Птср википедия: Всех ли очевидцев страшного ждет «афганский синдром»?

Содержание

Всех ли очевидцев страшного ждет «афганский синдром»?

  • Клаудиа Хаммонд
  • BBC Future

Автор фото, Getty

Говорят, психологическая травма, подобная той, что получили очевидцы случившегося в редакции парижского сатирического журнала Charlie Hebdo, может спровоцировать стрессовое расстройство у любого человека. Корреспондент BBC Future решила разобраться – не очередной ли медицинский миф перед нами?

Любое страшное событие — будь то автомобильная авария или стихийное бедствие — может оказать существенное устойчивое воздействие на состояние человека. Принято считать, что посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР, тяжелое психическое состояние, которое часто еще называют «вьетнамским синдромом», «афганским синдромом», «чеченским синдромом» – в зависимости от войны, в которой участвовали страдающие этим расстройством) может развиться у каждого. Поэтому в 1990 гг. стали предприниматься попытки ввести обязательное разовое посещение психотерапевта или участие в кризисном собеседовании для людей, переживших экстремальную ситуацию.

Однако эффективность этого подхода не подтвердилась. По итогам комплексного анализа подобной практики был сделан вывод о том, что обязательное посещение психотерапевта после получения психологической травмы следует отменить, а некоторые специалисты даже заявляют о том, что «индустрия чрезвычайных ситуаций» выступала за проведение такой терапии без объективных оснований. Судя по имеющимся сведениям, утверждение о том, будто ПТСР развивается у большинства людей, неверно. Более того, в этой сфере существуют и другие заблуждения.

Сразу после тяжелого события его очевидцы по вполне понятным причинам приходят в шоковое состояние, испытывают тревогу и страх. Случившееся занимает важное место в их сознании, и в течение нескольких дней или недель их могут мучить воспоминания, кошмарные сны и постоянное ощущение опасности.

Конечно, приятного мало, но все эти чувства — нормальная реакция на ситуацию, в которой возникает угроза жизни или человек становится свидетелем травмы или смерти других людей.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Симптомы ПТСР вполне реальны и очень страшны, но почему они возникают не у всех людей — это пока загадка

Воспоминания могут стать настолько навязчивыми, что начинают мешать нормальной мыслительной деятельности. Испытывая чувство вины, человек снова и снова возвращается к пережитому, например задавая себе вопрос о том, что еще можно было сделать, чтобы спасти других. Он всеми силами старается избегать любых мест или действий, которые напоминают ему о случившемся, либо вообще перестает реагировать на окружающий мир, чтобы только ничего не чувствовать. Он постоянно настороже и пугается даже случайных прохожих: достаточно пройти мимо него по улице — и вот уже его сковывает ужас, а сердце готово выпрыгнуть из груди.

Поразительная стойкость

Да, симптомы ПТСР вполне реальны и очень страшны. Тем, у кого они появляются, важно оказать необходимую помощь. Но для постановки диагноза ПТСД эти симптомы должны сохраняться в течение как минимум одного месяца после события и оказывать отрицательное влияние на работу или личную жизнь пострадавшего либо мешать ему заниматься любимым делом.

Следует отметить, что у большинства людей эти симптомы постепенно проходят, поэтому на самом деле ПТСР — не такое распространенное явление, как можно было ожидать. Даже такие экстремальные ситуации, как война, на большинство людей не оказывают существенного воздействия. К примеру, ПТСР развилось только у 4% британских военнослужащих, вернувшихся из Ирака (среди тех, кто принимал участие в боевых действиях на иракской территории, этот показатель составил 6,9%). Среди военнослужащих запаса симптомы ПТСР появились в среднем у 6% людей. По мнению исследователей, это может быть связано с тем, что вернувшись к прежней жизни «на гражданке», бывшие военные вынуждены справляться со своими проблемами в одиночку, тогда как действующие военнослужащие находятся среди своих сослуживцев, не понаслышке знающих, что такое война.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Симтомы ПТСР проявляются далеко не у всех, даже переживших страшную трагедию

Нападения на мирное население тоже не вызывают ПТСР у большинства людей. По итогам исследования, в котором приняли участие более 10 тыс. человек, в том числе полицейские и строители, оказывавшие помощь пострадавшим в результате теракта 11 сентября 2001 г., было установлено, что на 75% очевидцев эти события не оказали никакого продолжительного воздействия.

Правда, иногда симптомы могут проявиться позднее. Примерно у 8,5% участников исследования проблемы возникли спустя значительное время. Известны даже случаи, когда военнослужащие, принимавшие участие во Второй мировой войне, возвращались домой вроде бы в нормальном состоянии, работали всю жизнь как ни в чем не бывало, а на пенсии их вдруг снова начинали одолевать тяжелые воспоминания и кошмары.

Опыт Норвегии

Я съездила в Норвегию и встретилась с выжившими очевидцами трагедии, случившейся на норвежском острове Утёйа в 2011 году.

В тот страшный день террорист расстрелял 69 участников молодежного лагеря; многие стали свидетелями убийств. Некоторым удалось спрятаться в туалетах — они просидели там три часа, зная, что убийца бродит поблизости и выискивает новые жертвы.

Сразу после этого события Атле Дюрегров, директор Центра кризисной психологии в Бергене (Норвегия), заявил, что, по его оценкам, у 30-50% очевидцев разовьются серьезные психологические проблемы, в том числе ПТСР. И хотя в итоге правильным оказалось максимальное значение названного им диапазона, все равно половина участников трагедии, видевших смерть своих друзей и бежавших, чтобы спасти свою жизнь, смогли каким-то образом оправиться от потрясения.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Около половины выживших после расстрела молодежи на острове Утёйа в 2011 году столкнулись с устойчивыми психологическими проблемами, в том числе с ПТСР

Трагедия произошла во время летних каникул, и большинство ребят осенью должны были перейти в новые школы, что осложняло положение. Но в стране уже был разработан план действий в подобных обстоятельствах, вызванных стихийным бедствием или преступлением, и очевидцам событий была оказана поддержка. Сотрудников каждой школы, где учились пострадавшие от психологической травмы, проинструктировали о порядке действий, для ребят были ослаблены строгие требования к посещаемости. Им также была предложена возможность самостоятельно выбрать, когда и как рассказать о случившемся своим новым одноклассникам.

Некоторые подростки, желая избежать вопросов, решили выступить перед всем классом и поделиться своими переживаниями. Родственникам погибших и спасшимся ребятам была предоставлена возможность снова посетить остров в другое время, поскольку по опыту прошлых чрезвычайных ситуаций было известно, что позже люди начинают воспринимать ситуацию немного иначе.

Подобная помощь оказалась эффективной, и теперь опыт Норвегии перенимают другие страны.

Никто не застрахован?

Еще один миф по поводу ПТСР предполагает, будто симптомы расстройства развиваются только у слабых. На самом же деле причина, по которой даже после самых страшных событий ПТСР проявляется не у всех, до сих пор остается загадкой.

До недавних пор в настольной книге американских психиатров «Руководство по диагностике и статистике психических расстройств» излагались реакции людей на само событие. Считалось, что сильный страх, ощущение беспомощности или ужаса являются предвестниками ПТСР, однако из последнего издания эти признаки пришлось исключить, поскольку было установлено, что они не позволяют определить, у кого разовьется это состояние, а у кого нет.

Разумеется, реакция психики зависит и от характера самого события. Так, в вооруженных силах США распространенность ПТСР почти втрое выше, чем в Великобритании, — отчасти это связано с тем, что там больше военнослужащих запаса, но также и с тем, что продолжительность службы составляет год, а не полгода, как в Великобритании. По данным многочисленных исследований, проведенных после терактов 11 сентября 2001 г.

среди тех, кто работал в башнях-близнецах, наибольшая вероятность развития ПТСР наблюдалась у людей, которые получили травмы, находились на верхних этажах, видели, как другие падают или спрыгивают со зданий, а также у тех, чьи работодатели погибли в результате трагедии.

Но то же касается женщин, молодежи, низкооплачиваемых работников и тех, кто в предыдущие годы сталкивался с другими кризисными ситуациями. Таким образом, развитие ПТСР определяется целым рядом разнообразных факторов.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Полицейские и военные — наиболее очевидные жертвы ПТСР, но они же и наиболее подготовлены к стрессовым ситуациям

Неверно и представление о том, будто дети, пережив чрезвычайную ситуацию, быстро приходят в себя. У них тоже бывает ПТСР. Чтобы установить факторы, способствующие появлению этого состояния, были проанализированы результаты десятков исследований, проведенных среди перемещенных детей. Естественно, одним из факторов оказалось насилие, но угадать, кто находится в группе риска развития ПТСР, по-прежнему нелегко, и даже количество нанесенных ребенку психологических травм не является показателем.

Помимо факторов риска существуют и такие, которые способствуют сопротивляемости пострадавших и защищают их от развития ПТСР. Большую помощь в этом могут оказать семья и коллеги.

Но и эти признаки не позволяют точно определить, кто входит в группу риска. И пока мы не изучим это явление глубже, важно обеспечить оказание психологической помощи, как только она потребуется.

ПТСР — это… Что такое ПТСР?

Посттравматическое стрессовое расстройство
МКБ-10 F43.1
МКБ-9 309.81
DiseasesDB 33846
000925
med/1900
MeSH D013313

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР, «вьетнамский синдром») — психологическое состояние, которое возникает в результате психотравмирующих ситуаций, выходящих за пределы обычного человеческого опыта и угрожающих физической целостности субъекта или других людей. Отличается пролонгированным воздействием, имеет латентный период, и проявляется в период от шести месяцев до десяти лет после перенесения однократной или повторяющейся психологической травмы.

Причины ПТСР

Травмирующие воздействия могут быть вызваны военными действиями, природными катастрофами, террористическими актами, например, взятием в заложники, насилием, пытками, длительными и тяжелыми болезнями или смертью близких людей. Во всех случаях психотравма является тяжелой и вызывает переживание интенсивного страха, беспомощности и крайнего ужаса.

Фазы развития

  1. Отчаяние
  2. Отрицание
  3. Навязчивость
  4. Прорабатывание
  5. Завершение

Клинические проявления

Течение ПТСР проявляется повторяющимся и навязчивым воспроизведением в сознании психотравмирующего события. При этом испытываемый пациентом стресс превышает тот, который он ощущал в момент собственно травмирующего события, и часто является чрезвычайно интенсивным переживанием, вызывающим мысли о суициде с целью прекратить приступ. Также характерны повторяющиеся кошмарные сны и флешбеки.

При этом пациент усиленно избегает мыслей, чувств или разговоров, связанных с травмой, а также действий, мест или людей, которые инициируют эти воспоминания. Характерна психогенная амнезия, пациент не способен воспроизвести в памяти психотравмирующее событие в подробностях. Имеет место также постоянная бдительность и состояние постоянного ожидания угрозы. Состояние часто осложняется соматическими расстройствами и заболеваниями — в основном со стороны нервной, сердечно-сосудистой, пищеварительной и эндокринной систем.

Триггеры

Триггером является событие, вызывающее у больного ПТСР приступ. Чаще всего триггер является частью травмирующего опыта — плач ребенка, шум машины, нахождение на высоте, изображение, текст, телепередача и др. Больные ПТСР обычно всеми силами избегают встреч с триггерами, стремясь избежать нового приступа.

Лечение

Лечение ПТСР является комплексным, в начале болезни медикаментозным и психотерапевтическим, после — преимущественно психотерапевтическим. Хорошие результаты дает методика, в ходе которого пациента учат в момент начала приступа концентрировать внимание на ярком отвлекающем воспоминании, что со временем формирует привычку к автоматическому переходу сознания к нейтральным или положительным эмоциям в обход травмирующего опыта в случае появления триггера.

Литература

  • Ениколопов С. Н. Психотерапия при психотравматических стрессовых расстройствах // Российский психиатрический журнал. 1998, N 3, с.с.50-56.

Wikimedia Foundation. 2010.

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОЕ СТРЕССОВОЕ РАССТРОЙСТВО (ПТСР). Суицидология и кризисная психотерапия

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОЕ СТРЕССОВОЕ РАССТРОЙСТВО (ПТСР)

Внешние и внутренние раздражители, которые напоминают или символизируют какой-либо аспект травмирующего события, могут вызвать сильную психологическую и физиологическую реакцию. Характерны попытки избегать воспоминаний о травме, мест и людей, связанных с ней, невозможность произвольно вспомнить важные аспекты травмы.

Наблюдается повышенная чувствительность и возбудимость, проявляющаяся в следующих симптомах (не менее двух): повышенная настороженность и бдительность, усиленная реакция на испуг, напряженность, раздражительность или вспыльчивость, повышение уровня бодрствования, затрудненное засыпание или тревожный сон, повышенная утомляемость. Снижаются интересы, сосредоточение и продуктивность, появляется ориентация на прошлое, нарушается чувство времени.

В течение года после стрессового воздействия в ситуации, напоминающей стрессовую или связанной с ней, навязчиво возникают чрезвычайно живые стойкие воспоминания (flashbacks — англ.) пережитого, которое находит свое отражение и в повторяющихся сновидениях. В состоянии опьянения и при пробуждении возможны диссоциативные эпизоды с переживанием деперсонализации-дереализации. Наблюдаются также обманы восприятия, чувства, мысли и действия, отражающие содержание травмы.

Пациенты испытывают чувства страха, беспомощности, горя, унижения, вины, стыда, злобы. Типичной защитой является общее притупление чувств: эмоциональная анестезия, чувство отдаленности от других людей, представление о кратковременности будущего с отсутствием длительной жизненной перспективы, потеря удовольствия от прежних увлечений, невозможность переживать радость, нежность, оргазм. Подавление эмоций приводит к их эпизодической разрядке в виде грубых, брутальных аффективных проявлений. Наступает отчуждение от близких, ухудшаются взаимоотношения на работе и в семье, легко возникают зависимость от психоактивных веществ (ПАВ) и суицидальные тенденции.

Описаны случаи с отставленными проявлениями расстройства, хронизацией его и патологическим развитием личности с депрессивными, возбудимыми и инфантильными чертами (Магомед-Эминов, 1998). Пациенты настроены недоверчиво и враждебно, общаются лишь с самыми близкими людьми. Они испытывают чувства внутренней пустоты и безнадежности, вызванные повышенной зависимостью от значимых других с невозможностью выразить негативные эмоции по отношению к ним. Характерно сочетание настороженности, нервозности, раздражительности и эмоциональной оглушенности с чувством собственной измененности и инакости по сравнению с остальными людьми с отчуждением от них. Наблюдается отчетливое социальное снижение, отрицательное воздействие на близких и стойкое субъективное страдание. Часто развивается зависимость от психоактивных веществ и склонность к саморазрушающему поведению.

В происхождении ПТСР играют роль такие факторы, как столкновение со смертью, внезапность, отсутствие похожего опыта, недостаток контроля и информации, трудности моральных выборов при спасении собственной жизни и жизни других, утраты близких, тревога за пропавших без вести. Большое значение могут также иметь стыд за свое поведение во время стресса, поражающий масштаб разрушений, ухудшение жизненной ситуации, необходимость приспособиться к новой среде обитания.

ПТСР возникает, в частности, у родственников суицидентов и врачей, которые их лечили.

Выделено пять типов факторов, определяющих реакцию врача на самоубийство больного.

1. Особенности взаимоотношений: характеризуются зависимостью, нарциссизмом или амбивалентностью.

2. Обстоятельства времени: если врач пережил ряд суицидов пациентов в течение короткого промежутка времени.

3. Особенности значимых жизненных обстоятельств: если врач в прошлом испытал осложненное горе, депрессию или в детстве столкнулся с потерей родителей.

4. Особенности личности: настоятельное стремление во что бы то ни стало быть сильным и контролировать происходящее, а также трудности осознания собственных чувств.

5. Средовые обстоятельства: отсутствие возможности обсудить случившееся с другими.

Психотерапия. Учитываются психодинамические механизмы, лежащие в основе происхождения ПТСР. Тревога блокирует бессознательные конфликты Суперэго, воссоздает тревожное состояние и пытается преодолеть его. Защитные механизмы: регрессия, подавление, отрицание, девальвация.

В посттравматической терапии используется 4-шаговый подход.

1. Нормализация реакции людей на катастрофу (людей информируют о симптоматике и течении стрессовых реакций, тем самым дается разрешение иметь «нормальные» для такой ситуации симптомы; это ослабляет тревогу и связанные с ней симптомы).

2. Поощрение выражения тревоги, гнева и других отрицательных эмоций (людям дают выговориться, отреагировать и разделить переживания с товарищами по несчастью; в результате уменьшается аффективное напряжение, структурируются и лучше контролируются эмоции, активизируется целенаправленная деятельность).

3. Обучение навыкам самопомощи — в первую очередь умению справляться со стрессом.

4. Обеспечение помощи (людей направляют к другим специалистам для получения специальной и долговременной помощи).

А.Л. Пушкарев с соавт. (2000) выделяют в посттравматической психотерапии три этапа:

1) установление доверительного безопасного контакта, дающего право на «получение доступа» к тщательно охраняемому травматическому материалу;

2) терапия, центрированная на психотравме, с исследованием травматического материала, работа с избеганием, отрешенностью и отчужденностью;

3) стадия, помогающая человеку отделиться от травмы и воссоединиться с семьей, друзьями, обществом.

При работе с жертвами сексуального насилия Салли Брукер (см. Родина, 2001) выделяет следующие стадии исцеления.

1. Решение вылечиться — в этой стадии необходимо создать безопасное эмоциональное пространство, определить состояние психического и соматического здоровья пациента.

2. Стадия кризиса — оживляя пережитое, пациент переживает сильную боль и нуждается в максимальной поддержке. Полезно предупредить пациента: «Правда вас освободит, но сначала сделает совершенно несчастным». Следует выявить и проработать тему самоубийства.

3. Вспоминание — важно, чтобы клиент вспоминал столько, сколько может выдержать.

4. Вера — клиент нуждается в том, чтобы поверить себе и своим воспоминаниям.

5. Нарушение молчания — клиенту не хочется вновь переживать тяжелые чувства, он стыдится консультанта, боится испугать его. Можно ободрить его словами: «Чем больше вы рассказываете о пережитом, тем меньше негативной энергии остается, вам становится легче».

6. Снятие с себя вины за случившееся — человек может винить себя в том, что недостаточно активно защищался, или в том, что в момент насилия испытал приятные ощущения. Необходимо помочь клиенту снять с себя ответственность за случившееся.

7. Поддержка «внутреннего ребенка» — контакт с «раненым внутренним ребенком» устанавливается с помощью рисования, двигательных игр в группе и т. п.

8. Возвращение доверия к себе — определяются и восстанавливаются личностные границы клиента, которые были нарушены насилием; восстанавливается самооценка.

9. Оплакивание того, что было утрачено в момент насилия: детства, семьи (в случае инцеста), девственности, доверия к людям, чувства безопасности и т. д.

10. Гнев — в это время освобождается долго сдерживаемая злость.

11. Вскрытие и конфронтация — гнев направляется на насильника с помощью составления послания или разыгрывания психодрамы.

12. Прощение — имеется в виду прощение себя, а не насильника; смысл прощения — отпустить насильника от себя.

13. Разрешение и движение дальше — это момент, когда человек чувствует, что ему удалось включиться в жизнь.

Своевременная кризисная поддержка в остром периоде купирует симптоматику и предотвращает ее хронизацию. Сопутствующие фобические симптомы ликвидируют с помощью когнитивно-поведенческой терапии: применяется прогрессивная релаксация, градуированное погружение в стимульный материал, контроль иррациональных мыслей. В дальнейшем может понадобиться краткосрочная психодинамическая терапия, направленная на коррекцию личностных структур, ответственных за индивидуальную предрасположенность к ПТСР. По возможности следует избегать госпитализации во избежание развития рентных установок и психической инвалидизации. В организации поддерживающей психотерапии большую роль играет семья и ближайшее окружение пострадавшего.

Пример (Вартанян, 1996). 11-летняя Мари доставлена на консультацию матерью, которая рассказала, что год назад семья пережила землетрясение в Спитаке. Мать получила повреждение позвоночника, и дочь помогла ей выбраться из завала. Девочка во сне кричит и плачет, иногда ходит, и разбудить ее в это время не удается. На приеме пациентка сидит с отсутствующим видом, выражение лица безучастное, взгляд тусклый, голос тихий, монотонный. Повторяет все сказанное матерью, как выученный урок. Подробности землетрясения и своего участия в спасении матери излагает формально, очень по-деловому. Видит во сне, как за ней гонятся турки, чтобы убить или украсть. С наступлением темноты напряженно ожидает преследования турок. Подобное состояние у девочки уже было в 4 года после похорон дяди, во время которых мать на глазах у дочери упала в обморок. Тогда девочка по ночам вскакивала и кричала, мать брала ее к себе в постель; обращалась к знахарю, чтобы «вывести страх». В процессе психодинамической терапии Мари осознала свой страх смерти матери, пережитый в 2 года, когда девочка сидела на коленях у матери, а пьяный отец ударил жену ножом. Образ турка связан с исторической памятью о турецком геноциде.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

«Он примерно 30 секунд умолял потрогать его пенис». Как развивался скандал Роналду с изнасилованием

12 июня 2009 года

Криштиану Роналду перед переходом в мадридский «Реал» отдыхал в Лас-Вегасе. За два дня до этого Флорентино Перес прислал официальный запрос в «Манчестер Юнайтед», так что португалец отмечал скорый трансфер в Испанию.

Криш вместе с двоюродным братом и шурином [мужем сестры Элмы] остановился в отеле The Palms Place Hotel. Футболист жил в номере 57306, который стоил 1400 евро за ночь [по курсу 2009 года]. Это одна из самых роскошных гостиниц города – ее постоянно выбирал Майкл Джексон, а MTV в 2007-м проводил здесь церемонию Video Music Awards.

Чемпионат Италии

Роналду: «Не буду участвовать в спектакле, который устроили медиа. Они хотят пиара на моем имени»

03/10/2018 В 15:40

В пятничный вечер Роналду с родственниками выбрался в ночной клуб Rain. Конечно, они пошли в вип-зону. Там Криш встретил 24-летнюю Кэтрин Майоргу, пришедшую повеселиться с подругой. В Вегасе она работала моделью, а еще хостес в баре – красивой дамой, которая весело общается с посетителями, чтобы они заказывали больше алкоголя.

Португалец познакомился с леди, взял обоим выпить и потанцевал с ней. Видео с движениями Криштиану с того дня кто-то слил The Sun, так что футболист точно там был и точно знаком с Кэтрин. Это факты.

Дальше – то, что известно со слов Майорги полицейским.

Роналду обменялся с девушкой телефонами. Как только она вышла из заведения к подруге, Криш написал: «Хэй, бери друзей, поехали к нам на вечеринку». Когда дамы поднялись в соседний отель, то увидели футболиста с кузеном и шурином в большом джакузи прямо на балконе, откуда открывался шикарный вид на ночной город. Роналду предложил гостьям спортивные шорты и футболки, чтобы присоединиться к остальным.

Кэтрин переодевалась в спальне и осталась в одних трусиках, когда Криш зашел к ней. Он примерно 30 секунд умолял потрогать его пенис, а после отказа попросил сделать минет. «Я рассмеялась, потому что думала: «Это шутка?». Этот парень известен и сексуален, а оказался гребаным неудачником и слюнтяем», – вспомнила свои мысли в ту ночь Майорга.

Криштиану Роналду в нижнем белье

Фото: Eurosport

Тогда португалец предложил поцелуй. Девушка согласилась, но это лишь завело Криша. Кэтрин оттолкнула Роналду, когда он начал приставать. В этот момент зашел один из его друзей и спросил, все ли нормально. Майорга быстро взяла платье и ответила, что уезжает. Футболист через паузу согласился. Приятель ушел, и тут Криштиану налетел на нее и повалил на кровать.

Девушка закрылась двумя руками, чтобы защититься, но Роналду был сильнее. Футболист анально изнасиловал Кэтрин без презерватива и лубрикантов, пока она кричала: «Нет, нет, остановись». После секса Криштиану встал на колени: «На 99% я хороший, но кроме 1%». Майорга спросила, нужно ли ей бояться СПИДа или других болезней, но он ответил: «Нет, я же профессиональный спортсмен, меня проверяют каждые три месяца».

13 июня 2009 года

Кэтрин позвонила в полицию в 2:19. В отделении сохранилась запись ее разговора и отчет инспектора. В нем он поставил код 426: «Сексуальное насилие». При общении с полицейскими девушка не называла Роналду по имени и говорила «известный человек» и «спортсмен». Майорга даже не назвала отель, где произошло преступление, а указала лишь улицу.

После опроса ее в 4:00 доставили в больницу, где сняли следы изнасилования. В госпитале подтвердили анальные контузии и проникновение в прямую кишку, а также сообщили о том, что не обнаружили следов спермы нападавшего. Затем врачи взяли два мазка на предмет ДНК насильника, дали две капсулы с антибиотиком и отпустили домой.

Июль 2009 года

Адвокат Майорги Мэри Смит связалась с португальским юристом Карлушом Осориу де Каштру, много лет консультировавшим Роналду по правовым вопросам. После первого письма Криштиану подключил еще несколько специалистов из Калифорнии.

Сентябрь 2009 года

Криштиану Роналду, Карлуш Осориу де Каштру (фото: advogar. pt)

Фото: From Official Website

Смит отправила анкету с вопросами Роналду, его шурину и двоюродному брату. Ответ пришел по электронной почте с адреса юриста компании Осориу де Каштру. В нем Криштиану написал, что грубо занялся с Кэтрин анальным сексом, что все продолжалось 5-7 минут и что девушка говорила «Нет», «Не делай этого» и «Я не такая», но при этом не кричала и не звала на помощь.

Декабрь 2009 года

Роналду прислал вторую версию опросника. В ней он заявил о сексе по взаимному согласию, что Майорга не говорила о каких-то неудобствах и не подавала вид, будто с ней что-то не так. Криш подтвердил сказанное жертвой только в двух пунктах: что она несколько раз произнесла «Нет» и что он извинился перед Кэтрин после секса.

Тогда же Карлуш Осориу де Каштру сказал американской команде юристов: «Часы тикают, нужно решить, как действовать, и готовиться к битве». В Калифорнии адвокаты наняли частного детектива, чтобы следить за Майоргой – собрать данные о ее личной жизни, собрать информацию о парковке и сидеть под ее окнами. Позднее девушка призналась на суде, что быстро заметила хвост. «Мы сидели за ланчем с приятелем, а какой-то мужчина смотрел на нас и что-то записывал. Мог бы и не скрываться!» – вспомнила Кэтрин.

12 января 2010 года

Майорга и ее юрист встретились с командой Роналду в Лас-Вегасе, но самого Криша там не было. Кэтрин находилась в одной комнате, посредники в соседней.

«Ее представитель говорит, что клиент в слезах, что она потрясена и что она думает, будто вас это совсем не интересует, – написал Де Каштру португальцу по смс. – Еще не говорили о деньгах, но все будет». Роналду ответил: «Хорошо».

Спустя 47 минут после первого сообщения юрист сбросил: «950 тысяч долларов». «Это сумма?» – спросил Криш. «Это первое предложение, это 660 тысяч евро. Мы не примем его. Переговоры продолжаются», – держал футболиста в курсе Осориу. «Это много?» – уточнил Роналду. «Мне кажется, да. Думаю, мы закроем за меньшие деньги», – уверил его Де Каштру. «За гораздо меньшие!» – воскликнул португалец.

Через 12 часов после начала юрист написал Криштиану: «Сошлись на 260 тысячах евро. Сюда же входят расходы на посредничество, о которых мы говорили, плюс затраты на юристов, которые узаконивают перевод. Знаю, что это большие деньги, но это был лучший выход». В соглашении, которое подписала Майорга, было 11 пунктов. Ей запрещалось говорить об инциденте кому бы то ни было, а также Кэтрин должна была уверить, что уничтожила все свидетельства о той ночи.

За это она получила 375 тысяч долларов. В 2010-м Роналду в «Реале» зарабатывал такую сумму за одну неделю.

14 апреля 2017 года

Криштиану Роналду, «Реал Мадрид»

Фото: Getty Images

Журналистам Der Spiegel через сайт сливов Football Leaks кроме материалов дела об изнасиловании попало письмо Кэтрин к Роналду. Она написала его, чтобы лично передать всю боль, которую он ей причинил. На шести страницах девушка кричала на футболиста: «Ты прыгнул на меня сзади, а на твоей шее болтались белые четки!! Что бы господь подумал об этом!!! Что бы господь подумал о тебе!!!» Юристы засекретили имя девушки, поэтому она везде проходила как «Сьюзан К. ».

В этот же день на материал Der Spiegel отреагировало агентство Gestifute. Оно представляет интересы Роналду, поэтому выдало пресс-релиз: «Это журналистская выдумка. Репортаж газеты – ложь, Криштиану будет бороться с этим всеми средствами».

Апрель 2017 года

После публикации в немецкой прессе Кэтрин обратилась к другому юристу, потому что боялась, что Роналду будет искать источник слива.

Лэсли Стоваллу – 65, он первым делом изучил материалы дела и пришел к выводу, что документ о неразглашении нужно признать незаконным. «Кэтрин была не в состоянии правильно оценить соглашение из-за психологической травмы, полученной в результате сексуального насилия», – воскликнул Стовалл. По его мнению, команда Криштиану даже построила на этом стратегию защиты: юристы по электронной почте обсудили эмоциональное состояние жертвы.

28 сентября 2018 года

Майорга впервые назвала настоящее имя и дала интервью Der Spiegel.

Поздним вечером Криштиану провел расслабленный прямой эфир в инстаграме, и один из подписчиков спросил об обвинениях Кэтрин. «Фейк-ньюс. Ты хочешь популярности за мой счет. Это нормально. Люди хотят стать известнее, упоминая меня. Это часть моей работы. Все в порядке», – отбил подачу Роналду.

29 сентября 2018 года

На интервью девушки отреагировал юрист Криша Кристиан Шерц. «Это неприемлемое сообщение о подозрении в области частной жизни. Мы потребуем правовой оценки действий газеты», – сообщил он в интервью Reuters.

2 октября 2018 года

Криштиану Роналду, «Ювентус»

Фото: Getty Images

Полиция Лас-Вегаса заново открыла дело об изнасиловании. «Мы получили сигнал о сексуальном насилии 13 июня 2009 года. При составлении протокола пострадавшая не предоставила детективам информацию о месте преступления инцидента или описание подозреваемого. Было проведено медицинское обследование. По состоянию на сентябрь 2018 года дело вновь запущено в производство. Наши детективы расследуют информацию, предоставленную пострадавшей. Расследование продолжается, другие детали будут разглашены позднее», – сообщили в пресс-службе ведомства. Хотя в тексте релиза нет ни слова про Роналду или Майоргу, все указывает на то, что о них.

3 октября 2018 года

Криштиану впервые прокомментировал инцидент в письменной форме. «Категорически отрицаю все обвинения против меня. Изнасилование – это гнусное преступление, которое противоречит моей натуре и всему, во что я верю. Как бы я ни хотел очистить свое имя, я не буду подкармливать весь этот спектакль, который устроили в медиа люди, желающие пропиариться за мой счет», – затвитил португалец.

4 октября 2018 года

Юристы Кэтрин устроили пресс-конференцию, посвященную ситуации. Самой жертвы на ней не было – она уехала из города, чтобы избежать ненужного внимания к делу. Лесли Стовалл заявил, что они подали иск в гражданский суд о признании соглашения о неразглашении недействительным. У футболиста есть 20 дней на ответ или другую реакцию.

Стовалл сообщил, что в начале года врачи выявили у Майорги посттравматическое стрессовое расстройство и связали это с предполагаемым изнасилованием Роналду.

Другой юрист девушки, Ларисса Дроубишер, добавила, что Кэтрин пришла к ней эмоционально хрупкой и испуганной. «Она объяснила, что после нападения в 2009 году пережила депрессию, навязчивые мысли о самоубийстве, злоупотребление алкоголем и сложности с личной жизнью и при устройстве на работу».

Лесли ответил журналистам, что на признание Майоргу подтолкнуло движение #MeToo. «Женщины, которые не испугались, придали Кэтрин решимости». Он также уточнил, что при выигрыше дела Майорга вернет 375 тысяч долларов, но пострадавшая готова к этому.

***

Криштиану Роналду, Португалия

Фото: Getty Images

В этот же день стало известно, что Роналду не будет принимать участие в матчах за сборную Португалии до конца 2018 года. O Jogo пишет, что это произошло после беседы главного тренера Фернанду Сантуша и президента федерации Фернанду Гомиша, но CNN и Associated Press связывают невызов в национальную команду с обвинениями в изнасиловании.

Вечером Криштиану поддержал «Ювентус». «В последние месяцы Роналду продемонстрировал профессионализм и преданность высочайшего уровня, которые в нашем клубе оценили все. События, произошедшие почти 10 лет назад, не изменят этого мнения. Его разделяет каждый, кто общался с этим великим чемпионом», – написал в твиттере туринский клуб.На ситуацию отреагировали спонсоры. Представители Nike заявили, что глубоко обеспокоены обвинениями, а в EA Sports сообщили, что следят за ситуацией, потому что ожидают от спортсменов на обложке и амбассадоров поведения, разделяющего ценности компании. EA Sports убрала изображения Роналду из социальных сетей.

***

Законодательство штата Невада признает сексуальное насилие вторым по тяжести преступлением после убийства. В случае доказательства вины преступник может провести остаток дней за решеткой. Часто для этого хватает свидетельств и фактов одного человека. При этом данный вид преступлений не попадает под истечение срока давности, если оно правильно и своевременно задокументировано полицией.

Криштиану Роналду

Фото: Getty Images

У США с Португалией еще с 1908 года действует соглашение об экстрадиции преступников, в 2005-м администрация Кондолизы Райс дополнило и обновило его в рамках борьбы с терроризмом. Но даже в старом варианте изнасилование идет третьим в списке преступлений после убийства и покушения на убийство.

Для экстрадиции нужно одобрение трех инстанций – управления по международным делам министерства юстиции США, юрисконсультанта Госдепа и суда. Но адвокаты Роналду заявят, что футболиста преследуют из-за всемирной известности, а при экстрадиции в Штаты местный суд присяжных будет на стороне Кэтрин из-за ее американского паспорта.

При любом развитии событий Криштиану точно не приедет в США и ответит на любые вопросы следствия письменно или по видеосвязи. Власти Португалии или Италии могут отказаться от выдачи, если посчитают дело политически мотивированным. А экстрадиция одного из двух самых известных футболистов планеты точно вызовет международный скандал.

По материалам Der Spiegel и Sports Illustrated

«Всегда превращаешь препятствия в импульс». Джорджина поддержала Роналду в скандале с изнасилованиемВсе-все-все главные истории в вашем телеграме

Чемпионат Италии

В сеть утекли фотографии Роналду с девушкой, которая обвинила его в изнасиловании

29/09/2018 В 08:25

Чемпионат Италии

Майорга требует у Роналду 65 млн компенсации за изнасилование

29/04/2021 В 12:36

Взрыв на атомной станции Фукусима: пять лет спустя

1. Что произошло?

11 марта 2011 года у восточного побережья Японии произошло землетрясение мощностью 9 баллов, из-за которого возникло цунами, нанесшее огромный ущерб прибрежным районам и приведшее к гибели 15 891 человека, тогда как 2 579 человек числятся пропавшими без вести. Вследствие цунами на расположенной вдоль береговой линии атомной электростанции Фукусима-Даичи были выведены из строя основные системы охлаждения, что привело к серьезным повреждениям активной зоны реактора и спровоцировало ядерную аварию, которой был присвоен 7-й уровень опасности по Международной шкале ядерных событий. В результате взрывов, произошедших на АЭС Фукусима-Даичи 12, 14 и 15 марта, в окружающую среду были выброшены значительные объемы радиоактивных веществ (радионуклидов).

2. Воздействию каких основных радионуклидов подверглось население?

Люди, проживавшие поблизости от АЭС Фукусима-Даичи, подверглись воздействию внешнего облучения из радиоактивного облака и скоплений радиоактивных веществ на поверхности земли, а также воздействию внутреннего облучения через дыхание и поступление радионуклидов с пищей. Основными радионуклидами, воздействию которых подверглись люди, были йод-131 (131I) и цезий-137 (137Cs). Период полураспада 131I составляет восемь дней, причем этот элемент может вдыхаться с воздухом и поступать внутрь организма вместе с загрязненной пищей или водой, в основном при потреблении загрязненного молока или листовых овощей. В человеческом организме йод концентрируется в щитовидной железе. Обычно дети подвергаются более сильному воздействию радиоактивного йода, чем взрослые, из-за размеров их щитовидной железы и особенностей метаболизма. Период полураспада 137Cs составляет 30 лет, что предполагает долгосрочный риск воздействия через пищу и скопления веществ на поверхности земли.

3. Воздействию каких уровней радиации подверглось население?

Дозы облучения были вычислены на основе моделей и измерений в отношении различных репрезентативных групп населения Японии. Оценка доз учитывала как внешний, так и внутренний (посредством вдыхания радиоактивных газов и поступления радиоактивных элементов с пищей) пути облучения. Обширное обследование состояния здоровья населения, проживающего в префектуре Фукусима, Управленческое обследование здравоохранения в Фукусиме (Fukushima Health Management Survey), включало в себя расчет индивидуальных доз облучения на основе типичных сценариев эвакуации и с учетом времени, проведенного в помещении и на открытом воздухе. На основании этого обследования и расчетов доз облучения, произведенных ВОЗ и НКДАР ООН, средние пожизненные эффективные дозы у взрослых в префектуре Фукусима были оценены на уровне 10 мЗв или менее, а у детей в возрасте 1 года ― на уровне приблизительно в два раза выше.

Дозы облучения, полученные работниками АЭС, были указаны Токийской энергетической компанией (TEPCO) и некоторыми другими подрядчиками. По сведениям TEPCO, средняя эффективная доза, которую сотрудники получили в течение первых 19 месяцев после аварии, составляла порядка 12 мЗв. Приблизительно 35% работников за весь период получили общие дозы, превысившие 10 мЗв, тогда как 0,7% сотрудников получили дозы, превысившие 100 мЗв. По оценкам НКДАР ООН, 12 из наиболее пострадавших сотрудников получили дозы облучения щитовидной железы в диапазоне от 2 до 12 Гр, преимущественно путем вдыхания 131I.

4. В чем заключались основные последствия этого бедствия для общественного здравоохранения?

Наблюдались последствия для общественного здравоохранения, связанные с ответными мерами на катастрофу, такими как эвакуация и перемещение людей. Эти меры принимались из соображений радиационной безопасности и в связи с массовыми повреждениями инфраструктуры и строений в результате землетрясения и цунами. Эти меры повлекли за собой широкий спектр социальных и экономических последствий, а также последствий для общественного здравоохранения. Был отмечен резкий рост смертности среди пожилых людей, переселенных во временное жилье, наряду с увеличившимся риском неинфекционных заболеваний, таких как диабет и проблемы, связанные с психическим здоровьем. Ухудшению состояния здоровья людей дополнительно способствовал недостаток доступа к медико-санитарной помощи.

Аналогично тому, что наблюдалось у населения Чернобыля и было зарегистрировано в записях, перемещенное население Фукусимы страдает от психосоциальных и психологических последствий перемещения, разрыва социальных связей у людей, утративших свои дома и рабочие места, нарушения семейных связей и стигматизации. По оценкам, среди эвакуированных чаще наблюдались посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР), чем среди населения Японии в целом. У детей, эвакуированных из префектуры Фукусима, также отмечались психологические проблемы, такие как гиперактивность, эмоциональные симптомы, а также нарушения поведения. И хотя обследование, посвященное беременности и родам после катастрофы, не выявило значительных неблагоприятных результатов, у матерей из пострадавшего региона отмечалось более частое возникновение послеродовой депрессии.

5. Каковы последствия ядерной аварии на АЭС Фукусима-Даичи для здоровья людей?

В 2013 году ВОЗ опубликовала Оценку рисков для здоровья, вызванных ядерной аварией на атомной электростанции Фукусима-Даичи. Этот документ включал в себя оценку риска раковых заболеваний, неонкологических заболеваний, а также соображения, связанные с общественным здравоохранением. На следующий год НКДАР ООН опубликовал доклад об уровнях и последствиях облучения в результате этой аварии. В 2015 году НКДАР ООН выпустил «Белую книгу» с оценкой новой информации, представленной в рецензируемой научной литературе.

В связи с воздействием радиации в результате ядерной аварии на АЭС Фукусима-Даичи не было отмечено острых радиационных повреждений или смертельных случаев среди работников станции или населения.

Учитывая уровень предполагаемых доз радиационного облучения, пожизненный риск онкологических заболеваний, вызванных радиацией, помимо рака щитовидной железы, невысок и находится на гораздо более низком уровне, нежели базовый риск заболевания раком на протяжение жизни. Что касается риска заболевания раком щитовидной железы у подвергшихся радиационному воздействию младенцев и детей, уровень риска неизвестен, так как посредством прямых измерений радиационного воздействия сложно вычислить дозу облучения, пришедшуюся на щитовидную железу.

В отношении 12 работников станции, у которых, по оценкам, наблюдалась самая высокая поглощенная доза радиационного облучения щитовидной железы, предполагается повышенный риск развития рака щитовидной железы и других нарушений работы щитовидной железы. Еще у порядка 160 работников, получивших эффективные дозы облучения всего организма, по оценкам, превысившие 100 мЗв, может ожидаться повышенный риск рака в будущем, хотя этот риск не будет выявлен эпидемиологическими исследованиями, так как сложно подтвердить небольшое количество случаев заболевания в сопоставлении с обычными статистическими колебаниями заболеваемости раком.

С точки зрения глобального здравоохранения, риск для здоровья, непосредственно связанный с воздействием радиации, низок в Японии и чрезвычайно низок в соседних странах и в остальном мире.

6. Существует ли риск заболевания раком щитовидной железы, вызванным радиацией, среди детей в префектуре Фукусима?

Учитывая воздействие радиоактивного йода на раннем этапе чрезвычайной ситуации, ВОЗ специально оценила риск развития рака щитовидной железы. Наибольший риск был обнаружен у девочек, подвергшихся облучению в младенческом возрасте.

В последнее время появились сообщения о случаях рака щитовидной железы, диагностированного у детей, подвергшихся воздействию радиоактивного йода в низких дозах вследствие аварии на АЭС Фукусима. Эти сообщения следует толковать с осторожностью. Значительного роста заболеваемости раком щитовидной железы в связи с воздействием радиации, подобного тому, который наблюдался после аварии на Чернобыльской АЭС, можно не ожидать, так как предполагаемая доза облучения щитовидной железы в результате аварии на АЭС Фукусима была существенно ниже, чем в Чернобыле. Тем не менее ожидается, что высокочувствительный скрининг щитовидной железы у тех, кому на момент аварии было меньше 18 лет, выявит значительное число кист и твердых узлов на щитовидной железе, включая определенное количество случаев рака щитовидной железы, которые не были бы выявлены без столь тщательного скрининга. Аналогичная или даже несколько более высокая доля кист и узлов была обнаружена в префектурах, не пострадавших от ядерной аварии. Значительное число случаев, которые уже были отмечены в Управленческом обследовании здравоохранения в Фукусиме, было предположительно в большей степени увязано с высокой чувствительностью скрининга, нежели с воздействием радиации. Чтобы оценить потенциальную связь рака щитовидной железы с воздействием радиации, потребуется дальнейший анализ эпидемиологических данных, собираемых в настоящее время в Японии.

7. Существует ли на сегодняшний день какой-либо риск, связанный с радиоактивным загрязнением продуктов питания в Японии?

По результатам мониторинга продуктов питания вскоре после аварии в некоторых пищевых продуктах были обнаружены радиоактивные йод и цезий в концентрациях, превышающих допустимые в Японии нормативные пределы. Начиная с раннего этапа этой чрезвычайной ситуации японские власти осуществляли тщательный мониторинг загрязнения пищевых продуктов и принимали защитные меры во избежание продажи и распространения загрязненной продукции в Японии и за ее пределами.

ВОЗ тесно сотрудничает с ФАО посредством Международной сети органов, отвечающих за безопасность пищевых продуктов (INFOSAN), чтобы обеспечить получение глобальным сообществом наиболее оптимальных рекомендаций по вопросам, касающимся радиоактивного загрязнения пищевых продуктов. Министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии до сих пор осуществляет мониторинг пищевых продуктов, информируя INFOSAN о любых остаточных уровнях радиоактивности в пищевых продуктах.

8. Какие выводы в области общественного здравоохранения были получены в ходе ответных мер на аварию на АЭС Фукусима?

Ядерная авария на АЭС Фукусима как часть тройного бедствия была беспрецедентной по своему масштабу и своей природе. Из нее был сделан ряд выводов, которые помогают Японии и всем остальным странам улучшить планирование, подготовленность, ответные меры и меры восстановления в случае потенциальных ядерных аварий. Это следующие меры:

  • Целью эвакуации является максимальное сокращение или профилактика опасностей для здоровья, связанных с воздействием радиации. Тем не менее процесс эвакуации как таковой, особенно в условиях масштабного стихийного бедствия, может предполагать серьезные опасности для здоровья, в частности для уязвимых слоев населения (например, для людей с ограниченными возможностями, пожилых людей, маленьких детей).
  • Перемещение тысяч человек повлекло за собой широкий спектр последствий для здоровья, включая рост числа смертей, связанных с бедствием, психологические проблемы и вопросы, связанные с доступом к медико-санитарной помощи. Разрушенная инфраструктура, нахождение эвакуированных вдали от их муниципалитетов привели к сокращению числа доступных работников здравоохранения и сбоям в работе местных систем общественного здравоохранения и оказания медицинской помощи, так как перемещение населения значительно усложнило решение этих вопросов.
  • Укрепление служб общественного здравоохранения и улучшение доступа к медико-санитарной помощи являются ключевыми факторами, позволяющими обеспечить благополучие эвакуированных, наряду с помощью в области психического здоровья и психологической помощью, поведенческой и социальной поддержкой.
  • Было доказано, что принципиально важную роль играет информирование о риске, которое должно осуществляться подготовленными специалистами. Работники здравоохранения также нуждаются в обучении и подготовке по вопросам воздействия радиации на здоровье людей.

9. В чем заключаются ответные меры ВОЗ на данный момент?

  • ВОЗ продолжает оказывать поддержку государствам–членам в наращивании национального потенциала в отношении подготовленности к чрезвычайным ситуациям, связанным с радиацией, и ответных мер на них, и в отношении внедрения Международных медико-санитарных правил (ММСП 2005 г.).
  • ВОЗ разрабатывает технические инструменты, курсы обучения и упражнения, содействует международному сотрудничеству и предоставляет платформу для обмена информацией посредством своей Сети по обеспечению медицинской готовности и помощи при радиационных чрезвычайных ситуациях (REMPAN) и своей Глобальной сети по биодозиметрии (BioDoseNet). С помощью этих партнерств ВОЗ содействует развитию, распространению и унификации международных норм в области радиационной безопасности.
  • ВОЗ оказывает поддержку странам в наращивании их потенциала в области управления рисками в случае стихийных бедствий в соответствии с Сендайской рамочной программой по снижению риска бедствий.
  • ВОЗ взаимодействует с международными организациями с использованием имеющихся межучрежденческих рамок и договоренностей в соответствии с Планом совместного управления радиационными аварийными ситуациями для обеспечения подготовленности к радиационным авариям или чрезвычайным ситуациям и соответствующих ответных мер.
  • ВОЗ продолжает прилагать усилия для внедрения Международных основных норм безопасности, поощряя международное сотрудничество, используя возможности научных исследований, предоставляя рекомендации по оценке риска и разработке политических мер, основанных на фактических данных.

10. В чем заключаются следующие шаги для смягчения воздействия аварии на АЭС Фукусима на общественное здравоохранение?

Ожидается, что Управленческое обследование здравоохранения в Фукусиме внесет вклад в будущие оценки воздействия на здоровье. Надзор за здоровьем населения позволит выявить дополнительные потребности в оказании медико-санитарной помощи. Кроме того, в составе программ по гигиене труда ведется осуществление специального протокола по медицинскому мониторингу работников, участвовавших в ликвидации чрезвычайной ситуации.

На сегодняшний день наиболее сложной задачей по смягчению последствий этого тройного бедствия для общественного здравоохранения является восстановление социальной структуры и доверия общества. В Сендайской рамочной программе по снижению риска бедствий на период после 2015 года подчеркивается, что ответные меры на крупные бедствия должны включать в себя социальную мобилизацию и расширение прав и возможностей местных сообществ. Представители сообщества должны участвовать в принятии решений о действиях по защите и восстановлению, которые должны учитывать потребности и приоритеты местных сообществ.

Необходимо рассмотреть шаги по преодолению психосоциальных и социально-экономических последствий бедствия. Системы здравоохранения должны предоставлять эффективные услуги по консультированию и социальную поддержку на основе командного подхода, с ориентацией помощи на потребности людей. Как в Японии, так и за ее пределами необходимо предпринять усилия, чтобы выводы, полученные в результате аварии на АЭС Фукусима, получили известность во всем мире.

Сложное посттравматическое стрессовое расстройство — Complex post-traumatic stress disorder

Психологическое расстройство

Состояние здоровья

Сложное посттравматическое стрессовое расстройство
Специальность Психология

Сложное посттравматическое стрессовое расстройство ( C-PTSD ; также известное как комплексное травматическое расстройство ) — это психологическое расстройство, которое может развиваться в ответ на длительный, повторяющийся опыт межличностной травмы в контексте, в котором у человека мало или совсем нет шансов на побег. C-PTSD относится к модели психических расстройств и связан с хроническим сексуальным , психологическим и физическим насилием или пренебрежением , хроническим насилием со стороны интимного партнера , жертвами длительного издевательства на рабочем месте или в школе , жертвами похищений и заложников, наемных слуг , жертв из рабства и торговель людей , потогонные рабочих, военнопленные , концлагеря уцелевших, жилых школы выживших, заключенные держали в одиночной камере в течение длительного периода времени, и перебежчиков из авторитарных религий . Чаще всего оно направлено на детей и эмоционально уязвимых взрослых, и хотя мотивы такого насилия различаются, хотя в большинстве случаев они являются злонамеренными, также было показано, что мотивы, стоящие за таким насилием, могут быть благими намерениями. Ситуации, связанные с пленением / заключением в ловушку (ситуация, в которой для жертвы отсутствует жизнеспособный путь к побегу или ее восприятие), могут привести к симптомам C-посттравматического стрессового расстройства, которые могут включать длительное чувство ужаса, никчемности, беспомощности и деформации личности и самоощущение.

C-PTSD также упоминается как DESNOS или расстройства экстремального стресса, не определенные иначе.

Некоторые исследователи считают, что C-PTSD отличается от PTSD , соматизационного расстройства , диссоциативного расстройства личности и пограничного расстройства личности , но схоже с ними . Его основные отличия — это искажение основной личности человека и значительная эмоциональная дисрегуляция . Впервые он был описан в 1992 году американским психиатром и ученым Джудит Херман в ее книге « Травма и восстановление» и в сопроводительной статье. Заболевание включено в одиннадцатый пересмотр Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем ( МКБ-11 ). Критерии C-PTSD еще не прошли частную комиссию Американской психиатрической ассоциации (APA) для включения в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM). Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство также признано Министерством по делам ветеранов США (VA), Healthdirect Australia (HDA) и Национальной службой здравоохранения (NHS).

Симптомы

Дети и подростки

Диагноз посттравматического стрессового расстройства первоначально был разработан для взрослых, которые пострадали от единичной травмы, такой как изнасилование, или травмы во время войны. Однако для многих детей ситуация совершенно иная. Дети могут страдать от хронических травм, таких как плохое обращение, насилие в семье, дисфункция и / или нарушение привязанности к своему основному опекуну. Во многих случаях травму вызывает опекун ребенка. Диагноз посттравматического стрессового расстройства не принимает во внимание то, как стадии развития детей могут повлиять на их симптомы и как травма может повлиять на развитие ребенка.

Термин «расстройство с травмой развития» (DTD) был предложен как детский эквивалент C-PTSD. Эта форма травмы, связанная с развитием, подвергает детей риску развития психических и медицинских расстройств. Доктор Бессель ван дер Колк объясняет DTD как многочисленные столкновения с межличностными травмами, такими как физическое насилие, сексуальное насилие, насилие или смерть. Это также может быть вызвано субъективными событиями, такими как оставление, предательство, поражение или стыд.

Повторная травма в детстве приводит к симптомам, отличным от описанных для посттравматического стрессового расстройства. Кук и другие описывают симптомы и поведенческие характеристики в семи областях:

  • Привязанность — «проблемы с границами отношений, недостаток доверия, социальная изоляция, трудности с восприятием и реагированием на эмоциональные состояния других».
  • Биология — «сенсорно-моторная дисфункция развития, трудности сенсорной интеграции, соматизация и повышенные медицинские проблемы».
  • Аффект или эмоциональная регуляция — «плохая регуляция аффекта, трудности с идентификацией и выражением эмоций и внутренних состояний, а также трудности с сообщением потребностей, желаний и желаний»
  • Диссоциация — «амнезия, деперсонализация , дискретные состояния сознания с дискретными воспоминаниями, аффектами и функционированием, а также нарушение памяти на события, основанные на состояниях»
  • Поведенческий контроль — «проблемы с импульсивным контролем , агрессия , патологическое самоуспокоение и проблемы со сном ».
  • Познание — «трудности с регулированием внимания ; проблемы с различными« исполнительными функциями », такими как планирование, суждение, инициация, использование материалов и самоконтроль; трудности с обработкой новой информации ; трудности с фокусировкой и выполнением задач; плохое постоянство объекта ; проблемы с «причинно-следственное» мышление и проблемы языкового развития, такие как разрыв между рецептивными и выразительными коммуникативными способностями ».
  • Я-концепция — «фрагментированное и несвязанное автобиографическое повествование, нарушенный образ тела , низкая самооценка , чрезмерный стыд и негативные внутренние рабочие модели Я».

Взрослые

Взрослые с C-посттравматическим стрессовым расстройством иногда переживают длительную межличностную травму, которая начинается в детстве, а не во взрослом возрасте. Эти ранние травмы мешают развитию сильного чувства себя и других. Поскольку физическая и эмоциональная боль или пренебрежение часто вызывались людьми, имеющими привязанность, такими как опекуны или старшие братья и сестры, у этих людей может развиться чувство, что они в корне ошибочны и что на других нельзя положиться. Это может стать широко распространенным способом общения с другими во взрослой жизни, который описывается как ненадежная привязанность . Этот симптом не включен ни в диагноз диссоциативного расстройства, ни в диагноз посттравматического стрессового расстройства в текущем DSM-5 (2013). Лица с комплексным посттравматическим стрессовым расстройством также демонстрируют стойкие расстройства личности со значительным риском повторной виктимизации .

Для диагностики C-PTSD предложено шесть групп симптомов:

  • Изменения в регуляции аффекта и импульсов;
  • Изменения во внимании или сознании;
  • Изменения в самовосприятии;
  • Изменения в отношениях с другими людьми;
  • Соматизация ;
  • Изменения в системе значений.

Опыт в этих областях может включать:

  • Изменения в эмоциональной регуляции , в том числе такие переживания, как стойкая дисфория , хроническая озабоченность суицидом, членовредительство , взрывной или чрезвычайно подавленный гнев (может чередоваться), а также компульсивная или крайне заторможенная сексуальность (может чередоваться).
  • Вариации в сознании, такие как амнезия или улучшенное воспоминание о травматических событиях, эпизоды диссоциации , деперсонализация / дереализация и повторное переживание переживаний (либо в форме навязчивых симптомов посттравматического стресса, либо в виде задумчивой озабоченности).
  • Изменения в самовосприятии, такие как чувство беспомощности или паралича инициативы, стыда, вины и самообвинения, чувство осквернения или стигмы, а также ощущение того, что они полностью отличаются от других людей (может включать в себя чувство особенности , абсолютное одиночество, вера, которую никто не может понять, или чувство нечеловеческой идентичности).
  • Различные изменения в восприятии преступников, такие как озабоченность отношениями с преступником (включая озабоченность местью), нереалистичное приписывание всей власти преступнику (хотя оценка человека может быть более реалистичной, чем оценка врача), идеализация или парадоксальная благодарность, чувство особых или сверхъестественных отношений с преступником и принятие системы убеждений или рационализаций преступника.
  • Изменения в отношениях с другими людьми, такие как изоляция и отстранение, нарушение интимных отношений, неоднократные поиски спасателя (могут чередоваться с изоляцией и отстранением), стойкое недоверие и повторяющиеся неудачи в самозащите.
  • Изменения в системе значений, такие как потеря поддерживающей веры и чувство безнадежности и отчаяния.

Диагностика

C-PTSD рассматривался для включения в DSM-IV, но не был включен, когда DSM-IV был опубликован в 1994 году. Также он не был включен в DSM-5 . Посттравматическое стрессовое расстройство по-прежнему числится в списке расстройств.

Дифференциальная диагностика

Пост-травматическое стрессовое растройство

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) было включено в DSM-III (1980), в основном из-за относительно большого числа американских ветеранов боевых действий во Вьетнамской войне , которые обращались за лечением от длительных последствий боевого стресса. В 1980-х годах различные исследователи и клиницисты предположили, что посттравматическое стрессовое расстройство может также точно описывать последствия таких травм, как сексуальное насилие над детьми и домашнее насилие. Однако вскоре было высказано предположение, что посттравматическое стрессовое расстройство не может объяснить совокупность симптомов, которые часто наблюдались в случаях длительного жестокого обращения, особенно того, которое совершалось в отношении детей со стороны воспитателей на нескольких этапах развития в детском и подростковом возрасте . Таких пациентов часто было чрезвычайно трудно лечить с помощью установленных методов.

В описаниях посттравматического стрессового расстройства не отражены некоторые основные характеристики посттравматического стрессового расстройства. Эти элементы включают плен, психологическую раздробленность, потерю чувства безопасности, доверия и собственного достоинства, а также склонность к повторной виктимизации . Наиболее важно то, что происходит потеря целостного ощущения себя: эта потеря и связанный с ней профиль симптомов наиболее четко отличает C-PTSD от PTSD.

C-PTSD также характеризуется расстройством привязанности , особенно широко распространенной ненадежной привязанностью или привязанностью дезорганизованного типа . DSM-IV (1994) диссоциативные расстройства и посттравматическое стрессовое расстройство не включают небезопасную привязанность в свои критерии. Вследствие этого аспекта C-PTSD, когда некоторые взрослые с C-PTSD становятся родителями и сталкиваются с потребностями привязанности своих детей , им могут быть особенно трудно чутко реагировать, особенно на повседневные стрессы своих младенцев и маленьких детей, например, во время рутинные разлуки, несмотря на самые лучшие намерения и усилия этих родителей. Хотя подавляющее большинство выживших не жестоко обращаются с другими, эти трудности в воспитании детей могут иметь неблагоприятные последствия для социального и эмоционального развития их детей, если родители с этим заболеванием и их дети не получат надлежащего лечения.

Таким образом, было предложено различать диагностическую категорию C-PTSD и категорию PTSD. C-PTSD лучше описывает повсеместное негативное влияние хронической повторяющейся травмы, чем только PTSD. ПТСР может существовать вместе с C-PTSD, однако единственный диагноз PTSD часто не в полной мере отражает широту симптомов, испытываемых теми, кто пережил длительный травматический опыт, и поэтому C-PTSD выходит за рамки параметров PTSD.

C-PTSD также отличается от непрерывного травматического стрессового расстройства (CTSD), которое было введено в литературу о травмах Gill Straker (1987). Первоначально он использовался южноафриканскими клиницистами для описания последствий частого и высокого уровня насилия, обычно связанного с гражданским конфликтом и политическими репрессиями . Этот термин также применим к последствиям воздействия контекстов, в которых насилие со стороны банд и преступности носит эндемический характер, а также к последствиям постоянного воздействия угроз для жизни в профессиях с повышенным риском, таких как полиция, пожарные и службы экстренной помощи .

Травматическое горе

Травматическое горе или сложный траур — это состояния, в которых травма и горе совпадают. Между травмой и тяжелой утратой существует концептуальная связь, поскольку потеря любимого человека по своей природе травматична. Если травматическое событие было опасным для жизни , но не привело к смерти , то более вероятно, что выживший испытает симптомы посттравматического стресса. Если человек умирает, а оставшийся в живых находился рядом с умершим, более вероятно, что симптомы горя также разовьются. Если смерть любимого человека была внезапной или насильственной, то оба симптома часто совпадают. Это вероятно у детей, подвергшихся насилию в обществе.

Для того чтобы C-PTSD проявил травмирующее горе, насилие должно происходить в условиях плена, потери контроля и бесправия, совпадая со смертью друга или любимого человека при угрожающих жизни обстоятельствах. Это также наиболее вероятно для детей и пасынков, которые подвергаются длительному домашнему или хроническому насилию в обществе, которое в конечном итоге приводит к смерти друзей и близких. Феномен повышенного риска насилия и смерти пасынков получил название эффекта Золушки .

Сходства и отличия от пограничного расстройства личности

C-PTSD может иметь общие симптомы как с PTSD, так и с пограничным расстройством личности . Тем не менее, существует достаточно доказательств, чтобы отличить C-PTSD от пограничного расстройства личности.

Может помочь понять пересечение теории привязанности с C-PTSD и BPD, если кто-то прочитает следующее мнение Бесселя А. ван дер Колка вместе с пониманием, извлеченным из описания BPD:

Неконтролируемые разрывы или искажения привязанностей предшествуют развитию синдромов посттравматического стресса. Люди стремятся к большей привязанности перед лицом опасности. Взрослые, а также дети могут развивать сильные эмоциональные связи с людьми, которые периодически беспокоят , избивают и угрожают им. Постоянство этих привязанностей приводит к смешению боли и любви. Травма может повторяться на поведенческом, эмоциональном, физиологическом и нейроэндокринологическом уровнях. Повторение на этих разных уровнях причиняет самые разные индивидуальные и социальные страдания.

Тем не менее, исследователи обнаружили, что C-PTSD и BPD — это совершенно разные расстройства с разными особенностями. Примечательно, что C-PTSD не является расстройством личности. Люди с C-посттравматическим стрессовым расстройством не боятся быть покинутыми или имеют нестабильные модели отношений; они скорее уходят. Между ПРЛ и К-посттравматическим стрессовым расстройством есть явные и заметно большие различия, и хотя есть некоторые сходства — в основном с точки зрения проблем с привязанностью (хотя это проявляется совершенно по-разному) и проблем с регулированием сильных эмоциональных аффектов (часто очень отчетливо ощущается боль) — расстройства совершенно разного характера. Наиболее убедительно то, что C-PTSD всегда является реакцией на травму, а не расстройством личности.

В то время как люди в ПРЛ сообщали о многих симптомах посттравматического стрессового расстройства и КПТСР, класс ПРЛ четко отличался в том, что одобрял симптомы, уникальные для ПРЛ. Отношения RR, представленные в Таблице 5, показали, что следующие симптомы явно указывают на принадлежность к ПРЛ, а не к классу КПТСР: (1) безумные попытки избежать реального или воображаемого отказа, (2) нестабильные и интенсивные межличностные отношения, характеризующиеся чередованием между крайности идеализации и обесценивания, (3) явная и стойкая нестабильность самооценки или самоощущения и (4) импульсивность. Учитывая серьезность суицидального и самоповреждающего поведения, важно отметить, что наблюдались также заметные различия в наличии суицидального и самоповреждающего поведения: примерно 50% лиц в классе ПРЛ сообщали об этом симптоме, но гораздо реже и чаще. эквивалентное количество поступающих так в классах CPTSD и PTSD (14,3 и 16,7% соответственно). Единственным симптомом ПРЛ, которым люди из класса ПРЛ не отличались от класса КПТСР, было хроническое чувство пустоты, что позволяет предположить, что в этой выборке этот симптом не является специфическим ни для ПРЛ, ни для КПТСР и не делает различий между ними.

В целом, результаты показывают, что существует несколько различий между сложным посттравматическим стрессовым расстройством и ПРЛ, что согласуется с предложенной диагностической формулировкой КПТСР. ПРЛ характеризуется страхом быть брошенным, нестабильным самоощущением, нестабильными отношениями с другими, импульсивным поведением и самоповреждением. Напротив, в CPTSD, как и в PTSD, было мало поддержки пунктов, связанных с нестабильностью в саморепрезентации или отношениях. Скорее всего, самооценка будет постоянно негативной, а трудности в отношениях связаны в основном с избеганием отношений и чувством отчуждения.

Вдобавок 25% людей с диагнозом ПРЛ не имеют в анамнезе случаев пренебрежения заботой или жестокого обращения в детстве, а вероятность развития ПРЛ у людей в шесть раз выше, если у них есть родственник, которому был поставлен такой диагноз, по сравнению с теми, у кого этого не было. Один из выводов состоит в том, что существует генетическая предрасположенность к ПРЛ, не связанная с травмой. Исследователи, проводившие продольное исследование однояйцевых близнецов, обнаружили, что «генетические факторы играют важную роль в индивидуальных различиях пограничных черт личности в западном обществе». В исследовании 2014 года, опубликованном в Европейском журнале психотравматологии, было проведено сравнение и сопоставление К-посттравматического стрессового расстройства, посттравматического стрессового расстройства и пограничного расстройства личности, и было обнаружено, что оно может различать отдельные случаи каждого из них и то, когда оно было сопутствующим, что приводило доводы в пользу случая разных диагнозов. для каждого. Некоторые люди, не знающие этих двух состояний, могут спутать ПРЛ с С-посттравматическим стрессовым расстройством, поскольку люди с ПРЛ также склонны страдать от посттравматического стрессового расстройства или иметь травмы в анамнезе.

В книге «Травма и восстановление» Герман выражает дополнительную озабоченность тем, что пациенты, страдающие C-посттравматическим стрессовым расстройством, часто рискуют быть неправильно понятыми как « зависимые », « мазохистские » или « самоуничижительные », сравнивая такое отношение с исторически ошибочным диагнозом женской истерии . Однако те, у кого развивается C-посттравматическое стрессовое расстройство, делают это в результате интенсивности травмирующей связи, в которой кто-то становится жестко биохимически связанным с кем-то, кто злоупотребляет им, и реакциями, которые они научились выживать, ориентироваться и справляться с насилием, которое они Пострадавшие затем становятся автоматическими реакциями, укоренившимися в их личности за годы травмы — нормальной реакцией на ненормальную ситуацию.

Уход

В то время как стандартные методы лечения, основанные на доказательствах, могут быть эффективными для лечения посттравматического стрессового расстройства , лечение сложного посттравматического стрессового расстройства часто включает устранение трудностей в межличностных отношениях и другого набора симптомов, которые затрудняют лечение. По данным Министерства по делам ветеранов США :

Текущий диагноз посттравматического стрессового расстройства часто не отражает в полной мере серьезный психологический вред, причиняемый длительной повторяющейся травмой. Люди, которые переживают хроническую травму, часто сообщают о дополнительных симптомах наряду с формальными симптомами посттравматического стресса, таких как изменения в их самооценке и способах адаптации к стрессовым событиям.

Польза психотерапии, вызванной посттравматическим стрессовым расстройством, для помощи детям с посттравматическим стрессовым расстройством сомнительна. Эта область диагностики и лечения требует осторожности при использовании категории C-PTSD. Д-р Джулиан Форд и д-р Бессель ван дер Колк предположили, что C-PTSD не может быть такой полезной категорией для диагностики и лечения детей, как предлагаемая категория расстройства с травмой развития (DTD). Согласно Courtois & Ford, для диагностики DTD требуется

история контакта с межличностными травмами, неблагоприятными для развития в раннем возрасте, такими как сексуальное насилие, физическое насилие, насилие, травматические потери или другие значительные нарушения или предательство отношений ребенка с основными опекунами, что было постулировано в качестве этиологической основы сложных травматических стрессовых расстройств. Диагноз, планирование лечения и результат всегда взаимосвязаны.

Поскольку C-PTSD или DTD у детей часто вызваны хроническим плохим обращением, пренебрежением или жестоким обращением в отношениях по уходу, первым элементом биопсихосоциальной системы, который необходимо рассмотреть, являются эти отношения. Это неизменно связано с каким-то агентством по защите детей. Это не только расширяет диапазон поддержки, которая может быть оказана ребенку, но и усложняет ситуацию, поскольку в этом случае может потребоваться выполнение установленных законом юридических обязательств агентства.

В этой области был разработан и исследован ряд практических, терапевтических и этических принципов оценки и вмешательства:

  • Выявление и устранение угроз безопасности и стабильности ребенка или семьи являются первоочередной задачей.
  • Должен быть разработан мост в отношениях, чтобы вовлекать, удерживать и извлекать максимальную пользу для ребенка и опекуна.
  • Диагностика, планирование лечения и мониторинг результатов всегда основаны на отношениях (и) сильных сторонах.
  • Все фазы лечения должны быть направлены на развитие навыков саморегуляции.
  • Определение того, с кем, когда и как обращаться с травмирующими воспоминаниями.
  • Предотвращение и преодоление разрывов в отношениях и психосоциальных кризисов.

Взрослые

Модель восстановления после травмы — Джудит Херман

Доктор Джудит Льюис Херман в своей книге « Травма и восстановление» предложила сложную модель восстановления после травмы, которая происходит в три этапа:

  1. установление безопасности,
  2. память и траур по погибшему,
  3. воссоединение с сообществом и, в более широком смысле, с обществом.

Герман считает, что выздоровление может произойти только в рамках исцеляющих отношений и только в том случае, если выживший получит от них силы. Однако эти исцеляющие отношения не обязательно должны быть романтическими или сексуальными в разговорном смысле «отношения», они также могут включать отношения с друзьями, коллегами, родственниками или детьми, а также терапевтические отношения .

Сложная травма означает сложные реакции, и это приводит к сложному лечению. [нужна ссылка] Следовательно, лечение C-PTSD требует мультимодального подхода.

Было высказано предположение, что лечение комплексного посттравматического стрессового расстройства должно отличаться от лечения посттравматического стрессового расстройства, сосредоточивая внимание на проблемах, которые вызывают более серьезные функциональные нарушения, чем симптомы посттравматического стрессового расстройства. Эти проблемы включают эмоциональную дисрегуляцию , диссоциацию и межличностные проблемы. Шесть предлагаемых основных компонентов комплексного лечения травм включают:

  1. Безопасность
  2. Саморегуляция
  3. Самоотражающая обработка информации
  4. Интеграция травматических переживаний
  5. Взаимодействие
  6. Улучшение положительного аффекта

Вышеупомянутые компоненты можно концептуализировать как модель с тремя фазами. Каждый случай не будет одинаковым, но можно ожидать, что первая фаза будет состоять из обучения адекватным стратегиям выживания и решения проблем безопасности. Следующая фаза будет сосредоточена на уменьшении избегания травмирующих стимулов и применении навыков совладания, полученных на первой фазе. Медицинский работник также может начать оспаривать предположения о травме и предлагать альтернативные рассказы о травме. Заключительный этап будет состоять из закрепления того, что было изучено ранее, и переноса этих стратегий на будущие стрессовые события.

Нейробиологические и травматологические вмешательства

На практике формы лечения и вмешательства варьируются от человека к человеку, поскольку существует широкий спектр детских переживаний травм развития и симптоматики, и не все выжившие положительно и единообразно реагируют на одно и то же лечение. Таким образом, лечение обычно подбирается индивидуально. Недавние нейробиологические исследования пролили некоторый свет на влияние жестокого обращения и пренебрежения (травмы) в детстве на развивающийся мозг ребенка, особенно в том, что касается развития структур мозга, функций и взаимодействия между детьми от младенчества до взрослой жизни. Такое понимание нейрофизиологической основы сложных травматических явлений — это то, что в настоящее время в области травматологии называется «информированной о травме», что стало логическим обоснованием, которое повлияло на разработку новых методов лечения, специально нацеленных на людей с травмами развития в детстве. Доктор Мартин Тейчер, психиатр и исследователь из Гарварда, предположил, что развитие специфической комплексной симптоматики, связанной с травмой (и, фактически, развитие многих психопатологий у взрослых) может быть связано с гендерными различиями и на какой стадии детского развития травма, жестокое обращение или произошло пренебрежение. Например, хорошо известно, что развитие диссоциативного расстройства идентичности у женщин часто связано с сексуальным насилием в раннем детстве.

Использование доказательной медицины и ее ограничения

Одной из текущих проблем, с которыми сталкиваются многие выжившие после сложной травмы (или расстройства, связанного с травмой развития), является поддержка лечения, поскольку многие из текущих методов лечения относительно дороги, и не все формы терапии или вмешательства возмещаются страховыми компаниями, которые используют доказательную практику. как критерий возмещения. Когнитивно-поведенческая терапия , терапия с длительным воздействием и диалектическая поведенческая терапия — это хорошо зарекомендовавшие себя формы вмешательства, основанного на фактических данных . Эти методы лечения одобрены и одобрены Американской психиатрической ассоциацией , Американской психологической ассоциацией и Администрацией ветеранов.

В то время как стандартные методы лечения, основанные на доказательствах, могут быть эффективными для лечения стандартного посттравматического стрессового расстройства , лечение сложного посттравматического стрессового расстройства часто включает устранение трудностей в межличностных отношениях и другого набора симптомов, которые затрудняют лечение. Государственный департамент Соединенных по делам ветеранов признает,

Текущий диагноз посттравматического стрессового расстройства часто не отражает в полной мере серьезный психологический ущерб, причиняемый длительной повторяющейся травмой. Люди, которые переживают хроническую травму, часто сообщают о дополнительных симптомах помимо формальных симптомов посттравматического стресса, таких как изменения в своей самооценке и способах адаптации к стрессовым событиям.

Например, «Ограниченные данные свидетельствуют о том, что преимущественно [когнитивно-поведенческая терапия] КПТ [основанная на фактических данных] терапия эффективна, но недостаточна для достижения удовлетворительных конечных состояний, особенно в группах комплексного посттравматического стрессового расстройства».

Проблемы лечения

Те, кто работает в области травматологии, широко признают, что не существует единого стандартного метода лечения сложного посттравматического стрессового расстройства, подходящего для всех. Также нет четкого консенсуса относительно наилучшего лечения среди более широкого профессионального сообщества специалистов в области психического здоровья, которое включает клинических психологов, социальных работников, лицензированных терапевтов (MFT) и психиатров. Хотя большинство практикующих нейробиологов, осведомленных о травмах, понимают важность использования комбинации вмешательств « сверху вниз » и « снизу вверх », а также включения соматических вмешательств (сенсомоторной психотерапии, соматических переживаний или йоги) для обработки и интеграции воспоминаний о травмах.

Выжившие со сложной травмой часто не могут найти специалиста по психическому здоровью, который должным образом обучен методам работы с информацией о травмах. Им также может быть сложно получить адекватное лечение и услуги по лечению психического состояния, которое не является общепризнанным или хорошо понимаемым врачами общей практики.

Доктор Аллистэр и доктор Халл разделяют мнение многих других исследователей нейробиологии травм (включая доктора Бесселя ван дер Колка и доктора Брюса Д. Перри ), которые утверждают:

Сложные презентации часто исключаются из исследований, потому что они не вписываются в простую нозологическую категоризацию, необходимую для исследовательской мощности. Это означает, что наиболее тяжелые расстройства не изучаются должным образом, а пациенты, наиболее пострадавшие от ранней травмы, часто не распознаются службами. Как исторически, так и в настоящее время, как на индивидуальном, так и на общественном уровне, «отстранение от признания серьезного воздействия жестокого обращения в детстве на развивающийся мозг приводит к неадекватному предоставлению услуг. Ассимиляция в моделях лечения возникающей аффективной нейробиологии неблагоприятного опыта» может помочь восстановить баланс, сместив акцент с регулирования сверху вниз на обработку данных снизу вверх, основанную на теле «.

Сложное посттравматическое стрессовое расстройство — это долгосрочное психическое заболевание, которое часто трудно и относительно дорого лечить и часто требует нескольких лет психотерапии, методов вмешательства и лечения высококвалифицированными специалистами в области психического здоровья, которые специализируются на методах лечения с учетом травм, разработанных для обработки. и интегрировать воспоминания о детских травмах с целью смягчения симптомов и улучшения качества жизни выжившего. Отложенная терапия для людей со сложным посттравматическим стрессовым расстройством, намеренная или непреднамеренная, может усугубить состояние.

Рекомендуемые методы лечения и вмешательства

Не существует какого-либо лечения, которое было бы специально разработано для взрослых пациентов с комплексным посттравматическим стрессовым расстройством (за исключением компонентной психотерапии). Специалисты в области психического здоровья используют множество терапевтических вмешательств для лечения посттравматического стрессового расстройства . По состоянию на февраль 2017 года Группа по разработке рекомендаций по посттравматическому стрессу (GDP) Американской психологической ассоциации настоятельно рекомендует следующее для лечения посттравматического стресса:

  1. когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и КПТ, ориентированная на травмы
  2. когнитивно-обрабатывающая терапия (CPT)
  3. когнитивная терапия (КТ)
  4. терапия с длительным воздействием (ПЭ)

Американская психологическая ассоциация также условно рекомендует

  1. краткая эклектическая психотерапия (BEP)
  2. десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR)
  3. нарративная экспозиционная терапия (NET)

Несмотря на то, что эти методы лечения были рекомендованы, все еще продолжаются дискуссии относительно лучшего и наиболее эффективного лечения сложного посттравматического стрессового расстройства. Многие часто используемые методы лечения считаются дополнительными или альтернативными, поскольку до сих пор нет исследований, чтобы классифицировать эти подходы как доказанные. Некоторые из этих дополнительных вмешательств и методов включают:

  1. биологическая обратная связь
  2. двоичное обеспечение (используется с EMDR)
  3. эмоционально ориентированная терапия
  4. техника эмоциональной свободы (EFT) или постукивание
  5. Лошадиная терапия
  6. терапия выразительными искусствами
  7. внутренняя семейная системная терапия
  8. диалектическая поведенческая терапия (ДБТ)
  9. семейная системная терапия
  10. групповая терапия
  11. нейробиоуправление
  12. психодинамическая терапия
  13. сенсомоторная психотерапия
  14. соматические переживания
  15. йога , особенно йога , чувствительная к травмам

Аргументы против сложной диагностики посттравматического стрессового расстройства

Хотя профессионалы в области психического здоровья приняли идею сложного посттравматического стрессового расстройства, фундаментальных исследований, необходимых для надлежащей проверки нового расстройства, недостаточно по состоянию на 2013 год. Расстройство было предложено под названием DES-NOS (расстройство экстремального стресса, а не иначе). Указано) для включения в DSM-IV, но был отклонен членами комитета по диагностическому и статистическому руководству психических расстройств (DSM) Американской психиатрической ассоциации из- за отсутствия достаточных исследований диагностической валидности. Главным среди заявленных ограничений было исследование, которое показало, что 95% людей, которым можно было поставить диагноз предложенного DES-NOS, также имели диагноз посттравматического стрессового расстройства, что поднимает вопросы о дополнительной полезности дополнительного расстройства. После того, как DES-NOS не получил официального признания в DSM-IV, концепция была переработана для детей и подростков и получила новое название — расстройство, связанное с травмой развития. Сторонники DTD обратились к разработчикам DSM-5 с просьбой признать DTD новым заболеванием. Подобно тому, как разработчики DSM-IV отказались включать DES-NOS, разработчики DSM-5 отказались включать DTD из-за предполагаемого отсутствия достаточных исследований.

Одно из основных обоснований этого предполагаемого расстройства заключалось в том, что нынешняя система диагностики посттравматического стрессового расстройства и коморбидных расстройств не позволяет уловить широкий спектр симптомов в одном диагнозе. Поскольку у людей, перенесших повторяющиеся и продолжительные травмы, часто наблюдается посттравматическое стрессовое расстройство в сочетании с другими сопутствующими психическими расстройствами, некоторые исследователи утверждали, что одно обширное расстройство, такое как C-PTSD, обеспечивает лучший и более экономичный диагноз, чем нынешняя система посттравматического стрессового расстройства и сопутствующих расстройств. Напротив, в статье, опубликованной в BioMed Central , утверждается, что нет никаких доказательств того, что маркировка как одного расстройства ведет к лучшему лечению, чем маркировка как посттравматическое стрессовое расстройство в сочетании с сопутствующими расстройствами.

Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство охватывает более широкий спектр симптомов, чем посттравматическое стрессовое расстройство, с особым упором на проблемы эмоциональной регуляции , негативную самооценку и межличностные проблемы. Диагностика сложного посттравматического стрессового расстройства может означать, что этот более широкий спектр симптомов вызван травматическими переживаниями, а не признанием какого-либо ранее существовавшего опыта травмы, который может привести к более высокому риску переживания будущих травм. В нем также утверждается, что этот более широкий спектр симптомов и более высокий риск травматизации связаны с помощью скрытых искажающих переменных и что нет причинно-следственной связи между симптомами и переживаниями травм. При диагностике посттравматического стрессового расстройства определение стрессорного события узко ограничивается событиями, угрожающими жизни, что подразумевает, что это, как правило, внезапные и неожиданные события. Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство значительно расширило определение потенциальных стрессорных событий, назвав их неблагоприятными событиями и намеренно отказавшись от упоминания об угрозе для жизни, чтобы можно было включить такие переживания, как пренебрежение, эмоциональное насилие или проживание в зоне боевых действий без особого жизненного опыта. угрожающие события. В статье, опубликованной Форумом по уходу за детьми и молодежью, расширяется критерий стрессора, утверждается, что это привело к путанице в различиях между конкурирующими определениями сложного посттравматического стрессового расстройства, подрывая четкую операционализацию симптомов, рассматриваемую как один из успехов DSM.

Одним из основных аргументов в пользу нового расстройства было утверждение о том, что людям, которые испытывают сложную симптоматику посттравматического стресса, часто ставят неправильный диагноз, и, как следствие, им могут быть назначены несоответствующие или неадекватные лечебные вмешательства.

Движение к распознаванию сложного посттравматического стрессового расстройства подвергается критике за обратный подход к процессу диагностической валидации. Типичный процесс проверки новых расстройств заключается в том, чтобы сначала опубликовать тематические исследования отдельных пациентов, у которых проявляются все эти проблемы, и четко продемонстрировать, чем они отличаются от пациентов, перенесших различные типы травм. Нет никаких известных отчетов о случаях с проспективными повторными оценками, чтобы четко продемонстрировать, что предполагаемые симптомы следовали за побочными эффектами. Вместо этого сторонники сложного посттравматического стрессового расстройства настаивают на распознавании расстройства перед проведением любой из предполагаемых повторных оценок, которые необходимы.

Смотрите также

Рекомендации

дальнейшее чтение

  • Андерсон Ф, Шварц Р, Суизи М (2017). Пособие по обучению навыкам внутренних семейных систем: лечение тревожности, депрессии, посттравматического стрессового расстройства и злоупотребления психоактивными веществами с учетом травм . Издательство ПЕСИ и СМИ. ISBN   978-1-68373-087-3 .
  • Appleyard K, Osofsky JD (2003). «Воспитание после травмы: поддержка родителей и опекунов в лечении детей, пострадавших от насилия» . Журнал детского психического здоровья . 24 (2): 111–125. DOI : 10.1002 / imhj.10050 .
  • Баннит СП (2012). Набор инструментов для травм: исцеление посттравматического стрессового расстройства изнутри . Книги квестов. ISBN   978-0-8356-0896-1 .
  • Бриер Дж., Скотт К. (30 августа 2012 г.). Принципы терапии травм: руководство по симптомам, оценке и лечению . Публикации SAGE. ISBN   978-1-4129-8143-9 . Проверено 29 октября 2012 года .
  • Куртуа С. (12 октября 2014 г.). Это не ты, это то, что с тобой случилось: комплексная травма и лечение . Элементы поведенческого здоровья. ISBN   978-1-941536-55-1 .
  • Фишер, Янина (2017). Исцеление фрагментированных «я» переживших травму: преодоление внутреннего самоотчуждения . Рутледж. ISBN   978-0-415-70823-4 .
  • Фишер С (2010). «Возбуждение и идентичность: мысли о нейробиоуправлении в лечении психологических травм» (PDF) . Ассоциация прикладной психофизиологии и биологической обратной связи . 38 (1): 6–8.
  • Фишер С (2014). Нейробиоуправление в лечении травм развития: успокоение пугающего мозга . WW Нортон и компания. ISBN   978-0-393-70786-1 .
  • Ford JD (февраль 1999 г.). «Расстройства крайнего стресса после военной травмы в зоне боевых действий: связанные особенности посттравматического стрессового расстройства или коморбидных, но различных синдромов?» . Журнал консалтинговой и клинической психологии . 67 (1): 3–12. DOI : 10.1037 / 0022-006X.67.1.3 . PMID   10028203 .
  • Фрюен П., Ланиус Р. (2015). Исцеление травмированного «я»: сознание, неврология, лечение . Серия Нортона по межличностной нейробиологии. WW Нортон и компания. ISBN   978-0-393-70849-3 .
  • Международное общество исследований (2011 г.). «Рекомендации по лечению диссоциативного расстройства личности у взрослых, третья редакция» (PDF) . Журнал травм и диссоциации . 12 (2): 115–87. DOI : 10.1080 / 15299732.2011.537247 . PMID   21391103 .
  • Одген П., Минтон К., Пейн С. (2015). Сенсомоторная психотерапия: вмешательства при травмах и привязанности . WW Нортон и компания. ISBN   978-0-393-70613-0 .
  • Тейчер М. Х., Самсон Дж. А., Андерсон С. М., Охаши К. (сентябрь 2016 г.). «Влияние жестокого обращения в детстве на структуру, функции и возможности мозга» . Обзоры природы. Неврология . 17 (10): 652–66. DOI : 10.1038 / nrn.2016.111 . PMID   27640984 . S2CID   27336625 .
  • ван дер Харт О., Москера Д., Гонсалес А. (2008). «Пограничное расстройство личности, психологические травмы и структурная диссоциация личности» (PDF) . Персона . 2 : 44–73.
  • ван дер Харт O, Nijenhuis ER, Steele K (2006). Призрачное Я: структурная диссоциация и лечение хронической травматизации . WW Нортон. ISBN   978-0-393-70401-3 .
  • ван дер Харт О., Бун С., Стил К. (2016). Лечение диссоциации, связанной с травмой: практический, интегративный подход . Серия Нортона по межличностной нейробиологии. Norton Publishing. ISBN   978-0-393-70759-5 .
  • ван дер Колк Б (2015). Тело сохраняет счет: мозг, разум и тело в исцелении травм . Пингвин. ISBN   978-0-14-312774-1 .
  • ван дер Колк Б.А. (июль 2006 г.). «Клинические последствия исследований нейробиологии при посттравматическом стрессе». Летопись Нью-Йоркской академии наук . 1071 (1): 277–93. Bibcode : 2006NYASA1071..277V . DOI : 10.1196 / анналы.1364.022 . PMID   16891578 . S2CID   28935850 .
  • ван дер Колк Б (2005). «Расстройство, связанное с травмой развития» (PDF) . Психиатрические анналы. С. 401–408.
  • ван дер Колк Б.А., Стоун Л., Вест Дж., Родос А., Эмерсон Д., Сувак М., Спинаццола Дж. (июнь 2014 г.). «Йога как дополнительное лечение посттравматического стрессового расстройства: рандомизированное контролируемое исследование» (PDF) . Журнал клинической психиатрии . 75 (6): e559-65. DOI : 10.4088 / JCP.13m08561 . PMID   25004196 .
  • Уокер П. (декабрь 2013 г.). Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство: от выживания к процветанию: руководство и карта восстановления после детской травмы . Независимая издательская платформа CreateSpace. ISBN   978-1-4928-7184-2 .

Внешние ссылки

Посттравматическое стрессовое расстройство — Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Посттравматическое стрессовое расстройство (иногда также пишется Посттравматическое стрессовое расстройство , часто сокращается до ПТСР ) является тревожным расстройством. Он может развиться, когда людям причинен серьезный вред или они переживают что-то очень неприятное.

ПТСР отличается от травматического стресса, который менее интенсивен и короче, и от реакции боевого стресса, которая случается с солдатами в условиях войны и обычно проходит.В прошлом посттравматический стрессовый синдром был известен под разными названиями, такими как контузный шок , травматический боевой невроз или посттравматический стрессовый синдром (ПТСР).

На протяжении всей истории было много сообщений о людях, испытывающих симптомы того, что сейчас называется посттравматическим стрессовым расстройством. В одном из таких рассказов описывается Самуэль Пепис, который стал свидетелем Великого лондонского пожара в 1666 году. [1] «Через шесть месяцев после этого события он написал в своем дневнике, что не может спать по ночам, потому что его окружает сильный страх перед огнем. его: однажды ночью он не смог заснуть раньше двух часов ночи из-за этого страха.»

От 50% до 90% людей в США хотя бы раз в жизни испытают травму. [2] [3] Однако не у всех, кто переживает травму, разовьется посттравматическое стрессовое расстройство. В США распространенность посттравматического стрессового расстройства — процент людей, страдающих этим заболеванием, — составляет около 8%. [2]

ПТСР чаще встречается среди определенных групп людей, которые с большей вероятностью испытают травму. В эти группы входят врачи, пожарные, солдаты и люди, работающие в службах скорой медицинской помощи.Среди этих людей распространенность посттравматического стрессового расстройства намного выше — более 50%.

У солдата слева есть взгляд, который называется «Взгляд на две тысячи ярдов». Этот вид может быть предвестником или признаком посттравматического стрессового расстройства.

Для официальной диагностики посттравматического стрессового расстройства человек должен соответствовать определенным критериям или требованиям и проявлять определенные симптомы. Эти требования перечислены в Диагностическом и статистическом руководстве -IV-TR (обычно называемом DSM-IV-TR). Написанный Американской психиатрической ассоциацией (APA), DSM-IV-TR (DSM, 4-е издание, редакция текста) перечисляет все психические состояния, признанные APA, и устанавливает официальные требования, которые должны быть выполнены. для каждого диагностируемого состояния.

Согласно DSM-IV-TR, для диагностики посттравматического стрессового расстройства человек должен соответствовать следующим требованиям:

(A) Травматическое воздействие: человек пережил травмирующее событие. (Общие травмирующие события включают в себя изнасилование или сексуальное насилие; нападение или серьезные травмы; смерть или ранение любимого человека; стать жертвой преступления; и пережить войну или терроризм.) Травмирующее событие вызвало физическую травму человека. или нарушены, или это подвергло человека или других вокруг них опасности быть раненным или убитым.Во время травмирующего события человек чувствовал себя очень напуганным, испуганным или беспомощным.

(B) Повторное переживание: даже после того, как травма закончилась, человек продолжает каким-то образом повторно переживать травму. Например, человеку могут сниться кошмары или воспоминания (сильные воспоминания о травме, которые настолько ярки и интенсивны, что человеку кажется, что он снова переживает травму). У человека также может быть сильная физическая или эмоциональная реакция, когда происходит что-то, напоминающее ему о травме.

(C) Избегание / оцепенение: человек продолжает пытаться избегать вещей, которые напоминают ему о травме, или вещей, которые вызывают расстраивающие чувства по поводу того, что произошло. Они также могут забыть часть того, что с ними произошло, или могут чувствовать эмоциональное оцепенение (испытывать трудности с ощущением эмоций так же сильно, как обычно).

(D) Повышенное возбуждение: тело человека показывает признаки повышенной готовности, как будто оно всегда находится под атакой. Они могут нервничать, испытывать проблемы со сном, концентрацией внимания или гневом.

(E) Симптомы у человека сохраняются не менее месяца. (Если симптомы у человека продолжаются менее месяца, обычно диагностируется острое стрессовое расстройство, а не посттравматическое стрессовое расстройство).

(F) Симптомы человека вызывают у него проблемы на работе, в отношениях или в какой-либо другой важной сфере его жизни.

Некоторые эксперты писали, что сфабрикованное посттравматическое стрессовое расстройство. следует рассматривать, когда симптомы пациента подозрительны или необычны.Эти эксперты (в частности, руководство DSM IV «Американской психиатрической ассоциации»; свидетели-эксперты, такие как Эли С. Чесен, доктор медицины; и учебник «Всеобъемлющий учебник психиатрии» Фридмана и Каплана) предположили, что это должно вызвать «красный цвет». флаг «, если пациент утверждает, что страдает как посттравматическим стрессовым расстройством, так и травмой головного мозга (ЧМТ) в результате одного и того же несчастного случая. Они предполагают, что ЧМТ — физическое повреждение мозга — вызывает амнезию или потерю памяти в связи с событием, которое вызвало травму мозга.По их мнению, без памяти о травмирующем событии пациент, вероятно, не смог бы испытать определенные симптомы посттравматического стрессового расстройства, такие как кошмары или воспоминания о событии, потому что они не помнят, что произошло. Они пришли к выводу, что в типичных случаях черепно-мозговая травма «превосходит» диагноз посттравматического стрессового расстройства.

Посттравматическое стрессовое расстройство | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Посттравматическое стрессовое расстройство ( PTSD ) — это термин, обозначающий определенные психологические последствия воздействия стрессовых переживаний или столкновения с ними, которые человек переживает как высокотравматические. [1] Опыт должен включать фактическую смерть или угрозу смерти, серьезную физическую травму или угрозу физической и / или психологической неприкосновенности. Его иногда называют реакцией на посттравматический стресс , чтобы подчеркнуть, что это обычный результат травматического опыта, а не проявление ранее существовавшей психологической слабости со стороны пациента.

Люди могут испытывать травматический стресс без проявления посттравматического стрессового расстройства, как указано в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам .

Симптомы посттравматического стрессового расстройства могут включать в себя следующие: кошмары, воспоминания, эмоциональную отстраненность или оцепенение чувств (эмоциональное самоуничижение или диссоциация), бессонницу, избегание напоминаний и крайний стресс от напоминаний («триггеры»), раздражительность, повышенная бдительность, потеря памяти и чрезмерная реакция испуга, клиническая депрессия и тревога, потеря аппетита.

У большинства людей эмоциональные последствия травмирующих событий обычно проходят через несколько месяцев; если они длятся дольше, то может быть диагностировано психическое расстройство.У большинства людей, переживших травматические события, не разовьется посттравматическое стрессовое расстройство — посттравматическое стрессовое расстройство считается в первую очередь тревожным расстройством, и его не следует путать с обычным горем и приспособлением после травмирующих событий. Также возможно страдание (коморбидность) другими психическими расстройствами; эти расстройства часто включают клиническую депрессию, общее тревожное расстройство и различные зависимости. Посттравматическое стрессовое расстройство может иметь отсроченное начало на месяцы, годы или даже десятилетия и может быть вызвано внешним фактором или факторами.

Опыт, который может вызвать это состояние, включает:

  • физическое / эмоциональное или сексуальное насилие в детстве; также, будучи свидетелем такого насилия, причиненного другому ребенку или взрослому
  • насильственные физические нападения (в любом возрасте)
  • взрослые пережили изнасилование или войну
  • Быть свидетелем и / или выжить в результате теракта
  • Испытывает или становится свидетелем физических или психологических пыток
  • профессиональный опыт, например, в ходе работы в полиции или во время боевых действий (реакция на боевой стресс)
  • переживает стихийное бедствие, такое как торнадо, цунами или сильное землетрясение
  • свидетели внезапной смерти любимого человека
  • произошел или стал свидетелем серьезной автомобильной аварии
  • подвергается жестокому нападению собаки, акулы, горного льва и т. Д.
  • близок к смерти в результате почти [утопления, поражения электрическим током, опасных для жизни медицинских осложнений, падения с большой высоты и т. Д.
  • «бэд-трип» после приема галлюциногенных наркотиков
  • подвергается психологическому или физическому насилию как член культа, религиозной секты и т. Д. Или отделился от них
  • Серьезная эксплуатация, например, проституция или порабощение

Первый случай психологического стресса был зарегистрирован в Египте в 1900 г. до н.э. египетским врачом, описавшим «истерическую» реакцию на травму (Veith 1965).Истерия также была связана с «травматическими воспоминаниями» столетней давности (Janet 1901). В то время ученица Зигмунда Фрейда, Кардинер, была первой, кто описал то, что позже стало известно как симптомы посттравматического стрессового расстройства (Lamprecht & Sack 2002).

Гиппократ использовал теорию гомеостаза для объяснения болезней, а стресс часто определяется как реакция на ситуацию, которая угрожает равновесию или гомеостазу системы (Антоновский, 1981). Ситуация, вызывающая стрессовую реакцию, определяется как «стрессор», но именно стрессовая реакция, а не стрессор, ставит под угрозу гомеостаз (Aardal-Eriksson 2002).Таким образом, согласно теории стресса, посттравматический стресс можно рассматривать как химический дисбаланс нейромедиаторов.

Железнодорожный позвоночник был в девятнадцатом веке диагнозом посттравматических симптомов у пассажиров, попавших в железнодорожные аварии.

Первым полномасштабным медицинским исследованием этого состояния была книга Джона Эрика Эриксена «О железных дорогах и других травмах нервной системы », опубликованная в 1864 году. По этой причине железнодорожный позвоночник часто называют «болезнью Эриксена».

Многие врачи думали, что симптомы возникли из-за «чрезмерной скорости» поездов (около 30 миль в час), и что человеческое тело не могло справиться с такими скоростями. Позже было обнаружено, что это заболевание имеет чисто психологическое происхождение и больше не существует как действительное расстройство.

Тем не менее, ПТСР сам по себе является относительно недавним диагнозом в психиатрической нозологии, впервые появившимся в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM) в 1980 году. часть, социально-экономические и политические последствия (Mezey & Robbins 2001).Ветераны войны — самые известные жертвы посттравматического стрессового расстройства; Длительное психическое заболевание формально наблюдалось у ветеранов Первой мировой войны, но, похоже, не входило в общественное сознание до окончания войны во Вьетнаме — однако жертвы испытывали трудности с получением экономической компенсации, поскольку не было психиатрического диагноза, по которому ветераны могли бы потребовать возмещение. Эта ситуация изменилась за последние два десятилетия, и посттравматический стресс теперь является одним из нескольких психиатрических диагнозов, за которые ветеран может получить компенсацию, например, компенсационную пенсию ветерану войны, в США.С. (см. Ниже: Mezey & Robbins 2001)

Диагностические критерии посттравматического стрессового расстройства согласно Диагностическому и статистическому руководству психических расстройств-IV (DSM-IV) — это стрессоры, перечисленные от A до F. Текущие диагностические критерии посттравматического стрессового расстройства опубликованы в Диагностическом и статистическом руководстве Психические расстройства можно найти здесь.

Примечательно, что критерий стрессора A разделен на две части. Первый (А1) требует, чтобы «человек пережил, был свидетелем или столкнулся с событием или событиями, которые включали фактическую или угрожающую смерть или серьезную травму, либо угрозу физической неприкосновенности себя или других.«Второй (A2) требует, чтобы« реакция человека включала сильный страх, беспомощность или ужас ». Критерий DSM-IV A существенно отличается от предыдущего критерия стрессора DSM-III-R, который указывал, что травмирующее событие должно иметь тип, который может вызвать «значительные симптомы дистресса почти у любого», и что это событие «выходило за рамки обычного человеческого опыта». С момента введения DSM-IV количество возможных посттравматических травм увеличилось, и одно исследование предполагает что рост составляет около 50% (Breslau & Kessler 2001).

Симптомы и их возможные объяснения [править | править источник]

Симптомы могут включать общее беспокойство, бессонницу, агрессивность, депрессию, диссоциацию, эмоциональную отстраненность и кошмары. Потенциальным симптомом является потеря памяти о каком-либо аспекте травмирующего события. Также может произойти усиление других основных психологических состояний. Маленькие дети, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством, часто воспроизводят аспекты травмы в игре, и им часто могут сниться кошмары, в которых отсутствует какое-либо узнаваемое содержание.

Один из патопсихологических способов объяснения посттравматического стрессового расстройства — рассматривать это состояние как вторичное по отношению к недостаточной эмоциональной или когнитивной обработке травмы (Cordova 2001). Этот взгляд также помогает объяснить три группы симптомов расстройства (Шалев, 2001):

Вторжение : Поскольку больной не может справиться с крайними эмоциями, вызванными травмой, его мучают повторяющиеся кошмары или дневные воспоминания, во время которых он графически повторно переживает травму.Эти повторные переживания характеризуются высоким уровнем тревожности и составляют одну часть триады кластера симптомов посттравматического стрессового расстройства, которая называется навязчивыми симптомами.

Гиперактивность : ПТСР также характеризуется состоянием нервозности, когда пациент готовится к «драке или бегству». Типичная гиперактивная реакция испуга, характеризующаяся «резкостью» в связи с высокими звуками или быстрыми движениями, типична для другой части кластера посттравматического стрессового расстройства, называемого симптомами гиперактивности, и также может быть вторичной по отношению к неполной обработке.

Избегание : гипервозбуждение и навязчивые симптомы в конечном итоге настолько тревожны, что человек стремится избегать контакта со всем и каждым, даже со своими собственными мыслями, которые могут пробудить воспоминания о травме и, таким образом, спровоцировать навязчивые и гиперактивные состояния. Больной изолирует себя, отстраняется в своих чувствах с ограниченным диапазоном эмоциональной реакции и может испытывать так называемую эмоциональную отстраненность («оцепенение»). Такое поведение избегания является третьей частью триады симптомов, составляющей критерии посттравматического стрессового расстройства.

Диссоциация : Диссоциация — это еще одна «защита», которая включает в себя множество симптомов, включая чувства деперсонализации и дереализации, разъединение между памятью и аффектами, так что человек находится «в другом мире», и, в крайних формах, может включать очевидные множественные личности и действия без какой-либо памяти («потеря времени»).

Нейрохимия [править | править источник]

PTSD отображает биохимические изменения в мозгу и теле, которые отличаются от других психических расстройств, таких как большая депрессия.

У пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством подавление кортизола дексаметазоном сильно, тогда как у пациентов с большой депрессией оно слабое. У большинства пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством секреция кортизола в моче низкая, в то время как секреция катехоламинов высока, а соотношение норадреналин / кортизол повышено. Уровни катехоламинов в головном мозге низкие, а концентрации кортикотропин-рилизинг-фактора (CRF) высокие. Также наблюдается повышенная чувствительность оси гипоталам-гипофиз-надпочечники (HPA) с сильной отрицательной обратной связью кортизола из-за общей повышенной чувствительности рецепторов кортизола (Yehuda, 2001).

Реакция на стресс при посттравматическом стрессовом стрессе ненормальна с долгосрочным высоким уровнем норадреналина и низким уровнем кортизола — закономерность, связанная с облегчением обучения животных. Перевод этой реакции на человеческие условия дает патофизиологическое объяснение посттравматического стрессового расстройства неадаптивным путем обучения реакции страха (Yehuda 2002). Из этого вывода следует, что клиническая картина гиперреактивности и гиперреактивности при ПТСР согласуется с чувствительной осью HPA.

Шведские солдаты Организации Объединенных Наций, проходящие службу в Боснии с низким уровнем кортизола в слюне до службы, имели более высокий риск реакции с симптомами посттравматического стрессового расстройства после военной травмы, чем солдаты с нормальным уровнем до службы (Aardal-Eriksson 2001).

Еще одним возможным фактором посттравматического стрессового расстройства является то, что сохранение депрессивных симптомов может быть вызвано основным биохимическим заболеванием, связанным с инсулинорезистентностью (дисгликемией), которое можно лечить с помощью гипогликемической диеты. [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст]

Важно отметить, что вы можете найти кажущуюся противоречивой информацию о физиологических процессах посттравматического стрессового расстройства, поскольку в медицинском сообществе существуют серьезные разногласия относительно биологии посттравматического стрессового расстройства.Например, лишь незначительное большинство исследований обнаружили снижение на уровня кортизола; многие другие не обнаружили никакого эффекта или даже увеличения.

Нейроанатомия [править | править источник]

Исследования на животных, а также на людях показали, что миндалевидное тело принимает активное участие в формировании эмоциональных воспоминаний, особенно воспоминаний, связанных со страхом. Нейровизуализационные исследования на людях выявили как морфологические, так и функциональные аспекты посттравматического стрессового расстройства. Амигдалоцентрическая модель посттравматического стрессового расстройства предполагает, что это связано с гипервозбуждением миндалины и недостаточным контролем сверху вниз со стороны медиальной префронтальной коры и гиппокампа.Дальнейшие исследования на животных и клинические исследования миндалевидного тела и кондиционирования страха могут предложить дополнительные методы лечения этого состояния.

ПТСР может возникнуть после любого травматического опыта или серии переживаний, которые удовлетворяют критериям и не позволяют жертве быстро оправиться от пагубных последствий стресса. Считается, что из тех, кто подвергся травматическим состояниям, от 5% до 80% разовьется посттравматическое стрессовое расстройство в зависимости от тяжести травмы и личной уязвимости.

В отчете о национальном обследовании коморбидности представлена ​​следующая информация о посттравматическом стрессовом расстройстве среди взрослого населения в целом: оценочная распространенность посттравматического стрессового расстройства в течение жизни среди взрослых американцев составляет 7,8%, причем женщины (10,4%) в два раза чаще страдают посттравматическим стрессовым расстройством (5%) в какой-то момент их жизни. [1]

В новейшей истории катастрофа из-за цунами 2004 года в Индийском океане, которая произошла 26 декабря 2004 года и унесла сотни тысяч жизней, а также атаки 11 сентября 2001 года на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке и WS The Pentagon в Вашингтоне, округ Колумбия, возможно, вызвала посттравматическое стрессовое расстройство у многих выживших и спасателей.Сегодня сотрудники по оказанию помощи из таких организаций, как Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца и Армия спасения, предоставляют консультации после крупных бедствий в рамках своих стандартных процедур по сдерживанию тяжелых случаев посттравматического стрессового расстройства.

Другие агентства, такие как Национальный центр медитации за мир во всем мире [2], создали аналогичные специальные программы. NMC обучает такие агентства, как кризисные центры, НПО, и работает с международными агентствами, чтобы предотвратить травмы детей.

Другая информация, касающаяся распространенности посттравматического стрессового расстройства, состоит в том, что женщины имеют более высокий уровень посттравматического стрессового расстройства, чем мужчины, а латиноамериканцы имеют более высокий уровень посттравматического стрессового расстройства, чем представители других национальностей.

Ветераны и политика посттравматического стресса [править | править источник]

Практика выплаты компенсации ветеранам с посттравматическим стрессовым расстройством пересматривается в США. В 2005 году Управление по выплате пособий для ветеранов Министерства по делам ветеранов США начало рассмотрение заявлений после того, как оно отметило 30% -ное увеличение числа заявлений о ПТСР в последние годы.Из-за негативного воздействия на бюджет и очевидного несоответствия в размере вознаграждений различными рейтинговыми бюро Департамента они провели этот обзор. Группы по защите прав ветеранов вызвали широкую политическую реакцию и некоторые широко разрекламированные самоубийства ветеранов, опасавшихся потерять свои льготы, которые в некоторых случаях служили их единственным источником дохода. В ответ на эти события 10 ноября 2005 г. секретарь Министерства по делам ветеранов США объявил, что «Департамент по делам ветеранов (VA) не будет рассматривать дела 72 000 ветеранов, которые в настоящее время получают компенсацию по инвалидности в связи с посттравматическим стрессовым расстройством. … »

Однако чувство отсрочки, которое испытывали некоторые ветераны и ветеранские защитники, было недолгим. Вскоре после этого Департамент по делам ветеранов объявил, что он заключил контракт с Институтом медицины (IOM) на проведение исследования посттравматического стрессового расстройства. Комитет рассмотрит и прокомментирует объективные меры, используемые при диагностике посттравматического стрессового расстройства, и известные факторы риска развития посттравматического стрессового расстройства. Он также «рассмотрит полезность и объективность критериев в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-IV) и прокомментирует валидность существующих инструментов скрининга и их прогностическую способность для точной диагностики.«Комитет также» рассмотрит литературу по различным методам лечения (включая фармакотерапию и психотерапию) и целям лечения для людей с посттравматическим стрессовым расстройством и прокомментирует прогноз людей с диагнозом посттравматическое стрессовое расстройство и существующие сопутствующие заболевания ». Некоторые ветераны-защитники выразили обеспокоенность тем, что это было просто скрытый метод уменьшения пособий для ветеранов, которые служили и в настоящее время служат в Ираке и Персидском заливе. С другой стороны, консервативные группы, такие как психиатр Салли Сател, которая связана с консервативным Американским институтом предпринимательства, говорят, что «подпольная сеть советует ветераны, куда пойти с наибольшим шансом быть объявленным инвалидом.«Институт недавно организовал встречу для обсуждения посттравматического стрессового расстройства среди ветеранов.

В то время как симптомы посттравматического стрессового расстройства были обнаружены у ветеранов боевых действий после многих исторических конфликтов, современное понимание этого состояния восходит к 1980-м годам. Зарегистрированные OEF / OIF случаи боевых посттравматических стрессовых расстройств в настоящее время собираются в хронике посттравматических стрессовых расстройств ePluribus Media.

ПТСР обычно ассоциируется с травмами, такими как насильственные преступления, изнасилование и военный опыт. Однако растет число сообщений о посттравматическом стрессе среди выживших после рака и их родственников (Smith 1999, Kangas 2002).Большинство исследований посвящено выжившим после рака груди (Green 1998, Cordova 2000, Amir & Ramati 2002) и рака у детей и их родителей (Landolt 1998, Stuber 1998) и показывают показатели распространенности от 5 до 20%. Характерные симптомы навязчивости и избегания были описаны у онкологических больных с травматическими воспоминаниями о травмах, лечении и смерти (Brewin 1998). До сих пор нет единого мнения о том, действительно ли травмы, связанные с различными стрессовыми событиями, связанными с диагностикой и лечением рака, квалифицируются как стрессоры посттравматического стресса (Green 1998).Рак как травма многогранен, включает в себя множество событий, которые могут вызвать дистресс, и, как и битва, часто характеризуется большой продолжительностью с возможностью рецидива и различной непосредственной угрозой для жизни (Smith 1999).

Раннее вмешательство после травматического инцидента, известное как управление стрессом в критическом инциденте (CISM), часто используется для уменьшения травматических последствий инцидента и потенциально предотвращения полномасштабного посттравматического стрессового расстройства. Однако недавние исследования CISM, по-видимому, указывают на ятрогенные эффекты (Carlier, Lamberts, van Uchelen & Gersons 1998) (Mayou, Ehlers & Hobbs 2000).

Было предложено множество методов лечения посттравматического стрессового расстройства. Наиболее изученным (немедицинским) психотерапевтическим методом, специально предназначенным для лечения посттравматического стрессового расстройства, является десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR) (Devilly & Spence, 1999] «Относительная эффективность и лечебный дистресс EMDR и протокол лечения когнитивно-поведенческой травмы. в улучшении посттравматического стрессового расстройства ». Journal of Anxiety Disorders , 13 , 131–157.. Снижение травматических происшествий — еще один, более противоречивый целевой метод лечения.

Также часто используются методы лечения, основанные на отношениях. Джонсон, С. (2002). Эмоционально ориентированная терапия пар с выжившими после травм. Нью-Йорк: Гилфорд, это один из примеров. Эти и другие подходы, такие как диадическая психотерапия развития [2] [3] , используют теорию привязанности и модель лечения привязанности. Лечение сложной травмы часто требует многомодального подхода.

Посттравматическое стрессовое расстройство обычно лечат с помощью комбинации психотерапии (популярны когнитивно-поведенческая терапия, групповая терапия и экспозиционная терапия) и психотропной лекарственной терапии (антидепрессанты или атипичные антипсихотики, e.грамм. торговые марки, такие как Прозак (флуоксетин), Эффексор (венлафаксин), Золофт (сертралин), Ремерон (миртазапин), Зипрекса (оланзапин) или Сероквель (кветиапин). Согласно некоторым исследованиям, наиболее эффективным психотерапевтическим лечением посттравматического стрессового расстройства является десенсибилизация движением глаз и обработка (EMDR) q.v. (см. http://www.emdr.com/efficacy.htm). Разговорная терапия может оказаться полезной, но только постольку, поскольку индивидуальный больной способен смириться с перенесенной травмой и успешно интегрировать переживания таким образом, чтобы не повредить психику.Forbes и др. (2001) [4] показали, что метод «переписывания» содержания кошмаров посредством репетиции образов таким образом, чтобы они имели разрешение, может не только уменьшить кошмары, но и другие симптомы. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) недавно одобрило клинический протокол, который сочетает прием препарата МДМА («экстази») с сеансами разговорной терапии. [3]

Базовое консультирование по поводу посттравматического стрессового расстройства включает в себя ознакомление с состоянием и обеспечение безопасности и поддержки (Foa 1997).Когнитивная терапия показывает хорошие результаты (Resick 2002), а групповая терапия может быть полезной для уменьшения изоляции и стигмы (Foy 2002).

Доктор Ян Бастиаанс из Нидерландов разработал форму психоделической психотерапии с использованием ЛСД, с помощью которой он успешно лечил переживших концлагерь, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством. [4]

ПТСР часто сопутствует другим психическим расстройствам, таким как депрессия и злоупотребление психоактивными веществами. В настоящее время изучается вопрос о включении комплексного посттравматического стресса в редакцию DSM-IV-TR 2006 года.Это вариант посттравматического стрессового расстройства, который включает в себя прорыв черт пограничной личности.

Джеймс Макгоу — пионер нейробиологии обучения и памяти. Он руководит Центром нейробиологии обучения и памяти Калифорнийского университета в Ирвине.

В течение нескольких десятилетий он провел множество экспериментов на животных и людях, чтобы понять процессы, связанные с консолидацией памяти. Он твердо верит в работу, проводимую для помощи людям, страдающим посттравматическим стрессовым расстройством.

Событие становится сильным воспоминанием, травмирующим воспоминанием, когда эмоции высоки, объясняет он. Эти эмоции вызывают выброс гормонов стресса, таких как адреналин, которые действуют на область мозга, называемую миндалевидным телом, и память сохраняется или «консолидируется», объясняет Макгоу.

Текущие исследования были сосредоточены на препарате пропранолол, который обычно назначают при сердечных заболеваниях, поскольку он помогает сердцу расслабиться, снижает высокое кровяное давление и предотвращает сердечные приступы.«Сотни тысяч, миллионы людей сейчас принимают это лекарство от сердечных заболеваний», — говорит он WebMD. «Мы не говорим о каком-то экзотическом веществе».

Исследования показали, что «если мы дадим лекарство, которое блокирует действие одного гормона стресса, адреналина, память о травме притупляется», — говорит он.

Наркотик не может заставить кого-то забыть событие, говорит Макгоу. «Препарат не удаляет память — он просто делает ее более нормальной. Он предотвращает развитие чрезмерно сильной памяти, которая не дает вам спать по ночам.Препарат выполняет то же действие, что и наша гормональная система, — регулирует память за счет действия гормонов. Мы удаляем лишние гормоны ». [5]

Дополнительные материалы — Книги [править | править источник]

  1. Дэвид Сэтчер и др. (1999). «Глава 4.2» Психическое здоровье: отчет главного хирурга .
  2. ↑ Becker-Weidman, A., & Shell, D., (Eds.) (2005) Создание емкости для приложения , Wood ‘N’ Barnes, OK.ISBN 1-885473-72-9
  3. ↑ Becker-Weidman, A., (2006). Лечение детей с расстройствами привязанности к травмам: диадическая психотерапия развития, журнал социальной работы детей и подростков. Vol. 13 # 1, апрель 2006 г.
  4. ↑ Forbes, D. et al. (2001) «Краткий отчет: лечение связанных с боем кошмаров с использованием репетиции образов: пилотное исследование», Journal of Traumatic Stress 14 (2): 433-442

Дополнительные материалы — Статьи [редактировать | править источник]

  • Vermetten, E., И Бремнер, Дж. Д. (2003). Обоняние как травматическое напоминание при посттравматическом стрессовом расстройстве: отчеты о случаях и обзор. Журнал клинической психиатрии, 64, 202-207.

Instructions_for_archiving_academic_and_professional_materials

Посттравматическое стрессовое расстройство: учебные материалы

  • PTSD: слайды лекций
  • PTSD: Конспект лекций
  • PTSD: Раздаточные материалы лекций
  • PTSD: Мультимедийные материалы
  • PTSD: Другие академические вспомогательные материалы
  • ПТСР: анонимные вымышленные примеры для обучения

Страница не найдена — Clinton County Daily News

Размещено: 24 марта 2021 г.,

Дженис Кэрол Велти, 70 лет, из сельской местности Франкфурта, умерла 23 марта 2021 года в I.Больница U. Methodist, Индианаполис, Индиана. Она родилась 17 июля 1950 года в Индианаполисе, штат Индиана, в семье Овелла В. и Лилли Р. (Ки) Калверт. Она вышла замуж за Виктора Кента Велти 18 октября 1969 года, и он выжил. Дженис была выпускницей средней школы Россвилля в 1968 году…

Подробнее →

Размещено: 23 марта 2021 г.,

62-летняя Карен Сью Кейси из Ливана скончалась в четверг 18 марта 2021 года в больнице Уитхэм Мемориал в Ливане.Она родилась 14 октября 1958 года во Франкфурте, дочери покойного Мориса К. и Доннабель (Кингери) Чемберлен. Она вышла замуж за Джеймса Кейси 31 декабря 1990 года. Он выжил. Карен работала менеджером по запасным частям в…

Подробнее →

0 комментариев

Размещено: 22 марта 2021 г.,

Минни Джин Брамметт, 69 лет, из Франкфурта, умерла 20 марта 2021 года в I.U. Северная больница, Кармель, штат Индиана. Она родилась 1 апреля 1951 года в Индианаполисе, штат Индиана.Уильяму и Роуз (Буксир) Болдуин. Она вышла замуж за Эдварда М. Брамметта в 1968 году, и он умер до нее 7 июля 2003 года. Минни ходила в школу в Индианаполисе. Она работала…

Подробнее →

Размещено: 22 марта 2021 г.,

Рэндалл В. Биггс, 64 года из сельской местности Франкфурта, умер в 18:40. 21 марта 2021 года в своем доме. Он родился 8 июня 1956 года в Эвансвилле, штат Индиана, в семье Роберта К. и Вивиан М. (Пэджетт) Биггс. Рэндалл служил в U.С. Корпус морской пехоты. Он был владельцем-оператором табачной лавки Randy’s в Индианаполисе, а позже работал маркетологом…

Подробнее →

Размещено: 22 марта 2021 г.,

Отель Ф. «Скип» Уорд, 79 лет, из Монтичелло, скончался 21 марта 2021 года в своем доме. Он родился 2 марта 1942 года в Эвансвилле, штат Индиана, в семье Отеля Д. Уорда и Мэри Сью (Бритт) Хулак. Он женился на Беверли А. Дакворт 30 января 1975 года в Индианаполисе, и она выжила.Скип был выпускником средней школы в Эвансвилле-Боссе. Он…

Подробнее →

Что такое C-PTSD? — Красота после синяков

Почему существует c-ptsd?

Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство возникает в результате хронической травмы в течение месяцев или, чаще, лет. Это может включать эмоциональное, физическое и / или сексуальное насилие, насилие в семье, проживание в зоне боевых действий, содержание в плену, торговлю людьми и другие организованные группы жестокого обращения и многое другое. Хотя есть исключительные обстоятельства, когда у взрослых развивается C-посттравматическое стрессовое расстройство, чаще всего это наблюдается у тех, чья травма произошла в детстве.Для тех, кто старше, нахождение под полным контролем другого человека (часто неспособным удовлетворить свои самые основные потребности без них) в сочетании с отсутствием обозримого конца в поле зрения может разрушить психику, самоощущение выжившего и повлиять на него. на этом более глубоком уровне. Для тех, кто проходит через это в детстве, потому что мозг все еще развивается, и они только начинают узнавать, кто они как личности, понимать окружающий мир и строить свои первые отношения — тяжелая травма прерывает весь их ход. психологическое и неврологическое развитие.

Когда взрослый переживает травмирующее событие, у него есть больше инструментов, чтобы понять, что с ним происходит, свое место в качестве жертвы этой травмы, и они знают, что им следует искать поддержки, даже если они этого не хотят. Дети не обладают большинством этих навыков или даже способностью отделять себя от бессовестных действий другого человека. Психологические последствия и последствия этого для развития становятся сложными и связаны с тем, кем этот ребенок себя считает, создавая беспорядочную паутину основных убеждений, распутать которую труднее, чем воспоминания, кошмары и другие посттравматические симптомы, которые появляются позже.

Еще одна важная вещь, которую следует знать, это то, что травма детей, приводящая к C-PTSD (а также диссоциативным расстройствам), обычно глубоко межличностна в системе ухода за этим ребенком. Помимо травмирующих событий и обидчика, часто существует дополнительный компонент пренебрежения, горячих и холодных чувств со стороны основного опекуна или полного признания травмы недействительной, если ребенок все же пытается заговорить. Эти неорганизованные привязанности и смешанные сообщения от тех, кто должен обеспечивать любовь, комфорт и безопасность — и все это на периферии экстремальной травмы — могут создать еще более уникальную борьбу, с которой не всегда сталкиваются только страдающие посттравматическим стрессом.

Как выглядит c-ptsd?

Чтобы обозначить некоторые из этих отличительных проблем — как указано в предлагаемых комплексных критериях посттравматического стрессового расстройства — мы начнем с той, которая наиболее часто проявляется в повседневной жизни: регуляция эмоций . Выжившим со сложным посттравматическим стрессовым расстройством очень трудно справляться с эмоциями — переживать их, контролировать их, а для многих просто быть в состоянии их точно понять или обозначить. Многие испытывают неуправляемую или постоянную печаль, взрывной или недоступный гнев и / или мысли о самоубийстве.Они могут быть хронически оцепенелыми, не иметь должного аффекта в определенных ситуациях, быть не в состоянии отследить внезапные изменения эмоционального содержания или изо всех сил пытаться выровняться после сильного максимума / минимума. Также очень часто эти выжившие повторно переживают эмоции, вызванные травмой, навязчиво, особенно когда они срабатывают. Эти чувства часто несоразмерны текущей ситуации, но на они равны интенсивности того, что требовалось от них во время травмы, также известной как эмоциональное воспоминание.

Трудности с самовосприятием — еще одна фундаментальная борьба для переживших сложную травму, особенно потому, что развитие их личности было либо жестоко прервано, либо им манипулировали кем-то со скрытыми мотивами. В простейшей форме то, как они видят себя по сравнению с остальным миром, может сильно отличаться. Некоторым может казаться, что они несут или фактически воплощают в себе только стыд и постыдные поступки — что они «плохие». Другие считают себя принципиально беспомощными; их подвело так много людей, которые могли бы остановить свое насилие, но не сделали этого, так что «это должны быть только они».Многие считают себя ответственными за то, что с ними произошло, и, следовательно, недостойными доброты или любви, потому что «они сделали это с собой». И бесчисленное множество других могут чувствовать себя стигматизированными, полагать, что они не более чем их травма, беспокоиться, что они всегда мешают или обременяют, или они могут чувствовать, что они полностью и совершенно не похожи на кого-либо или что-то вокруг них — они чужие. Каким бы поразительным это ни было, все эти и многие другие чувства могут жить внутри человека, который вам кажется самым блестящим, компетентным, сильным и сострадательным человеком из всех, кого вы знаете.

Нарушения сознания также являются распространенной, а иногда и очень пугающей реальностью при сложном посттравматическом стрессе. Некоторые могут забыть травмирующие события (даже если они знали о них когда-то раньше), повторно пережить их навязчиво, вспомнить травмирующий материал в другом хронологическом порядке или другие мучительные переживания того, что называется диссоциацией. Диссоциация — это симптом, который существует в широком спектре, от безобидных мечтаний до временного «отстранения»; к более деструктивным эпизодам, когда вы чувствуете себя отключенным от своего тела или умственных процессов, чувствуете себя ненастоящим или теряете время; вплоть до наиболее серьезных, включая переключение между состояниями себя (или изменениями), как это видно в Диссоциативном расстройстве идентичности.Эпизоды упущенного времени могут варьироваться от нескольких минут до пары дней или даже больших отрезков времени в детстве. Большие промежутки времени обычно наблюдаются только при ДРИ, но пациенты с одним только посттравматическим стрессовым расстройством могут переносить « перебои в сознании », которые приводят к провалам в памяти, плохой памяти, полностью недоступному травмирующему материалу или, наоборот, к повторному переживанию. травмы против их воли (например, воспоминания, навязчивые образы, телесные воспоминания и т. д.)

Трудности во взаимоотношениях могут показаться естественным прогрессом, поскольку каждая из упомянутых выше областей может повлиять на плодотворность ваших отношений.Но эти проблемы выходят за рамки недостатка качества или богатства. Это больше относится к потенциалу выжившего чувствовать себя полностью изолированным от сверстников и даже не зная , как взаимодействовать, к укрывательству прямого отказа кому-либо доверять (или просто не понимая, почему они когда-либо должны), слишком легко доверять людям (включая тех, кто опасны из-за притупленного чувства тревоги), постоянно ищут спасителя или делают спасение, ищут друзей и партнеров, которые причиняют боль или оскорбляют, потому что это единственное, что кажется знакомым, или даже внезапно отказываются от отношений, которые идет хорошо по любому количеству причин.

Имея это в виду и зная больше о том, до какой глубины страдающие C-посттравматическим стрессовым расстройством борются со своим самовосприятием и межличностными отношениями, может быть легче сопереживать им по следующей категории, а именно:

Восприятие виновных . Это может быть одна из самых коварных битв для некоторых выживших с комплексным посттравматическим стрессовым расстройством — даже если это кажется кристально ясным для окружающих. Жертвы такой продолжительной травмы могут в конце концов сдаться, приняв полную власть над ними своего обидчика (ов), возможно, даже сохраняя эту веру, когда они «свободны». «Я всегда буду у них под контролем, они на все лады, они могут даже знать, что для меня лучше, чем я когда-либо». Другие могут чувствовать глубокую печаль или глубокую вину при одной мысли о том, чтобы оставить их — в том числе спустя долгое время после того, как они успешно ушли, если они были в состоянии. Некоторые могут оставаться потрясенными очаровательной стороной своего обидчика или теплой публичной персоной, которую все любят; может казаться действительно невозможным плохо думать о них. Многие постоянно стремятся к тому, чтобы обидчики просто любили их, желая их похвалы до зрелого возраста, работая рабами в своей личной жизни, чтобы они гордились.С другой стороны, есть другие, которые могут гневно зацикливаться на них, питая к ним только ненависть и пренебрежение до упорной горечи и / или мстительности. Некоторые могут даже вызвать желание отомстить . (Хотя следует четко отметить, что это не , все обычно делают это. Это больше о мыслях, чем о действиях.)

Многие выжившие могут иметь первичный, более поверхностный набор мыслей и чувства к их обидчикам, особенно когда их спрашивают.Они могут знать, что они «должны сказать» или «должны чувствовать», и затем последовать их примеру. Но полезно знать, что совокупность всех этих ответов может сосуществовать и часто сосуществует в одном человеке, колеблясь между крайностями под тем, что показывается миру или даже им самим. День за днем ​​и из года в год их чувства могут меняться — и — то, что выживший знает как истинное интеллектуально, по сравнению с тем, что он чувствует эмоционально, может оставаться неконгруэнтным в течение очень долгого времени.

«Система значений». Из множества хорошо наблюдаемых нарушений развития у людей с C-посттравматическим стрессовым расстройством, преодолеть которое многим труднее всего, даже с помощью терапии, мы надеемся предложить максимальную помощь и поддержку. Эта область и есть то, что называется «системой значений» ; область, которая после такой тяжелой травмы может ощущаться почти непоправимой. Этот критерий имеет в виду борьбу за сохранение какой-либо устойчивой веры или веры в то, что справедливость когда-либо будет служить опровержению этики и морали.Взгляды этих выживших на жизнь и мир в целом могут быть несправедливо искажены, и это вполне понятно.

Они могут сомневаться в том, что в мире есть доброта или доброта, которые не были бы эгоистичными. Они могут волноваться, что никогда не найдут прощения. Другие могут даже поверить, что они пришли в этот мир только для того, чтобы пострадать, поэтому для них не может быть ничего хорошего. Этот уровень безнадежности и отчаяния, а также эти большие значения, приписываемые их страданиям, могут сильно колебаться с течением времени.Может даже наступить несколько лет, когда все перестанет казаться таким безрадостным или как если бы они были обмануты для осмысленной жизни. Но по мере того, как в терапии обрабатывается все больше слоев травмы или на поверхность всплывают новые воспоминания, они могут снова бороться с этим, поскольку новые чувства бьют по разрушительной струне в их груди. Это обычное явление для многих выживших, и с каждым прыжком оно может иметь длительные последствия. Мы хотим быть здесь, чтобы помочь остановить эти глубокие колебания во тьме — делая все возможное, чтобы выжившие еще немного оставались на свету.Или, еще лучше, поддержите их, добавив немного этого света внутрь себя . Таким образом, даже если им нужно ненадолго спрятаться в темноте, свет никогда не покинет их навсегда. Мы все еще здесь.

~~

Следите за обновлениями, чтобы увидеть страницу о диссоциативных расстройствах! На данный момент эти две статьи, которые мы написали
, представляют собой отличное введение.
Здесь и здесь !

Что такое когнитивно-поведенческая терапия?

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это форма психологического лечения, которая продемонстрировала свою эффективность при решении ряда проблем, включая депрессию, тревожные расстройства, проблемы с употреблением алкоголя и наркотиков, семейные проблемы, расстройства пищевого поведения и тяжелые психические заболевания.Многочисленные исследования показывают, что КПТ приводит к значительному улучшению функционирования и качества жизни. Во многих исследованиях было продемонстрировано, что КПТ столь же или более эффективна, чем другие формы психологической терапии или психиатрических препаратов.

Важно подчеркнуть, что успехи в КПТ были достигнуты как на основе исследований, так и на основе клинической практики. Действительно, КПТ — это подход, в отношении которого имеется множество научных доказательств того, что разработанные методы действительно приводят к изменениям.Этим КПТ отличается от многих других форм психологического лечения.

CBT основан на нескольких основных принципах, в том числе:

  1. Психологические проблемы частично основаны на неправильном или бесполезном образе мышления.
  2. Психологические проблемы частично основаны на усвоенных моделях бесполезного поведения.
  3. Люди, страдающие психологическими проблемами, могут научиться лучше справляться с ними, тем самым облегчая симптомы и становясь более эффективными в своей жизни.

Лечение КПТ обычно включает в себя попытки изменить стереотипы мышления. Эти стратегии могут включать:

  • Научиться распознавать свои искажения в мышлении, которые создают проблемы, а затем переоценивать их в свете реальности.
  • Как лучше понять поведение и мотивацию других.
  • Использование навыков решения проблем, чтобы справиться с трудными ситуациями.
  • Научиться развивать чувство уверенности — это собственные способности.

КПТ-терапия также обычно включает в себя попытки изменить поведенческие модели. Эти стратегии могут включать:

  • Смотреть в лицо своим страхам вместо того, чтобы избегать их.
  • Использование ролевых игр для подготовки к потенциально проблемным взаимодействиям с другими.
  • Научиться успокаивать разум и расслаблять тело.

Не все CBT будут использовать все эти стратегии. Скорее, психолог и пациент / клиент работают вместе, в сотрудничестве, чтобы развить понимание проблемы и разработать стратегию лечения.

CBT делает упор на том, чтобы помочь людям научиться быть собственными терапевтами. С помощью упражнений во время сеанса, а также упражнений «домашнего задания» вне сеансов пациентам / клиентам помогают развить навыки совладания с ситуацией, благодаря которым они могут научиться изменять собственное мышление, проблемные эмоции и поведение.

КПТ-терапевты подчеркивают то, что происходит в текущей жизни человека, а не то, что привело к его трудностям. Определенный объем информации о своей истории необходим, но основное внимание уделяется продвижению вперед во времени, чтобы разработать более эффективные способы совладания с жизнью.

Комплекс ПТСД Пит Уокер Артикул

Примечание редактора. Ниже приводится адаптированный отрывок из последней книги Пита Уокера « Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство: от выживания к процветанию — руководство и карта для восстановления после детской травмы ». Для получения дополнительной информации о лечении сложного посттравматического стрессового расстройства (CPTSD) и управлении эмоциональными воспоминаниями прочитайте ранее опубликованную статью Пита Уокера здесь.

Расстройство привязанности и сложное посттравматическое стрессовое расстройство

Многие травматологи считают расстройство привязанности одним из ключевых симптомов сложного посттравматического стрессового расстройства.На психообразовательных этапах работы с травмированными клиентами я обычно описываю расстройство привязанности как результат взросления с опекунами, которые регулярно воспринимались как опасные. Они были опасны презрительным голосом или тяжелой рукой, или, что более коварно, опасны отдаленностью и безразличием.

Повторяющееся жестокое обращение и пренебрежение приучают детей жить в страхе и возбуждении симпатической нервной системы. Это делает их легко спускаемыми в смесь покинутости непреодолимого страха и стыда, которая смешивается с депрессивным чувством покинутости.

У ребенка с родителями, которые не могут или не желают обеспечить достаточно безопасную привязанность, нет никого, к кому он мог бы передать все свое развивающееся «я». Здесь нет никого для размышлений, проверки и руководства. Никто не находится в достаточной безопасности, чтобы обратиться за утешением или помощью в трудные времена. Не к кому оплакивать, протестовать против несправедливости и искать сочувствия за обиды, ошибки, несчастные случаи и предательства. Никто не в достаточной безопасности, чтобы сиять, «показывать и рассказывать» и быть предметом гордости.Некому даже практиковать важнейшие навыки разговора, способствующие установлению близости.

Перефразируя слова нескольких моих клиентов: «Говорить с мамой было все равно, что давать боеприпасы врагу. Все, что я сказал, могло быть использовано против меня. Неудивительно, что люди всегда говорят мне, что мне, кажется, нечего сказать за себя ».

Люди с расстройствами привязанности, вызванными CPTSD, никогда не приобретают коммуникативные навыки, которые порождают близость и чувство принадлежности.Когда дело доходит до отношений, они часто страдают из-за изнуряющей социальной тревожности и социальной фобии, когда они находятся в тяжелом конце континуума CPTSD.

Для многих клиентов мы — их первый законный шанс на безопасные и плодотворные отношения. Если мы недостаточно квалифицированы, чтобы создать уровень безопасности, необходимый им, чтобы начать долгий путь к развитию достаточно хорошего доверия, мы можем стать их последними.

Многие клиенты, которые проходят через мою дверь, никогда не имели достаточно безопасных отношений.Принуждение к повторению побуждает их бессознательно искать отношения во взрослом возрасте, которые травматически воспроизводят оскорбительную и / или отказную динамику их опекунов в детстве. Для многих таких клиентов мы — их первая законная попытка установления безопасных и плодотворных отношений. Если мы недостаточно квалифицированы, чтобы создать уровень безопасности, необходимый им, чтобы начать долгий путь к развитию достаточно хорошего доверия, мы можем стать их последними.

Таким образом, управление эмоциональными воспоминаниями становится более мощным, когда его обучают в контексте безопасных отношений.Клиенты должны чувствовать себя в достаточной безопасности со своим терапевтом, чтобы описать свое унижение и подавленность. В то же время терапевт должен быть достаточно заботливым, чтобы обеспечить сочувствие и спокойную поддержку, которых не хватало в раннем опыте клиента.

Не менее важно то, что терапевт должен уметь терпеть и терапевтически работать с внезапным испарением доверия, которое так характерно для CPTSD. У выживших после травмы нет переключателя «на» для доверия, хотя их «выключено» часто автоматически срабатывает во время воспоминаний.Во время терапии терапевт должен уметь работать над успокоением и восстановлением доверия снова и снова.

Терапевт должен уметь терпеть и работать терапевтически с внезапным испарением доверия, которое так характерно для CPTSD.

Я слышал слишком много разочаровывающих историй клиентов о прошлых терапевтах, которые злились на них из-за того, что они просто не захотели им доверять.

По мере того, как во мне созревает важность этого понимания, я все больше использую интерсубъективный или реляционный подход.Это означает, что я верю, что качество взаимоотношений клиентов со мной может обеспечить корректирующий эмоциональный опыт, который спасет их от обреченности на всю жизнь поверхностной связи или, что еще хуже, социальной изоляции и отчуждения.

Более того, я замечаю, что без развития хоть капельки доверия ко мне мои клиенты CPTSD серьезно ограничены в своей восприимчивости к моему руководству, а также к улучшающим эффектам моего сочувствия. В связи с этим я опишу четыре ключевых качества взаимоотношений, которые, как я считаю, необходимы для развития доверия и последующего исцеления отношений, которое может произойти из этого.Это сочувствие, подлинная уязвимость, диалогичность и совместное восстановление отношений.

1. Эмпатия

Раньше я полагал, что достоинства эмпатии — данность, но, к сожалению, я слышал слишком много историй о терапии, лишенной эмпатии. В связи с этим я просто скажу здесь, что, если мы жестко и не сочувствуем нашим клиентам, мы запускаем в них то же чувство опасности и покинутости, которое они испытывали со своими родителями.

С точки зрения определения мне особенно нравится утверждение Кохута: «Сочувствие включает в себя погружение себя в психологическое состояние другого человека посредством ощущения себя в опыте другого.

Когда я достаточно глубоко вникаю в переживания клиента, независимо от того, насколько поначалу это может показаться сбивающим с толку или несдержанным, я неизбежно нахожу в этом психологический смысл, особенно когда я распознаю его компоненты воспоминаний.

К сожалению, я слышал слишком много историй о терапии, лишенной сочувствия.

На самом деле, я могу честно сказать, что я никогда не встречал чувства или поведения, которые не имели бы смысла, если рассматривать их через призму переноса и травматологии.

Сочувствие, конечно же, углубляется через внимательное слушание и полное выявление опыта клиента, наряду с проверенными веками техниками отражения и перефразирования, которые показывают клиенту степень, в которой мы его понимаем.

Наблюдение за моими субъективными свободными ассоциациями часто усиливает мою эмпатическую настройку и способность отражать обратную связь с клиентом эмоционально точным и подтверждающим образом. Когда это уместно, я иногда делюсь с клиентом своими автобиографическими свободными ассоциациями, когда они эмоционально аналогичны. Я делаю это, чтобы дать ей понять, что действительно сочувствую тому, чем она делится.

Ниже приведен пример. Моя клиентка с большим смущением рассказывает мне, что все выходные она оставалась дома, потому что у нее на носу прыщик.Ей стыдно за прыщ и за свое «тщеславие» по этому поводу. Она стонет: «Как я могла быть такой глупой, чтобы позволить такой мелочи беспокоить меня?» Я вдруг вспомнил, как однажды отменил свидание, когда у меня был герпес. В то время я также потерялся в приступе ядовитого стыда. Я делюсь с ней этим, за исключением сегодняшнего стыда за это. Она плачет, а затем смеется с облегчением, когда ее стыд тает. Спустя несколько месяцев она говорит мне, что в этот момент ее доверие ко мне резко возросло. Рекомендации по разумному отношению к подобному самораскрытию будут обсуждаться ниже.

Из многих преимуществ сочувствия, пожалуй, самым большим является то, что оно моделирует и учит эмпатии, более известной как самопринятие. В той степени, в которой мы настраиваемся на весь опыт клиента и приветствуем его, в той же степени клиент может научиться приветствовать его в себе или себе.

2. Подлинная уязвимость

Подлинная уязвимость — это второе качество интимных отношений, которое часто начинается с эмоционального отклика на клиента. Я обнаружил, что эмоциональное отражение чувств клиента незаменимо в содействии развитию доверия и реальной близости в отношениях.

Эмоциональная рефлексия требует, чтобы терапевт сам был эмоционально уязвим и показал, что он тоже иногда злится, грустит, плохо и напуган. Моделирование уязвимости, как и эмпатия, демонстрирует клиенту ценность уязвимости и побуждает ее рисковать, пытаясь преодолеть собственную уязвимость.

Я пришел к пониманию терапевтической уязвимости на собственном горьком опыте из-за ее отсутствия в моей терапии с терапевтом, который принадлежал к старой школе «чистого экрана». Она была отстраненной, немногословной и чрезмерно сдержанной в своей приверженности психоаналитическому принципу «оптимального разочарования».«Терапия с ней была для меня контртерапевтической и усугубляла чувство стыда, поскольку мы воспроизводили динамику несовершенный ребенок / идеальный родитель.

Терапевтическое раскрытие эмоций
К счастью, в конце концов я понял, что у меня есть нерешенные проблемы с привязанностью, и нашел терапевта, который ценил использование ее собственного уязвимого и эмоционально аутентичного «я» в качестве инструмента в терапии. Ее вспыльчивое и своевременное эмоциональное самораскрытие помогло мне разрушить внешний вид непобедимости, который я построил в детстве, чтобы скрыть свою боль.Вот несколько примеров, которые оказались особенно полезными. «Боже, праздники могут быть ужасными». «Я тоже боюсь, когда веду уроки». «Мне так жаль. Я просто пропустил то, что ты сказал. Меня немного отвлекла тревога по поводу визита к стоматологу сегодня днем ​​». «Мне грустно, что твоя мать была так жестока с тобой». «Меня бесит, что над тобой так издевались родители».

Моделирование моего терапевта, что гнев, печаль, страх и депрессия — это эмоции, которые можно выразить здоровым образом, помогло мне отказаться от подавляющего боль эмоционального перфекционизма, в котором я погряз.

Моделирование моим терапевтом того, что гнев, печаль, страх и депрессия — это эмоции, которые можно выразить здоровым образом, помогло мне отказаться от подавляющего боль эмоционального перфекционизма, в котором я погряз. С ней я научился перестать хоронить свои чувства в надежде на то, что меня любят. Я отказался от своей философии перебранки и принял уязвимость как способ, наконец, сблизиться с людьми.

Мне нужно было такое моделирование, как и многим моим клиентам, чтобы избавиться от страха подвергнуться нападению, стыду или отказу из-за плохого самочувствия и дисфорических чувств.Чтобы отпустить мою сизифову спасительную фантазию о достижении постоянного счастья, мне нужно было испытать, что все менее блестящие части меня были приемлемы для другого человека. Видя, что ей комфортно и принятие своих собственных несчастных чувств, я, в конце концов, убедился, что мои на самом деле ей не противны.

Разумное использование терапевтом эмоционального самораскрытия помогает клиенту выбраться из скользкой, стыдливой ямы эмоционального перфекционизма. Вот несколько откровенных вещей, которые я говорю, чтобы побудить моих клиентов более эмоционально принимать себя.«Мне очень грустно из-за того, что с тобой случилось». «Я очень злюсь, что ты застрял в такой ужасной семье». «Когда я временно сбит с толку и не знаю, что сказать или сделать, я … «Когда у меня приступ стыда, я …» «Когда что-то вызывает у меня страх, я …» «Когда мой внутренний критик слишком остро реагирует, я напоминаю себе о концепции Винникотта, что мне нужно только быть« достаточно хорошим ». человек ».

Вот два примера эмоционального самораскрытия, которые являются основными инструментами моей терапевтической работы.Я неоднократно выражаю свое неподдельное возмущение тем, что выжившего научили ненавидеть себя. Со временем это часто пробуждает инстинкт выжившего, чтобы он тоже был возмущен этой пародией. Затем это дает ему возможность начать противостоять внутреннему критику. Это, в свою очередь, помогает ему эмоционально инвестировать в многоплановую работу по построению здоровой самоадвокации.

Кроме того, я также неоднократно с сочувствием и сочувствием отвечал на страдания выжившего. Со временем это обычно помогает пробудить в выздоровевшем способность сочувствовать самому себе.Затем она постепенно учится утешать себя, когда оказывается в воспоминаниях или в другой болезненной жизненной ситуации. Все реже и реже она поддается внутренней пытке ненависти к себе, разочарования и самоотречения.

Мои самые последовательные отзывы от прошлых клиентов заключаются в том, что подобные реакции — особенно те, которые нормализуют страх и депрессию — неизмеримо помогли им деконструировать свой перфекционизм и открыться самосостраданию и самопринятию.

Руководящие принципы самораскрытия
Какие руководящие принципы мы можем использовать, чтобы гарантировать, что наше самораскрытие будет разумным и терапевтическим? Я считаю, что следующие пять принципов помогают мне раскрыться терапевтически и избегать бессознательного обмена ради собственного нарциссического удовлетворения.

Во-первых, я экономно использую самораскрытие.

Во-вторых, мое раскрытие информации предлагается в первую очередь для продвижения матрицы безопасности и доверия в отношениях. В этом ключе моя уязвимость предлагается, чтобы нормализовать и осудить неумолимое экзистенциальное несовершенство человеческого состояния, например, мы все совершаем ошибки, страдаем болезненными чувствами, испытываем замешательство и т. Д.

Моя уязвимость предлагается для нормализации и устранения. стыдить неумолимое экзистенциальное несовершенство человеческого состояния.

В-третьих, я не делюсь уязвимостями, которые на данный момент являются необработанными и неинтегрированными.

В-четвертых, я никогда не раскрываюсь, чтобы проработать свои собственные «вещи» или удовлетворить свою нарциссическую потребность в словесной вентиляции или личном назидании.

В-пятых, хотя я могу разделить мою признательность или быть тронутым попыткой или предложением клиента сосредоточиться на моей уязвимости или устранить ее, я никогда не принимаю это предложение. Я мягко благодарю их за заботу, напоминаю им, что наша работа ориентирована на клиента, и сообщаю им, что у меня есть внешняя сеть поддержки.

Эмоциональное самораскрытие и обмен историей параллельной травмы
Поскольку многие из моих клиентов обращались ко мне за услугами после прочтения моей несколько автобиографической книги о выздоровлении из неблагополучной семьи, самораскрытие моей прошлой травмы иногда является спорным вопросом. Это состояние в то же время помогло мне осознать, насколько мощным может быть такое раскрытие в исцелении стыда и взращивании надежды.

Снова и снова клиенты рассказывали мне, что мои уязвимые и прагматичные истории прохождения через травмирующее насилие и пренебрежение моими родителями придают им смелость, чтобы пройти долгий трудный путь выздоровления.Но независимо от того, читал ли кто-нибудь мою книгу, я буду — с соответствующими клиентами — разумно и умеренно поделиться своим собственным опытом решения проблемы, которую они в настоящее время подняли. Я делаю это как для психологического просвещения, так и для моделирования того, как они могут решить свои собственные аналогичные проблемы.

Один из распространенных примеров звучит так: «Я тоже ненавижу воспоминания. Несмотря на то, что я получаю их гораздо меньше, чем когда я начинал эту работу, снова впадать в этот старый страх и стыд — это ужасно ».

Я также иногда говорю: «Я действительно отражаю ваше чувство безнадежности и бессилия вокруг внутреннего критика.На ранних этапах этой работы я часто чувствовал подавляющее разочарование. Казалось, что попытка уменьшить его на самом деле только усугубила ситуацию. Но теперь, после десяти тысяч повторений остановки мысли и исправления мысли, мой критик стал лишь тенью своего прежнего «я» ».

Последний пример касается чисто эмоционального самораскрытия. Когда клиент устно рассказывает о своем горестном переживании, я иногда позволяю слезам навернуться на глаза в искреннем сочувствии их боли. Когда мой самый полезный терапевт впервые сделал это со мной, я испытала качественный скачок в моем доверии к ней.

3. Диалогичность

Диалогичность возникает, когда два разговаривающих человека плавно и взаимозаменяемо перемещаются между разговором (аспект здорового нарциссизма) и слушанием (аспект здоровой взаимозависимости). Такие взаимные взаимодействия предотвращают поляризацию любого человека в сторону дисфункционального нарциссического или созависимого типа отношений.

Диалогичность заряжает энергией обоих участников разговора. Диалогические отношения контрастируют с монологической кражей энергии, которая характеризует взаимодействия, при которых нарцисс патологически использует защиту слушания созависимого.Многие люди отзываются о моем наблюдении, что, слушая монолог нарцисса, кажется, что он истощает их энергию.

Я настолько осознал эту динамику, что в новой социальной ситуации внезапное чувство усталости часто предупреждает меня, что я разговариваю с нарциссом.

В новой социальной ситуации внезапное чувство усталости часто предупреждает меня, что я разговариваю с нарциссом.

Как отличается от того возвышения, которое я ощущаю в себе и моем собеседнике в поистине взаимном обмене.Опять же, мне интересно, участвуют ли в этом зеркальные нейроны.

На днях я был потрясен, просматривая каталог товаров для дома, чтобы увидеть выставленный на продажу набор кофейных чашек с прозвищами «Назначенный говорящий» и «Назначенный слушатель». Мы с женой задумались над этим несколько минут и выдвинули гипотезу, что эти кружки создал нарцисс. Мы вообразили, что можем увидеть нарциссов, которые приказывают им преподносить их своим любимым звуковым доскам в качестве рождественских подарков.

В терапии диалогичность развивается из командного подхода — совместного мозгового штурма по поводу проблем и опасений клиента.Такой подход культивирует полное исследование амбивалентностей, конфликтов и других жизненных трудностей.

Диалогичность усиливается, когда терапевт предлагает обратную связь, исходя из позиции «возьми или оставь это». Диалогичность также предполагает уважительное взаимопонимание. Это резко контрастирует с нейтральностью и воздержанием пустого экрана традиционной психоаналитической терапии, которая слишком часто воспроизводит вербальное и эмоциональное пренебрежение детством.

Диалогичность резко контрастирует с нейтральностью пустого экрана и воздержанием от традиционной психоаналитической терапии, которая слишком часто воспроизводит вербальное и эмоциональное пренебрежение в детстве.

Я считаю, что воздержание обычно вызывает у клиента чувство покинутости, которое побуждает его отступать к «безопасному» поверхностному раскрытию, постоянно растущей немоте и / или раннему уходу от терапии.

Удовлетворение здоровых нарциссических потребностей
При всем вышесказанном, обширная диалогичность часто неуместна на ранних стадиях терапии. Это особенно верно, когда нормальные нарциссические потребности клиента никогда не были удовлетворены и остаются задержанными в развитии.В таких случаях клиентов необходимо внимательно выслушать. Им необходимо раскрыть посредством спонтанного самовыражения природу своих собственных чувств, потребностей, предпочтений и взглядов.

Для тех выживших, чье самовыражение было особенно подавлено их опекунами, сосредоточенное на себе вербальное исследование обычно должно быть доминирующим видом деятельности в течение длительного времени. Без этого несформированному здоровому эго нет места для роста и освобождения от критика. Здоровое самоощущение клиента остается в плену гегемонии огромного суперэго.

Однако это не означает, что клиент получает выгоду, когда терапевт уходит в чрезвычайно поляризованное слушание. Наибольшую пользу уже на первом сеансе можно получить от того, чтобы услышать от терапевта что-то реальное или «личное». Это помогает преодолеть потенциал, вызывающий чувство стыда, который возникает в динамике «Один видимый (клиент) / Один невидимый (терапевт)».

Когда один человек уязвим, а другой нет, у стыда есть огромная вселенная, в которой он может расти.

Когда один человек уязвим, а другой нет, у стыда есть огромная вселенная, в которой он может расти.Это также создает для клиента возможность застрять, вернувшись в детство, когда уязвимый ребенок снова и снова отвергался, казалось бы, неуязвимым родителем. Следовательно, многие из моих коллег считают групповую терапию особенно действенной для исцеления стыда, потому что она исправляет этот дисбаланс, создавая среду, в которой не один человек рискует оказаться уязвимым.

В этой связи интересно отметить большой опрос терапевтов из Калифорнии, проведенный около пятнадцати лет назад.Опрос был посвящен их предпочтениям в терапии, и более девяноста процентов подчеркнули, что им нужен не терапевт с пустым экраном, а тот, который время от времени высказывает свое мнение и совет.

В течение двадцати пяти лет я регулярно спрашивал клиентов на первом сеансе: «Основываясь на вашем предыдущем опыте терапии, что бы вы хотели сделать в нашей совместной работе; и чего ты не хочешь? » Как часто клиенты аналогичным образом отзываются о терапевтах в опросе!

Более того, следующий наиболее частый ответ, который я получаю, — это то, что мне не нужен терапевт, который все говорит.Более чем немногие использовали точную фразу: «Я не мог сказать ни слова по бокам!»

Как бы я хотел, чтобы наши квалификационные тесты могли выявлять и дисквалифицировать нарциссов, которые получают лицензию, а затем превращать своих уже созависимых клиентов в звуковые доски.

Как бы я хотел, чтобы наши квалификационные тесты могли выявлять и дисквалифицировать нарциссов, которые получают лицензию, а затем превращать своих уже созависимых клиентов в звуковые доски. Это темная обратная полярность терапевта с пустым экраном.

Психологическое образование как часть диалогичности
Опыт научил меня, что клиенты, пережившие детские травмы, обычно получают пользу от психообразования по поводу сложного посттравматического стрессового расстройства. Когда клиенты понимают всю картину выздоровления от CPTSD, они становятся более мотивированными к участию в практике самопомощи при выздоровлении. Это также увеличивает их общую надежду и общую вовлеченность в терапевтический процесс. Иногда я задаюсь вопросом, был ли рост популярности коучинга реакцией на различные традиционные формы терапевтического пренебрежения.

Одна из наихудших форм терапевтического пренебрежения возникает, когда терапевт не замечает или не оспаривает непрекращающиеся, ненавидящие себя диатрибы клиента. Я считаю, что это сродни молчаливому одобрению внутреннего критика и молчаливому сговору с ним.

Возможно, воздержание от лечения и воздержание происходит из-за синдрома отсутствия отца, от которого страдает так много западных семей. Возможно, традиционная психотерапия переоценивает материнские принципы слушания и безусловной любви и пренебрегает отцовскими принципами поощрения и руководства, на которых специализируется коучинг.

Слишком много коучинга, конечно, так же контртерапия и несбалансированное, как и слишком много слушания. Это может помешать процессу самоисследования и самопознания клиента, как описано выше. В худшем случае это может заманить терапевта в нарциссическую ловушку влюбиться в звук собственного голоса.

В лучшем случае коучинг — это незаменимый терапевтический инструмент. Подобно тому, как для воспитания уравновешенного ребенка требуются отцовство и материнство, так и принципы материнства и отцовства необходимы для преодоления задержек в развитии клиента, лишенного привязанности.

Опытный терапевт ценит оба и интуитивно колеблется между ними, в зависимости от потребностей развития клиента в данный момент. Иногда мы руководствуемся психообразованием, терапевтическим самораскрытием и активным позитивным замечанием, и в большинстве случаев мы восприимчиво поддерживаем развивающуюся практику клиента по ее собственному спонтанно возникающему самовыражению и вербальной вентиляции.

Еще раз, я считаю, что на ранней стадии терапии и на многих последующих стадиях терапии, как правило, должен преобладать последний процесс.В этом ключе, я бы предположил, что в ходе большинства терапий, которые я провожу, я слушаю около девяноста процентов времени.

Наконец, я часто замечаю, что последняя фаза терапии часто характеризуется усилением диалогичности — более сбалансированной плавностью разговора и слушания. Эта разговорная взаимность — ключевая характеристика здоровой близости. Более того, когда терапия успешна, прогресс во взаимности начинает служить клиенту в создании более здоровых отношений с внешним миром.

Диалогичность и 4F (Борьба / Полет / Заморозка / Олень)
Из-за того, что в более поздних отношениях из-за того, что дети отказались от них, и принуждения к повторению, многие типы 4F «умирают», чтобы быть услышанными. Однако разные типы значительно различаются по своим диалогическим потребностям в ходе терапии.

Олень / созависимый тип, который выжил в детстве, став родительской декой или плечом, на котором можно плакать, может использовать свою защиту на слух, чтобы побудить терапевта слишком много говорить.Своей убедительной защитой она может даже побудить неосторожного терапевта к самовлюбленному монологу.

Замораживающий / диссоциативный тип, который рано научился искать безопасности в маскировке тишины, часто нуждается в сильной поддержке, чтобы обнаружить и рассказать о своем внутреннем опыте. Психологическое образование может помочь ему понять, что его здоровая нарциссическая потребность в самовыражении никогда не развивалась в его семье.

Более того, замораживающие типы могут легко потеряться в поверхностных и едва уместных свободных ассоциациях, поскольку им сложно научиться говорить о себе.Это, конечно, нужно приветствовать в течение некоторого времени, но в конечном итоге мы должны помочь ему увидеть, что его полеты фантазии или бесконечные разработки сновидений в первую очередь являются проявлениями его диссоциативной защиты.

Замирающим типам необходимо усвоить, что эмоционально оторванный разговор — это старая детская привычка, которая была выработана для того, чтобы сохранять жизнерадостность, не поддаваясь эмоциональной боли.

Типы «замирания» должны усвоить, что эмоционально оторванный разговор — это старая детская привычка, которая была выработана для того, чтобы сохранять жизнерадостность, не поддаваясь эмоциональной боли.Из-за этого мы должны постоянно направлять их к их чувствам, чтобы они могли научиться выражать свои самые важные проблемы.

Драко-нарциссический тип, который часто попадает в терапию, привыкший к тому, чтобы стоять в суде, обычно избегает настоящей близости с помощью своей говорящей защиты. На самом деле терапия может быть контрпродуктивной для этих людей, поскольку месяцы или годы непрерывного монолога на сеансах обостряют их чувство собственного достоинства. Обеспечивая постоянную диету, состоящую из непрерывного слушания, терапевт усиливает разрушающую близость защиту от чрезмерно контролируемых разговоров.Рано или поздно мы должны включиться в отношения, чтобы помочь им научиться слушать.

Когда я пишу это, я вспоминаю Гарри из моей стажировки, чья крошечная способность слушать свою жену испарилась, когда мои пятьдесят минут непрерывного прослушивания стали его новой нормой и ожиданием в отношениях. Я почувствовал себя виноватым, когда узнал об этом, слушая записанное сообщение его жены о том, как терапия делает его еще более невыносимым. Однако несколько лет спустя я почувствовал облегчение, когда другой клиент сказал мне, что жена Гарри в конце концов почувствовала себя счастливой из-за этого «терапевтического» изменения.Повышенная эгоистичность мужа была для нее последней каплей, и в конце концов она с большим облегчением отказалась от него.

Психотерапевт, которая сама принадлежит к оленевому типу, может прятаться, выслушивая и вызывая защиту, чтобы избежать пугающей работы по постепенному внедрению себя в отношения и подталкиванию их к диалогичности.

Психотерапевт, сама принадлежащая к оленевому типу, может прятаться, выслушивая и вызывая защиту, чтобы избежать пугающей работы по постепенному внедрению себя в отношения и подталкиванию их к диалогичности.Если мы не подтолкнем клиента к взаимодействию, восстановления не будет.

Полетный / обсессивно-компульсивный тип иногда более диалогичен, чем другие типы. Однако, как и тип замораживания, он может зацикливаться на «безопасных» абстрактных проблемах, которые совершенно удалены от его более глубоких проблем. Следовательно, терапевт должен направить его в его более глубокие, эмоционально обоснованные проблемы, чтобы помочь ему научиться диалогичности, усиливающей интимность. В противном случае летучий тип может застрять и барахтаться в навязчивой персеверации из-за поверхностных тревог, которые являются не более чем диссоциацией левого полушария мозга от подавляемой им боли.

Здесь важно отметить, что все типы 4F используют диссоциативные процессы левого или правого полушария, чтобы не переживать и не горевать о своих детских потерях. По мере установления диалогичности ее можно направить на то, чтобы помочь им раскрыть, а также словесно и эмоционально излить их невыносимые обиды.

4. Восстановление отношений сотрудничества

Восстановление отношений сотрудничества — это процесс, посредством которого отношения восстанавливаются и сближаются после успешного разрешения конфликта. Несоответствия и периоды разочарования присущи всем сущностным отношениям.Нам всем нужно изучить процесс восстановления близости, когда разногласия временно нарушают наше чувство безопасности на связи.

Я считаю, что большинство людей, если они задумываются над этим, понимают, что их лучшие друзья — это те, с кем у них был конфликт и они нашли способ разрешить его.

Я считаю, что большинство людей, если они задумаются об этом, понимают, что их лучшие друзья — это те, с кем у них был конфликт и они нашли способ разрешить его. Как только дружба переживает болезненную неудачу, это обычно означает, что она прошла стадию отношений с друзьями в хорошую погоду.

Синхронно с написанием этого раздела мой сын неожиданно попал в конфликт в школе. Во время перемены в третьем классе двое его хороших друзей, что тоже нехарактерно, начали дразнить его, а когда они не останавливались, он толкал каждого из них. Это принесло всем им поездку в кабинет директора. Директор — строгая, но исключительно мудрая и добрая женщина. Преступление моего сына, заключающееся в применении физической силы для разрешения конфликта, было признано самым серьезным нарушением школьной политики, но его друзья также понесли ответственность за свою часть и прочитали поучительную лекцию о насмешках.

Мой сын, не привыкший к неприятностям, хорошо плакал из-за всего этого. Затем он согласился, что однодневная потеря перерыва и написание писем с извинениями своим друзьям были справедливыми последствиями. Два дня спустя я спросил его, как сейчас обстоят дела между ним и двумя друзьями. С удивлением и восторгом он сказал мне: «Папа, это действительно смешно. Теперь мне кажется, что мы стали еще лучшими друзьями, чем были раньше ».

Восстановление раппорта, вероятно, является наиболее трансформирующим процессом построения близости, который может смоделировать терапевт.Я веду этот процесс с точки зрения признания того, что обычно существует взаимный вклад в любое рассогласование или конфликт. Следовательно, для восстановления взаимопонимания обычно требуется взаимоуважительный диалогический процесс.

Исключения составляют козлы отпущения и расстройства, спровоцированные запугиванием нарцисса. В таких ситуациях виноваты только они. Меня часто огорчают созависимые клиенты, которые извиняются перед своими издевательствами над родителями, как если бы они заставляли их оскорблять их.

В более обычных случаях неправильной настройки я часто начинаю процесс восстановления с двух последовательных вмешательств. Во-первых, я идентифицирую несоответствие (например, «Я думаю, что, возможно, неправильно вас понял»). И, во-вторых, я затем моделирую уязвимость, описывая то, что, по моему мнению, могло бы быть моим вкладом в разрыв.

Сокращенные примеры этого: «Я думаю, что, возможно, я просто немного проповедовал… или устал… или невнимателен… или нетерпелив… или спровоцирован моим собственным переносом». Участие в конфликте подтверждает нормальность разочарования в отношениях и искусство дружеского разрешения.

Принятие на себя ответственности за свою роль в недопонимании также помогает разрушить внешнее критическое убеждение клиента в том, что отношения должны быть идеальными.

Принятие на себя ответственности за свою роль в недопонимании помогает разрушить внешнее критическое убеждение клиента в том, что отношения должны быть идеальными.

В то же время он моделирует конструктивный подход к разрешению конфликтов и со временем побуждает большинство клиентов проявлять интерес к изучению своего вклада в конфликт.Это становится бесценным навыком, который они затем могут применить в своих внешних отношениях.

Как и следовало ожидать, типы драки с наименьшей вероятностью из 4F будут сотрудничать и владеть своей стороной улицы в случае несоответствия. По этой причине в традиционном психоанализе долгое время считались неприемлемыми для лечения типы экстремальных боев, например, с диагнозом нарциссическое расстройство личности.

С менее экстремальными типами боя мне иногда удается психологически обучить их тому, как они учатся контролировать свою защиту.Отсюда я пытаюсь помочь им увидеть, сколько они платят за такой контроль. Вверху списка дебетов стоит интимное голодание. Сознательно или нет, они жаждут человеческого тепла и не получают его от тех, кого контролируют. Жертвы драки слишком боятся их, чтобы достаточно расслабиться, чтобы вызвать по-настоящему теплые чувства.

Наконец, я считаю, что одна из наиболее частых причин преждевременного ухода клиентов — это постепенное накопление неудовлетворенности, о которых они не чувствуют себя в достаточной безопасности, чтобы говорить о них или говорить о них.Как это печально, что всевозможные многообещающие отношения увядают и умирают из-за неспособности человека или пары безопасно справиться с разногласиями и конфликтами.

Заработанная безопасная привязанность
В терапии клиенты получают максимальную отдачу от сеанса, научившись оставаться в межличностном контакте во время общения, исходя из своей эмоциональной боли. Это постепенно показывает им, что они приемлемы и полезны независимо от того, что они чувствуют и переживают.

По мере того, как выжившие глубже осознают, что их воспоминания — это нормальная реакция на ненормальные условия детства, их стыд начинает таять.Это уменьшает их страх оказаться неполноценным. В свою очередь, их привычки изолировать или отталкивать других во время воспоминаний уменьшаются.

Надежное прикрепление — это недавно признанная категория здорового прикрепления. Многие терапевты считают, что эффективное лечение может помочь выжившему «заработать» хотя бы одно по-настоящему интимное отношение. Хорошей терапией могут быть отношения, моделирующие близость. Это способствует нашему обучению и практике установления близости. Ваша связь с терапевтом может стать переходной, заслуженной надежной привязанностью.Это, в свою очередь, может привести к достижению заслуженной надежной привязанности вне терапии. Я неоднократно видел этот результат у своих самых успешных клиентов, и я с благодарностью сообщаю, что мой последний опыт моей собственной терапии привел меня к этой награде.

и копия 2014 г., Пит Уокер

Пит Уокер, магистр психотерапии

Пит Уокер — лицензированный психотерапевт, MFC 25210, со степенью в области социальной работы и психологического консультирования.Он «врач общей практики», имеющий частную практику в Беркли, Калифорния, в безмятежном районе отеля Клермонт. Он работал консультантом, лектором, писателем и руководителем группы в течение тридцати пяти лет, а также в качестве супервизора и консультанта других терапевтов в течение 20 лет.

Пит специализируется на помощи взрослым, которые были травмированы в детстве, особенно тем, чье неоднократное подвергание жестокому обращению и / или пренебрежению оставило их с симптомы сложного посттравматического стрессового расстройства [Cptsd].

Самая популярная книга Пита, Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство: от выживания к процветанию теперь также является аудиокнигой . Это логическое продолжение и развитие работы, представленной на этом сайте и в его первой книге. Он глубоко исследует причины Cptsd, которые варьируются от серьезного пренебрежения до чудовищного злоупотребления. Многие выжившие из травмированных семей выросли в домах, которые не были домами — в семьях, которые были столь же лишены любви, как приюты, а иногда и опасны.

Комплексное посттравматическое стрессовое расстройство: от выживания к процветанию — это исчерпывающее, удобное в использовании руководство по самопомощи по выздоровлению от давних последствий детской травмы. Это обзор задач восстановления и освещение серебряных накладок, которые могут возникнуть в результате эффективных восстановительных работ. Он содержит множество практических инструментов и методов восстановления после Cptsd. Это также обильно иллюстрировано примерами его собственного и чужого пути выздоровления.

Комплексный ПТСР: от выживания к процветанию теперь доступен на испанском , немецком и китайском .

Для Испанский:
https://www.amazon.com/s?k=TEP+COMPLEJO%3A+De+Sobrevivir+a+Prosperar&ref=nb_sb_noss

Для Немецкий:
https: // www .amazon.com / s? k = Posttraumatische + Belastungsst% C3% B6rungand & ref = nb_sb_noss

Для Китайский:
https://www.books.com.tw/products/0010847508?loc=P_0005_002 Русский и португальский

переводы должны быть доступны к концу 2020 г.

Первая книга Пита, Дао полного переживания: извлечение прощения из вины , теперь также является аудиокнигой .Многие терапевты и клиенты приветствовали его как мощный, сострадательный и прагматичный инструмент для руководства выздоровлением. Элис Миллер, автор книги Драма одаренного ребенка , писала: «Пит Уокер написал книгу о собственном выздоровлении от эмоционального оцепенения. Автор со всей страстью исследует роль эмоций в жизни человека. не только трогательный, честный рассказ, но и информативное руководство для людей, которые хотят лучше понять свои скрытые чувства.Хорошо объясненная Уокером концепция «возрождения» поможет им пройти этот увлекательный процесс безопасным и защищенным способом ».

Новая книга Пита, Усадьба в спокойном глазу бури: терапевт ведет свой CPTSD , является сопутствующей книгой к его книге COMPLEX PTSD . Это мемуары о его пути выздоровления, написанные в более игривом и легком для чтения стиле, чем другие его книги. Он проницателен и юмористичен и относительно свободен от психологического жаргона.

В части I из Усадьба в спокойном глазу бури Пит сбегает из своей неблагополучной семьи и рюкзаков по всему миру в поисках счастья, при этом бессознательно спасаясь от своих страданий. Во второй части он блуждает по джунглям психологической теории и техники и переключает свое внимание с глобального авантюриста на исследователя внутреннего мира. Постепенно, с течением времени его страх уменьшается, его ядовитый стыд тает, а душевное спокойствие становится его пробным камнем. Его психика постепенно восстанавливается, поскольку его способность к самодовольству, заботе о себе и самозащите постоянно растет.

Наконец, он ломает привычный образ влечения к болезненным отношениям, которые отражают его опыт общения с родителями. Это, в свою очередь, позволяет ему найти ряд действительно интимных и утешительных отношений.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *