Шкала одиночества: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Шкала одиночества

Опросник предложен тремя авторами — Д. Расселом, Л. Пепло, М. Фергюсоном
Цель. Исследование уровня субъективного ощущения человеком своего одиночества. Выявляемое состояние одиночества может быть связано с тревожностью, социальной изоляцией, депрессией, скукой. Необходимо различать одиночество как состояние вынужденной изоляции и как стремление к одиночеству, потребность в нем.

ШКАЛА ОДИНОЧЕСТВА, или Как вы себя чувствуете в этой жизни?
Опросник предложен тремя авторами — Д. Расселом, Л. Пепло, М. Фергюсоном
Цель. Исследование уровня субъективного ощущения человеком своего одиночества. Выявляемое состояние одиночества может быть связано с тревожностью, социальной изоляцией, депрессией, скукой. Необходимо различать одиночество как состояние вынужденной изоляции и как стремление к одиночеству, потребность в нем.
Текст опросника

Утверждения Часто Иногда Редко Никогда
1. Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку.


2. Мне не с кем поговорить.
3. Для меня невыносимо быть таким одиноким.
4. Мне не хватает общения.
5. Я чувствую, будто никто действительно не понимает меня.
6. Я застаю себя в ожидании, что люди позвонят или напишут мне.
7. Нет никого, к кому я мог бы обратиться.
8. Я сейчас больше ни с кем не близок.
9. Те, кто меня окружает, не разделяют мои интересы и идеи.
10. Я чувствую себя покинутым.
11. Я не способен раскрепощаться и общаться с теми, кто меня окружает.
12. Я чувствую себя совершенно одиноким.
13. Мои социальные отношения и связи поверхностны.
14. Я умираю по компании.
15. В действительности никто как следует не знает меня.
16. Я чувствую себя изолированным от других.
17. Я несчастен, будучи таким отверженным.
18. Мне трудно заводить друзей.
19. Я чувствую себя исключенным и изолированным другими.
20. Люди вокруг меня, но не со мной.
Инструкция. «Вам предлагается ряд утверждений. Рассмотрите последовательно каждое и оцените с точки зрения часто ты их проявления применительно к вашей жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда». Выбранный вариант отметьте знаком «+».

ОБРАБОТКА ДАННЫХ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
Подсчитывается количество каждого из вариантов ответов. Сумма ответов «часто» умножается на три, «иногда» — на два, «редко» — на один и «никогда» — на 0. Полученные результа¬ты складываются. Максимально возможный показатель одиночества — 60 баллов.
Высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 баллов, от 20 до 40 баллов — средний уровень одиночества, от 0 до 20 баллов — низкий уровень одиночества.
ЕСЛИ ВАС ЗАИНТЕРЕСОВАЛ ЭТОТ ОПРОСНИК, ПО-ВИДИМОМУ, ОЩУЩЕНИЕ ОДИНОЧЕСТВА ПОДСПУДНО ПРИСУТСТВОВАЛО В ВАШЕЙ ДУШЕ. МОЖЕТ БЫТЬ ЭТОТ МОМЕНТ СТАНЕТ ОТПРАВНЫМ ДЛЯ САМОАНАЛИЗА И ПРИЗНАНИЯ ТОГО, ЧТО ПРИЧИНЫ ОДИНОЧЕСТВА НАДО ИСКАТЬ НЕ В ОКРУЖАЮЩЕЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ, ДРУГИХ ЛЮДЯХ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ, А В СЕБЕ САМОМ? ПРАВДА, ИЗЛИШНЕЕ САМОКОПАНИЕ НА УРОВНЕ ЗАЦИКЛИВАНИЯ ДО ДОБРА НЕ ДОВЕДЕТ.

НЕ ЛУЧШЕ ли ОБРАТИТЬСЯ к ХОРОШЕМУ ПСИХОЛОТУ, ЧТОБЫ ОН ломот ВАМ РАЗОВРАТЬСЯ В СЕВЕ»?

РЕЦЕНЗИЯ НА МЕТОДИКУ «ШКАЛА СУБЪЕКТИВНОГО ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА»(АВТОР СВ ДУХНОВСКИЙ)

4.4 Валидность (виды, статистические процедуры, величины

коэффициентов)

Конструктная валидность шкалы СПО устанавливалась путем соотнесения

баллов, полученных по методике, с показателями ряда психологических

опросников. В руководстве упоминается несколько исследований, но приводится

только совокупный объем выборки: 177 человек (98 женщин и 79 мужчин).

Наибольшая теснота связи зафиксирована для шкал ПЧО (профиль чувств в

отношениях, автор Л.В.Куликов), СОМО (субъективная оценка межличностных

отношений, автор С.В.Духновский) и ШСБ (шкала субъективного благополучия,

адаптированный М.В.Соколовой вариант опросника Ж.Перудэ-Баду). Так, для ПЧО

получены следующие значения коэффициентов корреляции Пирсона (p < 0. 01):

Гедонистические чувства (-0,63), Астенические чувства (0,45), Меланхолические

чувства (0,38), Сближающие чувства (-0,57), Удаляющие чувства (0,49).

Для шкал методики СОМО приводятся следующие корреляции с баллом по

СПО: Напряженность отношений (0,51), Отчужденность отношений (0,47),

Конфликтность отношений (0,41), Агрессивность в отношениях (0,39), Индекс

дисгармоничности отношений (0,54). Все корреляции значимы (p < 0.05).

Корреляция СПО со шкалой субъективного неблагополучия достигла

впечатляющей величины 0.62 (p < 0.05). Объемы выборок для рассмотренных

связей в руководстве не приведены, но величина значимости косвенно указывает на

то, что количество испытуемых вряд ли было большим (при выборке 30

испытуемых корреляция 0.449 и более значима на уровне p < 0.01). Поэтому такие

тесные зависимости не должны вызывать удивления, поскольку в небольших

выборках их можно наблюдать при наличии выбросов. Если же выборки были

значительны по объему, теснота связи, приближающаяся к 0.7 могла бы быть

свидетельством недостаточной дискриминантной валидности СПО.

Корреляции шкалы СПО со шкалами двух других методик значительно

меньше, но также ясно указывают на ее конструктную валидность. Так, связи с

показателями методики ДС-8 оказались такими: Тонус высокий – низкий (0,37),

Спокойствие – тревога (0,36), Устойчивость – неустойчивость эмоционального тона

(0,37), p < 0.05.

Шкальные оценки методики СПО имеют значимые корреляционные связи с

показателями по шкалам 16-факторного личностного опросника Р.Кеттела:

Эмоциональная неустойчивость – эмоциональная устойчивость (-0,29),

Озабоченность – беспечность (-0,30), Робость – социальная смелость (-0,29),

Самоуверенность – склонность к чувству вины (0,29), Зависимость от группы –

Самодостаточность (0,30), Низкий – высокий самоконтроль поведения (-0,26),

Расслабленность – напряженность (0,33), p < 0. 05. Все указанные корреляции

отражают ожидаемые зависимости, соответствуют результатам западных

исследований для аналогичных тестов и свидетельствуют о конструктной

валидности СПО.

В руководстве также приведены данные исследования критериальной

валидности СПО, определявшейся на основании сравнения контрастных групп.

Клиническая группа состояла 40 мужчин с диагнозом «последствия закрытой

черепно-мозговой травмы, гипертензионный синдром», пациентов

Шкала одиночества: ученые назвали три возраста, когда это чувство обостряется

На протяжении жизни люди трижды достигают «возраста одиночества» — поры, когда чувство одиночества становится особенно острым. Эти три возраста смогли определить специалисты по возрастной психиатрии из Калифорнийского университета в Сан-Диего, пишет МедикФорум.

Продолжение статьи находится под рекламой

Реклама

В частности, ученые считают, что острее всего свое одиночество люди ощущают в возрасте около 30 лет, затем — в 55 лет, а далее уже ближе к 90 годам. Данные исследования, в ходе которого они определились с этими цифрами, опубликованы в официальном журнале Международной психогериатрической ассоциации.

«Одиночество — это не обязательно быть одному или не иметь друзей. Это различие между социальными отношениями, которые у вас есть, и которые вы хотели бы иметь», — высказались о природе одиночества ученые в публикации издания.

Исследователи осуществляли тестирование, используя шкалу одиночества, разработанную в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса. Проанализировав результаты тестов, специалисты заключили, что в определенные возрастные периоды у людей возникают эмоционально сложные состояния, сопряженные с ощущением одиночества. В отличие от возраста пол людей с одиночеством не коррелирует, убедились авторы работы.

Как говорят специалисты, в возрасте 30 лет людям зачастую свойственно прощание с легкомыслием молодости и принятие серьезных, влияющих на жизнь решений, — на это их обычно сподвигает социальный успех сверстников.

55 лет — первый серьезный «возрастной кризис», когда люди сталкиваются с нешуточными проблемами со здоровьем, и впервые всерьез осознают свое старение и конечность жизни.

Ближе к 90 годам фактор одиночества уже особенно явный и объективный: рядом с человеком почти нет тех, кто по возрасту близок по восприятию жизни.

Данное исследование еще полностью не завершено. Ученые пытаются понять, что может служить «лекарством» от одиночества.

Им ясно пока одно: чем человек развитее интеллектуально и душевно, тем легче он справляется с чувством глубокого одиночества.

Жизнестойкость личности со склонностью к одиночеству

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Жизнестойкость личности со склонностью к одиночеству
  • Заровнятных Д. А.1.52018-06-16T17:08:24+05:002018-06-16T17:08:24+05:00 endstream endobj 6 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.
    5 842.25] /Contents [76 0 R 77 0 R 78 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [79 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [81 0 R 82 0 R 83 0 R 84 0 R 85 0 R 86 0 R 87 0 R 88 0 R 89 0 R 90 0 R 91 0 R 92 0 R 93 0 R 94 0 R 95 0 R 96 0 R 97 0 R 98 0 R 99 0 R 100 0 R] /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 101 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 8 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 102 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 9 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 104 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 10 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 105 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 11 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.
    5 842.25] /Contents 106 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 107 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 13 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 108 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 14 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 109 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 15 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 110 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 111 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 17 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 5 842.25] /Contents 112 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 113 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 114 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 20 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 115 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 116 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 117 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 5 842.25] /Contents 118 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 119 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 120 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 121 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 122 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 123 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 5 842.25] /Contents 124 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 125 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 31 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 126 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 127 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 128 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 129 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 5 842.25] /Contents 130 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 131 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 133 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 134 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 135 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 136 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 5 842.25] /Contents 137 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 138 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 56 >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 139 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 140 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 143 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 5 842.25] /Contents 144 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 145 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 62 >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 146 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 63 >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 147 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 64 >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 148 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 65 >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 149 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 66 >> endobj 53 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 5 842.25] /Contents 150 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 67 >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 151 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 68 >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 152 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 69 >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 153 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 70 >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 154 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 71 >> endobj 58 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 155 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 72 >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595. 5 842.25] /Contents 156 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 73 >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 157 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 74 >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 158 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 75 >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 159 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 76 >> endobj 63 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 160 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 77 >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.5 842.25] /Contents 161 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 78 >> endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > stream x

    Методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д.

    Фергюсона34

    Утверждения

    Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку

    Мне не с кем поговорит

    Для меня невыносимо быть таким одиноким

    Мне не хватает общения

    Я чувствую, будто никто не понимает меня

    Я застаю себя в ожидании, что люди позвонят, напишут мне

    Нет никого, к кому бы я мог обратиться

    Я сейчас больше ни с кем не близок

    Те, кто меня окружает, не разделяют мои интересы и идеи

    Я чувствую себя покинутым

    Я не способен раскрепощаться и общаться с теми, кто меня окружает

    Я чувствую себя совершенно одиноким

    Мои социальные отношения и связи поверхностны

    Я умираю от тоски по компании

    В действительности никто как следует не знает меня

    Я чувствую себя изолированным от других

    Я несчастен, будучи таким отверженным

    Мне трудно заводить друзей

    Я чувствую себя исключенным и изолированным другими

    Люди вокруг меня, но не со мной

    Обработка, ключ к тесту на чувство одиночества.

    Подсчитывается количество каждого из вариантов ответов.
    Сумма ответов «часто» умножается на 3, «иногда» — на 2, «редко» — на 1 и «никогда» — на 0.
    Полученные результаты складываются. Максимально возможный показатель одиночества — 60 баллов.

    Интерпретация

    высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 баллов,

    от 20 до 40 баллов — средний уровень одиночества,

    от 0 до 20 баллов — низкий уровень одиночества.

    Чувства, которые ассоциируются с одиночеством

    Факторный анализ эмоциональных состояний одинокого человека

    отчаяние

    депрессия

    невыносимая скука

    самоуничижение

    Отчаяние

    Нетерпеливость

    Ощущение собственной непривлекательности

    Подавленность

    Никчемность

    Беспомощность

    Опустошенность

    Желание к перемене

    Ощущение собственной глупости

    Напуганность

    Изолированность

    Скованность

    Застенчивость

    Утрата надежды

    Жалость к себе

    Раздражительность

    Незащищенность

    Покинутость

    Меланхолия

    Неспособность взять себя в руки

    Отчужденность

    Ранимость

    Тоска по конкретному человеку

    Факторный анализ причин одиночества

    свобода от привязанностей

    отчужденность

    уединенность

    вынужденная изоляция

    перемена места

    Отсутствие супруга

    Чувствую себя «белой вороной»

    «Прихожу домой в пустой дом»

    Привязанность к дому

    Пребывание вдали от дома

    Отсутствие партнера

    Непонимание со стороны других

    «Всеми покинут»

    Прикован к постели

    Новое местоработы или учебы

    Разрыв отношений с супругом,
    с любимым

    Никчемность

    Отсутствие средств

    Слишком частые переезды или передвижения

    Отсутствие близких друзей

    Частые разъезды

    Факторный анализ реакций на одиночество

    печальная пассивность

    активное уединение

    прожигание денег

    социальный контакт

    Учусь или работаю

    Транжирю деньги

    Звоню другу

    Делаю покупки

    Иду к кому-нибудь в гости

    Сижу и размышляю

    Слушаю музыку

    Ничего не делаю

    Делаю зарядку

    Переедаю

    Принимаю транквилизаторы

    Занимаюсь любимым делом

    Смотрю телевизор

    Хожу в кино

    Пью или «отключаюсь»

    Читаю
    Музицирую

    Люди веками пытались избежать одиночества или привыкнуть к нему. Несогласный – проклинал одиночество, смирившийся – не замечал, мудрый – наслаждался. Одиночество существовало, и значит оно необходимо.

    Первые психологические исследования одиночества сосредоточивали внимание на личностном самовосприятии этого состояния. Роджерс рассматривал одиночество как отчуждение личности от ее истинных внутренних чувств. Он считал, что, стремясь к признанию и любви, люди зачастую показывают себя с внешней стороны и поэтому становятся отчужденными от самих себя. Уайтхорн поддержал это мнение: «Некоторое существенное несовпадение между самоощущением «Я» и реакцией на «Я» других порождает и обостряет чувство одиночества; этот процесс может стать порочным кругом одиночества и отчуждения».

    Таким образом, Роджерс и Уайтхорн полагают, что одиночество порождается индивидуальным восприятием диссонанса между истинным «Я» и тем, как видят «Я» другие.

    Эта идея была проверена немногими исследованиями. Эдди выдвинул гипотезу о том, что одиночество связано с несоответствием между тремя аспектами самовосприятия: самовосприятием личности (актуальное «Я»), идеальным «Я» личности и представлением личности о том, как ее видят другие (отраженное «Я»).

    Зачастую низкая самооценка – это некая совокупность мнений и поведения, которая мешает установлению или поддержанию удовлетворительных социальных взаимоотношений. Люди с низкой самооценкой интерпретируют социальные взаимосвязи самоуничижительно. Они более склонны относить неудачи в общении за счет внутренних, самообвиняющих факторов. Люди, невысоко себя оценивающие, ожидают, что другие тоже считают их ненужными. Такие люди более остро реагируют на призыв к общению и отказ в нем. В целом низкая самооценка зачастую воплощается во взаимосвязанной совокупности самоуничижительного сознания и поведения, которая искажает социальную компетентность, подвергая людей риску одиночества.

    Чувствовать себя одиноко можно и наедине с собой, в толпе людей и даже рядом с любимым человеком. Решение проблемы одиночества в том, что надо определить, какого именно общения и с кем не хватает, какой информации и каких впечатлений не достает, и именно этот недостаток восполнять.

    Насколько ты одинок?. . Тест на чувство одиночества. Методика субъективного ощущения одиночества Д.Рассела и М. Фергюсона.

    5 Rating 5.00 (2 Votes)

    Опросник предложен Д. Расселом, Л. Пепло, М. Фергюсоном.

    Цель методики: исследование уровня субъективного ощущения человеком своего одиночества. Выявляемое состояние одиночества может быть связано с тревожностью, социальной изоляцией, депрессией, скукой. Необходимо различать одиночество как состояние вынужденной изоляции и как стремление к одиночеству, потребность в нем.

    Испытуемому предлагается рассмотреть ряд утверждений последовательно и оценить с точки зрения частоты их проявления применительно к его жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда» (табл. 10).

    Таблица 10. Опросник «Шкала одиночества»

    Утверждения

    Часто

    Иногда

    Редко

    Никогда

    Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку

    Мне не С кем поговорить

    Для меня невыносимо быть таким одиноким

    Мне не хватает общения

    Я чувствую, будто никто

    действительно

    не понимает меня

    Я застаю себя

    в ожидании, что люди

    позвонят или напишут

    Нет никого, к кому я мог бы обратиться

    Я сейчас больше ни с кем не близок

    Те, кто меня окружают, не разделяют мои интересы и идеи

    Я чувствую себя покинутым

    Я неспособен

    раскрепощаться

    и общаться с теми, кто

    меня окружает

    Я чувствую себя совершенно одиноким

    Мои социальные отношения и связи поверхностны

    Я умираю по компании

    В действительности никто как следует не знает меня

    Я чувствую себя изолированным от других

    Я несчастен, будучи таким отверженным

    Мне трудно заводить друзей

    Я чувствую себя исключенным и изолированным другими

    Люди вокруг меня, но не со мной

    Обработка результатов: подсчитываете количество каждого из вариантов ответов. Сумма ответов «часто» умножается на три, «иногда» на два, «редко» — на один и «никогда» — на 0. Полученные результаты складываются. Максимально возможный показатель одиночества -60 баллов.

    Высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 баллов, от 20 до 40 баллов — средний уровень одиночества, от 0 до 20 баллов — низкий уровень одиночества.

    Этот тест относится к методикам, изучающим мотивационную сферу и направленность личности (рис. 16). Мотивы — это побуждения, связанные с удовлетворением определенных потребностей побуждения к деятельности. Если потребности составляют сущность, механизм всех видов человеческой активности, то мотивы выступают как конкретные проявления этой сущности. Рассматривая поведение человека, анализируя его поступки, необходимо выяснять их мотивы. Только в этом случае можно судить, случаен или закономерен для человека данный поступок, предвидеть возможность его повторения, предотвратить возникновение одних и поощрить развитие других черт личности.

    Рис. 16.

    Мотивы отличаются друг от друга видом потребностей, которые в них проявляются, формами, которые они принимают, широтой или узостью, конкретным содержанием деятельности, в которой они реализуются.

    Центральным элементом мотивационной сферы личности является ее направленность. Направленность — это система осознанных целей, которые активно достигаются в процессе деятельности. К. К. Патонов выделяет следующие качества направленности: уровень, широту, интенсивность, устойчивость и действенность.

    Уровень — это общественная значимость направленности человека, зависящая от того, в какой мере цели деятельности личности соотносятся с общественными идеалами. Это качество направленности связано с моральным обликом и идейностью личности.

    Широта направленности связана с разнообразием целей, которые ставит перед собой человек.

    Интенсивность направленности определяется степенью оформленности, осознанности и активности, лежащих в основе ее побуждений.

    Устойчивость направленности — это ее устойчивость во времени, степень сопротивляемости отвлекающим воздействиям. Устойчивость направленности связана с волевыми свойствами личности.

    Действенность — это степень реализации целей направленности в практической деятельности.

    Целью теста является исследование направленности индивида, системы его отношений. Методика относится к группе проективных тестов, состоит из 60 незаконченных предложений, каждое из которых направленно на выявление отношений испытуемого к той или иной группе социальных или личностных интересов и притязаний.

    Обработка результатов. Все предложения в соответствии с ключом (табл. 11) разносятся по шкалам, после чего производится качественный анализ каждого предложения. Если в предложении четко выражено положительное отношение, то оно оценивается в один балл. Если высказывается отрицательное отношение, предложению приписывается оценка Если предложение нейтрально, оно оценивается в 0 баллов. Данные отмечаются на бланке, где графически изображается профиль личности.

    Таблица 11. Ключ к тесту «Незаконченные предложения»

    Показатели уровня субъективного ощущения одиночества по методике Фергюсона, Рассела

    Младшая возрастная группа

    Старшая возрастная группа

    Проведенное исследование выявило, что показатели ощущения одиночества у мужчин в обеих возрастных группах соответствуют низкому уровню, а у женщин — среднему уровню. При этом различия между мужчинами и женщинами не являются статистически значимыми. Также заметна тенденция у мужчин к снижению средних показателей ощущения одиночества от младшего к старшему возрасту. Возможно, с годами у людей происходит привыкание к своей жизненной ситуации, снижается острота переживания и происходит принятие всего того, что было прожито и проживается в настоящий момент.

    Особенно высокий уровень одиночества выявлен у лиц старшей возрастной группы, проживающей в интернате. Показатели в этой группе соответствуют среднему уровню ощущения одиночества по шкале Рассела-Фергюссона. У мужчин он составляет 22,6 балла (для сравнения: у мужчин, проживающих в семьях-10,1 балла). У женщин проживающих в интернате- 33 балла, у проживающих в семьях-13,4 балла.

    Описание: Данный диагностический тест-опросник предназначен для определения уровня одиночества, насколько человек ощущает себя одиноким.

    Феномен одиночества заключается в том, что чувство одиночества воспринимается как остро субъективное, сугубо индивидуальное и часто уникальное переживание. Одна из самых отличительных черт одиночества – это специфическое чувство полной погруженности в самого себя. Чувство одиночества не похоже на другие переживания, оно целостно, абсолютно все охватывающее.

    Одиночество представляет собой комплексное чувство, которое связывает воедино нечто утраченное внутренним миром личности. Чувство одиночества побуждает человека к энергичному поиску средств противостояния этой “болезни”, ибо одиночество действует против основных ожиданий и надежд человека и, таким образом, воспринимается как крайне нежелательное.

    В чувстве одиночества есть познавательный момент. Одиночество есть знак своей самости; оно сообщает человеку, «кто я такой в этой жизни». Одиночество – особая форма самовосприятия, острая форма самосознания.

    Инструкция.

    Вам предлагается ряд утверждений. Рассмотрите последовательно каждое и оцените с точки зрения частоты их проявления применительно к вашей жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда». Выбранный вариант отметьте знаком «+».

    Текст опросника (вопросы).

    Утверждения Часто Иногда Редко Никогда
    1 Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку
    2 Мне не с кем поговорит
    3 Для меня невыносимо быть таким одиноким
    4 Мне не хватает общения
    5 Я чувствую, будто никто не понимает меня
    6 Я застаю себя в ожидании, что люди позвонят, напишут мне
    7 Нет никого, к кому бы я мог обратиться
    8 Я сейчас больше ни с кем не близок
    9 Те, кто меня окружает, не разделяют мои интересы и идеи
    10 Я чувствую себя покинутым
    11 Я не способен раскрепощаться и общаться с теми, кто меня окружает
    12 Я чувствую себя совершенно одиноким
    13 Мои социальные отношения и связи поверхностны
    14 Я умираю от тоски по компании
    15 В действительности никто как следует не знает меня
    16 Я чувствую себя изолированным от других
    17 Я несчастен, будучи таким отверженным
    18 Мне трудно заводить друзей
    19 Я чувствую себя исключенным и изолированным другими
    20 Люди вокруг меня, но не со мной

    Обработка, ключ к тесту на чувство одиночества.

    Подсчитывается количество каждого из вариантов ответов.

    Сумма ответов «часто» умножается на 3,
    «иногда» — на 2,
    «редко» — на 1
    и «никогда» — на 0.
    Полученные результаты складываются. Максимально возможный показатель одиночества — 60 баллов.

    Методика создана Д. Расселом и М. Фергюссоном и направлена на выявление переживания одиночества.

    Инструкция. Вам предлагается ряд утверждений. Рассмотрите последовательно каждое и оцените с точки зрения частоты их проявления применительно к вашей жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто» (3 балла), «иногда» (2 балла), «редко» (1 балл), «никогда» (0 баллов). Выбранный вариант отметьте соответствующей цифрой. Текст опросника 1.Я несчастлив, занимаясь столькими вещами в одиночку.

    2. Мне не с кем поговорить.

    3. Для меня невыносимо быть таким одиноким.

    4. Мне не хватает общения.

    5. Я чувствую, будто никто действительно не понимает меня.

    6. Я часто застаю себя в ожидании, что люди позвонят или напишут мне.

    7. Нет никого, к кому я мог бы обратиться.

    8. Я сейчас больше ни с кем не близок.

    9. Те, кто меня окружает, не разделяют мои интересы и идеи.

    10. Я чувствую себя покинутым.

    11. Я не способен раскрепощаться и общаться с теми, кто меня окружает.

    12. Я чувствую себя совершенно одиноким.

    13. Мои социальные отношения и связи поверхностны.

    14. Я умираю по компании.

    15. В действительности никто как следует не знает меня.

    16. Я чувствую себя изолированным от других.

    17. Я несчастен, будучи таким отверженным.

    18. Мне трудно заводить друзей.

    19. Я чувствую себя исключенным и изолированным другими.

    20. Люди вокруг меня, но не со мной.

    Обработка результатов. Подсчитывается набранная за все ответы сумма баллов. Максимально возможный показатель одиночества — 60 баллов.

    Интерпретация. Высокой степени одиночсетва соответствуют 41-60 баллов, средней — от 21 до 40 баллов, низкой — от 0 до 20 баллов.

    Тест -«Тоска по нежности»

    Тест взят из книги: Женская психология / Сост. Н. А. Литвинцева. — М„ 1994. В тесте изменены мною вопросы 4,10 и 16 для того, чтобы им могли пользоваться и лица мужского пола.

    Инструкция. Люди, открыто или подсознательно, тоскуют по нежности, чувствуют потребность в ней, и им кажется, что сами они в состоянии одарить ею. Однако

    522 Приложение

    самому это трудно оценить. Чтобы облегчить эту самооценку, ответьте на следующие вопросы (для вопросов 1-17 ответы только а) да, б) нет).

    1. Будучи ребенком, вы охотно давали себя целовать дядям и тетям?

    2. Были ли нежны к вам ваши родители?

    3. В детстве вы много имели плюшевых игрушек?

    4. Испытываете ли вы зависть или грусть, когда видите целующихся влюбленных?

    5. Любите ли вы танцевать?

    6. Предпочитаете ли вы медленные танцы?

    7. Есть ли у вас привычка грызть карандаш?

    8. Удается ли вам добиваться всего, что планируете?

    9. Нравится ли вам смотреть на себя в зеркало в неглиже?

    10. Имеете ли вы что-либо против, когда в кафе, ресторане, транспорте, кино за вас платят?

    11. Как вы едите: скорее медленно, чем поспешно?

    12. Хотели бы вы иметь (а может, имеете?) больше, чем троих детей?

    13. Очень ли вы чувствительны к шуму?

    14. Любите ли вы без всякого стеснения восхищаться красивыми детьми, людьми, предметами?

    15. Знают ли вас как человека, дающего поручения и делающего замечания?

    16. Охотно ли вы избавляетесь от игрушек своего детства, особенно которые были вами любимы?

    17. Считаете ли вы, что можно быть нежным без эротических намерений?

    18. Как вы оцениваете нежность других?

    а) она стесняет вас;

    б) считаете, что ее можно проявлять всегда и везде;

    в) относитесь сдержанно.

    19. Какая порода собак вам больше нравится? а)гончая;

    б) пудель;

    в) спаниель;

    20 Как вы поступаете с любовными письмами?

    а) сохраняете их на «вечную память»;

    б) выбрасываете их немедленно;

    в) храните их, пока влюблены. Обработка результатов

    По 3 очка засчитывается за ответы: 1а, 2а, За, 5а, 6а, 9а, 10а, 12а, 17а, 186, 19г.

    По 2 очка засчитывается за ответы: 4а, 7а, 136, 19в, 20а.

    По 1 очку дается за ответы: 8а, 11а, 14а, 15а, 16в, 18в, 196, 20в.

    Выводы

    Если вышло менее 20 очков. Вы не совсем так нежны, как о себе думаете. Правда, вы хотели бы, чтобы те люди, которые вас окружают, были бы ласковы с вами, но сами не хотите проявлять теплые чувства. Для этого вы просто холодны, слишком трезвы, слишком часто руководствуетесь разумом, а может быть, вы просто не умеете проявлять чувства? Вероятно, так вас воспитали. Ведь ребенок сначала должен

    Приложение 523

    узнать нежность, чтобы потом ей научиться. И только потом сможет одаривать ею других.

    Если набралось 20-35 очков. Если бы за нежность ставили оценки, то вы получили бы три с плюсом, и даже еще больше при условии, что смогли бы переломить страх и стеснение в проявлении своих чувств.

    Методика предложена Г. Айзенком. В предлагаемом варианте взяты две шкалы из четырех, относящиеся к эмоциональным состояниям.

    Инструкция. Предлагаем вам описание различных психических состояний. Если это состояние очень подходит к вам, то за ответ ставится 2 балла; если подходит, но не очень, то 1 балл, если совсем не подходит, то 0 баллов.

    Текст опросника

    1. Не чувствую в себе уверенности.

    2. Часто из-за пустяков краснею.

    3. Мой сон беспокоен. 4..Легко впадаю в уныние.

    5. Беспокоюсь о только еще воображаемых неприятностях.

    6. Меня пугают трудности.

    7. Люблю копаться в своих недостатках.

    8. Меня легко убедить.

    9. Я мнительный.

    10. С трудом переношу время ожидания.

    11. Нередко мне кажутся безвыходными положения, из которых можно найти выход.

    12. Неприятности меня сильно расстраивают, я падаю духом.

    13. При больших неприятностях я склонен без достаточных оснований винить себя.

    14. Несчастья и неудачи ничему меня не учат.

    15. Я часто отказываюсь от борьбы, считая ее бесплодной.

    16. Я нередко чувствую себя беззащитным.

    17. Иногда у меня бывает состояние отчаяния.

    18. Чувствую растерянность перед трудностями.

    19. В трудные минуты жизни иногда веду себя по-детски, хочу, чтобы меня пожалели.

    20. Считаю недостатки своего характера неисправимыми.

    Обработка результатов опроса. Подсчитайте сумму баллов, набранную по каждой шкале: шкала тревожности — ответы «да» на вопросы 1-10; шкала фрустриро-ванности — ответы «да» на вопросы 11-20.

    Постановка диагноза. 0-7 баллов — низкая выраженнось склонности к данному состоянию, 8-14 баллов — средняя выраженность склонности, 15-20 баллов — высокая выраженность склонности к состоянию.

    Искусственный интеллект смог по речи человека определять уровень одиночества

    Искусственный интеллект (ИИ) проанализировал речевые паттерны пожилых людей и смог с точностью до 94% определить, насколько они одиноки. В августе нидерландские ученые выяснили, что пожилые люди иначе воспринимают одиночество – они скучают по контактам со своими родственниками, тогда как молодежь больше страдает от невозможности провести время с друзьями.

    А исследователи в США использовали несколько инструментов искусственного интеллекта, в том числе программное обеспечение BM Watson Natural Language Understanding (WNLU), для анализа стенограмм интервью пожилых людей о чувстве одиночества.

    Анализируя слова, фразы и паузы во время интервью, ИИ оценивал симптомы одиночества почти так же точно, как это показывали отчеты об одиночестве и анкеты, заполненные самими участниками. ИИ также показал, что одинокие люди отвечают подробнее на прямые вопросы об одиночестве и выражают больше печали в своих ответах.

    «В большинстве исследований используется прямой вопрос «Как часто вы чувствуете себя одиноким», что может привести к необъективным ответам из-за некоторой скованности быть откровенными в теме, связанной с одиночеством. Самое интересное, что ИИ не просто использует подход к анализу слов, а выявляет шаблоны пауз между словами, используемыми в ответе», – пояснила старший автор исследования, опубликованного в Американском журнале гериатрической психиатрии Эллен Ли из Медицинской школы Калифорнийского университета в Сан-Диего (UCSD).

    По словам экспертов, в США наблюдается «пандемия одиночества», что приводит к росту числа самоубийств и употребления опиоидов, снижению производительности труда, увеличению расходов на здравоохранение и росту смертности. Исследование Калифорнийского университета в Сан-Диего, опубликованное ранее в этом году, показало, что 85% жителей, живущих в специальных сообществах для пожилых людей, сообщили о умеренном или тяжелом уровне одиночества.

    Ученые хотели узнать больше о том, как методики обработки естественной речи могут определить истинное состояние и отношение к одиночеству у пожилых людей, живущих в сообществе.

    В исследовании приняли участие 80 людей в возрасте от 66 до 94 лет. В период с апреля 2018 года по август 2019 года им задали 20 вопросов для определения ответов по шкале одиночества специального теста Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Также с ними были проведены интервью на тему одиночества.

    Затем транскрипты изучались с помощью инструментов обработки естественного языка, включая программное обеспечение IBM Watson Natural Language Understanding (WNLU), для оценки настроений и выраженных эмоций.

    ИИ предсказал самосознание одиночества с точностью 94% и объем испытываемого человеком одиночества на базе шкалы одиночества Калифорнийского университета с точностью 76%.

    Одинокие люди имели более длинные ответы в интервью и выражали большую печаль, отвечая на прямые вопросы об одиночестве. Исследование также выявило различия между мужчинами и женщинами – последние чаще, чем мужчины, признавались в чувстве одиночества во время интервью.

    А мужчины использовали больше слов из спектра эмоций страха и радости в ответах по сравнению с женщинами, демонстрируя, что переживания негативных и положительных эмоций у них были более сильными.

    «Речевые данные могут быть объединены с другими нашими оценками когнитивных способностей, мобильности, сна, физической активности и психического здоровья, чтобы улучшить наше понимание старения и способствовать успешному прохождению этого этапа жизни человека без негативных состояний», – сказал соавтор исследования Дилип Джесте из UCSD.

    Ранее в сентябре ученые из Австрии опросили более 1000 человек и выяснили, что одиноким людям проще было справиться со стрессом во время самоизоляции, чем тем, кто находился в несчастливых отношениях.

    Круг разобщения – Огонек № 4 (5549) от 04.02.2019

    Мир переживает эпидемию одиночества: оказывается, оно влияет не только на чью-то конкретную жизнь, но даже на экономику. Масштаб проблемы таков, что ее обсуждали на недавнем Всемирном экономическом форуме, а нейробиологи вплотную занялись созданием «таблетки», способной «решить проблему».

    Кирилл Журенков

    «Одиночество. Это эпидемия?» — так назвали панельную сессию на ВЭФ в Давосе, где ведущие мировые эксперты ломали голову над тем, что нам делать с этой бедой. Проблема серьезнее, чем кажется на первый взгляд: например, в прошлом году в Великобритании появился… министр по одиночеству. Министру есть чем заняться: на туманном Альбионе, по данным Красного Креста, от одиночества страдают более 9 млн — целая «скрытая эпидемия». Причем дело не только в плохом настроении, экономические потери для работодателей от одиночества их сотрудников (по причине низкой продуктивности и еще ряда факторов) составляют 2,5 млрд фунтов стерлингов, или более 3 млрд долларов, ежегодно!

    Об эпидемии говорят и в США. Согласно авторитетному Pew Research Center, один из десяти американцев утверждает, что чувствует себя «в изоляции» все или почти все время! Там тоже подсчитали убытки от одиночества, они составили около 7 млрд долларов в год дополнительных затрат на здравоохранение (речь, правда, о людях, возрастом 65 лет и старше).

    Парадокс в том, что одиночество сегодня связывают не только со старостью! Напротив, проблема не менее остро стоит у молодых.

    Об этом «Огоньку» рассказала профессор психологии Лори Сантос из Йельского университета (она выступала по этой проблеме в Давосе).

    — Я рассматриваю одиночество как настоящую эпидемию,— говорит эксперт.— Это очень хорошо видно по университетским кампусам, и прямо сейчас проблема особенно остро стоит в США. Согласно исследованию National College Health Survey 2017 года, более 60 процентов студентов заявляют, что чувствуют себя одиноко.

    У британцев схожие проблемы: согласно прошлогоднему исследованию, проведенному BBC совместно с несколькими крупными университетами, наиболее одинокой себя чувствует именно молодежь. Об одиночестве заявило 40 процентов опрошенных в возрасте от 16 до 24 лет, в то время как в возрасте 75 лет и старше таких было лишь 27 процентов.

    В России, напротив, процент тех, кто считает себя одиноким, крайне мал: согласно ВЦИОМу, это лишь 6 процентов, однако эксперты видят противоречие в этих данных. Оно вот в чем: мы действительно не считаем себя одинокими, но при этом замечаем все больше одиноких вокруг (о чем заявляет 41 процент опрошенных). И, возможно, просто чего-то недоговариваем…

    В чем причины пугающего явления? Бывший главный санитарный врач США Вивек Мёрти, зафиксировавший «эпидемию одиночества» за океаном, в интервью Forbes выделяет сразу несколько факторов: например, географическую мобильность — все больше людей переезжают с места на место, живут отдельно от семьи и друзей, а значит, чувствуют одиночество. Еще одна причина — особенности трудовой культуры (и здесь, кстати, американские проблемы очень похожи на российские), когда работать приходится без выходных и отдыха, а так называемые опен-спейсы, где каждый смотрит в свой экран, не обеспечивают должного качества человеческого общения.

    Однако главный парадокс в другом: вина, пусть и частично, на технологиях! Из-за них многие люди забросили свои офлайн-связи, перестали общаться лицом к лицу, перейдя на соцсети и СМС. Но одно вовсе не замена другому. И вот результат: наши города полны людей, у которых тысячи друзей на Facebook или в Twitter, но при этом одиночество в душе.

    Социальные медиа, кстати, винит не только Вивек Мёрти. Результаты еще одного американского исследования показывают: 10-процентный рост негативного опыта, полученного в соцсетях, сразу повышает и другие риски: риск депрессии — на 20 процентов, а риск одиночества — на 13. При этом одиночество, в отличие от депрессии, до сих пор официально не считается болезнью!

    — Одиночество сильно увязано с депрессией, но это не одно и то же,— объясняет «Огоньку» Кристофер Сводер из отдела социологии Лундского университета.— Одиночество предвещает депрессию и другие психические заболевания, плохое физическое состояние, низкую успеваемость в школе и раннюю смерть. Но это не болезнь сама по себе — по целому ряду причин. Прежде всего одиночество универсально, в том смысле, что почти каждый чувствовал себя одиноким или иногда чувствует себя таким (что не похоже на болезнь). К тому же у одиночества нет физической первопричины, потому что это комплекс социальных и психологических причин.

    Сам Кристофер Сводер, кстати, является автором работы об одиночестве в больших городах (что представляется ему любопытным парадоксом), а другое его исследование еще более масштабно — оно посвящено одиночеству в Европе. Так вот по мнению эксперта, одиночество — это чувство социальной изоляции, оно связано с несовпадением наших представлений об идеальных отношениях и тем, что у нас есть в реальности. То есть, по сути, это ощущение нехватки таких идеальных взаимоотношений.

    — Среди социальных причин одиночества — недостаток близких отношений как качественно, так и количественно,— говорит эксперт.— Его также предваряет жизнь в одиночку. Хотя, конечно, некоторые люди, живущие одни, при этом не чувствуют себя одинокими. Вот почему у этого явления сложные первопричины, чем оно и отличается от болезни.

    Это, впрочем, не останавливает ученых от поиска… волшебной пилюли. Только представьте: выпил «таблеточку» и социальной изоляции как не бывало.

    Одно из свежих исследований на эту тему связано с нейростероидом прегненолоном. Давать его людям, испытывающим одиночество, решили в лаборатории динамики головного мозга Школы медицины Притцкера при Университете Чикаго.

    Оказывается, опыты на мышах показали: в условиях социальной изоляции у них падает уровень прегненолона. А один из экспериментов на людях, проведенный другой командой ученых, подтвердил: метаболит прегненолона — аллопрегненолон — оказывает успокаивающий эффект на миндалевидное тело и островковую долю в мозге. Так вот ученые из Университета Чикаго запустили еще один эксперимент: в его рамках они давали здоровым людям, испытывающим одиночество, 400 миллиграммов прегненолона, а сейчас анализируют полученные результаты. Может, таблетка от одиночества уже на пороге создания?

    Эксперты, впрочем, пока предлагают обратиться к более традиционным методам. Ну, например, вы никогда не задумывались, что лучшим лекарством от одиночества может быть… простое общение?

    — Согласно исследованиям, мы можем быть одиноки в том числе и потому, что не пользуемся возможностью взаимодействовать с другими,— говорит нашему журналу Лори Сантос из Йельского университета.— В недавнем исследовании, проведенном Ником Эпли и его коллегами, участники не смогли воспользоваться даже короткой возможностью пообщаться с незнакомцем в основном потому, что им представлялось: одиночество будет более приятным. Исследование предполагает: мы ошибочно ищем одиночества, тогда как общение с другими могло бы помочь нам почувствовать себя лучше. Так что, на мой взгляд, эпидемия одиночества, по крайней мере отчасти,— это предрассудки нашего разума.

    Экспертиза

    Боулинг с самим собой

    Михаил Черныш, заместитель директора Института социологии РАН, вице-президент Российского общества социологов

    Эпидемия одиночества началась не вчера — уже в начале XX века немецкий социолог Георг Зиммель поставил эту проблему в своей работе «Большой город и духовная жизнь». Однако сегодня на феномен накладываются новые социальные тенденции: например, уменьшение размеров семьи. Основной формой стала так называемая нуклеарная семья, состоящая в современной России из трех человек. Дети, вырастая, оставляют родителей одних, мужчины живут мало, разводы часты — отсюда и одиночество. И только частое проживание под одной крышей (в основном по экономическим мотивам: так дешевле), кажется, скрашивает эту тенденцию.

    Еще один фактор одиночества — давление той модели капитализма, что принята у нас. Отечественный капитализм не слишком уважительно относится к личному времени работника. У нас считается нормальным, когда человек работает до 9 часов вечера, а граница между приватным и рабочим пространством с легкостью пересекается работодателями.

    В результате человек работает с утра до вечера, а потом идет домой и у него нет сил на завязывание содержательных отношений с другими людьми. И вот он сам не замечает, как становится одинок.

    Другой показатель — уровень межличностного общения: в России он крайне низок. Мы измеряем доверие по пятибалльной шкале, так вот доверие людей друг к другу в разных опросах обычно не превышает трех баллов. Это, конечно, выше, чем доверие к Госдуме, но гораздо ниже, чем хотелось бы. По сути, люди не доверяют тем, кто их окружает, боятся вступать в контакт, иногда вполне обоснованно.

    Еще один отечественный фактор — крайне низкий потенциал нашей самоорганизации. У американского политолога Роберта Патнэма есть книга «Боулинг в одиночестве» о распаде социальных отношений в США. Согласно Патнэму, одиночество — это когда ты играешь в боулинг в одиночку, значит, у тебя нет друзей, которые могут составить компанию. Сегодня у нас схожие проблемы: мы не умеем вступать в контакт друг с другом по самым разным поводам. Свою лепту, видимо, внес капитализм 1990-х: мы стали воспринимать друг друга как соперников, а не партнеров по общим делам или развлечениям. Ростки самоорганизации, горизонтальных связей у нас появляются, но пока их немного.

    Часто ратуют за новые технологии: мол, они должны помочь нам с этой бедой. Однако по мне, так они лишь сузили диапазон нашего общения. Когда ты общаешься в соцсетях или по СМС, ты ограничен заданными рамками. СМС не могут быть глубоки по определению. Да и эмоции в полной мере не выразишь с помощью смайликов… Или возьмите соцсети. Это некая совокупность условностей. Ну кто такие френды? Условные люди, которые ставят лайки или оставляют комментарии эпизодически и кратко, по какому-то конкретному поводу. Вряд ли это когда-нибудь заменит полноценное общение. В соцсетях себя не раскроешь.

    Шкала одиночества UCLA (версия 3)

    Адлер, Н. Э., и Ньюман, К. (2002). Социально-экономические различия в состоянии здоровья: пути и политика. Департамент здравоохранения , 21 (2), 60-76.

    Барт Р. П., Шинке С. П. и Максвелл Дж. С. (1983). Психологические корреляты подросткового материнства. Журнал молодежи и подростков , 12 (6), 471-487.

    Cigna. (2018). Индекс одиночества Cigna в США: опрос 20000 американцев, изучающих поведение, приводящее к одиночеству в Соединенных Штатах. Источник: https://www.multivu.com/players/English/82-cigna-us-loneliness-survey/

    .

    Конгер, Р. Д., Конгер, К. Дж., И Мартин, М. Дж. (2010). Социально-экономический статус, семейные процессы и индивидуальное развитие. Журнал брака и семьи , 72 (3), 685-704.

    ДеЛиема, М., Гассумис, З. Д., Хомейер, Д. К., и Уилбер, К. Х. (2012). Определение распространенности и коррелятов жестокого обращения с пожилыми людьми с помощью промоутеров: иммигранты-латиноамериканцы с низким доходом сообщают о высоких показателях жестокого обращения и пренебрежения. Журнал Американского гериатрического общества , 60 (7), 1333-1339.

    Халлерод, Б., и Густафссон, Дж. Э. (2011). Продольный анализ взаимосвязи между изменениями социально-экономического статуса и изменениями в состоянии здоровья. Социальные науки и медицина , 72 (1), 116-123.

    Хокли, Л. К., Тистед, Р. А., и Качиоппо, Дж. Т. (2009). Одиночество предсказывает снижение физической активности: поперечный и продольный анализ. Психология здоровья, 28 (3), 354-363.

    Холт-Лунстад, Дж., Смит, Т. Б., Бейкер, М., Харрис, Т., и Стивенсон, Д. (2015). Одиночество и социальная изоляция как факторы риска смертности: метааналитический обзор. Перспективы психологической науки , 10 (2), 227-237.

    Кидд, С. А. (2007). Молодежная бездомность и социальная стигма. Журнал молодежи и подростков , 36 (3), 291-299.

    Рассел, Д. У. (1996).Шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (версия 3): надежность, достоверность и факторная структура. Журнал оценки личности , 66 (1), 20-40.

    Рассел Д., Катрона К. Э., Роуз Дж. И Юрко К. (1984). Социальное и эмоциональное одиночество: исследование типологии одиночества Вейсса. Журнал личности и социальной психологии, 46 (6), 1313-1321.

    Короткая шкала для измерения одиночества в крупных опросах

    Res Aging. Авторская рукопись; доступно в PMC 2008 23 мая.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC23

    NIHMSID: NIHMS47842

    Результаты двух популяционных исследований

    Мэри Элизабет Хьюз

    Университет Дьюка

    Университет Дьюка

    Линда, Университет Дьюка,

    Луиза К. Хокли

    Чикагский университет

    Джон Т. Качиоппо

    Чикагский университет

    Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка;

    Прямая переписка с первым автором на факультете социологии, Box

    , Duke University, Durham, NC 27708; электронная почта: [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Res Aging См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве социальных контактов, а не на восприятии людьми социальной изоляции. Однако одиночество, вероятно, является важным аспектом старения. Основным ограничивающим фактором в изучении одиночества было отсутствие меры, подходящей для крупномасштабных социальных опросов.В этой статье описывается короткая шкала одиночества, разработанная специально для использования при телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество. Авторы также документально подтверждают взаимосвязь между одиночеством и несколькими часто используемыми мерами объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, они обнаруживают, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений.Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

    Ключевые слова: одиночество, социальная изоляция, индекс социальных сетей, измерение

    Люди — социальные животные

    На самом деле, наше желание социальных связей кажется настолько сильным, что некоторые авторы предположили, что у людей есть основная потребность принадлежать (Baumeister и Лири 1995). Социальные отношения тонко охватывают нас теплом самоутверждения, шепотом ободрения и осознанием принадлежности.Они имеют фундаментальное значение для нашего эмоционального удовлетворения, адаптации к поведению и когнитивных функций. Нарушение или отсутствие стабильных социальных отношений взрывает наш разум и биологию, как некоторые другие события.

    Социальная интеграция имеет решающее значение для развития на протяжении всей жизни, но, вероятно, станет особенно важной в более позднем возрасте. Недавние исследования показали, что эмоциональная близость в отношениях увеличивается с возрастом. В то же время, однако, количество социальных отношений уменьшается, и социальные события вызывают значительные нарушения социальных связей (например,g., смерть одного из родителей, уход детей из дома, переезд, смерть супруга) может увеличиваться (например, Carstensen, Isaacowitz, and Charles 1999; Martire et al. 1999; Rowe and Kahn 1997; van Tilberg 1998). Наконец, меняющиеся демографические модели меняют контуры и контекст социальных отношений (Хьюз и Уэйт готовится к печати). Резкие изменения в семье за ​​последние несколько десятилетий привели к появлению новых, более фрагментированных семейных структур и увеличению доли одиноких людей.Эти сдвиги в социальной среде пожилых людей будут еще более выражены среди будущих когорт пожилых людей.

    Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве (например, количество людей, частота контактов) или содержании (практическая помощь, совет) социальных контактов, а не на воспринимаемой социальной изоляции людей (Berkman and Glass 2000; Seeman 2000; Uchino, Cacioppo, and Kiecolt-Glaser 1996). И хотя память и когнитивные функции у пожилых людей в последние годы привлекают значительное внимание исследователей, чувство изоляции и связанные с ними конструкции, отражающие социальное функционирование, получили меньше внимания.Таким образом, мы мало знаем о связи между объективными показателями социальной интеграции и субъективными оценками людей своих социальных связей. Еще меньше мы знаем о том, как воспринимаемая изоляция влияет на благополучие в дальнейшей жизни.

    Однако субъективная интерпретация социальных отношений, вероятно, будет ключом к пониманию влияния социальных связей на благополучие. Когда личные и социальные потребности человека не удовлетворяются должным образом, возникает сложный набор чувств, называемый одиночество , который побуждает искать удовлетворения этих потребностей (Baumeister, Leary 1995; Weiss 1973).Основной опыт изолирован в социальном плане и отсутствует как родственная, так и коллективная взаимосвязь (Рассел, Пеплау и Катрона, 1980; Хокли и др., 2004). В настоящее время имеются существенные доказательства того, что одиночество является основной частью совокупности социально-эмоциональных состояний, включая самооценку, настроение, тревогу, гнев, оптимизм, страх негативной оценки, застенчивость, социальные навыки, социальную поддержку, дисфорию и общительность (см. например, Berscheid and Reis 1998; Shaver and Brennan 1991). Чувство одиночества не является синонимом одиночества, но вместо этого включает в себя чувство изоляции, чувство разобщенности и чувство непричастности. Считается, что эти чувства, в свою очередь, отражают несоответствие между желаемыми и реальными отношениями (Peplau and Perlman 1982).

    В метаанализе факторов риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте Пинкварт и Соренсен (2003) подсчитали, что примерно 10% пожилых людей жалуются на частое чувство одиночества. Известно, что ситуативные угрозы ценным межличностным отношениям, начиная от социальной изоляции, остракизма, отвержения, разделения, развода и кончая тяжелой утратой, усиливают чувство одиночества.Вайс (1973), например, обнаружил, что супруг, следующий за своим партнером через серию смен работы, может быть мало одиноким и хорошо приспособленным в одном городе, но одиноким и плохо приспособленным в другом. Тем не менее, одиночество обычно концептуализируется как состоящее из устойчивой черты с индивидуальными различиями в установочной точке для чувства одиночества, по поводу которого люди колеблются в зависимости от конкретных обстоятельств, в которых они оказываются. В соответствии с этим рассуждением, надежность одиночества в течение одного года повторного тестирования составляет. 73 (неопубликованная презентация на конференции Рассела, Као и Катроны, 1987 г., цитируется у Шейвера и Бреннана, 1991 г.), а уровень одиночества мало увеличивается на протяжении взрослой жизни до достижения возраста 80 лет (Pinquart and Sorensen 2003).

    Основным ограничивающим фактором для изучения одиночества в крупномасштабных исследованиях является сложность измерения одиночества при телефонном опросе, типичном способе сбора данных в крупных исследованиях. Стандартный показатель одиночества, пересмотренная шкала одиночества UCLA (R-UCLA; Russell et al.1980), плохо подходит для телефонного опроса. R-UCLA был разработан для самоуправления; в нем 20 вопросов с четырьмя категориями ответов на каждую. Такая шкала слишком длинна и слишком сложна для телефонного интервью.

    В рамках большого многоуровневого исследования социальной изоляции и здоровья в процессе старения мы разработали шкалу одиночества из трех пунктов для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество. В этой статье мы описываем шкалу и документируем ее психометрические свойства в двух исследованиях. Затем мы оцениваем взаимосвязь между одиночеством и несколькими обычно используемыми показателями объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, мы обнаруживаем, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений. Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

    Метод и результаты

    Исследование 1

    Участники

    Данные для исследования 1 были собраны в рамках волны 2002 года Исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS), национального репрезентативного лонгитюдного исследования лиц, родившихся в 1947 году или ранее. HRS — это социальный опрос, предназначенный для изучения более позднего жизненного пути. На каждом интервью собирается подробная информация о здоровье респондента, семейных отношениях, занятости, доходе и благосостоянии, а также демографическом фоне.

    HRS состоит из четырех когорт, вошедших в исследование в разные календарные годы. Право на участие в каждой когорте было основано на году рождения, хотя супруги соответствующих возрастных категорий респондентов опрашиваются независимо от их возраста. После того, как они вошли в исследование, респонденты опрашиваются каждые два года.

    Выборка для каждой когорты была получена на основе одного и того же стратифицированного многоэтапного вероятностного плана, в котором чернокожие, латиноамериканцы и флоридцы получали избыточную выборку. Сейчас в выборке около 22 000 респондентов.Первоначальная доля ответивших колебалась от 70% до чуть более 80%, что довольно много для общенационального опроса. Частота повторных интервью для всех когорт на каждой волне составляла от 92% до 95% (Health and Retirement Study, 2003).

    Помимо обширного основного вопросника, каждая волна HRS включает наборы вопросов или модулей, которые задаются только части выборки. Модули содержат вопросы, которые разрабатываются для будущих раундов, вопросы, которые относятся только к части выборки, или вопросы, представляющие интерес для конкретной исследовательской проблемы. Модули даются после завершения основной части интервью и ограничиваются тремя минутами интервью. Каждому члену выборки случайным образом назначается модуль перед началом собеседования для волны. В конце телефонного интервью (час плюс) респондентов спрашивают, готовы ли они ответить на несколько дополнительных вопросов, и, если они согласны, им вводят назначенный им модуль.

    В рамках нашего исследования социальной среды, одиночества и здоровья в процессе старения мы разработали модуль HRS, который включал короткую шкалу одиночества.Наш модуль был назначен 3 008 потенциальным респондентам, что вдвое превышает количество других одиннадцати модулей 2002 года.

    Процедуры

    Мы начали с выбора пунктов из шкалы одиночества R-UCLA (Russell et al. 1980), которая отображается на первой панели. Мы провели исследовательский и подтверждающий факторный анализ шкалы, в котором были выполнены наклонные вращения, чтобы учесть возможность коррелированных факторов. Статистические данные подтверждают превосходство трехфакторного решения в исследовательской выборке ( n = 1255) и подтверждают существенные взаимосвязи между факторами, r s>. 5. Кроме того, трехфакторная структура хорошо согласуется с данными подтверждающей выборки ( n = 1276) (Hawkley et al. 2004). Впоследствии мы выбрали три элемента из доминирующего первого фактора, чтобы представить конструкцию одиночества. Три пункта с наибольшей нагрузкой на первый фактор: «Я чувствую себя обделенным», «Я чувствую себя изолированным» и «Я несчастен, что так замкнут». Относительная сложность формулировки последнего пункта заставила нас заменить его следующим по значимости загружаемым пунктом: «Мне не хватает общения.

    ТАБЛИЦА 1

    Пункты пересмотренной шкалы одиночества UCLA (R-UCLA) a и трехпозиционной шкалы одиночества

    R-UCLA Шкала одиночества
    Укажите, как часто вы себя чувствуете способом, описанным в каждом из следующих утверждений. Обведите по одной цифре для каждого.
    Заявление Никогда Редко Иногда Часто

    1.Я чувствую себя в гармонии с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
    2. Мне не хватает общения. 1 2 3 4
    3. Мне не к кому обратиться. 1 2 3 4
    4. Я не чувствую себя одиноким. б 1 2 3 4
    5.Я чувствую себя частью группы друзей. b 1 2 3 4
    6. У меня много общего с людьми, которые меня окружают. b 1 2 3 4
    7. Я больше ни с кем не близок. 1 2 3 4
    8. Мои интересы и идеи не разделяются окружающими. 1 2 3 4
    9.Я общительный человек. b 1 2 3 4
    10. Есть люди, с которыми я чувствую себя близкими. b 1 2 3 4
    11. Я чувствую себя обделенным. 1 2 3 4
    12. Мои социальные отношения поверхностны. 1 2 3 4
    13.Никто меня хорошо не знает. 1 2 3 4
    14. Я чувствую себя изолированным от других. 1 2 3 4
    15. Я могу найти компанию, когда захочу. b 1 2 3 4
    16. Есть люди, которые действительно меня понимают. б 1 2 3 4
    17.Я несчастен, что так замкнут. 1 2 3 4
    18. Люди вокруг меня, но не со мной. 1 2 3 4
    19. Есть люди, с которыми я могу поговорить. b 1 2 3 4
    20. Есть люди, к которым я могу обратиться. b 1 2 3 4
    Трехпозиционная шкала одиночества
    Вводная часть и вопросы4 зачитываются респонденту 0156
    Следующие вопросы касаются того, как вы относитесь к различным аспектам своей жизни. По каждому из них скажите мне, как часто вы так себя чувствуете.
    Вопрос Едва ли Иногда Часто

    Во-первых, как часто вы чувствуете, что вам не хватает общения: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
    Как часто вы чувствуете себя обделенным: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
    Как часто вы чувствуете себя изолированным от других? (Это редко, иногда или часто?) 1 2 3

    Затем мы адаптировали эти вопросы и их категории ответов для телефонного интервью.Это был повторяющийся процесс, в котором тщательное предварительное тестирование было бесценным; В целом это привело к двум группам изменений. Во-первых, мы переформулировали вопросы как вопросы от второго лица, потому что респондент не читает их, а читает ему или ей по телефону. Во-вторых, мы сократили количество категорий ответов. При предварительном тестировании респондентам было трудно запомнить полный набор категорий ответов; более длинный набор категорий ответов также увеличил длину модуля за пределы нашего трехминутного лимита.

    Три выбранных элемента в адаптированном виде показаны на нижней панели. Категории ответов были закодированы 1 ( почти никогда, ), 2 (, иногда ) и 3 (, часто ). Как и в R-UCLA, ответы каждого человека на вопросы суммируются, причем более высокие баллы указывают на большее одиночество.

    Затем в рамках нашего модуля на 2002 HRS была предложена трехпозиционная шкала одиночества. Из 3008 потенциальных респондентов 471 (15,6%) отказался от участия в модуле (напомним, респондентов спросили, готовы ли они продолжить вопросы модуля в конце длинного телефонного интервью).Еще 344 (11,4%) потенциальных респондентов модуля были респондентами по доверенности, которые ответили от имени респондента, который был болен или недееспособен. Прокси-респонденты, по определению, не прошли модуль одиночества. У одиннадцати человек отсутствовала информация по одному или нескольким пунктам об одиночестве. Таким образом, окончательный размер выборки для Модуля 6 HRS 2002 составил 2182 человека. Характеристики образца приведены в первом столбце. 1

    ТАБЛИЦА 2

    Характеристики респондентов исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS) 2002 г.


    ЧАСРС
    Все
    Возраст 50–67
    Белый
    Черный
    Латиноамериканец
    Все
    Белый
    Черный
    Латиноамериканец
    M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD SD SD M SD Возраст (лет) 66.5 10,2 60,1 4,5 66,9 10,2 66,0 9,6 64,5 9,9 57,5 ​​ 4,4 6386 38,2 3,7 Женский 63,9 68,7 63,6 63,6 67,6 52.4 52,4 54,3 50,0 Этническая принадлежность Белый 80,7 76,8 8 Черный 11,3 9038 9038 9038 9038 9038 9038 9038 Испанец 6,4 8,2 8 Другое 1,6 1,9 9038 9038 9038 9038 9016 Образование (лет) 12,4 3,4 12,7 2.9 12,9 2,9 10,7 4,0 8,8 4,6 13,3 3,0 14,6 2,4 12,8 6 3,2 3,2 $) 61,778 82,863 72,650 86,821 67,146 87,684 43,472 63,146 27,878 87386 87486 23,096 9038 58340 45342 Семейное положение В браке / сожительстве 79.7 84,7 81,2 67,8 80,1 61,1 74,5 53638 4,9 6,7 4,1 9,8 6,6 9,2 7.3 16,1 3,0 В разводе / разлучены 13,2 5,7 13,2 6 9038 9038 9038 9038 14,6 25,9 34,9 Не был в браке 1,8 2.0 1,1 4,9 1,0 5,2 3,7 4,9 9038 9038 9038 №6 5,2 5,0 8,5 7,2 1,3 0 1,5 9015 16,9 13,5 14,1 25,1 38,1 14,9 3.7 22,8 20,0 Хорошее 32,5 31,9 31,6 336 34,6 48,1 47,7 Очень хорошо 31,1 33,5 33.7 21,9 16,6 31,0 45,7 22,8 23,1 15,6 7,3 5,0 9,2 16,1 3,8 7.7 N 2,182 1,124 1,761 247 38 139 906 906 139 906 906 139 906 906 906 66

    Мы использовали информацию из основной части интервью HRS, чтобы построить набор индикаторов объективной социальной изоляции.Сначала мы выбрали три показателя, которые использовались в предыдущих исследованиях для измерения социальной интеграции или изоляции. Эти переменные включают семейное положение (в настоящее время женат или не состоит в браке), шестизначный критерий условий жизни и то, является ли респондент волонтером не менее 100 часов в год. Кроме того, мы выбрали две переменные в качестве заместителей для других аспектов социальных отношений: оказывает ли респондент какую-либо помощь членам семьи и оценивает респондент безопасность своего района.Мы используем первый из них как приблизительный показатель социального контакта, потому что HRS не предоставляет прямой информации о частоте социального взаимодействия (например, о том, как часто респондент видит близкого друга). Мы используем второй как грубый пример социальной интеграции соседства.

    Результаты: шкала одиночества

    Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны в. Коэффициент надежности альфа составляет 0,72. Хотя это несколько ниже, чем обычно указывается для полной шкалы (например, альфа).г., Акерлинд и Хорнквист, 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), внутренняя согласованность шкалы из трех пунктов довольно хорошая и указывает на то, что эти пункты надежно измеряют одиночество в телефонной выборке. Среднее значение и стандартное отклонение трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны на нижней панели. Как и ожидалось, большинство людей сообщают о низком уровне одиночества.

    ТАБЛИЦА 3

    Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в двух исследованиях a

    Корреляция между трехпозиционной шкалой одиночества и депрессивными симптомами b
    Исследование 1 HRS Исследование 2 CHASRS
    Пересмотренная шкала U ) α .91
    Трехпозиционная шкала одиночества α .72 .72
    Корреляция между R-UCLA и трехпозиционной шкалой одиночества .82 ***
    .48 *** .49 **
    «Одинокий» пункт по шкале депрессии , 49 *** .54 **
    Элемент «Не могу начать» по шкале депрессии ,20 *** ,24 **
    Элемент «Наслажденная жизнь» по шкале депрессии −.28 *** −.42 **
    Элемент «Полный энергии» по шкале депрессии −.15 ***
    Четыре- Позиция Шкала воспринимаемого напряжения .44 *** .40 **
    Трехэлементная шкала одиночества
    M 3,89 c 6,1 d

    Мы оценили конвергентную и дискриминантную валидность Трехпозиционной шкалы одиночества, изучив ее корреляцию с показателями настроения и эмоций, которые, как показывают предыдущие исследования, связаны с одиночеством.Результаты также суммированы в. Повторяя предыдущие исследования, люди, которые высоко оценивают одиночество, с большей вероятностью будут испытывать симптомы депрессии, согласно краткой форме шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D; Turvey, Wallace, and Herzog, 1999), а также средний балл выше по шкале воспринимаемого стресса (Cacioppo et al. 2000). Напротив, индивидуальные оценки одиночества слабо связаны с эмоциями, не связанными с одиночеством, такими как удовольствие, энергия и мотивация.Эти результаты демонстрируют дискриминантную валидность трехпозиционной шкалы одиночества. Что касается конвергентной валидности, мы видим, что корреляция между самооценкой заявления об одиночестве в индексе депрессии и Трехпозиционной шкалой одиночества намного выше, чем корреляция между любыми другими компонентами короткого CES-D.

    Результаты: объективная и субъективная изоляция

    Результаты двумерной обычной регрессии наименьших квадратов стандартизированной трехпозиционной шкалы одиночества по каждому показателю объективной социальной изоляции показаны в. 2 Каждый показатель значимо связан с одиночеством в ожидаемом направлении. Эти результаты убедительно свидетельствуют о связи между объективной и субъективной социальной изоляцией. В то же время, однако, ассоциации относительно скромны, а объясняемая дисперсия низкая (не более 0,05), что свидетельствует о том, что объективные и субъективные измерения социальной изоляции затрагивают различные аспекты социального опыта.

    ТАБЛИЦА 4

    Коэффициенты регрессии одиночества a различных показателей объективной социальной изоляции в исследовании 1 (Исследование здоровья и выхода на пенсию) b

    40 ***
    Женат -.42 ***
    Условия проживания
    Женат, одинок
    Женат, с детьми −.11 *
    в браке с другими .14 ​​ *
    Одинокий, один .47 ***
    Одинокий, с детьми .050 ***
    Одинокий с другими .32 ***
    Волонтеры 100 и более часов в год −.15 ***
    Оказывает помощь другим −.19 ***
    Рейтинг безопасности района
    Отлично
    Очень хорошо −.10 **
    Хорошо ,21 ***
    Плохое .61 **

    Исследование 2

    Участники

    Данные для Исследования 2 были собраны в первый год проведения Чикагской программы здравоохранения, старения и социальной защиты. Исследование отношений (CHASRS), продольное популяционное исследование людей, родившихся между 1935 и 1952 годами. Целью исследования является изучение социальных, психологических и биологических аспектов социальной изоляции и здоровья.

    Целевой группой исследования 2 были белые, черные и латиноамериканские люди в возрасте от 50 до 67 лет, живущие в округе Кук, штат Иллинойс, которые были достаточно амбулаторными, чтобы приехать в Чикагский университет с однодневным визитом в лабораторию.Выборка была отобрана с использованием многоступенчатого вероятностного плана, в котором чернокожие и латиноамериканцы были отобраны с избыточной выборкой и гендерное равенство сохранялось. Сначала была отобрана выборка домохозяйств, затем отобранные домохозяйства были проверены по телефону на наличие лица, отвечающего критериям возраста. Затем подходящих по возрасту лиц попросили принять участие в исследовании. Если в домохозяйстве было более одного лица, отвечающего критериям возраста, выбирался человек с самым последним днем ​​рождения. Стратегия квотной выборки использовалась для достижения примерно равного распределения респондентов по шести комбинациям пола, расы / этнической группы.

    Процент ответивших среди отвечающих критериям лиц составил 45%, что сравнимо с показателями других хорошо проведенных телефонных опросов. 3 Учитывая, что участие в CHASRS предполагало проведение целого дня в университете, этот процент откликов впечатляет. Окончательный размер выборки для первого года в CHASRS составляет 229.

    Характеристики выборки представлены в третьем столбце. Во втором столбце мы отображаем характеристики людей того же возраста в национальной выборке HRS.Поскольку выборка CHASRS содержит более высокую долю чернокожих и испаноязычных респондентов, чем HRS, мы также отображаем характеристики выборки для каждого исследования отдельно по расе / этнической принадлежности. Мы не ожидаем, что распределения в двух исследованиях будут идентичными; CHASRS — это городская выборка из одного города, тогда как HRS — это национальная выборка более широкого возрастного диапазона. Однако различия между выборками в целом ожидаемые (например, более высокий уровень образования в CHASRS) и довольно скромные.

    Процедуры

    Участники прибыли в лабораторию около 8:30.м. примерно на 8 часов тестирования, включая информированное согласие, анкеты, интервью, обед и сердечно-сосудистый протокол. В рамках тестирования участники заполнили R-UCLA и демографический опросник, основанный на демографическом компоненте HRS.

    В исследовании 2 мы проиндексировали объективную социальную изоляцию, используя эпидемиологический критерий, который впервые задокументировал связь между социальной изоляцией и здоровьем (Berkman and Syme 1979). В частности, мы построили индекс социальных сетей (SNI), максимально точно следуя процедурам, описанным Беркманом (1977). 4 Сначала мы создали «рейтинг коммуникабельности» на основе ответов на вопросы респондентов, в которых спрашивали, сколько у них было близких друзей и родственников и со сколькими из этих людей они встречались не реже одного раза в две недели. Каждый участник получил низкий, средний или высокий балл по общительности на основе отсечки Беркмана (1977). Затем мы объединили показатель общительности с семейным положением участников (женаты или живут с партнером по сравнению с разлученными, разведенными, вдовами или никогда не состояли в браке), чтобы создать «индекс интимных контактов», который варьировался от низкого, среднего или высокого.Мы взвесили этот индекс и объединили его с дихотомическими измерениями принадлежности к религиозным группам и группового членства, получив 12 возможных оценок социальных сетей. На основе спецификаций, использованных Беркманом (1977), мы сгруппировали оценки по четырем категориям: низкие, средние, средне-высокие и высокие.

    Результаты: Шкала одиночества

    Психометрические свойства R-UCLA и шкала, сформированная из элементов, составляющих трехпозиционную шкалу, показаны на правой панели.Альфа-коэффициент надежности для R-UCLA очень похож на альфа-коэффициент, найденный в предыдущих исследованиях, на уровне 0,91 (Akerlind and Hornquist 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), хотя это первое популяционное исследование пожилых людей, в котором исследуется это статистика для R-UCLA. Альфа для трех пунктов шкалы одиночества идентична альфе, полученной нами для тех же трех пунктов в исследовании 1 (0,72). Более того, корреляция между R-UCLA и Трехпозиционной шкалой одиночества довольно высока, на.82 ( стр. <0,001).

    Эти результаты демонстрируют, что Трехпозиционная шкала одиночества достаточно хорошо измеряет общее чувство одиночества и что она надежна в двух разных модальностях интервью (личное самоуправление и телефонное интервью). Эти результаты также предполагают, что возможно встраивание шкалы одиночества из трех пунктов в R-UCLA. Этот последний вывод должен увеличить возможности для перекрестных сравнений исследований.

    Чтобы оценить валидность трехпозиционной шкалы одиночества в другой выборке, мы исследовали тот же набор корреляций, что и в исследовании 1.Паттерн корреляций идентичен паттерну, который мы видели в исследовании 1, что указывает на конвергентную и дискриминантную валидность. Более того, величина корреляций по большей части очень похожа на соответствующие корреляции в Исследовании 1 (см.).

    Результаты: объективная и субъективная изоляция

    Двумерная регрессия одиночества OLS, здесь измеренная стандартизированным R-UCLA, и SNI дала коэффициент -,42 ( p <0,001). Лица, получившие более высокие баллы по SNI, демонстрируют более низкий уровень одиночества, и их отношения статистически значимы.Этот результат является еще одним подтверждением связи между объективными и субъективными мерами социальной изоляции. Однако, опять же, связь относительно скромная, а объясненная дисперсия - низкой. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими, что одиночество определяется скорее качественными, чем количественными аспектами социальных отношений (Hawkley et al., 2003; Wheeler, Reis, and Nezlek, 1983). Например, брак снижает вероятность одиночества, но женатые люди, безусловно, могут чувствовать себя изолированными и одинокими.

    Обсуждение

    Первый вывод, сделанный в этой статье, заключается в том, что чувство одиночества можно хорошо измерить с помощью телефонного опроса с использованием Трехпозиционной шкалы одиночества. Шкала одиночества из трех пунктов показала удовлетворительную надежность и одновременную и дискриминантную валидность. Более того, трехпозиционная телефонная версия соответствует шкале, составленной из тех же трех пунктов, когда задается полная личная шкала. Наконец, наши результаты основаны на двух выборках, основанных на популяциях.Поскольку большинство крупномасштабных опросов основываются на вероятностных выборках населения США, важно знать, что и трехпозиционная, и полная шкала работают в общей популяции. Шкала одиночества из трех пунктов значительно расширяет возможности исследования одиночества среди пожилых людей. Одиночество теперь можно легко измерить с помощью крупномасштабных опросов, а результаты можно сравнить с результатами исследований с использованием полной меры.

    Наше исследование также дает первое популяционное подтверждение связи между социальными связями и одиночеством.Мы предсказали эту ассоциацию на основе существующих исследований, показывающих, что по мере роста объективной социальной изоляции интимные и социальные потребности будут менее вероятно удовлетворяться должным образом. Одиночество — это переживание, вызванное или усугубляемое этими жизненными обстоятельствами. В полуструктурированном интервью с холостыми, женатыми, разведенными и овдовевшими людьми в возрасте от 25 до 75 лет де Йонг-Гирвельд (1987) сообщил, что жизнь с партнером предсказывала самый низкий уровень одиночества. Точно так же пожилые люди, которые жили одни, были более одинокими, чем люди того же возраста, живущие с другими, несмотря на то, что сообщали о сопоставимой частоте социального взаимодействия и адекватности личных сетей (Хендерсон, Скотт и Кей, 1986).Торнстам (1992) в случайной выборке в Швеции из 2795 человек в возрасте от 15 до 80 лет обнаружил, что состоящие в браке люди в среднем менее одиноки, чем неженатые. Среди пожилых людей, живущих самостоятельно (от 60 до 106 лет), частота телефонных контактов с другими людьми предсказывала чувство одиночества (Fees, Martin, and Poon, 1999). И наоборот, у одиноких людей меньше друзей и меньше близких, по сравнению с не одинокими, они считают своих друзей менее похожими на себя и с меньшей вероятностью будут иметь романтического партнера (Bell 1993).

    Однако существенные индивидуальные различия в одиночестве изобилуют в пределах этих категорий отношений (например, холост, женат; Barbour 1993; de Jong-Gierveld 1987; Tornstam 1992), поскольку люди также могут жить, как им кажется, изолированным существованием, даже если вокруг других (Cacioppo et al. 2000; Mullins, Elston, and Gutkowski 1996; van Baarsen et al. 2001). По этой причине одиночество характеризуется чувствами социальной изоляции, отсутствия товарищеских отношений и неприятием со стороны групп сверстников (Adams et al.1988; Остин, 1983), с чувством изолированной жизни в социальном мире, формирующим доминирующий опыт (например, Russell et al. 1980). Соответственно, связь между социальными связями и одиночеством в текущем исследовании была скромной, что указывает на то, что объективная и субъективная социальная интеграция взаимосвязаны, но представляют собой разные концепции.

    Хорошее здоровье — важная составляющая хорошего старения. В последнее время исследователи здоровья в самых разных областях подчеркнули необходимость многоуровневых исследований (например,g., Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук Национального института здравоохранения, 2001 г .; Кессель, Розенфельд и Андерсон 2004). Этот консенсус отражает широко распространенное в настоящее время признание того, что индивидуальное здоровье отражает процессы, происходящие на социальном, психологическом и биологическом уровнях организации. Такое интегративное исследование требует, чтобы исследователи из областей с очень разными подходами и методами нашли общий язык. Помимо философских проблем, связанных с интегративным исследованием, согласование различных методов сбора данных и аналитических методов представляет собой серьезный барьер.Мы показали, как можно решить одну из этих практических задач — разработать меры, устойчивые к различным методам сбора данных.

    Благодарности

    ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ АВТОРОВ: Это исследование поддержано грантом P01 AG 18911 Управления демографии старения, программы поведенческих и социальных исследований Национального института старения. Мы в долгу перед Робертом Уиллисом, Дэвидом Вейром и Уиллардом Роджерсом из исследования здоровья и выхода на пенсию за то, что сделали возможным модуль одиночества исследования здоровья и выхода на пенсию 2002 года.Мы признательны Марте МакКлинток и Рону Тистеду за их вклад в разработку модуля и помощь в исследованиях Трейси Лапьер и Е Луо.

    Биография

    Мэри Элизабет Хьюз, доктор философии, доцент кафедры социологии в Университете Дьюка. Ее исследования сосредоточены на том, как социальные контексты влияют на индивидуальный жизненный путь. Эта статья основана на мультидисциплинарном проекте, исследующем связь между социальной средой, одиночеством и здоровьем в процессе старения.Другие ее проекты включают анализ связи между материальными стремлениями и формированием семьи, а также исследование влияния социальных изменений на жизнь бэби-бумеров.

    Линда Дж. Уэйт, доктор философии, профессор социологии Люси Флауэр и директор Центра старения при Чикагском университете, где она также является соруководителем Центра Альфреда П. Слоана по вопросам родителей, детей и работы. Ее исследования сосредоточены на семье, с самого раннего до самого старшего возраста. Ее текущие проекты включают исследование роли социальных контекстов в этиологии одиночества и стресса и их влияния на здоровье и благополучие в пожилом возрасте.

    Луиза К. Хокли, доктор философии, старший научный сотрудник Института разума и биологии Чикагского университета. В ее текущем исследовании изучаются психологические и физиологические механизмы, которые способствуют связи между одиночеством и здоровьем в выборке на основе стареющего населения.

    Джон Т. Качиоппо, доктор философии, заслуженный профессор психологии Тиффани и Маргарет Блейк и директор Центра когнитивной и социальной неврологии Чикагского университета.Его текущее исследование включает продольное популяционное исследование психологических и физиологических механизмов, лежащих в основе связи между одиночеством и здоровьем.

    Сноски

    1 Сравнение нашей выборки со всей группой респондентов в рамках исследования «Здоровье и пенсионное обеспечение» (HRS) 2002 года выявило несколько различий. Наша выборка с большей вероятностью состоит в браке и немного моложе, чем вся выборка. В целом, однако, наша выборка, по-видимому, представляет собой U.С населением в возрасте 54 лет и старше вполне прилично. В модульную выборку также вошли супруги участников выборки HRS, которые были моложе 54 лет. Большинство этих лиц (75%) были в возрасте 48 лет и старше. Мы включаем этих респондентов в анализ, представленный в этой статье. Результаты без их учета были идентичны представленным здесь.

    2 Мы стандартизировали ( M = 0, SD = 1) ответы на Трехпозиционную шкалу одиночества, чтобы лучше сравнивать с результатами Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений в исследовании 2.

    3 Этот коэффициент ответов предполагает, что домохозяйства, для которых присутствие подходящего человека было неизвестно (23% всех домохозяйств), с такой же вероятностью содержали подходящего человека, как и домохозяйства, которые были успешно отобраны.

    4 Мы также построили невзвешенный индекс социальных сетей, чтобы воспроизвести методологию, используемую в некоторых современных исследованиях в этой области. Результаты и интерпретации были сопоставимы.

    Информация для авторов

    Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка.

    Линда Дж. Уэйт, Чикагский университет.

    Луиза К. Хокли, Чикагский университет.

    Джон Т. Качиоппо, Чикагский университет.

    Ссылки

    • Адамс Г. Р., Опеншоу Д. К., Беннион Л., Миллс Т., Нобл С. Одиночество в позднем подростковом возрасте. Журнал исследований подростков. 1988. 3: 81–96. [Google Scholar]
    • Остин Б.А. Факторная структура шкалы одиночества UCLA. Психологические отчеты. 1983; 53: 883–89. [PubMed] [Google Scholar]
    • Akerlind I, Hornquist JO.Стабильность и изменение чувства одиночества: двухлетнее проспективное лонгитюдное исследование лиц, злоупотребляющих алкоголем. Скандинавский журнал психологии. 1989; 30: 102–12. [PubMed] [Google Scholar]
    • Барбур А. Отчет об исследовании: диадическое одиночество в браке. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии. 1993; 46: 70–72. [Google Scholar]
    • Баумейстер РФ, Лири MR. Необходимость принадлежать: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень.1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
    • Белл Б. Эмоциональное одиночество и предполагаемое сходство идей и интересов. Журнал социального поведения и личности. 1993; 8: 273–80. [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф. Докторская диссертация. Калифорнийский университет; Беркли: 1977. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее исследование жителей округа Аламеда. [PubMed] [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф, Томас Гласс. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье.В: Беркман Л.Ф., Кавачи И., редакторы. Социальная эпидемиология. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2000. С. 137–73. [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф, Сайм С. Леонард. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда. Американский журнал эпидемиологии. 1979; 109 (2): 186–204. [PubMed] [Google Scholar]
    • Berscheid E, Reis HT. Влечение и близкие отношения. В: Gilbert DT, Fiske ST, Gardner L, редакторы. Справочник по социальной психологии.Vol. 2. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 1998. С. 193–281. [Google Scholar]
    • Cacioppo John T, Berntson Gary G, Sheridan John G, McClintock Martha K. Многоуровневый интегративный анализ человеческого поведения: социальная неврология и дополняющая природа социальных и биологических подходов. Психологический бюллетень. 2000; 126: 829–43. [PubMed] [Google Scholar]
    • Карстенсен Л.Л., Исааковиц Дерек М., Чарльз Сьюзан Т. Серьезное время: теория социально-эмоциональной избирательности. Американский психолог.1999; 54: 165–81. [PubMed] [Google Scholar]
    • Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальном институте здравоохранения. Новые горизонты в здоровье: интегративный подход. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar]
    • Каффель Б.Дж., Акамацу Т.Дж. Структура одиночества: факторно-аналитическое исследование. Когнитивная терапия и исследования. 1989; 13: 459–74. [Google Scholar]
    • де Йонг-Гервельд Дженни. Разработка и тестирование модели одиночества.Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–28. [PubMed] [Google Scholar]
    • Fees BS, Martin P, Poon LW. Модель одиночества у пожилых людей. Журнал геронтологии: психологические науки. 1999; 54B: P231–39. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хокли Л.С., Браун Майкл В., Качиоппо Джон Т. Измерения одиночества: воспринимаемая изоляция, родственная связь и коллективная связь. 2004 г. Рукопись рецензируется. [Google Scholar]
    • Hawkley LC, Burleson MH, Berntson GG, Cacioppo JT.Одиночество в повседневной жизни: сердечно-сосудистая деятельность, психосоциальный контекст и поведение в отношении здоровья. Журнал личности и социальной психологии. 2003; 85: 105–20. [PubMed] [Google Scholar]
    • Исследование здоровья и выхода на пенсию. Размер выборки и частота ответов. 2003. Получено 13 октября 2003 г. с сайта www.umich.edu/∼hrswww/studydet/techdet/sample.html.
    • Хендерсон А.С., Скотт Р., Кей Д.В. Одинокие пожилые люди: их психическое здоровье и социальные отношения. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии.1986; 20: 202–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хьюз Мэри Элизабет, Уэйт Линда Дж. Готовится к публикации. Американская семья как контекст здорового старения. В: Сара Харпер, редактор. Семья в стареющих обществах. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; [Google Scholar]
    • Kessel F, Rosenfeld PL, Anderson NB. Расширяя границы здоровья: биоповеденческие и социальные перспективы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar]
    • Мартир Линн М., Шульц Ричард, Миттельмарк Морис Б., Ньюсом Джейсон Т.Стабильность и изменения в социальных контактах и ​​социальной поддержке пожилых людей: исследование здоровья сердечно-сосудистой системы. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки. 1999; 54B: S302–11. [PubMed] [Google Scholar]
    • Mullins LC, Elston CH, Gutkowski SM. Социальные детерминанты одиночества среди пожилых американцев. Монографии по генетической, социальной и общей психологии. 1996; 122: 453–73. [PubMed] [Google Scholar]
    • Пеплау Л.А., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии.Нью-Йорк: Джон Вили; 1982. [Google Scholar]
    • Пинкварт М., Соренсен С. Факторы риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте — метаанализ. В: Шохов С., редактор. Достижения в психологических исследованиях. Vol. 19. Hauppauge, Нью-Йорк: Nova Science; 2003. С. 111–43. [Google Scholar]
    • Роу Джон В., Кан Роберт Л. Успешное старение. Геронтолог. 1997. 37 (4): 443–40. [PubMed] [Google Scholar]
    • Рассел Дэн, Пеплау Летиция А., Катрона Кэролин Э. Пересмотренная шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: свидетельства одновременной и дискриминантной действительности.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 472–80. [PubMed] [Google Scholar]
    • Симан Тереза. Влияние друзей и семьи на здоровье пожилых людей. Американский журнал укрепления здоровья. 2000. 14: 362–370. [PubMed] [Google Scholar]
    • Shaver PR, Brennan KA. Меры депрессии и одиночества. В: Шейвер П., Райтсман Л., редакторы. Меры личности и социальная психология. Vol. 1. Сан-Диего: Academic Press; 1991. С. 195–290. [Google Scholar]
    • Торнстам Л.Одиночество в браке. Журнал социальных и личных отношений. 1992; 9: 197–217. [Google Scholar]
    • Терви Кэролайн Л., Уоллес Роберт Б., Херцог Регула. Пересмотренная мера депрессивных симптомов CES-D и мера серьезных депрессивных эпизодов у пожилых людей на основе DSM. Международный журнал психогериатрии. 1999. 11 (2): 139–48. [PubMed] [Google Scholar]
    • Учино Б.Н., Качиоппо Дж. Т., Киколт-Глейзер Дж. Взаимосвязь между социальной поддержкой и физиологическими процессами: обзор с упором на основные механизмы и последствия для здоровья.Психологический бюллетень. 1996. 119: 488–531. [PubMed] [Google Scholar]
    • ван Баарсен Б., Снейдерс ТАБ, Смит Дж. Х., ван Дуйн MAJ. Одинокий, но не одинокий: эмоциональная изоляция и социальная изоляция как два различных аспекта одиночества у пожилых людей. Образовательные и психологические измерения. 2001. 61: 119–35. [Google Scholar]
    • ван Тилбург Тео. Потеря и получение в старости: изменения размера личных сетей и социальной поддержки в четырехлетнем лонгитюдном исследовании. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки.1998; 53B: S313 – S323. [PubMed] [Google Scholar]
    • Weis RS. Одиночество: опыт эмоциональной и социальной изоляции. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1973. [Google Scholar]
    • Уиллер Л., Рейс Х., Незлек Дж. Одиночество, социальное взаимодействие и сексуальные роли. Журнал личности и социальной психологии. 1983; 45: 943–53. [PubMed] [Google Scholar]

    Краткая шкала измерения одиночества в больших опросах

    Res Aging. Авторская рукопись; доступно в PMC 2008 23 мая.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC23

    NIHMSID: NIHMS47842

    Результаты двух популяционных исследований

    Мэри Элизабет Хьюз

    Университет Дьюка

    Университет Дьюка

    Линда, Университет Дьюка,

    Луиза К. Хокли

    Чикагский университет

    Джон Т. Качиоппо

    Чикагский университет

    Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка;

    Прямая переписка с первым автором на факультете социологии, Box

    , Duke University, Durham, NC 27708; электронная почта: [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Res Aging См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве социальных контактов, а не на восприятии людьми социальной изоляции. Однако одиночество, вероятно, является важным аспектом старения. Основным ограничивающим фактором в изучении одиночества было отсутствие меры, подходящей для крупномасштабных социальных опросов.В этой статье описывается короткая шкала одиночества, разработанная специально для использования при телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество. Авторы также документально подтверждают взаимосвязь между одиночеством и несколькими часто используемыми мерами объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, они обнаруживают, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений.Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

    Ключевые слова: одиночество, социальная изоляция, индекс социальных сетей, измерение

    Люди — социальные животные

    На самом деле, наше желание социальных связей кажется настолько сильным, что некоторые авторы предположили, что у людей есть основная потребность принадлежать (Baumeister и Лири 1995). Социальные отношения тонко охватывают нас теплом самоутверждения, шепотом ободрения и осознанием принадлежности.Они имеют фундаментальное значение для нашего эмоционального удовлетворения, адаптации к поведению и когнитивных функций. Нарушение или отсутствие стабильных социальных отношений взрывает наш разум и биологию, как некоторые другие события.

    Социальная интеграция имеет решающее значение для развития на протяжении всей жизни, но, вероятно, станет особенно важной в более позднем возрасте. Недавние исследования показали, что эмоциональная близость в отношениях увеличивается с возрастом. В то же время, однако, количество социальных отношений уменьшается, и социальные события вызывают значительные нарушения социальных связей (например,g., смерть одного из родителей, уход детей из дома, переезд, смерть супруга) может увеличиваться (например, Carstensen, Isaacowitz, and Charles 1999; Martire et al. 1999; Rowe and Kahn 1997; van Tilberg 1998). Наконец, меняющиеся демографические модели меняют контуры и контекст социальных отношений (Хьюз и Уэйт готовится к печати). Резкие изменения в семье за ​​последние несколько десятилетий привели к появлению новых, более фрагментированных семейных структур и увеличению доли одиноких людей.Эти сдвиги в социальной среде пожилых людей будут еще более выражены среди будущих когорт пожилых людей.

    Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве (например, количество людей, частота контактов) или содержании (практическая помощь, совет) социальных контактов, а не на воспринимаемой социальной изоляции людей (Berkman and Glass 2000; Seeman 2000; Uchino, Cacioppo, and Kiecolt-Glaser 1996). И хотя память и когнитивные функции у пожилых людей в последние годы привлекают значительное внимание исследователей, чувство изоляции и связанные с ними конструкции, отражающие социальное функционирование, получили меньше внимания.Таким образом, мы мало знаем о связи между объективными показателями социальной интеграции и субъективными оценками людей своих социальных связей. Еще меньше мы знаем о том, как воспринимаемая изоляция влияет на благополучие в дальнейшей жизни.

    Однако субъективная интерпретация социальных отношений, вероятно, будет ключом к пониманию влияния социальных связей на благополучие. Когда личные и социальные потребности человека не удовлетворяются должным образом, возникает сложный набор чувств, называемый одиночество , который побуждает искать удовлетворения этих потребностей (Baumeister, Leary 1995; Weiss 1973).Основной опыт изолирован в социальном плане и отсутствует как родственная, так и коллективная взаимосвязь (Рассел, Пеплау и Катрона, 1980; Хокли и др., 2004). В настоящее время имеются существенные доказательства того, что одиночество является основной частью совокупности социально-эмоциональных состояний, включая самооценку, настроение, тревогу, гнев, оптимизм, страх негативной оценки, застенчивость, социальные навыки, социальную поддержку, дисфорию и общительность (см. например, Berscheid and Reis 1998; Shaver and Brennan 1991). Чувство одиночества не является синонимом одиночества, но вместо этого включает в себя чувство изоляции, чувство разобщенности и чувство непричастности.Считается, что эти чувства, в свою очередь, отражают несоответствие между желаемыми и реальными отношениями (Peplau and Perlman 1982).

    В метаанализе факторов риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте Пинкварт и Соренсен (2003) подсчитали, что примерно 10% пожилых людей жалуются на частое чувство одиночества. Известно, что ситуативные угрозы ценным межличностным отношениям, начиная от социальной изоляции, остракизма, отвержения, разделения, развода и кончая тяжелой утратой, усиливают чувство одиночества.Вайс (1973), например, обнаружил, что супруг, следующий за своим партнером через серию смен работы, может быть мало одиноким и хорошо приспособленным в одном городе, но одиноким и плохо приспособленным в другом. Тем не менее, одиночество обычно концептуализируется как состоящее из устойчивой черты с индивидуальными различиями в установочной точке для чувства одиночества, по поводу которого люди колеблются в зависимости от конкретных обстоятельств, в которых они оказываются. В соответствии с этим рассуждением, надежность одиночества в течение одного года повторного тестирования составляет.73 (неопубликованная презентация на конференции Рассела, Као и Катроны, 1987 г., цитируется у Шейвера и Бреннана, 1991 г.), а уровень одиночества мало увеличивается на протяжении взрослой жизни до достижения возраста 80 лет (Pinquart and Sorensen 2003).

    Основным ограничивающим фактором для изучения одиночества в крупномасштабных исследованиях является сложность измерения одиночества при телефонном опросе, типичном способе сбора данных в крупных исследованиях. Стандартный показатель одиночества, пересмотренная шкала одиночества UCLA (R-UCLA; Russell et al.1980), плохо подходит для телефонного опроса. R-UCLA был разработан для самоуправления; в нем 20 вопросов с четырьмя категориями ответов на каждую. Такая шкала слишком длинна и слишком сложна для телефонного интервью.

    В рамках большого многоуровневого исследования социальной изоляции и здоровья в процессе старения мы разработали шкалу одиночества из трех пунктов для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество.В этой статье мы описываем шкалу и документируем ее психометрические свойства в двух исследованиях. Затем мы оцениваем взаимосвязь между одиночеством и несколькими обычно используемыми показателями объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, мы обнаруживаем, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений. Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

    Метод и результаты

    Исследование 1

    Участники

    Данные для исследования 1 были собраны в рамках волны 2002 года Исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS), национального репрезентативного лонгитюдного исследования лиц, родившихся в 1947 году или ранее. HRS — это социальный опрос, предназначенный для изучения более позднего жизненного пути. На каждом интервью собирается подробная информация о здоровье респондента, семейных отношениях, занятости, доходе и благосостоянии, а также демографическом фоне.

    HRS состоит из четырех когорт, вошедших в исследование в разные календарные годы. Право на участие в каждой когорте было основано на году рождения, хотя супруги соответствующих возрастных категорий респондентов опрашиваются независимо от их возраста. После того, как они вошли в исследование, респонденты опрашиваются каждые два года.

    Выборка для каждой когорты была получена на основе одного и того же стратифицированного многоэтапного вероятностного плана, в котором чернокожие, латиноамериканцы и флоридцы получали избыточную выборку. Сейчас в выборке около 22 000 респондентов.Первоначальная доля ответивших колебалась от 70% до чуть более 80%, что довольно много для общенационального опроса. Частота повторных интервью для всех когорт на каждой волне составляла от 92% до 95% (Health and Retirement Study, 2003).

    Помимо обширного основного вопросника, каждая волна HRS включает наборы вопросов или модулей, которые задаются только части выборки. Модули содержат вопросы, которые разрабатываются для будущих раундов, вопросы, которые относятся только к части выборки, или вопросы, представляющие интерес для конкретной исследовательской проблемы.Модули даются после завершения основной части интервью и ограничиваются тремя минутами интервью. Каждому члену выборки случайным образом назначается модуль перед началом собеседования для волны. В конце телефонного интервью (час плюс) респондентов спрашивают, готовы ли они ответить на несколько дополнительных вопросов, и, если они согласны, им вводят назначенный им модуль.

    В рамках нашего исследования социальной среды, одиночества и здоровья в процессе старения мы разработали модуль HRS, который включал короткую шкалу одиночества.Наш модуль был назначен 3 008 потенциальным респондентам, что вдвое превышает количество других одиннадцати модулей 2002 года.

    Процедуры

    Мы начали с выбора пунктов из шкалы одиночества R-UCLA (Russell et al. 1980), которая отображается на первой панели. Мы провели исследовательский и подтверждающий факторный анализ шкалы, в котором были выполнены наклонные вращения, чтобы учесть возможность коррелированных факторов. Статистические данные подтверждают превосходство трехфакторного решения в исследовательской выборке ( n = 1255) и подтверждают существенные взаимосвязи между факторами, r s>.5. Кроме того, трехфакторная структура хорошо согласуется с данными подтверждающей выборки ( n = 1276) (Hawkley et al. 2004). Впоследствии мы выбрали три элемента из доминирующего первого фактора, чтобы представить конструкцию одиночества. Три пункта с наибольшей нагрузкой на первый фактор: «Я чувствую себя обделенным», «Я чувствую себя изолированным» и «Я несчастен, что так замкнут». Относительная сложность формулировки последнего пункта заставила нас заменить его следующим по значимости загружаемым пунктом: «Мне не хватает общения.

    ТАБЛИЦА 1

    Пункты пересмотренной шкалы одиночества UCLA (R-UCLA) a и трехпозиционной шкалы одиночества

    R-UCLA Шкала одиночества
    Укажите, как часто вы себя чувствуете способом, описанным в каждом из следующих утверждений. Обведите по одной цифре для каждого.
    Заявление Никогда Редко Иногда Часто

    1.Я чувствую себя в гармонии с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
    2. Мне не хватает общения. 1 2 3 4
    3. Мне не к кому обратиться. 1 2 3 4
    4. Я не чувствую себя одиноким. б 1 2 3 4
    5.Я чувствую себя частью группы друзей. b 1 2 3 4
    6. У меня много общего с людьми, которые меня окружают. b 1 2 3 4
    7. Я больше ни с кем не близок. 1 2 3 4
    8. Мои интересы и идеи не разделяются окружающими. 1 2 3 4
    9.Я общительный человек. b 1 2 3 4
    10. Есть люди, с которыми я чувствую себя близкими. b 1 2 3 4
    11. Я чувствую себя обделенным. 1 2 3 4
    12. Мои социальные отношения поверхностны. 1 2 3 4
    13.Никто меня хорошо не знает. 1 2 3 4
    14. Я чувствую себя изолированным от других. 1 2 3 4
    15. Я могу найти компанию, когда захочу. b 1 2 3 4
    16. Есть люди, которые действительно меня понимают. б 1 2 3 4
    17.Я несчастен, что так замкнут. 1 2 3 4
    18. Люди вокруг меня, но не со мной. 1 2 3 4
    19. Есть люди, с которыми я могу поговорить. b 1 2 3 4
    20. Есть люди, к которым я могу обратиться. b 1 2 3 4
    Трехпозиционная шкала одиночества
    Вводная часть и вопросы4 зачитываются респонденту 0156
    Следующие вопросы касаются того, как вы относитесь к различным аспектам своей жизни. По каждому из них скажите мне, как часто вы так себя чувствуете.
    Вопрос Едва ли Иногда Часто

    Во-первых, как часто вы чувствуете, что вам не хватает общения: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
    Как часто вы чувствуете себя обделенным: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
    Как часто вы чувствуете себя изолированным от других? (Это редко, иногда или часто?) 1 2 3

    Затем мы адаптировали эти вопросы и их категории ответов для телефонного интервью.Это был повторяющийся процесс, в котором тщательное предварительное тестирование было бесценным; В целом это привело к двум группам изменений. Во-первых, мы переформулировали вопросы как вопросы от второго лица, потому что респондент не читает их, а читает ему или ей по телефону. Во-вторых, мы сократили количество категорий ответов. При предварительном тестировании респондентам было трудно запомнить полный набор категорий ответов; более длинный набор категорий ответов также увеличил длину модуля за пределы нашего трехминутного лимита.

    Три выбранных элемента в адаптированном виде показаны на нижней панели. Категории ответов были закодированы 1 ( почти никогда, ), 2 (, иногда ) и 3 (, часто ). Как и в R-UCLA, ответы каждого человека на вопросы суммируются, причем более высокие баллы указывают на большее одиночество.

    Затем в рамках нашего модуля на 2002 HRS была предложена трехпозиционная шкала одиночества. Из 3008 потенциальных респондентов 471 (15,6%) отказался от участия в модуле (напомним, респондентов спросили, готовы ли они продолжить вопросы модуля в конце длинного телефонного интервью).Еще 344 (11,4%) потенциальных респондентов модуля были респондентами по доверенности, которые ответили от имени респондента, который был болен или недееспособен. Прокси-респонденты, по определению, не прошли модуль одиночества. У одиннадцати человек отсутствовала информация по одному или нескольким пунктам об одиночестве. Таким образом, окончательный размер выборки для Модуля 6 HRS 2002 составил 2182 человека. Характеристики образца приведены в первом столбце. 1

    ТАБЛИЦА 2

    Характеристики респондентов исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS) 2002 г.


    ЧАСРС
    Все
    Возраст 50–67
    Белый
    Черный
    Латиноамериканец
    Все
    Белый
    Черный
    Латиноамериканец
    M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD SD SD M SD Возраст (лет) 66.5 10,2 60,1 4,5 66,9 10,2 66,0 9,6 64,5 9,9 57,5 ​​ 4,4 6386 38,2 3,7 Женский 63,9 68,7 63,6 63,6 67,6 52.4 52,4 54,3 50,0 Этническая принадлежность Белый 80,7 76,8 8 Черный 11,3 9038 9038 9038 9038 9038 9038 9038 Испанец 6,4 8,2 8 Другое 1,6 1,9 9038 9038 9038 9038 9016 Образование (лет) 12,4 3,4 12,7 2.9 12,9 2,9 10,7 4,0 8,8 4,6 13,3 3,0 14,6 2,4 12,8 6 3,2 3,2 $) 61,778 82,863 72,650 86,821 67,146 87,684 43,472 63,146 27,878 87386 87486 23,096 9038 58340 45342 Семейное положение В браке / сожительстве 79.7 84,7 81,2 67,8 80,1 61,1 74,5 53638 4,9 6,7 4,1 9,8 6,6 9,2 7.3 16,1 3,0 В разводе / разлучены 13,2 5,7 13,2 6 9038 9038 9038 9038 14,6 25,9 34,9 Не был в браке 1,8 2.0 1,1 4,9 1,0 5,2 3,7 4,9 9038 9038 9038 №6 5,2 5,0 8,5 7,2 1,3 0 1,5 9015 16,9 13,5 14,1 25,1 38,1 14,9 3.7 22,8 20,0 Хорошее 32,5 31,9 31,6 336 34,6 48,1 47,7 Очень хорошо 31,1 33,5 33.7 21,9 16,6 31,0 45,7 22,8 23,1 15,6 7,3 5,0 9,2 16,1 3,8 7.7 N 2,182 1,124 1,761 247 38 139 906 906 139 906 906 139 906 906 906 66

    Мы использовали информацию из основной части интервью HRS, чтобы построить набор индикаторов объективной социальной изоляции.Сначала мы выбрали три показателя, которые использовались в предыдущих исследованиях для измерения социальной интеграции или изоляции. Эти переменные включают семейное положение (в настоящее время женат или не состоит в браке), шестизначный критерий условий жизни и то, является ли респондент волонтером не менее 100 часов в год. Кроме того, мы выбрали две переменные в качестве заместителей для других аспектов социальных отношений: оказывает ли респондент какую-либо помощь членам семьи и оценивает респондент безопасность своего района.Мы используем первый из них как приблизительный показатель социального контакта, потому что HRS не предоставляет прямой информации о частоте социального взаимодействия (например, о том, как часто респондент видит близкого друга). Мы используем второй как грубый пример социальной интеграции соседства.

    Результаты: шкала одиночества

    Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны в. Коэффициент надежности альфа составляет 0,72. Хотя это несколько ниже, чем обычно указывается для полной шкалы (например, альфа).г., Акерлинд и Хорнквист, 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), внутренняя согласованность шкалы из трех пунктов довольно хорошая и указывает на то, что эти пункты надежно измеряют одиночество в телефонной выборке. Среднее значение и стандартное отклонение трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны на нижней панели. Как и ожидалось, большинство людей сообщают о низком уровне одиночества.

    ТАБЛИЦА 3

    Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в двух исследованиях a

    Корреляция между трехпозиционной шкалой одиночества и депрессивными симптомами b
    Исследование 1 HRS Исследование 2 CHASRS
    Пересмотренная шкала U ) α .91
    Трехпозиционная шкала одиночества α .72 .72
    Корреляция между R-UCLA и трехпозиционной шкалой одиночества .82 ***
    .48 *** .49 **
    «Одинокий» пункт по шкале депрессии , 49 *** .54 **
    Элемент «Не могу начать» по шкале депрессии ,20 *** ,24 **
    Элемент «Наслажденная жизнь» по шкале депрессии −.28 *** −.42 **
    Элемент «Полный энергии» по шкале депрессии −.15 ***
    Четыре- Позиция Шкала воспринимаемого напряжения .44 *** .40 **
    Трехэлементная шкала одиночества
    M 3,89 c 6,1 d

    Мы оценили конвергентную и дискриминантную валидность Трехпозиционной шкалы одиночества, изучив ее корреляцию с показателями настроения и эмоций, которые, как показывают предыдущие исследования, связаны с одиночеством.Результаты также суммированы в. Повторяя предыдущие исследования, люди, которые высоко оценивают одиночество, с большей вероятностью будут испытывать симптомы депрессии, согласно краткой форме шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D; Turvey, Wallace, and Herzog, 1999), а также средний балл выше по шкале воспринимаемого стресса (Cacioppo et al. 2000). Напротив, индивидуальные оценки одиночества слабо связаны с эмоциями, не связанными с одиночеством, такими как удовольствие, энергия и мотивация.Эти результаты демонстрируют дискриминантную валидность трехпозиционной шкалы одиночества. Что касается конвергентной валидности, мы видим, что корреляция между самооценкой заявления об одиночестве в индексе депрессии и Трехпозиционной шкалой одиночества намного выше, чем корреляция между любыми другими компонентами короткого CES-D.

    Результаты: объективная и субъективная изоляция

    Результаты двумерной обычной регрессии наименьших квадратов стандартизированной трехпозиционной шкалы одиночества по каждому показателю объективной социальной изоляции показаны в. 2 Каждый показатель значимо связан с одиночеством в ожидаемом направлении. Эти результаты убедительно свидетельствуют о связи между объективной и субъективной социальной изоляцией. В то же время, однако, ассоциации относительно скромны, а объясняемая дисперсия низкая (не более 0,05), что свидетельствует о том, что объективные и субъективные измерения социальной изоляции затрагивают различные аспекты социального опыта.

    ТАБЛИЦА 4

    Коэффициенты регрессии одиночества a различных показателей объективной социальной изоляции в исследовании 1 (Исследование здоровья и выхода на пенсию) b

    40 ***
    Женат -.42 ***
    Условия проживания
    Женат, одинок
    Женат, с детьми −.11 *
    в браке с другими .14 ​​ *
    Одинокий, один .47 ***
    Одинокий, с детьми .050 ***
    Одинокий с другими .32 ***
    Волонтеры 100 и более часов в год −.15 ***
    Оказывает помощь другим −.19 ***
    Рейтинг безопасности района
    Отлично
    Очень хорошо −.10 **
    Хорошо ,21 ***
    Плохое .61 **

    Исследование 2

    Участники

    Данные для Исследования 2 были собраны в первый год проведения Чикагской программы здравоохранения, старения и социальной защиты. Исследование отношений (CHASRS), продольное популяционное исследование людей, родившихся между 1935 и 1952 годами. Целью исследования является изучение социальных, психологических и биологических аспектов социальной изоляции и здоровья.

    Целевой группой исследования 2 были белые, черные и латиноамериканские люди в возрасте от 50 до 67 лет, живущие в округе Кук, штат Иллинойс, которые были достаточно амбулаторными, чтобы приехать в Чикагский университет с однодневным визитом в лабораторию.Выборка была отобрана с использованием многоступенчатого вероятностного плана, в котором чернокожие и латиноамериканцы были отобраны с избыточной выборкой и гендерное равенство сохранялось. Сначала была отобрана выборка домохозяйств, затем отобранные домохозяйства были проверены по телефону на наличие лица, отвечающего критериям возраста. Затем подходящих по возрасту лиц попросили принять участие в исследовании. Если в домохозяйстве было более одного лица, отвечающего критериям возраста, выбирался человек с самым последним днем ​​рождения. Стратегия квотной выборки использовалась для достижения примерно равного распределения респондентов по шести комбинациям пола, расы / этнической группы.

    Процент ответивших среди отвечающих критериям лиц составил 45%, что сравнимо с показателями других хорошо проведенных телефонных опросов. 3 Учитывая, что участие в CHASRS предполагало проведение целого дня в университете, этот процент откликов впечатляет. Окончательный размер выборки для первого года в CHASRS составляет 229.

    Характеристики выборки представлены в третьем столбце. Во втором столбце мы отображаем характеристики людей того же возраста в национальной выборке HRS.Поскольку выборка CHASRS содержит более высокую долю чернокожих и испаноязычных респондентов, чем HRS, мы также отображаем характеристики выборки для каждого исследования отдельно по расе / этнической принадлежности. Мы не ожидаем, что распределения в двух исследованиях будут идентичными; CHASRS — это городская выборка из одного города, тогда как HRS — это национальная выборка более широкого возрастного диапазона. Однако различия между выборками в целом ожидаемые (например, более высокий уровень образования в CHASRS) и довольно скромные.

    Процедуры

    Участники прибыли в лабораторию около 8:30.м. примерно на 8 часов тестирования, включая информированное согласие, анкеты, интервью, обед и сердечно-сосудистый протокол. В рамках тестирования участники заполнили R-UCLA и демографический опросник, основанный на демографическом компоненте HRS.

    В исследовании 2 мы проиндексировали объективную социальную изоляцию, используя эпидемиологический критерий, который впервые задокументировал связь между социальной изоляцией и здоровьем (Berkman and Syme 1979). В частности, мы построили индекс социальных сетей (SNI), максимально точно следуя процедурам, описанным Беркманом (1977). 4 Сначала мы создали «рейтинг коммуникабельности» на основе ответов на вопросы респондентов, в которых спрашивали, сколько у них было близких друзей и родственников и со сколькими из этих людей они встречались не реже одного раза в две недели. Каждый участник получил низкий, средний или высокий балл по общительности на основе отсечки Беркмана (1977). Затем мы объединили показатель общительности с семейным положением участников (женаты или живут с партнером по сравнению с разлученными, разведенными, вдовами или никогда не состояли в браке), чтобы создать «индекс интимных контактов», который варьировался от низкого, среднего или высокого.Мы взвесили этот индекс и объединили его с дихотомическими измерениями принадлежности к религиозным группам и группового членства, получив 12 возможных оценок социальных сетей. На основе спецификаций, использованных Беркманом (1977), мы сгруппировали оценки по четырем категориям: низкие, средние, средне-высокие и высокие.

    Результаты: Шкала одиночества

    Психометрические свойства R-UCLA и шкала, сформированная из элементов, составляющих трехпозиционную шкалу, показаны на правой панели.Альфа-коэффициент надежности для R-UCLA очень похож на альфа-коэффициент, найденный в предыдущих исследованиях, на уровне 0,91 (Akerlind and Hornquist 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), хотя это первое популяционное исследование пожилых людей, в котором исследуется это статистика для R-UCLA. Альфа для трех пунктов шкалы одиночества идентична альфе, полученной нами для тех же трех пунктов в исследовании 1 (0,72). Более того, корреляция между R-UCLA и Трехпозиционной шкалой одиночества довольно высока, на.82 ( стр. <0,001).

    Эти результаты демонстрируют, что Трехпозиционная шкала одиночества достаточно хорошо измеряет общее чувство одиночества и что она надежна в двух разных модальностях интервью (личное самоуправление и телефонное интервью). Эти результаты также предполагают, что возможно встраивание шкалы одиночества из трех пунктов в R-UCLA. Этот последний вывод должен увеличить возможности для перекрестных сравнений исследований.

    Чтобы оценить валидность трехпозиционной шкалы одиночества в другой выборке, мы исследовали тот же набор корреляций, что и в исследовании 1.Паттерн корреляций идентичен паттерну, который мы видели в исследовании 1, что указывает на конвергентную и дискриминантную валидность. Более того, величина корреляций по большей части очень похожа на соответствующие корреляции в Исследовании 1 (см.).

    Результаты: объективная и субъективная изоляция

    Двумерная регрессия одиночества OLS, здесь измеренная стандартизированным R-UCLA, и SNI дала коэффициент -,42 ( p <0,001). Лица, получившие более высокие баллы по SNI, демонстрируют более низкий уровень одиночества, и их отношения статистически значимы.Этот результат является еще одним подтверждением связи между объективными и субъективными мерами социальной изоляции. Однако, опять же, связь относительно скромная, а объясненная дисперсия - низкой. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими, что одиночество определяется скорее качественными, чем количественными аспектами социальных отношений (Hawkley et al., 2003; Wheeler, Reis, and Nezlek, 1983). Например, брак снижает вероятность одиночества, но женатые люди, безусловно, могут чувствовать себя изолированными и одинокими.

    Обсуждение

    Первый вывод, сделанный в этой статье, заключается в том, что чувство одиночества можно хорошо измерить с помощью телефонного опроса с использованием Трехпозиционной шкалы одиночества. Шкала одиночества из трех пунктов показала удовлетворительную надежность и одновременную и дискриминантную валидность. Более того, трехпозиционная телефонная версия соответствует шкале, составленной из тех же трех пунктов, когда задается полная личная шкала. Наконец, наши результаты основаны на двух выборках, основанных на популяциях.Поскольку большинство крупномасштабных опросов основываются на вероятностных выборках населения США, важно знать, что и трехпозиционная, и полная шкала работают в общей популяции. Шкала одиночества из трех пунктов значительно расширяет возможности исследования одиночества среди пожилых людей. Одиночество теперь можно легко измерить с помощью крупномасштабных опросов, а результаты можно сравнить с результатами исследований с использованием полной меры.

    Наше исследование также дает первое популяционное подтверждение связи между социальными связями и одиночеством.Мы предсказали эту ассоциацию на основе существующих исследований, показывающих, что по мере роста объективной социальной изоляции интимные и социальные потребности будут менее вероятно удовлетворяться должным образом. Одиночество — это переживание, вызванное или усугубляемое этими жизненными обстоятельствами. В полуструктурированном интервью с холостыми, женатыми, разведенными и овдовевшими людьми в возрасте от 25 до 75 лет де Йонг-Гирвельд (1987) сообщил, что жизнь с партнером предсказывала самый низкий уровень одиночества. Точно так же пожилые люди, которые жили одни, были более одинокими, чем люди того же возраста, живущие с другими, несмотря на то, что сообщали о сопоставимой частоте социального взаимодействия и адекватности личных сетей (Хендерсон, Скотт и Кей, 1986).Торнстам (1992) в случайной выборке в Швеции из 2795 человек в возрасте от 15 до 80 лет обнаружил, что состоящие в браке люди в среднем менее одиноки, чем неженатые. Среди пожилых людей, живущих самостоятельно (от 60 до 106 лет), частота телефонных контактов с другими людьми предсказывала чувство одиночества (Fees, Martin, and Poon, 1999). И наоборот, у одиноких людей меньше друзей и меньше близких, по сравнению с не одинокими, они считают своих друзей менее похожими на себя и с меньшей вероятностью будут иметь романтического партнера (Bell 1993).

    Однако существенные индивидуальные различия в одиночестве изобилуют в пределах этих категорий отношений (например, холост, женат; Barbour 1993; de Jong-Gierveld 1987; Tornstam 1992), поскольку люди также могут жить, как им кажется, изолированным существованием, даже если вокруг других (Cacioppo et al. 2000; Mullins, Elston, and Gutkowski 1996; van Baarsen et al. 2001). По этой причине одиночество характеризуется чувствами социальной изоляции, отсутствия товарищеских отношений и неприятием со стороны групп сверстников (Adams et al.1988; Остин, 1983), с чувством изолированной жизни в социальном мире, формирующим доминирующий опыт (например, Russell et al. 1980). Соответственно, связь между социальными связями и одиночеством в текущем исследовании была скромной, что указывает на то, что объективная и субъективная социальная интеграция взаимосвязаны, но представляют собой разные концепции.

    Хорошее здоровье — важная составляющая хорошего старения. В последнее время исследователи здоровья в самых разных областях подчеркнули необходимость многоуровневых исследований (например,g., Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук Национального института здравоохранения, 2001 г .; Кессель, Розенфельд и Андерсон 2004). Этот консенсус отражает широко распространенное в настоящее время признание того, что индивидуальное здоровье отражает процессы, происходящие на социальном, психологическом и биологическом уровнях организации. Такое интегративное исследование требует, чтобы исследователи из областей с очень разными подходами и методами нашли общий язык. Помимо философских проблем, связанных с интегративным исследованием, согласование различных методов сбора данных и аналитических методов представляет собой серьезный барьер.Мы показали, как можно решить одну из этих практических задач — разработать меры, устойчивые к различным методам сбора данных.

    Благодарности

    ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ АВТОРОВ: Это исследование поддержано грантом P01 AG 18911 Управления демографии старения, программы поведенческих и социальных исследований Национального института старения. Мы в долгу перед Робертом Уиллисом, Дэвидом Вейром и Уиллардом Роджерсом из исследования здоровья и выхода на пенсию за то, что сделали возможным модуль одиночества исследования здоровья и выхода на пенсию 2002 года.Мы признательны Марте МакКлинток и Рону Тистеду за их вклад в разработку модуля и помощь в исследованиях Трейси Лапьер и Е Луо.

    Биография

    Мэри Элизабет Хьюз, доктор философии, доцент кафедры социологии в Университете Дьюка. Ее исследования сосредоточены на том, как социальные контексты влияют на индивидуальный жизненный путь. Эта статья основана на мультидисциплинарном проекте, исследующем связь между социальной средой, одиночеством и здоровьем в процессе старения.Другие ее проекты включают анализ связи между материальными стремлениями и формированием семьи, а также исследование влияния социальных изменений на жизнь бэби-бумеров.

    Линда Дж. Уэйт, доктор философии, профессор социологии Люси Флауэр и директор Центра старения при Чикагском университете, где она также является соруководителем Центра Альфреда П. Слоана по вопросам родителей, детей и работы. Ее исследования сосредоточены на семье, с самого раннего до самого старшего возраста. Ее текущие проекты включают исследование роли социальных контекстов в этиологии одиночества и стресса и их влияния на здоровье и благополучие в пожилом возрасте.

    Луиза К. Хокли, доктор философии, старший научный сотрудник Института разума и биологии Чикагского университета. В ее текущем исследовании изучаются психологические и физиологические механизмы, которые способствуют связи между одиночеством и здоровьем в выборке на основе стареющего населения.

    Джон Т. Качиоппо, доктор философии, заслуженный профессор психологии Тиффани и Маргарет Блейк и директор Центра когнитивной и социальной неврологии Чикагского университета.Его текущее исследование включает продольное популяционное исследование психологических и физиологических механизмов, лежащих в основе связи между одиночеством и здоровьем.

    Сноски

    1 Сравнение нашей выборки со всей группой респондентов в рамках исследования «Здоровье и пенсионное обеспечение» (HRS) 2002 года выявило несколько различий. Наша выборка с большей вероятностью состоит в браке и немного моложе, чем вся выборка. В целом, однако, наша выборка, по-видимому, представляет собой U.С населением в возрасте 54 лет и старше вполне прилично. В модульную выборку также вошли супруги участников выборки HRS, которые были моложе 54 лет. Большинство этих лиц (75%) были в возрасте 48 лет и старше. Мы включаем этих респондентов в анализ, представленный в этой статье. Результаты без их учета были идентичны представленным здесь.

    2 Мы стандартизировали ( M = 0, SD = 1) ответы на Трехпозиционную шкалу одиночества, чтобы лучше сравнивать с результатами Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений в исследовании 2.

    3 Этот коэффициент ответов предполагает, что домохозяйства, для которых присутствие подходящего человека было неизвестно (23% всех домохозяйств), с такой же вероятностью содержали подходящего человека, как и домохозяйства, которые были успешно отобраны.

    4 Мы также построили невзвешенный индекс социальных сетей, чтобы воспроизвести методологию, используемую в некоторых современных исследованиях в этой области. Результаты и интерпретации были сопоставимы.

    Информация для авторов

    Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка.

    Линда Дж. Уэйт, Чикагский университет.

    Луиза К. Хокли, Чикагский университет.

    Джон Т. Качиоппо, Чикагский университет.

    Ссылки

    • Адамс Г. Р., Опеншоу Д. К., Беннион Л., Миллс Т., Нобл С. Одиночество в позднем подростковом возрасте. Журнал исследований подростков. 1988. 3: 81–96. [Google Scholar]
    • Остин Б.А. Факторная структура шкалы одиночества UCLA. Психологические отчеты. 1983; 53: 883–89. [PubMed] [Google Scholar]
    • Akerlind I, Hornquist JO.Стабильность и изменение чувства одиночества: двухлетнее проспективное лонгитюдное исследование лиц, злоупотребляющих алкоголем. Скандинавский журнал психологии. 1989; 30: 102–12. [PubMed] [Google Scholar]
    • Барбур А. Отчет об исследовании: диадическое одиночество в браке. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии. 1993; 46: 70–72. [Google Scholar]
    • Баумейстер РФ, Лири MR. Необходимость принадлежать: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень.1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
    • Белл Б. Эмоциональное одиночество и предполагаемое сходство идей и интересов. Журнал социального поведения и личности. 1993; 8: 273–80. [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф. Докторская диссертация. Калифорнийский университет; Беркли: 1977. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее исследование жителей округа Аламеда. [PubMed] [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф, Томас Гласс. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье.В: Беркман Л.Ф., Кавачи И., редакторы. Социальная эпидемиология. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2000. С. 137–73. [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф, Сайм С. Леонард. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда. Американский журнал эпидемиологии. 1979; 109 (2): 186–204. [PubMed] [Google Scholar]
    • Berscheid E, Reis HT. Влечение и близкие отношения. В: Gilbert DT, Fiske ST, Gardner L, редакторы. Справочник по социальной психологии.Vol. 2. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 1998. С. 193–281. [Google Scholar]
    • Cacioppo John T, Berntson Gary G, Sheridan John G, McClintock Martha K. Многоуровневый интегративный анализ человеческого поведения: социальная неврология и дополняющая природа социальных и биологических подходов. Психологический бюллетень. 2000; 126: 829–43. [PubMed] [Google Scholar]
    • Карстенсен Л.Л., Исааковиц Дерек М., Чарльз Сьюзан Т. Серьезное время: теория социально-эмоциональной избирательности. Американский психолог.1999; 54: 165–81. [PubMed] [Google Scholar]
    • Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальном институте здравоохранения. Новые горизонты в здоровье: интегративный подход. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar]
    • Каффель Б.Дж., Акамацу Т.Дж. Структура одиночества: факторно-аналитическое исследование. Когнитивная терапия и исследования. 1989; 13: 459–74. [Google Scholar]
    • де Йонг-Гервельд Дженни. Разработка и тестирование модели одиночества.Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–28. [PubMed] [Google Scholar]
    • Fees BS, Martin P, Poon LW. Модель одиночества у пожилых людей. Журнал геронтологии: психологические науки. 1999; 54B: P231–39. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хокли Л.С., Браун Майкл В., Качиоппо Джон Т. Измерения одиночества: воспринимаемая изоляция, родственная связь и коллективная связь. 2004 г. Рукопись рецензируется. [Google Scholar]
    • Hawkley LC, Burleson MH, Berntson GG, Cacioppo JT.Одиночество в повседневной жизни: сердечно-сосудистая деятельность, психосоциальный контекст и поведение в отношении здоровья. Журнал личности и социальной психологии. 2003; 85: 105–20. [PubMed] [Google Scholar]
    • Исследование здоровья и выхода на пенсию. Размер выборки и частота ответов. 2003. Получено 13 октября 2003 г. с сайта www.umich.edu/∼hrswww/studydet/techdet/sample.html.
    • Хендерсон А.С., Скотт Р., Кей Д.В. Одинокие пожилые люди: их психическое здоровье и социальные отношения. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии.1986; 20: 202–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хьюз Мэри Элизабет, Уэйт Линда Дж. Готовится к публикации. Американская семья как контекст здорового старения. В: Сара Харпер, редактор. Семья в стареющих обществах. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; [Google Scholar]
    • Kessel F, Rosenfeld PL, Anderson NB. Расширяя границы здоровья: биоповеденческие и социальные перспективы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar]
    • Мартир Линн М., Шульц Ричард, Миттельмарк Морис Б., Ньюсом Джейсон Т.Стабильность и изменения в социальных контактах и ​​социальной поддержке пожилых людей: исследование здоровья сердечно-сосудистой системы. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки. 1999; 54B: S302–11. [PubMed] [Google Scholar]
    • Mullins LC, Elston CH, Gutkowski SM. Социальные детерминанты одиночества среди пожилых американцев. Монографии по генетической, социальной и общей психологии. 1996; 122: 453–73. [PubMed] [Google Scholar]
    • Пеплау Л.А., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии.Нью-Йорк: Джон Вили; 1982. [Google Scholar]
    • Пинкварт М., Соренсен С. Факторы риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте — метаанализ. В: Шохов С., редактор. Достижения в психологических исследованиях. Vol. 19. Hauppauge, Нью-Йорк: Nova Science; 2003. С. 111–43. [Google Scholar]
    • Роу Джон В., Кан Роберт Л. Успешное старение. Геронтолог. 1997. 37 (4): 443–40. [PubMed] [Google Scholar]
    • Рассел Дэн, Пеплау Летиция А., Катрона Кэролин Э. Пересмотренная шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: свидетельства одновременной и дискриминантной действительности.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 472–80. [PubMed] [Google Scholar]
    • Симан Тереза. Влияние друзей и семьи на здоровье пожилых людей. Американский журнал укрепления здоровья. 2000. 14: 362–370. [PubMed] [Google Scholar]
    • Shaver PR, Brennan KA. Меры депрессии и одиночества. В: Шейвер П., Райтсман Л., редакторы. Меры личности и социальная психология. Vol. 1. Сан-Диего: Academic Press; 1991. С. 195–290. [Google Scholar]
    • Торнстам Л.Одиночество в браке. Журнал социальных и личных отношений. 1992; 9: 197–217. [Google Scholar]
    • Терви Кэролайн Л., Уоллес Роберт Б., Херцог Регула. Пересмотренная мера депрессивных симптомов CES-D и мера серьезных депрессивных эпизодов у пожилых людей на основе DSM. Международный журнал психогериатрии. 1999. 11 (2): 139–48. [PubMed] [Google Scholar]
    • Учино Б.Н., Качиоппо Дж. Т., Киколт-Глейзер Дж. Взаимосвязь между социальной поддержкой и физиологическими процессами: обзор с упором на основные механизмы и последствия для здоровья.Психологический бюллетень. 1996. 119: 488–531. [PubMed] [Google Scholar]
    • ван Баарсен Б., Снейдерс ТАБ, Смит Дж. Х., ван Дуйн MAJ. Одинокий, но не одинокий: эмоциональная изоляция и социальная изоляция как два различных аспекта одиночества у пожилых людей. Образовательные и психологические измерения. 2001. 61: 119–35. [Google Scholar]
    • ван Тилбург Тео. Потеря и получение в старости: изменения размера личных сетей и социальной поддержки в четырехлетнем лонгитюдном исследовании. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки.1998; 53B: S313 – S323. [PubMed] [Google Scholar]
    • Weis RS. Одиночество: опыт эмоциональной и социальной изоляции. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1973. [Google Scholar]
    • Уиллер Л., Рейс Х., Незлек Дж. Одиночество, социальное взаимодействие и сексуальные роли. Журнал личности и социальной психологии. 1983; 45: 943–53. [PubMed] [Google Scholar]

    Краткая шкала измерения одиночества в больших опросах

    Res Aging. Авторская рукопись; доступно в PMC 2008 23 мая.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC23

    NIHMSID: NIHMS47842

    Результаты двух популяционных исследований

    Мэри Элизабет Хьюз

    Университет Дьюка

    Университет Дьюка

    Линда, Университет Дьюка,

    Луиза К. Хокли

    Чикагский университет

    Джон Т. Качиоппо

    Чикагский университет

    Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка;

    Прямая переписка с первым автором на факультете социологии, Box

    , Duke University, Durham, NC 27708; электронная почта: [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Res Aging См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве социальных контактов, а не на восприятии людьми социальной изоляции. Однако одиночество, вероятно, является важным аспектом старения. Основным ограничивающим фактором в изучении одиночества было отсутствие меры, подходящей для крупномасштабных социальных опросов.В этой статье описывается короткая шкала одиночества, разработанная специально для использования при телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество. Авторы также документально подтверждают взаимосвязь между одиночеством и несколькими часто используемыми мерами объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, они обнаруживают, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений.Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

    Ключевые слова: одиночество, социальная изоляция, индекс социальных сетей, измерение

    Люди — социальные животные

    На самом деле, наше желание социальных связей кажется настолько сильным, что некоторые авторы предположили, что у людей есть основная потребность принадлежать (Baumeister и Лири 1995). Социальные отношения тонко охватывают нас теплом самоутверждения, шепотом ободрения и осознанием принадлежности.Они имеют фундаментальное значение для нашего эмоционального удовлетворения, адаптации к поведению и когнитивных функций. Нарушение или отсутствие стабильных социальных отношений взрывает наш разум и биологию, как некоторые другие события.

    Социальная интеграция имеет решающее значение для развития на протяжении всей жизни, но, вероятно, станет особенно важной в более позднем возрасте. Недавние исследования показали, что эмоциональная близость в отношениях увеличивается с возрастом. В то же время, однако, количество социальных отношений уменьшается, и социальные события вызывают значительные нарушения социальных связей (например,g., смерть одного из родителей, уход детей из дома, переезд, смерть супруга) может увеличиваться (например, Carstensen, Isaacowitz, and Charles 1999; Martire et al. 1999; Rowe and Kahn 1997; van Tilberg 1998). Наконец, меняющиеся демографические модели меняют контуры и контекст социальных отношений (Хьюз и Уэйт готовится к печати). Резкие изменения в семье за ​​последние несколько десятилетий привели к появлению новых, более фрагментированных семейных структур и увеличению доли одиноких людей.Эти сдвиги в социальной среде пожилых людей будут еще более выражены среди будущих когорт пожилых людей.

    Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве (например, количество людей, частота контактов) или содержании (практическая помощь, совет) социальных контактов, а не на воспринимаемой социальной изоляции людей (Berkman and Glass 2000; Seeman 2000; Uchino, Cacioppo, and Kiecolt-Glaser 1996). И хотя память и когнитивные функции у пожилых людей в последние годы привлекают значительное внимание исследователей, чувство изоляции и связанные с ними конструкции, отражающие социальное функционирование, получили меньше внимания.Таким образом, мы мало знаем о связи между объективными показателями социальной интеграции и субъективными оценками людей своих социальных связей. Еще меньше мы знаем о том, как воспринимаемая изоляция влияет на благополучие в дальнейшей жизни.

    Однако субъективная интерпретация социальных отношений, вероятно, будет ключом к пониманию влияния социальных связей на благополучие. Когда личные и социальные потребности человека не удовлетворяются должным образом, возникает сложный набор чувств, называемый одиночество , который побуждает искать удовлетворения этих потребностей (Baumeister, Leary 1995; Weiss 1973).Основной опыт изолирован в социальном плане и отсутствует как родственная, так и коллективная взаимосвязь (Рассел, Пеплау и Катрона, 1980; Хокли и др., 2004). В настоящее время имеются существенные доказательства того, что одиночество является основной частью совокупности социально-эмоциональных состояний, включая самооценку, настроение, тревогу, гнев, оптимизм, страх негативной оценки, застенчивость, социальные навыки, социальную поддержку, дисфорию и общительность (см. например, Berscheid and Reis 1998; Shaver and Brennan 1991). Чувство одиночества не является синонимом одиночества, но вместо этого включает в себя чувство изоляции, чувство разобщенности и чувство непричастности.Считается, что эти чувства, в свою очередь, отражают несоответствие между желаемыми и реальными отношениями (Peplau and Perlman 1982).

    В метаанализе факторов риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте Пинкварт и Соренсен (2003) подсчитали, что примерно 10% пожилых людей жалуются на частое чувство одиночества. Известно, что ситуативные угрозы ценным межличностным отношениям, начиная от социальной изоляции, остракизма, отвержения, разделения, развода и кончая тяжелой утратой, усиливают чувство одиночества.Вайс (1973), например, обнаружил, что супруг, следующий за своим партнером через серию смен работы, может быть мало одиноким и хорошо приспособленным в одном городе, но одиноким и плохо приспособленным в другом. Тем не менее, одиночество обычно концептуализируется как состоящее из устойчивой черты с индивидуальными различиями в установочной точке для чувства одиночества, по поводу которого люди колеблются в зависимости от конкретных обстоятельств, в которых они оказываются. В соответствии с этим рассуждением, надежность одиночества в течение одного года повторного тестирования составляет.73 (неопубликованная презентация на конференции Рассела, Као и Катроны, 1987 г., цитируется у Шейвера и Бреннана, 1991 г.), а уровень одиночества мало увеличивается на протяжении взрослой жизни до достижения возраста 80 лет (Pinquart and Sorensen 2003).

    Основным ограничивающим фактором для изучения одиночества в крупномасштабных исследованиях является сложность измерения одиночества при телефонном опросе, типичном способе сбора данных в крупных исследованиях. Стандартный показатель одиночества, пересмотренная шкала одиночества UCLA (R-UCLA; Russell et al.1980), плохо подходит для телефонного опроса. R-UCLA был разработан для самоуправления; в нем 20 вопросов с четырьмя категориями ответов на каждую. Такая шкала слишком длинна и слишком сложна для телефонного интервью.

    В рамках большого многоуровневого исследования социальной изоляции и здоровья в процессе старения мы разработали шкалу одиночества из трех пунктов для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество.В этой статье мы описываем шкалу и документируем ее психометрические свойства в двух исследованиях. Затем мы оцениваем взаимосвязь между одиночеством и несколькими обычно используемыми показателями объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, мы обнаруживаем, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений. Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

    Метод и результаты

    Исследование 1

    Участники

    Данные для исследования 1 были собраны в рамках волны 2002 года Исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS), национального репрезентативного лонгитюдного исследования лиц, родившихся в 1947 году или ранее. HRS — это социальный опрос, предназначенный для изучения более позднего жизненного пути. На каждом интервью собирается подробная информация о здоровье респондента, семейных отношениях, занятости, доходе и благосостоянии, а также демографическом фоне.

    HRS состоит из четырех когорт, вошедших в исследование в разные календарные годы. Право на участие в каждой когорте было основано на году рождения, хотя супруги соответствующих возрастных категорий респондентов опрашиваются независимо от их возраста. После того, как они вошли в исследование, респонденты опрашиваются каждые два года.

    Выборка для каждой когорты была получена на основе одного и того же стратифицированного многоэтапного вероятностного плана, в котором чернокожие, латиноамериканцы и флоридцы получали избыточную выборку. Сейчас в выборке около 22 000 респондентов.Первоначальная доля ответивших колебалась от 70% до чуть более 80%, что довольно много для общенационального опроса. Частота повторных интервью для всех когорт на каждой волне составляла от 92% до 95% (Health and Retirement Study, 2003).

    Помимо обширного основного вопросника, каждая волна HRS включает наборы вопросов или модулей, которые задаются только части выборки. Модули содержат вопросы, которые разрабатываются для будущих раундов, вопросы, которые относятся только к части выборки, или вопросы, представляющие интерес для конкретной исследовательской проблемы.Модули даются после завершения основной части интервью и ограничиваются тремя минутами интервью. Каждому члену выборки случайным образом назначается модуль перед началом собеседования для волны. В конце телефонного интервью (час плюс) респондентов спрашивают, готовы ли они ответить на несколько дополнительных вопросов, и, если они согласны, им вводят назначенный им модуль.

    В рамках нашего исследования социальной среды, одиночества и здоровья в процессе старения мы разработали модуль HRS, который включал короткую шкалу одиночества.Наш модуль был назначен 3 008 потенциальным респондентам, что вдвое превышает количество других одиннадцати модулей 2002 года.

    Процедуры

    Мы начали с выбора пунктов из шкалы одиночества R-UCLA (Russell et al. 1980), которая отображается на первой панели. Мы провели исследовательский и подтверждающий факторный анализ шкалы, в котором были выполнены наклонные вращения, чтобы учесть возможность коррелированных факторов. Статистические данные подтверждают превосходство трехфакторного решения в исследовательской выборке ( n = 1255) и подтверждают существенные взаимосвязи между факторами, r s>.5. Кроме того, трехфакторная структура хорошо согласуется с данными подтверждающей выборки ( n = 1276) (Hawkley et al. 2004). Впоследствии мы выбрали три элемента из доминирующего первого фактора, чтобы представить конструкцию одиночества. Три пункта с наибольшей нагрузкой на первый фактор: «Я чувствую себя обделенным», «Я чувствую себя изолированным» и «Я несчастен, что так замкнут». Относительная сложность формулировки последнего пункта заставила нас заменить его следующим по значимости загружаемым пунктом: «Мне не хватает общения.

    ТАБЛИЦА 1

    Пункты пересмотренной шкалы одиночества UCLA (R-UCLA) a и трехпозиционной шкалы одиночества

    R-UCLA Шкала одиночества
    Укажите, как часто вы себя чувствуете способом, описанным в каждом из следующих утверждений. Обведите по одной цифре для каждого.
    Заявление Никогда Редко Иногда Часто

    1.Я чувствую себя в гармонии с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
    2. Мне не хватает общения. 1 2 3 4
    3. Мне не к кому обратиться. 1 2 3 4
    4. Я не чувствую себя одиноким. б 1 2 3 4
    5.Я чувствую себя частью группы друзей. b 1 2 3 4
    6. У меня много общего с людьми, которые меня окружают. b 1 2 3 4
    7. Я больше ни с кем не близок. 1 2 3 4
    8. Мои интересы и идеи не разделяются окружающими. 1 2 3 4
    9.Я общительный человек. b 1 2 3 4
    10. Есть люди, с которыми я чувствую себя близкими. b 1 2 3 4
    11. Я чувствую себя обделенным. 1 2 3 4
    12. Мои социальные отношения поверхностны. 1 2 3 4
    13.Никто меня хорошо не знает. 1 2 3 4
    14. Я чувствую себя изолированным от других. 1 2 3 4
    15. Я могу найти компанию, когда захочу. b 1 2 3 4
    16. Есть люди, которые действительно меня понимают. б 1 2 3 4
    17.Я несчастен, что так замкнут. 1 2 3 4
    18. Люди вокруг меня, но не со мной. 1 2 3 4
    19. Есть люди, с которыми я могу поговорить. b 1 2 3 4
    20. Есть люди, к которым я могу обратиться. b 1 2 3 4
    Трехпозиционная шкала одиночества
    Вводная часть и вопросы4 зачитываются респонденту 0156
    Следующие вопросы касаются того, как вы относитесь к различным аспектам своей жизни. По каждому из них скажите мне, как часто вы так себя чувствуете.
    Вопрос Едва ли Иногда Часто

    Во-первых, как часто вы чувствуете, что вам не хватает общения: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
    Как часто вы чувствуете себя обделенным: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
    Как часто вы чувствуете себя изолированным от других? (Это редко, иногда или часто?) 1 2 3

    Затем мы адаптировали эти вопросы и их категории ответов для телефонного интервью.Это был повторяющийся процесс, в котором тщательное предварительное тестирование было бесценным; В целом это привело к двум группам изменений. Во-первых, мы переформулировали вопросы как вопросы от второго лица, потому что респондент не читает их, а читает ему или ей по телефону. Во-вторых, мы сократили количество категорий ответов. При предварительном тестировании респондентам было трудно запомнить полный набор категорий ответов; более длинный набор категорий ответов также увеличил длину модуля за пределы нашего трехминутного лимита.

    Три выбранных элемента в адаптированном виде показаны на нижней панели. Категории ответов были закодированы 1 ( почти никогда, ), 2 (, иногда ) и 3 (, часто ). Как и в R-UCLA, ответы каждого человека на вопросы суммируются, причем более высокие баллы указывают на большее одиночество.

    Затем в рамках нашего модуля на 2002 HRS была предложена трехпозиционная шкала одиночества. Из 3008 потенциальных респондентов 471 (15,6%) отказался от участия в модуле (напомним, респондентов спросили, готовы ли они продолжить вопросы модуля в конце длинного телефонного интервью).Еще 344 (11,4%) потенциальных респондентов модуля были респондентами по доверенности, которые ответили от имени респондента, который был болен или недееспособен. Прокси-респонденты, по определению, не прошли модуль одиночества. У одиннадцати человек отсутствовала информация по одному или нескольким пунктам об одиночестве. Таким образом, окончательный размер выборки для Модуля 6 HRS 2002 составил 2182 человека. Характеристики образца приведены в первом столбце. 1

    ТАБЛИЦА 2

    Характеристики респондентов исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS) 2002 г.


    ЧАСРС
    Все
    Возраст 50–67
    Белый
    Черный
    Латиноамериканец
    Все
    Белый
    Черный
    Латиноамериканец
    M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD SD SD M SD Возраст (лет) 66.5 10,2 60,1 4,5 66,9 10,2 66,0 9,6 64,5 9,9 57,5 ​​ 4,4 6386 38,2 3,7 Женский 63,9 68,7 63,6 63,6 67,6 52.4 52,4 54,3 50,0 Этническая принадлежность Белый 80,7 76,8 8 Черный 11,3 9038 9038 9038 9038 9038 9038 9038 Испанец 6,4 8,2 8 Другое 1,6 1,9 9038 9038 9038 9038 9016 Образование (лет) 12,4 3,4 12,7 2.9 12,9 2,9 10,7 4,0 8,8 4,6 13,3 3,0 14,6 2,4 12,8 6 3,2 3,2 $) 61,778 82,863 72,650 86,821 67,146 87,684 43,472 63,146 27,878 87386 87486 23,096 9038 58340 45342 Семейное положение В браке / сожительстве 79.7 84,7 81,2 67,8 80,1 61,1 74,5 53638 4,9 6,7 4,1 9,8 6,6 9,2 7.3 16,1 3,0 В разводе / разлучены 13,2 5,7 13,2 6 9038 9038 9038 9038 14,6 25,9 34,9 Не был в браке 1,8 2.0 1,1 4,9 1,0 5,2 3,7 4,9 9038 9038 9038 №6 5,2 5,0 8,5 7,2 1,3 0 1,5 9015 16,9 13,5 14,1 25,1 38,1 14,9 3.7 22,8 20,0 Хорошее 32,5 31,9 31,6 336 34,6 48,1 47,7 Очень хорошо 31,1 33,5 33.7 21,9 16,6 31,0 45,7 22,8 23,1 15,6 7,3 5,0 9,2 16,1 3,8 7.7 N 2,182 1,124 1,761 247 38 139 906 906 139 906 906 139 906 906 906 66

    Мы использовали информацию из основной части интервью HRS, чтобы построить набор индикаторов объективной социальной изоляции.Сначала мы выбрали три показателя, которые использовались в предыдущих исследованиях для измерения социальной интеграции или изоляции. Эти переменные включают семейное положение (в настоящее время женат или не состоит в браке), шестизначный критерий условий жизни и то, является ли респондент волонтером не менее 100 часов в год. Кроме того, мы выбрали две переменные в качестве заместителей для других аспектов социальных отношений: оказывает ли респондент какую-либо помощь членам семьи и оценивает респондент безопасность своего района.Мы используем первый из них как приблизительный показатель социального контакта, потому что HRS не предоставляет прямой информации о частоте социального взаимодействия (например, о том, как часто респондент видит близкого друга). Мы используем второй как грубый пример социальной интеграции соседства.

    Результаты: шкала одиночества

    Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны в. Коэффициент надежности альфа составляет 0,72. Хотя это несколько ниже, чем обычно указывается для полной шкалы (например, альфа).г., Акерлинд и Хорнквист, 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), внутренняя согласованность шкалы из трех пунктов довольно хорошая и указывает на то, что эти пункты надежно измеряют одиночество в телефонной выборке. Среднее значение и стандартное отклонение трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны на нижней панели. Как и ожидалось, большинство людей сообщают о низком уровне одиночества.

    ТАБЛИЦА 3

    Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в двух исследованиях a

    Корреляция между трехпозиционной шкалой одиночества и депрессивными симптомами b
    Исследование 1 HRS Исследование 2 CHASRS
    Пересмотренная шкала U ) α .91
    Трехпозиционная шкала одиночества α .72 .72
    Корреляция между R-UCLA и трехпозиционной шкалой одиночества .82 ***
    .48 *** .49 **
    «Одинокий» пункт по шкале депрессии , 49 *** .54 **
    Элемент «Не могу начать» по шкале депрессии ,20 *** ,24 **
    Элемент «Наслажденная жизнь» по шкале депрессии −.28 *** −.42 **
    Элемент «Полный энергии» по шкале депрессии −.15 ***
    Четыре- Позиция Шкала воспринимаемого напряжения .44 *** .40 **
    Трехэлементная шкала одиночества
    M 3,89 c 6,1 d

    Мы оценили конвергентную и дискриминантную валидность Трехпозиционной шкалы одиночества, изучив ее корреляцию с показателями настроения и эмоций, которые, как показывают предыдущие исследования, связаны с одиночеством.Результаты также суммированы в. Повторяя предыдущие исследования, люди, которые высоко оценивают одиночество, с большей вероятностью будут испытывать симптомы депрессии, согласно краткой форме шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D; Turvey, Wallace, and Herzog, 1999), а также средний балл выше по шкале воспринимаемого стресса (Cacioppo et al. 2000). Напротив, индивидуальные оценки одиночества слабо связаны с эмоциями, не связанными с одиночеством, такими как удовольствие, энергия и мотивация.Эти результаты демонстрируют дискриминантную валидность трехпозиционной шкалы одиночества. Что касается конвергентной валидности, мы видим, что корреляция между самооценкой заявления об одиночестве в индексе депрессии и Трехпозиционной шкалой одиночества намного выше, чем корреляция между любыми другими компонентами короткого CES-D.

    Результаты: объективная и субъективная изоляция

    Результаты двумерной обычной регрессии наименьших квадратов стандартизированной трехпозиционной шкалы одиночества по каждому показателю объективной социальной изоляции показаны в. 2 Каждый показатель значимо связан с одиночеством в ожидаемом направлении. Эти результаты убедительно свидетельствуют о связи между объективной и субъективной социальной изоляцией. В то же время, однако, ассоциации относительно скромны, а объясняемая дисперсия низкая (не более 0,05), что свидетельствует о том, что объективные и субъективные измерения социальной изоляции затрагивают различные аспекты социального опыта.

    ТАБЛИЦА 4

    Коэффициенты регрессии одиночества a различных показателей объективной социальной изоляции в исследовании 1 (Исследование здоровья и выхода на пенсию) b

    40 ***
    Женат -.42 ***
    Условия проживания
    Женат, одинок
    Женат, с детьми −.11 *
    в браке с другими .14 ​​ *
    Одинокий, один .47 ***
    Одинокий, с детьми .050 ***
    Одинокий с другими .32 ***
    Волонтеры 100 и более часов в год −.15 ***
    Оказывает помощь другим −.19 ***
    Рейтинг безопасности района
    Отлично
    Очень хорошо −.10 **
    Хорошо ,21 ***
    Плохое .61 **

    Исследование 2

    Участники

    Данные для Исследования 2 были собраны в первый год проведения Чикагской программы здравоохранения, старения и социальной защиты. Исследование отношений (CHASRS), продольное популяционное исследование людей, родившихся между 1935 и 1952 годами. Целью исследования является изучение социальных, психологических и биологических аспектов социальной изоляции и здоровья.

    Целевой группой исследования 2 были белые, черные и латиноамериканские люди в возрасте от 50 до 67 лет, живущие в округе Кук, штат Иллинойс, которые были достаточно амбулаторными, чтобы приехать в Чикагский университет с однодневным визитом в лабораторию.Выборка была отобрана с использованием многоступенчатого вероятностного плана, в котором чернокожие и латиноамериканцы были отобраны с избыточной выборкой и гендерное равенство сохранялось. Сначала была отобрана выборка домохозяйств, затем отобранные домохозяйства были проверены по телефону на наличие лица, отвечающего критериям возраста. Затем подходящих по возрасту лиц попросили принять участие в исследовании. Если в домохозяйстве было более одного лица, отвечающего критериям возраста, выбирался человек с самым последним днем ​​рождения. Стратегия квотной выборки использовалась для достижения примерно равного распределения респондентов по шести комбинациям пола, расы / этнической группы.

    Процент ответивших среди отвечающих критериям лиц составил 45%, что сравнимо с показателями других хорошо проведенных телефонных опросов. 3 Учитывая, что участие в CHASRS предполагало проведение целого дня в университете, этот процент откликов впечатляет. Окончательный размер выборки для первого года в CHASRS составляет 229.

    Характеристики выборки представлены в третьем столбце. Во втором столбце мы отображаем характеристики людей того же возраста в национальной выборке HRS.Поскольку выборка CHASRS содержит более высокую долю чернокожих и испаноязычных респондентов, чем HRS, мы также отображаем характеристики выборки для каждого исследования отдельно по расе / этнической принадлежности. Мы не ожидаем, что распределения в двух исследованиях будут идентичными; CHASRS — это городская выборка из одного города, тогда как HRS — это национальная выборка более широкого возрастного диапазона. Однако различия между выборками в целом ожидаемые (например, более высокий уровень образования в CHASRS) и довольно скромные.

    Процедуры

    Участники прибыли в лабораторию около 8:30.м. примерно на 8 часов тестирования, включая информированное согласие, анкеты, интервью, обед и сердечно-сосудистый протокол. В рамках тестирования участники заполнили R-UCLA и демографический опросник, основанный на демографическом компоненте HRS.

    В исследовании 2 мы проиндексировали объективную социальную изоляцию, используя эпидемиологический критерий, который впервые задокументировал связь между социальной изоляцией и здоровьем (Berkman and Syme 1979). В частности, мы построили индекс социальных сетей (SNI), максимально точно следуя процедурам, описанным Беркманом (1977). 4 Сначала мы создали «рейтинг коммуникабельности» на основе ответов на вопросы респондентов, в которых спрашивали, сколько у них было близких друзей и родственников и со сколькими из этих людей они встречались не реже одного раза в две недели. Каждый участник получил низкий, средний или высокий балл по общительности на основе отсечки Беркмана (1977). Затем мы объединили показатель общительности с семейным положением участников (женаты или живут с партнером по сравнению с разлученными, разведенными, вдовами или никогда не состояли в браке), чтобы создать «индекс интимных контактов», который варьировался от низкого, среднего или высокого.Мы взвесили этот индекс и объединили его с дихотомическими измерениями принадлежности к религиозным группам и группового членства, получив 12 возможных оценок социальных сетей. На основе спецификаций, использованных Беркманом (1977), мы сгруппировали оценки по четырем категориям: низкие, средние, средне-высокие и высокие.

    Результаты: Шкала одиночества

    Психометрические свойства R-UCLA и шкала, сформированная из элементов, составляющих трехпозиционную шкалу, показаны на правой панели.Альфа-коэффициент надежности для R-UCLA очень похож на альфа-коэффициент, найденный в предыдущих исследованиях, на уровне 0,91 (Akerlind and Hornquist 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), хотя это первое популяционное исследование пожилых людей, в котором исследуется это статистика для R-UCLA. Альфа для трех пунктов шкалы одиночества идентична альфе, полученной нами для тех же трех пунктов в исследовании 1 (0,72). Более того, корреляция между R-UCLA и Трехпозиционной шкалой одиночества довольно высока, на.82 ( стр. <0,001).

    Эти результаты демонстрируют, что Трехпозиционная шкала одиночества достаточно хорошо измеряет общее чувство одиночества и что она надежна в двух разных модальностях интервью (личное самоуправление и телефонное интервью). Эти результаты также предполагают, что возможно встраивание шкалы одиночества из трех пунктов в R-UCLA. Этот последний вывод должен увеличить возможности для перекрестных сравнений исследований.

    Чтобы оценить валидность трехпозиционной шкалы одиночества в другой выборке, мы исследовали тот же набор корреляций, что и в исследовании 1.Паттерн корреляций идентичен паттерну, который мы видели в исследовании 1, что указывает на конвергентную и дискриминантную валидность. Более того, величина корреляций по большей части очень похожа на соответствующие корреляции в Исследовании 1 (см.).

    Результаты: объективная и субъективная изоляция

    Двумерная регрессия одиночества OLS, здесь измеренная стандартизированным R-UCLA, и SNI дала коэффициент -,42 ( p <0,001). Лица, получившие более высокие баллы по SNI, демонстрируют более низкий уровень одиночества, и их отношения статистически значимы.Этот результат является еще одним подтверждением связи между объективными и субъективными мерами социальной изоляции. Однако, опять же, связь относительно скромная, а объясненная дисперсия - низкой. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими, что одиночество определяется скорее качественными, чем количественными аспектами социальных отношений (Hawkley et al., 2003; Wheeler, Reis, and Nezlek, 1983). Например, брак снижает вероятность одиночества, но женатые люди, безусловно, могут чувствовать себя изолированными и одинокими.

    Обсуждение

    Первый вывод, сделанный в этой статье, заключается в том, что чувство одиночества можно хорошо измерить с помощью телефонного опроса с использованием Трехпозиционной шкалы одиночества. Шкала одиночества из трех пунктов показала удовлетворительную надежность и одновременную и дискриминантную валидность. Более того, трехпозиционная телефонная версия соответствует шкале, составленной из тех же трех пунктов, когда задается полная личная шкала. Наконец, наши результаты основаны на двух выборках, основанных на популяциях.Поскольку большинство крупномасштабных опросов основываются на вероятностных выборках населения США, важно знать, что и трехпозиционная, и полная шкала работают в общей популяции. Шкала одиночества из трех пунктов значительно расширяет возможности исследования одиночества среди пожилых людей. Одиночество теперь можно легко измерить с помощью крупномасштабных опросов, а результаты можно сравнить с результатами исследований с использованием полной меры.

    Наше исследование также дает первое популяционное подтверждение связи между социальными связями и одиночеством.Мы предсказали эту ассоциацию на основе существующих исследований, показывающих, что по мере роста объективной социальной изоляции интимные и социальные потребности будут менее вероятно удовлетворяться должным образом. Одиночество — это переживание, вызванное или усугубляемое этими жизненными обстоятельствами. В полуструктурированном интервью с холостыми, женатыми, разведенными и овдовевшими людьми в возрасте от 25 до 75 лет де Йонг-Гирвельд (1987) сообщил, что жизнь с партнером предсказывала самый низкий уровень одиночества. Точно так же пожилые люди, которые жили одни, были более одинокими, чем люди того же возраста, живущие с другими, несмотря на то, что сообщали о сопоставимой частоте социального взаимодействия и адекватности личных сетей (Хендерсон, Скотт и Кей, 1986).Торнстам (1992) в случайной выборке в Швеции из 2795 человек в возрасте от 15 до 80 лет обнаружил, что состоящие в браке люди в среднем менее одиноки, чем неженатые. Среди пожилых людей, живущих самостоятельно (от 60 до 106 лет), частота телефонных контактов с другими людьми предсказывала чувство одиночества (Fees, Martin, and Poon, 1999). И наоборот, у одиноких людей меньше друзей и меньше близких, по сравнению с не одинокими, они считают своих друзей менее похожими на себя и с меньшей вероятностью будут иметь романтического партнера (Bell 1993).

    Однако существенные индивидуальные различия в одиночестве изобилуют в пределах этих категорий отношений (например, холост, женат; Barbour 1993; de Jong-Gierveld 1987; Tornstam 1992), поскольку люди также могут жить, как им кажется, изолированным существованием, даже если вокруг других (Cacioppo et al. 2000; Mullins, Elston, and Gutkowski 1996; van Baarsen et al. 2001). По этой причине одиночество характеризуется чувствами социальной изоляции, отсутствия товарищеских отношений и неприятием со стороны групп сверстников (Adams et al.1988; Остин, 1983), с чувством изолированной жизни в социальном мире, формирующим доминирующий опыт (например, Russell et al. 1980). Соответственно, связь между социальными связями и одиночеством в текущем исследовании была скромной, что указывает на то, что объективная и субъективная социальная интеграция взаимосвязаны, но представляют собой разные концепции.

    Хорошее здоровье — важная составляющая хорошего старения. В последнее время исследователи здоровья в самых разных областях подчеркнули необходимость многоуровневых исследований (например,g., Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук Национального института здравоохранения, 2001 г .; Кессель, Розенфельд и Андерсон 2004). Этот консенсус отражает широко распространенное в настоящее время признание того, что индивидуальное здоровье отражает процессы, происходящие на социальном, психологическом и биологическом уровнях организации. Такое интегративное исследование требует, чтобы исследователи из областей с очень разными подходами и методами нашли общий язык. Помимо философских проблем, связанных с интегративным исследованием, согласование различных методов сбора данных и аналитических методов представляет собой серьезный барьер.Мы показали, как можно решить одну из этих практических задач — разработать меры, устойчивые к различным методам сбора данных.

    Благодарности

    ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ АВТОРОВ: Это исследование поддержано грантом P01 AG 18911 Управления демографии старения, программы поведенческих и социальных исследований Национального института старения. Мы в долгу перед Робертом Уиллисом, Дэвидом Вейром и Уиллардом Роджерсом из исследования здоровья и выхода на пенсию за то, что сделали возможным модуль одиночества исследования здоровья и выхода на пенсию 2002 года.Мы признательны Марте МакКлинток и Рону Тистеду за их вклад в разработку модуля и помощь в исследованиях Трейси Лапьер и Е Луо.

    Биография

    Мэри Элизабет Хьюз, доктор философии, доцент кафедры социологии в Университете Дьюка. Ее исследования сосредоточены на том, как социальные контексты влияют на индивидуальный жизненный путь. Эта статья основана на мультидисциплинарном проекте, исследующем связь между социальной средой, одиночеством и здоровьем в процессе старения.Другие ее проекты включают анализ связи между материальными стремлениями и формированием семьи, а также исследование влияния социальных изменений на жизнь бэби-бумеров.

    Линда Дж. Уэйт, доктор философии, профессор социологии Люси Флауэр и директор Центра старения при Чикагском университете, где она также является соруководителем Центра Альфреда П. Слоана по вопросам родителей, детей и работы. Ее исследования сосредоточены на семье, с самого раннего до самого старшего возраста. Ее текущие проекты включают исследование роли социальных контекстов в этиологии одиночества и стресса и их влияния на здоровье и благополучие в пожилом возрасте.

    Луиза К. Хокли, доктор философии, старший научный сотрудник Института разума и биологии Чикагского университета. В ее текущем исследовании изучаются психологические и физиологические механизмы, которые способствуют связи между одиночеством и здоровьем в выборке на основе стареющего населения.

    Джон Т. Качиоппо, доктор философии, заслуженный профессор психологии Тиффани и Маргарет Блейк и директор Центра когнитивной и социальной неврологии Чикагского университета.Его текущее исследование включает продольное популяционное исследование психологических и физиологических механизмов, лежащих в основе связи между одиночеством и здоровьем.

    Сноски

    1 Сравнение нашей выборки со всей группой респондентов в рамках исследования «Здоровье и пенсионное обеспечение» (HRS) 2002 года выявило несколько различий. Наша выборка с большей вероятностью состоит в браке и немного моложе, чем вся выборка. В целом, однако, наша выборка, по-видимому, представляет собой U.С населением в возрасте 54 лет и старше вполне прилично. В модульную выборку также вошли супруги участников выборки HRS, которые были моложе 54 лет. Большинство этих лиц (75%) были в возрасте 48 лет и старше. Мы включаем этих респондентов в анализ, представленный в этой статье. Результаты без их учета были идентичны представленным здесь.

    2 Мы стандартизировали ( M = 0, SD = 1) ответы на Трехпозиционную шкалу одиночества, чтобы лучше сравнивать с результатами Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений в исследовании 2.

    3 Этот коэффициент ответов предполагает, что домохозяйства, для которых присутствие подходящего человека было неизвестно (23% всех домохозяйств), с такой же вероятностью содержали подходящего человека, как и домохозяйства, которые были успешно отобраны.

    4 Мы также построили невзвешенный индекс социальных сетей, чтобы воспроизвести методологию, используемую в некоторых современных исследованиях в этой области. Результаты и интерпретации были сопоставимы.

    Информация для авторов

    Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка.

    Линда Дж. Уэйт, Чикагский университет.

    Луиза К. Хокли, Чикагский университет.

    Джон Т. Качиоппо, Чикагский университет.

    Ссылки

    • Адамс Г. Р., Опеншоу Д. К., Беннион Л., Миллс Т., Нобл С. Одиночество в позднем подростковом возрасте. Журнал исследований подростков. 1988. 3: 81–96. [Google Scholar]
    • Остин Б.А. Факторная структура шкалы одиночества UCLA. Психологические отчеты. 1983; 53: 883–89. [PubMed] [Google Scholar]
    • Akerlind I, Hornquist JO.Стабильность и изменение чувства одиночества: двухлетнее проспективное лонгитюдное исследование лиц, злоупотребляющих алкоголем. Скандинавский журнал психологии. 1989; 30: 102–12. [PubMed] [Google Scholar]
    • Барбур А. Отчет об исследовании: диадическое одиночество в браке. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии. 1993; 46: 70–72. [Google Scholar]
    • Баумейстер РФ, Лири MR. Необходимость принадлежать: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень.1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
    • Белл Б. Эмоциональное одиночество и предполагаемое сходство идей и интересов. Журнал социального поведения и личности. 1993; 8: 273–80. [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф. Докторская диссертация. Калифорнийский университет; Беркли: 1977. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее исследование жителей округа Аламеда. [PubMed] [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф, Томас Гласс. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье.В: Беркман Л.Ф., Кавачи И., редакторы. Социальная эпидемиология. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2000. С. 137–73. [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф, Сайм С. Леонард. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда. Американский журнал эпидемиологии. 1979; 109 (2): 186–204. [PubMed] [Google Scholar]
    • Berscheid E, Reis HT. Влечение и близкие отношения. В: Gilbert DT, Fiske ST, Gardner L, редакторы. Справочник по социальной психологии.Vol. 2. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 1998. С. 193–281. [Google Scholar]
    • Cacioppo John T, Berntson Gary G, Sheridan John G, McClintock Martha K. Многоуровневый интегративный анализ человеческого поведения: социальная неврология и дополняющая природа социальных и биологических подходов. Психологический бюллетень. 2000; 126: 829–43. [PubMed] [Google Scholar]
    • Карстенсен Л.Л., Исааковиц Дерек М., Чарльз Сьюзан Т. Серьезное время: теория социально-эмоциональной избирательности. Американский психолог.1999; 54: 165–81. [PubMed] [Google Scholar]
    • Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальном институте здравоохранения. Новые горизонты в здоровье: интегративный подход. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar]
    • Каффель Б.Дж., Акамацу Т.Дж. Структура одиночества: факторно-аналитическое исследование. Когнитивная терапия и исследования. 1989; 13: 459–74. [Google Scholar]
    • де Йонг-Гервельд Дженни. Разработка и тестирование модели одиночества.Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–28. [PubMed] [Google Scholar]
    • Fees BS, Martin P, Poon LW. Модель одиночества у пожилых людей. Журнал геронтологии: психологические науки. 1999; 54B: P231–39. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хокли Л.С., Браун Майкл В., Качиоппо Джон Т. Измерения одиночества: воспринимаемая изоляция, родственная связь и коллективная связь. 2004 г. Рукопись рецензируется. [Google Scholar]
    • Hawkley LC, Burleson MH, Berntson GG, Cacioppo JT.Одиночество в повседневной жизни: сердечно-сосудистая деятельность, психосоциальный контекст и поведение в отношении здоровья. Журнал личности и социальной психологии. 2003; 85: 105–20. [PubMed] [Google Scholar]
    • Исследование здоровья и выхода на пенсию. Размер выборки и частота ответов. 2003. Получено 13 октября 2003 г. с сайта www.umich.edu/∼hrswww/studydet/techdet/sample.html.
    • Хендерсон А.С., Скотт Р., Кей Д.В. Одинокие пожилые люди: их психическое здоровье и социальные отношения. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии.1986; 20: 202–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хьюз Мэри Элизабет, Уэйт Линда Дж. Готовится к публикации. Американская семья как контекст здорового старения. В: Сара Харпер, редактор. Семья в стареющих обществах. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; [Google Scholar]
    • Kessel F, Rosenfeld PL, Anderson NB. Расширяя границы здоровья: биоповеденческие и социальные перспективы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar]
    • Мартир Линн М., Шульц Ричард, Миттельмарк Морис Б., Ньюсом Джейсон Т.Стабильность и изменения в социальных контактах и ​​социальной поддержке пожилых людей: исследование здоровья сердечно-сосудистой системы. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки. 1999; 54B: S302–11. [PubMed] [Google Scholar]
    • Mullins LC, Elston CH, Gutkowski SM. Социальные детерминанты одиночества среди пожилых американцев. Монографии по генетической, социальной и общей психологии. 1996; 122: 453–73. [PubMed] [Google Scholar]
    • Пеплау Л.А., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии.Нью-Йорк: Джон Вили; 1982. [Google Scholar]
    • Пинкварт М., Соренсен С. Факторы риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте — метаанализ. В: Шохов С., редактор. Достижения в психологических исследованиях. Vol. 19. Hauppauge, Нью-Йорк: Nova Science; 2003. С. 111–43. [Google Scholar]
    • Роу Джон В., Кан Роберт Л. Успешное старение. Геронтолог. 1997. 37 (4): 443–40. [PubMed] [Google Scholar]
    • Рассел Дэн, Пеплау Летиция А., Катрона Кэролин Э. Пересмотренная шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: свидетельства одновременной и дискриминантной действительности.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 472–80. [PubMed] [Google Scholar]
    • Симан Тереза. Влияние друзей и семьи на здоровье пожилых людей. Американский журнал укрепления здоровья. 2000. 14: 362–370. [PubMed] [Google Scholar]
    • Shaver PR, Brennan KA. Меры депрессии и одиночества. В: Шейвер П., Райтсман Л., редакторы. Меры личности и социальная психология. Vol. 1. Сан-Диего: Academic Press; 1991. С. 195–290. [Google Scholar]
    • Торнстам Л.Одиночество в браке. Журнал социальных и личных отношений. 1992; 9: 197–217. [Google Scholar]
    • Терви Кэролайн Л., Уоллес Роберт Б., Херцог Регула. Пересмотренная мера депрессивных симптомов CES-D и мера серьезных депрессивных эпизодов у пожилых людей на основе DSM. Международный журнал психогериатрии. 1999. 11 (2): 139–48. [PubMed] [Google Scholar]
    • Учино Б.Н., Качиоппо Дж. Т., Киколт-Глейзер Дж. Взаимосвязь между социальной поддержкой и физиологическими процессами: обзор с упором на основные механизмы и последствия для здоровья.Психологический бюллетень. 1996. 119: 488–531. [PubMed] [Google Scholar]
    • ван Баарсен Б., Снейдерс ТАБ, Смит Дж. Х., ван Дуйн MAJ. Одинокий, но не одинокий: эмоциональная изоляция и социальная изоляция как два различных аспекта одиночества у пожилых людей. Образовательные и психологические измерения. 2001. 61: 119–35. [Google Scholar]
    • ван Тилбург Тео. Потеря и получение в старости: изменения размера личных сетей и социальной поддержки в четырехлетнем лонгитюдном исследовании. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки.1998; 53B: S313 – S323. [PubMed] [Google Scholar]
    • Weis RS. Одиночество: опыт эмоциональной и социальной изоляции. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1973. [Google Scholar]
    • Уиллер Л., Рейс Х., Незлек Дж. Одиночество, социальное взаимодействие и сексуальные роли. Журнал личности и социальной психологии. 1983; 45: 943–53. [PubMed] [Google Scholar]

    Краткая шкала измерения одиночества в больших опросах

    Res Aging. Авторская рукопись; доступно в PMC 2008 23 мая.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC23

    NIHMSID: NIHMS47842

    Результаты двух популяционных исследований

    Мэри Элизабет Хьюз

    Университет Дьюка

    Университет Дьюка

    Линда, Университет Дьюка,

    Луиза К. Хокли

    Чикагский университет

    Джон Т. Качиоппо

    Чикагский университет

    Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка;

    Прямая переписка с первым автором на факультете социологии, Box

    , Duke University, Durham, NC 27708; электронная почта: [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Res Aging См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве социальных контактов, а не на восприятии людьми социальной изоляции. Однако одиночество, вероятно, является важным аспектом старения. Основным ограничивающим фактором в изучении одиночества было отсутствие меры, подходящей для крупномасштабных социальных опросов.В этой статье описывается короткая шкала одиночества, разработанная специально для использования при телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество. Авторы также документально подтверждают взаимосвязь между одиночеством и несколькими часто используемыми мерами объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, они обнаруживают, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений.Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

    Ключевые слова: одиночество, социальная изоляция, индекс социальных сетей, измерение

    Люди — социальные животные

    На самом деле, наше желание социальных связей кажется настолько сильным, что некоторые авторы предположили, что у людей есть основная потребность принадлежать (Baumeister и Лири 1995). Социальные отношения тонко охватывают нас теплом самоутверждения, шепотом ободрения и осознанием принадлежности.Они имеют фундаментальное значение для нашего эмоционального удовлетворения, адаптации к поведению и когнитивных функций. Нарушение или отсутствие стабильных социальных отношений взрывает наш разум и биологию, как некоторые другие события.

    Социальная интеграция имеет решающее значение для развития на протяжении всей жизни, но, вероятно, станет особенно важной в более позднем возрасте. Недавние исследования показали, что эмоциональная близость в отношениях увеличивается с возрастом. В то же время, однако, количество социальных отношений уменьшается, и социальные события вызывают значительные нарушения социальных связей (например,g., смерть одного из родителей, уход детей из дома, переезд, смерть супруга) может увеличиваться (например, Carstensen, Isaacowitz, and Charles 1999; Martire et al. 1999; Rowe and Kahn 1997; van Tilberg 1998). Наконец, меняющиеся демографические модели меняют контуры и контекст социальных отношений (Хьюз и Уэйт готовится к печати). Резкие изменения в семье за ​​последние несколько десятилетий привели к появлению новых, более фрагментированных семейных структур и увеличению доли одиноких людей.Эти сдвиги в социальной среде пожилых людей будут еще более выражены среди будущих когорт пожилых людей.

    Большинство исследований социальных отношений в дальнейшей жизни сосредоточено на количестве (например, количество людей, частота контактов) или содержании (практическая помощь, совет) социальных контактов, а не на воспринимаемой социальной изоляции людей (Berkman and Glass 2000; Seeman 2000; Uchino, Cacioppo, and Kiecolt-Glaser 1996). И хотя память и когнитивные функции у пожилых людей в последние годы привлекают значительное внимание исследователей, чувство изоляции и связанные с ними конструкции, отражающие социальное функционирование, получили меньше внимания.Таким образом, мы мало знаем о связи между объективными показателями социальной интеграции и субъективными оценками людей своих социальных связей. Еще меньше мы знаем о том, как воспринимаемая изоляция влияет на благополучие в дальнейшей жизни.

    Однако субъективная интерпретация социальных отношений, вероятно, будет ключом к пониманию влияния социальных связей на благополучие. Когда личные и социальные потребности человека не удовлетворяются должным образом, возникает сложный набор чувств, называемый одиночество , который побуждает искать удовлетворения этих потребностей (Baumeister, Leary 1995; Weiss 1973).Основной опыт изолирован в социальном плане и отсутствует как родственная, так и коллективная взаимосвязь (Рассел, Пеплау и Катрона, 1980; Хокли и др., 2004). В настоящее время имеются существенные доказательства того, что одиночество является основной частью совокупности социально-эмоциональных состояний, включая самооценку, настроение, тревогу, гнев, оптимизм, страх негативной оценки, застенчивость, социальные навыки, социальную поддержку, дисфорию и общительность (см. например, Berscheid and Reis 1998; Shaver and Brennan 1991). Чувство одиночества не является синонимом одиночества, но вместо этого включает в себя чувство изоляции, чувство разобщенности и чувство непричастности.Считается, что эти чувства, в свою очередь, отражают несоответствие между желаемыми и реальными отношениями (Peplau and Perlman 1982).

    В метаанализе факторов риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте Пинкварт и Соренсен (2003) подсчитали, что примерно 10% пожилых людей жалуются на частое чувство одиночества. Известно, что ситуативные угрозы ценным межличностным отношениям, начиная от социальной изоляции, остракизма, отвержения, разделения, развода и кончая тяжелой утратой, усиливают чувство одиночества.Вайс (1973), например, обнаружил, что супруг, следующий за своим партнером через серию смен работы, может быть мало одиноким и хорошо приспособленным в одном городе, но одиноким и плохо приспособленным в другом. Тем не менее, одиночество обычно концептуализируется как состоящее из устойчивой черты с индивидуальными различиями в установочной точке для чувства одиночества, по поводу которого люди колеблются в зависимости от конкретных обстоятельств, в которых они оказываются. В соответствии с этим рассуждением, надежность одиночества в течение одного года повторного тестирования составляет.73 (неопубликованная презентация на конференции Рассела, Као и Катроны, 1987 г., цитируется у Шейвера и Бреннана, 1991 г.), а уровень одиночества мало увеличивается на протяжении взрослой жизни до достижения возраста 80 лет (Pinquart and Sorensen 2003).

    Основным ограничивающим фактором для изучения одиночества в крупномасштабных исследованиях является сложность измерения одиночества при телефонном опросе, типичном способе сбора данных в крупных исследованиях. Стандартный показатель одиночества, пересмотренная шкала одиночества UCLA (R-UCLA; Russell et al.1980), плохо подходит для телефонного опроса. R-UCLA был разработан для самоуправления; в нем 20 вопросов с четырьмя категориями ответов на каждую. Такая шкала слишком длинна и слишком сложна для телефонного интервью.

    В рамках большого многоуровневого исследования социальной изоляции и здоровья в процессе старения мы разработали шкалу одиночества из трех пунктов для использования в телефонном опросе. Шкала состоит из трех пунктов и упрощенного набора категорий ответов, но, похоже, достаточно хорошо измеряет общее одиночество.В этой статье мы описываем шкалу и документируем ее психометрические свойства в двух исследованиях. Затем мы оцениваем взаимосвязь между одиночеством и несколькими обычно используемыми показателями объективной социальной изоляции. Как и ожидалось, мы обнаруживаем, что объективная и субъективная изоляция взаимосвязаны. Однако отношения относительно скромные, что указывает на различие количественных и качественных аспектов социальных отношений. Этот результат предполагает важность изучения обоих аспектов социальных отношений в процессе старения.

    Метод и результаты

    Исследование 1

    Участники

    Данные для исследования 1 были собраны в рамках волны 2002 года Исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS), национального репрезентативного лонгитюдного исследования лиц, родившихся в 1947 году или ранее. HRS — это социальный опрос, предназначенный для изучения более позднего жизненного пути. На каждом интервью собирается подробная информация о здоровье респондента, семейных отношениях, занятости, доходе и благосостоянии, а также демографическом фоне.

    HRS состоит из четырех когорт, вошедших в исследование в разные календарные годы. Право на участие в каждой когорте было основано на году рождения, хотя супруги соответствующих возрастных категорий респондентов опрашиваются независимо от их возраста. После того, как они вошли в исследование, респонденты опрашиваются каждые два года.

    Выборка для каждой когорты была получена на основе одного и того же стратифицированного многоэтапного вероятностного плана, в котором чернокожие, латиноамериканцы и флоридцы получали избыточную выборку. Сейчас в выборке около 22 000 респондентов.Первоначальная доля ответивших колебалась от 70% до чуть более 80%, что довольно много для общенационального опроса. Частота повторных интервью для всех когорт на каждой волне составляла от 92% до 95% (Health and Retirement Study, 2003).

    Помимо обширного основного вопросника, каждая волна HRS включает наборы вопросов или модулей, которые задаются только части выборки. Модули содержат вопросы, которые разрабатываются для будущих раундов, вопросы, которые относятся только к части выборки, или вопросы, представляющие интерес для конкретной исследовательской проблемы.Модули даются после завершения основной части интервью и ограничиваются тремя минутами интервью. Каждому члену выборки случайным образом назначается модуль перед началом собеседования для волны. В конце телефонного интервью (час плюс) респондентов спрашивают, готовы ли они ответить на несколько дополнительных вопросов, и, если они согласны, им вводят назначенный им модуль.

    В рамках нашего исследования социальной среды, одиночества и здоровья в процессе старения мы разработали модуль HRS, который включал короткую шкалу одиночества.Наш модуль был назначен 3 008 потенциальным респондентам, что вдвое превышает количество других одиннадцати модулей 2002 года.

    Процедуры

    Мы начали с выбора пунктов из шкалы одиночества R-UCLA (Russell et al. 1980), которая отображается на первой панели. Мы провели исследовательский и подтверждающий факторный анализ шкалы, в котором были выполнены наклонные вращения, чтобы учесть возможность коррелированных факторов. Статистические данные подтверждают превосходство трехфакторного решения в исследовательской выборке ( n = 1255) и подтверждают существенные взаимосвязи между факторами, r s>.5. Кроме того, трехфакторная структура хорошо согласуется с данными подтверждающей выборки ( n = 1276) (Hawkley et al. 2004). Впоследствии мы выбрали три элемента из доминирующего первого фактора, чтобы представить конструкцию одиночества. Три пункта с наибольшей нагрузкой на первый фактор: «Я чувствую себя обделенным», «Я чувствую себя изолированным» и «Я несчастен, что так замкнут». Относительная сложность формулировки последнего пункта заставила нас заменить его следующим по значимости загружаемым пунктом: «Мне не хватает общения.

    ТАБЛИЦА 1

    Пункты пересмотренной шкалы одиночества UCLA (R-UCLA) a и трехпозиционной шкалы одиночества

    R-UCLA Шкала одиночества
    Укажите, как часто вы себя чувствуете способом, описанным в каждом из следующих утверждений. Обведите по одной цифре для каждого.
    Заявление Никогда Редко Иногда Часто

    1.Я чувствую себя в гармонии с окружающими меня людьми. b 1 2 3 4
    2. Мне не хватает общения. 1 2 3 4
    3. Мне не к кому обратиться. 1 2 3 4
    4. Я не чувствую себя одиноким. б 1 2 3 4
    5.Я чувствую себя частью группы друзей. b 1 2 3 4
    6. У меня много общего с людьми, которые меня окружают. b 1 2 3 4
    7. Я больше ни с кем не близок. 1 2 3 4
    8. Мои интересы и идеи не разделяются окружающими. 1 2 3 4
    9.Я общительный человек. b 1 2 3 4
    10. Есть люди, с которыми я чувствую себя близкими. b 1 2 3 4
    11. Я чувствую себя обделенным. 1 2 3 4
    12. Мои социальные отношения поверхностны. 1 2 3 4
    13.Никто меня хорошо не знает. 1 2 3 4
    14. Я чувствую себя изолированным от других. 1 2 3 4
    15. Я могу найти компанию, когда захочу. b 1 2 3 4
    16. Есть люди, которые действительно меня понимают. б 1 2 3 4
    17.Я несчастен, что так замкнут. 1 2 3 4
    18. Люди вокруг меня, но не со мной. 1 2 3 4
    19. Есть люди, с которыми я могу поговорить. b 1 2 3 4
    20. Есть люди, к которым я могу обратиться. b 1 2 3 4
    Трехпозиционная шкала одиночества
    Вводная часть и вопросы4 зачитываются респонденту 0156
    Следующие вопросы касаются того, как вы относитесь к различным аспектам своей жизни. По каждому из них скажите мне, как часто вы так себя чувствуете.
    Вопрос Едва ли Иногда Часто

    Во-первых, как часто вы чувствуете, что вам не хватает общения: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
    Как часто вы чувствуете себя обделенным: почти никогда, иногда или часто? 1 2 3
    Как часто вы чувствуете себя изолированным от других? (Это редко, иногда или часто?) 1 2 3

    Затем мы адаптировали эти вопросы и их категории ответов для телефонного интервью.Это был повторяющийся процесс, в котором тщательное предварительное тестирование было бесценным; В целом это привело к двум группам изменений. Во-первых, мы переформулировали вопросы как вопросы от второго лица, потому что респондент не читает их, а читает ему или ей по телефону. Во-вторых, мы сократили количество категорий ответов. При предварительном тестировании респондентам было трудно запомнить полный набор категорий ответов; более длинный набор категорий ответов также увеличил длину модуля за пределы нашего трехминутного лимита.

    Три выбранных элемента в адаптированном виде показаны на нижней панели. Категории ответов были закодированы 1 ( почти никогда, ), 2 (, иногда ) и 3 (, часто ). Как и в R-UCLA, ответы каждого человека на вопросы суммируются, причем более высокие баллы указывают на большее одиночество.

    Затем в рамках нашего модуля на 2002 HRS была предложена трехпозиционная шкала одиночества. Из 3008 потенциальных респондентов 471 (15,6%) отказался от участия в модуле (напомним, респондентов спросили, готовы ли они продолжить вопросы модуля в конце длинного телефонного интервью).Еще 344 (11,4%) потенциальных респондентов модуля были респондентами по доверенности, которые ответили от имени респондента, который был болен или недееспособен. Прокси-респонденты, по определению, не прошли модуль одиночества. У одиннадцати человек отсутствовала информация по одному или нескольким пунктам об одиночестве. Таким образом, окончательный размер выборки для Модуля 6 HRS 2002 составил 2182 человека. Характеристики образца приведены в первом столбце. 1

    ТАБЛИЦА 2

    Характеристики респондентов исследования здоровья и выхода на пенсию (HRS) 2002 г.


    ЧАСРС
    Все
    Возраст 50–67
    Белый
    Черный
    Латиноамериканец
    Все
    Белый
    Черный
    Латиноамериканец
    M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD M SD SD SD M SD Возраст (лет) 66.5 10,2 60,1 4,5 66,9 10,2 66,0 9,6 64,5 9,9 57,5 ​​ 4,4 6386 38,2 3,7 Женский 63,9 68,7 63,6 63,6 67,6 52.4 52,4 54,3 50,0 Этническая принадлежность Белый 80,7 76,8 8 Черный 11,3 9038 9038 9038 9038 9038 9038 9038 Испанец 6,4 8,2 8 Другое 1,6 1,9 9038 9038 9038 9038 9016 Образование (лет) 12,4 3,4 12,7 2.9 12,9 2,9 10,7 4,0 8,8 4,6 13,3 3,0 14,6 2,4 12,8 6 3,2 3,2 $) 61,778 82,863 72,650 86,821 67,146 87,684 43,472 63,146 27,878 87386 87486 23,096 9038 58340 45342 Семейное положение В браке / сожительстве 79.7 84,7 81,2 67,8 80,1 61,1 74,5 53638 4,9 6,7 4,1 9,8 6,6 9,2 7.3 16,1 3,0 В разводе / разлучены 13,2 5,7 13,2 6 9038 9038 9038 9038 14,6 25,9 34,9 Не был в браке 1,8 2.0 1,1 4,9 1,0 5,2 3,7 4,9 9038 9038 9038 №6 5,2 5,0 8,5 7,2 1,3 0 1,5 9015 16,9 13,5 14,1 25,1 38,1 14,9 3.7 22,8 20,0 Хорошее 32,5 31,9 31,6 336 34,6 48,1 47,7 Очень хорошо 31,1 33,5 33.7 21,9 16,6 31,0 45,7 22,8 23,1 15,6 7,3 5,0 9,2 16,1 3,8 7.7 N 2,182 1,124 1,761 247 38 139 906 906 139 906 906 139 906 906 906 66

    Мы использовали информацию из основной части интервью HRS, чтобы построить набор индикаторов объективной социальной изоляции.Сначала мы выбрали три показателя, которые использовались в предыдущих исследованиях для измерения социальной интеграции или изоляции. Эти переменные включают семейное положение (в настоящее время женат или не состоит в браке), шестизначный критерий условий жизни и то, является ли респондент волонтером не менее 100 часов в год. Кроме того, мы выбрали две переменные в качестве заместителей для других аспектов социальных отношений: оказывает ли респондент какую-либо помощь членам семьи и оценивает респондент безопасность своего района.Мы используем первый из них как приблизительный показатель социального контакта, потому что HRS не предоставляет прямой информации о частоте социального взаимодействия (например, о том, как часто респондент видит близкого друга). Мы используем второй как грубый пример социальной интеграции соседства.

    Результаты: шкала одиночества

    Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны в. Коэффициент надежности альфа составляет 0,72. Хотя это несколько ниже, чем обычно указывается для полной шкалы (например, альфа).г., Акерлинд и Хорнквист, 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), внутренняя согласованность шкалы из трех пунктов довольно хорошая и указывает на то, что эти пункты надежно измеряют одиночество в телефонной выборке. Среднее значение и стандартное отклонение трехпозиционной шкалы одиночества в образце Исследования 1 показаны на нижней панели. Как и ожидалось, большинство людей сообщают о низком уровне одиночества.

    ТАБЛИЦА 3

    Психометрические свойства трехпозиционной шкалы одиночества в двух исследованиях a

    Корреляция между трехпозиционной шкалой одиночества и депрессивными симптомами b
    Исследование 1 HRS Исследование 2 CHASRS
    Пересмотренная шкала U ) α .91
    Трехпозиционная шкала одиночества α .72 .72
    Корреляция между R-UCLA и трехпозиционной шкалой одиночества .82 ***
    .48 *** .49 **
    «Одинокий» пункт по шкале депрессии , 49 *** .54 **
    Элемент «Не могу начать» по шкале депрессии ,20 *** ,24 **
    Элемент «Наслажденная жизнь» по шкале депрессии −.28 *** −.42 **
    Элемент «Полный энергии» по шкале депрессии −.15 ***
    Четыре- Позиция Шкала воспринимаемого напряжения .44 *** .40 **
    Трехэлементная шкала одиночества
    M 3,89 c 6,1 d

    Мы оценили конвергентную и дискриминантную валидность Трехпозиционной шкалы одиночества, изучив ее корреляцию с показателями настроения и эмоций, которые, как показывают предыдущие исследования, связаны с одиночеством.Результаты также суммированы в. Повторяя предыдущие исследования, люди, которые высоко оценивают одиночество, с большей вероятностью будут испытывать симптомы депрессии, согласно краткой форме шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D; Turvey, Wallace, and Herzog, 1999), а также средний балл выше по шкале воспринимаемого стресса (Cacioppo et al. 2000). Напротив, индивидуальные оценки одиночества слабо связаны с эмоциями, не связанными с одиночеством, такими как удовольствие, энергия и мотивация.Эти результаты демонстрируют дискриминантную валидность трехпозиционной шкалы одиночества. Что касается конвергентной валидности, мы видим, что корреляция между самооценкой заявления об одиночестве в индексе депрессии и Трехпозиционной шкалой одиночества намного выше, чем корреляция между любыми другими компонентами короткого CES-D.

    Результаты: объективная и субъективная изоляция

    Результаты двумерной обычной регрессии наименьших квадратов стандартизированной трехпозиционной шкалы одиночества по каждому показателю объективной социальной изоляции показаны в. 2 Каждый показатель значимо связан с одиночеством в ожидаемом направлении. Эти результаты убедительно свидетельствуют о связи между объективной и субъективной социальной изоляцией. В то же время, однако, ассоциации относительно скромны, а объясняемая дисперсия низкая (не более 0,05), что свидетельствует о том, что объективные и субъективные измерения социальной изоляции затрагивают различные аспекты социального опыта.

    ТАБЛИЦА 4

    Коэффициенты регрессии одиночества a различных показателей объективной социальной изоляции в исследовании 1 (Исследование здоровья и выхода на пенсию) b

    40 ***
    Женат -.42 ***
    Условия проживания
    Женат, одинок
    Женат, с детьми −.11 *
    в браке с другими .14 ​​ *
    Одинокий, один .47 ***
    Одинокий, с детьми .050 ***
    Одинокий с другими .32 ***
    Волонтеры 100 и более часов в год −.15 ***
    Оказывает помощь другим −.19 ***
    Рейтинг безопасности района
    Отлично
    Очень хорошо −.10 **
    Хорошо ,21 ***
    Плохое .61 **

    Исследование 2

    Участники

    Данные для Исследования 2 были собраны в первый год проведения Чикагской программы здравоохранения, старения и социальной защиты. Исследование отношений (CHASRS), продольное популяционное исследование людей, родившихся между 1935 и 1952 годами. Целью исследования является изучение социальных, психологических и биологических аспектов социальной изоляции и здоровья.

    Целевой группой исследования 2 были белые, черные и латиноамериканские люди в возрасте от 50 до 67 лет, живущие в округе Кук, штат Иллинойс, которые были достаточно амбулаторными, чтобы приехать в Чикагский университет с однодневным визитом в лабораторию.Выборка была отобрана с использованием многоступенчатого вероятностного плана, в котором чернокожие и латиноамериканцы были отобраны с избыточной выборкой и гендерное равенство сохранялось. Сначала была отобрана выборка домохозяйств, затем отобранные домохозяйства были проверены по телефону на наличие лица, отвечающего критериям возраста. Затем подходящих по возрасту лиц попросили принять участие в исследовании. Если в домохозяйстве было более одного лица, отвечающего критериям возраста, выбирался человек с самым последним днем ​​рождения. Стратегия квотной выборки использовалась для достижения примерно равного распределения респондентов по шести комбинациям пола, расы / этнической группы.

    Процент ответивших среди отвечающих критериям лиц составил 45%, что сравнимо с показателями других хорошо проведенных телефонных опросов. 3 Учитывая, что участие в CHASRS предполагало проведение целого дня в университете, этот процент откликов впечатляет. Окончательный размер выборки для первого года в CHASRS составляет 229.

    Характеристики выборки представлены в третьем столбце. Во втором столбце мы отображаем характеристики людей того же возраста в национальной выборке HRS.Поскольку выборка CHASRS содержит более высокую долю чернокожих и испаноязычных респондентов, чем HRS, мы также отображаем характеристики выборки для каждого исследования отдельно по расе / этнической принадлежности. Мы не ожидаем, что распределения в двух исследованиях будут идентичными; CHASRS — это городская выборка из одного города, тогда как HRS — это национальная выборка более широкого возрастного диапазона. Однако различия между выборками в целом ожидаемые (например, более высокий уровень образования в CHASRS) и довольно скромные.

    Процедуры

    Участники прибыли в лабораторию около 8:30.м. примерно на 8 часов тестирования, включая информированное согласие, анкеты, интервью, обед и сердечно-сосудистый протокол. В рамках тестирования участники заполнили R-UCLA и демографический опросник, основанный на демографическом компоненте HRS.

    В исследовании 2 мы проиндексировали объективную социальную изоляцию, используя эпидемиологический критерий, который впервые задокументировал связь между социальной изоляцией и здоровьем (Berkman and Syme 1979). В частности, мы построили индекс социальных сетей (SNI), максимально точно следуя процедурам, описанным Беркманом (1977). 4 Сначала мы создали «рейтинг коммуникабельности» на основе ответов на вопросы респондентов, в которых спрашивали, сколько у них было близких друзей и родственников и со сколькими из этих людей они встречались не реже одного раза в две недели. Каждый участник получил низкий, средний или высокий балл по общительности на основе отсечки Беркмана (1977). Затем мы объединили показатель общительности с семейным положением участников (женаты или живут с партнером по сравнению с разлученными, разведенными, вдовами или никогда не состояли в браке), чтобы создать «индекс интимных контактов», который варьировался от низкого, среднего или высокого.Мы взвесили этот индекс и объединили его с дихотомическими измерениями принадлежности к религиозным группам и группового членства, получив 12 возможных оценок социальных сетей. На основе спецификаций, использованных Беркманом (1977), мы сгруппировали оценки по четырем категориям: низкие, средние, средне-высокие и высокие.

    Результаты: Шкала одиночества

    Психометрические свойства R-UCLA и шкала, сформированная из элементов, составляющих трехпозиционную шкалу, показаны на правой панели.Альфа-коэффициент надежности для R-UCLA очень похож на альфа-коэффициент, найденный в предыдущих исследованиях, на уровне 0,91 (Akerlind and Hornquist 1989; Cuffel and Akamatsu 1989), хотя это первое популяционное исследование пожилых людей, в котором исследуется это статистика для R-UCLA. Альфа для трех пунктов шкалы одиночества идентична альфе, полученной нами для тех же трех пунктов в исследовании 1 (0,72). Более того, корреляция между R-UCLA и Трехпозиционной шкалой одиночества довольно высока, на.82 ( стр. <0,001).

    Эти результаты демонстрируют, что Трехпозиционная шкала одиночества достаточно хорошо измеряет общее чувство одиночества и что она надежна в двух разных модальностях интервью (личное самоуправление и телефонное интервью). Эти результаты также предполагают, что возможно встраивание шкалы одиночества из трех пунктов в R-UCLA. Этот последний вывод должен увеличить возможности для перекрестных сравнений исследований.

    Чтобы оценить валидность трехпозиционной шкалы одиночества в другой выборке, мы исследовали тот же набор корреляций, что и в исследовании 1.Паттерн корреляций идентичен паттерну, который мы видели в исследовании 1, что указывает на конвергентную и дискриминантную валидность. Более того, величина корреляций по большей части очень похожа на соответствующие корреляции в Исследовании 1 (см.).

    Результаты: объективная и субъективная изоляция

    Двумерная регрессия одиночества OLS, здесь измеренная стандартизированным R-UCLA, и SNI дала коэффициент -,42 ( p <0,001). Лица, получившие более высокие баллы по SNI, демонстрируют более низкий уровень одиночества, и их отношения статистически значимы.Этот результат является еще одним подтверждением связи между объективными и субъективными мерами социальной изоляции. Однако, опять же, связь относительно скромная, а объясненная дисперсия - низкой. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими, что одиночество определяется скорее качественными, чем количественными аспектами социальных отношений (Hawkley et al., 2003; Wheeler, Reis, and Nezlek, 1983). Например, брак снижает вероятность одиночества, но женатые люди, безусловно, могут чувствовать себя изолированными и одинокими.

    Обсуждение

    Первый вывод, сделанный в этой статье, заключается в том, что чувство одиночества можно хорошо измерить с помощью телефонного опроса с использованием Трехпозиционной шкалы одиночества. Шкала одиночества из трех пунктов показала удовлетворительную надежность и одновременную и дискриминантную валидность. Более того, трехпозиционная телефонная версия соответствует шкале, составленной из тех же трех пунктов, когда задается полная личная шкала. Наконец, наши результаты основаны на двух выборках, основанных на популяциях.Поскольку большинство крупномасштабных опросов основываются на вероятностных выборках населения США, важно знать, что и трехпозиционная, и полная шкала работают в общей популяции. Шкала одиночества из трех пунктов значительно расширяет возможности исследования одиночества среди пожилых людей. Одиночество теперь можно легко измерить с помощью крупномасштабных опросов, а результаты можно сравнить с результатами исследований с использованием полной меры.

    Наше исследование также дает первое популяционное подтверждение связи между социальными связями и одиночеством.Мы предсказали эту ассоциацию на основе существующих исследований, показывающих, что по мере роста объективной социальной изоляции интимные и социальные потребности будут менее вероятно удовлетворяться должным образом. Одиночество — это переживание, вызванное или усугубляемое этими жизненными обстоятельствами. В полуструктурированном интервью с холостыми, женатыми, разведенными и овдовевшими людьми в возрасте от 25 до 75 лет де Йонг-Гирвельд (1987) сообщил, что жизнь с партнером предсказывала самый низкий уровень одиночества. Точно так же пожилые люди, которые жили одни, были более одинокими, чем люди того же возраста, живущие с другими, несмотря на то, что сообщали о сопоставимой частоте социального взаимодействия и адекватности личных сетей (Хендерсон, Скотт и Кей, 1986).Торнстам (1992) в случайной выборке в Швеции из 2795 человек в возрасте от 15 до 80 лет обнаружил, что состоящие в браке люди в среднем менее одиноки, чем неженатые. Среди пожилых людей, живущих самостоятельно (от 60 до 106 лет), частота телефонных контактов с другими людьми предсказывала чувство одиночества (Fees, Martin, and Poon, 1999). И наоборот, у одиноких людей меньше друзей и меньше близких, по сравнению с не одинокими, они считают своих друзей менее похожими на себя и с меньшей вероятностью будут иметь романтического партнера (Bell 1993).

    Однако существенные индивидуальные различия в одиночестве изобилуют в пределах этих категорий отношений (например, холост, женат; Barbour 1993; de Jong-Gierveld 1987; Tornstam 1992), поскольку люди также могут жить, как им кажется, изолированным существованием, даже если вокруг других (Cacioppo et al. 2000; Mullins, Elston, and Gutkowski 1996; van Baarsen et al. 2001). По этой причине одиночество характеризуется чувствами социальной изоляции, отсутствия товарищеских отношений и неприятием со стороны групп сверстников (Adams et al.1988; Остин, 1983), с чувством изолированной жизни в социальном мире, формирующим доминирующий опыт (например, Russell et al. 1980). Соответственно, связь между социальными связями и одиночеством в текущем исследовании была скромной, что указывает на то, что объективная и субъективная социальная интеграция взаимосвязаны, но представляют собой разные концепции.

    Хорошее здоровье — важная составляющая хорошего старения. В последнее время исследователи здоровья в самых разных областях подчеркнули необходимость многоуровневых исследований (например,g., Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук Национального института здравоохранения, 2001 г .; Кессель, Розенфельд и Андерсон 2004). Этот консенсус отражает широко распространенное в настоящее время признание того, что индивидуальное здоровье отражает процессы, происходящие на социальном, психологическом и биологическом уровнях организации. Такое интегративное исследование требует, чтобы исследователи из областей с очень разными подходами и методами нашли общий язык. Помимо философских проблем, связанных с интегративным исследованием, согласование различных методов сбора данных и аналитических методов представляет собой серьезный барьер.Мы показали, как можно решить одну из этих практических задач — разработать меры, устойчивые к различным методам сбора данных.

    Благодарности

    ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ АВТОРОВ: Это исследование поддержано грантом P01 AG 18911 Управления демографии старения, программы поведенческих и социальных исследований Национального института старения. Мы в долгу перед Робертом Уиллисом, Дэвидом Вейром и Уиллардом Роджерсом из исследования здоровья и выхода на пенсию за то, что сделали возможным модуль одиночества исследования здоровья и выхода на пенсию 2002 года.Мы признательны Марте МакКлинток и Рону Тистеду за их вклад в разработку модуля и помощь в исследованиях Трейси Лапьер и Е Луо.

    Биография

    Мэри Элизабет Хьюз, доктор философии, доцент кафедры социологии в Университете Дьюка. Ее исследования сосредоточены на том, как социальные контексты влияют на индивидуальный жизненный путь. Эта статья основана на мультидисциплинарном проекте, исследующем связь между социальной средой, одиночеством и здоровьем в процессе старения.Другие ее проекты включают анализ связи между материальными стремлениями и формированием семьи, а также исследование влияния социальных изменений на жизнь бэби-бумеров.

    Линда Дж. Уэйт, доктор философии, профессор социологии Люси Флауэр и директор Центра старения при Чикагском университете, где она также является соруководителем Центра Альфреда П. Слоана по вопросам родителей, детей и работы. Ее исследования сосредоточены на семье, с самого раннего до самого старшего возраста. Ее текущие проекты включают исследование роли социальных контекстов в этиологии одиночества и стресса и их влияния на здоровье и благополучие в пожилом возрасте.

    Луиза К. Хокли, доктор философии, старший научный сотрудник Института разума и биологии Чикагского университета. В ее текущем исследовании изучаются психологические и физиологические механизмы, которые способствуют связи между одиночеством и здоровьем в выборке на основе стареющего населения.

    Джон Т. Качиоппо, доктор философии, заслуженный профессор психологии Тиффани и Маргарет Блейк и директор Центра когнитивной и социальной неврологии Чикагского университета.Его текущее исследование включает продольное популяционное исследование психологических и физиологических механизмов, лежащих в основе связи между одиночеством и здоровьем.

    Сноски

    1 Сравнение нашей выборки со всей группой респондентов в рамках исследования «Здоровье и пенсионное обеспечение» (HRS) 2002 года выявило несколько различий. Наша выборка с большей вероятностью состоит в браке и немного моложе, чем вся выборка. В целом, однако, наша выборка, по-видимому, представляет собой U.С населением в возрасте 54 лет и старше вполне прилично. В модульную выборку также вошли супруги участников выборки HRS, которые были моложе 54 лет. Большинство этих лиц (75%) были в возрасте 48 лет и старше. Мы включаем этих респондентов в анализ, представленный в этой статье. Результаты без их учета были идентичны представленным здесь.

    2 Мы стандартизировали ( M = 0, SD = 1) ответы на Трехпозиционную шкалу одиночества, чтобы лучше сравнивать с результатами Чикагского исследования здоровья, старения и социальных отношений в исследовании 2.

    3 Этот коэффициент ответов предполагает, что домохозяйства, для которых присутствие подходящего человека было неизвестно (23% всех домохозяйств), с такой же вероятностью содержали подходящего человека, как и домохозяйства, которые были успешно отобраны.

    4 Мы также построили невзвешенный индекс социальных сетей, чтобы воспроизвести методологию, используемую в некоторых современных исследованиях в этой области. Результаты и интерпретации были сопоставимы.

    Информация для авторов

    Мэри Элизабет Хьюз, Университет Дьюка.

    Линда Дж. Уэйт, Чикагский университет.

    Луиза К. Хокли, Чикагский университет.

    Джон Т. Качиоппо, Чикагский университет.

    Ссылки

    • Адамс Г. Р., Опеншоу Д. К., Беннион Л., Миллс Т., Нобл С. Одиночество в позднем подростковом возрасте. Журнал исследований подростков. 1988. 3: 81–96. [Google Scholar]
    • Остин Б.А. Факторная структура шкалы одиночества UCLA. Психологические отчеты. 1983; 53: 883–89. [PubMed] [Google Scholar]
    • Akerlind I, Hornquist JO.Стабильность и изменение чувства одиночества: двухлетнее проспективное лонгитюдное исследование лиц, злоупотребляющих алкоголем. Скандинавский журнал психологии. 1989; 30: 102–12. [PubMed] [Google Scholar]
    • Барбур А. Отчет об исследовании: диадическое одиночество в браке. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии. 1993; 46: 70–72. [Google Scholar]
    • Баумейстер РФ, Лири MR. Необходимость принадлежать: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень.1995; 117: 497–529. [PubMed] [Google Scholar]
    • Белл Б. Эмоциональное одиночество и предполагаемое сходство идей и интересов. Журнал социального поведения и личности. 1993; 8: 273–80. [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф. Докторская диссертация. Калифорнийский университет; Беркли: 1977. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее исследование жителей округа Аламеда. [PubMed] [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф, Томас Гласс. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье.В: Беркман Л.Ф., Кавачи И., редакторы. Социальная эпидемиология. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2000. С. 137–73. [Google Scholar]
    • Беркман Лиза Ф, Сайм С. Леонард. Социальные сети, сопротивление хозяев и смертность: последующее девятилетнее исследование жителей округа Аламеда. Американский журнал эпидемиологии. 1979; 109 (2): 186–204. [PubMed] [Google Scholar]
    • Berscheid E, Reis HT. Влечение и близкие отношения. В: Gilbert DT, Fiske ST, Gardner L, редакторы. Справочник по социальной психологии.Vol. 2. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 1998. С. 193–281. [Google Scholar]
    • Cacioppo John T, Berntson Gary G, Sheridan John G, McClintock Martha K. Многоуровневый интегративный анализ человеческого поведения: социальная неврология и дополняющая природа социальных и биологических подходов. Психологический бюллетень. 2000; 126: 829–43. [PubMed] [Google Scholar]
    • Карстенсен Л.Л., Исааковиц Дерек М., Чарльз Сьюзан Т. Серьезное время: теория социально-эмоциональной избирательности. Американский психолог.1999; 54: 165–81. [PubMed] [Google Scholar]
    • Комитет по будущим направлениям исследований в области поведенческих и социальных наук при Национальном институте здравоохранения. Новые горизонты в здоровье: интегративный подход. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar]
    • Каффель Б.Дж., Акамацу Т.Дж. Структура одиночества: факторно-аналитическое исследование. Когнитивная терапия и исследования. 1989; 13: 459–74. [Google Scholar]
    • де Йонг-Гервельд Дженни. Разработка и тестирование модели одиночества.Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 119–28. [PubMed] [Google Scholar]
    • Fees BS, Martin P, Poon LW. Модель одиночества у пожилых людей. Журнал геронтологии: психологические науки. 1999; 54B: P231–39. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хокли Л.С., Браун Майкл В., Качиоппо Джон Т. Измерения одиночества: воспринимаемая изоляция, родственная связь и коллективная связь. 2004 г. Рукопись рецензируется. [Google Scholar]
    • Hawkley LC, Burleson MH, Berntson GG, Cacioppo JT.Одиночество в повседневной жизни: сердечно-сосудистая деятельность, психосоциальный контекст и поведение в отношении здоровья. Журнал личности и социальной психологии. 2003; 85: 105–20. [PubMed] [Google Scholar]
    • Исследование здоровья и выхода на пенсию. Размер выборки и частота ответов. 2003. Получено 13 октября 2003 г. с сайта www.umich.edu/∼hrswww/studydet/techdet/sample.html.
    • Хендерсон А.С., Скотт Р., Кей Д.В. Одинокие пожилые люди: их психическое здоровье и социальные отношения. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии.1986; 20: 202–9. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хьюз Мэри Элизабет, Уэйт Линда Дж. Готовится к публикации. Американская семья как контекст здорового старения. В: Сара Харпер, редактор. Семья в стареющих обществах. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; [Google Scholar]
    • Kessel F, Rosenfeld PL, Anderson NB. Расширяя границы здоровья: биоповеденческие и социальные перспективы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar]
    • Мартир Линн М., Шульц Ричард, Миттельмарк Морис Б., Ньюсом Джейсон Т.Стабильность и изменения в социальных контактах и ​​социальной поддержке пожилых людей: исследование здоровья сердечно-сосудистой системы. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки. 1999; 54B: S302–11. [PubMed] [Google Scholar]
    • Mullins LC, Elston CH, Gutkowski SM. Социальные детерминанты одиночества среди пожилых американцев. Монографии по генетической, социальной и общей психологии. 1996; 122: 453–73. [PubMed] [Google Scholar]
    • Пеплау Л.А., Перлман Д., редакторы. Одиночество: Справочник по современной теории, исследованиям и терапии.Нью-Йорк: Джон Вили; 1982. [Google Scholar]
    • Пинкварт М., Соренсен С. Факторы риска одиночества в зрелом и пожилом возрасте — метаанализ. В: Шохов С., редактор. Достижения в психологических исследованиях. Vol. 19. Hauppauge, Нью-Йорк: Nova Science; 2003. С. 111–43. [Google Scholar]
    • Роу Джон В., Кан Роберт Л. Успешное старение. Геронтолог. 1997. 37 (4): 443–40. [PubMed] [Google Scholar]
    • Рассел Дэн, Пеплау Летиция А., Катрона Кэролин Э. Пересмотренная шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: свидетельства одновременной и дискриминантной действительности.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 472–80. [PubMed] [Google Scholar]
    • Симан Тереза. Влияние друзей и семьи на здоровье пожилых людей. Американский журнал укрепления здоровья. 2000. 14: 362–370. [PubMed] [Google Scholar]
    • Shaver PR, Brennan KA. Меры депрессии и одиночества. В: Шейвер П., Райтсман Л., редакторы. Меры личности и социальная психология. Vol. 1. Сан-Диего: Academic Press; 1991. С. 195–290. [Google Scholar]
    • Торнстам Л.Одиночество в браке. Журнал социальных и личных отношений. 1992; 9: 197–217. [Google Scholar]
    • Терви Кэролайн Л., Уоллес Роберт Б., Херцог Регула. Пересмотренная мера депрессивных симптомов CES-D и мера серьезных депрессивных эпизодов у пожилых людей на основе DSM. Международный журнал психогериатрии. 1999. 11 (2): 139–48. [PubMed] [Google Scholar]
    • Учино Б.Н., Качиоппо Дж. Т., Киколт-Глейзер Дж. Взаимосвязь между социальной поддержкой и физиологическими процессами: обзор с упором на основные механизмы и последствия для здоровья.Психологический бюллетень. 1996. 119: 488–531. [PubMed] [Google Scholar]
    • ван Баарсен Б., Снейдерс ТАБ, Смит Дж. Х., ван Дуйн MAJ. Одинокий, но не одинокий: эмоциональная изоляция и социальная изоляция как два различных аспекта одиночества у пожилых людей. Образовательные и психологические измерения. 2001. 61: 119–35. [Google Scholar]
    • ван Тилбург Тео. Потеря и получение в старости: изменения размера личных сетей и социальной поддержки в четырехлетнем лонгитюдном исследовании. Журналы геронтологии серии B-Психологические и социальные науки.1998; 53B: S313 – S323. [PubMed] [Google Scholar]
    • Weis RS. Одиночество: опыт эмоциональной и социальной изоляции. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1973. [Google Scholar]
    • Уиллер Л., Рейс Х., Незлек Дж. Одиночество, социальное взаимодействие и сексуальные роли. Журнал личности и социальной психологии. 1983; 45: 943–53. [PubMed] [Google Scholar]

    Измерение одиночества | Кампания по прекращению одиночества

    В 2018 году, после рекомендаций правительства, УНС провело процесс анализа и консультации по мерам борьбы с одиночеством, в которых участвовала Кампания за прекращение одиночества.В результате они рекомендовали «золотой стандарт» измерения одиночества — по возможности использовать как прямые, так и косвенные меры одиночества.

    Измерение одиночества как стандарт на местном уровне имеет жизненно важное значение для улучшения предоставления услуг в Великобритании, понимания одиночества и охвата самых изолированных одиноких людей. Начало измерения вашего влияния на одиночество может показаться небольшим изменением в политике, но приведет к улучшениям в оценках и практическим ежедневным попыткам уменьшить одиночество.Измерение одиночества также увеличит способность вашей службы обеспечивать финансирование своей работы, поскольку спонсоры в значительной степени полагаются на подходы, основанные на фактах, в то же время позволяя уполномоченным местных органов власти определять, что меняет одиночество для людей в их сообществах.

    Они рекомендуют четыре вопроса, чтобы охватить различные аспекты одиночества. Первые три вопроса взяты из трех пунктов шкалы одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA). Последний — прямой вопрос о том, как часто респондент чувствует себя одиноким, в настоящее время используется в Опросе общественной жизни.Использование шкалы UCLA гарантирует, что одиночество измеряется с помощью шкалы, которая была оценена как действительная и надежная, и единственный пункт позволяет респонденту сказать за себя, чувствует ли он себя одиноким, что дает представление о субъективном чувстве одиночества.

    Рекомендуемые меры одиночества для взрослых
    Меры Товаров Категории ответа
    Трехпозиционная шкала UCLA
    Шкала одиночества
    1.Как часто вы чувствуете, что
    вам не хватает общения?
    Почти никогда или никогда, Некоторое время
    , Часто
    2. Как часто вы чувствуете себя обделенным
    ?
    Почти никогда или никогда, Некоторое время
    , Часто
    3. Как часто
    вы чувствуете себя изолированным от других?
    Почти никогда или никогда, Некоторое время
    , Часто
    Прямая мера
    одиночества
    Как часто вы чувствуете себя одиноким? Часто / всегда, Иногда,
    Иногда, почти никогда, никогда

    Источник: Управление национальной статистики

    Причина, по которой мы задаем четыре вопроса вместе, заключается в том, что клеймо одиночества может означать, что люди недооценивают свои чувства, если их задают напрямую, а другие вопросы помогают нам понять другие аспекты, которые способствуют чувству одиночества человека.Чтобы лучше понять, чувствует ли кто-то себя одиноким, рекомендуется задать все четыре вопроса, однако, если у вас есть место только для одного вопроса, вам следует использовать четвертый вопрос: «Как часто вы чувствуете себя одиноким?»

    В 2015 году The Campaign to End Loneliness опубликовала руководство по измерению одиночества и измерению влияния вашей услуги на уровень одиночества пользователей услуг. В этом руководстве представлены три шкалы и способы их использования. Эти шкалы были опробованы в академических исследованиях.В дополнение к шкале UCLA и шкале одного пункта, используемой в национальном индикаторе, в руководстве по кампании также есть две другие шкалы: инструмент оценки кампании за прекращение одиночества и Шкала одиночества Де-Йонга Гирвальда из 6 пунктов.

    Благодаря обширным исследованиям и консультациям мы разработали нашу собственную шкалу — инструмент «Кампания за прекращение одиночества», о котором вы можете прочитать в нашем руководстве по измерениям. Мы сохранили вопросы шкалы в позитивной формулировке, и они не делают явного упоминания об одиночестве, чтобы быть как можно более всеобъемлющими и широко полезными.Наша шкала основана на концептуализации одиночества как субъективного состояния, имеющего место, когда существует несоответствие между имеющимся у нас социальным контактом и желаемым социальным контактом.

    Шкалу Де-Йонга Гервальда иногда предпочитают общенациональному показателю, поскольку она разделяет разные типы одиночества: социальное и эмоциональное. По этой шкале из 6 пунктов сделано 3 утверждения об «эмоциональном одиночестве» и 3 — о «социальном одиночестве». (Социальное одиночество (SL) возникает, когда кому-то не хватает более широкой социальной сети, а эмоциональное одиночество (EL) возникает, когда вы пропускаете «интимные отношения».Сосредоточение внимания как на эмоциональном, так и на социальном одиночестве дает результаты, которые могут дать понимание того, почему кто-то может испытывать одиночество. Например, они одиноки из-за того, что им нравятся большие социальные сети, или из-за потери ключевых отношений?

    Все шкалы, представленные и объясненные в нашем руководстве, задают разные вопросы, но дают одинаково точные результаты. Каждая шкала имеет свою собственную систему выставления оценок и интерпретации, которую можно использовать вместе с вопросами или утверждениями для респондентов.В нашем руководстве мы четко объясняем, как эффективно использовать каждую шкалу.

    Для дополнительной информации:

    Измерение одиночества: руководство по использованию национальных показателей в исследованиях

    https://www.ons.gov.uk/peoplepopulationandcommunity/wellbeing/methodologies/measuringlonelinessguidanceforиспользование национальных показателейконследует

    Measuring loneliness: new guidance

    Шкала одиночества Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе — обзор

    Оценка одиночества

    Поскольку одиночество — это субъективное эмоциональное переживание, о котором трудно достоверно или достоверно вывести данные наблюдений, исследователи использовали самооценку, чтобы исследовать переживания одиночества на протяжении всей жизни.Исследования показали, что одиночество можно надежно измерить с помощью самооценки, начиная с довольно раннего детства (примерно в возрасте 5–6 лет) и до старости. Хотя существует консенсус в отношении того, что самооценка является наиболее подходящим средством оценки одиночества, конкретное содержание таких мер сильно различается. Некоторые меры включают элементы, которые непосредственно оценивают чувство одиночества, тогда как другие сосредотачиваются в первую очередь на предполагаемых причинах одиночества (например, принимается ли человек со стороны сверстников, есть ли у него близкие отношения, обеспечивающие товарищество или эмоциональную поддержку) и, таким образом, полностью избегают прямого вопроса об одиночестве. .Некоторые меры оценивают одиночество как единый конструкт, тогда как другие рассматривают различные аспекты переживания одиночества (например, социальное одиночество в сравнении с эмоциональным одиночеством; одиночество, связанное с родителями или семьей, по сравнению с одиночеством, связанным с сверстниками). Учитывая разнообразие оценок одиночества, при выборе оценки для использования в исследовании важно обращать пристальное внимание на содержание конкретного элемента и размерность различных показателей. Ниже приводится краткий обзор некоторых мер; каждый из них использовался в опубликованных исследованиях с участием детей, подростков и / или взрослых.

    Шкала одиночества UCLA — широко используемая мера для подростков и взрослых, разработанная Дэниелом Расселом, Летицией Пеплау и Мэри Фергюсон в 1978 году. Мера UCLA оценивает одиночество косвенно, используя пункты, которые сосредотачиваются на его предполагаемых причинах (например, отсутствие общения) или на взаимосвязанных конструкциях (например, чувство застенчивости). Впоследствии шкала UCLA была пересмотрена сначала в 1980 году Дэниелом Расселом, Летицией Пеплау и Кэролайн Катрона, а затем в 1996 году Дэниелом Расселом. Эта мера по-прежнему пользуется популярностью среди исследователей, интересующихся одиночеством подростков и взрослых.

    Опросник Иллинойсского одиночества и социальной неудовлетворенности (ILSDQ) — широко используемый метод измерения одиночества для детей и подростков, разработанный в Университете Иллинойса в Урбана-Шампейн Стивеном Ашером, Шелли Хаймел и Питером Реншоу в 1984 году. Впоследствии эта мера была пересмотрена. Стивен Ашер и Валери Уиллер в 1985 году для оценки одиночества, особенно в школе, и был дополнительно переработан для оценки одиночества у учеников средней школы (Дженнифер Паркхерст и Стивен Ашер в 1992 году), маленьких детей (Джуд Кэссиди и Стивен Ашер в 1992 году) , и дети с легкой умственной отсталостью (Глэдис Уильямс и Стивен Ашер в 1992 г.).ILSDQ оценивает одиночество в глобальном масштабе и содержит вопросы, в которых задаются вопросы как о чувстве одиночества, так и об их предполагаемых причинах социальных отношений. Пытаясь исключить потенциально коррелированное или противоречивое содержание элемента, исследователи, такие как Джеффри Паркер, Стивен Ашер и Гэри Лэдд, использовали подмножества элементов из ILSDQ, которые сосредоточены непосредственно на одиночестве как эмоции, а не на факторах, которые могут вызвать или коррелировать с одиночеством. Этот подход помог дифференцировать чувство одиночества от предполагаемых причин, связанных с социальными отношениями, и позволил изучить влияние таких факторов, как принятие сверстниками, наличие друзей или качественная дружба, без включения оценок эти причины в одиночестве измеряются само по себе.

    Другие оценки одиночества оценивали одиночество в различных контекстах отношений. Шкала одиночества и одиночества для детей и подростков (LACA), разработанная сначала Альфонсом Маркоэном и Миа Брумань в 1985 году, а затем пересмотренная Альфонсом Маркоэном, Люком Гуссенсом и Марком Кесом в 1987 году, оценивает одиночество по отношению к сверстникам и семье и включает предметы, оценивающие склонность и отвращение молодежи к одиночеству. Еще одна недавно разработанная мера одиночества — это шкала партнерских связей и диадического одиночества (PNDLS), разработанная Бетси Хоза, Уильямом Буковски и Сьюзан Бири в 2000 году.Этот показатель имеет две подшкалы и содержит элементы, разработанные для соответствия различию Роберта Вайса между одиночеством из-за социальной изоляции и эмоциональной изоляцией, как описано выше. Чтобы провести различие между этими двумя формами одиночества, большинство вопросов включает причины одиночества, при этом некоторые вопросы относятся к восприятию включения (для оценки одиночества социальной изоляции), а другие элементы относятся к восприятию близких отношений (чтобы оцените одиночество эмоциональной изоляции).

    Еще одна оценка одиночества — шкала одиночества Нью-Йоркского университета, разработанная Карин Рубенштейн и Филиппом Шейвером в 1982 году. Содержит элемент, больше ориентированный на аффективное переживание одиночества, чем на его предполагаемые причины, что позволяет исследователям исследовать чувство одиночества без включения потенциально запутывающего контента.Кроме того, шкала NYU также содержит один пункт, оценивающий хроничность одиночества, и один пункт, оценивающий тяжесть одиночества. Это важные аспекты переживания одиночества, которые практически отсутствуют в других измерениях.

    В целом, хотя за последние несколько десятилетий был достигнут значительный прогресс в оценке одиночества, необходимо провести дополнительную работу, чтобы отделить причины одиночества от ощущаемого состояния одиночества, а также расширить оценки, чтобы включить аспекты одиночества.

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.