Проблемы самореализации: Проблема самореализации личности

Содержание

Проблема самореализации личности

В современном обществе каждый человек сталкивается с проблемой самореализации, поиска себя в этом мире и своего места. Все ли мы осуществляем и осуществляем ли верно?

Проблема людей, их сути в жизни, их формирования и предопределения, — главная проблема с абсолютно всех сторон, появляющаяся перед наукой, — являющаяся в наши время как труднейшая общефилософская задача, и также как действующая совокупная фактическая цель.

Любой индивид представляется владельцем оригинальных возможностей и дарований. Установлено, что максимальное проявление возможностей людей может быть только в социально важной работе. Причём важно, чтобы выполнение данной работы обусловливалось не только лишь снаружи (социумом), также и внутренней необходимостью индивида. Работа индивида в данном примере является самодеятельностью, а осуществление ее возможностей в предоставленной работе обретает вид самореализации.

Самореализация – процедура познания и формулирования нашей духовной натуры. Значительное количество личностей испытывают страдания от недостатка чего-то, что они не в силах осмыслить и разобрать сами. Согласно иерархии потребностей Маслоу, самореализация (самоактуализация) – одна с подобных надобностей. Людям следует отыскать собственное положение в существовании, пользоваться всегда своими естественными качествами и особенностями, полностью проявить себя в данном обществе, для того чтобы ощущать абсолютную удовлетворенность от действительности.

Индивид, отдающий собственные средства в пользу обществу – является наиболее радостным человеком. Сложнее только отыскать сферу, в каковой можно полностью реализовать собственные возможности, использовать в том числе и отрицательные особенности человека, с целью приобретения поставленных задач. Если индивид приобретает подобную область, его триумф обеспечен.

Необходимо отметить, оригинальность любого индивида проявляет воздействие и на самореализацию. Первому человеку весьма существенно присутствие того или иного одного компонента, а второму нужны все.

Геббель писал о том, что наивысшее мастерство он видит в том, «чтобы довести характер до предела его возможностей».

Процедура самореализации молодых людей, равно как и общества в полной мере, совершается в абсолютно всех областях существования индивида. Занимая эти либо другие общественные положения, молодое поколение удовлетворяет собственные необходимости, для того чтобы реализовать успех своего существования.

В цивилизованно-нравственной области самореализация совершается с помощью академической, учебной, образно-эстетической деятельности, т.е. акцент направлен на индивидуальность каждого человека.

В настоящее время весьма небольшая доля из числа молодых людей старается отыскать себя в музыке, литературе, театре, живописи, указывая на недостаток необходимой экономической помощи и возникновение иных областей самореализации (к примеру, компьютерные технологические процессы).

Молодое поколение при подборе специальности опираются сначала на престиж специальности, а не на ее нужность, а также не на личный выбор. Итог неоспорим, в результате мы приобретаем профессионала, не имеющего за собой багажа нужных сведений и умений в сфере своей специальности.

Э. Фромм говорил: «Человек есть центр и цель своей жизни…развитие своей личности, реализация своего внутреннего потенциала есть наивысшая цель, которая просто не может меняться и зависеть от других якобы высших целей.»

Индивид не находит собственное назначение с появления на свет, однако имеет возможность отметить, какая деятельность ему приносит наслаждение и порождает положительные чувства, а какая категорически не нравится.

Карл Густав Юнг писал: «Мы можем думать, что полностью контролируем себя; однако друг может без труда рассказать нам о нас такое, о чем мы не имеем ни малейшего представления»

Это ранний период самореализации: индивид понимает собственные особенности, характер, предрасположенности, дар, и устанавливает, как осуществить назначение, однако пока что не осознает, в чем оно состоит.

Потом индивид обобщает собственный навык, осознанно определяет свои задачи, реализуется более ориентировано и добивается первых достижений. Это следующий период самореализации: индивид понимает, что можно произвести для осуществления собственного назначения, однако пока что не осознает, в чем оно состоит.

«Если действовать правильно, счастье неизбежно», — писал Крис Прентисс.

В конечном итоге, индивид обобщает собственные задачи и достижения, и устанавливает, для чего он это создает: понимает собственное назначение и задачи существования.

О самореализации рассказывается в абсолютно всех вероисповеданиях, только применяются различные названия: в христианстве – второе рождение, в исламе — возрождение, в индуизме — пробуждение, в буддизме – прозрение и т.п.

Однако в абсолютно всех вероисповеданиях сущность данного события представляется одинаково, как желание индивида к согласию, единству с обществом – являться не единичной каплей в атмосфере, а каплей в океане.

К аналогичному понимаю мира целостности индивида и Вселенной приблизилась восточная идеология и психология, в каковой за фантастическими церковными слоями находятся значимые мысли самореализации как преодоления индивидуальной односторонности и выход на трансцендентный уровень одинаковости с обществом.

Под самореализацией восточная идеология подразумевала не только саморазвитие, но и самогармонию, очищение, что представляется единым практически для всех вероисповеданий.

Установить назначение сравнительно просто, а вот соблюдать его в своем существовании и целиком осуществить его – значительно труднее. В этом случае, важнейшая тема для индивида: «Все ли я реализовал и реализовал ли верно?».

Нам дозволено доверять в частность либо множество земных воплощений. В процедуре самореализации индивида данный спор не содержит значимости.

Однако ясно, что наше настоящее появление в данном организме, с данными возможностями и талантами, с потребностью исполнения установленной общеземной цели, уникален и индивидуален. Поэтому надо стремится к полной самореализации для приобретения реального значения существования.

Самореализация – это процедура, продолжающаяся в ходе целого существования индивида.

Она обретает смысл лишь если сам индивид понимает собственные возможности, круг интересов и необходимости. Другими словами, все жизнедеятельность индивида основывается на цепочке операций, ориентированных на самореализацию и результат житейских задач. Для того чтобы реализоваться в мире, надо применять действия, какие заключаются в стратегиях. Осуществление данных стратегий и представляется основным обстоятельством самореализации индивида. С возрастом индивида, изменяются его необходимости, а следовательно, миссии и актуальные стратегии также модифицируются.

4 главные проблемы самореализации и как их решить — Психология эффективной жизни

Если вы свободный художник, наверняка вам знаком весь букет фрилансера: прокрастинация, апатия, финансовая нестабильность и синдром самозванца. Как справиться со всеми этими проблемами? Хотите пять разных курсов (подлиннее и побольше) или найти корень, который изменит все эти симптомы?

Корень проблемы

Представьте себе, что вы приходите к психологу. Он смотрит на вас умным взглядом и говорит: «Ну-с, записывайте. Значит, у вас проблема в том, что вы не разрешаете себе жить, боитесь успеха и т.д.». Помогло?

Учебники по психологии — не тайна. Там четко указана первопричина проблемы самореализации человека. Только оно так не работает. Не может изнасилованная женщина прочитать учебник психологии и радостно запорхать бабочкой, так как моментально исцелилась и восстановилась. Также узнать реальную причину проблем, с которыми сталкиваются многие фрилансеры (свой запрет жить и самореализовываться), недостаточно.

Большая часть людей остается тенями потому, что запретили себе быть чем-то большим, проявлять себя в этом мире, наслаждаться им, восторгаться мудростью вселенной, благодатными возможностями для роста, изобилием.

И, глядя на восхитительно сотканное тело, состоящее из миллионов тонких материй и структур, чудесно настроенное на восстановление и развитие, восхищающее своими тайнами и сложностью ученых, они полностью уверены, что они неудачники. А творец или выпивал в момент их создания, или просто садист, а в лучшем случае — пофигист. Но никак не мудрый и любящий, учащий тебя своему мастерству — творить.

Творить свою жизнь такой, какой ты хочешь. Для этого тебе даны собственные внутренние ресурсы и реализованные в материальном мире ресурсы других людей и поколений.

Нам дано тело, значит, мы должны проявляться в физическом мире, а не оставаться тенями, духами. У нас есть тело, чтобы оставлять свой след здесь, на Земле. Чтобы наслаждаться тем, что уже существует здесь в материальной форме. Чтобы точно так же творить — придавать своему внутреннему материальную форму. Для себя, других людей, для творца.

Но мы умнее. Мы решили, что нам нельзя. Ну а вдруг на выходе счет представят? Лучше, знаете ли, не брать лишнее пирожное, а то потом не расплатишься…

Почему?
  • Вселенная же, во-первых, сначала сделала, а потом решит зачем.
  • Во-вторых, она же такая: чуть что не понравится — прибьет. 
  • В-третьих, наличие талантов или просто базового набора потребностей и умений изучать и самореализовываться никак не намекает на то, что вселенная хотела бы, чтобы человек ими воспользовался.
  • В-четвертых, если я не высовываюсь, я ее не бешу. Это безопасно — она ведь дама импульсивная и слегка истеричная (кто, по-вашему, придумал ПМС?).
  • В-пятых, в лучшем случае она не в курсе, что я существую (ведь бывают женщины, которые рожают во сне!). А тот факт, что для моего появления на свет нужно было, чтобы встретились мои мама и папа, бабушка и дедушка (список продолжить) и как минимум качественно занялись бы определенной физической деятельностью, указывает на то, что вселенная давно все автоматизировала и не вникает в происходящее. Но никак не на то, что сам факт моего существования — чудо! Для того чтобы я был в этом мире, было соткано множество ситуаций. И когда я это осознаю и оглядываюсь на прожитую жизнь, я думаю, что у вселенной от меня развивается комплекс неполноценности. Так и живем.

Выйти из тени

Причина проблем в самореализации и активных приемов человека против нее (прокрастинация, неуверенность, самосаботаж и т.д.) давно описана в учебниках. Это выбор быть тенью, не жить. И начнет меняться ситуация только тогда, когда человек станет называть вещи своими именами.

И тут можно реагировать по-разному: считать себя умнее вселенной, уверять себя, что подаренное вам тело и потенциал для развития никак не обязывают вас принимать такие подарки, осознать, что много лет не замечали чуда в своей жизни, испытывать за это чувство вины…

Одно из самых эффективных заданий, помогающее многим выходить из тени в жизнь, заключается в том, чтобы на каждом шагу осознавать и озвучивать свое решение. Например, я сейчас смотрю сериал. Я осуждаю себя за это, так как нужно работать. Я выбираю сейчас смотреть сериал и осуждать себя за это. В определенный момент абсурдность своих выборов заставит прочувствовать жизнь всей кожей и изменить ее.

 

От редакции

Бизнес-тренер Юрий Карпенков приводит четыре распространенные причины прокрастинации и предлагает способы их решения: https://psy.systems/post/prichiny-prokrastinacii.

Мы прочли для вас книгу «Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра» Петра Людвига и собрали в одном обзоре все ключевые идеи автора: https://psy.systems/post/pobedi-prokrastinaciyu-kak-perestat-otkladyvat-dela-na-zavtra.

Вы, скорее всего, ставили цели на новый год. Ну как, спустя месяц получается следовать намеченному плану? Если вы испытываете с этим трудности, рекомендуем прочесть статью коуча

Светланы Алениной: https://psy.systems/post/tri-shaga-k-dostizheniu-novogodnix-celej.

 

Проблема самореализации личности: исторический контекст

Изменение социально-экономических и политических условий практически мгновенно отразились на системе образования, которая перешла на другой уровень существования, причем по всем параметрам. Одним из качественных изменений современного образования является переход от знаниевой парадигмы к личностной, в результате чего целью образования становится личностное развитие индивида. В этой связи современная личностно-ориентированная наука, опираясь на общефилософскую идею самодвижения, саморазвития, стремится оперировать понятиями, адекватно отражающими гуманистическую сущность человека и процесс его воспитания («субъект-субъект», «сознание-самосознание», «развитие-саморазвитие», «Я-концепция», «самоактуализация», «самореализация» и другие) и подчеркивающими не только внешнюю, но и внутреннюю стороны процессов взросления и развития.

В теоретических исследованиях и образовательной практике, в законодательных документах стали чаще употребляться термины, начинающиеся с приставки «сам», «само», которые в интегративном виде характеризуют человека как субъекта собственного развития, то есть как субъекта познания, деятельности, общения, судьбы.

Статья 14 «Закона РФ об образовании», в частности, гласит: «Содержание образования должно быть ориентировано на обеспечение самоопределения личности, создания условий для ее самореализации» [3].

Инновационные школы на современном этапе вышли на путь создания образовательных систем, ориентированных на самоопределение и самореализацию личности.

Термин «самореализация» долгое время употреблялся в общественно-политической литературе, публицистике, не имея при этом достаточно четко выраженного содержания.

Идея самореализации имеет древнюю историю.  В качестве «высшей ценности» самореализация трактуется в философии Упанишад (8-5 вв. до н.э.) и Даосизме (6-5 вв. до н.э.). Эволюцию идеи саморазвития можно проследить со времен Гераклита.  В основе его стихийной диалектики лежит провозглашенный им принцип: «все течет –  все изменяется». Широко известным стало также высказывание Протагора: «человек есть мера всех вещей». В центре внимания Сократа также находится человек. Именно Сократ призывал к познанию самого себя. На Западе учение о самореализации восходит к Аристотелю и отчасти к Платону, представляя  собой не только анализ этого феномена, но и практиче­ские рекомендации путей и способов самоосуществления. В онтологии Аристотеля интерес представляет его понимание движения как реализации сущего. Движение согласно его воззрениям представляет собой переход возможности в действительность. Категория движения связывается с категориями материи и формы. Материя (как возможность) позволяет осуществить форму (как реальность). 

В эпоху Возрождения положено начало развитию гуманистических идей. Так, итальянский гуманист, представитель Ренессанса, Пико делла Мирандола провозгласил, что судьба человека является следствием его собственной активности. Человек согласно данной антропоцентричной теории творит себя сам, своей волей и самостоятельным выбором, стремясь к собственному совершенствованию.

Педагогическим поискам Я.А. Коменского (1592-1670) было свойственно осознание необходимости считаться с особенностями ребенка, с его природой (принцип природосообразности), стремление сделать школу «мастерской гуманности», способствующей развитию возможностей ребенка, его восхождению по ступеням духовного роста.

Дальнейшее осмысление идеи саморазвития происходило в эпоху Просвещения, характеризующуюся передовыми взглядами на воспитание человека и решающим значением активности субъекта (Ф. Вольтер, К. А. Гельвеций, Ж. Ж. Руссо).

Жан-Жак Руссо (1712-1778), признавая, что человеческая природа является совершенной, считал необходимым следовать естественному ходу развития ребенка и позаботиться о создании условий, в которых все присущие ему задатки могли бы беспрепятственно развиваться, а также об устранении всего того, что могло бы этому помешать. Критикуя феодальную систему воспитания, подавляющую личность, он призывал с любовью относиться к ребенку, внимательно изучать его возрастные и индивидуальные особенности, считаться с его потребностями, способствовать развитию его самодеятельности.

И.Г. Песталоцци (1776-1827) считал общей целью воспитания проявление в детях «истинной человечности», которая достигается путем гармонического развития у каждого ребенка всех его природных сил и способностей. Он утверждал, что природным силам и задаткам ребенка присуще стремление к развитию и воспитание должно выдерживаться в этой логике, обеспечивая гармоническое развитие ребенка в тесном согласии с его природой.

На субъектно-свободную отношенческую позицию ребенка, которую нужно учитывать воспитателю в общении с ним, указывал Д. Локк (1632-1700). Он считал, что важной задачей воспитания является развитие природных дарований «до возможных пределов». Для этого нужно внимательно изучать индивидуальные особенности ребенка, наблюдать за ним, чтобы «заметить его преобладающие страсти и господствующие наклонности», выявлять у детей различные качества, сообразно с которыми должны различаться и методы».

А. Дистервег (1790-1866) полагал, что разумно организованное воспитание должно строиться с учетом трех принципов: природосообразности (учет возрастных индивидуальных особенностей физического и психического развития ребенка), культуросообразности (учет условий, в которых ребенок живет, национальной культуры), самодеятельности (стремление развивать детскую творческую активность).

У Гегеля также прослеживается идея саморазвития. Сущность явления, по его мнению, можно понять лишь выяснив путь его развития, которое происходит поступательно от низших форм к высшим, а источником всякого развития являются противоречия. Гегель рассматривает природный и исторический мир как процесс непрерывного движения. Мировой дух, частицей которого является сознание каждого человека, возвращается к самому себе через мышление и деятельность. По его представлениям свои внутренние стремления человек реализует в деятельности. По мнению Гегеля, «выполняя какую-либо деятельность, человек преследует цель, продиктованную своеобразием этой деятельности, но при этом он должен получить удовлетворение от нее. Это происходит, когда человек в деятельности реализует свои собственные цели».

Существует также экзистенциалистский подход, представители которого, отрицают наличие сущностной природы и полностью исключают возможность объективистского влияния на человека (нет детерминизма, человек свободен, человек – это свобода, он есть не что иное, как проект самого себя), то есть, процесс самореализации лишен каких-либо объективных оснований, поскольку человек будет таким, каким он сделает себя сам. Эта теория самореализации человека, основателем, которой являлся Ж. Сартр, в рамках закрытой системы явно нереальна, ибо различные обстоятельства, встречающиеся на пути индивида в реальном мире, лишают смысла категорию «свобода» в экзистанциалистском понимании.

В отечественной науке идеи самореализации личности отстаивали К.Д. Ушинский  и С.И. Гессен. К.Д. Ушинский (1824-1870) отмечал, что «гармония в человеческом образовании состоит не в том, чтобы существующие в человеке силы развиты с одинаковой силой, но в том, чтобы различные системы сил подчинить одна другой в таком порядке, как они расположены в основной природе человека, в подчинении низших по своей натуре высшим». Одной из лучших работ 20–х годов прошлого столетия можно назвать книгу С.И. Гессена «Основы педагогики», которая рассматривает личность как дело рук самого человека, продукт его самовоспитания.  

Современные зарубежные и отечественные ученые имеют свои различные подходы к изучению проблемы самореализации личности.

Одни зарубежные ученые придерживаются мнения, что люди, прежде всего, стремятся к превосходству, что есть фунда­ментальный закон человеческой жизни. Такое стремление имеет врож­денный характер, потому что оно и есть сама жизнь. Иными словами «это нечто, без чего жизнь человека невозможно представить». Учеными делается акцент на социальных детерминантах личности, рассматривая индивида как творческое и самоопределяющееся целое, с учетом его индивидуальной субъективности. Человек обладает самосознанием и спо­собен планировать свои действия, управлять ими, осознавая значение собст­венных действий для собственной самореализации. Человек сам творит свою личность, обладая креативным «Я», он сам ставит перед собой цель и определяет пути ее достижения.

По мнению других учёных самореализация присуща каждому человеку и предполагает наличие продуктивной активности. Понимание человеческой сущности должно основы­ваться на понимании человеческих потребностей, вырастающих из условий су­ществования. В качестве таких потребностей выступают потребность в установлении связей, в трансцендентности, в корнях, в идентично­сти, в системе ориентации. Здесь особо выделяется позитивная свобода –  свобода, которая соче­тает причастность к миру и независимость от него. Позитивная свобода пред­полагает спонтанную активность в жизни, когда человек действует в соответст­вии со своей внутренней природой, используя в качестве ключевых компонен­тов любовь и труд.

Таким образом, проведенный краткий экскурс в историю возникновения и становления теории самореализации дает возможность судить о различных исходных основаниях, как появления данного феномена, так и его трактовки. Это дает нам возможность сделать вывод о том, что самореализация – это процесс, направленный на осуществление личностью себя  в мире, который, в свою очередь, оказывает  на нее влияние на протяжении всей жизни человека. 

 

Литература

 

1.         Воспитательная деятельность: педагогические, психологические, технологические и правовые аспекты // Материалы конференции. – Астрахань: Изд-во АГПУ, 2007. – 296 с.

2.         Горячева Е.И. Концепция самореализации как основа гуманистической педагогики. Проблемы проектирования образования в работах аспирантов ИПИ РАО за 1994 г. Сб. науч. тр. Ин-т педагогич. инноваций РАО. – М., 1995. – 258 с.

3.         Закон Российской Федерации «Об образовании». С изменениями на 25 июня 2005 года – М,  58 с.

4.         Михайлов Н.Н. О потребности личности в самореализации //Философские науки. – 2004. — № 4. – С. 24-32.

5.         Сериков В.В. Личностный подход в образовании: концепция и технология. – Волгоград: Перемена, 2004.

Проблемы самореализации молодежи в современных условиях

Время чтения 8 минут

Если рассматривать проблемы самореализации молодежи не только со стороны индивидуума как сложности реализации отдельной личности, а взглянуть на них в общем, как на проблемы всего социума, то можно увидеть, что решение этих проблем может усовершенствовать социальную систему, поднять производительность, а также избежать множества социальных конфликтов. Социально-демографическая группа, попадающая под определение «молодежь», обладает более высоким уровнем восприятия и принятия модернизации общества.

Молодежи легче адаптироваться к современным условиям существования, проще осваивать нововведения в различных областях. Культура, политика, общественно-хозяйственная деятельности и многое другое не стоят на месте, руководствуясь лишь культурным наследием и опытом предков. Все социальные отрасли видоизменяются, обретают новые современные очертания. Людям, перешагнувшим рубеж молодости, принять такие изменения бывает крайне сложно из-за плотно укоренившихся консервативных взглядов. Со временем бразды правления социумом передаются в руки юного поколения. Именно поэтому так важно создавать благоприятные условия для самореализации молодежи, помогая молодым людям стать гармоничными всесторонне развитыми личностями.

<<Оглавление>>

Путь в будущее

Период молодости – это своеобразная дорога в будущее. Именно на этом тернистом пути человек предопределяет свое дальнейшее существование, делает выбор в сторону той или иной профессии, решает, в какой социальной сфере его потенциал будет всецело раскрыт и более полезен обществу, какое занятие принесет душевный комфорт. Сознание молодых людей, как губка, способно впитывать, фильтровать и перерабатывать большой поток информации. В исследованиях возрастной психологии говорится, что именно в процессе взросления у человека формируется самосознание и устойчивая система ценностей, а также предопределяется социальный статус личности. Для периода молодости характерны проявления критичности мышления, человек учится оценивать и анализировать. Параллельно  с этим в сознании молодых людей уже заложен фундамент из стереотипов прошлого времени, задачей молодежи является правильно отфильтровать опыт минувших лет, выделить для себя главную и полезную информацию.

Отцы и дети

Мы, взрослые, не понимаем детей, так как мы не понимаем уже больше своего собственного детства. Зигмунд Фрейд

Проблемы самореализации молодежи включают в себя и вечное противоборство старого и юного поколений. В основном, старики всегда недовольны поведением молодежи, стараются дать совет со стороны прожитых лет, а молодые люди со всей своей юношеской амбициозностью не хотят прислушиваться и делать выводы. На самом деле противостоянии этих двух социальных групп может, как и послужить определенную пользу, так и причинить немалый вред в дальнейшей реализации молодежного потенциала. Однозначно, опыт прошлого может быть полезен, чтоб, например, не совершать таких же ошибок или, как говорится, заново не изобретать велосипед. Вот тут-то как раз и молодым людям и пригодиться умение фильтровать информацию и давать собственную оценку тем или иным суждениям.

Что же касается негативных последствий, то слишком настойчивое навязывание консервативных взглядов воспрепятствует желанию молодежи развиваться в современном мире, идти в ногу со временем, адаптироваться к стремительно развивающимся особенностям окружающей среды. Молодые люди, задавленные авторитетностью старшего поколения, теряют интерес к познанию всего нового, развивается пассивность, порой граничащая с инфантилизмом, а эти качества никак не способствуют самореализации и достижению успеха. Поэтому в процессе воспитания крайне важно найти ту самую пресловутую «золотую середину». Как говорил К. С. Станиславский: «Пускай старая мудрость направляет юную бодрость и силу, пускай юная бодрость и сила поддерживают старую мудрость».

Проблемы молодежи в современном мире

Современный мир уже не так строго относится к соблюдению правил нравственности, как в давние века, в этом тоже есть немалая составляющая сути проблемы самореализации молодежи. Именно поэтому у большинства современных молодых людей крайне размытые нормы морали. У большинства преобладают гедонистические наклонности, эгоизм, что рано или поздно приводит к саморазрушению личности. Проблемы, с которыми сталкивается современная молодежь, мешают самореализации индивида или же делают ее практически невозможной. Духовное опустошение, бесперспективность дальнейшей жизни, раскол ценностных ориентаций, распространяющийся нигилизм и ломка нравственных идеалов – вот основные причины, которые подводят современных молодых людей к таким социальным проблемам, как:

  • Алкоголизм
  • Наркомания
  • Аморальность
  • Преступность
  • Склонность к суициду
  • Подмена жизненных ценностей

Попадая в одно из вышеперечисленных течений, индивид вступает на путь деградации и саморазрушения. И лишь путем долгой и сложной социальной, физической и психологической реабилитации можно вернуть человека к нормальному существованию, а также мотивировать его личность к дальнейшему саморазвитию.

Что мешает самореализации молодежи

Вот некоторые самые основные проблемы самореализации молодежи

Несоответствие социальным требования

Вряд ли кто-то в детстве мечтает стать успешным сантехником или грузчиком. Все хотят быть космонавтами и стюардессами, летчиками и балеринами. Но со временем человек осознает, что не всегда мечты возможно осуществить. Социуму не нужны миллионы танцоров и актрис, предпочтение отдается профессиям в сфере науки, физического или инженерного труда. Первой проблемой самореализации личности является несоответствие между желаемым и действительным. Приходится делать выбор между мечтой детства и профессией, которая является более престижной и прибыльной. Но часто молодые люди не понимают, что реализовать себя можно не только в карьере. Самореализация – это совокупность всех сфер жизни, таких, как творчество, хобби, семья, окружение и тому подобное. Получается, что сейчас современная молодежь в большинстве предпочитает выбор профессии более прибыльной, но к которой совершенно не лежит душа. Конечно, поэтому возможность реализоваться на трудовом поприще в таком случае крайне невелика.

Отсутствие социальным требованиям

Молодежь современного мира в подавляющем большинстве нацелена на получение хорошего дохода. Но осваивание профессии и упорный труд не входят в планы молодых людей. Отсутствие трудового стимула прежде всего возникает из-за бесперспективности дальнейшей жизни, индивид не видит смысла прилагать усилия. Начинают преобладать такие качества, как лень, пассивность, безынициативность, возникает чувство безысходности, которое может привести к стрессу и личностным конфликтам индивидуума.

Отсутствие социальных ориентиров

Молодое поколение порой не успевает адаптироваться к столь быстро меняющемуся обществу. Опыт прошлого и модернизация социума порой настолько различны между собой, причем изменения эти происходят за короткий срок, что вносят в неокрепшее сознание молодого поколения определенный диссонанс. У юных людей отсутствуют социальные ориентиры, ведь то, что было важно для предыдущего поколения, стремительно теряет свою ценность в рамках урбанизации и модернизации современного мира. Поэтому дальнейший выбор цели и пути молодежи начинает определяться обстоятельствами и требованиями общества, а не способностями и желаниями самого индивида. Поэтому крайне важно сформировать способность адаптировать свои профессиональные и личностные цели к тенденциям развития современного общества, уметь адаптироваться, не нарушая при этом душевный баланс.

Сокращение социальных программ

Проблемы самореализации молодежинапрямую зависят от общественной деятельности. Чтобы в полной мере проявить свой потенциал, определить склонность к той, или иной отрасли деятельности, молодежи необходимо предоставить фундамент, так сказать арену для реализации. Сокращение различных молодежных программ, невозможность найти условия для активной самодеятельности, сложности в праве на непосредственное участие в образовательной, политической, трудовой деятельности. Молодому поколению абсолютно негде проявлять свой потенциал, так как социум не способен предоставить доступные досуговые площадки для реализации.

Социальная незащищенность

Для успешной самореализации молодое поколение должно чувствовать опору и поддержку со стороны окружающих. Речь идет не только о семье и общеобразовательной системе. Государство в полной мере должно создавать благоприятные условия для жизнеобеспечения юного поколения и формирования гармоничной личности. Если молодежь не чувствует гарантий, определенного залога в успешности своего будущего, то это способствует появлению чувства страха, неуверенности в завтрашнем дне. Что, как всякие негативные мысли и эмоции, создает препятствия для самореализации молодежи.

Нравственно-духовный хаос

Последний период развития современного общества замечает тенденцию к дегуманизации культуры, смысл искусства деморализован, образ человека становится приниженным, духовные и моральные ценности отходят на второй план. Эмпатия и альтруизм уступают место алчности и потребительству. Духовные ценности коллективизма заменены корыстно-индивидуальными целями. Все эти факторы, а также отсутствие у молодежи четкой национальной идеи тоже являются одними составляющими сути проблемы самореализации молодежи. Свое пагубное влияние на неокрепшую юную психику оказывают СМИ и социальные сети. Не стоит преуменьшать ценность интернета и всех его благ (которые в условиях современного мира занимают не последнее место в самореализации личности), но тут опять-таки необходимо развивать у молодых людей способность к правильной фильтрации информации.

Решение проблемы самореализации молодежи

Так какие условия для самореализации молодежи необходимы? Прежде всего не стоит забывать о том, что самореализация личности прежде всего зависит от самого человека, его стремлений и готовности к упорному труду. Задача окружающих – помочь молодежи сформироваться, создав все необходимые благоприятные условия для развития и реализации потенциала.

Со стороны семьи и близкого окружения это может быть передача ценного опыта, формирование нравственных ценностей. Достичь этого можно, например, своим личным примером – ребенок, который растет в гармонии и видит перед собой благоприятную модель семьи, уже на шаг ближе к успешному будущему. Система образования тоже, обычно, вносит немалый вклад в формирование личности. Педагогические тенденции не должны стоять на месте, необходим постоянный рост, развитие, поиск новых продуктивных методик воспитания и образования. Государство также должно внедрять различные социальные программ для развития молодежи, давать возможность реализовать свои творческие и креативные наклонности, создавать так называемые досуговые и культурные площадки для возможности молодых людей выплеснуть свою самодеятельную активность. Так же не стоит забывать про социальные гарантии – молодые люди не должны чувствовать себя незащищенными в рамках социальной политики. Каждый человек должен быть уверен, что настойчивый, честный и упорный труд – это возможность достичь успеха, и государство будет содействовать в этом, так как механизм управления страной должен быть заинтересован в получении достойных кадров и воспитании достойного молодого поколения.

К молодым людям нельзя относиться свысока. Очень может быть, что, повзрослев, они станут выдающимися мужами. Только тот, кто ничего не достиг, дожив до сорока или пятидесяти лет, не заслуживает уважения. Конфуций

Проблемы самореализации молодежи – это не только индивидуально-личностные сложности молодых людей. Это глобальная проблема всего общества в целом. Вполне возможно, что милый малыш, которого вы видите в песочнице, в дальнейшем станет главой государства и вершителем судьбы всего социума. Поэтому одной из важнейших целей современного мира является решение проблемы самореализации молодежи и создание качественных условий для самореализации молодых людей.

ПРОБЛЕМА САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В СИСТЕМЕ НАУК О ЧЕЛОВЕКЕ

В современных условиях качественно новым образом встает проблема развития и использования человеческого потенциала. Предъявляются более высокие требования к самостоятельности, инициативе, предприимчивости человека, вызванные происходящими в обществе изменениями. Б. Г. Ананьев неоднократно отмечал усиление влияния человеческого фактора на различные стороны действительности. Все это обусловливает возрастание актуальности проблемы самореализации личности.

Термин «самореализация» используется в отечественной и зарубежной психологической, педагогической, философской, социологической и другой общественно-научной литературе. В отечественных психологических и педагогических исследованиях он начал употребляться в последние годы, в социологических и других общественно-научных — в период строительства коммунизма. В философских исследованиях, как отечественных, так и зарубежных, использование понятия «самореализация» и идей, положенных в его основу, уходит вглубь веков. В общенаучных исследованиях, прежде всего общефилософских, применение данного термина происходило как в рамках диалектической философии, так и с метафизических позиций.

Наряду с тем, что термин «самореализация» нередко используется в том числе и в названиях отечественных кандидатских диссертаций по психологии, социологии, педагогике (а чаще кандидатских и несколько реже докторских диссертаций по философии), в отечественной психологической, социологической, педагогической, философской и другой справочной литературе (энциклопедиях, словарях и пр.) дефиниции этого термина отсутствуют. Не приводятся они и в больших энциклопедиях, в толковых словарях русского языка.

Термин «самореализация» (self-realisation) впервые приводится в Словаре по философии и психологии, изданном в 1902 году в Лондоне: «Самореализация — осуществление возможностей развития «Я». Такое определение соответствует доктрине, согласно которой высшим конечным результатом развития является самореализация или самоосуществление. Эта идея прошла путь от древней до современной этической мысли. Самый ранний и важнейший ее представитель — Аристотель, для которого добро — это актуализация гуманной или рациональной души. Особенно отчетливо термин «самореализация» выделяли неогегельянцы» (Dictionary Psychology and Philosophy / Ed. by J. M. Baldwin. Vol. II. London, 1902, p. 512). В переизданном в 1957 г. указанном словаре дефиниция «самореализация» дословно повторяется.

В Оксфордском словаре приводится следующее определение: «Самореализация — реализация собственных усилий человека, возможностей развития «Я». Этот процесс может быть назван самореализацией (или развитием)… Согласно христианским воззрениям, это не вершина достижений, но божий дар» (The Oxford English Dictionary. Second edition / Prepared by J. A. Simpson and S. C. Wein. Vol. XIV. Oxford, 1989, p. 921).

В психологическом и психоаналитическом словаре дается следующее определение: «Самореализация — сбалансированное и гармоничное раскрытие всех аспектов личности; развитие генетических и личностных возможностей» (A Comprehensive Dictionary of psychological and psychoanalytical terms a gwide to usage / Ed. by B. Horacl. New York; London; Toronto, 1958, p. 488).

Наиболее близкими к понятию «самореализация» являются понятия «самоактуализация» и «самоосуществление». Понятие «самоактуализация», как правило, описывается в психологической литературе со ссылкой на работы А. Маслоу. В зарубежных психологических и философских словарях термин «самоосуществление» (self-fulfillment) чаще трактуется как свершившийся, конечный результат самореализации, полная реализация возможностей личности.

На наш взгляд, самореализация — это осуществление возможностей развития Я посредством собственных усилий, содеятелъности, сотворчества с другими людьми (ближним и дальним окружением), социумом и миром в целом.

‘Грудно назвать такую пауку о человеке, в которой тем или иным образом не затрагивалась бы проблема самореализации. На разных этапах эволюции человечества и развития системы наук эта проблема повсеместно вставала перед умами мыслителей.

Идея самореализации имеет давнюю историю в философии. «В качестве высшей ценности самореализация трактуется в философии Упанишад (с VIII в. до V в. до P. X.) и в даосизме (VI-V вв. до P. X.).

На Западе учение о самореализации восходит, по крайней мере, к Аристотелю и отчасти Платону, представляя собой не только теоретический анализ этого феномена, но и практические рекомендации путей и способов индивидуального самоосуществления» [Цырева Л. А., 1992, с. 3]. В конце XIX — начале XX века в англоамериканских теориях, в особенности у представителей идеализма, принцип самореализации обретает характер этической заповеди. По мнению многих философов, данная тенденция сохраняется в XX веке в философии экзистенциализма.

Л. В. Рябова, рассматривая философский аспект самореализации человека, указывает на наличие существенных отличий в понимании самореализации на Западе и Востоке. «Человек Запада активно овладевает внешним миром, ведет себя в этом мире как деятель и преобразователь, изменяя и подчиняя себе мир, западный человек утверждает себя. Восток действует иначе, он устремляется прямо к высшим ценностям и смыслам бытия, а выход к этим ценностям мыслится через самоуглубление, замыкание в себе, через экстаз.

Человек Востока ищет абсолют» [Рябова Л. В., 1993, с. 12]. Он, погружаясь в глубины своего сознания, ориентируется на идеал, который находится за пределами внешнего, чувственного, реального мира, рассматривая реальный мир как неподлинный.

Эти различия вызваны прежде всего не только разными культурными основаниями самореализации человека Запада и Востока, но и различной ролью культурных ценностей в процессе самореализации. Предпочитаемые ценности во многом обусловливают особенности ментальности того или другого народа. Так, например, для американцев наиболее ценными являются личная свобода и демократия. Для народов Азии и Африки это не столь важные ценности. Они могут отказаться от этих ценностей в пользу диктаторов.

Итак, философский аспект рассмотрения проблемы самореализации имеет наиболее давнюю историю, но в сравнении с другими науками, он многосторонен и затрагивает обширный культурный план, анализ которого выходит за рамки нашей задачи. В настоящее время проблема самореализации наиболее подробно изучена с позиций социальной философии, отдельные вопросы самореализации рассматривались в социальной психологии, что и определило развитие представлений о самореализации в целом.

Многие философы указывают, что самореализация личности — проблема не только междисциплинарная, но и межпарадигмальная, в силу того что в настоящее время не существует единой парадигмы представления о самореализации личности. Данная проблема также отличается маргинальным характером, поскольку охватывает темы, входящие в проблемное поле различных наук. Все это осложняет рассмотрение проблемы самореализации личности и предъявляет повышенные требования к ее многостороннему охвату.

В основе исследования проблемы самореализации, несомненно, лежит изучение представления о самореализации личности и его эволюции. Другими словами, особое значение приобретает рассмотрение развития представлений о самореализации личности. Развитие представлений о самореализации и ее особенности в значительной степени связаны с феноменальностью человеческого существования, с изменяющимися взаимодействиями индивида и рода в онтогенезе человека, поскольку «самореализация — это социально-индивидуальный процесс осознанного целеполагающего опредмечивания сущностных сил на основе жизнедеятельности данного конкретного человека» [Исаев А. К., 1993, с. 16].

Кратко остановимся на описываемых А. К. Исаевым культурно-исторических типах самореализации личности. В них начинают оформляться предпосылки тенденций развития представлений о самореализации личности.

Для античного времени характерно «телесное» представление о личности. Проблема «личность — общество» еще не возникает, так как существует синкретическая картина этих явлений, которая связана с космополитично-стью восприятия. Имеет место проблема самоосуществления человека — насколько индивид соответствует общественно одобряемому образцу. Жизнь такого человека зависела больше от одобрения или осуждения окружающими («культура стыда»), т. е. самореализация подменялась реализацией, зависимостью от внешних условий.

Постепенно, в христианстве, происходит переход от «телесной души» к моральной духовной личности. Утверждается ценность души «внутреннего человека» через просветление. Возникает «культура вины», культура совести. Содержание самореализации обретает черты индивидуальной выраженности.

В восточных типах самореализации преобладает утверждение, что Я как такового нет, оно не сущностно. Так, в даосизме наличие индивидуального Я — это признак некультурности. Источником идентичности является дао. Сущность человека отождествлялась с дао, с предельным выражением закономерности функционирования Вселенной. Дзибун означает, что представления о самореализации совпадают с принятыми в обществе путями обретения своего статуса. Прямая противоположность Я в индивидуалистической модели западного человека. В конфуцианстве утверждается перестройка личности, связанная с изживанием Эго: «преодоление себя» — путь к подлинному себе, реализация себя.

Далее, в средневековой восточной традиции проводится идея самореализации в понимании стремления к «просветлению», «всезнанию», стать Буддой, центром Вселенной, т. е. под просветлением подразумевается развитие Вселенной.

В отличие от приведенных типов самореализации в эпоху Возрождения человек уже осознает себя как отдельное существо. Это уже не родовая личность античности и не сословная средневековья. Самореализация основана на том, что человек сам принимает решение о значимости и достоинстве своих обязанностей. Имеет место факт самообретения и самоосуществления.

В результате Реформации самореализация начинает обретать контекст служения чему-то возвышенному, а именно Богу.

Понятие «самореализация» как центральное понятие начинает рассматриваться в философии в конце 1970-х — начале 1980-х годов. В ряде диссертационных работ по социальной философии самореализация становится предметом специального исследования. Начинается разработка понятийного аппарата, с помощью которого самореализации придается статус философской проблемы.

Л. А. Цырева отмечает, что несмотря на разноплановость работ, в них обнаруживается общая позиция. Основным понятием в определении исследуемого феномена является представление о сущностных силах человека. Самореализация с этой точки зрения определяется как раскрытие в деятельности человека его сущностных сил. Правда, у авторов, употребляющих понятие сущностной силы, нет единства мнений по вопросу о том, что включить в его содержание [Цырева Л. А., 1992].

Ряд философов, в том числе Л. А. Цырева и А. К. Исаев, анализируя историко-философский контекст, выделяют два философских подхода к проблеме самореализации. Отмечается, что в трактовке самореализации обнаруживается наличие двух различных философских ориентации: эссенциалистиче-ской и экзистенциалистической. Эти ориентации основываются на противоположных концепциях человека и человеческой свободы.

К эссенциалистической концепции относятся взгляды Аристотеля и его последователей, которые считали, что «самореализации подлежат те черты, свойства или способности человека, которые конституируют его сущностную природу. Самореализация в конечном счете понимается как реализация человеческой сущностной природы, объективно предшествующей личностному бытию и нередко противостоящей реальному индивиду в качестве идеала, достижимого и реализуемого при соответствующих условиях и обстоятельствах. При этом возникает проблема независимого критерия выбора тех или иных человеческих качеств, конституирующих человеческую сущностную природу. Подобная трактовка стремится включить лишь положительные, морально приемлемые способности и потребности человека, который, несомненно, обладает и отрицательными качествами… Она не учитывает высшие потребности человека… которые не могут быть удовлетворены простым переустройством социальных условий…» [Цырева Л. А., 1992, с. 8]. Эссенциалистический подход, таким образом, лишает человеческое бытие личностного измерения и отрицает право личности на авторство своей жизни.

Противоположный подход является оппозицией объективистскому видению человека. Фокус перемещается на онтологическую интерпретацию человеческих проблем.

Экзистенциалистическое направление возникло из философии жизни и затем нашло свое развитие в экзистенциализме и персонализме. Исходным положением экзистенциализма является не человеческая природа, а само человеческое существование. Такое противопоставление появилось уже в античной философии. Еще Сократ и стоики утверждали, что человеческую природу следует изучать иным путем, не так, как природу физических вещей, т. е. иначе, чем с точки зрения ее объективных свойств. Рассматриваемый подход к проблеме самореалиации основывается на субъективистски ориентированной современной философии. Один из ее ведущих представителей — Сартр — считает, что субъективность человека «предполагает, что он изначально лишен какой-либо природы, определяющей его личностное бытие. Человек является таким, каким он сделает сам себя. Он является не чем иным, как проектом самого себя, и существует лишь настолько, насколько он сам себя осуществляет, т. е. человек не существует в каком-то уже установленном порядке, но пребывает в мире, который организуется вокруг проектов, им самим произвольно избираемых. Важным моментом данной концепции является отрицание каких бы то ни было объективных ценностей и норм… на которые бы человек мог опереться» [Цырева Л. А., 1992, с. 10]. С точки зрения Сартра, поскольку понятие индивида оказывается вне общества и обладает абсолютной автономией и свободой, самореализация становится неизбежной в силу самого факта его существования. Таким образом, согласно экзистенциалистическому подходу человек должен определять себя и свое формирование сам.

Представления о самореализации особенно интенсивно развиваются в социальной философии в конце 1980-х и в 1990-е годы. Так, в работе И. Г. Чевтаевой связывается воедино производство нового знания и саморазвитие личности по схеме «средства — способности — знание». И. Ведин говорит о самореализации как о реализации личности в мире, реализации ее творческих возможностей силами самой личности. Исследуя созидание и самосозидание, он рассматривает сочетания: 1) хочу и могу; 2) не хочу и не могу; 3) хочу, но не могу; 4) могу, но не хочу.

И. А. Идинов , обращаясь к проблеме самореализации, отмечает, что саморазвитие является своеобразным аккумулированием себя, накоплениєм в себе энергии, умений, навыков, способностей, а самореализация представляет.собой выделение из себя всего этого, аккумулирование накопленного, выработанного самим человеком для демонстрации своего Я. Самореализация рассматривается как основной способ реализации личности. И. А. Идинов выделяет фазы самореализации: актуализация — напряжение — снятие. Фаза актуализации имеет место постольку, поскольку потребность в самореализации выступает одновременно и как цель, а для ее удовлетворения важен интерес, являющийся основным мотивом. Напряжение является следствием мотивации, а осуществление мотива приводит к снятию напряжения. Потом цикл повторяется. Для реализации интереса необходимо наличие свободной воли, которая выступает движущей силой процесса самореализации и осуществляется в конечной фазе. На каждой из фаз, по мнению И. А. Идинова, включается ряд «само-процессов», например: самопознание, самосознание, самоцель, самомодель, самовыбор, самоконтроль, самоанализ. Деятельность личности, в процессе которой удовлетворяются потребности в самореализации, является творческой деятельностью. Удовлетворяя потребности в самореализации, человек формирует и развивает свои потенции.

В более поздних работах описываются различные варианты самореализации. Предполагается либо отрицание возможности самореализации, либо убеждение в том, что самореализация существует всегда. В первом случае влияния макроуровня (социальная система, исторические обстоятельства, природно-географические условия и др.) и микроуровня (судьба, первичная социальная среда, случай и др.) расцениваются как так или иначе контролирующие и направляющие деятельность человека. Во втором случае человек рассматривается как хозяин своей жизни. Он осознает свою ценность и считается с реальностью достижения собственных целей, которые помогают ему возвыситься над обстоятельствами и собой и воплотить свою самость [Исаев А. К., 1993]. ‘

Ранее, в советской общественной системе проблема самореализации игнорировалась. Существовали обязательные, канонизированные формы самореализации личности, в основе которых лежала система идеалов и ценностей, дающая ответы на все духовные и мировоззренческие вопросы. Такая канонизированная, жесткая форма самореализации избавляла от тревоги в ходе поиска своего места в жизни и обеспечивала иллюзорную защищенность.

Изменения в обществе повлекли за собой совершенно иной социальный запрос — на принятие человеком самостоятельных, индивидуально выверенных решений. Все это создало условия для подлинной самореализации, основным признаком которой является альтернативность, возможность выбора [Исаев А. К., 1993].

Многие исследователи отмечают, что сложности самореализации связаны прежде всего с феноменальностью человеческого существования. Так, невозможно исчерпывающее самопланирование, а также создание условий для позитивной направленности проявлений спонтанной активности человека.

Г. К. Чернявская в докторской диссертации по социальной философии выделяет цепочку «самопознание — самосознание — самомодель — самосовершенствование — саморегуляция». Она ставит проблему самореализации личности с позиций нравственных принципов индивида, трактуя самореализацию как единство самоутверждения и самоотрицания.

При исследовании вопросов самообразования и самовоспитания Г. К. Чернявская исходит из понимания последних как явлений самодеятельности и социальной активности личности. В качестве необходимых элементов самообразования и самовоспитания она рассматривает самодисциплину и самоконтроль и ставит вопрос о самореализации и самоограничении личности в свете их диалектического единства и противоположности.

Попытка систематизировать категории, характеризующие «самость» личности, состоит в разделении их на три блока, условно названных: когнитив-

ный, поведенческий и регулятивный.

В первый блок включены понятия, отвечающие на сформулированный И. Кантом вопрос «что я могу знать?»: самоощущение, самонаблюдение, самопознание, самооценка и самомодель. Ко второму блоку, отвечающему на кантовский вопрос «что я должен делать?», отнесены самоподготовка, самообразование, самовоспитание, саморазвитие. Эти понятия скорее относятся к регулятивному блоку, поскольку отражают средства регуляции процесса самореализации. Так, например, исследуя самовоспитание, чаще всего применяют такие понятия, как: самовнушение, самонаказание, самоприказ, самоуговаривание, самопоощрение, самоутешение и т. д. Третий выделяемый Г. К. Чернявской блок связан с вопросом Канта «на что я могу надеяться?». Этот блок формируется на основе первых двух блоков личности, но в то же время оказывает регулирующее действие на эти блоки. К третьему блоку относятся самоконтроль, саморегуляция и самодисциплина. Ведущая роль отводится самодисциплине, которая способствует стабильности выполнения предписаний и постоянному контролю выполнения жизненных планов и программ. Вошедшие в блоки понятия не только взаимосвязаны, но и взаимопроникают друг в друга. Самомодель, выступая концентрированным результатом самопознания собственного Я, позволяет сравнить степень соответствия своих реальных действий идеалам, принципам, желаниям.

«Под самореализацией… понимается практическое осуществление человеком его задатков, способностей, дарований и черт характера через ту или иную сферу социальной деятельности с пользой для самого себя, коллектива и общества в целом… самореализация… продолжается всю… жизнь, но в ней можно выделить ряд конкретных актов — «пиков» глубоко индивидуального процесса самореализации…» [Чернявская Г. К., 1994, с. 31].

Наиболее сложной проблемой является сочетание внутренних стимулов и внешних условий саморазвития. С одной стороны, далеко не всегда даже наличие идеальных условий соответствует развитию человека. С другой — развитие человека может происходить в самых экстремальных, неблагоприятных внешних условиях.

Самореализация пронизывает всю деятельность человека и, прежде всего, рассматривается в ракурсе человека созидающего, человека-творца. Самореализация, самоосуществление личности предполагает реализацию человеком своих потенций: способностей, умений, навыков и др.

Феномен самореализации имеет явно выраженный сложный междисциплинарный характер. Он представляет интерес как для педагогов, социологов, философов, социальных работников, медиков, так и для представителей других, не менее важных наук о человеке. Тем не менее несомненно, что проблема самореализации личности имеет прежде всего психологическую природу, и многие особенности и закономерности самореализации личности могут быть выявлены посредством психологической науки с привлечением междисциплинарных знаний.

Самореализация как междисциплинарный феномен не может исследо-ваться без использования научного знания, полученного не только в смежных, но и, на первый взгляд, в далеко стоящих друг от друга фундаментальных математических, физико-математических, естественных и других науках.

Так, рассматривая самореализацию личности как процесс и как результат, следует отдавать себе отчет в том, что мы имеем дело со сверхсложной системой — личностью, которая взаимодействует с другими людьми, социумом. Для описания объекта не только требуется привлечение знаний, полученных в теориях систем, необходимо уметь описывать динамику развития этих систем, их организацию и управление ими. Говоря о самореализации, целесообразно вести речь о самопроектировании, самоуправлении, самоорганизации. Если самопроектирование и самоуправление целесообразно рассматривать используя теорию распознавания образов и кибернетику, то самоорганизация относится к проблеме синергетики.

Синергетика— это дисциплина, которая находится на стыке ряда наук (физики, химии, биологии и т. д.). Синергетика является междисциплинарным направлением научных исследований, возникшим в 70-е годы XX века. Ее основная задача— познание общих закономерностей и принципов процессов самоорганизации различной природы. «В рамках синергетики изучается такое совместное действие отдельных частей какой-либо неупорядоченной системы, в результате которого происходит самоорганизация — возникают макроскопические, пространственные, временные или пространственно-временные структуры, причем рассматриваются как детерминированные, так и стохастические процессы» [Хакен Г., 1980, с. 4].

Термин «синергетика» ввел Г. Хакен (Штутгартский университет, ФРГ). Он происходит от греческого- «synergeia» — совместное или кооперативное действие. Другими словами, рассматривается процесс самоорганизации, происходящий в системах, состоящих из большого числа объектов, и определяющийся совокупным кооперативным действием. Эффект самореализации заключается в самопроизвольном, спонтанном образовании упорядоченных структур в неупорядоченных стохастических системах; самоорганизующаяся система способна изменять внутреннюю структуру и способы поведения. «…Процесс самоорганизации представляет собой автоматический процесс, при котором выживают комбинации, выгодные с точки зрения адаптации» [Хакен Г., 1980, с. ‘5].

Г. Хакен отмечает, что кибернетика играет важную роль в изучении общих принципов самоорганизации и предоставляет метод конструирования различных типов самоорганизующихся систем управления, обмена и переработки информации. Однако кибернетика не исследует физические процессы, происходящие в ходе самоорганизации таких сложных систем, так как не учитывает природу процессов самоорганизации. Синергетика описывает класс систем и процессы, подпадающие под феномен самореализации. Синергетика исследует принципы эволюции сложных, открытых, динамичных систем. Соответственно и феномен самореализации должен рассматриваться в свете синергетической парадигмы.

С точки зрения синергетики самоосуществление личности, включающее в себя процесс самоорганизации, невозможно без упорядоченности, не предполагающей воздействие извне. Вступает в силу фактор эволюции системы, связанный с антиэнтропийным характером, обусловленным накоплением структурной информации, которая способствует устойчивому развитию личности, продуктивной самореализации в ходе жизнедеятельности.

Результаты, полученные в науках физико-биолого-кибернетического направления, позволяют разрабатывать важные методологические положения. Рассматривая самоорганизацию как общенаучную проблему, В. Г. Пушкин отмечает следующие условия самоорганизации: наличие подходящего окружения, которое проистекает из необходимости взаимодействия системы со средой, втягивание в синхронизм, образование единого ритма работы, многочисленных и разрозненных до этого элементов системы (Н. Винер). Важным условием самоорганизации также является достижение порядка через флуктуацию. Это проявляется в том, что при определенных условиях возможно спонтанное образование и самоподдержание структур [Пушкин В. Г., 1987]. При этом действует закон комплементарности— важнейший закон саморазвития.

Все это позволяет сделать возможным понимание сложных объектов психологической природы, к которым относится феномен самореализации. Личность является сложной самоорганизующейся системой, которой нельзя навязать пути ее развития. Необходимо понять, как способствовать ее собственным тенденциям развития. Синергетика позволяет рассмотреть категории случая и выбора в виде возможности саморазвития.

Е. Н. Князева и С. П. Курдюмов, обращаясь к синергетике как новому ми-ровидению, отмечают, что «для сложных систем существует несколько альтернативных путей развития. Хотя путей эволюции целей развития много, но с выбором пути в точках ветвления (точках бифурикации), т. е. на определенных этапах эволюции, проявляет себя некоторая предрасположенность, преддетерминированность развертывания процессов. Настоящее состояние системы определяется не только ее прошлым, ее историей, но и строится, формируется из будущего, в соответствии с грядущим порядком. Что касается человека, то именно явные осознанные и скрытые подсознательные установки определяют его поведение сегодня» [Князева Е. Н., Курдюмов С. П., 1992, с. 3].

Развитие — самоорганизующийся процесс. Самодвижение обусловлено процессом жизнедеятельности, самодетерминации субъекта, расширением спектра возникающих противоречий на жизненном пути.

Говоря о самоорганизации жизненного пути личности, В. И. Краснопёрое сосредоточивает внимание «на биографии и выявлении в ней самоорганизации как специфического механизма саморазвертывания жизненного пути личности». Конституирование биографии обусловлено всеми способами существования Я на протяжении жизненного пути индивида. «Самоорганизация… выступает способом саморазвертывания и самореализации меры совершенствования личности. Предопределение есть одна из форм самоорганизации, а сам жизненный путь является самоорганизующейся системой, в которой роль самоорганизующихся центров играют судьбоносные черты. Специфика этой системы в том, что центр ее самоорганизации — человек, он, перемещаясь во времени, сохраняет вместе с тем содержание пройденного жизненного пути в виде жизненного опыта, влияющего и на степень самосовершенства личности и выступающего как новый судьбоносный фактор в самореализации личности» [Красноперов В. И., 1987, с. 131].

Взаимодействуя с социальным окружением, человек на своем жизненном пути в процессе самореализации осуществляет как профессиональный выбор, так и выбор профессионального окружения, в наибольшей степени способствующий продуктивности и удовлетворенности; отдавая предпочтение

тем или иным путям своего развития, субъект основывается на более удачном опыте применения своих способностей в своих личных устремлениях. Самореализация включает в себя самопроектирование, т. е. представление о том, каким человек хочет видеть себя в ближайшем и отдаленном будущем. Посредством самоорганизации и самоуправления субъект осуществляет достижение поставленных целей, саморазвертывание своего жизненного пути. Самореализация тогда приобретает продуктивный характер, когда она направлена на развитие личности и использует адекватные субъективные стратегии [КоростылеваЛ.А, 1996 а, б; 1997а; 2000а].

Поскольку проблема самореализации в целом имеет комплексный, междисциплинарный характер, целесообразно остановиться на особенностях использования понятия «самореализация» в таких науках, как педагогика, социология, философия, которые оказали влияние на теоретико-методологические предпосылки становления проблемы самореализации личности в психологии.

В педагогических науках наиболее близкими понятиями к «самореализации» являются «самосовершенствование» и «самовоспитание». Причем термин «самосовершенствование» используется в основном применительно к взрослым людям: педагогам, воспитателям, родителям, а «самовоспитание» — по отношению к подросткам, в плане формирования личности.

Долгое время проблема самосовершенствования педагога не исследовалась, так как в силу существовавшего стереотипа предпочитали видеть педагога непогрешимым и не сомневаться в его совершенстве. В рамках тоталитарной системы применительно к педагогу самосовершенствование подменялось повышением квалификации, что нередко носило формальный, схоластический характер.

Термин «самовоспитание» постоянно присутствовал в трудах наиболее прогрессивных педагогов,. им пользовался еще К. Д. Ушинский.

А. С. Макаренко помимо этого понятия использовал термин «самоуправление», что и пытался осуществить на практике. Однако последний термин обрел иной, более социальный смысл, поскольку включал в себя самоуправление группой самими воспитанниками. Макаренко в близком контексте употребляет термин «самостоятельность», понимая под ним ответственность за свои решения и свое поведение. В таком применении в опубликованных педагогических трудах и в практическом использовании в созданных и руководимых им колониях «самостоятельность» включает в себя осуществление выбора самим воспитанником и претворение его в жизнь.

Современные педагоги-новаторы наряду с данными понятиями используют также термин «самодеятельность». Если раньше ему был присущ прежде всего досуговый аспект, включающий в себя элементы досугового творчества, то в последнее время он наполняется все более «творческим смыслом». В последние годы в педагогических исследованиях начал использоваться термин «самореализация» по отношению к педагогам. Чаще всего он употребляется в связи с удовлетворенностью (точнее — неудовлетворенностью самореализацией в основном из-за ухудшившихся социальных условий).

Однако в условиях происходящих инноваций в сфере образования, в первую очередь при попытках гуманизации, усиливается интерес к психологическим знаниям, к личности педагога и учащегося. Понятие самореализации и близкие к нему понятия становятся все более персонифицированными. Сказывается также влияние таких направлений в педагогической деятельности, как педагогика сотрудничества, педагогика сотворчества. Признание за декларируемым ранее индивидуальным подходом к учащимся необходимого интереса к личности учащегося со стороны педагога и к своей собственной личности вносит новый смысл в педагогическую деятельность.

В социально-политической литературе термин «самореализация» наряду с термином «самоутверждение» начинает применяться более или менее широко в 1970-е годы, хотя эпизодически он использовался и ранее. Так, в социологических статьях существовали обращения к этому термину в связи с «обликом строителя коммунизма» и акцент ставился прежде всего на «активности строителя коммунизма». Несколько позднее термин «самореализация» употреблялся применительно к профессиональной самореализации, в социальных исследованиях склонности молодежи к обретению той или иной профессии. В конце 1980-х — начале 1990-х годов социальный аспект понятия самореализации был задействован в исследовании безработных — клиентов службы занятости. При этом отмечалось, что в результате анализа данных анкетирования выявлена направленность на самореализацию (в контексте профессиональной самореализации) только у молодых мужчин. Таким образом, содержание понятия «самореализация» явно сужалось и «приземлялось».

В это же время термин «самореализация» стал использоваться в политических науках, в связи с частными вопросами. Однако здесь он в первую очередь применялся как синоним «успешности». Вероятно, это объяснялось сложностью использования понятий «успешности» и «эффективности» относительно политической деятельности в силу возникающего при этом ощущения пристрастности исследователя, снижающего объективность исследования.

Современное направление социологии — социальная кибернетика — позволяет вместе с применением синергетики исследовать проблемы самореализации личности в социологическом аспекте, сквозь призму общественных и личностных отношений, с точки зрения управления обществом, общественного человека.

Весьма плодотворным для раскрытия содержания проблемы самореализации личности мог бы стать ряд идей относительно устройства общества и закономерностей взаимодействия человека и общества, высказанных с позиций социологии. Так, например, Р. Миллс рассматривал социологическое воображение и мышление как возможность наведения мостов между индивидуальной жизнью и обществом, другими словами, как перевод личных проблем на уровень общественных, а также общественных на язык, понятный всем. По мнению Э. Дюркгейма, общество может быть представлено в виде устойчивой, равновесной модели, основу которой составляют общие ценности. Б. К. Малиновский представляет общество как социальную систему, состоящую из компонентов, связанных с возможностью удовлетворения основных потребностей людей. Р. Мертон выделяет функции, используемые в различных смыслах. Из них он отмечает профессиональные, ролевые, моти-вационные.

Представляет интерес концепция «жизненного мира» А. Шутца. В работах социологов также встречается другое ее название — «социология повседневности». (Эту концепцию поддерживают такие наиболее цитируемые в настоящее время социологи, как В. Томас и Ю. Хаберман.) Социальная категория жизненного мира восходит к феноменологической парадигме, сущность которой в том, что люди классифицируют и осмысливают окружающий мир определенными способами, базирующимися на типизированных структурах знания, способствующих решению проблем в обыденной жизни. В такой «рациональный» набор средств входят стереотипы и привычки. Определенный стимул их актуализирует, и включается цепочка когнитивных ассоциаций. Реализуются определенный сценарий и схема действия [Schutz А., 1962].

Сказанное выше свидетельствует о многообразии взглядов и позиций социологов. Все это может явиться предпосылками постановки проблемы самореализации личности в социальном аспекте.

Итак, проблема самореализации занимает важное место в системе наук о человеке. В силу ее актуальности и значимости в поисках ответа на вопрос о раскрытии человеческого потенциала к ней обращаются представители разных наук. В связи со сложившейся ситуацией спонтанного ввода в научный оборот понятия «самореализация», что свидетельствует об актуализации потребности в его использовании, возникает необходимость обоснования и всестороннего научного толкования термина в целях его корректного применения. Очевидно, что проблема самореализации должна рассматриваться в системе наук о человеке. Эта проблема носит комплексный, междисциплинарный характер. Она отличается многоаспектностью, наукоемкостью и мар-гинальностью. Вместе с тем проблема самореализации личности, бывшая ранее прерогативой философского исследования, в своей сущности является современной, сверхсложной психологической проблемой. Постановка проблемы самореализации как предмета психологического исследования [Ко-ростылева Л. А., 1994а, б; 19966; 19976, в] дает возможность выявить новые подходы к ее раскрытию.

Роль среды в самореализации человека с интеллектуальной недостаточностью

Направленность на самореализацию (по А. Маслоу, самоактуализацию [7]) отражает потребность че­ловека стать тем, кем он может стать исходя из имею­щегося потенциала. Самореализация может понимать­ся как результат стремления человека проявлять себя в значимом для него деле и конституирует активно-деятельностный аспект жизни [4], иными словами, в ка­честве главного условия самореализации личности выступает деятельность, приводящая человека к субъ­ективной удовлетворенности активностью в значимых для него сферах жизнедеятельности или взаимоотно­шений. Тем самым самореализация позволяет повы­сить качество жизни, существенно снизить риск негативных последствий трудных жизненных ситуаций, в частности, связанных с ограниченными возможностя­ми здоровья.

Содержание и формы самореализации задаются как внешними факторами, так и индивидуально-лич­ностными особенностями и возможностями. С. И. Кудинов [6] предлагает в числе условий, детерминирую­щих самореализацию, рассматривать условия психо­экологические, психофизиологические, психологичес­кие, педагогические и социальные. Л. А. Коростылева считает, что «осуществление возможностей развития «Я»» обеспечивается как через собственные усилия индивида, так и в «содеятельности» с другими людьми (ближним и дальним окружением), социумом и миром в целом [5]. Подчеркивается, что человек может само­реализовываться как уникальная целостная личность только во встрече с другими [8].

Появление у ребенка представлений о своих воз­можностях свидетельствует о развитии у него способ­ности оценивать себя [12]. Позитивная оценка собст­венных возможностей становится основой самоприня­тия [10], доверия к себе. Условием существования до­верия к себе является специфическое отношение к собственной субъектности как к ценности и отноше­ние к собственным будущим поступкам как к безопас­ным [11]. При этом необходимо, чтобы успешность ре­ализации признавалась и одобрялась значимыми для человека лицами. Более того, не только оценка, но и ожидания окружения: родителей, педагогов, микро- и макросоциума [2] в значительной степени определяют характер и содержание самореализации личности.

«Теория самоэффективности» (А. Бандура) рас­сматривает как основу самореализации убежденность человека в том, что в сложной ситуации он сможет продемонстрировать удачное поведение [1]. «Теория самоэффективности» тесно связана с концепциями выученной беспомощности М. Селигмана [9].

Отсутствие веры в эффективность собственных действий может быть одной из причин нарушений по­ведения, когда самореализация принимает асоциаль­ные и антисоциальные формы.

Сможет ли конкретный человек в заданной ситуа­ции достичь успеха, зависит не только от его собствен­ной компетентности, но и от целого ряда других фак­торов. Важны, в том числе, не столько объективные ре­зультаты сами по себе, сколько их интерпретация и ожидания успеха — положительных результатов соб­ственных действий. А. Бандура использовал понятие самоэффективности для целенаправленного проекти­рования работы по личностной коррекции, основной мишенью которой было повышение возможности лю­дей осознавать свои способности и использовать их наилучшим образом. При этом особое внимание при­давалось тому, что при более чем скромных способно­стях умелое их использование позволяет человеку до­стичь высоких результатов. Дальнейшие исследова­ния убедительно показали, что низкая самоэффектив­ность может быть существенным тормозом формиро­вания социальной компетентности и активности чело­века, и представления А. Бандуры, перенесенные из области клинической терапии в сферу регуляции со­циального поведения, весьма продуктивны.

Проблема самореализации людей с ограниченны­ми возможностями здоровья только начинает изучать­ся. Когда же речь идет о самореализации лиц с интел­лектуальной недостаточностью, вопросов гораздо больше, чем ответов. Между тем, рассматривая само­реализацию в связи с формированием активности и социальной компетентности, мы считаем обращение к исследованию этого феномена у лиц с интеллектуаль­ной недостаточностью важным и перспективным.

Как показано выше, становление самореализации у ребенка обеспечивается задаваемой микро- и макросо-циальным окружением перспективой будущего, учи­тывающей его психофизические особенности. Эта пер­спектива будущего реализуется в актуальных задачах усвоения и присвоения социокультурного опыта, со­относящихся с возрастом и уровнем развития ребенка. Переживание собственной эффективности создает ос­нову для развития адекватной позитивной самооцен­ки. Воспитание в условиях недоступной по уровню сложности предъявляемых задач среды, постановка перспективы будущего, не соответствующей потреб­ностям и возможностям ребенка, создают существен­ные затруднения для переживания им самоэффектив­ности, что, в конечном счете, блокирует или искажает его способность к самореализации.

Ребенок с интеллектуальной недостаточностью нуждается в такой социокультурной среде, которая учитывала бы «своеобразие пути», использовала бы «иные способы» и «иные средства» (Л. С. Выготский) социального и личностного развития. Реабилитация (абилитация) детей с интеллектуальной недостаточ­ностью должна основываться на учете их потребнос­тей в доступности общения и задач, ставящихся перед ними, в возможности включения их в продуктивную активность [14; 17]. Встает задача проектирования оп­тимальной среды — жизненного пространства, обеспе­чивающего повышение чувства собственной ценности и уверенности в себе у лиц с ОВЗ.

В таком проектировании необходимо учитывать личные установки и способы поведения «нормаль­ных» людей по отношению к людям с ОВЗ. В анализе отдельных исследований по этой тематике (Cloerkes, 1980, цит. по: [13]) был сделан вывод, что установки «нормальных» людей по отношению к людям с ОВЗ колеблются от ярко выраженных позитивных до в це­лом негативных. В этих исследованиях выявляется очень стабильная «иерархия популярности» различ­ных видов недостаточности. Те группы людей с инва­лидностью, которые больше всех других соответству­ют социальным нормам «полноценных» (например, люди с повреждениями межпозвоночного диска, аст­матики), ранжируются наиболее высоко; люди с нару­шениями, которые, по мнению большинства, не могут следовать нормативным требованиям, такие как пси­хически больные или умственно неполноценные, за­нимают самое низкое место. Такое положение дел свя­зано, по нашему мнению, с тем, что при ментальной инвалидности стандартные позиции социальной ус­пешности являются труднодостижимыми, а иных кри­териев самореализации общество в настоящий момент не видит.

Неразработанность критериев позитивной саморе­ализации обусловливает трудности создания в семье ребенка с интеллектуальной недостаточностью среды, способствующей повышению его чувства самоценнос­ти. Семья призвана предоставлять такому ребенку по­ле активности, поддерживающей его самостоятель­ность. В противоположном случае у ребенка, а затем подростка и молодого человека с интеллектуальной недостаточностью могут возникать конфликты с род­ными, склонность к алкоголю или наркотикам, аутоаг-рессивные или противоправные действия [3].

Почти общепринятым является мнение, что само­реализация личности наиболее выпукло представлена ее способностью к творчеству. Тем более интересно, что анализ данных, полученных с помощью шкалы са­моэффективности опросника MSES, показал, что главными компонентами самоэффективности являют­ся два фактора, обозначенные как повседневные дей­ствия и социальное функционирование [18]. Наше собственное исследование [16] показало, что умствен­но отсталые подростки наиболее высоко оценивают свои трудовые и социально-бытовые умения, причем даже незначительные, с точки зрения нормально раз­вивающихся подростков, достижения вызывают у них чувство успеха. Важно, что эти достижения отмечают­ся в той сфере, которая доступна осмыслению и кон­тролю подростков с интеллектуальной недостаточнос­тью.

Адекватность приоритетности постановки задач трудового обучения и формирования социально-быто­вой компетентности подтверждается и международ­ным опытом [15]. На этой основе происходит интел­лектуальное и эмоциональное развитие ребенка с ин­теллектуальной недостаточностью, работа с его лично­стными установками. Большое внимание уделяется формированию умения находиться в рабочем коллек­тиве. Содержание обучения приближено к реальным проблемам, с которыми сталкиваются или могут столкнуться в будущем ученики. Эффективно это про­исходит, например, на уроках GASV (интегрирован­ных социальных навыков).

Проекты сред, обеспечивающих эффективную ак­тивность лиц с интеллектуальной недостаточностью, должны представлять собою модели включения в ре­альную жизнь на позитивных основаниях — в жизнь семьи, в микро- и макросоциальные структуры. Та­кие модели обеспечивают стимуляцию позитивного личностного потенциала лиц с ОВЗ [19], что невоз­можно без развития их намерений, опыта пережива­ния ими личностной целостности при решении акту­альных для их потребностей и адекватных их воз­можностям реальных задач жизнедеятельности, осу­ществляемой на различных уровнях. Особо подчерк­нем необходимость поиска новых форм социально значимой деятельности, которая создавала бы усло­вия для переживания чувства самоэффективности людей с интеллектуальной недостаточностью и обес­печивала бы их самореализацию. В заключение необ­ходимо отметить, что для многих людей с менталь­ной недостаточностью потребность в реабилитацион­ной среде, поощряющей их самореализацию, являет­ся постоянной.

Проблемы самореализации приемного ребенка — Дети наши

Благотворительный фонд «Дети наши» 12 лет помогает воспитанникам детских домов в подготовке к самостоятельной жизни. У фонда есть ряд проектов, направленных на раскрытие истинных склонностей и расширение кругозора детей, живущих в детских домах. Методики фонда помогают детям лучше познать себя, познакомиться с разными профессиями, выбрать учебное заведение, отвечающее их возможностям и желаниям.

Про некоторые наработки фонда нам рассказала Лилия Стрельцова — координатор образовательного проекта «Компас» благотворительного фонда «Дети наши».

Уверены, эта информация будет полезна приемным родителям, которые хотят помочь ребенку выбрать профессию его мечты и подготовиться к поступлению в высшее или среднеспециальное учебное заведение.

Чтобы воплотить наработки фонда, не требуется ничего сверхъестественного, только любовь, терпение и понимание особенностей детей-сирот.

 

Начинаем определяться с призванием

Начать разбираться с тем, кто перед вами — будущий врач, учитель, юрист или электрик – Лилия рекомендует в кабинете психолога.

«Работу по поиску призвания необходимо начать с общения с психологом, другого варианта просто нет. Невозможно успешно учиться, вдохновлено искать свое признание, если у ребенка есть тяжелая, не проработанная травма из прошлого. Более того, ребенку важно понять, что в новой семье он в безопасности, здесь его готовы услышать, понять и принять. Только тогда он раскроется. Следует помнить, что общение с психологом важно сохранить на всем пути выбора профессии и поступления в учебное заведение».

Когда адаптация пройдена, можно начинать латать пробелы в образовании.

«Абсолютно всем участникам нашего проекта мы находим репетиторов по математике и русскому языку. С этими предметами проблемы есть у всех воспитанников детских домов, а это необходимая база для учебы и успешной сдачи экзаменов».

Личностные особенности

Одна из самых больших сложностей в выстраивании образовательного маршрута ребенка, который много лет прожил в закрытом учреждении, — это понять его личностные особенности. Часто дети, которые годами получали недостаточно индивидуального внимания, не имеют понятия, чего на самом деле хотят. Обычно подростки в детских домах выбирают те учебные заведения, которые у них на слуху и куда до этого поступили товарищи.

«Спектр профессий у наших подопечных очень скуден. Когда мы впервые общаемся с ребятами и спрашиваем, кем они хотят быть, чаще всего слышим стандартный набор профессий: автослесарь, дальнобойщик, повар, парикмахер. А когда начинаем обсуждать тонкости этих профессий, видим, что цельного представления о том, чем занимаются перечисленные специалисты, у ребят нет».

Конечно, за то время, что ребенок живет в семье, вы будете отмечать для себя его особенности, увлечения, склонности. Но также отличной идеей будет попросить тех, с кем долгое время контактировал ребенок, рассказать вам, какие сильные стороны они видят в ребенке, и чему стоит уделить больше внимания.

«Команда фонда «Дети наши» в своей работе использует специальную анкету, чтобы начать формировать комплексный портрет ребенка. Мы просим педагогов, психологов, социальных педагогов заполнить анкету и оценить по шкале от 1 до 10 способности и интересы ребенка. Такое исследование довольно субъективно, но в начале пути всегда помогает».

Мир полон возможностей

Следующий необходимый шаг – расширить горизонты ребенка, показать, что возможностей очень много. Здесь отличным подспорьем станет посещение образовательных выставок, мероприятий в разных учебных заведениях.

«Важно помнить, что цель посещения выставок и дней открытых дверей — не выбрать учебное заведение, а показать спектр разных профессий и заинтересовать учебой в целом!
Еще мы пользуемся услугами профориентологов – специалистов, которые изучают способности и личные качества школьника и помогают определиться с профессией.

Если в вашем городе есть профориентационные центры, то обязательно посетите консультацию или пообщайтесь со специалистами онлайн. Результатом подобной работы чаще всего бывает если и не выбор профессии, то точное определение вектора развития. Такая работа полезна и для родителей, ведь часто они сами выбирают ребенку профессию, ищут более востребованные и хорошо оплачиваемые специальности. Такой подход может закончиться тем, что ребёнок идёт учиться не туда, куда хочет, не интересуется учёбой или, закончив обучение, идёт работать не по профессии. Психологи прорабатывают тревоги родителей, помогают найти общий язык с ребенком, сохранить отношения и время».

«Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?»

Чаще всего к моменту поиска образовательного пути у подростка уже появляется видение его интересов и предрасположенностей. А значит, самое время задать ребенку вопрос: «Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?».

Заварите душистый чай, устройтесь уютно на кухне, обсудите все, что вместе узнали за последнее время, обобщите опыт, вспомните, какие рекомендации по профессиям получал ребенок, и предложите ему написать пять — десять профессий, в которых он уже осознанно видит себя.

Теперь перед вами важнейший документ! Но профессия все еще не выбрана. Вам предстоит стать проводником ребенка в мир профессий и возможностей.

«Два года в работе с детьми-сиротами мы используем «Дни тени» — индивидуальные экскурсии, на которых ребята ближе знакомятся с теми профессиями, которые их заинтересовали. Мы договариваемся с мастерскими и кафе, офисами и складами, архитектурными бюро и ветеринарными клиниками. Целый день наши подопечные следуют тенью за представителями профессий, в которых они видят себя. Это помогает им отбросить иллюзии и четко понять, что из себя представляет та или иная работа.

В нашей практике были самые разные случаи. Например, один из наших подопечных интересовался профессией бариста. И, действительно, он умело и вкусно заваривал чай. Он говорил, что учиться после выпуска из детского дома никуда не пойдёт –– бариста диплом не нужен. Мы наших детей всегда поддерживаем и не стараемся отговаривать от работы-мечты. Но перспектива его отказа от дальнейшего обучения нас пугала. Для того, чтобы понять, насколько у ребёнка развиты навыки, необходимые в деле бариста, мы решили организовать для него «День тени» в одной из московских кофеен. Парень целый день варил кофе, заваривал чай, составлял список необходимых продуктов, работал с кассой, общался с клиентами. Результатом такого насыщенного дня было принятие ребёнком решения отказаться от идеи стать профессиональным бариста, так как ему было сложно общаться с незнакомыми людьми. После отказа от профессии он ещё долго не мог выбрать новую специальность и только спустя год, с помощью комплексной работы с профориентологом, посещением профориентационного центра и нескольких образовательных выставок, он остановился на профессии учителя физкультуры и сейчас плотно занимается с репетитором по биологии, чтобы подготовиться к ЕГЭ».

Попробуйте и вы организовать «День тени» для ребенка: поговорите с друзьями и родственниками, которые могут взять подростка с собой на работу. Если такой возможности нет, запишите ребенка на тематические кружки, отправьте в профильный лагерь. Так ребенок получит бесценный опыт реального погружения в профессию, узнает неочевидные стороны работы, которые есть в любой сфере.

А теперь за рутину

Скорее всего, после всех этих шагов у ребенка сложится цельное мнение о себе, и он сможет выбрать специальность, на которую хотел бы поступать.

Далее процесс подготовки ничем не отличается от процесса подготовки к поступлению детей, которые выросли в семье: репетиторы, пробные ОГЭ, ЕГЭ, хорошее питание, здоровый сон, терпение, экзамены.

«Ну и самое главное – всем приемным родителям подростков я хочу посоветовать не навязывать детям свое мнение. Помните, что перед вами независимая личность с непростым прошлым. Давление и запугивание сложностями легко обрушит и без того часто низкую самооценку. Ваши главные помощники – наблюдение, помощь и поддержка».

Елена Щербакова

Статья была опубликована в журнале «Я — родитель».

Что такое самореализация и психологические нарушения

В этой статье Ассаджиоли определяет различные психологические нарушения, связанные с различными духовными стадиями развития. Таким образом, психотерапевт может отличить духовный кризис от нормального.

Роберто Ассаджиоли, Источник : Фонд исследований психосинтеза. Выпуск № 10


Изучение психопатологических аспектов человеческой натуры способствовало огромному количеству наблюдений, теорий и методов диагностики и лечения психических расстройств.Это привело к широкому распространению психоаналитического движения и других аспектов динамической психологии, которые значительно расширили и углубили наши знания о человеческой психике.

Однако этот патологический подход, помимо своих достоинств, имеет еще и серьезную помеху, и это преувеличенный акцент на болезненных проявлениях и низших аспектах человеческой природы и, как следствие, неоправданные обобщенные приложения многих открытий психопатологии к психопатологии. психология нормального человека.Это породило довольно мрачную и пессимистическую картину человеческой природы и тенденцию рассматривать ее высшие ценности и достижения как производные только от низших влечений, через процессы формирования реакции, трансформации и сублимации. Более того, многие важные реальности и функции игнорировались или игнорировались: интуиция, творчество, воля и сама суть человеческой психики — Самость.

Эти ограничения стали осознаваться в последнее время все большим числом исследователей, которые начали здоровую реакцию.Внимание было обращено на игнорируемые факторы как у нормальных мужчин и женщин, так и у более высокоразвитых, которых Голдштейн (1939) и Маслоу (1954) метко назвали «самореализующимися» людьми. Важность и ценность этического элемента и религиозных тенденций в человеческой природе подчеркивали Олпорт (1955), Аньялл (1941), Барук (1945), Карузо (1959), Франкл (1955), Фромм (1950), Юнг (1933), Маслоу (1954), Мэй (1953), Прогофф (1959), Ранк (1945), Сорокин (1954 а и б), Урбан (1946) и другие; эта тенденция недавно была охвачена названиями орто-психология , предложенными Маслоу (1958), и ортогенезисом, предложенными Феррьером (1959) в Швейцарии.Это направление исследований, которое, как представляется, движется в правильном направлении, и хотя оно все еще находится на начальной стадии, оно обещает внести ценный вклад в познание всей человеческой природы и раскрытие ее высших творческих возможностей.

Тем не менее, мы думаем, что и в этом случае следует проявлять некоторую осторожность, поскольку все реакции имеют тенденцию переходить в другую крайность, и уже можно отметить свидетельства такой чрезмерной компенсации в этой области. Некоторые представители нового течения демонстрируют склонность к возврату к прежнему пониманию человека как уже единой личности, что, к сожалению, далеко не так.Стремление к интеграции было правильно описано и подчеркнуто как основное и нормальное побуждение человеческой личности; но это нечто совершенно иное, чем иллюзия уже органически и гармонично функционирующей личности.

Реалистичное наблюдение за течением психологической жизни в нас самих и в других ясно показывает существование ряда различных и конфликтующих тенденций, которые иногда составляют ядра полунезависимых субличностей.И психоанализ, и картина людей, данная великими романистами, которые были хорошими интуитивными психологами, указывают на эти основные конфликты, присущие человеческой природе.

Признание того, что различные влечения и различные психологические функции взаимосвязаны и взаимодействуют, не означает, что они интегрированы в гармонично функционирующий организм, как и биологические функции в здоровом теле. Даже конфликт составляет отношение; и две армии, сражающиеся друг с другом, несомненно, мощно взаимодействуют.

Один из часто возникающих конфликтов — это конфликт, свидетельствующий об амбивалентности, и он объясняет многие любопытные, противоречивые проявления людей. Другой базовый конфликт — это конфликт между инерцией, ленью, тенденцией к сохранению, стремлением к безопасности (которое выражается в соответствии), с одной стороны, и тенденцией к росту, самоутверждению и приключениям, с другой. Еще один источник конфликта — это пробуждение новых побуждений или потребностей, которые противостоят уже существующим; это происходит в двух основных случаях: во-первых, бурное пробуждение новых тенденций в подростковом возрасте и, во-вторых, пробуждение религиозных устремлений и новых духовных интересов, особенно в среднем возрасте.Именно этот последний тип конфликта является основной темой данной статьи.

Следовательно, кажется, что «органическое единство» — это цель, а не настоящая реальность — цель, которую можно увидеть, приблизиться и до определенного момента достичь. В самых благоприятных случаях это плод самопроизвольного роста и созревания; в других случаях это заслуженная награда за самообучение, образование или терапию с использованием различных техник, чтобы помочь и ускорить процесс. В последующем изложении мы попытаемся описать различные стадии самореализации и указать на трудности, эмоциональные и психические расстройства, которые часто — хотя и не обязательно — происходят во время этого процесса.

Прежде всего, хорошо иметь четкое представление о том, что такое самореализация. Этот термин использовался для обозначения двух видов роста осознания, расширения сознания, которые, хотя и более или менее связаны, различны по своей природе и имеют совершенно разные проявления. Самореализацией чаще всего придается значение психологического роста и созревания, пробуждения и проявления скрытых возможностей человеческого существа — например, этических, эстетических и религиозных переживаний и действий.Они соответствуют характеристикам, которые Маслоу (1959) приписывает самоактуализации, и, возможно, было бы хорошо использовать этот термин, чтобы отличить его от второго вида самореализации. Это реализация Самости, опыт и осознание синтезирующего духовного Центра. Это не реализация личного сознательного Я или «Я», которое следует рассматривать просто как отражение духовного Я, его проекцию в поле личности.

Самоактуализация может быть достигнута на разных уровнях и не обязательно включает то, что можно назвать духовным уровнем.С другой стороны, человек может иметь подлинный духовный опыт, не будучи полностью интегрированным, то есть без развития хорошо организованной, гармоничной личности. Это было ясно показано Юнгом (1956, с. 155), который обращает наше внимание на тот факт, что развитие личности не является абсолютной прерогативой гениального человека и что он может обладать гением, не имея ни личности, ни существа. личность. Духовное пробуждение и духовная реализация — это нечто отличное от сознательного осознания Себя.Они включают в себя различные виды осознания содержания сверхсознания, либо нисходящего в поле сознания, либо обнаруживаемого в процессе восхождения на уровни сверхсознания и, таким образом, имеющего то, что Маслоу (1959) называет «пиковым опытом». Различие между личностным сознательным Я, сверхсознательным и духовным Я указывается в нашем обсуждении психологической конституции человека и на прилагаемой к нему диаграмме в статье «Динамическая психология и психосинтез» (Assagioli, 1958).

Мы используем слово «духовный» в его более широком значении, которое включает, таким образом, не только конкретный религиозный опыт, но и все состояния осознания, все функции и виды деятельности, которые имеют общий знаменатель — обладание ценностями выше, чем средние, такие ценности, как этическое, эстетическое, героическое, гуманное и альтруистическое. Таким образом, мы включаем в общий заголовок «духовное развитие» все переживания, связанные с осознанием содержания сверхсознания, которое может включать или не включать переживание Самости.Следует также отметить, что достижение сверхсознательного и его исследование, приближаясь к сознанию Самости, иногда могут даже стать препятствием на пути к полной Самореализации, к достижению вершины, на которой личностное- Осознание «Я» сливается с осознанием духовного «Я». Можно быть настолько очарованным чудесами сверхсознательного царства, настолько поглощенным им, настолько отождествленным с некоторыми из его особых аспектов или проявлений, что потерять или парализовать стремление достичь вершины Самореализации.

В следующем анализе превратностей и инцидентов, которые происходят в процессе духовного развития, мы рассмотрим как последовательные стадии самоактуализации, так и достижение полной Самореализации. Маслоу хорошо понимал, что самоактуализацию не следует рассматривать как состояние, в котором все конфликты устранены, а полное единство достигается раз и навсегда. Его изложение этого важного момента настолько ясно и убедительно, что его следует процитировать полностью:

Эта статья является первой из запланированной серии «Критика самоактуализации», долгосрочной целью которой является дальнейшее исследование полная досягаемость человеческой натуры, но чья непосредственная педагогическая цель состоит в том, чтобы исправить широко распространенное неправильное понимание самоактуализации как статичного, нереального, «совершенного» состояния, в котором все человеческие проблемы преодолены и в котором люди «счастливо живут вечно после» в сверхчеловеческом состоянии безмятежности или экстаза.Чтобы прояснить этот факт, я мог бы описать самоактуализацию как развитие личности, которое освобождает человека от проблем дефицита роста и от невротических (или инфантильных, или фантазийных, или ненужных, или «нереальных») проблем жизни. так что он может столкнуться, вынести и бороться с «настоящими» проблемами жизни (внутренними и в конечном итоге человеческими проблемами, неизбежными, «экзистенциальными» проблемами, для которых нет идеального решения). То есть это не отсутствие проблем, а переход от переходных или нереальных проблем к реальным проблемам.(Маслоу, 1959, стр. 24.)

Духовное развитие человека — это долгий и трудный путь, приключение через чужие земли, полное неожиданностей, трудностей и даже опасностей. Он включает в себя радикальную трансмутацию «нормальных» элементов личности, пробуждение потенциальных возможностей, дремавших до сих пор, подъем сознания к новым сферам и функционирование в новом внутреннем измерении.

Поэтому мы не должны удивляться, обнаружив, что такое большое изменение, такое фундаментальное преобразование отмечено несколькими критическими стадиями, которые нередко сопровождаются различными нервными, эмоциональными и умственными расстройствами.Они могут представлять для объективного клинического наблюдения терапевта те же симптомы, что и симптомы, вызванные более обычными причинами, но в действительности они имеют совершенно другое значение и функцию и требуют совершенно другого лечения.

Частота нарушений, имеющих духовное происхождение, в настоящее время быстро растет, вместе с растущим числом людей, которые сознательно или бессознательно нащупывают свой путь к более полной жизни. Более того, повышенное развитие и сложность личности современного человека и его более критический ум сделали духовное развитие более трудным и сложным процессом.В прошлом нравственное обращение, простая беззаветная преданность учителю или спасителю, любовное подчинение Богу часто были достаточными, чтобы открыть врата, ведущие к более высокому уровню сознания и чувству внутреннего единения и удовлетворения. Однако теперь задействованы более разнообразные и противоречивые аспекты личности современного человека, которые необходимо преобразовать и согласовать друг с другом: его основные побуждения, его эмоции и чувства, его творческое воображение, его пытливый ум, его напористая воля, а также его межличностные и социальные отношения.

По этим причинам общий план нарушений, которые могут возникнуть на различных стадиях духовного осознания, и некоторые указания, относящиеся к их правильному лечению, как мы полагаем, послужат полезной цели. Для ясности можно выделить четыре критических этапа:

1. Кризисы, предшествующие духовному пробуждению.

2. Кризисы, вызванные духовным пробуждением.

3. Реакции на духовное пробуждение.

4. Фазы процесса трансмутации.

Мы использовали символическое выражение «пробуждение», потому что оно ясно предполагает восприятие, осознание новой области опыта, открытие до сих пор закрытых глаз на внутреннюю реальность, ранее игнорировавшуюся.

1. Кризисы, предшествующие духовному пробуждению

Чтобы полностью понять странные переживания, которые часто предшествуют пробуждению, мы должны рассмотреть некоторые психологические характеристики «обычного» человека.

О нем можно сказать, что он «позволяет себе жить», а не то, что он живет.Он воспринимает жизнь такой, какой она есть, и не беспокоится о ее значении, ценности или цели; он посвящает себя удовлетворению своих личных желаний; он ищет удовольствия от чувств и стремится разбогатеть и удовлетворить свои амбиции. Если он более зрелый, он подчиняет свое личное удовлетворение выполнению различных семейных и социальных обязанностей, возложенных на него, не заботясь о том, чтобы понять, на чем основываются эти обязанности или из какого источника они возникают.Возможно, он считает себя «религиозным» и верующим в Бога, но его религия внешняя и условная, и когда он соответствует предписаниям своей церкви и участвует в ее обрядах, он чувствует, что сделал все, что от него требовалось. ему. Короче говоря, он безоговорочно верит, что единственная реальность — это реальность физического мира, которую он может увидеть и потрогать, и поэтому он сильно привязан к земным благам, которым он приписывает положительную ценность; таким образом, он практически считает эту жизнь самоцелью.Его вера в будущее «небо», если он представляет себе такое, носит чисто теоретический и академический характер, о чем свидетельствует тот факт, что он прилагает величайшие усилия, чтобы как можно дольше отложить свой отъезд ради его радостей.

Но может случиться так, что этот «обычный человек» будет одновременно удивлен и обеспокоен изменением — внезапным или медленным — в его внутренней жизни.

Это может произойти после серии разочарований; нередко после эмоционального потрясения, такого как потеря любимого родственника или очень дорогого друга.Но иногда это происходит без какой-либо видимой причины и при полном наслаждении здоровьем и благополучием. Изменение часто начинается с чувства неудовлетворенности, «недостатка», но не недостатка чего-либо материального и определенного; это что-то расплывчатое и неуловимое, что он не может описать.

К этому постепенно добавляется ощущение нереальности и пустоты обычной жизни; все личные дела, ранее поглощавшие так много его внимания и интереса, психологически уходят на второй план; они теряют свою важность и ценность.Возникают новые проблемы. Человек начинает исследовать происхождение и цель жизни; спросить, в чем причина столь многих вещей, которые он раньше считал само собой разумеющимся; чтобы поставить под сомнение, например, смысл своих страданий и страданий других, и какое может быть оправдание стольких неравенств в судеб людях.

Когда человек достигает этой точки, он склонен неправильно понимать и неверно истолковывать свое состояние. Многие, кто не понимает значения этих новых состояний ума, смотрят на них как на ненормальные фантазии и капризы.Встревоженные возможностью психической неуравновешенности, они стремятся бороться с ними различными способами, прилагая неистовые усилия, чтобы снова присоединиться к «реальности» обычной жизни, которая, кажется, ускользает от них. Часто они с возрастающим рвением бросаются в водоворот внешней деятельности, ища все новых занятий, новых стимулов и новых ощущений. Этими и другими способами им удается на время облегчить свое нарушенное состояние, но они не могут полностью избавиться от него. Он продолжает бродить в глубинах их существа, подрывая основы их обычного существования, откуда может снова вспыхнуть, возможно, через долгое время, с новой силой.Состояние беспокойства и возбуждения становится все более болезненным, а чувство внутренней пустоты — невыносимым. Человек чувствует себя отвлеченным; большая часть того, что составляло его жизнь, теперь кажется ему исчезнувшим, как сон, а новый свет еще не наступил. В самом деле, он еще не знает о существовании такого света, иначе он не может поверить, что он может когда-либо осветить его.

Часто за этим состоянием внутреннего беспокойства следует моральный кризис. Его совесть просыпается или становится более чувствительной; появляется новое чувство ответственности, и человека угнетает сильное чувство вины и раскаяния.Он сурово судит себя и становится жертвой глубокого разочарования. В этот момент для него нет ничего необычного в мысли о самоубийстве. Самому человеку кажется, что физическое уничтожение было единственным логическим завершением его внутреннего распада и распада.

Приведенное выше описание представляет собой просто общий обзор такого опыта. В действительности люди сильно различаются по своим внутренним переживаниям и реакциям. Многие так и не достигают этой острой стадии, а другие достигают ее почти одним прыжком.Некоторых больше преследуют интеллектуальные сомнения и метафизические проблемы; в других случаях эмоциональная депрессия или моральный кризис являются наиболее выраженными чертами.

Эти различные проявления кризиса имеют тесную связь с некоторыми симптомами, которые считаются характерными для психоневрозов и пограничных шизофренических состояний. В некоторых случаях стресс и напряжение, вызванные кризисом, также вызывают физические симптомы, такие как нервное напряжение, бессонница и различные другие проблемы (пищеварительные, кровеносные, железистые).

Дифференциальный диагноз в целом несложный. Симптомы, наблюдаемые изолированно, могут быть идентичными; но точный анализ их генезиса и рассмотрение личности пациента в целом и (что наиболее важно) признание его реальной экзистенциальной проблемы выявляют различие в природе и уровне патогенных конфликтов. В обычных случаях они возникают между «нормальными» влечениями, между этими влечениями и сознательным эго или между эго и внешним миром (особенно близкородственными людьми, такими как родители, супруга или дети).В рассматриваемых нами случаях конфликты вызываются новыми пробуждающими тенденциями, стремлениями и интересами морального, религиозного или духовного характера, как упоминалось ранее; и нетрудно установить их присутствие, как только их реальность и значимость будут признаны, а не объяснены как простые фантазии или как усвоение социальных табу. В целом их можно рассматривать как результат кризисов в развитии, в росте личности пациента.

Возможное осложнение: наличие у одного и того же пациента симптомов, происходящих в разных пропорциях из обоих источников; но и в этих случаях дифференциальный критерий состоит в обнаружении различных источников.

2. Кризисы, вызванные духовным пробуждением

Открытие канала между сознательным и сверхсознательным уровнями, между эго и Самостью и последующий поток света, радости и энергии часто дает чудесное высвобождение. .Предыдущие конфликты и страдания с порожденными ими психологическими и физическими симптомами исчезают иногда с удивительной внезапностью, подтверждая тем самым тот факт, что они не были вызваны какой-либо физической причиной, а были прямым результатом внутренней борьбы. В таких случаях духовное пробуждение становится настоящим лекарством.

Но в некоторых случаях, нередких, личность неадекватна в одном или нескольких отношениях и, следовательно, неспособна правильно ассимилировать приток света и силы.Это происходит, например, когда интеллект не уравновешен или эмоции и воображение неконтролируемы; когда нервная система слишком чувствительна; или когда прилив духовной энергии ошеломляет по своей внезапности и интенсивности.

Неспособность ума противостоять озарению или склонность к эгоизму или тщеславию может привести к неправильной интерпретации опыта, что приводит, так сказать, к «смешению уровней». Различие между абсолютными и относительными истинами, между Самостью и «Я» размывается, и втекающие духовные энергии могут иметь печальный эффект подпитки и раздутия личного эго.

Автор столкнулся с ярким примером такого вредного воздействия в психиатрической больнице в Анконе. Один из сокамерников, простой человечек, бывший фотограф, тихо и настойчиво заявлял, что он Бог. Вокруг этой центральной идеи он построил по своей команде набор фантастических заблуждений о небесных воинствах; в то же время он был миролюбивым, добрым и услужливым человеком, которого можно было вообразить, всегда готовым помочь врачам и пациентам. Он был настолько надежен и компетентен, что ему доверили приготовить лекарства и даже ключи от аптеки.Единственным его недостатком в этом качестве было случайное присвоение сахара, чтобы доставить удовольствие некоторым другим заключенным.

Доктора с материалистическими взглядами, скорее всего, сочтут этого пациента просто пораженным параноидальным бредом; но этот простой диагностический ярлык практически не помогает понять истинную природу и причины таких нарушений. Поэтому представляется целесообразным изучить возможность более глубокой интерпретации иллюзорного убеждения этого человека.

Внутренний опыт духовного Я, его тесная связь с личным Я и проникновение в него дает тем, у кого оно есть, чувство величия и внутреннего расширения, уверенность в том, что они каким-то образом приобщаются к божественной природе. В религиозных традициях и духовных доктринах каждой эпохи можно найти многочисленные свидетельства по этому поводу, некоторые из них выражены в смелых выражениях. В Библии есть четкое предложение: «Я сказал: вы боги; и все вы дети Всевышнего.Св. Августин заявляет: «Когда душа любит что-то, она становится подобной ей; если он полюбит земные вещи, он станет земным, но если он полюбит Бога (мы можем спросить), разве он не станет Богом? »

Наиболее яркое выражение тождества человеческого духа в его чистой и реальной сущности с Высшим Духом содержится в центральном учении философии Веданты: « Тат Тварн Аси » (Ты есть То) и « Ахам». эвам парам Брахман »(По правде говоря, Я Верховный Брахман).

Независимо от того, каким образом можно представить себе отношения между индивидуальным Я и универсальным Я, независимо от того, рассматриваются ли они как тождественные или сходные, отдельные или объединенные, наиболее важно четко осознавать и сохранять всегда присутствующие в теории и на практике, различие, которое существует между Самостью в ее сущностной природе — тем, что было названо «Источником», «Центром», «более глубоким Существом», «Вершиной» нас самих — и маленькой обычной личностью, маленьким «я» »Или эго, которое мы обычно осознаем.Игнорирование этого важного различия ведет к абсурдным и опасным последствиям.

Это различие дает ключ к пониманию психического состояния упомянутого пациента и других, менее крайних форм самовозвеличивания и самовосхваления. Роковая ошибка всех, кто становится жертвой этих иллюзий, состоит в том, чтобы приписать своему личному эго или «я» качества и силы Самости. С философской точки зрения, это случай смешения абсолютной и относительной истины, между метафизическим и эмпирическим уровнями реальности; с религиозной точки зрения, между Богом и «душой».

Наша иллюстрация представляет собой крайний случай, но примеры такого замешательства, более или менее выраженного, не редкость среди людей, ослепленных контактом с истинами, которые слишком сильны для их умственных способностей, чтобы понять и усвоить. Читатель, несомненно, сможет зафиксировать примеры подобного самообмана, которые обнаруживаются у ряда фанатичных последователей различных культов.

Как только заблуждение установилось, это пустая трата времени, чтобы противодействовать и высмеивать аберрацию пациента; это просто вызовет его сопротивление и негодование.Лучший способ — посочувствовать и, признавая абсолютную истину своей веры, указать на природу своей ошибки и помочь ему научиться проводить необходимые различия.

В других случаях внезапный приток энергии вызывает эмоциональное потрясение, которое выражается в неконтролируемом, неуравновешенном и беспорядочном поведении. Крик и плач, пение и разного рода вспышки характеризуют эту форму реакции. Если человек активен и агрессивен, возбуждение внутреннего пробуждения может легко побудить его сыграть роль пророка или спасителя; он может основать новую секту и начать кампанию зрелищного прозелитизма.

У некоторых чувствительных людей пробуждается парапсихологическое восприятие. У них есть видения, которые, по их мнению, принадлежат к возвышенным существам; они могут слышать голоса или начать писать автоматически, принимая сообщения за чистую монету и безоговорочно подчиняясь им. Качество таких сообщений очень разное. Иногда они содержат прекрасные учения, но их всегда следует исследовать с большой разборчивостью и здравым суждением, не подвергаясь влиянию их необычного происхождения или каких-либо утверждений их предполагаемого передатчика.Не следует приписывать никакой ценности сообщениям, содержащим определенные приказы и приказывающим слепо подчиняться, а также тем, которые имеют тенденцию превозносить личность получателя.

3. Реакции на духовное пробуждение

Реакции, сопровождающие эту фазу, разнообразны и часто происходят через определенное время после пробуждения. Как уже было сказано, гармоничное внутреннее пробуждение характеризуется чувством радости и ментального просветления, которое приносит с собой понимание смысла и цели жизни; он развеивает многие сомнения, предлагает решение многих проблем и дает чувство безопасности.В то же время возникает осознание того, что жизнь едина, и через пробуждающуюся личность течет излияние любви к своим собратьям и всему творению. Прежняя личность с ее острыми углами и неприятными чертами, кажется, отошла на задний план, и новый любящий и милый человек улыбается нам и всему миру, исполненный желания угодить, служить и делиться своими вновь приобретенными духовными богатствами. , обилие которой кажется ему слишком большим, чтобы сдержать его.

Такое возвышенное состояние длится разные периоды, но оно обязательно исчезнет. Личное я только временно подавлялось, но не трансформировалось окончательно. Приток света и любви ритмичен, как и все во вселенной. Через некоторое время он ослабевает или прекращается, и за наводнением следует отлив.

Это обязательно очень болезненный опыт, который в некоторых случаях может вызвать сильную реакцию и вызвать серьезные проблемы. Личное эго вновь пробуждается и заявляет о себе с новой силой.Все камни и мусор, которые были укрыты и замаскированы во время прилива, снова всплывают. Человек, чья моральная совесть стала более утонченной и требовательной, чья жажда совершенства стала более сильной, судит с большей суровостью и осуждает свою личность с новой страстью; он склонен питать ложную веру в то, что упал ниже, чем был раньше. Иногда даже случается, что низшие склонности и побуждения, до сих пор дремлющие в бессознательном, оживляются напором высшей энергии или приводятся в ярость сопротивления через посвящение пробуждающегося человека — факт, который представляет собой вызов и угрозу. к их неконтролируемому выражению.

Иногда реакция усиливается до такой степени, что индивид даже отрицает ценность и реальность своего недавнего опыта. Сомнения и критика приходят ему в голову, и он склонен рассматривать все это как иллюзию, фантазию или эмоциональное опьянение. Он становится ожесточенным и саркастичным, высмеивает себя и других и даже отворачивается от своих высших идеалов и стремлений. Однако, как бы он ни старался, он не может вернуться в свое старое состояние; он видел видение, и его красота и сила притяжения остались с ним, несмотря на его попытки подавить это.Он не может принимать повседневную жизнь как раньше или довольствоваться ею. Его преследует «божественная тоска по дому», которая не оставляет ему покоя. Иногда реакция имеет более патологический характер и вызывает состояние депрессии и даже отчаяния с суицидальными импульсами. Это состояние очень похоже на психотическую депрессию или «меланхолию», которая характеризуется острым чувством собственного достоинства, систематическим самоуничижением и самообвинением; впечатление прохождения через ад, которое может стать настолько ярким, что породит заблуждение, что человек безвозвратно проклят; острое и болезненное чувство интеллектуальной некомпетентности; потеря силы воли и самообладания, нерешительность, неспособность и отвращение к действию.Но в случае с теми, кто пережил внутреннее пробуждение или определенную степень духовной реализации, проблемы не следует рассматривать как простое патологическое состояние; у них есть конкретные психологические причины. Один из них был указан Платоном и Иоанном Креста с той же аналогией.

Платон в известной аллегории, содержащейся в Седьмой книге его Республики , сравнивает непросветленных людей с заключенными в темной пещере или логове и говорит:

Сначала, когда кто-либо из них освобождается и внезапно вынужден встать встаньте, поверните шею и идите навстречу свету, он почувствует резкие боли; свет его огорчит, и он не сможет увидеть реальности, которые в своем прежнем состоянии он видел тени

St.Иоанн Креста использует удивительно похожие слова, говоря о состоянии, называемом «темная ночь души»:

«Я» находится во тьме, потому что оно ослеплено светом, более сильным, чем оно может вынести. Чем ярче свет, тем больше он слепит глаза совы, и чем сильнее солнечные лучи, тем больше он слепит зрительные органы, преодолевая их по причине их слабости, лишая их способности видеть … Как глаза ослабленные и затуманенные страдают от боли, когда на них падает ясный свет, поэтому душа из-за своей нечистоты сильно страдает, когда на нее действительно светит Божественный свет.И когда лучи этого чистого Света освещают душу, чтобы изгнать нечистоты, душа воспринимает себя настолько нечистой и несчастной, что кажется, будто Бог восстал против нее, а сам был настроен против Бога. (Цитируется Андерхиллом, 1913, с. 453.)

Прежде чем продолжить, кажется уместным указать, что кризисы, менее общие и радикальные, но во многом похожие на те, которые имели место до и после «пробуждения», происходят в два основных типа творческих личностей — художники и ученые.

Художники часто жаловались на периоды засушливости, разочарования, невозможности работать. В такие моменты они чувствуют себя подавленными и беспокойными, и на них могут влиять многие психологические симптомы, упомянутые выше (стр. 6-7). Они склонны предпринимать тщетные попытки избежать или избежать этого болезненного состояния с помощью таких средств, как алкоголь или наркотики. Но когда они достигают глубины уныния или отчаяния, может возникнуть внезапный поток вдохновения, открывающий период новой и интенсивной продуктивной деятельности.

Часто произведение искусства выглядит как практически законченный продукт, созданный без осознанного осознания на каком-то бессознательном уровне или области внутреннего существа художника. Как Мюррей (1959, стр. 107) заявил в своем блестящем эссе о превратностях творчества, говоря о требованиях творения, «должна быть достаточная проницаемость (гибкость) границ, границ между категориями, а также границ между различными сферами жизнедеятельности. интерес и — что наиболее важно для определенных классов творчества — достаточная проницаемость между сознательными и бессознательными процессами … Слишком большая проницаемость — безумие, слишком мало — ультрасовременная рациональность.

«Разочарование», которое беспокоит ученого на различных этапах исследования, и роль, которую они играют «в посылке энергии внутрь к более богатым источникам вдохновения», были хорошо описаны Прогоффом (1959, стр. 223-232).

Надлежащее лечение этого типа кризиса состоит в том, чтобы передать пациенту понимание его истинной природы и объяснить единственный эффективный способ его преодоления. Ему следует прояснить, что экзальтированное состояние, которое он испытал, не могло по самой своей природе длиться вечно, и эта реакция была неизбежна.Как будто он совершил превосходный полет к залитой солнцем вершине горы, осознал ее величие и красоту панорамы, простирающейся внизу, но неохотно вернулся к своей отправной точке с печальным признанием того, что крутая тропа, ведущая к вершинам подниматься нужно шаг за шагом. Осознание того, что это нисхождение или «падение» является естественным событием, дает эмоциональное и умственное облегчение и побуждает субъекта взяться за трудную задачу, стоящую перед ним на пути к Самореализации.

4. Фазы процесса трансмутации

Теперь мы должны рассмотреть стадию, на которой было признано, что необходимые условия, которые должны быть выполнены, и цена, которую нужно заплатить за высокое достижение Самореализации, — это радикальная трансмутация и возрождение личности. Это длительный и многогранный процесс, включающий в себя фазы активного устранения препятствий на пути притока и действия сверхсознательных энергий; фазы развития высших функций, которые бездействовали или не были развиты; фазы, в которых эго должно позволить высшему Я работать, выдерживая давление и неизбежную боль процесса.

Это период в высшей степени насыщенный событиями, полный перемен, смены света и тьмы, радости и страдания. Энергия и внимание человека часто настолько поглощены этой задачей, что его способность справляться с проблемами и действиями нормальной жизни может быть нарушена. Если наблюдать со стороны и оценивать его с точки зрения обычной эффективности, он, кажется, ухудшился и стал менее способным, чем раньше. Его не щадят несправедливые суждения со стороны благонамеренных, но непросвещенных друзей или врачей, и он часто становится объектом резких и саркастических замечаний о его «прекрасных» духовных идеалах и стремлениях, делающих его слабым и неэффективным в практической жизни.Такая критика воспринимается как очень болезненная, и ее влияние может вызвать сомнения и разочарование.

Это испытание представляет собой одно из испытаний на пути Самореализации; он преподает урок преодоления личной чувствительности и дает возможность развить внутреннюю независимость и уверенность в себе без обид. Его следует принимать с радостью или, по крайней мере, безмятежно и использовать как возможность для развития внутренней силы. С другой стороны, если люди в окружении человека просветлены и понимают, они могут очень помочь и избавить его от множества ненужных трений и страданий.

На самом деле это переходный период; выход из старого состояния, еще не достигнув твердого нового; промежуточная стадия, на которой, как было правильно сказано, человек подобен гусенице, претерпевающей процесс превращения в крылатую бабочку. Насекомое должно пройти стадию куколки, состояние распада и беспомощности. Но у индивида обычно нет защиты кокона, в котором он может пройти процесс трансформации в уединении и умиротворении.Он должен — и это особенно актуально сейчас — оставаться там, где он есть в жизни, и продолжать выполнять свои семейные, профессиональные и социальные обязанности так хорошо, как он может, как будто ничего не произошло или все еще продолжалось. Его задача аналогична той, с которой инженеры сталкиваются при реконструкции железнодорожного вокзала, не прерывая движение даже на час. Поэтому неудивительно, что эта трудная и сложная задача, эта «двойная жизнь», вероятно, вызовет множество психологических проблем, таких как истощение, бессонница, эмоциональная депрессия, сухость, психическое возбуждение и беспокойство.Это, в свою очередь, может легко вызвать всевозможные физические симптомы и расстройства.

Иногда проблема вызывается или, по крайней мере, усугубляется чрезмерным личным усилием, направленным на ускорение более высокого осознания посредством насильственного торможения и подавления сексуальных и агрессивных влечений — попытка, которая служит только для усиления конфликта с вытекающим напряжение и невротические симптомы. Такое отношение часто является результатом слишком жестких и дуалистических моральных и религиозных концепций, которые вызывают осуждение естественных влечений, рассматриваемых как «плохие» или «греховные».Кроме того, есть люди, которые отказались от сознательно, этой позиции, но которые все еще бессознательно в некоторой степени обусловлены ею и проявляют либо амбивалентность в этом отношении, либо колебания между двумя крайними установками, то есть подавление, и неконтролируемое проявление всех влечений. Последнее, хотя и является катарсическим, никоим образом не является приемлемым решением ни с этической, ни с медицинской точки зрения, потому что оно неизбежно порождает новые конфликты между различными базовыми влечениями или между этими влечениями и ограничениями, налагаемыми не только условностями общества. социальный порядок, но также и требованиями межличностных отношений и правильной социальной интеграции и приспособления.

Решение лежит, скорее, в гармоничной интеграции всех побуждений в целостную личность, сначала через надлежащее подчинение и координацию, а затем через преобразование и сублимацию избыточной или неиспользованной квоты энергии.

Достижению этой интеграции не только не препятствуют, но и могут значительно облегчить активация сверхсознательных функций, реализация Самости, потому что эти более широкие и высшие интересы действуют как магнит, притягивающий «либидо» или психическая энергия вложена в «низшие» влечения.Более того, когда одна из специфических функций Самости, воля, распознается и используется, она тоже может эффективно способствовать посредством своей регулирующей и контролирующей силы гармоничной интеграции, биопсихосинтезу всего человеческого существа. .

Другая и, в некотором смысле, противоположная трудность сталкивается с человеком в периоды, когда поток сверхсознательных энергий является легким и обильным. Если его не контролировать разумно, он может рассеяться в лихорадочном возбуждении и активности.Или, наоборот, его можно слишком долго держать в подвешенном состоянии и невыражать, так что он накапливается, и его высокое давление может повредить нервную систему, так же как слишком большой электрический ток может сжечь предохранитель. Подходящим средством является использование втекающих энергий конструктивно и гармонично в работе внутреннего возрождения, в творческом самовыражении и в плодотворном служении таким образом, чтобы это определялось способностями, условиями и возможностями человека.

Предмет этой статьи заставил обратить внимание на более темную и болезненную сторону духовного развития, но не следует делать вывод, что те, кто находится на пути Самореализации, с большей вероятностью будут затронуты психологическими расстройствами, чем обычные мужчины и женщины.Стадия наиболее сильных страданий

часто не наступает. Следовательно, следует прояснить следующие моменты:

1. У многих людей такое развитие осуществляется гораздо более постепенным и гармоничным путем, чем описанный выше, так что внутренние трудности преодолеваются и различные этапы проходят. через, не вызывая серьезной реакции или вызывая определенные симптомы.

2. Невротические симптомы и эмоциональные расстройства у среднего мужчины или женщины часто более серьезны и интенсивны, им труднее переносить и врачам лечить, чем симптомы, связанные с Самореализацией.В основном они возникают из-за жестоких конфликтов между различными аспектами личности или из-за необоснованного бунта против обстоятельств и людей. Некоторые из этих конфликтов могут быть объяснены в терминах интерпретации Фрейда (1953) (которая никоим образом не применима для всех), некоторые в соответствии с интерпретацией Адлера (1931), Франкла (1955), Хоми (1945), Юнга (1953). -1954) и др. Их часто бывает трудно удовлетворительно вылечить, потому что — более высокие психологические уровни и функции этих пациентов еще не активированы — мало что можно было бы призвать, чтобы побудить их пойти на необходимые жертвы или подчиниться дисциплине, необходимой для того, чтобы принести о необходимых настройках.

3. Нервные, эмоциональные и умственные проблемы, возникающие на пути Самореализации, какими бы серьезными они ни казались, являются лишь временными реакциями, побочными продуктами, так сказать, органического процесса внутреннего роста и регенерации. Следовательно, они либо исчезают самопроизвольно, когда кризис, вызвавший их, закончился, либо легче поддаются надлежащему лечению.

4. Страдания, вызванные периодами депрессии, угасанием внутренней жизни, обильно компенсируются периодами возобновления притока сверхсознательных энергий и ожиданием высвобождения и улучшения личности в целом, порождаемых Самореализацией. .Это видение — мощнейшее вдохновение, неизменный комфорт и постоянный источник силы и мужества. Поэтому следует уделять особое внимание тому, чтобы вспоминать это видение как можно ярче и чаще, и одна из величайших услуг, которые мы можем оказать тем, кто борется на этом пути, — помочь им сохранить видение цели, когда-либо присутствующей перед внутренним. глаз.

Таким образом, можно предвидеть состояние сознания Самореализованного человека и все больше его предвкушать.Это состояние сознания, характеризующееся радостью, безмятежностью, внутренней безопасностью, чувством спокойной силы, ясным пониманием и сияющей любовью. В своих высших аспектах это реализация сущностного Существа, общения и отождествления с Универсальной Жизнью.

Значение для диагностики и лечения

Рассматривая этот вопрос более строго с медицинской и психологической точек зрения, мы должны понимать, что, хотя проблемы, сопровождающие различные фазы Самореализации, могут внешне быть очень похожими, а иногда и казаться идентичными с теми, которые влияют на обычных пациентов, их причины и значение очень разные, и лечение, соответственно, должно быть другим.Другими словами, экзистенциальная ситуация в этих двух группах не только не одинакова, но в некотором смысле противоположна.

Психологические симптомы обычных пациентов в основном носят регрессивный характер. Эти пациенты не смогли выполнить некоторые необходимые внутренние и внешние приспособления, которые составляют нормальное развитие личности. Во многих случаях им не удается освободиться от эмоциональной привязанности к своим родителям, которая сохраняется и в более позднюю жизнь в форме детской зависимости от них или от других людей, которые стали их заместителями.Иногда нежелание соответствовать требованиям обычной семейной и общественной жизни или неспособность справиться с ее трудностями заставляет их бессознательно искать убежища в болезни или инвалидности. В других случаях причиной является эмоциональный шок или тяжелая утрата, которые они не могут или не хотят принять, что может привести к реактивной депрессии или другим невротическим симптомам. Во всех этих случаях мы обнаруживаем в качестве общей характеристики некоторый конфликт или конфликты между различными сознательными и бессознательными аспектами личности или между личностью и ее окружением.

Трудности, вызванные стрессом и борьбой на различных этапах пути к Самореализации, напротив, носят специфически прогрессивный характер. Они являются ключом к возбуждению сверхсознательных возможностей, к сильному «зову свыше», к притяжению Самости, и конкретно определяются вытекающей дезадаптацией и конфликтами со «средними» и «низшими» аспектами личности. Этот кризис поразительно описал Юнг:

Быть «нормальным» — прекрасный идеал для неудачников, для всех тех, кто еще не нашел адаптации.Но для людей, обладающих гораздо большими способностями, чем средний, для которых никогда не было трудно добиться успехов и выполнить свою долю в мирской работе, — для них ограничение нормой означает ложе Прокруста, невыносимую скуку, адское бесплодие и безнадежность. . Как следствие, есть много людей, которые становятся невротиками, потому что они нормальные, а есть люди, которые становятся невротиками, потому что они не могут стать нормальными. (Jung, 1933, стр. 55).

Очевидно, что психотерапевтическое лечение, подходящее для двух разных типов пациентов, должно, соответственно, быть совершенно различным.

Терапевтическая проблема, связанная с первой группой, состоит в том, чтобы помочь пациенту достичь нормального состояния среднего мужчины или женщины посредством устранения репрессий и запретов, страхов и детской зависимости; найти выход из своей эгоцентричности, эмоционально искаженного мировоззрения к объективному, разумному и рациональному рассмотрению нормальной жизни, к признанию своих обязанностей и обязательств и правильной оценке других людей. Противоположные, частично неразвитые, нескоординированные сознательные и бессознательные тенденции и функции должны быть гармонизированы и интегрированы в личный психосинтез .

Конкретная терапевтическая задача для последней группы, напротив, состоит в достижении гармоничного приспособления посредством надлежащей ассимиляции втекающих сверхсознательных энергий и их интеграции с ранее существовавшими аспектами личности; то есть осуществления не только личного, но и духовного психосинтеза .

Из этого очевидно, что лечение, подходящее для первой группы пациентов, оказывается не только неудовлетворительным, но может быть определенно вредным для пациентов второй группы.Участь последних вдвойне трудна, если их лечит терапевт, который не понимает и не ценит сверхсознательные функции, игнорирует или отрицает реальность Самости и возможность Самореализации. Он может либо высмеивать неуверенные высшие устремления пациента как простые фантазии, либо интерпретировать их материалистически, и пациента можно убедить, что он поступает правильно, пытаясь укрепить оболочку своей личности и закрыть ее от настойчивых требований. стук сверхсознательного Я.Это, конечно, может усугубить состояние, усилить борьбу и затормозить принятие правильного решения.

С другой стороны, терапевт, который сам духовно склонен или имеет, по крайней мере, понимание и сочувственное отношение к высшим достижениям и реальностям, может оказать большую помощь человеку, когда, как это часто бывает, последнее все еще находится на первой стадии неудовлетворенности, беспокойства и бессознательных поисков. Если он потерял интерес к жизни, если повседневное существование не привлекает его, и он еще не получил проблеска высшей реальности, если он ищет облегчения в неправильных направлениях, блуждая вверх и вниз по тупикам, — тогда открытие истинная причина его проблемы и указание на настоящее неожиданное решение, на счастливый исход кризиса, могут очень помочь вызвать внутреннее пробуждение, которое само по себе составляет основную часть лечения.

Вторая стадия, стадия эмоционального возбуждения или восторга — когда человек увлечен чрезмерным энтузиазмом и лелеет иллюзию достижения постоянного достижения — требует мягкого предупреждения о том, что его блаженное состояние неизбежно, но временный; и ему следует дать описание превратностей его пути. Это подготовит его к началу неизбежной реакции на третьей стадии, а

позволит ему избежать многих страданий, поскольку они предвидятся, как и последующие сомнения и разочарование.Когда пациент, проходящий лечение во время этой реакции, не получил преимущества такого предупреждения, терапевт может оказать большую помощь, заверив его, что его нынешнее состояние является временным, а не в любом смысле постоянным или безнадежным, как он, кажется, вынужден верить. Терапевт должен настойчиво заявлять, что положительный исход кризиса оправдывает страдания, какими бы интенсивными он ни был. Ему можно принести большое облегчение и ободрение, если приведут примеры тех, кто был в подобном положении и вышел из него.

На четвертой стадии «инцидентов восхождения», во время процесса трансмутации, который является самым продолжительным и сложным, работа терапевта, соответственно, более сложна. Некоторые важные аспекты лечения:

1. Рассказать пациенту о том, что на самом деле происходит внутри него, и помочь ему найти правильное отношение к нему.

2. Научить его, правильно используя волю, мудро контролировать и твердо управлять побуждениями, возникающими из бессознательного, не подавляя их страхом или осуждением.

3. Обучить его техникам трансмутации и сублимации сексуальных и агрессивных энергий. Эти техники представляют собой наиболее удачное и конструктивное решение многих психологических конфликтов.

4. Чтобы помочь ему в правильном распознавании и ассимиляции энергий, исходящих от Самости и со сверхсознательных уровней.

5. Помочь ему выразить и использовать эти энергии в альтруистической любви и служении. Это особенно ценно также для противодействия тенденции к чрезмерной интроверсии и эгоцентризму, которая часто присутствует на этой и других стадиях саморазвития.

6. Провести его через различные фазы реконструкции его личности вокруг высшего внутреннего центра, то есть в достижении его духовного психосинтеза.

Здесь мы хотели бы прояснить, что психотерапевтическое лечение, которое мы описываем, никоим образом не исключает соответствующее физическое лечение, которое можно комбинировать с первым. Но рассмотрение физических средств, которые можно использовать и которые сильно различаются в зависимости от особых требований каждого пациента, выходит за рамки данной статьи.

В некоторых случаях лечение осложняется тем, что имеется смесь «регрессивных» и «прогрессирующих» симптомов. Это случаи неправильного развития. Такие люди могут достичь высокого уровня в одной части своей личности, но при этом у них могут быть определенные детские привязанности или доминировать бессознательные конфликты. Можно сказать, что тщательный анализ показывает, что у большинства тех, кто вовлечен в процесс самоактуализации, есть остатки такого рода; это неудивительно, потому что то же самое можно сказать и о так называемых нормальных людях, которые, как справедливо утверждает Маслоу, живут «в состоянии легкой и хронической психопатологии и страха, задержки роста, увечий и незрелости.(1956, стр. 1.)

Из всего сказанного очевидно, что для удовлетворительного решения психологических проблем, связанных с Самоактуализацией, требуется двойная компетентность — профессиональная. обученного психотерапевта и серьезного ученика или, еще лучше, опытного путешественника на пути к Самореализации. Это двойное дарование в настоящее время встречается редко; но, учитывая растущее число людей, нуждающихся в таком лечении, становится все более настоятельной необходимость побудить как можно больше тех, кто желает служить человечеству, удовлетворяя его величайшие потребности, чтобы они соответствовали этой задаче.

Было бы также очень полезно, если бы общественность была лучше информирована об общих фактах по этому вопросу. В настоящее время часто случается, что невежество, предубеждение и активное противодействие — особенно со стороны родственников пациента — мешают выполнению задач пациента и терапевта. При более осознанном подходе как со стороны общественности, так и со стороны психотерапевтов можно избежать ненужных страданий. Таким образом, многим серьезным мужчинам и женщинам будет легче и быстрее достигнуть цели своего стремления — достижение все возрастающей Самореализации.

Источники:
  1. Адлер А. Образец жизни. Нью-Йорк: Cosmopolitan Book Co., 1931
  2. Олпорт, К., Курс становления. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1955,
  3. ,
  4. , Аньял, А., Основы науки о личности. Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1941,
  5. ,
  6. , Ассаджиоли, Р., Динамическая психология и психосинтез. Монография. Фонд исследований психосинтеза, 1958,
  7. ,
  8. , Барук, Х., Psychiatrie Morale Expdrimentale Individual et Sociale.Париж: Presses Universitaires, 1945,
  9. , Карузо, И.А., Psychanalyse et Synthèse Personelle. Париж: Desclée de Brouwer, 1959, первоначально на немецком языке: Psychoanalyse und Synthese der Existenz. Wien: Herder, 1952,
  10. ,
  11. , Ferrire, A., L’Orthogenése Humaine ou lʼAscension vers l’Esprit. Ncuchátel: Messeiller, 1959
  12. Франкл В. Э., Доктор и душа: Введение в логотерапию. Нью-Йорк: Кнопф, 1955,
  13. ,
  14. , Фрейд, С., Стандартное издание полных психологических работ С.Ф. Нью-Йорк: Макмиллан, 1953,
  15. ,
  16. , Э. Фромм, Психоанализ и религия. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1950,
  17. ,
  18. , Гольдштейн, К., Организм. Нью-Йорк: American Book Co., 1939
  19. Хорни К., Наши внутренние конфликты. Нью-Йорк: Нортон, 1945,
  20. ,
  21. , Юнг, К.Г., Современный человек в поисках души. Нью-Йорк: Харкорт Брейс, 1933,
  22. ,
  23. Юнг, К.Г., Собрание сочинений, Серия Боллинген, Нью-Йорк: Книги Пантеона, 1953-54,
  24. Юнг, К.Г., Развитие личности.В C. Moustakas (Ed.), The Self. Нью-Йорк: Харпер, 1956,
  25. ,
  26. , Маслоу, А. Х., Мотивация и личность. Нью-Йорк: Харпер, 1954,
  27. ,
  28. , Маслоу, А. Х., Познание бытия в пиковом опыте. Монография. Уолтем, Массачусетс: Департамент психологии, Университет Брандейса, 1956,
  29. Маслоу, А. Х., «Критика самоактуализации», Журнал индивидуальной психологии. 1959, 15, 24-32
  30. Маслоу А. Х., Сутич А. Дж. Журнал ортопсихологии. Декларация о намерениях. Неопубликованная статья, 1958 г.
  31. May, R., Человек ищет себя. Нью-Йорк: Нортон, 1953,
  32. ,
  33. , Мюррей, Х.А., Превратности творчества. В Х. Х. Андерсон (ред.), Творчество и его развитие. Нью-Йорк: Харпер, 1959,
  34. ,
  35. , Прогофф, 1. Глубинная психология и современный человек. Нью-Йорк: Джулиан Пресс, 1959
  36. Ранг, 0., Терапия воли и Истина и реальность. Нью-Йорк: Кнопф, 1945,
  37. ,
  38. , Сорокин, П.А. и др., Формы и методы альтруистического и духовного роста. Бостон: Beacon Press, 1954 (а)
  39. Сорокин П.А. Пути и сила любви. Бостон: Beacon Press, 1954 (b)
  40. Андерхилл, Э., Мистицизм. Лондон: Метуэн, 1913
  41. Урбан, Х. Дж., «Убернатур» усид Медизин. Инсбрук: Тироль, 1946

Здесь вы найдете больше вдохновения

Здесь вы можете купить Душу психосинтеза, Кеннет Соренсен

Здесь вы можете купить Интегральная медитация — семь способов самореализации, Кеннет Соренсен

Прочтите вводную статью о Интегральной медитации

Прочтите вводную статью о Психосинтезе

Прочтите вводную статью о Семи Типах

Здесь вы найдете биографию о Роберто Ассаджиоли

Как достичь самореализации (пошаговое руководство )

Все мы время от времени теряем самообладание, и выражение гнева — это действительно здоровый поступок в наших отношениях с другими людьми.Выражение наших разногласий во мнениях позволяет нам вести здоровый конфликт и часто приходить к соглашению или пониманию, которое работает для всех. Однако бывают моменты, когда гнев может стать подавляющим или разрушительным, и в это время важно научиться справляться с гневом.

Неуместное выражение гнева может нанести вред отношениям, как личным, так и профессиональным. Вы можете выражать слишком много гнева, слишком часто или временами, что только усугубит ситуацию, а не станет лучше.В этой статье мы рассмотрим методы управления гневом, которые помогут вам лучше контролировать свои эмоции.

Давайте глубже посмотрим, как бороться с гневом.

Выражение гнева

Гнев — естественная и нормальная часть практически любых отношений. Это включает отношения с вашей второй половинкой, детьми, начальником, друзьями, семьей и т. Д. Гнев дает нам ценную информацию, если мы готовы ее выслушать. Он указывает нам на области, в которых мы не согласны с другими, и на вещи, которые необходимо изменить или изменить.

Нездоровые способы выражения гнева

Вот несколько распространенных, но нездоровых способов выразить гнев, которых следует избегать:

Пассивно-агрессивный

Этот термин знаком многим из нас. Пассивно-агрессивное поведение возникает, когда кто-то злится, но использует косвенное общение, чтобы выразить свой гнев.

Некоторые из наиболее распространенных пассивно-агрессивных форм поведения включают молчание, комментарии о ком-то за спиной, сварливость, угрюмость или надутость, или просто невыполнение заданий или заданий, которые должны.

Это пассивно-агрессивный способ выражения гнева человеком. Это не очень продуктивно, но очень распространено.

Несвоевременное

Некоторые люди ошеломлены и выражают гнев в ситуации, когда это не может принести никакой пользы.

Примером может быть гнев на одного человека перед толпой людей. Все это заставляет людей чувствовать себя некомфортно и закрывать их. Это плохой способ выразить с кем-то гнев или несогласие.

Постоянный гнев

Постоянная гнев — чаще всего симптом чего-то другого.Выражать гнев, когда вы с кем-то не согласны, — это нормально и нормально. Однако, если кто-то большую часть времени злится и, кажется, всегда выражает свой гнев окружающим, это не пойдет им на пользу.

Со временем люди начнут избегать этого человека и будут как можно меньше контактировать с ним. Причина в том, что никому не нравится находиться рядом с тем, кто все время злится; это безвыходная ситуация.

Здоровые способы выражения гнева

А как насчет здоровых способов адаптации? Изучая, как справляться с гневом, вот несколько полезных способов начать работу.

Честность

Честно выражайте свой гнев или несогласие. Говорите правду о том, что вас злит. Иногда для этого нужно уйти и немного подумать, прежде чем ответить.

Не говорите, что вы злитесь на что-то, что кто-то сделал или сказал, когда вас действительно что-то расстраивает.

Быть прямым

Прямолинейность, как и честность, — это здоровый способ выразить гнев.

Не говорите о том, что вас злит.Не говорите, что вас злит одно, когда на самом деле это другое, и не складывайте предметы друг на друга, чтобы через 6 месяцев вы могли свалить на кого-то около 10 разных вещей.

Говорите прямо и откровенно о том, что вас злит. Убедитесь, что вы выражаете свой гнев человеку, который вас расстроил или на которого вы злитесь, а не кому-то другому. Это очень контрпродуктивно.

Своевременность

Когда что-то вас злит, гораздо лучше выразить это своевременно.Не держите его в себе, так как это только принесет больше вреда, чем пользы.

Подумайте о браках, которые, кажется, вспыхивают из ниоткуда, когда на самом деле кто-то молчит в течение многих лет, пока они не достигнут своего предела.

Выражение гнева по мере его появления — гораздо более здоровый способ использовать гнев, чтобы помочь нам управлять нашими отношениями в данный момент.

Как бороться со гневом

Если вы злитесь, как с этим справиться прямо сейчас?

1.Замедлить

Время от времени на работе я получаю электронное письмо, которое меня настолько злит, что, наверное, у меня из ушей вырывается пар.

В менее сдержанные моменты я, как известно, быстро отвечал, и обычно это заканчивалось примерно так же хорошо, как вы могли представить.

Когда я на самом деле отхожу от компьютера и немного займусь чем-нибудь другим, я могу успокоиться и думать более рационально. После этого я смогу ответить более подходящим и продуктивным образом.Делая что-то, что помогает вам научиться выпускать гнев, можно сделать неудобную ситуацию более управляемой, прежде чем она выйдет из-под контроля.

2. Сосредоточьтесь на «Я»

Помните, что это вы расстроены. Не обвиняйте людей в том, что они вас расстраивают, потому что, в конце концов, именно ваша реакция на то, что кто-то сделал, действительно вызвала ваш гнев. Вы же не хотите обвинять в чем-то вроде: «Почему ты никогда не убираешь посуду?» Скажите что-нибудь вроде: «Меня расстраивает грязная посуда, лежащая на столе. Можете ли вы поработать со мной, чтобы найти решение?»

Когда вы кого-то обвиняете, все, что происходит, — это усиливает напряжение.Обычно это ни к чему не приводит, кроме как усиливать гнев.

3. Тренировка

Когда вы учитесь справляться с гневом, упражнения — отличный выход. Если произойдет что-то, что вас рассердит, посмотрите, есть ли у вас возможность сжечь часть гнева.

Возможность пойти в спортзал, чтобы потренироваться, — это здорово. Если это не вариант, попробуйте отправиться на пробежку или на велосипедную прогулку. Если вы на работе сердитесь и позволяет погода, по крайней мере, выйдите на улицу и прогуляйтесь.

Помимо проработки гнева с помощью упражнений, это также помогает вашему разуму проработать несколько способов справиться с тем, что вас расстраивает.

Если вы не знаете, с чего начать тренировку, ознакомьтесь с бесплатным планом Simple Cardio Home Workout Plan от Lifehack.

4. При необходимости обращаться за помощью

Бывают случаи, когда всем нам нужна помощь. Жизнь может быть напряженной и подавляющей. Совершенно нормально обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья, если это поможет вам восстановить здоровое равновесие.Если вы обнаружите, что все время злитесь, неплохо было бы поговорить с экспертом о том, как научиться контролировать сильные эмоции. Они могут дать вам несколько разумных советов и идей о том, как поднять свой гнев на более управляемый и здоровый уровень.

5. Практика расслабления

Кажется, что все мы ведем невероятно загруженную жизнь, и это хорошо, если мы любим жизнь, которой живем. При этом очень полезно для нашего физического и психического благополучия брать перерыв для отдыха.

Это может означать тратить время на то, что помогает нам успокоиться и расслабиться, например, быть рядом с людьми, которые нам нравятся, практиковать глубокое дыхание или слушать музыку. Это может быть время для вещей, которые помогают нам сбалансировать, например, здорового питания и физической активности.

Многие люди используют такие техники, как йога и медитация, чтобы успокоить свой ум и снять напряжение, когда учатся справляться с гневом. Независимо от вашего выбора, убедитесь, что вы нашли время, чтобы расслабиться, когда начнут проявляться предупреждающие признаки гнева.

6. Смех

Использование юмора и смеха на регулярной основе поможет сдерживать гнев и поможет вам быстрее преодолеть плохое настроение и чувство гнева. Это не часть формальных методов управления гневом, но вы удивитесь, насколько хорошо они работают. Помните, что жизнь — это путешествие, которым нужно в полной мере наслаждаться с помощью здоровых эмоций. Удостоверьтесь, что у вас есть время, чтобы посмеяться и повеселиться. Окружите себя людьми, которые любят смеяться и получать удовольствие от жизни. Не работайте на работе, которая вызывает у вас стресс, который может вызвать гнев.Работайте над тем, что вам нравится делать.

7. Будьте благодарны

Легко сосредоточиться на плохом в жизни и на том, что вызывает у нас отрицательные эмоции. Жизненно важно напоминать себе обо всех чудесных вещах в жизни, которые приносят нам положительные эмоции, о вещах, которые мы легко забываем, потому что попадаем в вихрь повседневной жизни.

Каждый день выделяйте перерыв, чтобы напоминать себе о некоторых вещах, за которые вы благодарны, чтобы научиться отпускать гнев и вызывать более позитивные чувства.

Последние мысли

Время от времени жизнь может быть ошеломляющей. Кажется, что мы постоянно стремимся достичь большего и всегда быть в движении или мотивированы. Люди, вокруг которых мы находимся, и ситуации, в которых мы находимся, могут вызывать стресс, гнев и негативные эмоции. Иногда это может показаться слишком большим, и мы злимся, и наши эмоции начинают выходить из-под контроля.

В это время помните, что жизнь — это невероятное путешествие, полное чудес и вещей, которые приносят вам радость. Когда вы обнаруживаете, что злитесь чаще, чем здорова, найдите время, чтобы вспомнить хорошие вещи в жизни — вещи, которые мы, кажется, забываем, но приносят нам столько положительной энергии и эмоций.

Воспользуйтесь некоторыми из приведенных здесь советов, чтобы помочь справиться с гневом и лучше контролировать свои эмоции.

Дополнительные ресурсы по управлению гневом

Фото: Андре Хантер с сайта unsplash.com

Другая ошибка Маслоу: почему самореализация сложнее, чем кажется

Самоактуализация — благородная цель. Это одна из тех, которые продают миллионы книг по саморазвитию каждый год и побудили к созданию гуманистической психологии. В нашем индивидуалистическом обществе идея о том, что одно из наших основных стремлений — стать тем, кем мы являемся, вряд ли нуждается в продаже нам.Однако это то, что необходимо нам должным образом объяснить.


Хотя большинство людей читали или слышали об Иерархии потребностей Абрахама Маслоу, а некоторые из нас слышали о том, как он добавил еще один уровень к вершине, немногие из нас слышали об одной из его основных проблем с проектом. Он понял, что слишком многие люди думали, что уже достигли самоактуализации.

Но откуда ему знать? Он ходил спрашивать людей?

По словам психолога Барри Стивенса, который считал Маслоу среди своих друзей, после того, как идея самоактуализации взлетела, произошло нечто забавное.

« (Он) был недоволен тем, что произошло со многими людьми, когда они прочитали то, что он написал о« самореализующихся людях ». То, что они с ним сделали, было очень странным. Я получил довольно много писем, в которых говорилось: «Я самореализованный человек». Маслоу сказал, что он, должно быть, что-то упустил ».

Прочитав работы Маслоу, люди буквально сказали своим терапевтам, что достигли вершины его иерархии. Учитывая, что Маслоу написал в своей книге « К психологии бытия », что менее 1% взрослого населения удается достичь этого уровня , он счел множество сообщений странными и проблематичными.

Доктор Маслоу находит ваше заявление о самоактуализации забавным.

Зачем это беспокоить? Разве это не было бы хорошо?

Было бы здорово, если бы все люди, которые думали, что они самоактуализировались, действительно были такими, и Маслоу согласился бы с этим. Однако проблема в том, что было довольно маловероятно, что им всем удалось действительно достичь самоактуализации, учитывая, как мало людей, по мнению Маслоу, когда-либо добились этого.Это означает, что он не упомянул, насколько трудно достичь этой точки, когда он ее описал.

Итак, насколько сложно реализовать себя?

Одним из наиболее частых критических замечаний по поводу концепции самореализации Маслоу является то, что она, по-видимому, ограничивается теми, кому в жизни повезло. Рассмотрим его иерархию потребностей: самый низкий уровень — это физические потребности, которые должны быть удовлетворены, а второй уровень включает безопасность поставок вещей, которые удовлетворяют эти потребности.Если у вас недостаточно финансовой безопасности, вам не удастся пройти второй уровень, не говоря уже о самоактуализации.

Эта проблема возникла гораздо раньше, чем Маслоу. Аристотель, чья концепция эвдемонии повсюду имеет сильные оттенки самореализации, открыто заявлял о том, что только состоятельный, грек, мужчина, которому в жизни повезло, сможет «хорошо жить». ». Другие психологи, которые обсуждают этот вопрос, сталкиваются с аналогичными проблемами.

Сам Маслоу думал, что любой может самореализоваться.Тем не менее, он основывал свои теории на самых здоровых и одном проценте населения колледжа и образцовых личностях из истории. Он воспринял тот факт, что так много людей, весьма непохожих на людей, которых он использовал для построения модели, утверждали, что они самоактуализировались, как признак того, что он не смог описать это должным образом.

Кто бы мог подумать, что одна из великих целей личностного роста и современной психологии может оказаться такой труднодостижимой? Особенно для таких сложных умов, как наш?

Итак, эти «самореализованные люди» просто ошиблись?

Несомненно, многие были.Психолог Фриц Перлз, однако, полагал, что здесь тоже могло иметь место тонкое недоразумение. Самореализация — это процесс становления тем, кем вы являетесь и являетесь . Нет, как он думал, что делают многие люди, актуализируя , кем вы себя считаете или , кем вы хотели бы быть . Вполне вероятно, что многие друзья Стивенса по переписке актуализировали самооценку.


Сам Маслоу также предостерег от мысли, что самоактуализация означает действовать по любой вашей прихоти.Считая такое действие собственным -выражением , а не актуализацией. Хотя по-настоящему актуализированный человек будет спонтанным и будет заниматься тем, что ему нравится, он не будет постоянно в поисках удовольствия. Шансы на то, что это сделали некоторые из этих «самореализовавшихся людей», также довольно высоки.

Итак, чему я могу научиться из этого?

Ну, во-первых, вы, вероятно, сейчас не самореализуетесь. Извини за это.

Второе, что вы можете извлечь из этого, — это лучше понять сложность того, что Маслоу предлагает вам сделать.Вам нужно не только последовательно удовлетворять все низшие потребности, но и быть открытым для того, чтобы сделать себя психологически уязвимым, быть готовым смириться с более болезненными аспектами себя и постоянно стремиться к психологическому росту.

Все это непросто, это невозможно сделать за выходные, и ваш прогресс может быть нарушен множеством вещей. Карл Роджерс, американский психолог, который также работал с концепцией самоактуализации, даже не сделал самоактуализации и конечной точки — он видел в этом бесконечный процесс .Хотя это отличная цель, самоактуализация — более трудная цель, чем думает большинство людей.

Наконец, вам, возможно, следует вспомнить старый совет «познай самого себя». В конце концов, вы не можете стать тем, кто вы есть, если не знаете, кто вы есть. Эта мудрость восходит к временам Сократа, и он был бы первым, кто сказал бы, что вам следует беспокоиться об этом в первую очередь.

За исключением, конечно, тех случаев, когда мы придерживаемся того, кем мы являемся в данный момент, и это мешает нашим целям и неизбежному росту как людей.

Почему теория самореализации Маслоу не совсем верна

Источник: Mongkol Keawcumsan | Dreamstime

С 1950-х годов студенты колледжей изучали психологические рассуждения Абрахама Маслоу, впитали идеи «самоактуализации» и, вероятно, восприняли это сообщение как истинное из-за усилий по запоминанию иерархии и попыток сдать промежуточные экзамены.

Суть его истории, подробно описанная в его книге 1954 года Мотивация и Личность , заключается в следующем: люди мотивированы преследовать разные потребности на разных этапах своего развития.

Основная проблема — это то, что он называет физиологическим, в котором потребности для выживания должны быть удовлетворены.

Вторая проблема — это безопасность. Они могут принимать форму здоровой привязанности младенца к матери, наличия достаточного количества денег в банке для обеспечения безопасности и определенной степени физического здоровья.

Далее идет социальная принадлежность, характеризующаяся потребностью в гармонии в семье, дружбе и отношениях в обществе. Мир в своем окружении — ключ к успеху.

Четвертый пункт пирамиды — это потребность в уважении, в признании другими и в том, чтобы своему эго не угрожали неуважение или несправедливое непризнание.

Самоактуализация — это вершина иерархии, которая становится возможной только в том случае, если другие вопросы мотивации решены и решены. Это включает в себя потребность быть творческим, спонтанным и стараться быть лучшим собой. Теперь человек волен реализовать свои заявленные желания. Спортсмен волен быть лучшим в команде, родитель волен стать лучшим родителем для детей, деловой человек волен строить компанию, исходя из видения того, какой должна быть эта компания.

Позже в своей карьере Маслоу обсуждал шестой пункт иерархии: трансцендентность, в которой самоотдача имеет первостепенное значение. Это включает в себя поиски духовного измерения жизни на Земле и за ее пределами.

Как указывает философ Леонард Геллер, стимул для этих потребностей роста находится внутри человека («Провал теории самоактуализации», 1982). Это человек, который стремится к большему удовлетворению каждой потребности.

С другой стороны, когда потребности не удовлетворяются, виновата окружающая среда, потому что обстоятельства и другие люди — это то, что блокирует развивающуюся личность, создавая так называемые «потребности дефицита» или мотивацию освободиться от разочарования. или даже ненависть.

Другими словами, дефицитные потребности находятся в руках других людей, а не внутри развивающегося человека. Тем не менее, даже когда потребности дефицита удовлетворяются (например, преодоление голода или низкая заработная плата), многие люди, особенно на Западе, страдают от «аномии, отчуждения, скуки, апатии, смирения, цинизма, безрадостности, бессмысленности и отчаяния». (Геллер, 1982, с.64).

Поразительно для теории Маслоу, что в странах первого мира, где удовлетворяются основные потребности столь многих людей, наблюдается значительно более высокий уровень разводов.В Соединенных Штатах уровень самоубийств выше среди тех, у кого больше денег и более стабильная экономическая ситуация, чем среди тех, кто принадлежит к более низким социально-экономическим слоям.

Кроме того, по оценкам, уровень самоубийств среди кавказцев в два раза выше, чем среди меньшинств в США. Нарциссизм растет на Западе, где основные потребности удовлетворяются более явно (Twenge & Campbell, 2010). Отсутствие трансцендентности или отказ от религиозной веры особенно заметны в Европе, в мире с высоким уровнем жизни.«Великий упадок» религиозных настроений (посещаемость богослужений, членство в религиозных организациях, молитвы и чувство религиозности) в Соединенных Штатах резко сократился с 1952 по 2012 год.

Можно было бы подумать, что произошло бы прямо противоположное, если бы история развития Маслоу была верна, включая мирные браки, меньшее отчаяние, общение с другими и трансцендентность внутри культур и социально-экономических слоев, в которых удовлетворяются физиологические потребности и потребности в безопасности. Сытые люди, у которых есть деньги в банке и похлопывают по спине, теоретически должны стремиться больше к творчеству, альтруизму, самопревосхождению и служению тем, кто борется с этими потребностями.

Учитывая, что так много людей на Западе (а не из низших социальных слоев там) с удовлетворенными базовыми потребностями все еще скучают, имеют право, разочарованы, в отчаянии и не обязательно стремятся к трансценденции, возможно, есть необходимость переосмыслить модель Маслоу. потребностей. Хочу предложить следующее:

Жизненные вызовы, проявляющиеся в форме несправедливости со стороны других людей, могут сдерживать рост, как предполагает Маслоу. Тем не менее, страдания, вызванные несправедливостью других людей, могут быть сигналом к ​​внутреннему противодействию ** последствиям ** травмирующей несправедливости.

Если человек с несправедливым обращением страдает, а затем испытывает глубокое негодование, ненависть, уныние, беспокойство, депрессию и все остальное, что может препятствовать развитию, страдающий человек — внутренне — может ответить следующим образом:

  1. Находить смысл в страдании
  2. Прощение тех, кто причинил страдания
  3. Мужественно переносите боль страдания, чтобы она не была передана другим с умышленной жестокостью посредством вытеснения, ложных обвинений через проекцию или любым другим способом.

Таким образом, внешние травмы и связанные с ними страдания становятся причинами человеческого роста.

Возможно, это страдание, когда оно приходит и используется для внутреннего роста, является необходимой частью продвижения в зрелости, которую Маслоу сначала описал как самоактуализацию и самопревосхождение.

Чтобы меня не неправильно поняли, я не призываю людей выходить на улицу и искать страданий. Вместо этого я предполагаю, что по мере того, как люди страдают, поскольку их дефицитные потребности не удовлетворяются, у них есть потенциал развить чувство добродетелей смирения (которое может привести к превосходству), отваги (что может привести к поискам справедливости). для себя и других), прощение (которое может привести к поиску помощи другим), а затем фактическая забота о других (что может привести к стремлению служить другим, чтобы у них был шанс вырасти).

Другими словами, не только окружающая среда препятствует дальнейшему развитию человека, но и наша внутренняя реакция на экологические проблемы . То, как мы реагируем на страдания, внутренне, а не только поведенчески, может иметь решающее значение в нашей жизни.

Эта идея сильно отличается от идеи Маслоу по двум причинам. Во-первых, как обсуждалось выше, экологические проблемы и связанные с ними страдания не являются ключами к остановке роста как личности, но вместо этого наша внутренняя реакция на это страдание в конечном итоге более важна.

Во-вторых, когда удовлетворены основные потребности и есть несколько серьезных экологических проблем, вызывающих страдания, рост к трансценденции может остановиться. Полный живот, удобное кресло для отдыха и игра любимой спортивной команды на большом телевизоре с плоским экраном могут быть не стимулом для истинного роста в стремлении превзойти себя в поисках истины, добра и красоты, а скорее для шаблон «передайте фишки, а остальной мир не обращайте внимания!»

Есть ли потребность любить, когда человек так доволен? Есть ли необходимость видеть, существует ли Бог, если физические потребности почти полностью удовлетворены? Есть ли необходимость не продолжать доминировать над другими, когда открыт путь для такого доминирования, особенно если человек чувствует себя уважаемым в этом господстве?

Пересмотренная последовательность иерархии роста может выглядеть примерно так:

Во-первых, удовлетворяются основные потребности, чтобы человек не голодал, как описывает Маслоу.Тем не менее, здесь не обязательно должен быть квест на мастерства , чтобы не застревать в поисках все большего и большего… и большего количества основ.

Во-вторых, у человека есть определенная степень безопасности, как описывает Маслоу. Опять же, умеренность необходима для того, чтобы стремление к мастерству не включало, как самоцель, поиск все большего дома или банковского счета. Больше не всегда лучше в смысле развития к более продвинутому человечеству.

В-третьих, человек учится быть вежливым и уважительным в свете существующих норм.Как описывает Маслоу, у человека есть чувство принадлежности. Это может быть расширено за пределы Маслоу, включая помощь другим в переживании принадлежности. Стремление к принадлежности не должно концентрироваться только на себе. Таким образом, это будет важным переходом к следующему шагу в иерархии.

В-четвертых, тогда человек не стремится к уважению, которое может привести к эгоцентризму и нарциссизму. Вместо этого именно здесь механизм роста страдания может и часто входит в мир человека в детстве или юности, когда имеет место внешняя травма.Именно здесь человек должен найти путь вперед через страдания с помощью внутреннего развития (как считает мир) скромных добродетелей смирения и прощения и почитаемой добродетели храбрости.

Последствия для развития должны быть очень ясны: на этом четвертом уровне, если человек не найдет правильные способы противостояния несправедливости жизни и вытекающим из этого страданиям и негодованию, дальнейший рост человечности может не произойти.

В-пятых, от смиренных добродетелей развивайте любовь: искреннее желание служить другим ради них самих, а не ради себя. Картофельные чипсы, большой телевизор и удобный стул становятся второстепенными потребностями, намного ниже основных потребностей, чтобы изменить эту жизнь для других, иметь конкретную цель, чтобы любить, даже если путь ко всему этому прекрасен. разные у разных людей, культур и времени. Конечная точка человеческого существования как любовь обсуждалась с биологической, философской и психологической точек зрения в Enright (2012).

Мне кажется, что путь Маслоу, особенно маркер уважения, нуждается в реконструкции, и мы видим это в нынешней борьбе Запада с нарциссизмом и бессмысленностью. Мы можем многому научиться у тех, кто борется с основами жизни и все же поднимается, чтобы изменить мир к лучшему, потому что страдание и здоровая реакция на страдание повзрослели.

Логотерапия Франкла (поиск смысла в страдании), терапия прощения (уменьшение гнева и негодования, избегание доминирования и обучение смирению, храбрости и любви) и изучение альтруизма как жизненной цели — это пути, требующие большего внимания, особенно когда потребности удовлетворяются, и происходят травматические несправедливости с сопутствующими им негодованием и гневом, угрожая потенциалу того, чем может стать человечество.

Теория самоактуализации | Психология сегодня

«Самоактуализация» представляет собой концепцию, заимствованную из гманистической психологической теории и, в частности, из теории, созданной Абрахамом Маслоу. Самоактуализация, согласно Маслоу, представляет собой рост человека к удовлетворению высших потребностей, в частности, смысла жизни. Карл Роджерс также создал теорию, подразумевающую «потенциал роста», целью которой была согласованная интеграция «настоящего я» и «идеального я», тем самым способствуя появлению «полностью функционирующей личности».«Однако именно Маслоу создал психологическую иерархию потребностей, выполнение которой теоретически приводит к кульминации исполнения« ценностей бытия »или потребностей, которые находятся на высшем уровне этой иерархии и представляют смысл.

Иерархия Маслоу отражает линейный образец роста, изображенный в прямом пирамидальном порядке восхождения. Более того, он утверждает, что самореализующиеся индивиды способны разрешать дихотомии, подобные той, которая отражена в абсолютном противоречии свободы воли и детерминизма.Он также утверждает, что самоактуализаторы — очень творческие, психологически устойчивые личности. Здесь утверждается, что диалектическая трансценденция восхождения к самоактуализации лучше описывает этот тип самоактуализации, и даже психически больные, чья психопатология коррелирует с творчеством, обладают способностью к самоактуализации.

Иерархия Маслоу описывается следующим образом:

  1. Физиологические потребности, такие как потребности в пище, сне и воздухе.
  2. Безопасность, или потребности в безопасности и защите, особенно те, которые возникают в результате социальной или политической нестабильности.
  3. Принадлежность и любовь, включая потребности в недостатках и эгоистичном принятии вместо отдачи, и бескорыстную любовь, основанную на росте, а не на недостатке.
  4. Потребности в самооценке, самоуважении и здоровых, положительных чувствах, порожденных восхищением.
  5. И потребности «бытия» относительно творческого саморазвития, порожденные реализацией потенциала и смысла жизни.

Эриксон создал теорию психосоциальных дихотомий, представленных в качестве примеров «доверие против недоверия» и «автономия против стыда и сомнения».С точки зрения последней стадии развития Эриксона, стадии «целостность эго против отчаяния», успешное разрешение этой стадии соответствует ощущению смысла жизни. Ясно, что самореализовавшемуся человеку может угрожать смерть, но тем не менее может найти смысл в жизни. Это означает, что потребности более низкого уровня могут быть не удовлетворены даже в ситуациях, представленных «ценностями», такими как чувство смысла жизни. Заметим, однако, что Маслоу утверждал, что потребности могут быть удовлетворены только частично в любой данный момент.

Махатма Ганди, Виктор Франкл и Нельсон Мандела могут служить примерами людей, каждый из которых олицетворяет самоактуализацию реальности. Рискуя своей жизнью, Ганди использовал гражданское неповиновение в целях свободы. Франкл пережил Холокост и никогда не отказывался от понимания смысла жизни. И Мандела сохранял смысл жизни даже в тюрьме. Потребности этих людей в безопасности могли оказаться под угрозой, но можно понять, что многие люди, чьи потребности в безопасности поставлены под угрозу, могут осознавать свои ценности.Они могут находить жизнь осмысленной из-за ситуаций, представляющих опасность для их жизни, в частности ситуаций, представленных дихотомией жизни и смерти.

Как уже указывалось, Маслоу определил самореализующихся людей как высоко творческих людей, имеющих пиковый опыт и способных разрешить дихотомии, присущие противоположным противоположностям, таким как «свобода и детерминизм», «сознание и разум» бессознательное », а также« преднамеренность и отсутствие преднамеренности.Креативность, отличительная черта самоактуализирующегося человека, может восприниматься как находящаяся в диалектических отношениях. Хотя большинство дихотомий нельзя однозначно понять как разрешаемые, можно увидеть, что указанные выше дихотомии разрешаются посредством творческой деятельности. Используя один аспект каждой из этих дихотомий как «тезис», а другой как «антитезис», искусство может представлять «синтез» дихотомических отношений.

Дихотомия свободы воли и детерминизма, поскольку она опирается как на свободную волю, так и на причинную деятельность, разрешается искусством как с точки зрения самовыражения художника, так и с точки зрения получателя художественного выражения, поскольку оба этих индивида могут пониматься как использовать сознательные и бессознательные аспекты самих себя для художественного выражения и восприятия.Сознательное и бессознательное параллельно дихотомии свободы воли и детерминизма в том смысле, что сознательное действие можно рассматривать как свободно-волевое, а бессознательное действие можно рассматривать как основанное в значительной степени на причинно-следственной связи.

Еще одна дихотомия, объясняющая художественный процесс, — это разрешение субъекта и объекта. Термин «субъект», обозначающий «художника», может указывать на «я», а термин «объект» может описывать «другого» или «аудиторию». Через искусство происходит соединение «я» и «другого», связь между ними.Это достигается за счет использования художником метафоры и аллегории, которые допускают свободное выражение, которое может завершиться общением художника с аудиторией и то, что можно охарактеризовать как коммуникативную функцию внутри самого художника. По сути, искусство может завершиться диалогом между художником и аудиторией или самодиалогом и самореализацией внутри художника. Пиковые переживания, описываемые как прозрения, также реализуются как субъектом, так и объектом через искусство. Искусство, возможно, в большей степени, чем любой другой вид общения, является наименее догматичным, даже если оно неопределенное.Это верно для всех видов искусства. Искусство можно понять только тогда, когда оно интерпретируется им самим или другим, и это достигается как художником, так и его аудиторией.

Психически больная поэтесса Сильвия Плат, можно сказать, осознала прозрение, когда она описала рождение своего ребенка в стихотворении «Утренняя песня»:

Я больше не твоя мать

Чем облако, которое дистиллирует зеркало, отражая собственное замедление

Сглаживание на ветру.

Используя уникальный и новаторский язык, она описала свой пиковый опыт. Таким образом, именно творческое общение между ней и ее аудиторией и то прозрение внутри нее, которое позволило ей достичь момента самоактуализации. Как уже говорилось, Плат, как известно, страдала психическим заболеванием, и ее нелегко понять, что она является самоактуализирующейся личностью. Тем не менее, деконструкция и реконструкция себя становятся возможными благодаря поэтическому самовыражению, возникающим в результате прозрениям и признанию развивающегося «я», которое характеризуется самоактуализацией.Метафора и аллегория, используемые в художественном выражении, могут использоваться для создания самопроницаемых границ, которые, тем не менее, остаются нетронутыми как для художника, так и для его аудитории.

Самореализация через искусство может улучшить психологическое благополучие человека. Интерпретация искусства как со стороны художника, так и со стороны публики становится средством самореализации, возможно, идиосинкразического и субъективного характера, но все же это самореализация. А самореализация — это самоактуализация.Было высказано предположение, что только наиболее функциональные люди способны стать ценностями, разрешить дихотомию, получить пиковый опыт и смысл жизни. Утверждается, что самореализация возможна для всех творческих личностей. Более или менее, мы все творческие.

границ | Значительная работа связана с самореализацией и более широкой целью: определение ключевых аспектов значимой работы

Введение

Человеческие существа «запрограммированы на поиск смысла» (Baumeister and Vohs, 2002, p.613), а отсутствие смысла рассматривается как серьезная психологическая депривация, связанная с депрессией, смертностью и даже суицидальными идеями (Harlow et al., 1986; Klinger, 1998; Steger et al., 2006; Tanno et al., 2009). , особенно в контексте поздней современности и необходимости жить «аутентично» (например, Giddens, 1991; Taylor, 1991). Учитывая важность осмысленности для мотивации и благополучия человека (см., Например, Steger, 2012), а также учитывая тот факт, что в наше время работа стала одной из ключевых областей, из которых люди черпают значимость (Baumeister, 1991; Steger and Dik , 2009), исследователи организаций все чаще обращают свое внимание на изучение того, что делает работу значимой.Будучи ключевым психологическим условием для занятости (Kahn, 1990), ключевым когнитивным элементом расширения прав и возможностей (Thomas and Velthouse, 1990; Spreitzer, 1996), центральной мотивацией построения идентичности (Pratt, 2000; Pratt and Ashforth, 2003 ) и основного психологического состояния в теории дизайна работы (Hackman and Oldham, 1980), значимая работа начала привлекать повышенное внимание исследователей как важное психологическое состояние само по себе (Pratt and Ashforth, 2003; Michaelson, 2005; Rosso и другие., 2010).

С разработкой проверенных шкал для измерения значимой работы (Lips-Wiersma and Wright, 2012; Steger et al., 2012a; Schnell et al., 2013), эмпирические исследования, изучающие его предшественники и результаты, также начали распространяться. Что касается потенциальных предшественников, то было показано, что такие условия, как социально-нравственный климат, соответствие работы и роли (Schnell et al., 2013) и внутреннее регулирование (Allan et al., 2016), связаны со значимостью работы. Что касается потенциальных результатов, значимость работы была связана с профессиональной идентификацией (Bunderson and Thompson, 2009), внутренней мотивацией работы, приверженностью карьере (Steger et al., 2012a), эмоциональное благополучие (Arnold et al., 2007), удовлетворенность пациентов сестринским уходом (Leiter et al., 1998) и результативность, оцененная супервизором (Harris et al., 2007). Это также связано с меньшим количеством прогулов на работе (Steger et al., 2012a) и снижением текучести кадров (Scroggins, 2008; Arnoux-Nicolas et al., 2016).

Более того, помимо этих ассоциаций, было показано, что тенденция находить смысл в работе также имеет различные долгосрочные эффекты; Например, восприятие работы как значимой в перспективе предсказывает, почувствовали ли сотрудники, что они извлекли психологическую выгоду из стрессового события, связанного с работой (Britt et al., 2001). Основываясь на этом растущем осознании важности значимой работы для мотивации, приверженности и общего благополучия (Rosso et al., 2010; Lepisto and Pratt, 2017), значимая работа может стать ключевой темой исследования в будущие исследования психологической основы опыта работы.

Однако, как многие отметили (см. Steers et al., 2005; Rosso et al., 2010; Lepisto and Pratt, 2017), исследования по этой теме страдают неоднозначностью определений в отношении того, что подразумевается под основным конструктом, «значимый Работа».Для некоторых это просто оценка того, что работа «значительна» (Бандерсон и Томпсон, 2009, стр. 40), в то время как другие считают, что она преследует цель, более важную, чем деньги (Спаркс и Шенк, 2001, стр. 858), а третьи видят в этом «чувство возврата инвестиций» самого себя с точки зрения физической, когнитивной или эмоциональной энергии (Кан, 1990, стр. 705). Это также было связано, например, с ценностями и «морально достойной работой» (Ciulla, 2000, p. 225), и даже с работой, где человечность в сотруднике рассматривается как цель, а не просто средство. (Боуи, 1998).Критический взгляд на различные определения значимой работы, приведенные в литературе, проясняет, что понятие «необходимо прояснить» (Steers et al., 2005, p. 238), поскольку существуют «фундаментальные различия в том, как концептуализируется значимость. »(Леписто и Пратт, 2017, стр. 101). Кроме того, отсутствие консенсуса в отношении природы значимой работы ведет к опасности объединения значимой работы с ее предшественниками и результатами (см. Constantini et al., 2017) и отражается также в том факте, что чаще всего эмпирические исследования склонны придумывать собственные меры для осмысленной работы (например,г., Britt et al., 2001; Спаркс и Шенк, 2001; Арнольд и др., 2007; Bunderson and Thompson, 2009) вместо использования установленных мер (к которым мы вернемся позже), что затрудняет сравнение различных результатов. Учитывая различия в том, как значимая работа понимается, концептуализируется и реализуется, существует реальная опасность того, что теоретические и эмпирические работы будут противоречить друг другу, что приведет к путанице и недопониманию. До того, как будут согласованы эти фундаментальные различия в концептуальных представлениях о значимой работе, трудно добиться какого-либо теоретического или эмпирического прогресса в исследованиях значимой работы.Этот вызов является основной мотивацией данной статьи.

Более конкретно, мы рассмотрим большое количество определений значимой работы различных исследователей, чтобы определить ключевые темы и повторяющиеся элементы. Основываясь на этом обзоре, основная цель настоящей статьи состоит в том, чтобы, во-первых, предположить, что существует три отдельных аспекта, на которые различные исследователи обычно ссылаются, говоря о значимой работе: значимость, более широкая цель и самореализация.Во-вторых, помимо определения этих трех отдельных измерений, мы стремимся развивать теорию, предлагая предположение о том, как они связаны друг с другом. По сути, мы утверждаем, что значимость — это самый широкий способ понимания того, что означает значимая работа; это о том, имеет ли работа некоторую внутреннюю ценность. Самореализация и более широкая цель, в свою очередь, — это два типа внутренней ценности или два способа, с помощью которых работа может быть значимой. Мы сравниваем этот способ понимания значимой работы с другими известными предложениями в литературе, стремясь показать, почему мы не считаем некоторые ранее предложенные пути к значимой работе основополагающими.Хотя было опубликовано несколько обзоров значимой работы (например, Chalofsky, 2003; Cheney et al., 2008; Rosso et al., 2010), обзор, который сосредоточился бы на определениях значимой работы, еще не проводился ( Lepisto and Pratt, 2017 подошли ближе всего, и мы вернемся к основным различиям между их выводами и нашими). В целом, дефиниционное разделение значимой работы на три элемента, которые данная статья ставит перед собой, имеет решающее значение для прояснения конструкции и дает возможность различать предлагаемые измерения значимой работы как теоретически, так и — в будущем — эмпирически.

Значение как описательное, значимость как оценочное

Достигая понимания значимой работы, мы должны начать с понимания того, что означает «смысл» как таковой. То есть в чем смысл смысла? На самом фундаментальном уровне смысл заключается в формировании ментальных представлений о мире, направленных на выявление возможных взаимосвязей между различными явлениями (Baumeister, 1991; Heine et al., 2006; Martela and Steger, 2016). Поиск смысла — это соединение; значения — это ожидаемые отношения и ассоциации, которые люди видят в своем мире.В этом смысле смыслы конструируются, это то, что мы навязываем миру (Baumeister and Vohs, 2002). Другими словами, наши способы смотреть и понимать мир во многом определяются рамками значений , которые мы приобрели в социальном, социальном и культурном плане. Эти смысловые рамки представляют собой «сложную сеть утверждений, которые мы придерживаемся о том, как обстоят дела в мире и как все будет» (Джордж и Парк, 2016, стр. 206). Эти смысловые рамки — также обозначаемые как , означающие системы (e.g., Silberman, 2005) — это когнитивные инструменты, которые мы используем для навигации и работы в повседневной жизни; они помогают нам осмыслить наш текущий опыт, указывают нам, какие цели и задачи следует преследовать, и направляют нас в отношении того, что ценно и что действительно важно в жизни и в мире (Джордж и Парк, 2016). Таким образом, «люди структурируют мир и взаимодействуют с ним по-разному в зависимости от значения, которое они придают событиям в своей социальной и физической среде» (Молден и Двек, 2006, стр. 192).Мы получаем эти смысловые рамки в основном из двух источников: они частично построены на обобщениях, которые мы делаем из нашего собственного прошлого опыта, но в то же время на них сильно влияет наше общество, культура и воспитание, из которых мы получаем большую часть нашего словарного запаса. , ценности и способы осмысления мира.

Разные люди придают своей работе разный смысл. Некоторые могут рассматривать это как простое средство получения зарплаты, в то время как другие видят в этом игру статуса и продвижения по службе, ведущую к успешной карьере.Третьи рассматривают свою работу как призвание, а работа — это собственное исполнение (Bellah et al., 1985; Wrzesniewski et al., 1997). Однако вопрос о , означающем работы, отличается от вопроса о значимости работы. В то время как значение — это «результат осмысления чего-либо», значимость — это « количество значимости», которое человек придает чему-либо (Rosso et al., 2010, p. 94). В то время как значение — это описание того, как человек понимает, что означает работа, значимость, таким образом, является особым типом оценки или опыта (Martela and Steger, 2016, p.536). Соответственно, когда Таммерс и Нис (Tummers and Knies, 2013) определяют значимость работы как «восприятие сотрудником того, что он или она способен понять сложную систему целей в организации и ее связь с его или ее собственной работой», они, похоже, больше ссылаются на смысл, чем осмысленность работы. Ощущение значимости — это как когнитивная, так и эмоциональная оценка наличия цели и ценности в жизни или работе, построенная как в социальном, так и в индивидуальном плане (Wong, 1998; Park, 2010).Осмысленность — для людей — это то, что направляет, направляет и придает ценность нашим усилиям (Frankl, 2006/1946).

Действительно, когда мы говорим, что наша работа имеет смысл, мы не имеем в виду наш способ концептуализации работы, а, скорее, делаем ее оценку или утверждаем, что мы извлекаем из нее определенный вид опыта. Значимость, которую мы получаем от работы, может быть основана на определенном значении, которое мы придаем работе; например, человек, рассматривающий свою работу как призвание, может получить от нее больше смысла, чем человек, рассматривающий ее как простую работу (см.г., Бандерсон и Томпсон, 2009). Соответственно, несмотря на схожую концепцию, значение , работы и , означающее работы, — это две разные проблемы. Как говорит Чиулла (2000, стр. 224), «мы не только понимаем мир, мы придаем ему значение». Значение описательное, , оно говорит нам о конкретных смысловых рамках, которые человек вкладывает в работу, в то время как значимость — это оценочный , это оценка работы, основанная на том, насколько хорошо она соответствует определенным ценностям или характеристикам.

Кроме того, когда мы говорим о значимости работы, мы говорим о субъективном опыте или оценке. Как станет очевидно из нашего обзора различных определений значимой работы (см. Таблицу 1), существует широкое согласие с тем, что значимая работа — это субъективный опыт, а не какая-то объективная характеристика самой работы. Россо и др. (2010) сделали то же наблюдение в своем обзоре работы, отметив, что исследователи организаций «в первую очередь использовали психологическую перспективу» при обсуждении значения работы.Даже специалисты по деловой этике, обсуждающие объективные условия для осмысленной работы, склонны видеть, что моральная ответственность работодателя по обеспечению определенных объективных условий основана на том факте, что создание этих условий позволяет человеку испытать субъективную значимость на работе (Майклсон, 2011). Соответственно, значимая работа воспринимается как нечто субъективное; опыт, чувство или оценка своей работы. Таким образом, осмысленность как опыт включает в себя как аффективные, так и когнитивные элементы.Мы считаем, что осмысленность — это прежде всего чувство, которое мы испытываем, когда работаем, или чувство, которое возникает, когда мы думаем о своей работе. Работа кажется или не имеет смысла. Когда нас просят когнитивно оценить, значима ли наша работа, мы, таким образом, обычно ищем, насколько сильно это чувство присутствует в наших воспоминаниях о работе. Такая субъективная интерпретация осмысленности связывает значимую работу с психологическими исследованиями смысла жизни: оба связаны с опытом осмысленности, первая касается значимости, которую человек испытывает в отношении своей работы, а вторая — о значимости, которую человек испытывает в отношении своей работы. вся жизнь.

Таблица 1 . Определения значимой работы в различных источниках и наша интерпретация того, какое из трех измерений упоминается в данном определении. «Другое» означает, что определение относится к измерению, отличному от трех, на которых мы концентрируемся.

Три значения значимой работы: значение, самореализация, более широкая цель

Наш анализ определений значимой работы проходил в три этапа. Во-первых, мы рассмотрели литературу, чтобы определить, как различные авторы определяют значимую работу.Мы не стремились сделать всесторонний обзор, а скорее хотели определить наиболее влиятельные и цитируемые определения. Соответственно, в дополнение к работе, о которой мы уже знали, мы искали в ISI Web of Science Core Collection и в Scopus все статьи со словами «значимый» или «значимый» и «работа» в заголовке, получившие более 10 цитаты в любой из сборников. В дополнение к рассмотрению определений, приведенных в этих статьях, мы также искали любую работу, на которую в этих статьях цитировали свое определение, а также другие работы, которые были определены как особенно интересные в отношении этой темы.Мы также изучили недавние обзоры (Rosso et al., 2010; Lepisto and Pratt, 2017), чтобы определить другие интересные статьи. Всего мы просмотрели 61 статью, и хотя некоторые статьи не содержали четкого определения значимой работы (например, Strong, 1998; Horowitz et al., 2003; Michaelson, 2005; Dik et al., 2009; Leufstadius et al., 2009; Sayer, 2009; Dempsey and Sanders, 2010; Jelinek and Ahearne, 2010; Lee and Carter, 2012; Michaelson et al., 2014) и другие прямо ссылались на существующее определение, рассматриваемое в этом обзоре (e.г., Липс-Виерсма и Моррис, 2009; Павлиш и Хант, 2012; Шнелл и Хоф, 2012; Steger et al., 2012b; Манн, 2013; Ротманн и Хамуканганду, 2013; Geldenhuys et al., 2014), мы смогли выделить 36 отдельных определений значимой работы, которые перечислены в таблице 1.

На основе изучения этой литературы мы определили наиболее типичные, наиболее часто используемые элементы в определениях. Быстро стало ясно, что таких элементов три: значение, более широкая цель и самореализация.Затем мы систематически исследовали каждое определение, содержащееся в рассмотренных статьях, и указали, относится ли оно к одному или нескольким из этих трех элементов. Мы также отметили, если он включал некоторые другие элементы. Эта информация представлена ​​в таблице 1.

Основываясь на нашем обзоре и используя также более широкую литературу о смысле жизни, мы стремимся предложить как более глубокое понимание того, что подразумевается под каждым из трех измерений, так и предложение о том, как они взаимосвязаны. Таким образом, анализ не был чисто индуктивным, основанным на данных или дедуктивным, теоретическим, его можно было охарактеризовать как абдуктивный (Martela, 2015).Далее мы рассмотрим по очереди каждое из трех измерений, стремясь предложить надлежащее исследование их природы и того, как они должны определяться, и как они были представлены в предыдущих определениях значимой работы.

Значение

Начиная со значимости, мы определяем ее — основываясь на нашем обзоре и более широкой литературе — как о том, какую внутреннюю ценность люди придают своей работе или могут найти в ней. Во многих определениях значимой работы конструкция сводится к общему чувству внутренней ценности и целесообразности работы.Например, в своей теории дизайна работы Хакман и Олдхэм (1980) устанавливают осмысленность работы как одно из основных психологических состояний, определяя ее как «степень, в которой работник воспринимает работу как обычно значимую, ценную, и стоящее »(Хакман и Олдхэм, 1975, стр. 162). Аналогичным образом, для Berg et al. (2013) значимость — это «количество или степень значимости, которую, по мнению сотрудников, имеет их работа», для Рауба и Блански (2014, стр. 11) она заключается в том, что сотрудники понимают «значимость того, что они делают», в то время как Россо и др.(2010, стр. 95) определяют значимую работу как «работу, воспринимаемую как особенно важную и имеющую более позитивное значение для людей», таким образом также делая исключительный акцент на значимости. Для Бандерсона и Томпсона (2009, стр. 40) значимость работы, по-видимому, заключается просто в переживании того, что «моя работа значима». Эта внутренняя ценность труда также отражена в определении значимой работы Ренна и Ванденберга (1995, стр. 282) как «степени, в которой человек считает свою работу важной по сравнению с его собственной системой ценностей.Это близко к аристотелевскому описанию осмысленной работы Бидла и Найта (2012), где речь идет о возможности преследовать и реализовывать блага и ценности, внутренние по отношению к конкретной практике. Это измерение также напрямую связано с исследованиями смысла жизни, где значимость аналогичным образом была определена как один из основных способов понимания значимости, определяемого как «чувство внутренней ценности жизни и наличие жизни, которой стоит жить» (Martela and Steger, 2016, с. 534). Точно так же, применительно к работе, значимость — это чувство внутренней ценности работы и наличие работы, которую стоит выполнять.

Кроме того, в дополнение к этим авторам, для которых осмысленность связана исключительно со значимостью, существует несколько определений значимой работы, особенно за последние 10 лет (см. Таблицу 1), где «значимость» или «общая ценность» работы является одним из ключевые компоненты содержательной работы (например, Pratt and Ashforth, 2003; Grant, 2008; Lips-Wiersma and Wright, 2012).

Этот взгляд на значимость значимой работы красноречиво развит Леписто и Пратт (2017) в их недавнем обзоре значимой работы.Называя это перспективой обоснования , они видят в нем потребность людей «составить отчет или обоснование того, почему их работа достойна или ценна» (Lepisto and Pratt, 2017, p. 106). Ценность своей работы может быть поставлена ​​под сомнение двояко: либо человек придерживается определенных ценностей, но чувствует, что его работа вообще не связана с этими ценностями, либо — и это современная болезнь, о которой говорят социологи (Weber, 1958; Bellah et al., 1985) — человек чувствует неуверенность и отрыв от любых ценностей, которые можно использовать для оправдания достоинства своей работы.Леписто и Пратт ссылаются на последнее с помощью классической социологической концепции аномии , ощущения бессмысленности, рассматривая это как основную проблему, от которой объяснение значимости является лекарством. Создание счетов для них — это деятельность, «когда люди пытаются оправдать свою работу как обладающую положительной ценностью» (Lepisto and Pratt, 2017, p. 109). Таким образом, делая такие отчеты, мы ищем точку для нашего существования, которая выходит за рамки простого выживания. Вместо того, чтобы просто остаться в живых, мы стремимся ответить на классический экзистенциальный вопрос, который мучил Толстого и в последние годы его жизни до такой степени, что он постоянно размышлял о самоубийстве: «Зачем мне жить?» (Толстой, 2000, с.17.) Значимость работы, таким образом, заключается в стремлении найти некоторую внутреннюю ценность в своей деятельности, связанной с работой, которая делает ее стоящей, это общая оценка «ценности или ценности своей работы» (Lepisto and Pratt, 2017, p. 106).

Более широкая цель

Более широкая цель, в свою очередь, связана с идеей, что работа должна способствовать некоему «большему благу», чему-то, выходящему за рамки личных благ. Основная идея заключается в том, что работа должна каким-то образом способствовать самопревосхождению: быть частью или служить чему-то большему, большему, чем ценит сам человек.То есть рассматриваемая цель работы должна быть чем-то «большим, чем внешние результаты работы» (Arnold et al., 2007, p. 195), или «более важным», чем просто зарабатывание денег »(Sparks and Schenk, 2001 , с. 858). «Цель» в связи с осмысленной работой, по-видимому, относится не к простой цели как к чувству направленности в жизни, а скорее к «высшей» или «высшей» цели, когда направленность направлена ​​на нечто большее, чем собственные выгоды. Например, Sarros et al. (2002, стр.287) видят, что бессмысленность связана с «неспособностью понять взаимосвязь своего вклада в более крупную цель». Berg et al. (2009, стр. 974), в свою очередь, рассматривают личное и социальное значение как отчасти в «внесении ценного вклада в общество», и то же самое для Steger et al. (2012a, стр. 326; см. Также Allan et al., 2014) одним из основных аспектов значимой работы является «желание внести позитивный вклад в общее благо». В своей исторической трактовке того, как мы понимаем работу, Чиулла (2000, стр.225) определяет значимую работу как «морально достойную работу, проделанную в морально достойной организации». Наличие морально достойной работы означает для нее, что «в этом есть немного хорошего», причем наиболее значимыми являются те, в которых люди «напрямую помогают другим или создают продукты, которые делают жизнь людей лучше» (стр. 225).

Таким образом, хотя цель работы для многих людей может заключаться в получении зарплаты, мы не находим людей, говорящих, что зарплата — это то, что делает их работу целенаправленной .Таким образом, более широкую цель или целеустремленность можно определить как ощущение того, что через свою работу человек служит чему-то ценному помимо себя, обычно другим людям. Таким образом, Россо и др. (2010, стр. 111) видят, что цель ориентирована на других, а не на самого себя и является результатом «участия в более широкой системе общих ценностей», а не «личными ценностями или интересами». И, учитывая целенаправленный характер цели как конструкции (McKnight and Kashdan, 2009), речь идет о продвижении этих более широких ценностей посредством действий.Другими словами, целенаправленная работа означает, что человек верит в то, что благодаря своей работе он может оказывать положительное влияние на мир в целом (Martela and Ryan, 2016a). Это положительное влияние может быть связано с грандиозными целями, такими как борьба с болезнями, политическими изменениями или сохранением окружающей среды, но оно также может быть более повседневным положительным воздействием, например, помогать своим клиентам или делать клиентов счастливыми.

Кроме того, важно понимать, что более широкая цель, которой человек служит своей работой, также может быть реализована через служение своей семье.Особенно в ситуациях, когда доход ограничен, у человека может быть сильная мотивация обеспечивать семью, и эта более широкая цель может сделать даже утомительную работу в остальном мотивирующей и значимой. Это хорошо продемонстрировано недавним исследованием Menges et al. (2017), где они рассмотрели мотивацию и производительность малообеспеченных сотрудников мексиканской производственной компании, показав, что семейная мотивация может усилить энергию и производительность сотрудников. Таким образом, более широкая цель, которой человек служит своей работой, может принимать различные формы: от помощи клиентам или улучшения общества до поддержки своей семьи.

Самореализация

Наконец, на основании нашего обзора мы пришли к выводу, что самореализация следует рассматривать как третье отдельное измерение значимой работы. Речь идет о самосвязи, подлинности и о том, насколько мы способны реализовать и выразить себя через нашу работу. Например, Чалофски и Кавалларо (2013, стр. 332) видят, что значение применительно к работе «связано с тем, насколько работа отражает то, что мы есть», а Кира и Балкин (2014) проводят тесную связь между личная значимость и соответствие работы и личности.Для Лиффа (2009, стр. 1384) значимая работа аналогичным образом связана с «реализацией своего потенциала и цели», другими словами «момент, в котором страсти, сильные стороны и основные ценности человека синергетически взаимодействуют в его или ее работе». Также Фэрли (2011, стр. 510) — чье определение значимого имеет несколько круговой характер, поскольку речь идет о работе, которая способствует «достижению или поддержанию одного или нескольких измерений значения», — подчеркивает, что «самореализация» и «реализация всего потенциала »Являются явными темами в содержательной работе.Россо и др. (2010, стр. 108), в свою очередь, определяют аутентичность как «чувство согласованности или согласованности между своим поведением и восприятием« истинного »я». Они видят, что чувство значимости возникает в результате реализации этого «центрального основного самомотива». Личностный рост, который, например, Steger et al. (2012a; см. Также Allan et al., 2014), упомянутое как нечто, чему может способствовать значимая работа, также можно рассматривать как один из аспектов более широкой конструкции самореализации.

Чувство автономии и самореализации как основы осмысленной работы было особенно подчеркнуто исследователями, рассматривающими значимую работу с этической точки зрения.Например, Шварц (1982, с. 640) утверждает, что осмысленно структурированная работа заключается в том, чтобы позволить «всем людям действовать как автономные агенты при выполнении своей работы», в то время как Йоман (2014, с. 249) утверждает, что значимая работа состоит из « автономия, свобода и достоинство ». Ресслер (2012, стр. 88), в свою очередь, утверждает, что отсутствие самореализации ведет к отчуждению, и, соответственно, значимая работа заключается в том, чтобы человек «мог реализовать свои таланты и способности, свою« индивидуальность »в работе и в работе. производственная деятельность на самоопределении.«Для этих специалистов по деловой этике и философов предложение значимой работы является моральным долгом работодателя (Michaelson, 2005; Michaelson et al., 2014). Таким образом, в свои определения значимой работы они включают ряд условий, направленных на обеспечение автономии работника, предоставляя ему «значительную свободу определять, как должна выполняться работа» (Arneson, 1987, стр. 517) и « что позволяет работнику реализовать свою автономию и независимость »(Bowie, 1998, p. 1087). В более широком смысле подлинность определяется как «реализация личного потенциала и действие на этот потенциал» (Starr, 2008, стр.55, см. Также Pessi, 2013).

Леписто и Пратт (2017) обсуждают это измерение как перспективу реализации осмысленной работы. Для них это касается «удовлетворения потребностей, мотиваций и желаний, связанных с самоактуализацией» (стр. 104). Они противопоставляют это чувству отчуждения, которое возникает, когда узкие и стесняющие условия работы приводят к чувству разобщенности между собой и своими действиями. Когда кто-то чувствует, что он просто «винтик в машине», делающий что-то повторяющееся без возможности влиять на содержание своей работы и постоянно контролируемый каким-то авторитетом, он может обнаружить, что работа не стоит того, чтобы ее делать, даже если она будет хорошо оплачена и имеют благородную цель.Таким образом, для того, чтобы работа была стоящей — вместо того, чтобы работник чувствовал себя отчужденным, — работа должна быть каким-то образом связана с его ощущением того, кто он есть, и давать место для автономии.

Как связаны три аспекта полноценной работы?

В целом, у нас есть три отдельных конструкции: значимость, более широкая цель и самореализация, и мы можем найти авторов, утверждающих, что каждое из этих измерений и есть суть значимой работы (см. Таблицу 1). Однако вместо того, чтобы утверждать, что один из них является «истинным» определением значимой работы, мы утверждаем, что все три должны быть признаны как играющие важную роль в определениях людей значимой работы.Другими словами, если мы действительно хотим понять, какое явление пытались уловить различные авторы с помощью конструкта значимой работы, мы должны признать наличие всех трех этих измерений, а не полагаться только на одно или два из них. Все они, кажется, представляют действительный и уникальный взгляд на то, о чем идет речь, и поэтому не должны игнорироваться или отбрасываться. Хотя некоторые авторы, в первую очередь Леписто и Пратт (2017), определили важность двух из этих измерений (значимость и самореализация), насколько нам известно, ни одна из предыдущих работ не признавала все три одновременно.Таким образом, учитывая наш аргумент в предыдущем разделе, что все они должны быть признаны как фундаментальные измерения значимой работы, признание этой трихотомии в определениях значимой работы может служить для интеграции ранее отдельных частей науки.

Однако, помимо признания обособленности, но важности всех трех измерений значимой работы, мы стремимся предложить предложение о том, как они соотносятся друг с другом. В частности, основываясь на недавних работах, которые отделяют различные внутренние ценности друг от друга (например,г., Хейброн, 2008; Martela, 2017a, b) мы будем утверждать, что значение следует идентифицировать как признак осмысленной работы, действующей на более общем уровне по сравнению с самореализацией и более широкой целью. Это связано с тем, что значимость — как общее ощущение того, что работа имеет внутреннюю ценность и ее стоит делать — является самым широким из возможных оценочных вопросов, которые можно задать о своей работе, а также о своей жизни (Martela and Steger, 2016). Вместо того, чтобы смотреть на некоторые конкретные характеристики работы — является ли она ценностью с точки зрения предложения возможностей для самореализации для работника или с точки зрения содействия большему благу, задается вопрос: работа ценная и стоящая с учетом всего ; ценится ли работа и сич .

Тем не менее, необходимо сделать дополнительное уточнение: работа имеет определенные инструментальные преимущества, в частности, заработную плату, которая помогает оплачивать счета. Но в то время как один общий , означающий, что работа может иметь для людей, — это зарабатывание денег, отправной точкой многих обсуждений значимой работы является то, что для того, чтобы быть значимым, должно присутствовать нечто более глубокое, «более важное», чем деньги (Спаркс and Schenk, 2001, стр. 858). Например, качественное исследование сотрудников зоопарков отметило, что те, кто обладал чувством призвания, «более охотно жертвовали деньгами, временем и физическим комфортом или благополучием ради своей работы» (Bunderson and Thompson, 2009, p.52). Точно так же философские дискуссии о значимой жизни в целом начинаются с предположения, что жизнь, которой стоит жить, — это больше, чем просто выживание. Так, Камю (1955/2000, стр. 94) в известном отрывке провозглашает, что «суждение о том, стоит ли жить или нет, равносильно ответу на фундаментальный вопрос философии». То же самое относится и к основным экзистенциальным вопросам мировых религий (см., Например, Pessi, 2017). Таким образом, работы как простого средства выживания и средств к существованию недостаточно, чтобы сделать ее значимой.Осмысленность работы связана с теми мотивами и ценностями, которые выходят за рамки простого выживания.

То есть возможность принести хлеб к столу — и действительно наличие стола — может быть важной причиной для работы, но, спрашивая о значимости работы, мы спрашиваем о причинах работать, помимо простых внешних преимуществ, которые работают обеспечивает. Это можно проиллюстрировать, взглянув на иллюстрацию Блейка Фолл-Конроя «Машина минимальной заработной платы », которая по сути представляет собой машину с металлической рукояткой (Tech Times, 2015).Когда участник поворачивает ручку, каждые 4,5 секунды выпадает пенни, в результате чего участник зарабатывает 8 долларов в час — минимальную заработную плату штата Нью-Йорк на момент представления произведения искусства. Несмотря на то, что человек получает столько же денег, сколько предлагают многие рабочие места, поворот рукоятки — у которого нет другой цели, кроме раздачи грошей — возможно, является прототипом бессмысленной работы. Человек, лишенный какого-либо дохода, может иметь сильный стимул повернуть ручку — например, голод, — но все же (а) он будет считать саму работу совершенно бессмысленной, просто средством для получения необходимых пенни, чтобы заплатить за приличную еду.Таким образом, значение имеет то, является ли работа ценной и стоит ли ее делать по причинам, отличным от ее внешних преимуществ. Является ли работа ценной и достойной того, чтобы ее делать, исходя из ее внутренних качеств?

Учитывая этот широкий и общий характер значения как общей оценки ценности труда, мы хотим утверждать, что мы должны рассматривать более широкую цель и самореализацию как способ разбить значимость на два измерения: Один больше касается внутренней стоимости работы сверх данного человека, а другой — внутренней стоимости работы для данного человека.Другими словами, работа может иметь внутреннюю ценность как для самого человека, так и за его пределами, и это отражено в концепциях самореализации и более широкой цели. Например, Bailey et al. (2017) определяют значимую работу как «работу, которая обогащает лично и вносит положительный вклад», подразумевая важность как личной реализации, так и обогащения и служение более широкой цели. Мы хотим утверждать, что более широкая цель и самореализация — это два ключевых типа значимости.

Начиная с отношения между более широкой целью и значимостью, мы предлагаем, чтобы при принятии решения о том, стоит ли заниматься моей работой, одним из основных моментов, на которые мы обращаем внимание, является то, служит ли эта работа большему благу или цели. Если мы найдем такую ​​цель, только это может сделать нашу работу значимой и достойной ее выполнения (см. Menges et al., 2017). Соответственно, исследования показали, что помощь другим повышает чувство значимости работы (Allan et al., 2017). Кроме того, исследование смысла жизни показало, что просоциальное поведение и чувство просоциального воздействия (т.е., более широкая цель) тесно связаны с нашими оценками общей значимости (Martela and Ryan, 2016b; Tongeren et al., 2016; Pessi, 2017). Что наиболее важно, просоциальное воздействие было связано с оценкой значимости (Martela et al., 2017). Значимость, таким образом, является более широкой категорией, касающейся всех способов, которыми работа может быть по существу ценна, а цель рассматривается как одно из двух под-измерений внутри значимости.

Аргумент в пользу разделения значимости и целеустремленности подкрепляется тем фактом, что целеустремленность — не единственный элемент, который может сделать работу ценной.Именно мы можем утверждать, что значение работы не только в том, что других, , и в том, сколько мы можем внести в них. Это тоже примерно себя, , и насколько мы способны реализовать себя. Как люди, мы должны чувствовать, что наше существование имеет значение — что наша уникальная сущность имеет значение в этом мире (Джордж и Парк, 2014). Нам необходимо убедиться, что наша работа соответствует нашему представлению о себе, нашему представлению о себе, нашему опыту аутентичности, нашим ценностям и интересам.Другими словами, помимо более широкой цели, самореализация — еще одна отдельная внутренняя ценность для нас. Это верно, по крайней мере, для обществ позднего модерна, ориентированных на индивидуализм (Taylor, 1991), но, возможно, чувство аутентичности и автономии являются внутренними ценностями и ключевыми источниками благосостояния и в других, более традиционных, коллективистских обществах (Чирков и др. ., 2003).

Самореализация, верность самому себе на самом деле часто воспринимается как одна из высших целей человека в позднем модернизме (Taylor, 1991), и, соответственно, мы оцениваем различные жизненные контексты, включая работу, по той степени, в которой она предлагает возможности для такой аутентичности и самореализации.Как отмечает Баумейстер (Baumeister, 1991, p. 124), для многих работа стала «квинтэссенцией места для самовыражения и самосовершенствования». Соответственно, мы утверждаем, что, наряду с целью, самореализация является еще одним ключевым аспектом, благодаря которому работа ощущается значимой и заслуживающей внимания. Обе являются внутренними ценностями, которые выходят за рамки простых внешних преимуществ работы, и вместе они охватывают как внутреннюю ценность работы, связанную с самими собой, так и внутреннюю ценность работы, ориентированную на других.

Таким образом, мы выступаем за понимание значимой работы, где значимость — это общее суждение о достоинстве работы, а самореализация и более широкая цель — это два ключевых измерения или два отдельных типа внутренних ценностей, на которые мы обращаем внимание при создании такой общее суждение.Далее мы обсудим, как это предложение соотносится с несколькими предыдущими ключевыми концепциями значимой работы.

Есть ли другие аспекты значимой работы?

Определив значимое как включающее два под-измерения, которые вместе составляют общую оценку, важно задать вопрос, могут ли быть другие независимые измерения значимости работы, помимо более широкой цели и самореализации. Здесь обсуждается четыре основных пути к содержательной работе Россо и др.(2010) предлагает полезное сравнение. Один из их путей — это самосвязь , в которой они видят подлинность, самосогласование и близкое соответствие с тем, как человек видит себя. Таким образом, это тесно связано с тем, что мы здесь называем самореализацией. Точно так же вклад как путь для них означает воспринимаемое влияние своей работы и выполнение работы в «служении чему-то большему, чем я» (стр. 115). Таким образом, это близко к тому, что здесь называется более широкой целью.Разница в том, что, хотя они рассматривают эти два пути как пути к осмысленной работе — и, следовательно, за пределами определения самой значимости — здесь они рассматриваются как определяющие элементы осмысленной работы. Однако Россо и соавт. также предлагают два дальнейших пути, объединение и индивидуацию, которые не встречаются в нашем определении и поэтому заслуживают дальнейшего изучения.

Что касается унификации, Rosso et al. (2010, стр. 115) определяют это как действия, которые «приводят людей в гармонию с другими существами или принципами.Таким образом, принадлежность как межличностная связь и близость, а также социальная идентификация с другими на работе находятся в центре пути объединения (стр. 111–112). Однако здесь мы хотим следовать за Праттом и Эшфортом (2003), проводя различие между осмысленностью в работе и осмысленностью при работе , причем первое относится к степени значимости выполняемых задач и выполняемой работы, а второе. на свое «членство в организации» и кем себя окружаешь как часть этого членства.Мы видим, что хотя принадлежность и объединение очень тесно связаны с последним, значимостью в работе, они, вероятно, не будут вносить большой вклад в ту степень, в которой люди будут рассматривать саму работу как значимую. Мы видим, что «значимая работа» как таковая относится в основном к осмысленности в работе, в той степени, в которой то, что человек делает на работе, имеет смысл. Таким образом, мы не включаем объединение и принадлежность в наше определение значимой работы. Однако этот вывод в значительной степени зависит от того, как мы определяем «работу» в значимой работе.Если включить рабочее сообщество в свое определение работы, то принадлежность действительно может рассматриваться, по крайней мере, как важный источник значимости и значимости.

Четвертый и последний путь, предложенный Rosso et al. (2010, стр. 115) — это индивидуация , которую они определяют как «действия, которые определяют и выделяют личность как ценную и достойную». Таким образом, определенное как таковое, оно, кажется, тесно связано с тем, что здесь называется значимостью, которая рассматривается как общая оценка внутренней ценности работы, а не просто путь к ней.Однако, помимо этого измерения значимости, их понимание индивидуации также включает самоэффективность как способность производить намеченный эффект. Следует ли рассматривать самоэффективность как измерение значимой работы? Несмотря на то, что в этом предположении есть некоторые достоинства, мы видим, что одной лишь самоэффективности недостаточно для придания значимости. Даже если кто-то будет очень эффективен в выполнении определенных задач на работе, он может рассматривать работу как совершенно бессмысленную и незначительную, если достижения совсем не совпадают с тем, кем он является, а цели, которым служат достижения, не связаны ни с чем из реальная стоимость.Заимствуя пример, который часто использовался в философии, Сизиф — антигерой из греческой мифологии — толкающий тот же камень на тот же холм (или толкающий все больше и больше похожих камней на этот холм) может быть очень компетентным и эффективным в своей деятельности, но тем не менее, эта деятельность рассматривается как парадигматический случай бессмысленного действия (Taylor, 1988), поскольку она не способствует чему-либо ценному. Соответственно, мы можем утверждать, что чувство собственной эффективности может быть важным источником смысла, который, когда он высокий, может усилить чувство самореализации и более широкую цель в работе.Но одного этого недостаточно, чтобы сделать деятельность или работу значимой.

Как предлагаемые источники значимой работы связаны с самореализацией и более широкой целью

Одно из преимуществ разделения между самореализацией и более широкой целью как двумя типами внутренней ценности, определяющими то, что делает работу значимой, заключается в том, что мы можем смотреть на различные предлагаемые источники значимой работы и делать прогнозы о том, как они будут соотноситься с ними. Мы утверждаем, что несколько предлагаемых источников значимой работы связаны с одним из этих элементов сильнее, чем с другим.Поскольку мы сосредоточились на определении значимой работы как таковой, мы не будем стремиться предлагать какой-либо исчерпывающий отчет о различных потенциальных источниках значимой работы. Вместо этого мы выделяем несколько факторов в качестве примеров того, как они связаны либо с самореализацией, либо с более широкой целью.

Что касается самореализации, то организационные практики и структуры, которые дают сотрудникам больше свободы в выборе своих целей и способов их достижения, возможно, являются одним из важных источников. Соответственно, мы предлагаем независимость от теории параметров работы, определяемую как «степень, в которой работа обеспечивает существенную свободу, независимость и усмотрение человеку при планировании работы и определении процедур, которые будут использоваться при ее выполнении» ( Хэкман и Олдхэм, 1976, стр.258), должны положительно сказаться на самореализации сотрудников. Точно так же набор навыков , который касается способности использовать «ряд различных навыков и талантов» на работе, должен иметь положительное влияние на самореализацию, поскольку позволяет человеку привнести в себя более широкий набор себя и своих сильных сторон. производительность труда. Также различные формы аутентичного поведения (Ménard and Brunet, 2011) и соответствие личности работе (Scroggins, 2008) были связаны с осмысленной работой, и мы видим, что эта связь связана с тем фактом, что способность участвовать в аутентичном поведении и наличие более плотного соответствия личности работе увеличивает чувство самореализации.Более того, Пратт и Эшфорт (2003, стр. 320) утверждают, что практика вовлечения сотрудников, которая расширяет возможности людей через обмен информацией, развитие знаний, вознаграждение за приобретение навыков и приглашение к участию, скорее всего, усиливает чувство значимой работы. Мы предполагаем, что вместо того, чтобы улучшать осмысленность как единое целое, они более конкретно улучшают чувство самореализации.

Какие организационные факторы, в свою очередь, повлияют на восприятие сотрудниками высшей цели? Имея убедительную миссию — цели, ценности и задачи, которым привержена организация (Rosso et al., 2010) — один из сильных кандидатов, поскольку такая миссия может помочь сообщить сотруднику, какова высшая цель, которой он служит в своей работе (Rosso et al., 2010). Однако это может быть палкой о двух концах, потому что такая сильная миссия может сделать сотрудников более чувствительными к действиям, которые ее нарушают. Значимость задачи из теории дизайна работы, определяемая как «степень, в которой работа оказывает существенное влияние на жизнь или работу других людей» (Hackman and Oldham, 1976, p. 257), также является естественным кандидатом.Чем больше сотрудники чувствуют, что их работа положительно влияет на жизнь других людей, тем больше они должны чувствовать, что своей работой они служат высшей цели. Соответственно, теория предположила (Hackman and Oldham, 1976, 1980), а исследования убедительно показали (см. Humphrey et al., 2007), что значимость задачи и значимая работа тесно связаны. Здесь мы делаем более конкретное предположение, что наличие неотразимой миссии и значимости задачи особенно связано с чувством более широкой цели.

Однако объективное воздействие, к которому относится значимость задачи, не само по себе определяет, насколько сотрудники ощущают, что они оказывают просоциальное влияние своей работой. Также играет роль значимость этого воздействия, поскольку сотрудники могут более или менее осознавать то влияние, которое они оказывают. Соответственно, Грант показал, что прямой контакт с бенефициаром увеличивает у людей чувство просоциального воздействия (например, Grant, 2008) и, скорее всего, также повлияет на их чувство служения высшей цели своей работой.

Список обсуждаемых здесь факторов не является исчерпывающим. Вероятно, существует множество других факторов, которые могут повлиять на чувство самореализации и высшей цели сотрудников. Наш краткий обзор призван показать, как различные предлагаемые источники значимой работы обычно связаны либо с самореализацией, либо с более широкой целью, и это объясняет, почему они рассматриваются как способствующие значимости в первую очередь. Следующим естественным шагом будет, конечно, начать эмпирически исследовать эти и другие связи.

Обсуждение

Помимо ярлыков, есть оценка, которую можно сделать о работе — оценка, при которой человек смотрит на свою работу и задается вопросом, действительно ли она ценна и стоит ли делать ее как таковую. Мы утверждаем, что это фундаментальная оценка работы или любой другой деятельности. Вопрос значимости заключается не в ценности работы с какой-либо конкретной точки зрения, а в более общем плане того, стоит ли ею заниматься. Мы называем эту общую оценку значимость и утверждали, что она состоит из двух под-измерений, самореализации. и более широкая цель.Но, в конце концов, вопрос о том, следует ли определять значимую работу как состоящую именно из этих трех измерений, является второстепенным. Главное заключается в том, что три измерения сами по себе являются важными вопросами о работе. Психологические исследования «счастья» в наши дни редко вовлекаются в дискуссии о том, что является «истинными» элементами счастья. Вместо этого исследователи сочли более полезным изучить предложенные параметры — положительный аффект, удовлетворенность жизнью, психологическое функционирование — по отдельности (например,г., Diener et al., 2010). Точно так же исследование значимой работы выиграет от изучения трех определенных аспектов значимой работы по отдельности.

В дополнение к четкому разделению между тремя конструкциями осмысленной работы — значимостью, самореализацией и более широкой целью — основной вклад рассматриваемого обзора состоит в том, чтобы предложить предположение об их отношениях друг с другом. Леписто и Пратт (2017) существенно различают две точки зрения на значимую работу: реализацию и оправдание, которые соответствуют тому, что мы называем самореализацией и значимостью (хотя и с немного разными определениями).Однако, в отличие от Леписто и Пратта, мы не рассматриваем их как две отдельные точки зрения, а скорее предполагаем, что они являются ключевыми определяющими измерениями значимой работы. Кроме того, мы выступаем за иное понимание их взаимоотношений: мы рассматриваем значимость как более широкую оценку работы, при этом самореализация является ключевым аспектом, который способствует нашему чувству значимости. Кроме того, мы предполагаем, что помимо двух точек зрения, обозначенных Леписто и Праттом, существует третья точка зрения на значимую работу, которая не менее важна: более широкая цель.Таким образом, помимо общей значимости и самореализации, люди как сострадательные существа (Barclay and van Vugt, 2015), возможно, находят смысл в возможности вносить свой вклад в жизнь других людей и в более широкие ценности, в том числе через свою работу (Pessi, 2017).

Мы признаем, что будущие исследования могут прийти к различным выводам о взаимосвязи между тремя измерениями значимой работы. Но даже в этом случае простое определение трех измерений способствует исследованию: что необходимо сделать в будущем исследовании, так это четко обозначить, какой из трех элементов они видят как элементарные части значимой работы, и в чем они видят свою взаимосвязь. быть.Только имея четкое представление о том, что входит в конструкцию осмысленной работы, а что исключается, мы можем добиться прогресса в исследовании потенциальных источников и последствий осмысленности на работе.

Кроме того, учитывая наше трехчастное различие, наиболее остро необходимы шкалы измерения, которые позволили бы эмпирически исследовать эти три элемента по отдельности, чтобы узнать больше об их взаимосвязях и их взаимных и отдельных предшественниках. Используемые в настоящее время шкалы включают элементы, которые задействуют все три этих измерения без четкого разделения между этими аспектами и, таким образом, делают невозможным определение того, с каким из этих трех элементов связаны определенные предлагаемые источники значимости.Например, пять пунктов, используемых Бандерсоном и Томпсоном (2009), включают как пункты, относящиеся к значимости (например, «Работа, которую я делаю, важна»), так и к более широкой цели (например, «Работа, которую я делаю, делает мир лучшее место»). Стоит отметить, что шкала инвентаризации работы как смысла, построенная Steger et al. (2012a) есть одна подшкала под названием Большая хорошая мотивация , которая включает такие пункты, как «Я знаю, что моя работа имеет положительное значение в мире» и, таким образом, может относительно хорошо использовать более широкий элемент смысла цели.Точно так же комплексная шкала значимой работы, разработанная Липс-Вирсма и Райтом (2012), имеет подшкалу «Служение другим» , которая служит более широкой цели, и подшкалу , выражающую полный потенциал, , приближающуюся к тому, что здесь называется самореализацией. Шкала осмысленности May et al. (2004) включает элементы, которые имеют важное значение (например, «Моя работа важна для меня») и общую значимость (например, «Моя рабочая деятельность имеет личное значение для меня») и, таким образом, объединяет элементы значимости и значимости.Аналогичным образом, исследование по диагностике вакансий (Hackman and Oldham, 1974) включает в себя подшкалу для ощущаемой значимости работы , которая измеряет степень, в которой работа в целом значима (например, «Работа, которую я выполняю на этой должности, очень значима. для меня »), стоящего и значительного (« Большинство вещей, которые я должен делать на этой работе, кажутся бесполезными или тривиальными »). Вторая подшкала, значимость задачи , измеряет степень, в которой работа оказывает существенное влияние на жизнь других людей (например,g., «Эта работа — это та работа, на которую многие другие люди могут быть затронуты тем, насколько хорошо выполняется работа»), и, таким образом, затрагивает более широкую цель и третью подшкалу, автономию , измеряющую степень, в которой работа обеспечивает существенную свободу, независимость и усмотрение (например, «Работа дает мне значительные возможности для независимости и свободы в том, как я выполняю работу»), относительно близко подходит к нынешнему определению самореализации, хотя, похоже, больше сосредоточивается на отсутствие внешних ограничений, чем наличие ощущения возможности реализовать себя.Таким образом, эти шкалы могут стать хорошей отправной точкой для изучения элементов значимой работы и высокой корреляции (0,78) между подшкалой более хорошей мотивации и подшкалой положительного значения в Steger et al. (2012a) или тот факт, что осознанная значимость частично опосредует отношения между значимостью задачи и различными результатами работы (Humphrey et al., 2007), может предложить некоторые первоначальные доказательства связи между более широкой целью и значимостью. Однако, поскольку эти шкалы не были разработаны для соблюдения настоящих определений и, таким образом, имеют определенные концептуальные различия, может быть целесообразно также разработать новую шкалу, которая более конкретно нацелена на определенные в настоящее время три измерения, и подшкалы которых будут проверены. с самого начала быть совместимыми друг с другом.Использование шкал, в которых были бы отдельные элементы, затрагивающие самореализацию, более широкую цель и общую значимость, позволило бы эмпирически разделить три предложенных элемента значимости и, таким образом, начать исследование их источников и взаимосвязей. Например, было бы интересно посмотреть, будут ли две шкалы, одна из которых содержит только элементы «значимости», а другая — только элементы «значимости», настолько тесно связаны между собой, что их невозможно различить эмпирически. Более того, такие шкалы позволили бы изучить, следует ли рассматривать самореализацию и более широкую цель как два ключевых фактора, предшествующих значимости, или же эти три измерения настолько тесно связаны, что разумнее будет рассматривать их как три измерения всего сущего. та же всеобъемлющая конструкция, осмысленность.

Дополнительным преимуществом более четкого определения значимой работы, предлагаемого в этой статье, является то, что оно помогает отличить значимую работу от соседних с ней концепций, таких как духовность на рабочем месте (например, Saks, 2011), призвание (например, Wrzesniewski et al. , 1997) и самотрансцендентности (например, Koltko-Rivera, 2006) в действии, которые привлекают все большее внимание не только как темы исследований, но и в более популярной деловой литературе. Популярные дискуссии об этике, создании новых ценностей и более глубоких ценностях на работе и в бизнесе выиграют от более четкого понимания значимости работы.Кроме того, обсуждение повседневного опыта работы — например, усталости из-за сострадания и рисков выгорания при выполнении своего призвания (например, Bunderson and Thompson, 2009) — выиграет от того, что будет связано с этим пониманием значимой работы. Мы также считаем, что признание трех измерений значимой работы может быть использовано при разработке мероприятий, направленных на продвижение значимой работы, а также для обдумывания и изучения того, какие из этих измерений могут поддерживаться извне (например, руководителями на работе) и какие. может возникнуть только от самих людей.Такое исследование могло бы иметь далеко идущее организационное применение.

Следует отметить одно ключевое ограничение в отношении текущей работы. Статьи, которые мы рассматриваем, и обсуждения, в которых мы участвуем, происходят почти исключительно из западного, в основном американского, контекста. Существует кросс-культурная работа, показывающая, что и самореализация, и более широкая цель ценятся за пределами культурных границ как важные ценности (например, Чирков и др., 2003; Шварц и др., 2012; Фейгина и Генри, 2015), а некоторые работать над различными значениями, которые люди придают работе в разных странах (например,g., Lundberg and Peterson, 1994), но прежде чем можно будет сделать какие-либо кросс-культурные обобщения, потребуется гораздо больше исследований, посвященных значимости работы в разных культурах. Таким образом, важным направлением будущих исследований будет изучение того, применимы ли обобщения, сделанные нами и другими о значимой работе, и в других культурных контекстах.

Заключение

Работа стала основным направлением «обеспечения смысла, стабильности, чувства общности и идентичности» в жизни людей (Картрайт и Холмс, 2006, стр.202). Можно даже утверждать, что карьера все больше «берет на себя роль религии» в жизни людей, что заставляет людей находить в своей работе большее значение, чем когда-либо прежде (Baumeister and Vohs, 2002, p. 615). В то же время недавние быстрые изменения в трудовой жизни из-за технологических достижений представляют собой проблему для обеспечения значимой работы и в будущем (Ford, 2015; Di Fabio and Blustein, 2016).

Соответственно, более глубокое понимание того, в чем суть значимой работы, может помочь нам в создании будущих рабочих мест, которые лучше удовлетворяют экзистенциальные потребности людей.Здесь мы утверждали, что, когда мы говорим о значимой работе, мы говорим о трех отдельных компонентах: субъективное восприятие работы как внутренне значимое , которое стоит делать, опыт, который можно реализовать через работу, и работа обслуживает более широкую цель . Последние два считаются двумя ключевыми измерениями или типами внутренней ценности, которые вместе определяют, что делает работу значимой. Другими словами, если мы можем предоставить людям работу, на которой они могут реализовать себя и где, по их мнению, они служат более широкой цели, мы даем людям возможность по-настоящему почувствовать, что их работа значима и стоит того.

Авторские взносы

FM и AP разработали концепцию статьи, а FM написал первую версию статьи. FM и AP вместе отредактировали и доработали статью. FM и AP одобрили окончательную версию и могут нести ответственность за содержание.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Аллан Б. А., Атин К. Л. и Даффи Р. Д. (2014). Изучение социального класса и значения работы в рамках психологии работы. J. Оценка карьеры . 22, 543–561. DOI: 10.1177 / 10613514811

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллан Б. А., Атин К. Л. и Даффи Р. Д. (2016). Самоопределение и значимая работа: изучение социально-экономических ограничений. Фронт. Psychol. 7:71.DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00071

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллан Б. А., Даффи Р. Д. и Коллиссон Б. (2017). Помощь другим увеличивает значимость работы: данные трех экспериментов. J. Адвокат. Psychol. 65, 155–165. DOI: 10.1037 / cou0000228

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Арнольд, К. А., Тернер, Н., Барлинг, Дж., Келлоуэй, Э. К., и Макки, М. С. (2007). Трансформационное лидерство и психологическое благополучие: посредническая роль осмысленной работы. J. Occup. Health Psychol. 12, 193–203. DOI: 10.1037 / 1076-8998.12.3.193

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Арну-Николя, К., Совет, Л., Лотелье, Л., Ди Фабио, А., и Берно, Дж. Л. (2016). Воспринимаемые условия работы и намерения оборота: посредническая роль смысла работы. Фронт. Psychol. 7: 704. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00704

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейли, К., Мэдден, А., Альфес, К., Шанц, А., и Соан, Э. (2017). Плохо управляемая душа: экзистенциальный труд и эрозия значимой работы. Гум. Ресурс. Управлять. Ред. 27, 416–430. DOI: 10.1016 / j.hrmr.2016.11.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барклай, П., и ван Вугт, М. (2015). «Эволюционная психология просоциальности человека: адаптации, побочные продукты и ошибки», в Оксфордский справочник просоциального поведения , ред. Д. А. Шредера и В.Г. Грациано (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 37–60.

Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф. (1991). Смыслы жизни . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф., и Вохс, К. Д. (2002). «Стремление к осмысленности жизни», в Справочнике по позитивной психологии , ред. С. Р. Снайдер и С. Дж. Лопес (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 608–618.

Google Scholar

Бидл, Р., и Найт, К. (2012). Добродетель и значимая работа. Бусин. Этика Quart . 22, 433–450. DOI: 10.5840 / beq201222219

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Белла, Р. Н., Салливан, В. М., Типтон, С. М., Свидлер, А., и Мэдсен, Р. П. (1985). Привычки сердца . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.

Google Scholar

Берг Дж. М., Даттон Дж. Э. и Вжесневски А. (2013). «Создание работы и значимая работа», в Цель и значение на рабочем месте , ред.Дж. Дик, З. С. Бирн и М. Ф. Стегер (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 81–104.

Google Scholar

Берг Дж. М., Грант А. М. и Джонсон В. (2009). Когда звонят призвания: создание работы и досуг в поисках неотвеченных профессиональных обязанностей. Орган. Sci. 21, 973–994. DOI: 10.1287 / orsc.1090.0497

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бритт Т. В., Адлер А. Б. и Бартоне П. Т. (2001). Получение выгоды от стрессовых событий: роль вовлеченности в значимой работе и упорстве. J. Occup. Health Psychol. 6, 53–63. DOI: 10.1037 / 1076-8998.6.1.53

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бандерсон Дж. И Томпсон Дж. (2009). Зов дикой природы: смотрители зоопарка, призвания и обоюдоострый меч глубоко значимой работы. Адм. Наук. Q. 54, 32–57. DOI: 10.2189 / asqu.2009.54.1.32

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камю, А. (1955/2000). «Абсурдность человеческого существования», в The Meaning of Life, 2nd Edn , ed E.Д. Клемке, Дж. О’Брайен (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 94–100.

Картрайт, С., и Холмс, Н. (2006). Смысл работы: задача восстановить вовлеченность сотрудников и уменьшить цинизм. Гум. Ресурс. Управлять. Ред. 16, 199–208. DOI: 10.1016 / j.hrmr.2006.03.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чалофски, Н. (2003). Новая конструкция для осмысленной работы. Гум. Ресурс. Развивать. Int. 6, 69–83. DOI: 10.1080 / 1367886022000016785

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чалофски, Н., и Кавалларо, Л. (2013). Хорошая жизнь против хорошей жизни: смысл, цель и HRD. Adv. Devel. Гул. Ресурс. 15, 331–340. DOI: 10.1177 / 1523422313498560

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чейни, Г., Цорн, Т. Э. младший, Планалп, С., и Лэр, Д. Дж. (2008). Значимая работа и личное / социальное благополучие в организационном общении затрагивают значения работы. Ann. Int. Commun. Доц. 32, 137–185. DOI: 10.1080 / 23808985.2008.11679077

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чирков В., Райан, Р. М., Ким, Ю., и Каплан, У. (2003). Дифференциация автономии от индивидуализма и независимости: взгляд теории самоопределения на интернализацию культурных ориентаций и благополучия. J. Pers. Soc. Psychol. 84, 97–110. DOI: 10.1037 / 0022-3514.84.1.97

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чиулла, Дж. Б. (2000). Трудовая жизнь: обещание и предательство современной работы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Three Rivers Press.

Google Scholar

Константини А., Сартори Р. и Чески А. (2017). «Формирование инноваций на рабочем месте с точки зрения организационной психологии: обзор текущих исследований WPI», в Workplace Innovation. Согласование взглядов на здоровье, безопасность и благополучие , ред. П. Оейдж, Д. Рус и Ф. Пот (Чам: Спрингер), 131–147.

Демпси, С. Э., и Сандерс, М. Л. (2010). Значимая работа? Некоммерческая маркетизация и дисбаланс между работой и личной жизнью в популярных автобиографиях социального предпринимательства. Организация 17, 437–459. DOI: 10.1177 / 1350508410364198

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Динер, Э., Нг, В., Хартер, Дж. И Арора, Р. (2010). Богатство и счастье во всем мире: материальное благополучие предсказывает оценку жизни, тогда как психосоциальное процветание предсказывает положительные эмоции. J. Person. Social Psychol. 99, 52–61. DOI: 10.1037 / a0018066

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ди Фабио, А., и Blustein, D. L. (2016). Редакция: от смысла работы к осмысленной жизни: проблемы расширения достойного труда. Фронт. Psychol. 7: 1119. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.01119

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дик Б. Дж., Даффи Р. Д. и Элдридж Б. М. (2009). Призвание и призвание в профориентации: рекомендации по продвижению значимой работы. Профессия. Psychol. 40, 625–632. DOI: 10.1037 / a0015547

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фэрли, П.(2011). Значимая работа, вовлеченность сотрудников и другие ключевые результаты сотрудников: последствия для развития человеческих ресурсов. Adv. Devel. Гул. Ресурс. 13, 508–525. DOI: 10.1177 / 1523422311431679

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фейгина И., Генри П. Дж. (2015). «Культура и просоциальное поведение», в Оксфордский справочник просоциального поведения , ред. Д. А. Шредер и В. Г. Грациано (Oxford: Oxford University Press), 188–208.

Google Scholar

Форд, М.(2015). Рост роботов: технологии и угроза безработицы в будущем . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

Франкл, В. Э. (2006/1946). Человек в поисках смысла . Бостон, Массачусетс: Beacon Press.

Гелденхейс, М., Таба, К., и Вентер, К. М. (2014). Значимая работа, вовлеченность в работу и организационная приверженность. SA J. Ind. Psychol. 40, 1–10. DOI: 10.4102 / sajip.v40i1.1098

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джордж, Л.С., и Парк, К. Л. (2014). «Экзистенциальная материя: привлечение внимания к забытому, но центральному аспекту значения?» в Смысл в позитивной и экзистенциальной психологии , ред. А. Баттяни и П. Руссо-Нетцер (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер), 39–51.

Google Scholar

Джордж Л. С. и Парк К. Л. (2016). Значение в жизни как понимание, цель и значение: к интеграции и новым исследовательским вопросам. Rev. General Psychol. 20, 205–220. DOI: 10.1037 / gpr0000077

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гидденс, А.(1991). Современность и самоидентификация . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Google Scholar

Грант, А. М. (2008). Значимость значимости задачи: эффекты производительности труда, реляционные механизмы и граничные условия. J. Appl. Psychol. 93, 108–124. DOI: 10.1037 / 0021-9010.93.1.108

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хакман, Дж. Р., и Олдхэм, Г. Р. (1974). Обследование для диагностики рабочих мест: инструмент для диагностики рабочих мест и оценки проектов изменения рабочего места .Технический отчет № 4, Департамент административных наук, Йельский университет.

Хэкман, Дж. Р., и Олдхэм, Г. Р. (1975). Разработка диагностического обследования рабочих мест. J. Appl. Psychol. 60, 159–170. DOI: 10,1037 / h0076546

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэкман, Дж. Р., и Олдхэм, Г. Р. (1976). Мотивация через дизайн работы: проверка теории. Орган. Behav. Гул. Выполнять. 16, 250–279. DOI: 10.1016 / 0030-5073 (76) -7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэкман, Дж.Р. и Олдхэм Г. Р. (1980). Редизайн работ . Ридинг, Массачусетс: Эддисон Уэсли.

Google Scholar

Харлоу Л. Л., Ньюкомб М. Д. и Бентлер П. М. (1986). Депрессия, самоуничижение, употребление психоактивных веществ и суицидальные мысли: отсутствие цели в жизни как опосредующий фактор. J. Clin. Psychol. 42, 5–21. DOI: 10.1002 / 1097-4679 (198601) 42: 1 <5 :: AID-JCLP2270420102> 3.0.CO; 2-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харрис, К.Дж., Качмар, К. М., и Живнуська, С. (2007). Расследование злоупотреблений супервизией как предиктора эффективности и смысла работы в качестве модератора отношений. Лидер. Q. 18, 252–263. DOI: 10.1016 / j.leaqua.2007.03.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейброн, Д. М. (2008). Погоня за несчастьем: неуловимая психология благополучия . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Heine, S.J., Proulx, T., and Vohs, K.Д. (2006). Модель сохранения смысла: о согласованности социальных мотиваций. Человек. Social Psychol. Ред. 10, 88–110. DOI: 10.1207 / s15327957pspr1002_1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хирски, А. (2012). Призвания и участие в работе: модель умеренного посредничества осмысленности работы, профессиональной идентичности и профессиональной самоэффективности. Дж. Кунс. Psychol. 59, 479–485. DOI: 10.1037 / a0028949

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Горовиц, К.Р., Сучман А. Л., Бранч В. Т. и Франкель Р. М. (2003). Что врачи считают важной в своей работе? Ann. Междунар. Med. 138: 772. DOI: 10.7326 / 0003-4819-138-9-200305060-00028

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хамфри, С. Э., Нахрганг, Дж. Д., и Моргесон, Ф. П. (2007). Интеграция мотивационных, социальных и контекстных функций дизайна работы: метааналитическое резюме и теоретическое расширение литературы по дизайну работы. J. Appl. Psychol. 92, 1332–1356. DOI: 10.1037 / 0021-9010.92.5.1332

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jelinek, R., and Ahearne, M. (2010). Будьте осторожны с тем, что вы ищете: влияние черты конкурентоспособности и продолжительности рабочего дня на отклонение от поведения продавца и то, имеет ли значение значимость работы. J. Рынок. Теория Прак. 18, 303–321. DOI: 10.2753 / MTP1069-6679180401

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кан, В. А. (1990). Психологические условия личного участия и разобщения на работе. Acad. Управлять. J. 33, 692–724. DOI: 10.2307 / 256287

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кира М., Балкин Д. Б. (2014). Взаимодействие между работой и идентичностью: процветание, увядание или переосмысление себя? Гум. Ресурс. Управлять. Ред. 24, 131–143. DOI: 10.1016 / j.hrmr.2013.10.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клингер Э. (1998). «Поиск смысла в эволюционной перспективе и его клиническое значение», в The Human Quest for Meaning: A Handbook Of Psychological Research and Clinical Applications , eds P.Т. П. Вонг и П. С. Фрай (Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 27–50.

Кольтко-Ривера, М. Э. (2006). Повторное открытие более поздней версии иерархии потребностей Маслоу: самопревосхождение и возможности для теории, исследований и объединения. Rev. General Psychol. 10, 302–317. DOI: 10.1037 / 1089-2680.10.4.302

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ламберт, Н. М., Стиллман, Т. Ф., Хикс, Дж. А., Камбл, С., Баумейстер, Р. Ф., и Финчем, Ф.Д. (2013). Принадлежать — значит к материи: чувство принадлежности увеличивает смысл жизни. Человек. Soc. Psychol. Бык. 39, 1418–1427. DOI: 10.1177 / 0146167213499186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Г. К., и Картер, Э. У. (2012). Подготовка учащихся переходного возраста с высокофункциональными расстройствами аутистического спектра к полноценной работе. Psychol. Sch. 49, 988–1000. DOI: 10.1002 / pits.21651

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леписто, Д.А., и Пратт, М. Г. (2017). Значимая работа как реализация и оправдание двойной концептуализации. Орган. Psychol. Ред. 7, 99–121. DOI: 10.1177 / 2041386616630039

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леуфстадиус, К., Эклунд, М., и Эрландссон, Л. К. (2009). Осмысленность в работе — опыт среди работающих людей с хроническими психическими заболеваниями. Работа J. Prevent. Оценивать. Реабилитация. 34, 21–32. DOI: 10.3233 / WOR-2009-0899

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лифф, С.J. (2009). Перспектива: недостающее звено в планировании и развитии академической карьеры: стремление к содержательной и согласованной работе. Acad. Med. 84, 1383–1388. DOI: 10.1097 / ACM.0b013e3181b6bd54

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Липс-Виерсма, М., и Моррис, Л. (2009). Различение между «значимой работой» и «управлением смыслом». J. Деловая этика 88, 491–511. DOI: 10.1007 / s10551-009-0118-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Липс-Вирсма, М., и Райт, С. (2012). Измерение значения развития значимой работы и проверка всеобъемлющей шкалы значимой работы (CMWS). Групповой орган. Управлять. 37, 655–685. DOI: 10.1177 / 1059601112461578

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лундберг, К. Д., Петерсон, М. Ф. (1994). Смысл работы в органах местного самоуправления США и Японии на трех иерархических уровнях. Гум. Relat. 47, 1459–1487. DOI: 10.1177 / 001872679404701202

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела, Ф.(2015). Ошибочное исследование с этической целью: прагматическая философия науки для организационных исследований. Орган. Stud. 36, 537–563. DOI: 10.1177 / 0170840614559257

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела, Ф. (2017a). «Можно ли измерить хорошую жизнь? Измерения и измеримость жизни, которой стоит прожить », в « Метрики субъективного благополучия: ограничения и улучшения », , редакторы Г. Брюле и Ф. Маггино (Cham: Springer), 21–42.

Google Scholar

Мартела, Ф., и Райан, Р. М. (2016a). Преимущества доброжелательности: основные психологические потребности, милосердие и улучшение благополучия. J. Pers. 84, 750–764. DOI: 10.1111 / jopy.12215

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела Ф. и Райан Р. М. (2016b). Просоциальное поведение повышает благополучие и жизнеспособность даже без контакта с получателем помощи: причинно-следственные и поведенческие свидетельства. Motiv. Эмот. 40, 351–357. DOI: 10.1007 / s11031-016-9552-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела, Ф., Райан, Р. М., и Стегер, М. Ф. (2017). Смысл жизни — это больше, чем счастье: автономия, компетентность, родство и доброжелательность как последовательные предикторы смысла. J. Исследование счастья. DOI: 10.1007 / s10902-017-9869-7. [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст

Мартела Ф. и Стегер М. Ф. (2016). Смысл смысла жизни: последовательность, цель и значимость как три аспекта смысла. J. Positive Psychol. 11, 531–545. DOI: 10.1080 / 17439760.2015.1137623

CrossRef Полный текст

Мэй, Д. Р., Гилсон, Р. Л., и Хартер, Л. М. (2004). Психологические условия значимости, безопасности и доступности и вовлеченности человеческого духа в работу. J. Occupat. Орган. Psychol. 77, 11–37. DOI: 10.1348 / 096317

2

2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макнайт, П. Э., и Кашдан, Т. Б. (2009). Цель жизни как системы, которая создает и поддерживает здоровье и благополучие: интегративная, проверяемая теория. Rev. General Psychol. 13, 242–251. DOI: 10.1037 / a0017152

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Менар, Дж., И Брюне, Л. (2011). Аутентичность и благополучие на рабочем месте: модель посредничества. J. Manag. Psychol. 26, 331–346. DOI: 10.1108 / 02683941111124854

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Менгес Дж. И., Тюссинг Д. В., Вилер А. и Грант А. М. (2017). Когда производительность труда относительна: как мотивация семьи активизирует усилия и компенсирует внутреннюю мотивацию. Acad. Управлять. J. 60, 695–719. DOI: 10.5465 / amj.2014.0898

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майклсон, К. (2005). Значимая мотивация для теории мотивации труда. Acad. Управлять. Ред. 30, 235–238. DOI: 10.5465 / AMR.2005.16387881

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майклсон, К. (2011). На чьей ответственности значимая работа? J. Manage. Devel. 30, 548–557. DOI: 10.1108 / 02621711111135152

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майклсон, К., Пратт, М.Г., Грант, А.М., и Данн, К.П. (2014). Осмысленная работа: объединение деловой этики и исследований организации. J. Деловая этика 121, 77–90. DOI: 10.1007 / s10551-013-1675-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Молден, Д. К., и Двек, К. С. (2006). Обретение «смысла» в психологии: теоретический подход к саморегулированию, социальному восприятию и социальному развитию. Am. Psychol. 61, 192–203. DOI: 10.1037 / 0003-066X.61.3.192

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Манн, С.Л. (2013). Раскрытие системы работы и личной жизни: влияние баланса между работой и личной жизнью на значимую работу. Adv. Devel. Гул. Ресурс. 15, 401–417. DOI: 10.1177 / 1523422313498567

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк, К. Л. (2010). Осмысление смысловой литературы: комплексный обзор создания смысла и его влияния на приспособление к стрессовым жизненным событиям. Psychol. Бык. 136, 257–301. DOI: 10.1037 / a0018301

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Песси, А.Б. (2013). Новый взгляд на приватизированную религиозность: построение модели аутентичности индивидуально-церковных отношений. Soc. Комп. 60, 3–21. DOI: 10.1177 / 0037768612472592

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Песси, А. Б. (2017). Ошеломлен и поражен лунным светом — исследует смысл как посредник влияния религии, принадлежности и доброжелательности на благополучие. Nordic J. Religion Society 30, 24–42. DOI: 10.18261 / issn.1890-7008-2017-01-02

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пратт, М.Г. (2000). Хорошее, плохое и двойственное: управление идентификацией среди дистрибьюторов Amway. Адм. Наук. Q. 45, 456–493. DOI: 10.2307 / 2667106

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пратт, М. Г., и Эшфорт, Б. Э. (2003). «Содействие осмысленности в работе и на работе», в «Позитивная организационная стипендия: основы новой дисциплины» , ред. К. С. Камерон, Дж. Э. Даттон и Р. Э. Куинн (Сан-Франциско, Калифорния: Берретт-Кёлер), 309–327.

Рауб С., Блански С. (2014). Сила осмысленной работы: как осведомленность об инициативах в области корпоративной социальной ответственности способствует значимости задач и положительным результатам работы обслуживающего персонала. Cornell Hospit. Кварта . 55, 10–18. DOI: 10.1177 / 1938965513498300

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ренн, Р. В., и Ванденберг, Р. Дж. (1995). Критические психологические состояния: недостаточно представленный компонент в исследовании модели профессиональных характеристик. J. Manage. 21, 279–303.DOI: 10.1177 / 014920639502100206

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рёсслер Б. (2012). Значимая работа: аргументы автономии. J. Политическая философия. 20, 71–93. DOI: 10.1111 / j.1467-9760.2011.00408.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Россо, Б. Д., Декас, К. Х., Вжесневски, А. (2010). О смысле работы: теоретическая интеграция и обзор. Res. Орган. Behav. 30, 91–127. DOI: 10.1016 / j.riob.2010.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ротманн, С., Хамуканганду, Л. (2013). Призвания, соответствие рабочей роли, психологическая значимость и вовлеченность учителей в Замбии. South Afr. J. Educ. 33, 1–16. DOI: 10.15700 / saje.v33n2a699

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сакс ,. А. М. (2011). Духовность на рабочем месте и вовлеченность сотрудников. J. Manage. Дух. Религия 8, 317–340. DOI: 10.1080 / 14766086.2011.630170

CrossRef Полный текст

Саррос, Дж. К., Таневски, Г. А., Винтер, Р. П., и Сантора, Дж. К. (2002). Отчуждение работы и организационное лидерство. руб. J. Manage. 13, 285–304. DOI: 10.1111 / 1467-8551.00247

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шнелл, Т., Хёге, Т., и Поллет, Э. (2013). Предсказание смысла в работе: теория, данные, последствия. J. Posit. Psychol. 8, 543–554. DOI: 10.1080 / 17439760.2013.830763

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шнелл, Т., и Хооф, М. (2012). Значимое обязательство: найти смысл в волонтерской работе. J. Beliefs Values ​​ 33, 35–53. DOI: 10.1080 / 13617672.2012.650029

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schwartz, S.H., Cieciuch, J., Vecchione, M., Davidov, E., Fischer, R., Beierlein, C., et al. (2012). Уточнение теории основных индивидуальных ценностей. J. Pers. Soc. Psychol. 103, 663–688. DOI: 10.1037 / a0029393

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скроггинс, В.А. (2008). Антецеденты и результаты опытной значимой работы: перспектива соответствия человеку работе. J. Business Inquiry 7, 68–78.

Google Scholar

Зильберман И. (2005). Религия как смысловая система: значение для нового тысячелетия. J. Soc. Вопросы. 61, 641–663. DOI: 10.1111 / j.1540-4560.2005.00425.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Спаркс, Дж. Р., и Шенк, Дж. А. (2001). Объяснение эффектов трансформационного лидерства: исследование эффектов мотивов более высокого порядка в многоуровневых маркетинговых организациях. J. Organ. Behav. 22, 849–869. DOI: 10.1002 / job.116

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Спрейцер, Г. М. (1996). Социально-структурные характеристики психологического расширения возможностей. Acad. Управлять. J. 39, 483–504. DOI: 10.2307 / 256789

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стирс, Р. М., Моудей, Р. Т., и Шапиро, Д. Л. (2005). Значимая мотивация для работы Теория мотивации — реакция. Acad. Управлять. Ред. 30, 238–238.DOI: 10.5465 / AMR.2005.16387882

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стегер, М. Ф. (2012). «Обретение смысла жизни — оптимальное функционирование на стыке благополучия, психопатологии и духовности», в The Human Quest for Meaning: Theories, Research, and Applications, 2nd Edn , ed PTP Wong (New York, NY: Рутледж), 165–184.

Google Scholar

Стегер, М. Ф., и Дик, Б. Дж. (2009). Если кто-то ищет смысл жизни, помогает ли это найти смысл в работе? Заявл.Psychol. Здоровье и благополучие 1, 303–320. DOI: 10.1111 / j.1758-0854.2009.01018.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стегер, М. Ф., Дик, Б. Дж., И Даффи, Р. Д. (2012a). Измерение значимой работы, работы и смыслового инвентаря (WAMI). J. Оценка карьеры. 20, 322–337. DOI: 10.1177 / 10611436160

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стегер, М. Ф., Фрейзер, П., Оиши, С., и Калер, М. (2006). Опросник «Смысл жизни»: оценка наличия и поиск смысла жизни. Дж. Кунс. Psychol. 53, 80–93. DOI: 10.1037 / 0022-0167.53.1.80

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стегер, М. Ф., Литтман-Овадия, Х., Миллер, М., Менгер, Л., и Ротманн, С. (2012b). Вовлеченность в работу, даже если это бессмысленно: положительное эмоциональное расположение и значимая работа взаимодействуют по отношению к рабочему заданию. J. Оценка карьеры. 21, 348–361. DOI: 10.1177 / 10612471517

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Танно, К., Саката, К., Осава, М., Онода, Т., Итаи, К., Яэгаши, Ю. и др. (2009). Связь икигай как положительного психологического фактора со смертностью от всех причин и смертностью от конкретных причин среди японцев среднего и пожилого возраста: результаты совместного когортного исследования в Японии. J. Psychosom. Res. 67, 67–75. DOI: 10.1016 / j.jpsychores.2008.10.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тейлор, К. (1991). Этика подлинности .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Тейлор Р. (1988). «Смысл жизни», в «Жизнь и значение: философский читатель», , изд О. Хэнфлинг (Оксфорд: Блэквелл), 39–48.

Google Scholar

Томас, К. В., и Вельхаус, Б. (1990). Когнитивные элементы расширения прав и возможностей: «интерпретирующая» модель внутренней мотивации задачи. Acad. Управлять. Ред. 15, 666–681.

Google Scholar

Толстой, Л.(2000). «Мое признание», в The Meaning of Life, 2nd Edn ., ed E. D. Klemke, L. Wierner (New York, NY: Oxford University Press), 11–20.

Тонгерен, Д. Р. В., Грин, Дж. Д., Дэвис, Д. Э., Хук, Дж. Н., и Халси, Т. Л. (2016). Просоциальность увеличивает смысл жизни. J. Posit. Psychol. 11, 225–236. DOI: 10.1080 / 17439760.2015.1048814

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Таммерс, Л. Г., и Книс, Э. (2013). Лидерство и значимая работа в госсекторе. Public Adm. Rev. 73, 859–868. DOI: 10.1111 / puar.12138

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уолш А. Дж. (1994). Значимая работа в качестве дистрибьюторского товара. Юг. J. Philos. 32, 233–250. DOI: 10.1111 / j.2041-6962.1994.tb00713.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вебер М. (1958). Протестантская этика и дух капитализма , изд. Т. Парсонс. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.

Вонг, П.Т. (1998). «Неявные теории осмысленной жизни и развитие личного смыслового профиля (PMP)», в The Human Quest for Meaning: A Handbook of Psychological Research and Clinical Applications , eds PTP Wong and PS Fry (Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum ), 111–140.

Wrzesniewski, A., McCauley, C., Rozin, P., and Schwartz, B. (1997). Работа, карьера и призвания: отношение людей к своей работе. J. Res. Чел. 31, 21–33. DOI: 10.1006 / jrpe.1997.2162

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йоман Р. (2014). Осмысление значимой работы как фундаментальной потребности человека. J. Деловая этика 125, 235–251. DOI: 10.1007 / s10551-013-1894-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

4 шага к самоактуализации и становлению лучшей версией себя

Почему людям так трудно принять то, кем они являются на самом деле? Одним словом, давление. Существует так много давления, особенно в сегодняшнем гиперконкурентном и гипер-информированном обществе, чтобы люди были тем, кем они не являются.Вы получаете это от родителей, от друзей, от супругов, от телевидения, из Интернета, из журналов, от рекламы, которую вы передаете на улице, почти от всего, что вы видите и делаете в любой день.

При всем давлении, которое существует в сегодняшнем гиперконкурентном, гиперинформированном обществе, как можно по-настоящему принять себя в целом? Как подчеркнул Абрахам Маслоу, мы все идем своим собственным путем, важно только то, насколько полно мы посвящаем себя достижению личного и психологического величия, которое лежит на вершине.На вершине пирамиды самоприятия находится концепция самоактуализации.

С помощью самоактуализации вы достигнете экспертного контроля над своим творчеством, спонтанностью и навыками решения проблем. Вы приняли удобную и разумную мораль. Вы оперируете способностью отделить факты от вымысла, устраняя при этом предрассудки. Это, по-своему, самое четкое определение того, что значит быть просвещенным как личность и как предприниматель.

Первая часть самоактуализации — это принятие своего истинного «я», но вторая часть — это понимание того, что путешествие не имеет конечной точки.Чтобы реализовать себя, вы всегда должны стремиться расширить свой кругозор как человеческое существо. Чтобы добиться успеха, нужно всегда его искать. Возможность самореализации заложена в каждом из нас. Вы должны только проявить готовность к прогрессу, а затем предпринять шаги, необходимые для разблокировки этой самореализации. Сказав это, вот четыре важных шага, которые следует учитывать на пути к самоактуализации:

1. Перестаньте сравнивать себя с другими.

Большинство из нас склонно оценивать свою самооценку, сравнивая свои достижения и способности с достижениями и способностями окружающих нас людей.Если вы хотите увидеть, как у вас дела, самый простой способ — увидеть, насколько вы соответствуете своим коллегам. Это самый верный способ продемонстрировать, как далеко вы продвинулись по пути к успеху. Если вы дальше других, вы считаете себя успешным. В противном случае вы склонны нервничать и работать над тем, чтобы стать лучше.

Проблема в том, что самореализация не имеет ничего общего с окружающими вас людьми. Обратите внимание на часть термина «я». Единственное, что имеет значение, — это ваш прогресс, а не успехи других.Если вы надеетесь реализовать себя — или, по крайней мере, встать на путь самоактуализации — вы должны перестать сравнивать себя с достижениями других людей. Будь то образование, материальные ценности или даже стандарты красоты, вы не можете считать это своим стандартом. Вы не должны работать с точки зрения того, как вы сравниваете; скорее, вы должны работать с той точки зрения, в которой находитесь лично, и независимо от всех остальных.

Чтобы выполнить этот шаг, вы должны уметь смотреть в зеркало и говорить: «Это мой портрет.Вот кто я. Это мой холст ». Помня об этом холсте, сделайте все, что в ваших силах, чтобы ваше восприятие других не окрасило эту картину. Только вы можете нарисовать картину того, кем вы хотите быть. Никто другой не контролирует вашу судьбу. .

2. Научитесь принимать себя целостно.

Очень легко стать неудовлетворенным тем, кто вы есть и чего вы достигли. Часто, когда вы смотрите в зеркало, это на самом деле усиливает негатив, с которым вы подумай о себе.Вы не можете попасть в эту ловушку. Чтобы реализовать себя, вы должны принять все себя — свои сильные и слабые стороны — и принять их все. Вы не можете преуменьшать свои слабые стороны или преувеличивать свои сильные стороны, если хотите добиться чего-то в жизни. Если мы хотим добиться прогресса, вы должны сначала действовать, исходя из истины.

3. Поймите, что вы контролируете.

Независимо от того, насколько сильно внешний фактор может иметь влияние на окружающих вас людей, самореализованные остаются неизменными.Это потому, что они точно знают, кто они, и поэтому всегда могут адаптироваться (и адаптироваться быстро). Поскольку они не лгут себе о своей идентичности, сильных и слабых сторонах, у них есть немедленное и четкое представление о корректировках, которые им необходимо внести, чтобы сделать внешний фактор нерелевантным. Поймите, что сила вашего мировоззрения просто поразительна. Если вы реалистичны, честны и, прежде всего, искренни, вы ничего не сможете достичь.

Те, кто самореализуются, понимают, что путешествие никогда не закончится.Самоактуализация требует самосознания, а самосознание требует понимания того, что готового продукта не существует. Не бывает совершенства и эндшпиля. Быть самореализованным — значит понимать, что вы никогда не должны прекращать расти как личность и учиться как профессионал.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *