственности за X и Y является неизбежным следствием X , то этот человек не нести моральную ответственность за Y .
С.
Следовательно, если детерминизм верен, то Курт морально не ответственен за кражу обеда Джона.

Первая посылка P1 следует из определения детерминизма как а также некоторые вспомогательные утверждения о моральной ответственности.P2 — это «Передача непорочности»; что бы еще можно было сказать что касается этой предпосылки, она не требует PAP. И вывод, который можно обобщить, следует из P1 и P2. Но пока этот аргумент не апеллирует к PAP, похоже, что FSC могут быть использованы против P2, передача непорочности. Наличие черных, за что мы можем вряд ли виню Джонса, делает выбор в пользу республиканцев неизбежным, но Джонс несет моральную ответственность за такой выбор (см. Введение Фишера в его 1986 год; Fischer & Ravizza 1998: гл.6; и для более подробного обсуждения, Stump 2000; Маккенна 2008).

Связанный ответ на компатибилистский вызов лежит в «Источник инкомпатибилизма» или «причинно-следственная история» инкомпатибилист »(Стамп 1990; Кляйн 1990; Перебум 1995, 2001; Загзебский 2000). В условиях детерминизма вы не являетесь источником — в по крайней мере, окончательный источник — ваших действий. Скорее, источники ваших действий находятся в далеком прошлом. Этот момент, кажется, подрывает вашу ответственность, по крайней мере, один желательная форма этого (Mele 1996).Какими бы ни были достоинства источника инкомпатибилизм, он решает проблему компатибилизма, поскольку почему детерминизм угрожает моральной ответственности, а именно вне источника — но не апеллируя к его блокированию альтернативы, а значит, и без PAP. Таким образом, FSC сдвигают оспаривать альтернативы природе и важности источник. (Некоторые инкомпатибилисты-источники принимают PAP или связанный принцип — см., например, Kane 1996; Timpe 2013: гл. 9 — но пока мы предполагаем, что PAP ложный.)

5.3 Принципы замены

Одним из результатов FSC стал длинный список принципов, похожих на в PAP, но намеревался улучшить его. Некоторые из них сохраняют PAP сосредоточиться на действии, в то время как другие переключаются на ответственность за последствия или упущения (§1.2). В этом последнем разделе представлены примеры некоторых из этих принципов замены.

5.3.1 Ответственность за действия

Эта запись предполагает, что предлагаемое условие PAP предназначено для быть объяснительным, а не просто необходимым для ответственности.(Не все необходимые условия являются пояснительными, как и любая проблема в стиле Евтифрона. покажет.) То есть смысл принципа состоит в том, что когда человек не имеет альтернатив, по крайней мере, частично это в силу этого что она не несет моральной ответственности (Fischer 1994: 140; Pereboom 2001: 25). Однако в своей формулировке PAP кажется слишком слабым для этой цели, поскольку похоже, что это позволяет любое альтернативное действие для удовлетворения его требований. Предположим, что, когда Курт украл обед у Джона, он альтернатива, но это было так далеко от его разума, так не имело отношения к его обстоятельства, которые он никогда не рассматривал: Курт мог бы сесть и насвистывал мелодию.Хотя это альтернатива воровству Обед Джона, это не тот вид, который потенциально может объяснить его ответственность. Таким образом, обнаружив, что ПАП слишком слабый, Маккенна усиливает его требования:

PAP-значимый : человек несет моральную ответственность за A -ing только в том случае, если она могла выполнить какое-либо альтернативное действие B таким образом, что (i) B -ing находился под ее контролем; (ii) B -ing менее морально плохой, чем A -ing; и (iii) это будет были разумными ее огнями для нее, чтобы рассматривать B -ing как альтернатива A -ing.(упрощено из McKenna 2003: 209)

Условие (i) напоминает предыдущее обсуждение устойчивости. (§4.2.2), но (iii) сейчас в центре внимания, поскольку это показывает, почему Курт альтернативы сидячему свистку недостаточно, чтобы обосновать его ответственность: для него было неразумно рассматривать это как вариант. Маккенна отвергает ППА как «слишком инклюзивный», отдавая предпочтение вместо этого принцип с этими более значительными ограничениями. Имея сказал это, он утверждает, что даже этот улучшенный принцип FSC, который, однако, оставляет открытым множество несущественных альтернативы, чтобы успокоить либертарианские опасения (см. Робинсон, 2014 г.) критическое обсуждение).

Один очевидный урок из PAP-значимого заключается в том, что, в отличие от упрощая допущение, принятое в начале этой статьи, нельзя четко отделить условие моральной ответственности ЛПА от эпистемические требования (ср. Mele 2010). В частности, для того, чтобы альтернативы, чтобы считаться пояснительными в соответствующем смысле, они должны быть разумным с точки зрения агента. Похожий запутанности возникают, когда кто-то принимает во внимание историческую оговорку PAP (§3.3; см., например, Ginet 1996; Экстром 2000: 211).Лютер отвечает за его дерзкий поступок, даже если в то время он не мог поступить иначе. Его ответственность можно «проследить» до прошлого самообразования. выбор, в котором он мог поступить иначе. Если это поможет объяснять свою ответственность перед Карлом V, кажется, как если Лютер должен был в прошлом знать, по крайней мере в общих чертах, как этот выбор определит его будущие действия. Но если есть такие эпистемологические условия в историческом всаднике PAP, могут быть проблемы, обычные случаи (не FSC), в которых человек отвечает за ее действие при т , не может при т делать в противном случае, и все же чья ответственность не может быть связана с выбором в прошлое с соответствующими эпистемическими полномочиями.(См. Варгас 2005 г., и для обсуждения: Fischer & Tognazzini 2009; Шабо 2015г.)

Стоит рассмотреть и другие варианты замены PAP, ориентированные на действия. Но поскольку большую часть этой записи играли в игру, заключительные подразделы рассматривают ответственность за что-то другое чем действие: последствия и упущения.

5.3.2 Ответственность за последствия

Кажется очевидным, что иногда мы несем ответственность за последствия наших действий (инакомыслие см. во Франкфурте, 1983 г.).Напомним, что Меган виноват не только в том, что испортил чай Шона, посыпав солью в нем (действие), но из-за испорченного чая Шона ( последствие). Назовите это последствие «положением дел». Возможно, кто-то также может отвечать за положение дел, которое не являются последствиями действий. Домовладелец несет ответственность из-за опасной дыры в раковине, образовавшейся на ее заднем дворе, не потому, что всего, что она сделала, но просто из-за халатности. Однако нужно рассматривать такие случаи, здесь они отложены, чтобы сосредоточиться на состояниях дела, которые более четко являются последствиями действий.И нет как ни странно, существует замена PAP, прямо об этих (этот принцип и многое из того, что следует за ним, адаптировано из van Inwagen 1978; ср. Ginet 1996: 403):

PAP-последствия: человек несет моральную ответственность следствие того, что она сделала, только если бы она могла предотвратить Это.

Это имеет такую ​​же первоначальную привлекательность, как и PAP. Если в результате чего Меган все равно случилось бы — если бы это было для нее, неизбежно — тогда трудно понять, как ее можно хвалить или обвиняют в этом.Действительно, примеры, поддерживающие PAP (§2.2) также могут быть адаптированы для поддержки этого нового принципа. Если это неуместно хвалить человека за «щедрость» пожертвование на благотворительность, когда оно вызвано принуждением к пожертвованию вещи прочь, также неуместно хвалить этого человека за Последствие этого действия, а именно непредвиденная прибыль благотворительной организации. И причина в том, что донор не мог предотвратить это состояние дела от получения.

Однако более актуальным для выражения опасений является то, что эта замена могут быть неуязвимы для примеров, которые преследуют PAP.Вернуться к нашему центральный FSC: Похоже, что Джонс отвечает за голосование за республиканцев. (действие), потому что он делает это сам по себе, по своим причинам. Но теперь рассмотрим итоговое положение дел, скажем, республиканское имея еще один голос. Это получилось бы независимо от того, что Джонс сделал или не смог сделать сам. Благодаря Блэку получение положение дел не зависит (как действия Джонса) от того, как все происходит в соответствии с собственными совещательными процессами Джонса. Один таким теряет всякий смысл, в котором Джонс является автором следствия, и с ним любой смысл, в котором он несет ответственность.Это создает пространство между PAP-Consequences и PAP, позволяя первому стоять, когда последний падает.

Здесь положение вещей универсально: голосует ли Джонс за Республиканец по собственному желанию или из-за вмешательства Блэка, один и получается то же следствие. Таким образом, объект морального оценка (положение дел) не влияет на то, как на самом деле иду за Джонсом. Но дело обстоит иначе, если последствия вместо этого истолковывается как конкретная особенность, что-то произведенное Джонс в реальном сценарии.В таком случае PAP-последствия выглядят уязвимы для FSC точно так же, как и PAP. Когда Джонс голосует за республиканец, конкретное следствие — это событие одного голоса за республиканца — кажется, что-то, что Джонс произвел сам и, таким образом, несет ответственность. (Получится ли численно то же событие в контрфактический сценарий — спорный вопрос, решение которого может дать вариант рассмотренной стратегии «мерцания» в §4.2.2.) В любом случае продолжим предполагать, что следствием является (универсальное) положение дел.

Может ли эта замена выпадать на FSC даже при таком предположении? В Вышеупомянутая защита предполагает, что нет, но это не помешало философам от попыток и с помощью множества примеров (например, Heinaman 1986; Rowe 1989; Кляйн 1990: гл. 2; Fischer & Ravizza 1998: гл. 4). Вот это одна мысль мотивировать такой проект: даже если в результате действия агента были неизбежны, мы все еще можем понять ее вызывая такое положение дел, которое, таким образом, выглядит как результат чего-то, что она сделала, даже если бы это все равно было бы получено.Возможно, этого достаточно, чтобы положение дел стало восприимчивым к фактическая последовательность, в которой это было произведено, обосновывая моральная ответственность, как того требует FSC. Роу (1989), например, Представляет, что вы едете в поезде по пути 2, пути, ведущему к безопасная точка остановки. Если вы нажмете переключатель, поезд уедет на другая дорожка, дорожка 1, на которой привязана собака. Без вашего ведома, есть кто-то (Питер), который готов переключить этот переключатель, если вы не надо. Оказывается, вы включаете выключатель. собственный — Питер вообще не действует — и поезд идет Трек 1, убийство собаки.Роу говорит, что вы стали причиной смерти собаки и фактически несут за это моральную ответственность. (Как обычно, предположим, что другие стандартные требования соблюдаются.) Тем не менее, это следствие, собака смерть была неизбежна: ты ничего не мог сделать с предотвратить это. (Для преемника PAP-последствий тот, который может справиться с возможные контрпримеры проще, см. Sartorio 2012.)

5.3.3 Ответственность за упущения

Иногда человек несет ответственность за , а не за действия : Виноват Люк равнодушный спасатель за то, что не смог спасти тонущего пловца.Благодарим Эмили за то, что она не обманывала на тесте Сформулируем еще один замена PAP, в широком смысле слова «упущение», для любых бездействие:

PAP-бездействие : человек несет моральную ответственность за то, что она не сделала, только если бы могла это сделать.

Согласно этому новому принципу, если бы вода была слишком опасной, ради спасения Люк невиновен в своей неудаче. (Он все еще может быть несет ответственность за отказ от попытки или за отказ позвать на помощь.) Точно так же Эмили отвечает за то, чтобы не изменять, только если она могла сделали так.Если из-за боязни быть пойманными она не могла обмануть, или если средства для обмана были для нее просто недоступны, она нельзя было объяснить ее упущение, по крайней мере, в этом случае. PAP-пропуски здесь рассматриваются как отдельный самостоятельный принцип, хотя за таким предположением стоит некоторая метафизика (Clarke 2012; S. Бернштейн 2015). Возникает вопрос, сможет ли он пережить кончина PAP.

Похоже, что нет, поскольку эта замена кажется уязвимой для многих те же аргументы (§3).Но чтобы проверить эту предполагаемую симметрию, сосредоточьтесь, в частности, на том, FSC может быть построен как контрпример к упущениям PAP (van Inwagen 1978, 204–5): Боб видит, как человека грабят и избивают. вне его дома. Подумав, звонить ли в полицию, Боб решает не вмешиваться, рассчитывая, что это не будет стоит хлопот. Таким образом, по своим причинам Боб воздерживается от вызов полиции. Однако Боб не знал, что из-за технологической катастрофы все телефоны в городе отключены порядок и будет часами.Похоже, что Боб не виновный в том, что не вызвал полицию. И правдоподобно, Отсутствие PAP объясняет, почему он не в курсе: из-за телефонная катастрофа, он не мог позвонить в полицию. (Он может по-прежнему нести ответственность за то, что не попытался вызвать полицию, но попытался это то, что он мог бы сделать.) Учитывая текущее предположение, что PAP является ложным, то, что видно из таких примеров, противоречит первоначальному Внешний вид, важная асимметрия:

моральная ответственность за действие не требует свободы воздерживаться от совершения действия, тогда как моральная ответственность за невыполнение действия требует свободы выполнения действие.(Fischer & Ravizza 1991: 262, с аналогичными примерами; они позже отозвать требование асимметрии)

Вот одна попытка объяснить эту асимметрию (Фишер 1985–86: 267–268): моральная ответственность за что-либо — действие, последствия, упущение — требует определенного вид контроля, хотя требуемый вид контроля может варьироваться в зависимости от случая. Теперь представьте, что FSC показывают, в отличие от PAP, что регулирующий контроль (§5.1) не требуется для ответственности за действия: руководство контроль достаточно (при соблюдении других условий моральной ответственности).Однако, когда есть упущения, нет потенциального объекта управление наведением, так как руководить не на что. За пропуски единственный доступный вид контроля для удовлетворения требований контроля — это регулирующий контроль. Неудивительно, что КФС не опровергают PAP-упущения, так как эти случаи снимают единственный вид контроля мог иметь по упущению.

Тем не менее, не все допускают заявленную асимметрию. И ПАП, и Упущения PAP должны исчезнуть вместе (Франкфурт, 1994; Гланнон, 1995; Fischer & Ravizza 1998: гл.5; или встаньте вместе: Swenson 2016). Рассмотрим один последний FSC, на этот раз устраняющий внутреннее упущение «Место ответственности»: выбор (или в данном случае отсутствие одного). Люк, равнодушный спасатель, не может спасти пловец, и он даже не пытается этого сделать по причинам, полностью принадлежащим ему: он ленив и равнодушен. Но теперь добавим это без ведома Луки: если бы он даже подумал о спасении пловца, он бы парализованный непреодолимым страхом, вынуждающий его оставаться в бездействии, даже не выбирая и не пытаясь спасти пловца.Здесь нет сверхдетерминация, потому что страх и лежащая в основе патология остаются бездействует в реальном сценарии: единственные причинные факторы, относящиеся к упущение — это собственные когнитивные состояния и ценности Люка, которые кажется, что он осуществляет своего рода ответственный контроль над своим отказ. Это похоже на подлинный FSC, и если да, то это контрпример. к PAP-пропускам. (Подробнее о значительных сложностях, связанных с с пропусками PAP см. McIntyre 1994; Sartorio 2005; Кларк 2014; Фишер 2017.)

Принцип гуманности | SpringerLink

Часть Международная философская серия Nijhoff серия книг (НИПС, том 22)

Реферат

Кант выражает принцип гуманности (ПГ) следующим образом: «Действуйте так, чтобы относиться к человечеству, будь то в вашей собственной личности или в личности любого другого, никогда просто как средство, но всегда одновременно как цель »(Гр. 429). 1 Это принцип, считает Кант, который описывает поведение полностью рациональных существ по отношению к себе и друг другу, поэтому это принцип, который должен описывать поведение человека (т.е., конечные рациональные) существа по отношению к себе и друг другу. На самом деле Кант предполагает, что если бы каждый человек «следовал» PH, то в результате (без причины) возникло бы царство целей, ein Reich der Zwecke ( ibid ., 433). Обсуждение последней идеи, а точнее Идеи ( Idee ) или даже Идеала ( Ideal ), происходит в следующей главе. Здесь мы будем иметь дело только с принципом гуманности. Ранее часто делались ссылки на PH, и была проделана некоторая предварительная работа по его объяснению, но не было систематического изучения этого принципа как морального принципа — т.е.е., как принцип, предназначенный для руководства действиями и как критерий отличия правильного поведения от неправильного, — еще не реализован. То, что Кант предполагает, что PH может служить таким принципом и критерием, кажется ясным (см. там же, , снова 429).

Ключевые слова

Моральный критерий рационального характера Простая вещь Моральный запрет государства Канта

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами. Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Информация об авторских правах

© Martinus Nijhoff Publishers, Dordrecht 1986

Авторы и филиалы

Нет доступных филиалов

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Принципов закрытия эпистем | Интернет-энциклопедия философии

Принципы закрытия эпистем утверждают, что члены эпистемического набора (например, пропозиций, известных мне ) имеют заданное отношение (такое как известное дедуктивное следствие) только с другими членами этого эпистемического набора.Принцип закрытия знания известным логическим следствием состоит в том, что каждый знает все, что ему известно как логическое следствие чего-то еще, что он знает. Например, если я знаю, что трава зеленая, и я знаю, что трава зеленая, дедуктивно влечет, что трава зеленая или небо синее , тогда я знаю, что трава зеленая или небо синее. Принципы закрытия эпистемы используются в философии множеством способов, но некоторые теоретики отвергают такие принципы, и они остаются спорными.

Некоторые люди видят в принципах замыкания улавливание идеи, которую мы можем добавить к нашему хранилищу знаний, принимая предложения, вытекающие из того, что мы знаем; другие утверждают, что это недоразумение и что в принципах закрытия ничего не говорится о том, как часть знания может быть получена или может быть получена. Например, предложение «У меня есть водительские права, выданные штатом Северная Каролина » влечет за собой, что Северная Каролина — не просто плод моего воображения .Согласно принципу, что знание закрыто при известном следствии, если я знаю первое утверждение и знаю следствие, я знаю второе утверждение. Некоторые, однако, настаивают на том, что это следует отличать от (возможно) ложного утверждения о том, что я мог узнать последнее на основе , зная первое, поскольку мое основание для знания первого предполагает предположение второго (принимая мой чувственный опыт и память в большей или меньшей степени за чистую монету, например).

Принципы закрытия используются как в скептических, так и в антискептических аргументах. Скептик указывает на то, что если кто-то знает, что обычное предложение здравого смысла (например, у кого-то есть руки) истинно, и знает, что это утверждение влечет за собой ложность скептической гипотезы (например, что человек представляет собой мозг без рук в чане, все опыты которых носят галлюцинаторный характер), можно было понять ложность скептической гипотезы в силу того, что знание закрыто под известным следствием.Поскольку нельзя знать ложность скептической гипотезы (по крайней мере, так утверждает скептик), нельзя также знать истинность утверждения здравого смысла о том, что у человека есть руки. В качестве альтернативы антискептик может настаивать на том, что мы действительно знаем истинность утверждения здравого смысла, и, следовательно, в силу принципа закрытия мы можем знать, что скептическая гипотеза ложна. Хотя принцип закрытия иногда используется антискептиками, некоторые рассматривают отказ от закрытия как ключ к опровержению скептика.

Содержание

  1. Закрытие знания в условиях известного воздействия
    1. Закрытие знания под пленом
    2. Закрытие знания под известным ограничением
    3. Обоснование, закрытие одного и нескольких помещений
  2. Философское использование принципа закрытия
  3. Экстерналистские отчеты о знаниях и отказ от закрытия
    1. Эпистемический экстернализм и интернализм
    2. Отслеживающий отчет Нозика о знаниях и неудачах закрытия
    3. Экстерналистский отчет Дрецке о знаниях и закрытии неудач
    4. «Отвратительные союзы»
    5. Альтернативные антискептические стратегии, не отвергающие закрытие
    6. Некоторые скептические аргументы не используют закрытие
  4. Догматизм и отказ от закрытия
  5. Парадокс McKinsey, закрытие и отказ передачи
    1. Парадокс McKinsey
    2. Дэвис, Райт и разница между закрытием и передачей
  6. Обычные предложения, предложения по лотерее и закрытие
  7. Ссылки и дополнительная литература
    1. Список литературы
    2. Дополнительная литература

1.Закрытие знания под известным ограничением

а. Закрытие знания под пленом

Множество закрывается по определенному отношению, если все элементы множества имеют отношение только к другим членам множества. Множество истинных суждений замкнуто по причине следствия, потому что истинные суждения влекут за собой только другие истины. Поскольку ложные предложения иногда влекут за собой истины, ложные предложения не замыкаются следствием. Принципы эпистемической закрытости гласят, что члены эпистемического набора (например, мои обоснованные убеждения ) закрыты в рамках данного отношения (которое может быть неэпистемическим отношением, например следствием, или эпистемическим отношением, например известным следствием).

Простой принцип замыкания — это принцип, согласно которому знания закрываются по влечению:

Если субъект S знает, что p , а p влечет за собой q , то S знает, что q .

Менее схематично, это говорит о том, что если кто-то знает, что одна вещь истинна, а известное утверждение логически влечет за собой вторую, то он знает, что вторая вещь истинна. У этого принципа есть очевидные контрпримеры. Сложная теорема логики вытекает из чего угодно (и, следовательно, из любого известного предложения), но можно не осознавать этого и, таким образом, не поверить (или даже понять) теорему.Поскольку нужно, по крайней мере, верить утверждению, чтобы знать, что оно истинно, мы видим, что можно не знать чего-либо, вытекающего из чего-то еще, что он знает. Кроме того, даже если предложение вытекает из чего-то, что известно, если кто-то поверит в предложение в результате какого-то эпистемически неоправданного процесса, он не сможет узнать суждение (поскольку его вера в него будет необоснованной). Например, если кто-то знает, что сегодня приступит к новой работе, а затем приходит к выводу, что он либо начнет новую работу сегодня, либо встретит красивого незнакомца, основываясь на свидетельстве своего астролога, то, возможно, он не сможет узнать правду. вызванной дизъюнкции.

г. Закрытие знания под известным ограничением

Более правдоподобно, что знание закрыто под известное следствие:

Если S знает, что p , и знает, что p влечет за собой q , то S знает, что q .

Однако, как уже говорилось, этот принцип кажется уязвимым для контрпримеров, подобных только что обсужденным. Субъект может не объединить свои знания о p со знанием того, что p влечет за собой q и, таким образом, вообще не сможет вывести q .Кто-то может знать, что у нее десять пальцев, а если у нее десять пальцев, то количество ее пальцев непростое, но просто не беспокоиться о том, чтобы делать выводы и формировать убеждение, что количество ее пальцев не простое. В качестве альтернативы, хотя субъект мог прийти к вере q , правильно сделав вывод из чего-то еще, что она знает (поскольку она осведомлена о следствии), вместо этого она могла бы поверить q через какое-то другое, эпистемологически неоправданное, процесс.

Как мы можем уловить идею о том, что можно пополнить свой запас знаний, признавая и соглашаясь с тем, что влечет за собой то, что он уже знает? Эта формулировка кажется подходящей:

Если S знает, что p , и приходит к выводу, что q , правильно выводя это из своего убеждения, что p , то S знает, что q .

Менее формально, если я знаю одно, правильно выводю из этого другое и прихожу к вере во вторую вещь, выводя ее таким образом, тогда я знаю, что вторая вещь истинна.Этот принцип исключает контрпримеры, в которых субъект не верит в вытекающее утверждение (и, следовательно, не знает его) или приходит к вере в вытекающее утверждение по плохим причинам (и, таким образом, не знает утверждения). (Впредь использование в этой статье фразы «принцип закрытия знания при известном следствии» следует рассматривать как относящееся к этой предпочтительной формулировке принципа).

В предшественник этого принципа встроено так много, что теперь он может показаться тривиальным, но, как мы увидим, это оспаривается по разным причинам.

г. Обоснование, закрытие одного и нескольких помещений

Похоже, у нас есть аналогичные основания для предположения, что оправданное убеждение закрыто известным следствием. Эпистемически оправдано верить в то, что он правильно выводит из обоснованных убеждений. Это отражает идею о том, что один из способов пополнить запас обоснованных убеждений — это верить в то, что вытекает из ваших обоснованных убеждений. Когда аргументы веские, обоснование посылок переносится на вывод.

Сам факт того, что обоснование является (обычно считается) одним из необходимых условий знания, не означает, что оправдание закрывается при тех же операциях (таких как известное следствие), которым закрыто знание. Как указал Стивен Хейлз (1995), рассуждать таким образом — значит совершать ошибку разделения: делать вывод из того факта, что все имеет определенное качество, что каждый из его компонентов также должен обладать этим качеством. Например, из того факта, что клуб ликования громкий, не следует, что каждый или даже любой из певцов в клубе хоровода громкий.Знание может быть закрыто при известном следствии, даже если оправданное убеждение таковым не является, если все контрпримеры к закрытию оправдания были примерами, в которых обоснованное убеждение отсутствовало по крайней мере одним из необходимых условий для знания. Однако, похоже, нет особых причин полагать, что это так. ( Подробнее об этом см. Brueckner 2004).

Принципы закрытия, рассмотренные до сих пор, являются примерами закрытия одного помещения .Например, знание того, что данная конкретная посылка истинна, в сочетании с правильным выводом из этой посылки заключения, кажется, гарантирует, что он знает заключение. Также существует несколько принципов закрытия помещений . Вот пример:

Если S знает, что p , и знает, что q , и S считает, что r , правильно выводя его из p и q , то S знает, что r .

То есть, если я знаю, что две вещи истинны, и могу вывести третью из первых двух, то я знаю, что третья истина. Есть веская причина сомневаться в нескольких принципах обоснования закрытия помещения, таких как

Если S обоснованно полагает, что p , и обоснованно полагает, что q , а S правильно выводит r из p и q , то S оправданно полагает, что r .

Примеры лотереи показывают сложность. Учитывая, что существует миллион лотерейных билетов и что только один из них должен выиграть, это правдоподобно (хотя и не очевидно), что для любого конкретного лотерейного билета я вправе полагать, что он проиграет. Так что я вправе полагать, что первый билет проиграет, второй билет проиграет и так далее для каждого билета. Но если я знаю, что существует миллион билетов, и у меня есть все основания полагать, что каждое из миллиона требований о том, что билет n проиграет, и я могу правильно сделать вывод из этих утверждений, что ни один билет не выиграет, то при закрытии я было бы оправдано заключить, что ни один билет не выиграет, что по гипотезе неверно.Обоснованная вера подвержена ошибкам в том смысле, что можно оправдать веру во что-то, даже если есть вероятность того, что он ошибается; соедините достаточное количество правильных оправданных, но ошибочных убеждений, и результирующее соединение вряд ли будет истинным и, следовательно, неоправданным.

Если знание, как и обоснованное убеждение, подвержено ошибкам (скажем, требуется только 99,9% уверенности), то несколько принципов закрытия посылок для знания также потерпят неудачу. Можно быть достаточно уверенным в знании каждого из тысячи утверждений («Я не умру сегодня»; «Я не умру завтра»;…; «Я не умру ровно через 569 дней после сегодняшнего дня» и т. Д.), но недостаточно уверенности в сочетании этих утверждений («Я не умру ни в один из следующих тысяч дней»), чтобы знать это, даже если это вместе вытекает из этих тысяч известных утверждений (и, следовательно, истинно). Однако ошибочность знания гораздо более спорна, чем ошибочность обоснованного убеждения.

Точно так же можно подумать, что закрытие справедливо для различных типов знаний, таких как a priori знаний (т.е. знания, полученные не через чувственный опыт, чтобы немного упростить).Если кто-то знает априори , что p , и знает априори , что p влечет за собой q , тогда он знает априори , что q . Интуитивно кажется, что если кто-то знает посылки аргумента a priori и способен обоснованно вывести вывод из этих посылок, он также будет знать заключение a priori . Однако этот последний пункт имеет более слабую основу, как обсуждалось в разделе 5b.

2.Философское использование принципа закрытия

Принцип замыкания, теперь пригодный для работы с прямыми контрпримерами, использовался в скептических и антискептических аргументах, в поддержку догматического отказа обращать внимание на доказательства, которые идут вразрез с тем, что известно, для генерации парадокса самопознания. и для многих других философских целей. Эти виды использования кратко описаны в этом разделе и более подробно в последующих разделах.

Скептик может возразить следующим образом:

  1. Я не знаю, что я не искусственно стимулированный мозг без рук в чане.
  2. Я знаю, что У меня есть руки влечет за собой Я не искусственно возбужденный мозг без рук в чане .
  3. Если я знаю одно и знаю, что это влечет за собой второе, то я знаю и второе. (Закрытие)
  4. Таким образом, я не знаю, что у меня есть руки. (Из 2 и 3, если бы я знал, что у меня есть руки, я бы знал, что я не мозг в чане, в отличие от 1).

Если бы кто-то действительно знал, что обычное утверждение здравого смысла истинно, он мог бы вывести из него ложность скептического утверждения и прийти к выводу, что скептическое утверждение ложно (путем закрытия).Тот факт, что никто не может знать, что скептическое утверждение ложно (согласно первой посылке), демонстрирует, что на самом деле никто не знает, что утверждение здравого смысла также истинно. ( См. Также Современный скептицизм).

Но modus tollens одного человека (вывод из , если p, то q и not-q , к выводу not-p ) — это modus ponens другого человека (вывод из , если p, то q и p к заключению q ), как мы можем видеть из антискептических аргументов, связанных с G.Э. Мур. ( См. Мур 1959).

  1. Я знаю, что у меня есть руки.
  2. Я знаю, что У меня есть руки влечет за собой Я не искусственно возбужденный мозг без рук в чане .
  3. Если я знаю одно и знаю, что это влечет за собой второе, то я знаю и второе. (Закрытие)
  4. Таким образом, я знаю, что я не искусственно возбужденный мозг без рук в чане.

Из того факта, что кто-то знает, что у нее есть руки, а это несовместимо со скептической гипотезой, согласно которой ее руки иллюзорны, можно сделать вывод и, таким образом, прийти к пониманию (если заключение верно), ложность скептической гипотезы.

Принцип замкнутости может использоваться даже в защиту догматического отказа от любых непокорных доказательств, которые противоречат тому, о чем человек думает сам. Аргумент следующий (адаптировано из Harman 1973):

  1. Я знаю, что моя машина припаркована на участке А. (Допустим)
  2. Я знаю, что если моя машина припаркована на участке А, и есть свидетельства того, что моя машина не припаркована на участке А (скажем, свидетельство того, что автомобиль буксировался), то доказательства вводят в заблуждение. (Аналитический, поскольку доказательства против истины должны вводить в заблуждение)
  3. Таким образом, я знаю, что любые доказательства того, что моя машина не припаркована на участке А, вводят в заблуждение.(Закрытие)
  4. Я знаю, что есть доказательства того, что моя машина не припаркована на участке А. (Допустим)
  5. Таким образом, я знаю, что это свидетельство (свидетельство того, что мою машину буксировали) вводит в заблуждение. (Закрытие)
  6. Если мне известно, что какое-либо доказательство вводит в заблуждение, то мне следует проигнорировать его. (Аналитический)
  7. Таким образом, я должен игнорировать любые доказательства того, что моя машина не припаркована на участке А. (с 5 и 6)

Однако этот результат кажется парадоксальным, поскольку большинство заявило бы, что игнорировать все свидетельства против того, что человек сам хочет знать, эпистемически безответственно, просто потому, что это свидетельство против того, что человек хочет знать.Это правдоподобно (хотя и не очевидно), что человек берет себя за то, чтобы знать все, во что он верит (рассматриваемый индивидуально). Если это сочетается с приведенным выше аргументом, это означает, что следует игнорировать любые свидетельства против того, во что он верит. Это кажется еще более непродуманной политикой.

Принцип замкнутости также занимает видное место в парадоксе самопознания и знания внешнего мира. Сейчас широко признано, что некоторые мысли индивидуализируются извне.То есть есть некоторые мыслительные содержания, которые нельзя было бы иметь, если бы он не находился в определенной среде или лингвистическом сообществе. С этой точки зрения, никто не мог подумать, что мысль о том, что вода мокрая, не связана с окружающей средой с водой или, по крайней мере, с какой-то причинной связью с водой. Учитывая экстернализм содержания, кажется, мы можем утверждать следующее (аргумент принадлежит McKinsey 1991):

  1. Я знаю, что у меня есть ментальное свойство M (скажем, мысль, что вода мокрая).(Предположим привилегированный доступ к собственным мыслям)
  2. Я знаю, что если у меня есть умственное свойство M (мысль о том, что вода мокрая), то я отвечаю внешним условиям E (скажем, живу в среде, содержащей воду). (Экстернализм по отношению к содержанию)
  3. Если я знаю одно и знаю, что это влечет за собой второе, то я знаю второе. (Принцип закрытия знания при известном следствии).
  4. Таким образом, я знаю, что отвечаю внешним условиям E (а именно, что я живу в окружении, содержащем воду).(Из 1, 2 и 3)

Вывод следует из применения принципа замыкания, но парадоксальным является то, что кажется, что знание, которое приписывается в предпосылках, зависит только от рефлексии (самоанализ плюс априори рассуждений), тогда как знание, приписываемое в посылках, зависит только от рефлексии. вывод эмпирический. Если посылки верны и завершенность верна, я могу узнать эмпирический факт только с помощью рефлексии (поскольку я знаю его на основе посылок, которые можно узнать только с помощью рефлексии).Кажется, что-то пошло не так, и неясно, какая предпосылка, если таковая имеется, является виновником.

Принципы закрытия фигурируют в другой философской головоломке, касающейся знания «обычных предложений», которые мы обычно узнаем сами, и «лотерейных предложений», тех, о которых мы, хотя и весьма вероятно, обычно не думаем знать. Предположим, что кто-то изо всех сил пытается получить доход пенсионера. Кажется правдоподобным сказать, что известно, что в этом году особняк на Французской Ривьере не по карману.Однако то, что в этом году особняк будет не по карману, влечет за собой то, что в лотерею не выиграют. По принципу закрытия, поскольку каждый знает, что он не сможет позволить себе особняк, и знает, что это влечет за собой то, что он не выиграет в лотерею, он должен знать, что он не выиграет в лотерею. Однако очень немногие склонны соглашаться с тем, что никто не выиграет в лотерею. В конце концов, есть шанс выиграть.

3. Внешние отчеты о знаниях и отказ от закрытия

а.Эпистемический экстернализм и интернализм

Чтобы определить, есть ли у кого-то эпистемологические основания верить во что-либо, нужно делать это с определенной точки зрения. Можно рассмотреть точку зрения агента, который придерживается убеждений, или кого-то, кто владеет всей соответствующей информацией (которая может быть недоступна для агента). Проще говоря, те, кто учитывает только точку зрения субъекта при оценке его эпистемического обоснования, являются эпистемическими интерналистами, а те, кто принимает точку зрения человека, обладающего всей соответствующей информацией, являются эпистемическими экстерналистами.Отчет об эпистемическом оправдании является интерналистским, если он требует, чтобы все элементы, необходимые для того, чтобы убеждение агента было эпистемически оправданным, были когнитивно доступны для агента; то есть эти элементы (скажем, доказательства или причины) должны быть внутренними для точки зрения агента. С другой стороны, экстерналистские теории оправдания допускают, что некоторые элементы, необходимые для эпистемического обоснования (такие как убеждение, порождаемое процессом, который объективно делает его истинным), могут быть когнитивно недоступными для агента и внешними по отношению к нему. точка зрения агента.

Существует так много разновидностей интернализма и экстернализма, что дальнейшее обобщение опасно. Рассмотрение соответствующих трактовок теории проблемы индукции иллюстрирует основное различие между ними. Как известно, Юм утверждал, что, хотя мы полагаемся на индуктивные выводы, у нас нет доступа к не вызывающим вопросов оправданиям для этого, поскольку наши единственные основания полагать, что индукция будет по-прежнему надежной, — это то, что она всегда была надежной. Это индуктивное обоснование веры в то, что индукция эпистемически оправдана.Если Юм прав, то типичный интерналист признает, что убеждения, основанные на индуктивных рассуждениях, не являются эпистемически оправданными. Экстерналист, однако, может настаивать на том, что такие убеждения оправданы, при условии, что индуктивное рассуждение на самом деле является процессом, который надежно порождает в основном истинные убеждения, независимо от того, имеет ли агент, который индуктивно рассуждает, доступ к этому факту или нет. С другой стороны, эпистемический интерналист мог бы оценить убеждения мозга в чане или жертв обмана картезианского злого демона как эпистемически оправданные, при условии, что они были сформированы таким образом, который кажется разумным с точки зрения агента. (мозг в чане), например, при тщательном рассмотрении доказательств (доказательства, хотя и вводящие в заблуждение).Однако эпистемический экстерналист, скорее всего, оценил бы убеждения такого агента как необоснованные на основании доказательств, недоступных агенту, например, что процессы формирования убеждений, на которые он полагается, делают его убеждения ложными.

По большей части, интерналистские представления о знании апеллируют к интерналистской концепции эпистемологического обоснования, а экстерналистские представления о знании используют экстерналистскую концепцию оправдания. (С другой стороны, кто-то может быть интерналистом в отношении обоснования и экстерналистом в отношении знания, отвергая точку зрения, что эпистемическое обоснование является одним из требований к знанию.Возможно, самая большая проблема для закрытия принципов знания исходит от экстерналистских теорий познания, в частности, из теорий Роберта Нозика и Фреда Дрецке.

г. Отчет Нозика об отслеживании знаний и неудачи закрытия

Многим кажется, что какая-то версия принципа замыкания должна быть верной. Идея о том, что ни одна из версий этого принципа не является истинной, по словам одного известного эпистемолога, «одна из наименее правдоподобных идей, пришедших к нам с философской точки зрения в последние годы.(Feldman 1995) Тем не менее, философы выступали против принципа эпистемической закрытости по разным причинам. Один серьезный вызов закрытию возник от тех, кто предложил «отслеживающий» анализ знаний (в частности, Нозик, 1981). Согласно теории отслеживания, знать, что p означает отслеживать истину p . То есть истинная вера в то, что p является знанием тогда и только тогда, когда выполняются следующие два условия: если бы p не было так, никто бы не поверил, что p , и если бы было p , то один Поверил бы, что р .Чтобы верить в то, что p было знанием, вера должна быть чувствительна к истине или ложности p ; эта чувствительность улавливается двумя вышеупомянутыми сослагательными состояниями. Кто знает, что Олбани — столица Нью-Йорка, только если бы не поверили, если бы это было ложью, и поверили бы, если бы это было правдой. ( См. Также эпистемологию Роберта Нозика).

Это экстерналистская теория познания, потому что независимо от того, удовлетворяет ли агент сослагательным условиям знания, он может быть когнитивно недоступен для агента.Чтобы оценить убеждение агента в отношении того, соответствует ли оно этим условиям, может потребоваться принять точку зрения человека, информация которого недоступна для агента.

Давайте проиллюстрируем это на примере, аналогичном собственному Нозику (1981, 207). Пусть p будет убеждением, что кто-то сидит в кресле в Иерусалиме. Пусть q будет убеждением в том, что чей-то мозг не плавает в резервуаре на Альфе Центавра, а искусственно стимулируется, чтобы заставить человека поверить в то, что он сидит в кресле в Иерусалиме.Предположим, кто-то действительно верит, что p . В «ближайших» контрфактических ситуациях (если использовать терминологию одного описания условий истинности для сослагательных наклонений), в которых p ложно (скажем, кто-то стоит в Иерусалиме или кто-то сидит в Тель-Авиве), никто не будет верю р . В близких контрфактических ситуациях, когда кто-то сидит в Иерусалиме, действительно верит, что p . Вера в p отслеживает истину p и, таким образом, считается знанием.

С другой стороны, предположим, что вы действительно уверены, что q . Однако, если бы кто-то поверил, что q были ложными (и кто-то действительно находился в этом затруднительном положении на Альфе Центавра), он все равно бы поверил (ошибочно), что он не был в Альфе Центавра ( q ). Считается, что q, хотя на самом деле истинно, не отслеживает истинность q (сохраняется, когда q истинно, но не когда q ложно). Следовательно, вера в то, что q не считается знанием.

Как это относится к закрытию знания? Утверждение, что кто-то сидит в Иерусалиме (, стр. ), подразумевает, что его мозг не плавает в резервуаре в Альфе Центавра, а стимулируется так, чтобы заставить человека думать, что он сидит в Иерусалиме ( q ). Мы можем предположить, что можно правильно вывести q из p . Даже в этом случае, поскольку кто-то полагает, что p отслеживает истинность p и считается знанием, а кто-то полагает, что q этого не делает, знание не может быть закрыто известным следствием.Можно знать, что p , и знать, что p влечет за собой q (и прийти к убеждению, что последнее, правильно выведя его из первого), и все же не знать, что q .

У учетной записи

Нозика есть как минимум два достоинства. Во-первых, отслеживающий анализ знаний правдоподобен. Во-вторых, отказ от закрытия позволяет нам согласовать следующие два утверждения, оба из которых кажутся правдоподобными, но казались несовместимыми: (1) мы действительно знаем много утверждений здравого смысла, таких как , что у меня есть руки , и (2 ) мы не знаем, что скептические гипотезы, такие как , что я — искусственно стимулированный мозг без рук в чане , ложны.Одним из недостатков теории познания является то, что она опровергает скептицизм, но при этом учитывает правдоподобность и убедительность доводов скептиков против утверждений здравого смысла о знании. И скептик, и мурский антискептик здесь не оправдывают ожиданий. Скептик должен отрицать наши утверждения о знании здравого смысла, а мурцы должны утверждать, что мы можем знать ложность скептических гипотез. Пока мы принимаем принцип замкнутости, скептики мы или антискептики, мы не можем утверждать, что мы знаем утверждения здравого смысла и что мы не знаем, что скептические гипотезы ложны, поскольку мы знаем, что утверждения здравого смысла влекут за собой ложность скептических предположений.Знание истинности утверждений здравого смысла, если знание закрыто известным следствием, будет гарантировать нам знание того, что скептические гипотезы ложны. Ссылаясь на нашу неспособность знать, что скептические гипотезы ложны, скептик применяет modus tollens и делает вывод, что мы не должны знать утверждения здравого смысла. Отказ от закрытия блокирует этот шаг скептика.

Это не означает, что нет правдоподобных контрпримеров к отслеживанию знаний.Я могу знать, что моя мать не убийца, поскольку она была со мной, когда произошло убийство. Но, наоборот, если бы она была убийцей, я бы все равно поверил, что это не так, потому что, в конце концов, я не мог поверить в такие вещи своей матери. Моя вера в то, что моя мать не убийца, не позволяет отследить правду, поскольку я бы поверил в это, даже если бы это было ложью, но мне кажется вполне правдоподобным, что я знаю, что она не убийца, поскольку мои доказательства ее невиновности весьма убедительны. — Моя мама не может быть в двух местах одновременно.Отслеживающие аккаунты, подобные аккаунту Нозика, в котором не упоминаются причины, по которым агент вызывает данное убеждение, кажутся уязвимыми для таких контрпримеров.

г. Экстерналистский отчет Дрецке о знании и неудаче закрытия

Дрецке описывает знание следующим образом: истинная вера в то, что p на основе разума R является знанием, что p , если только (i) его убеждение, что p основано на R и (ii) R не будет удерживаться, если p были ложными.Менее формально мы можем сформулировать это следующим образом: человек знает, что данное утверждение истинно, только если у него есть причина полагать, что оно истинно, и у него не было бы этой причины верить этому, если бы оно не было правдой. ( См. Дрецке 1971). Это внешняя учетная запись, потому что вопрос о том, соответствует ли агент условиям (i) и (ii) выше, может быть недоступен для агента. Можно было поверить утверждению на основании определенной причины, не имея возможности объяснить, насколько он полагается на эту причину, и не зная, будет ли у него все еще причина, если утверждение будет ложным.Например, кто-то может полагать, что пальцы на ногах скручены на основании проприоцептивных доказательств (доказательства, которых у человека не было бы, если бы пальцы ног не были скручены), не имея представления, что такое проприоцепция, какие доказательства у него есть для этого утверждения. что пальцы на ногах скручены, или будет ли у кого-то такое доказательство, даже если пальцы на ногах не скручены.

Давайте проиллюстрируем рассказ Дрецке на его знаменитом примере с зеброй (Dretske 1970). Предположим, кто-то стоит перед зеброй в зоопарке.Считается, что человек видит зебр на основании свидетельств восприятия. Более того, в ближайших возможных мирах, в которых зебры не видны (где изображены верблюды или тигры), не будет такого свидетельства восприятия. Следовательно, человек знает, что теперь видит зебр, на основании имеющихся у него свидетельств восприятия. Однако примите во внимание мнение о том, что сейчас никто не видит мулов, искусно замаскированных сотрудниками зоопарка, чтобы они напоминали зебр. Какой бы ни была причина верить этому утверждению (скажем, очень маловероятно, что зоопарк обманывает людей таким образом), у человека все равно будет эта причина, даже если бы это мнение было ложным (и можно было видеть мулов, искусно замаскированных, чтобы выглядеть как зебры).Следовательно, никто не знал бы, что сейчас не видишь мулов, искусно замаскированных под зебр.

Как и в случае с описанием Нозика, это контрпример к закрытию знания. Можно знать, что сейчас видят зебр, можно правильно сделать вывод из этого, что теперь не видят мулов, искусно замаскированных под зебр, и все же не знать, что теперь не видны мулы, искусно замаскированные под зебр. Более того, отчет Дрецке лучше справляется с контрпримером теории Нозика.Один верит (действительно), что его мать не убийца, на том основании, что он был со своей матерью в момент убийства (и что мать не может находиться в двух местах одновременно), и у него не будет этой причины думать, что мать невиновна, если она действительно была убийцей. Таким образом, каждый знает, что мать не является убийцей, поскольку доказательства абсолютно убедительны, несмотря на тот факт, что если бы мать была убийцей, можно было бы поверить, что она не была убийцей, на основании другой, плохой причины.

Даже отчет Дрецке может быть уязвим для контрпримера. Предположим, что кто-то правильно считает в полдень во вторник, что Джонс является председателем своего отдела, на основании типичных свидетельств (скажем, воспоминания о том, что Джонса назначили на эту должность, на веб-сайте отдела Джонс указан в качестве председателя и т. Д.) . Предположим, что во вторник в пять минут после полудня Джонс внезапно погибает от удара молнии (и, следовательно, больше не является стулом). Знал ли кто-нибудь в полдень, за пять минут до смерти, что Джонс был стулом? Поскольку в полдень можно было бы иметь тот же набор причин, чтобы полагать, что Джонс был председателем, даже в самых близких возможных мирах, в которых он не был креслом в полдень (то есть мирах, в которых он был убит молнией за пять минут до этого). полдень), в полдень никто не знает, что Джонс — это стул.Те, кто считает этот вердикт неправдоподобным (то есть те, кто думает, что кто-то действительно знает на основе типичных доказательств того, что Джонс является стулом, вплоть до того момента, когда Джонс внезапно погибнет и перестанет быть стулом), могут найти решение Дрецке. счет недостающих знаний. (Пример взят из Brueckner and Fiocco 2002).

Еще одно оправдание Дрецке отрицания закрытия состоит в том, что существуют другие операторы предложения, которые не закрываются при известном следствии и ведут себя во многих отношениях как оператор знания.( См. Дрецке 1970). Дрецке определяет предполагаемый оператор O как полностью проникающий, когда O ( p ) закрывается при известном следствии. То есть O проникает тогда и только тогда, когда: O ( p ) влечет за собой O ( q ), если известно, что p влечет за собой q . «Верно, что» является проникающим оператором, поскольку, если известно, что p влечет за собой q , «верно, что p » должно влечет за собой «верно, что q ».«Удивительно, что» не проникает; хотя удивительно, что на яблоне растут помидоры, неудивительно, что на яблоне растет что-то . Некоторые операторы полупроникающие. Оператор является полупроникающим, когда он проникает только в определенное подмножество следствий данного предложения.

Например, «R является объяснительной причиной для» кажется полупроникающим оператором. В ряде случаев, если известно, что p влечет за собой q , тогда R является объяснительной причиной, по которой p влечет за собой R, является объяснительной причиной для q .Причина, которая объясняет, почему Билла и Гарольда обязательно приглашают на каждую вечеринку, является причиной, по которой Гарольда приглашают на каждую вечеринку. Точно так же «знает это», кажется, проникает через аналогичные следствия; если кто-то знает, что Билла и Гарольда приглашают на каждую вечеринку, то он знает, что Гарольда приглашают на каждую вечеринку.

Однако «R — это объяснительная причина для того, чтобы я красил стены в зеленый цвет» не обязательно влечет за собой «R — это объяснительная причина для моей покраски стен». В зависимости от контекста причина, объясняющая, почему я покрасила свои стены в зеленый цвет, может быть причиной того, что я сделал что-то, связанное с тем, что я покрасил стены в зеленый цвет, например, я не покрасил стены красный , но может не быть причиной, по которой я сделал что-то еще, связанное с покраской стен в зеленый цвет, например, я не оклеил стены обоями в зеленый цвет.Акцент имеет решающее значение. Повод покрасить стены в зеленый цвет — это повод не красить их в красный цвет, но это может не быть поводом для покраски, а не обоев. Причина покрасить стены в зеленый цвет, может быть причиной не красить пол в зеленый цвет, но он может быть нейтральным по цвету. Рассмотрение обычных требований по причинам показывает, что акцент или другие контекстуальные факторы определяют, что определенный диапазон причин является релевантным, а определенный диапазон — нерелевантным. Одной и той же причины недостаточно для объяснения каждого из следующего: « Я купил помидоров», «Я купил помидоров» и «Я купил помидоров », даже если эти три предложения влекут за собой и следуют точно такими же претензий, поскольку они логически эквивалентны.Дрецке говорит, что ни один факт не является островом и что различные контекстуальные факторы будут определять для каждого оператора его соответствующие альтернативы (т. Е. Отрицание следствий, в которые проникает оператор). ( См. Также Контекстуализм в эпистемологии, глава 3, о Дрецке и отрицании закрытия).

г. «Мерзкие союзы»

С другой стороны, некоторые философы считают принцип замкнутости настолько очевидным, что вместо того, чтобы отвергнуть его, чтобы приспособить данную теорию познания, они отвергли бы описание знания, чтобы сохранить замкнутость.Описание знания Дрецке много обсуждалось в философской литературе. Одним из следствий этого отказа от закрытия в пользу его рассказа, который вряд ли кажется удачным, является то, что можно действительно сказать: «Я знаю, что это животное — зебра, и я знаю, что зебры — не мулы, но я не знаю, что это животное не хитро замаскированный мул ». Или: «Я знаю, что у меня есть руки, и я знаю, что если у меня есть руки, то я не безрук, но я не знаю, что я не безрукий мозг в чане». Что еще хуже: «Я знаю, что это не мул, но я не знаю, что это не искусно замаскированный мул.Эти утверждения («отвратительные союзы», согласно ДеРозу 1995) звучат в лучшем случае парадоксально, а в худшем — абсурдно. Это, кажется, указывает на крайнюю правдоподобность той или иной формы принципа замыкания.

Дрецке (2005a, 17-18) соглашается, что такие утверждения звучат абсурдно, но утверждает, что они верны. Они могут нарушать общепринятые разговорные ожидания и могут быть встречены непониманием, но они не противоречат сами себе. «Пустой» и «плоский» часто считаются абсолютными понятиями (поскольку быть пустым — значит вообще ничего не содержать, а быть плоским — значит не иметь выступов), но также и контекстно-зависимыми в том смысле, учитывается ли конкретный элемент. как вещь или шишка зависит от контекста.Сказать, что склад пуст, но много пыли, молекул газа и пустых ящиков, звучит немного странно. Высказывание может нарушать правила разговора, но, несмотря на все это, высказывание может быть правдой, если описываются концепции пустоты и плоскостности. То же самое и с отвратительными соединениями, если соответствующая концепция знания верна. Философы всегда могут апеллировать к разговорным импликатурам Грайса, чтобы опровергнуть возражение, что их точка зрения влечет за собой абсурдные утверждения.Правда и собеседование — не одно и то же. (Пол Грайс — философ, наиболее тесно связанный с мнением о том, что общение основывается на различных разговорных принципах и что некоторые высказывания неприемлемы для разговора, даже если они верны, потому что они вызывают недоразумение. Например, высказывание «Мэри оскорбила своего босса, и она была уволен »верно, даже если Мэри не оскорбляла своего босса до тех пор, пока ее не уволили, но в большинстве случаев это было бы неуместным замечанием, поскольку слушатель, естественно, заключил бы, что оскорбление предшествовало увольнению.Подробнее об этом см. Grice 1989).

Джон Хоторн (2005: 30-31) делает два замечания в ответ. Во-первых, говорит он, неясно, какой механизм Грайса может сделать это правдой, но для разговора неприемлемо произносить «S знал, что p, и правильно вывел q из p, но не знал, что q». Во-вторых, такой призыв в лучшем случае может объяснить, почему мы не высказываем определенных истинных суждений, но не почему мы действительно верим в их отрицания. Даже если правда, что чья-то жена — его лучший друг, для него было бы неуместно представлять ее кому-то как своему лучшему другу.Но задействованный здесь разговорный механизм вряд ли мог служить объяснением того, почему он считал, что его жена не была его лучшим другом (хотя и была). Почему, если отрицание закрытия верно, но неудачно для разговора, так многие не только не отрицают закрытие в разговоре, но фактически верят, что принцип закрытия верен?

Кто-то может ответить, что многие люди, даже философы, склонны в некоторых ситуациях ошибочно принимать то, что приемлемо для разговора, за то, что является истиной (например, с условными утверждениями, имеющими ложные предпосылки), поэтому объяснение того, почему истинное утверждение нарушает разговорные нормы, вполне возможно. объясните, почему люди верят в отрицание претензии.

e. Альтернативные антискептические стратегии не должны отвергать закрытие

Существуют альтернативные стратегии опровержения скептицизма, которые, кажется, обладают многими достоинствами отслеживающего счета знания, но не влекут за собой ложность принципов закрытия. Контекстуализм, например, утверждает, что атрибуции знания чувствительны к контексту, в том смысле, что субъект S может знать предложение p относительно одного контекста, но одновременно не знать, что p относительно другого контекста.Контекстуальные факторы, к которым приписывание знаний считается чувствительным, включают такие вещи, как наличие или признание конкретного сомнения, а также важность верности убеждения.

В обычном контексте, где не выдвигались скептические сценарии, стандарты знаний довольно низкие, но в контекстах, в которых возникают скептические сомнения, например, на уроках эпистемологии, стандарты знаний были повышены до уровня, который обычно не может быть встречен.Кто-то может знать в повседневном контексте, что у нее есть руки, но не знать этого в контексте скептика, потому что был выдвинут скептический сценарий, и она не может его исключить.

Или истинное убеждение с определенным уровнем обоснования может считаться знанием, если не очень важно, чтобы это убеждение было правильным, но больше не было бы знанием, если бы ставки были повышены. Кто-то может знать, что банк будет открыт в субботу после подтверждения того, что у банка есть субботние часы, даже если кто-то не проверил, изменил ли банк свои часы работы за последние две недели, при условии, что никто не нанесет большого вреда, если он оказывается, один не прав.Но если финансовый крах постигнет человека, если чек не будет депонирован до понедельника, тогда, возможно, потребуется более веское оправдание, прежде чем будет правильным сказать, что он знает, что банк открыт в субботу.

Затем контекстуалист может примирить интуицию, что иногда правильно приписывать кому-то знание повседневных суждений здравого смысла, несмотря на ее неспособность исключить скептические предложения, и что мы иногда правы, отказываясь приписывать знание ложности скептически настроенных высказываний. сценарий, когда испытуемый не может исключить такие сценарии.Но контекстуалист может сделать это, принимая по крайней мере некоторую версию закрытия. Контекстуалист говорит, что эпистемическая завершенность сохраняется в эпистемическом контексте, но терпит неудачу в межконтекстном контексте. Например, в повседневном контексте низких эпистемологических стандартов человек знает, что у него есть руки и все, что можно правильно вывести из этого утверждения, например, что человек не безрукий, обманутый, думая, что у него есть руки. В контексте гораздо более высоких эпистемических стандартов никто не знает ни того, что он не является искусственно стимулированным мозгом в чане без рук, ни (посредством применения закрытия знания при известном следствии), что у него есть руки.Замыкание не удастся, только если оно распространяется на контексты. Например, если бы кто-то сослался на свое знание о том, что у него есть руки (в обычном контексте), как на основание для утверждения в усиленном контексте, что он знает, что мозг в гипотезе чана ложен (как мог бы Мур), он бы незаконно применить принцип закрытия. Скептик, ссылающийся на то, что кто-то не осознает ложность скептической гипотезы (в усиленном контексте), поскольку влечет за собой незнание утверждения здравого смысла (в обычном контексте), было бы аналогичным злоупотреблением принципом замыкания.

Если теория познания независимо правдоподобна и может ответить скептику, не отрицая замыкания, тогда, при прочих равных, нам не следует отказываться от замыкания только для того, чтобы мы могли принять отслеживающий отчет о знании. Контекстуализм, конечно, изобилует собственными проблемами. Одна из таких проблем заключается в следующем: поскольку то, знает ли кто-либо утверждение или нет, зависит от того, насколько строги эпистемологические стандарты в контексте, и стандарты могут быть подняты конкретным сомнением, возникающим у кого-то в этом контексте, контекстуализм, похоже, подразумевает, что это легче познать вещи, если кто-то проводит время с глупыми или нелюбопытными, или если кто-то глуп или нелюбопытен.

Правдоподобность отказа в закрытии вполне может зависеть не только от того, является ли способ избежать скептицизма, но и от того, является ли единственным способом, сделать это. (Дрецке настаивает на том, что единственный правдоподобный способ опровергнуть скептицизм — это отрицать закрытие. См. Его 2005a и 2005b для защиты этого утверждения, резкую критику контекстуалистической теории и ответы на критику теории слежения.)

ф. Некоторые скептические аргументы не используют закрытие

Одна из сильных сторон системы отслеживания знаний состоит в том, что она блокирует стандартный скептический аргумент, поскольку включает отказ от закрытия.Однако не все скептические аргументы используют принципы закрытия, поэтому неясно, сколько антискептических аргументов может принести отрицание закрытия. Аргументы недоопределенности могут быть лучшими скептическими аргументами, и они не зависят (по крайней мере, явно) от замыкания.

Недоопределение — это отношение, которое имеет место между двумя или более теориями, когда теории несовместимы, но эмпирически эквивалентны. Скептические аргументы, связанные с недоопределенностью, в решающей степени основываются на предпосылке, что если две теории несовместимы, но совместимы со всеми доступными (и, возможно, возможными) данными, мы не можем знать, что одна истинна, а другая ложна.Сравните, например, тезис о том, что у меня есть руки, которые я воспринимаю посредством чувственного восприятия, и тезис о том, что я — мозг без рук в чане, искусственно стимулированный для того, чтобы вводить в заблуждение чувственные восприятия. Эти тезисы несовместимы, но эмпирически эквивалентны. Какой бы тезис ни был верным, у меня был бы такой же опыт. Предположим, мы принимаем следующий принцип: если два несовместимых тезиса влекут (или предсказывают) одни и те же данные наблюдений, то эти данные наблюдений не подтверждают (или не оправдывают веру) в один из тезисов по сравнению с другим.С помощью этого принципа и предпосылки, что два тезиса несовместимы, но эквивалентны с точки зрения наблюдений, мы можем сделать вывод, что наше видимое восприятие наших рук не оправдывает нашу веру в то, что у нас есть руки.

Аргумент сильно упрощен, но очертания скептического аргумента о недоопределенности теперь должны быть ясны. Аргумент явно не использует какую-либо предпосылку закрытия, поэтому отказ от закрытия, казалось бы, не подрывает аргумент каким-либо прямым образом.Всегда можно было бы возразить, что аргумент, основанный на недоопределенности, неявно опирается на принцип замкнутости или что аргумент, основанный на недоопределенности, вызывает возражения по другим причинам. Скептические аргументы от недоопределенности, однако, кажутся такими же правдоподобными, как и другие скептические аргументы, и их правдоподобие, похоже, не зависит от правдоподобия любого из принципов закрытия.

Бесконечные аргументы регресса в пользу скептицизма также напрямую не призывают к закрытию.Аргумент регресса о том, что никакое убеждение не является эпистемически оправданным (и, следовательно, никакое убеждение не считается знанием), выглядит следующим образом. Мы предполагаем, что любое обоснование является выводом. То есть каждое оправданное убеждение оправдывается апелляцией к другому обоснованному убеждению. Основанием для этого утверждения может быть характер аргументации. Человек имеет право верить в заключение, если он вправе верить посылкам, поддерживающим этот вывод. Если вывод является одной из предпосылок, то аргумент является напрашивающимся или циркулярным, а не рационально убедительным.Но если каждое оправданное убеждение может быть оправдано только путем вывода его из некоторого дополнительного обоснованного убеждения и не может быть бесконечного регресса оправданных убеждений, тогда должно быть так, что никакие убеждения не являются оправданными. (С другой стороны, фундаменталист в отношении оправдания, соглашаясь с тем, что бесконечный регресс обоснованных убеждений невозможен, настаивает на том, что существуют оправданные убеждения и, следовательно, что некоторые убеждения обоснованы без вывода логических выводов, или, другими словами, что некоторые оправданные убеждения являются базовыми или основополагающими).Утверждение, что никакое обоснованное убеждение не является самооправданным, не влечет за собой какого-либо закрывающего принципа оправдания или знания, поэтому аргумент кажется независимым от замыкания и, следовательно, неуязвимым для аргументов против закрывающих принципов. ( См. Также Древний скептицизм).

Сторонник отслеживающего подхода к знанию не должен отвечать на все формы скептического аргумента с помощью одних и тех же инструментов, поэтому даже если некоторые скептические аргументы не зависят от принципа закрытия, отслеживающий анализ может предоставить ресурсы для противодействия скептическим аргументам со стороны недоопределенность или регресс.

4. Догматизм и отказ от закрытия

По крайней мере, один философ (Audi 1988, 76-8; 1991, 77-84) утверждал, что оправдание догматизма, заимствованное у Хармана (см. Раздел 2 этой статьи), представляет собой reductio ad absurdum эпистемического закрытия принцип. Если закрытие позволяет сделать вывод и, следовательно, знать, что любое свидетельство против чего-то, что он знает, должно вводить в заблуждение и может быть проигнорировано, закрытие должно быть отклонено.

Пример

Audi — это человек, который складывает ряд чисел и, таким образом, знает сумму чисел.Но жена этого человека (которую он считает лучшим математиком) говорит, что он неправильно сложил числа и получил неправильную сумму. Если мужчина знает, что сумма составляет n , и знает, что его жена говорит, что сумма не n , то, закрывая его, он знает, что его жена ошибается. (Это так, поскольку «сумма составляет n , а моя жена говорит, что сумма не n » влечет за собой, что «моя жена ошибается»; человек знает первое утверждение и знает, что оно влечет за собой второе, поэтому каждый знает, что последний).Поскольку он знает, что его жена ошибается, нет необходимости пересчитывать сумму. (Подобные примеры приводятся в Dretske 1970 и Thalberg 1974). Если кто-то верит во что-то только тогда, когда он принимает себя, чтобы знать это, что правдоподобно, тогда, исходя из этого, у него есть причина отклонить любые доказательства против того, во что он верит.

Отрицание принципа замкнутости во избежание странного догматического вывода имеет некоторую первоначальную привлекательность, но есть альтернативные решения, которые не требуют от нас отказа от такого убедительного принципа.И, как говорит Фельдман (1995, 493), есть общая причина не разрешать парадокс, отрицая замкнутость. Сказать: «Да, я знаю, что p истинно, и что p влечет за собой q , но я провожу линию на q », кажется нерациональным. По его словам, отказываться принимать то, что, как вы знаете, является следствием ваших убеждений, означает быть «явно неразумным». Не только отрицать завершенность, но и блокировать догматический аргумент, не сделав этого.

Например, можно принять аргумент о догматизме как reductio ad absurdum антискептической позиции.Этой тактики придерживается Питер Унгер (1975). Если мы отрицаем, что можно было знать, что p (скажем, что сумма чисел составляет n ), тогда, даже если мы принимаем закрытие, у нас нет оснований предполагать, что можно было бы знать, что все доказательства против p вводил в заблуждение.

В качестве альтернативы, Рой Соренсен (Sorensen 1988) утверждает, что, учитывая, что кто-то знает, что p , условное выражение «Если E является доказательством против p , то E вводит в заблуждение» является условным мусором, хотя это может быть известно Честно говоря, эти знания не могут быть расширены в рамках modus ponens .То есть, если «если p , то q » является условным условием нежелательной почты, то можно знать, что условное выражение истинно, но не может быть случая, чтобы одновременно было известно условное условие и это знание антецедента p оправдывает веру в следующее q . Известно, что некоторые условные выражения верны на основании крайней маловероятности антецедента, но таковы, что, если бы одно полученное свидетельство поддерживало антецедент, не было бы оправдано вывод следствия, потому что вероятность антецедента обратно пропорциональна вероятность условная.То есть, если бы кто-то узнал, что предшествующее условное условие было истинным, у него больше не было бы причин принимать (и больше не было бы знать) условное. «Если это кубинская сигара, то я дядя обезьяны!» является примером такого условного. Это условие может быть признано истинным, поскольку антецедент заведомо ложен, но если кто-то найдет доказательства того, что это действительно кубинская сигара, не следует делать вывод, что он дядя обезьяны. Скорее, следует заключить, что, возможно, кто-то в конце концов не знал, что условное выражение истинно, поскольку у него есть свидетельства того, что его предшествующее условие было истинным, а его последующее — ложным.Короче говоря, если условие является мусорным условным, он не может узнать консеквент q в силу знания антецедента p и условного if p then q , потому что знание условного условия зависит от ложности антецедента.

Зная, что кто-то знает, что r (скажем, что его машина стоит на стоянке A), он знает, что условие «если есть какие-либо доказательства против r , какими бы сильными они ни были, то они должны вводить в заблуждение».Частично основание для знания того, что r может заключаться в том, что у человека есть основания полагать, что нет веских доказательств против r . Но если кто-то узнает веские доказательства против r , такие как свидетельство того, что его автомобиль буксировался, ему следует, по крайней мере в некоторых случаях, рассмотреть возможность того, что на самом деле он не знает, что r , скорее чем просто сделать вывод о том, что показания вводят в заблуждение. Изучение истины антецедента — наличия веских доказательств против r — может подорвать обоснованность веры в само условие, тем самым сделав условное условие устойчивым к modus ponens .Знание условного зависит от знания того, что антецедент ложен. Обнаружение доказательств в пользу антецедента — даже если на самом деле оно вводит в заблуждение — может ослабить обоснование условного, так что человек больше не знает, что условное является истинным.

Однако это блокирование аргументации догматиков не влечет за собой отрицание закрытости. Причина, по которой логический вывод modus ponens не проходит, заключается в том, что это условие является «мусорным» условным условием; можно знать, что условное выражение истинно, только если не известно, что антецедент истинен, а принцип замыкания применяется только в том случае, если одновременно известно, что как условие, так и его антецедент истинны.

Другое объяснение, которое не требует отрицания закрытия, принадлежит Майклу Веберу (Veber 2004). Он говорит, что даже если догматический аргумент верен, принцип «Если доказательство E, как известно S, вводит в заблуждение, S должен не принимать во внимание его», не следует одобрять на основании человеческой склонности к ошибкам. Достаточно часто мы ошибаемся, полагая, что знаем то, чего мы на самом деле не знаем; следование такому принципу привело бы к игнорированию не вводящих в заблуждение доказательств.В этом принципе нет ничего плохого, если он применяется правильно; но из-за сложности или невозможности ее правильного применения принятие такой политики противопоказано.

5. Парадокс McKinsey, закрытие и отказ передачи

а. Парадокс McKinsey

Майкл МакКинси (1991) обнаружил парадокс в отношении экстернализма содержания, который побудил к некоторому пересмотру того, как знания передаются посредством дедуктивного мышления.

Контентный экстернализм (или антииндивидуализм) — это, если сильно упрощать, тезис о том, что мы можем иметь мысли с определенным содержанием только потому, что мы живем в определенных средах.(Putnam 1975 и Burge 1979 являются наиболее заметными аргументами в защиту этой точки зрения). Дубликаты «молекула за молекулой» могут различаться по своему содержанию из-за различий в их окружении. Согласно экстерналисту, мой близнец на Земле-Двойнике может быть точной копией меня, но если Земля-Двойник содержит другой, но похожий легкий металл, используемый для изготовления бейсбольных бит, банок и т. Д. Вместо алюминия, то даже если жители Земли Земля-Близнецы называют этот металл «алюминием», их мысли не связаны с алюминием.Этот взгляд является отрицанием картезианского взгляда на ментальное, согласно которому содержание наших мыслей — это то, что они не зависят от окружающего мира.

Экстернализм защищался и критиковался по разным причинам, но споры об экстернализме в основном вращались вокруг его последствий для тезиса о том, что мы имеем привилегированный доступ к содержанию наших собственных мыслей. Как узнать, что она теперь думает, что некоторые банки сделаны из алюминия, а не думают, что некоторые банки сделаны из алюминия и (как мы можем его назвать), о чем она думала бы, если бы жила на Twin Земля? Инкомпатибилисты в отношении экстернализма и привилегированного доступа указывают на то, что эти две мысли интроспективно неразличимы, если экстернализм истинен, и утверждают, что можно узнать, о какой из этих мыслей сейчас думает, только путем эмпирического исследования окружающей среды.

Компатибилисты по поводу экстернализма и самопознания часто утверждают, что если у субъекта есть психическое состояние с определенным содержанием (скажем, вера в то, что некоторые банки сделаны из алюминия) в силу того, что этот субъект имеет определенное отношение к внешнему положению вещей (скажем, алюминий, а не алюминий, присутствующий в окружающей среде), тогда любое психическое состояние, которое субъект имеет относительно этого конкретного психического состояния его , например его убеждение , что он считает, что некоторые банки сделаны из алюминия , также будет находятся в аналогичном отношении к тому же внешнему состоянию (присутствует алюминий, а не алюминий).Следовательно, это психическое состояние второго порядка (то есть психическое состояние о психическом состоянии) будет включать то же содержание, что и убеждение первого порядка (скажем, что некоторые банки сделаны из алюминия). Короче говоря, можно поверить, что он верит в то, что банки сделаны из алюминия, только если он действительно верит, что банки сделаны из алюминия, поскольку оба этих состояния имеют причинную связь с алюминием, а не с алюминием. ( См. Burge 1988 и Heil 1988). Независимо от того, что делает так, что S думает, что p (вместо q ) также делает так, что S думает , я думаю, что p (вместо я думаю, что q ).В сочетании с релайабилистской теорией знания эти убеждения второго порядка считаются знаниями, поскольку они не могут ошибиться, а тезис о привилегированном доступе согласован с экстернализмом.

Войдите в парадокс McKinsey. Мы предполагаем, что знаем, что экстернализм контента истинен и что он совместим с достаточно надежным тезисом о привилегированном доступе к содержанию мысли. Теперь мы можем рассуждать следующим образом:

  1. Я знаю, что нахожусь в психическом состоянии M (скажем, в состоянии веры в то, что вода мокрая).(Привилегированный доступ)
  2. Я знаю, что если я нахожусь в психическом состоянии M, то я отвечаю внешним условиям E (скажем, живу в среде, содержащей воду). (Контент-экстернализм, известный через философские размышления)
  3. Если я знаю одно и знаю, что это влечет за собой второе, то я знаю второе. (Закрытие знания при известном следствии)
  4. Таким образом, я знаю, что отвечаю внешним условиям E. (От 1-3)

Знание, приписываемое в предпосылках, — это априори в широком смысле, который включает в себя знание, полученное посредством интроспекции и / или философской рефлексии.Это знание не получается путем эмпирического исследования внешнего мира. Вывод следует из применения принципа замыкания. Что парадоксально, так это то, что в заключение кажется, что можно узнать истинность эмпирического утверждения о внешнем мире (скажем, что окружающая его среда содержит воду или что она содержит алюминий, а не алюминий), просто сделав вывод из истин, известных размышление или самоанализ. Этот аргумент подкрепляет позицию инкомпатибилиста: поскольку только путем исследования мира можно узнать, что он встречается с определенным набором внешних условий, и поскольку предпосылки (включая закрытие) влекут за собой, что этот факт может быть известен на основе знания, а не в зависимости от исследования мира либо предпосылка привилегированного доступа, либо экстерналистский тезис должны быть ложными (при условии, что принцип закрытия верен).

г. Дэвис, Райт и разница между закрытием и трансмиссией

Есть много ответов на этот аргумент. Некоторые отвергают экстернализм, другие (например, McKinsey) отрицают привилегированный доступ, а некоторые компатибилисты (Brueckner, 1992) утверждают, что даже если экстернализм известен как истинный, ничто столь же конкретное, как вторая посылка аргумента, не может быть известна a priori . Но, возможно, самая влиятельная попытка разрешить парадокс принадлежит Мартину Дэвису (1998) и Криспину Райту (2000).Они утверждают, что даже несмотря на то, что аргументы, подобные аргументам McKinsey, верны и их предположения известны как истинные, это знание не передается через следствие к заключению. На первый взгляд кажется, что Дэвис и Райт отвергают закрытие, что, безусловно, является одним из способов справиться с парадоксом. Однако Дэвис и Райт принимают закрытие и отвергают только связанный, но более сильный эпистемологический принцип, который гласит, что знание передается на через известное следствие.

Дэвис и Райт проводят различие между закрытием знания при известном следствии и тем, что они считают обычным неправильным его прочтением. Принцип закрытия гласит, что если кто-то знает, что p и знает, что p влечет за собой q , тогда он знает, что q , но в принципе ничего не говорится о том, что является основанием или оправданием для q , а что нет. утверждают, что основанием для q является знание того, что p и что p влечет за собой q .Однако принцип передачи знания с известным следствием гласит, что если кто-то знает, что p , и знает, что p влечет за собой q , тогда он знает q на этой основе — что позволяет ему знать, что p и что p влечет за собой q , также позволяет узнать, что q . Дэвис и Райт принимают принцип замыкания, но отрицают принцип передачи, утверждая, что он не работает, когда вывод от p к q является, хотя и действительным, но не убедительным.Здесь убедительность понимается как способность аргумента порождать рациональное убеждение.

Один из способов, которым аргумент может быть действительным, но не убедительным, состоит в том, что обоснование посылок предполагает истинность вывода. Если я исхожу из того, что у меня есть водительские права, выданные штатом Северная Каролина (на основе визуального осмотра моей лицензии и воспоминаний о ее получении в Департаменте автотранспортных средств Северной Каролины), к выводу о существовании внешнего В мире, включая Северную Каролину, вне моего разума, вполне вероятно, что мое обоснование этой предпосылки (принятие чувственного опыта и памяти за чистую монету) предполагает истинность вывода.Если это так, то кажется, что посылка не могла быть моей основой для знания заключения. Любой, кто сомневается в выводе, не согласится с посылкой, поэтому, хотя посылка влечет за собой вывод, посылка не может служить основанием для рационального убеждения в том, что заключение истинно. Такой аргумент верен, но не убедителен. Это не будет контрпримером к завершению, поскольку любой, кто знает посылку и следствие, также должен знать вывод, но это контрпример к принципу передачи, поскольку вывод не будет известен на основе знания посылки. .

Согласно Дэвису и Райту, аргумент McKinsey действителен, но не убедителен, поскольку знание вывода предполагается в предполагаемом интроспективном знании предпосылок. Таким образом, это контрпример к передаче, но не представляет угрозы для закрытия. Неэмпирический доступ к внешне индивидуализированному содержанию мысли обусловлен предположением о наличии определенных внешних условий (например, окружающая среда включает алюминий, а не алюминий), что может быть подтверждено только эмпирически.Таким образом, нельзя рассуждать от неэмпирического знания, заявленного в предпосылках, к неэмпирическому знанию эмпирической истины, которая имеет статус пресуппозиций по отношению к предпосылкам. То, что у кого-то есть мысль о воде, может повлечь за собой причинную связь с водой в своем окружении (если экстернализм верен), и он может знать первое и следствие только в том случае, если он знает последнее, но нельзя убедительно рассуждать на основании этого. посылка к заключению, поскольку вывод порождает вопрос.Любой, кто сомневается в выводе аргумента McKinsey в первую очередь, не должен (или, по крайней мере, не должен — исходные предпосылки наших предпосылок не всегда признаются как таковые) быть побужденным принять посылки, которые влекут за собой это.

Рассмотрим следующий принцип о априорном знании:

(APK) Если субъект знает что-то a priori и правильно выводит ( a priori ) из этого вторую вещь, то субъект знает a priori второе утверждение.

Мы можем описать этот принцип двумя эквивалентными способами. Это принцип закрытия знания a priori при правильном выводе a priori и, в качестве альтернативы, это конкретный пример принципа передачи знания при известном следствии, поскольку он утверждает, что a priori основание для знание предпосылки переходит к заключению, позволяя знать a priori и . Если Дэвис и Райт правы, принцип неверен, потому что контрпримеры могут быть найдены в выводах, которые действительны, но не убедительны.

Дэвис и Райт применяют это различие между передачей и закрытием также и к антискептическому аргументу Мура. Хотя верно, что отрицание гипотезы «мозг в чане» влечет за собой обычное предположение, такое как , что у меня есть руки , существование внешнего мира предполагается в обосновании этой предпосылки и, следовательно, , не может быть обоснованно выведено из этой посылки. Аргумент Мура неубедителен, поэтому это контрпример к передаче, которую мы так или иначе не можем отвергнуть, а не контрпример к завершению (по крайней мере, так утверждают Дэвис и Райт).

Вероятно, это еще один вид условия, который не может быть расширен с помощью modus ponens . В отличие от ненужных условных выражений, которые не могут быть расширены, потому что условное выражение может быть признано истинным только тогда, когда известно, что антецедент условного условия не является истинным, условные выражения, в которых обоснование для антецедента предполагает обоснование для следствия — мы можем назвать их условности пресуппозиции — не могут быть расширены, потому что соответствующий вывод modus ponens не будет убедительным.Вывод был бы напрашивающим вопрос.

Различие, которое аргументируют Дэвис и Райт, также применимо к принципам закрытия для обоснованного убеждения. Если они верны, то обоснованное убеждение может быть закрыто при известном следствии, даже если оправдание не обязательно передается через известное следствие. Контрпримеры к принципу передачи знания также будут действовать как контрпримеры для передачи обоснованного убеждения.

Некоторые утверждали, что аргументация Дэвиса-Райта не решает парадокса Мак-Кинси.Правы ли они, выходит за рамки этой статьи. Но различие, проведенное Дэвисом и Райт между передачей и закрытием, очень важно. Если кто-то знает, что p , и правильно вывел q из p , он должен знать, что q ничего не говорит нам о его основе для q . Хотя довольно часто это может и будет, в некоторых случаях знание p не может обеспечить основу для знания q , хотя p влечет за собой q , потому что обоснование для p предполагает q .Известно, что q (на некоторой независимой основе), поэтому нет контрпримера к замыканию, но q не будет известен на основе p , поэтому принцип передачи неверен.

Уточнение принципа замыкания как принципа распределения знаний по известным следствиям, а не как принципа передачи или приобретения знания, в некоторой степени отделяет принцип замыкания от его первоначальной интуитивной поддержки, которая является идея о том, что мы можем увеличить наш запас знаний (или обоснованное убеждение), приняв то, что мы знаем, как следствие утверждений, которые мы знаем (или обоснованно верим).При таком понимании замыкания знания и обоснованные убеждения распределяются по известным следствиям, даже если вывод, о котором идет речь, не может увеличить запас знаний или обоснованных убеждений.

6. Обычные предложения, предложения по лотерее и закрытие

Принцип закрытия также представляет собой парадокс, связанный с нашим знанием «обычных предложений» и «предложений лотереи». Обычные предложения — это те, которые мы обычно предполагаем знать.Предложения лотереи — это те, которые с высокой вероятностью могут быть верными, но которые мы обычно не склонны говорить, что мы знаем. Предположим, что человек живет на фиксированный доход и изо всех сил пытается свести концы с концами. Кажется, известно, что в этом году особняк на Французской Ривьере не по карману. Неспособность позволить себе особняк в этом году влечет за собой то, что в этом году вы не выиграете большую лотерею. По принципу закрытия, поскольку каждый знает, что не сможет позволить себе особняк, и он знает, что неспособность позволить себе особняк влечет за собой то, что он не выиграет в лотерею, необходимо знать, что он не выиграет в лотерею.Однако большинство не склонно говорить, что можно знать, что в лотерею не выиграют. В конце концов, шанс есть всегда (при условии, что купишь билет).

Это широко распространенное явление. Обычно можно сказать, что тот, кто следит за политикой, знает, что Дик Чейни — вице-президент США. То, что Чейни является вице-президентом, означает, что Чейни умер не от сердечного приступа тридцать секунд назад. Но, похоже, никто не знает, что Чейни не умер от сердечного приступа за последние тридцать секунд.Как можно было знать такое? (Появление термина «лотерейное предложение» и открытие того, что это явление широко распространено, принадлежит Джонатану Фогелю).

Очевидно непоследовательная триада: (i) кто-то знает обычное предложение, (ii) не знает лотерейного предложения и (iii) закрытие. Можно устранить несоответствие, отрицая закрытие на тех основаниях, которые цитируют Дрецке и Нозик. Правдоподобно, что вера в так называемые обычные предложения отслеживает истину, а вера в предложения лотереи — нет.Если бы Чейни не был вице-президентом, никто бы не поверил, что он им был, но если бы Чейни умер за последние тридцать секунд, все еще бы поверили, что он был вице-президентом.

Кто-то может укусить скептика и настаивать на том, что на самом деле никто не знает, что Чейни является вице-президентом. Один из более антискептических настроений может утверждать, что можно действительно знать предложения лотереи, например, что Чейни не умер в последние тридцать секунд. Такое разрешение имеет значительные затраты, но отказ от закрытия не входит в их число.

В качестве альтернативы, можно было бы выступить за контекстуалистическое рассмотрение проблемы, которое не требует отрицания закрытия или пристрастия к скептической или антискептической пуле.

7. Ссылки и дополнительная литература

а. Список литературы

  • Ауди, Роберт (1988), Вера, обоснование и знания , Бельмонт: Уодсворт.
    • Выступает против закрытия, чтобы избежать догматических выводов.
  • Ауди, Роберт (1991), «Обоснование, дедуктивное завершение и причины верить», Dialogue , 30: 77-84.
    • Выступает против закрытия, чтобы избежать догматических выводов.
  • Брюкнер, Энтони (1992), «Что антииндивидуалист знает априори», анализ . 52: 111-118.
    • Решение парадокса McKinsey, не отрицающее закрытия.
  • Брюкнер, Энтони (2004), «Стратегии опровержения закрытия», анализ . 64: 333-35.
    • Ответ Warfield 2004 и Хейлзу 1995.
  • Брюкнер, Энтони; Фиокко, М.Орест (2002), «Аргумент анти-светимости Уильямсона», Philosophical Studies , 110: 285-293.
    • Содержит предполагаемый контрпример к описанию знания Дрецкеаном.
  • Бердж, Тайлер (1979), «Индивидуализм и ментальность», Исследования Среднего Запада по философии , 4: 73-122.
    • Семенная защита контентного экстернализма (или антииндивидуализма).
  • Бердж, Тайлер (1988), «Индивидуализм и самопознание», The Journal of Philosophy , 85: 649-663.
    • Влияние согласования экстернализма контента и тезисов о привилегированном доступе.
  • Дэвис, Мартин (1998), «Экстернализм, архитектурализм и эпистемологический ордер», в К. Макдональд, Б. Смит и К. Дж. Г. Райт (ред.), 321-361.
    • Утверждает, что парадокс McKinsey — это контрпример к передаче, а не закрытию.
  • Дрецке, Фред (1970), «Эпистемические операторы», The Journal of Philosophy , 67: 1007-1023.
    • Заключительный документ, выступающий против закрытия знания.
  • Дрецке, Фред (1971), «Неопровержимые причины», Австралазийский философский журнал , 49: 1-22.
    • Содержит отчет Дрецке о знаниях.
  • Дрецке, Фред (2005a), «Дело против закрытия», в Steup and Sosa (ред.), 13–26.
    • Утверждает, что отрицание закрытия — единственный способ избежать скептицизма.
  • Дрецке, Фред (2005b), «Ответ Хоторну», в Steup and Sosa (ред.), 43–46.
  • Ричард Фельдман (1995), «В защиту закрытия», The Philosophical Quarterly , 45: 487-494.
    • Защищает закрытие от аргументов Audi (Audi 1988, 1991).
  • Грайс, Пол (1989), Исследования в области слов , Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.
    • Классическая трактовка прагматического / семантического различия, разговорных максим и импликатур. Имеет отношение к обсуждению «отвратительных союзов» теории слежения.
  • Гундерсон, Кейт (редактор) (1975), Язык, разум и знания , Миннесотские исследования в философии науки, том VII, Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.
    • Содержит основополагающую статью Патнэма 1975 года.
  • Хейлз, Стивен (1995), «Принципы закрытия эпистем», Южный философский журнал 33: 185-201.
    • Приводит контрпримеры ко многим различным формулировкам принципа замыкания, но указывает, что нельзя опровергнуть закрытие для знания, показав, что какое-то необходимое условие для знания не может быть закрыто.
  • Харман, Гилберт (1973), Мысль , Принстон: Издательство Принстонского университета.
    • Использует принцип замкнутости при формулировании догматических аргументов.
  • Хоторн, Джон (2004), Знания и лотереи , Оксфорд: Clarendon Press.
    • Приводит доводы в пользу квазиконтекстуалистического решения проблемы лотерейных предложений и отстаивает закрытие.
  • Хоторн, Джон (2005), «Дело в пользу закрытия», в Steup and Sosa (ред.), 26–43.
    • Защищает закрытие от аргументов Дрецке 2005a.
  • Хайль, Джон (1988), «Привилегированный доступ», Mind, 97: 238-251.
    • Влиятельное согласование экстернализма контента и тезисов о привилегированном доступе.
  • Макдональд, Синтия; Смит, Барри; Райт, Криспин (1998), Зная свой разум: очерки самопознания , Оксфорд: Oxford University Press.
    • Содержит статью Дэвиса 1998 года.
  • McKinsey, Майкл (1991), «Антииндивидуализм и привилегированный доступ», анализ , 51: 9-16.
    • Формулировка парадокса McKinsey.
  • Мур, Г. (1959), Philosophical Papers , Лондон: Джордж Аллен и Анвин, Ltd.
    • Содержит основополагающие антискептические эссе, такие как «Доказательство внешнего мира» и «Защита здравого смысла».
  • Нозик, Роберт (1981), Философские объяснения , Кембридж: издательство Гарвардского университета.
    • Влиятельная учетная запись для отслеживания знаний и последующий отказ в закрытии.
  • Патнэм, Хилари (1975), «Значение« смысла »», в К.Гундерсон (ред.), 131–193.
    • Семинар по защите экстернализма содержания.
  • Рот, Майкл (редактор) (1990), Сомнение: современные перспективы скептицизма , Дордрехт: Kluwer.
  • Соренсен, Рой (1988), «Догматизм, ненужные знания и условности», The Philosophical Quarterly , 38: 433-454.
    • Решает загадку догматизма, не отрицая завершенности.
  • Steup, Matthias, and Sosa, Ernest, (eds.) (2005), Contemporary Debates in Epistemology , Malden MA: Blackwell Publishing.
    • Содержит обмен Дрецке-Хоторн при закрытии.
  • Тальберг, Ирвинг (1974), «Передается ли оправдание посредством дедукции?» Философские исследования 25: 347-356.
    • Приводит доводы в пользу контрпримера к завершению в примерах догматизма.
  • Унгер, Питер (1975), Невежество: аргументы в пользу скептицизма , Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
    • Сохраняет закрытие, но предлагает скептическое решение загадки догматизма.
  • Вебер, Майкл (2004), «Что вы делаете с вводящими в заблуждение доказательствами?» The Philosophical Quarterly 54: 557-569.
    • Ответ Соренсену (1988) и альтернативное решение загадки догматизма.
  • Фогель, Джонатан (1990), «Есть ли контрпримеры к принципу замыкания?» в М. Рот (ред.).
    • Влиятельное обсуждение предложений о закрытии и лотереях.
  • Райт, Криспин (2000), «Убедительность и напрашивание вопросов: некоторые отражения парадокса McKinsey и доказательства Патнэма», Philosophical Issues 10: 140-163.
    • О различии между закрытием и передачей и парадоксе McKinsey.

г. Дополнительная литература

  • Брюкнер, Энтони (1985), «Передача знаний не установлена», The Philosophical Quarterly 35: 193-95.
  • Брюкнер, Энтони (2000), «Кляйн о закрытии и скептицизме», Philosophical Studies 98: 139-151.
  • ДеРоуз, Кейт (1995), «Решение скептической проблемы», Philosophical Review 104: 1-52.
    • Влиятельная защита контекстуалистической эпистемологии.
  • Форбс, Грэм (1984), «Нозик о скептицизме», The Philosophical Quarterly 34: 43-52.
    • Утверждает, что отрицание закрытия Нозиком не может адекватно обрабатывать случаи умозаключенного знания.
  • Голдман, Элвин (1976), «Дискриминация и восприятие», Журнал философии 73: 771-791.
    • Защищает надежное мнение о знании, которое отрицает закрытие, и содержит полезное обсуждение понятия релевантной альтернативы.
  • Кляйн, Питер (1981), Уверенность: опровержение скептицизма , Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.
    • Утверждает, что защита закрытия знания предполагает интернализм об оправдании, поэтому скептик, использующий этот принцип, задается вопросом против экстерналистского антискептика.
  • Кляйн, Питер (1995), «Скептицизм и закрытие: почему аргумент злого гения терпит поражение», Philosophical Topics 23: 213-236.
    • Предлагает защиту закрытия для оправдания, которая, независимо от того, успешна она или нет, по его словам, опровергает скептика.
  • Люпер (-Foy), Стивен (1987), «Анализ причинно-следственных индикаторов знания», Философские и феноменологические исследования. 47: 563-587.
    • Аргументы в пользу отслеживания знаний, сохраняющих замкнутость.
  • Причард, Дункан (2002), «Парадоксы McKinsey, радикальный скептицизм и передача знаний через известные обстоятельства», Synthese 130: 279-302.
    • Ответ Мартину и Дэвису о парадоксе передачи и McKinsey.
  • Лосось, Натан (1989), «Нелогичная вера», Philosophical Perspectives 3: 243-285.
    • Утверждает, что его Миллианский учет имен и верований дает контрпримеры, закрывающие принципы оправдания и знания.
  • Силинс, Николас (2005), «Отказ передачи данных», Философские исследования. 126: 71-102.
    • Выступает против линии Дэвиса-Райта по поводу отказа передачи.
  • Соса, Эрнест (1999), «Как победить оппозицию Муру», Philosophical Perspectives 13: 141-152.
    • Настройка отслеживающего счета знаний, позволяющая поддерживать закрытие.
  • Стайн, Гейл (1971), «Дрецке о знании логических последствий», Journal of Philosophy 68: 296-299.
  • Уорфилд, Тед (2004), «Когда эпистемическое закрытие дает и не дает сбоев: урок истории эпистемологии», анализ 64: 35-41.
    • Указывает, что нельзя опровергнуть закрытие для знания, показывая, что не удается закрыть какое-то необходимое условие для знания.

Сведения об авторе

Джон М. Коллинз
Эл. Почта: [email protected]
Университет Восточной Каролины
США

Принцип проверяемости | философия | Britannica

Принцип проверяемости , философская доктрина, фундаментальная для школы логического позитивизма, утверждающая, что утверждение имеет смысл только в том случае, если оно поддается эмпирической проверке или тавтологично ( т. Е. , так что его истинность полностью вытекает из значений его термины).Таким образом, этот принцип отвергает как бессмысленные метафизические утверждения традиционной философии, а также другие виды утверждений, таких как этические, эстетические или религиозные принципы, которые утверждаются как истинные, но не тавтологичны и не известны из опыта. Такие утверждения могут иметь значение в смысле возможности влиять на чувства, убеждения или поведение, но не в смысле того, что они истинны или ложны и, следовательно, передачи знаний. Таким образом, согласно принципу, неавтологическое утверждение имеет значение только в том случае, если некоторый набор наблюдаемых условий имеет отношение к определению его истинности или ложности; сформулированный таким образом, он отражает точку зрения, согласно которой значение утверждения — это набор условий, при которых оно было бы истинным.

Подробнее по этой теме

аналитическая философия: логический позитивизм

Это они нашли в принципе проверки. В своей положительной форме принцип гласит, что значение любого утверждения, которое действительно …

. Среди позитивистов возникли разногласия по поводу условий, которые можно квалифицировать как наблюдаемые для целей проверки, и точного характера их соответствия истинности или ложности утверждений.Хотя Ганс Райхенбах утверждал, что проверка наблюдений должна быть физически возможной или совместимой с известными законами науки, более широко распространено мнение, что они должны быть только логически возможными или мыслимыми непротиворечивым образом. Ранние представители точки зрения, согласно которой отчеты о наблюдениях обеспечивают бесспорно определенную основу для знания, считали, что проверяемость требует, чтобы утверждение логически вытекало из некоторого конечного набора отчетов о наблюдениях. Позже позитивисты, отказавшись от этой точки зрения, потребовали от поддающегося проверке утверждения только то, чтобы оно было сделано очевидным, поддерживалось или сделалось вероятным с помощью соответствующего набора наблюдений.

Принципиальная критика принципа проверяемости заключалась в том, что, поскольку это не эмпирическое суждение, оно само по себе либо бессмысленно, либо тавтологически истинно как произвольное определение значимости. В ответ было высказано мнение, что этот принцип действительно является тавтологией, хотя и не произвольной в том смысле, что он отражает реальное использование и что он строго бессмысленен, но должен восприниматься как рекомендация для проведения научного исследования.

Позитивизм Эйера

Позитивизм Эйера

Верификационизм Эйера

Научные утверждения поддаются эмпирической проверке, т.е.е., их истина может быть установлена ​​путем наблюдения.

— заимствовано из Language, Truth and Logic (New York: Dover, 1952) А. Дж. Айера

«Критерий, который мы используем для проверки подлинности очевидных утверждений. факт является критерием проверяемости. Мы говорим, что фактически приговор равен значительный для любого данного лица, если и только если он знает, как проверить предложение, которое он пытается выразить, то есть, если он знает, какие наблюдения приведет его, при определенных условиях, принять предложение как истина, или отклонить его как ложь.Если, с другой стороны, предполагаемое предложение имеет такой характер, что допущение его истинности или лжи непротиворечиво с любыми предположениями относительно характера его будущего опыта, тогда для него это если не тавтология, то просто псевдопредложение.

Предложение, выражающее это, может быть для него эмоционально значимым; но это не имеет значения буквально. А что касается вопросов, то процедура — это одно и тоже.В каждом случае мы спрашиваем, какие наблюдения привели бы нас к ответу на вопрос, так или иначе; и, если ничего не может быть обнаружено, мы должны сделать вывод что рассматриваемый приговор, насколько нам известно, не выражать искренний вопрос, как бы сильно его грамматическое выражение ни предполагаю, что это так. Поскольку принятие этой процедуры является важным фактором в аргументации этой книги его необходимо исследовать подробно. Во-первых необходимо различать практическую проверяемость, и проверяемость в принципе.Очевидно, мы все понимаем, во многих случаях верим, предложения, которые мы фактически не предприняли для проверки. Многие из этих суждения, которые мы могли бы проверить, если бы приложили достаточно усилий. Но есть остается ряд важных положений, касающихся фактов, которые мы не смогли бы проверить, даже если бы захотели; просто потому, что нам не хватает практических средства поставить себя в ситуацию, когда соответствующие наблюдения можно было сделать.

Простым и знакомым примером такого предложения является утверждение, что «на обратной стороне Луны есть горы.« Ракеты еще не было. изобрел, что позволило бы мне пойти и посмотреть на дальнюю сторону луны, так что я не могу решить этот вопрос путем фактического наблюдения. Но я знаю какие наблюдения решат это для меня, если, как это теоретически возможно, Когда-то у меня была возможность их изготовить. И поэтому я говорю, что предложение можно проверить в принципе, если не на практике, и, соответственно, имеет значение. С другой стороны, такое метафизическое псевдопредложение, как «Абсолют» входит в эволюцию и прогресс, но сам неспособен к ним », [F.ЧАС. Bradley, Appearance and Reality ] даже в принципе не поддается проверке. Ибо невозможно представить себе наблюдение, которое позволило бы определить вступил ли Абсолют в эволюцию и прогресс или нет. Из конечно возможно, что автор такой реплики использует английские слова так, как они обычно не используются англоговорящими людьми, и что он действительно намеревается утверждать что-то, что может быть эмпирически проверено.Но пока он не заставит нас понять, как предложение, которое он желает выразить будет проверено, он ничего нам не сообщает. И если он признает, как, я думаю, признал бы автор рассматриваемого замечания, что его слова не были предназначены для выражения тавтологии или предложения которое можно было, по крайней мере в принципе, проверить, то из этого следует что он сделал высказывание, которое не имеет буквального значения даже для него самого.

Еще одно различие, которое мы должны провести, — это различие между «сильным» и «слабый» смысл термина «проверяемый».»Предложение считается проверяемым в строгом смысле термина, если и только если, его истинность могла быть окончательно установлена ​​на опыте. Но это проверяемый, в слабом смысле , если опыт показывает это правдоподобно. В каком смысле мы используем этот термин, когда говорим, что предполагаемое суждение является подлинным только в том случае, если его можно проверить? Мне кажется, что если мы примем убедительные проверяемость как наш критерий значимости, как предлагали некоторые позитивисты, наш аргумент окажется слишком многим.Рассмотрим, например, случай общего положения закона — такие положения, а именно, как «мышьяк ядовит», «все люди смертны »,« тело имеет тенденцию расширяться при нагревании ». It по самой природе этих утверждений, что их истинность не может быть установлена с уверенностью по любой конечной серии наблюдений. Но если это признают что такие общие положения закона предназначены для охвата бесконечного числа случаев, то следует признать, что они даже в принципе не могут быть проверено окончательно.И затем, если мы примем убедительную проверяемость в качестве нашей критерием значимости, мы логически обязаны рассматривать эти общие суждения закона так же, как мы относимся к высказываниям метафизика.

Перед лицом этой трудности некоторые позитивисты избрали героический курс. утверждать, что эти общие положения на самом деле являются чепухой, хотя принципиально важная чушь. Но здесь введение термин «важный» — это просто попытка застраховаться.Он служит только для отметить признание авторов, что их точка зрения несколько парадоксальна, никоим образом не снимая парадокса. К тому же трудность не исчерпывается в случае общих положений права, хотя там раскрывается больше всего прямо. Не менее очевидно это в случае высказываний об удаленном мимо. Ибо несомненно следует признать, что, какими бы убедительными ни были доказательства в пользу исторических заявлений могут быть, их истинность никогда не станет более чем очень высокой. вероятно.И чтобы утверждать, что они также составляли важную или неважную, чушь такого рода была бы, мягко говоря, неправдоподобной. Действительно, это будет мы утверждаем, что никакое предложение, кроме тавтологии, не может быть чем-то большим, чем вероятная гипотеза. И если это правильно, принцип что предложение может иметь фактическое значение только в том случае, если оно окончательно выражает то, что верифицируемый — это самоуничижительный критерий значимости. Потому что это ведет к выводу, что невозможно сделать значимое заявление о факт вообще.«

10 принципов хорошего дизайна веб-сайтов — Smashing Magazine

Юзабилити и полезность, а не визуальный дизайн, определяют успех или неудачу веб-сайта. Поскольку посетитель страницы — единственный человек, который щелкает мышью и, следовательно, решает все, ориентированный на пользователя дизайн стал стандартным подходом для успешного и ориентированного на прибыль веб-дизайна. В конце концов, если пользователи не могут использовать какую-либо функцию, она может и не существовать.

Юзабилити и полезность, а не визуальный дизайн, определяют успех или неудачу веб-сайта.Поскольку посетитель страницы — единственный человек, который щелкает мышью и, следовательно, решает все, ориентированный на пользователя дизайн стал стандартным подходом для успешного и ориентированного на прибыль веб-дизайна. В конце концов, если пользователи не могут использовать какую-либо функцию, она может и не существовать.

Мы не собираемся обсуждать детали реализации дизайна (например, где должно быть размещено поле поиска), поскольку это уже было сделано в ряде статей; вместо этого мы сосредотачиваемся на основных принципах , эвристиках и подходах для эффективного веб-дизайна — подходах, которые при правильном использовании могут привести к более сложным проектным решениям и упростить процесс восприятия представленной информации.

Обратите внимание, что вас могут заинтересовать статьи, связанные с удобством использования, которые мы публиковали ранее:

Принципы хорошего веб-дизайна и рекомендации по эффективному веб-дизайну

Чтобы правильно использовать принципы, нам сначала нужно понять, как взаимодействуют пользователи с веб-сайтами, как они думают и каковы основные модели поведения пользователей.

Как думают пользователи?

По сути, привычки пользователей в Интернете не сильно отличаются от привычек покупателей в магазине.Посетители просматривают каждую новую страницу, просматривают часть текста и нажимают на первую ссылку, которая вызывает их интерес или отдаленно напоминает то, что они ищут. Фактически, есть большие части страницы, на которые они даже не смотрят.

Большинство пользователей ищут что-то интересное (или полезное) и интерактивное; как только будут найдены перспективные кандидаты, пользователи щелкнут. Если новая страница не соответствует ожиданиям пользователей, нажимается кнопка «Назад» и поиск продолжается.

  • Пользователи ценят качество и надежность. Если страница предоставляет пользователям высококачественный контент, они готовы скомпрометировать контент с помощью рекламы и дизайна сайта. Это причина того, почему не очень хорошо оформленные веб-сайты с высококачественным контентом с годами набирают много трафика. Контент важнее дизайна, который его поддерживает.
  • Пользователи не читают, они сканируют. Анализируя веб-страницу, пользователи ищут какие-то фиксированные точки или якоря, которые будут вести их по содержимому страницы.Пользователи не читают, они сканируют. Обратите внимание на то, как «горячие» области резко переходят в середину предложений. Это типично для процесса сканирования.
  • Интернет-пользователи нетерпеливы и настаивают на немедленном вознаграждении. Очень простой принцип: если веб-сайт не может удовлетворить ожидания пользователей, значит, дизайнер не справился со своей работой, и компания теряет деньги. Чем выше когнитивная нагрузка и чем менее интуитивно понятна навигация, тем больше пользователи готовы покинуть веб-сайт и искать альтернативы.[JN / DWU]
  • Пользователи не делают оптимального выбора. Пользователи не ищут самый быстрый способ найти нужную информацию. Они также не сканируют веб-страницу линейно, последовательно переходя от одного раздела сайта к другому. Вместо этого пользователи довольны; они выбирают первый разумный вариант. Как только они находят ссылку, которая, как кажется, может привести к цели, очень высока вероятность того, что по ней сразу же нажмут. Оптимизация сложна и занимает много времени.Удовлетворение более эффективно. [видео] Последовательное чтение не работает в Интернете. Правый снимок экрана на изображении внизу описывает путь сканирования данной страницы.
  • Пользователи следуют своей интуиции. В большинстве случаев пользователи бредят, вместо того чтобы читать информацию, предоставленную дизайнером. По словам Стива Круга, основная причина этого в том, что пользователям все равно. «Если мы находим что-то, что работает, мы придерживаемся этого. Для нас не имеет значения, понимаем ли мы, как все работает, если мы можем их использовать.Если ваша аудитория будет вести себя так, как будто вы создаете рекламный щит, тогда создавайте отличные рекламные щиты ».
  • Пользователи хотят иметь контроль. Пользователи хотят иметь возможность управлять своим браузером и полагаться на единообразное представление данных на всем сайте. Например. они не хотят, чтобы новые окна открывались неожиданно, и они хотят иметь возможность вернуться с помощью кнопки «Назад» на сайт, на котором они были раньше: поэтому рекомендуется, чтобы никогда не открывал ссылки в новых окнах браузера. .

1. Не заставляйте пользователей думать

Согласно первому закону удобства использования Круга, веб-страница должна быть очевидной и не требующей пояснений . Когда вы создаете сайт, ваша задача — избавиться от вопросительных знаков — решений, которые пользователи должны принимать осознанно, учитывая плюсы, минусы и альтернативы.

Если навигация и архитектура сайта не интуитивно понятны, количество вопросительных знаков растет, и пользователям становится сложнее понять, как работает система и как добраться из пункта А в пункт Б.Четкая структура, умеренные визуальные подсказки и легко узнаваемые ссылки могут помочь пользователям найти свой путь к своей цели.

Рассмотрим пример. Beyondis.co.uk утверждает, что находится «за пределами каналов, продуктов, распространения». Что означает ? Поскольку пользователи склонны исследовать веб-сайты в соответствии с шаблоном «F», эти три оператора будут первыми элементами, которые пользователи увидят на странице после ее загрузки.

Хотя сам дизайн прост и интуитивно понятен, чтобы понять, о чем эта страница, пользователю необходимо поискать ответ.Вот что такое ненужный вопросительный знак . Задача дизайнера — сделать так, чтобы количество вопросительных знаков было близко к нулю. Визуальное объяснение расположено с правой стороны. Простая замена обоих блоков повысит удобство использования.

ExpressionEngine использует ту же структуру, что и Beyondis, но избегает ненужных вопросительных знаков. Кроме того, слоган становится функциональным, поскольку пользователям предоставляется возможность опробовать сервис и загрузить бесплатную версию.

Снижая когнитивную нагрузку, вы упрощаете посетителям понимание идеи, лежащей в основе системы. Как только вы это сделаете, вы сможете объяснить, почему система полезна и какие выгоды от нее могут получить пользователи. Люди не будут использовать ваш веб-сайт, если они не смогут его найти.

2. Не теряйте терпение пользователей

В каждом проекте, когда вы собираетесь предложить своим посетителям какую-либо услугу или инструмент, старайтесь, чтобы ваши требования пользователей были минимальными. Чем меньше действий требуется от пользователей для тестирования услуги, тем больше вероятность того, что случайный посетитель действительно ее опробует.Новые посетители готовы поиграть с сервисом , не заполняя длинные веб-формы для учетной записи, которую они, возможно, никогда не будут использовать в будущем. Позвольте пользователям исследовать сайт и открывать для себя ваши услуги, не заставляя их делиться личными данными. Неразумно заставлять пользователей вводить адрес электронной почты для тестирования функции.

Как утверждает Райан Сингер, разработчик команды 37Signals, пользователи, вероятно, захотели бы предоставить адрес электронной почты, если бы их спросили. после они увидели, что функция работает, поэтому они имели некоторое представление о том, что они собирались получить взамен.

Stikkit — прекрасный пример удобного для пользователя сервиса, который почти ничего не требует от посетителя, ненавязчивого и удобного. И это то, что вы хотите, чтобы ваши пользователи чувствовали на вашем веб-сайте.

Видимо, клещу нужно больше. Однако регистрацию можно выполнить менее чем за 30 секунд — поскольку форма имеет горизонтальную ориентацию, пользователю даже не нужно прокручивать страницу.

В идеале устраняет все препятствия , не требует предварительной подписки или регистрации.Сама по себе регистрация пользователя является достаточным препятствием для навигации пользователя, чтобы сократить входящий трафик.

3. Умейте привлекать внимание пользователей

Поскольку веб-сайты предоставляют как статический, так и динамический контент, некоторые аспекты пользовательского интерфейса привлекают внимание больше, чем другие. Очевидно, изображения привлекают больше внимания, чем текст — точно так же, как предложения, отмеченные полужирным шрифтом, более привлекательны, чем простой текст.

Человеческий глаз — очень нелинейное устройство, и веб-пользователи могут мгновенно распознавать края, узоры и движения .Вот почему видеореклама чрезвычайно раздражает и отвлекает, но с точки зрения маркетинга она отлично справляется с задачей привлечь внимание пользователей.

Humanized отлично использует принцип фокусировки. Единственный элемент, который напрямую виден пользователям, — это слово «бесплатно», которое выглядит привлекательно и привлекательно, но при этом остается спокойным и чисто информативным. Тонкие подсказки предоставляют пользователям достаточно информации о том, как узнать больше о «бесплатном» продукте.

Сосредоточение внимания пользователей на определенных областях сайта с умеренным использованием визуальных элементов может помочь вашим посетителям добраться из пункта А в пункт Б, не задумываясь о том, как это на самом деле должно быть сделано.Чем меньше у посетителей вопросительных знаков, тем больше у них чувства ориентации и тем больше у них доверия к компании, которую представляет сайт. Другими словами: чем меньше нужно думать за кулисами, тем лучше будет пользовательский опыт, что в первую очередь является целью удобства использования.

4. Стремление к раскрытию функций

Современный веб-дизайн обычно критикуется из-за того, что он направляет пользователей с помощью визуально привлекательных 1-2-3 шагов, больших кнопок с визуальными эффектами и т. Д.Но с точки зрения дизайна эти элементы на самом деле неплохие. Напротив, такие правила чрезвычайно эффективны, , поскольку они проводят посетителей через контент сайта очень простым и удобным способом.

Dibusoft сочетает в себе визуальную привлекательность с четкой структурой сайта. На сайте есть 9 основных вариантов навигации, которые видны с первого взгляда. Однако выбор цветов может быть слишком легким.

Предоставление пользователю возможности ясно увидеть, какие функции доступны. — это фундаментальный принцип успешного проектирования пользовательского интерфейса.На самом деле не имеет значения, как этого добиться. Важно то, чтобы контент был понятен и посетители чувствовали себя комфортно при взаимодействии с системой.

5. Используйте эффективное письмо

Поскольку Интернет отличается от печати, необходимо адаптировать стиль письма к предпочтениям пользователей и привычкам просмотра. Рекламные материалы не будут прочитаны. Блоки длинного текста без изображений и ключевых слов, выделенных полужирным шрифтом или курсивом , будут пропущены.Преувеличенные выражения будут проигнорированы.

Обсуждение бизнеса. Избегайте красивых или умных названий, названий, связанных с маркетингом, названий компаний и незнакомых технических названий. Например, если вы описываете услугу и хотите, чтобы пользователи создали учетную запись, «зарегистрироваться» лучше, чем «начать сейчас!» что опять же лучше, чем «изучить наши услуги».

Eleven2.com сразу переходит к делу. Никаких милых словечек, никаких преувеличенных заявлений. Вместо этого цена: именно то, что ищут посетители.

Оптимальное решение для эффективного письма:

  • использовать короткие и лаконичные фразы (переходить к сути как можно быстрее),
  • использовать сканируемый макет (категоризировать контент, использовать несколько уровней заголовков, использовать визуальные элементы и маркированные списки которые прерывают поток однородных текстовых блоков),
  • используют простой и объективный язык (продвижение не должно звучать как реклама; дайте вашим пользователям разумную и объективную причину, почему они должны использовать ваши услуги или оставаться на вашем веб-сайте )

6.Стремление к простоте

Принцип «будь простым» (KIS) должен быть основной целью дизайна сайта. Пользователи редко бывают на сайте, чтобы насладиться дизайном; более того, в большинстве случаев они ищут информацию , несмотря на дизайн . Стремитесь к простоте вместо сложности.

С точки зрения посетителей, лучший дизайн сайта — это чистый текст, без какой-либо рекламы или дополнительных блоков контента, которые точно соответствуют запросам посетителей или контенту, который они ищут.Это одна из причин, почему удобная печатная версия веб-страниц необходима для хорошего взаимодействия с пользователем.

Finch четко представляет информацию о сайте и дает посетителям возможность выбора вариантов, не перегружая их ненужным контентом.

7. Не бойтесь белого пространства

На самом деле очень трудно переоценить важность белого пространства. не только помогает снизить когнитивную нагрузку на посетителей, но и дает возможность воспринимать информацию, представленную на экране.Когда новый посетитель приближается к макету дизайна, первое, что он пытается сделать, — это просканировать страницу и разделить область содержимого на легко усваиваемые фрагменты информации.

Сложные структуры сложнее читать, сканировать, анализировать и работать с ними. Если у вас есть выбор между разделением двух сегментов дизайна видимой линией или некоторым пробелом, обычно лучше использовать решение с пробелами. Иерархические структуры снижают сложность (закон Саймона): чем лучше вы сможете предоставить пользователям ощущение визуальной иерархии, тем легче будет восприниматься ваш контент.

Пробел — это хорошо. Cameron.io использует пустое пространство в качестве основного элемента дизайна. В результате получается хорошо сканируемый макет, который придает контенту доминирующее положение, которого он заслуживает.

8. Эффективное общение с помощью «видимого языка»

В своих статьях об эффективной визуальной коммуникации Аарон Маркус излагает три фундаментальных принципа, связанных с использованием так называемого «видимого языка» . — контент, который пользователи видят на экран.

  • Организуйте : предоставьте пользователю ясную и последовательную концептуальную структуру.Согласованность, компоновка экрана, взаимосвязи и возможность навигации — важные концепции организации. Ко всем элементам следует применять одни и те же соглашения и правила.
  • Экономьте : делайте больше с наименьшим количеством подсказок и визуальных элементов. Следует учитывать четыре основных момента: простота, ясность, различимость и акцент. Простота включает только самые важные для общения элементы. Ясность : все компоненты должны быть спроектированы таким образом, чтобы их значение не было неоднозначным. Самобытность : важные свойства необходимых элементов должны быть различимы. Акцент : самые важные элементы должны быть легко различимы.
  • Общайтесь : сопоставьте презентацию с возможностями пользователя. Пользовательский интерфейс должен сохранять баланс разборчивости, удобочитаемости, типографики, символики, нескольких представлений, а также цвета или текстуры для успешного взаимодействия. Используйте макс. 3 шрифта максимум 3 кеглем — максимум 18 слов или 50-80 символов в строке текста.

9. Условные обозначения — наши друзья

Традиционный дизайн элементов сайта не делает его скучным. На самом деле, соглашения очень полезны, , поскольку они сокращают кривую обучения, необходимость разобраться, как все работает. Например, было бы кошмаром юзабилити, если бы все веб-сайты имели разное визуальное представление RSS-каналов. Это не сильно отличается от нашей обычной жизни, когда мы привыкли к основным принципам организации данных (папок) или совершения покупок (размещения товаров).

С условностями вы можете завоевать доверие пользователей, доверие, надежность и доказать свою надежность. Следуйте ожиданиям пользователей — поймите, чего они ожидают от навигации по сайту, структуры текста, размещения поиска и т. Д.

Типичным примером из сессий юзабилити является перевод страницы на японский язык (при условии, что ваши веб-пользователи не знают японский , например, с Babelfish) и поставьте перед вашими юзабилити-тестерами задачу найти что-то на странице на другом языке.Если условности применяются правильно, пользователи смогут достичь не слишком конкретной цели, даже если они не могут понять ни слова из нее.

Стив Круг считает, что лучше внедрять инновации только тогда, когда вы знаете, что у вас действительно есть идея получше , но пользоваться преимуществами условностей, когда это не так.

10. Тестируйте рано, тестируйте часто

Этот так называемый TETO-принцип должен применяться к каждому проекту веб-дизайна, поскольку тесты юзабилити часто дают критически важную информацию о серьезных проблемах и проблемах, связанных с данным макетом.

Тестировать не поздно, не слишком мало и не по неправильным причинам. В последнем случае необходимо понимать, что большинство дизайнерских решений являются локальными; это означает, что вы не можете однозначно ответить, лучше ли какой-либо макет, чем другой, поскольку вам нужно проанализировать его с очень конкретной точки зрения (с учетом требований, заинтересованных сторон, бюджета и т. д.).

Некоторые важные моменты, о которых следует помнить:

  • по словам Стива Круга, тестирование одного пользователя на 100% лучше, чем отсутствие тестирования , а тестирование одного пользователя на ранней стадии проекта лучше, чем тестирование 50 ближе к концу.Согласно первому закону Бема, ошибки наиболее часты при разработке требований и при проектировании и тем дороже, чем позже они устраняются.
  • тестирование — это итерационный процесс . Это означает, что вы что-то проектируете, тестируете, исправляете, а затем снова тестируете. Могут быть проблемы, которые не были обнаружены во время первого раунда, поскольку пользователи были практически заблокированы другими проблемами.
  • тесты удобства использования всегда дают полезные результаты . Либо вам укажут на проблемы, которые у вас есть, либо укажут на отсутствие серьезных недостатков в дизайне, что в обоих случаях является полезным пониманием для вашего проекта.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *