Тренировка для памяти: полезные советы и лайфхаки из художественной литературы и нон-фикшн

Содержание

‎App Store: NeuroNation — тренировка мозга

Эффективно улучшайте работу мозга с помощью немецкого научного проекта NeuroNation.
Создайте личный план занятий для мозга и расширьте собственные возможности.

ПРЕИМУЩЕСТВА ЭФФЕКТИВНОЙ ТРЕНИРОВКИ ДЛЯ МОЗГА

Тренировка мозга NeuroNation — это бесконечное улучшение ваших достижений:

— Улучшите память
— Повысьте концентрацию
— Увеличьте интеллект, концентрацию и
внимание
— Развейте логическое мышление

ЧТО МЕНЯ ОЖИДАЕТ

— 20 интересных упражнений и персонализированных курсов
— Подробный отчет о Ваших сильных и слабых сторонах
— Персонализированные тренировки, основанные на новейших научных открытиях
— Сравнительный анализ с Вашей возрастной группой и интерпретация Ваших успехов
— Затягивающие ежедневные тренировки и новые упражнения

Более 15.000.000 пользователей!

НАУЧНО ОБОСНОВАННАЯ ТРЕНИРОВКА ДЛЯ МОЗГА NEURONATION

Недавнее исследование, проведенное в Свободном университете Берлина, доказало эффективность NeuroNation. Все упражнения были разработаны в сотрудничестве с известными нейропсихологами и основаны на передовых научных разработках.
Научные исследования подтверждают, что развитие мозга происходит аналогично развитию мускулов: если вы что-то не используете, оно атрофируется. Ученые делают вывод: все в ваших руках! Улучшайте работу мозга вместе с NeuroNation!

МНЕНИЯ

Профессор Фалькенштейн, доктор медицинских наук, так говорит об упражнениях на запоминание NeuroNation: «Люди могут улучшить свои возможности познания, пользуясь эффективными когнитивными тренировками. NeuroNation предоставляет пользователям набор упражнений, которые просты в освоении и при этом интересны. Если честно, я и сам люблю тренироваться в NeuroNation.»

Начните пользоваться приложением и расскажите нам о ваших впечатлениях!

ПРЕМИУМ-ПОДПИСКА

Программа NeuroNation бесплатна и доступна для всех пользователей без каких-либо ограничений. В качестве дополнения мы также предлагаем премиум-версию программы, открывающую для премиум-пользователей множество дополнительных возможностей, новых упражнений, интенсивных курсов, детальных отчетов по достигнутым результатам и дальнейших бонусов.

ЦЕНЫ И УСЛОВИЯ ПОЛЬЗОВАНИЯ
Премиум-версия программы NeuroNation доступна в виде следующих вариантов:
3 месяца за 1800 RUB* ( 600RUB*/месяц)
12 месяцев за 3150 RUB ( 260RUB*/месяц)
*Цены указаны в евро. Фактически списанные деньги могут быть конвертированы и указаны в местной валюте в зависимости от места нахождения.

Оплата производится через ваш аккаунт в i-Tunes после подтверждения о покупке. Ваша премиум-подписка будет автоматически продлена, если вы не отключите опцию «Обновлять автоматически» минимум за 24 часа до истечения срока действия актуальной подписки. Деньги за следующий период действия будут сняты с вашего счета в течение 24 часов после продления; стоимость автоматического продления также будет указана. Все ваши подписки могут быть изменены в настройках вашего аккаунта сразу после первой покупки. Расторжение уже текущей подписки невозможно. Не использованные пробные версии подписки становятся недействительными сразу после приобретения полного премиум-пакета.

Все остальные настройки вашего аккаунта также могут быть изменены через пункт меню «Настройки».

Более подробные Условия пользования, а также Соглашение о конфиденциальности вы можете найти по следующим ссылкам:

https://sso.neuronation.com/legals/tou
https://sso.neuronation.com/legals/dataprivacy

Безопасность ваших данных очень важна для нас. Мы никогда не станем передавать какую-либо информацию о наших пользователях третьим лицам.

Как улучшить память по методу Пифагора

Память человеческая является основой нашего интеллекта и знаний. «Память — это медная доска, покрытая буквами, которые время незаметно сглаживает, если порой не возобновлять их резцом», — сказал Джон Локк. Удивительно точное определение, жаль только, что буквы стираются чересчур быстро. Но для того, чтобы сохранить в усталой башке под бронебойным дождем жизни как можно больше информации, создается бесконечное множество разных методик. Но мы выбрали самую простую среди эффективных.

И придумал ее не автор книжек по психологии со склерозом в терминальной стадии, а один хороший парень из древности.

Пифагор

Пифагор Самосский родился в 570 до н. э. История запомнила его как великого математика, мистика, создателя религиозно-философской школы пифагорейцев и до кучи изобретателя геометрии, а не как человека, чьи штаны равны во все стороны. А ты запомнил его благодаря двойке на уроке геометрии. Как там, А квадрат плюс В квадрат равно С квадрат? Тогда нужно было отвечать.Для того, чтобы могучий ум мог держать под контролем всевозможные мысли и формулы, Пифагор разработал методику, о которой мы сегодня и собираемся поговорить. То бишь это мысли не какого-то черта, а весьма авторитетного человека, который благодаря своей деятельности вот уже две с лишним тысячи лет не вылазит из учебников.

В чем суть методики

Методика на самом деле очень проста. Каждую ночь перед сном вспомни всЁ, что произошло с тобой за день, вплоть до незначительных мелочей вроде того, где ты оставил стакан — в раковине или на столе. В этом деле мелочей быть не может.

Да, сама идея выглядит как пытка. Нужно заново пережить зачастую не самый удачный день и прокрутить постылую пленку перед самой приятной процедурой за сутки — перед сном. Но поверь, другие методы еще хуже, там нужно стараться и мучиться еще сильнее. Так что они тебе не понравятся.

Начни с процесса пробуждения. Что ты увидел первым? Свою мирно сопящую красавицу, оставившую слюнявое озеро на подушке? Пару тапочек? Угрюмую тучу в окне? Не, нам не интересно, мы тебе предлагаем вспомнить.

И дальше продолжай в том же духе, визуализируя всё, что придет на ум. Учти, важно делать это последовательно и глубоко. Чью руку ты первой пожал на работе, о чем говорили девушки из курилки, кто сидел рядом с тобой в метро. Поначалу будет очень трудно, особенно сохранить последовательность, ибо мысли будут блуждать от завтрака к ужину и до работы. Но со временем всё устаканится и встанет на свои места.

Поначалу ты будешь в шоке от своей памяти. Кажется, будто так мало помнят только склеротики. Но уже через три дня к воспоминаниям о завтраке, обеде и ужине прибавятся новые детали. Ты будешь интуитивно стараться зафиксировать момент в своей голове, тем самым устранив проблемы с запоминанием.

Пифагор делал несколько иначе

По правде сказать, старик Пифагор и его ученики пользовались этой техникой утром, а не вечером (или когда ты там спишь). Но если честно, опробовав два способа, мы поняли, что в разы эффективнее прокручивать ленту именно на сон грядущий. Во-первых, утром ты и так ненавидишь белый свет, зачем лишний раз расстраиваться. Будильник, зараза, хоть и звонит по расписанию, но всё равно не вовремя. Тут еще сон приснился странный, как раз с четверга на пятницу. Все умершие родственники со всеми бывшими девушками терли курицу, чтобы из нее выпало золотое яйцо, причем всё происходило в Татарстане, который был очень похож на Тридесятое царство. После таких впечатлений ни на чем не сосредоточишься.

Кроме того, подобная довольно тяжелая мозговая работа решает любые проблемы с бессонницей. Ни к чему начинать день с подобного напряжения. Гораздо логичнее просмотреть эту «пленку» в конце дня. Живем настоящим, а не прошлым. Если предыдущий день был паршивым, то зачем тянуть негативные воспоминания с собой?

В чем преимущества техники

Возможно, техника не изменит твою жизнь, но только в том случае, если ты не возьмешься за дело как следует. Обычно хорошая память улучшает качество жизни. Если ты боишься, что негативные воспоминания получат твердую прописку в мозгу и не покинут его, расслабься. У мозга есть прекрасное свойство — избавляться от негативного.Но вернемся к методу. Нужно ли перечислять его потенциальные для тебя и фактические для нас плюсы? Нужно, правда? Ну хорошо, начнем с простого — запомнить и зафиксировать любую информацию, будь то имена, адреса и список продуктов, будет гораздо проще. Люди оценят.

Второе — тебе не придется ломать голову, вспоминая название ресторана, в котором ты был 3 года назад, чтобы посоветовать его близким. Знаешь это раздражающее, игольчатое ощущение, когда название вертится на языке, но в голове такая каша, что вспомнить его не получается? Так вот, больше подобных дискомфортных ситуаций быть не должно. Благодаря этой технике мозг значительно быстрее воспроизводит фрагменты информации.

Про сон мы уже упоминали. После такой нагрузки на голову спится слаще и засыпается быстрее. Некоторые адепты уверены, что качество сна благодаря подобной прокрутке становится гораздо выше.

Ну и, как ни странно, самое главное. Казалось бы, если техника направлена на улучшение памяти, то что может быть важнее этого? А то, что благодаря ей ты начинаешь больше ценить свою жизнь и каждый прожитый момент. Обращая внимание на мелочи, тебе проще понять, что для тебя губительно, а что приносит пользу. Опять же, глядя на свою рутину со стороны, ты понимаешь, насколько безобразен и неэффективен график, в котором ты живешь. Становится понятно, как сделать его удобнее. И так как наша жизнь состоит из мелочей, очень быстро начинаешь осознавать ценность каждого момента.

Появляется понимание того, что все в этой жизни имеет значение — от брошенной в урну бутылки до агрессивного визга автомобильного клаксона, разбудившего тебя рано утром. После такого начинаешь относиться к себе и окружающим с повышенным вниманием.

Информация с сайта Рамблер

Тренировка памяти для детей в дошкольном возрасте

Способность анализировать информацию, запоминать, концентрироваться, быстро принимать решения, уметь делать выводы и учиться – это основные навыки ребенка, за которые отвечает интеллект. Некоторые люди считают, что уровень интеллекта зависит только от врожденных данных, другие же уверены, что его можно и нужно развивать.

Развитие ума зависит, в том числе, и от тренировки памяти. Чем больше внимания этому уделяется, тем выше способность человека накапливать знания и умения, воспроизводить отложенную информацию в нужный момент, вспоминать то, что было выучено раньше. К тому же, человек с хорошо развитой памятью легче обучается, а значит может добиться больших успехов в карьере. Такие люди способны выполнять свою работу качественно, а после напряженного дня сохранять ясность ума. Именно поэтому память нужно развивать с ранних лет.

Память в раннем возрасте

С раннего детства ребенок познает мир через игру – ему проще воспринимать информацию посредством картинок, звуков, ярких игрушек. Понять из чего сделан предмет и как он устроен малыш может попробовав его на вкус. Наглядное «пособие» привлекает внимание, а запомнить маленький ребенок может только то, что вызвало интерес. Поэтому у малышей преобладает непроизвольная память – откладываются только наиболее эмоциональные события, для запоминания которых не требуется прикладывать усилия.

Сначала младенец запоминает лица родителей, первые игрушки, карточки, кубики, мячи. К трем годам у человека начинает формироваться долговременная память, появляются способности запоминать события на более долгий срок. После того, как формируется осознанная и связная речь, начинается общение со сверстниками, но важная информация все еще откладывается в кратковременной памяти. В это время долговременная память постепенно начинает развиваться. Развитие памяти в раннем возрасте позволяет сделать нейронные связи более прочными.

Произвольная память появляется в дошкольном возрасте. Информация все еще должна иметь яркий эмоциональный окрас, но ей уже проще отложиться в долговременной памяти.

В начальной школе ребенок при многократном повторении может запоминать все больше нового, так как он понимает цель запоминания. Развитие памяти у детей дошкольного возраста поможет им легче впитывать знания во время учебы в школе.

Тренировка памяти у детей дошкольного возраста

Пока ребенок не стал первоклассником, в его жизни все еще преобладает игровой тип деятельности. Ему намного легче учить буквы, цифры, цвета, названия животных, если обучение увлекательно. Играя с яркими картинками, цветными карточками, выполняя интересные, но простые задания, малыш улучшает концентрацию внимания и усидчивость, становится прилежнее. Постоянное развитие ума способствует качественной подготовке к школе – ученик станет более уверенным в своих силах, не будет отставать от подготовленных одноклассников.

Развитие памяти у ребенка 5 лет во многом зависит от эффективности занятий – лучше, если у них есть визуальный ряд, формирующий зрительную память. Родители и педагоги должны уметь преподавать материал интересно, чтобы все еще маленький ребенок был увлечен. Ведь малыш может запомнить лишь то, что ему по-настоящему интересно. Быстрый ум, хорошо развитая память, умение концентрироваться на конкретной задаче говорит о способности перейти на более сложный уровень обучения.

Полезные игры и упражнения

Добиться развития памяти у детей дошкольного возраста можно при помощи тренировок. Занятия должны проходить в игровой форме, что обеспечит вовлеченность и повышенный интерес. Сегодня есть множество игр и упражнений на развитие памяти у ребёнка 5 лет:

  • Поиск недостающих или лишних предметов;
  • Таблицы Шульте;
  • Пересказ истории из книги;
  • Мемокарты;
  • Поиск отличий у нескольких картинок;
  • Сборка пазлов;
  • Восстановление последовательности предметов;
  • Устное описание игрушек, предметов.

    Подготовленная с раннего детства память позволяет легче учиться и решать жизненные задачи в старшем возрасте. Поэтому важно выполнять упражнения для развития ума и памяти, так как они совершенствуют интеллект и мышление.

Методика для развития памяти

Классических игр для развития дошкольника бывает недостаточно, поэтому лучше перейти к более системным и эффективным методикам. Например, пройти обучение по программе «Меморика», направленной на развитие памяти детей и подростков. Этот курс намного эффективнее, чем самостоятельные занятия. В ходе обучения ребенок научится управлять процессами памяти, что очень пригодится ему и в школе, и во взрослой жизни.

Тренировка памяти, 9 (девять) букв

Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков Значение слова в словаре Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков
мнемоники, мн. нет, ж. (греч. mnemonike). Совокупность правил и приемов, имеющих целью облегчить запоминание возможно большего числа сведений, фактов.

Большая Советская Энциклопедия Значение слова в словаре Большая Советская Энциклопедия
(греч. mnēmoniká ≈ искусство запоминания), система различных приёмов, облегчающих запоминание и увеличивающих объём памяти путём образования искусственных ассоциаций. Например, известный приём заучивания числа 3,1415926536, выражающего величину p, с помощью …

Словарь медицинских терминов Значение слова в словаре Словарь медицинских терминов
система приемов, облегчающих запоминание путем образования искусственных ассоциаций.

Энциклопедический словарь, 1998 г. Значение слова в словаре Энциклопедический словарь, 1998 г.
МНЕМОНИКА (греч. mnemonika — искусство запоминания) (мнемотехника) совокупность приемов и способов, облегчающих запоминание и увеличивающих объем памяти путем образования искусственных ассоциаций.

Как улучшить память: ленивым на заметку

  • Клаудиа Хаммонд
  • BBC Future

Автор фото, Unsplash

Вас раздражает ваша забывчивость? Несколько простых приемов помогут достичь удивительного результата.

Большинство из нас мечтает улучшить память. Кому не знакома ситуация, когда, отправляясь в магазин за тремя вещами, удается вспомнить только две из них. Или забываем, что мы хотели сделать в комнате, едва войдя в нее.

Что уж говорить о той интересной статье, которая произвела на нас такое впечатление и которую мы собирались при случае процитировать, но абсолютно ничего из нее не помним.

Существует множество способов мнемотехники, однако в последнее время ученые обратили внимание на неожиданно простые, но эффективные приемы, помогающие избавиться от забывчивости.

1. Ходите задом наперед

Мы считаем, что время и пространство — это разные вещи, но даже в нашей речи они пересекаются чаще, чем мы представляем. Мы говорим о событиях, которые уже «позади», и с нетерпением ждем событий, которые «впереди».

Словесная формулировка может отличаться в зависимости от языка. Но представители западной культуры представляют будущее преимущественно как пространство перед собой, а прошлое, наоборот, как находящееся сзади.

Исследователи из университета Рохэмптон решили воспользоваться этой аналогией, чтобы помочь улучшить память.

Они показывали людям список слов, набор фотографий или поставочных видео о похищении женской сумочки.

Участников эксперимента попросили ходить по комнате вперед-назад на расстоянии 10 метров. Результат показал, что те, кто ходил задом наперед, в ходе каждого теста запомнили больше информации.

Похоже, движение в обратном направлении заставляло их мозг вернуться назад во времени и таким образом легче получить доступ к воспоминаниям.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Существует множество методов мнемотехники, некоторые из которых не требуют больших усилий

Метод работал, даже когда они просто представляли, как двигаются назад, физически оставаясь на месте. Это исследование 2018 года согласуется с интересным открытием, сделанным более десяти лет назад.

Учёные пришли к выводу, что животные с помощью нейронов определяют свое положение в пространстве.

Исследователи провели эксперимент, в ходе которого подопытные крысы блуждали в Т-образном лабиринте. Когда грызуны впервые двигались по лабиринту, в их мозгу активировались нейроны места.

Исследователи обнаружили, что когда крысы повторно проходили лабиринт, нейроны «вспыхивали» в обратном порядке. Таким образом они вспоминали маршрут, мысленно возвращаясь к нему.

Последнее исследование в этой области подтвердило, что мы воспроизводим события прошлого в обратном порядке. Когда мы впервые видим предмет, мы сначала замечаем его форму и цвет, а затем определяем, что это такое.

Когда мы пытаемся его вспомнить, все происходит с точностью до наоборот. Мы сначала вспоминаем сам предмет, а затем, если повезет, другие детали.

2. Вместо тысячи слов — рисунок

Исследование 2018 года при участии людей разного возраста показало, что слово намного лучше запоминается, если изобразить его графически. Даже, когда речь шла о таких сложных для изображения словах, как «изотоп».

Рисование помогало даже людям с деменцией.

Поэтому в следующий раз, отправляясь в магазин, попробуйте список покупок не записать, а нарисовать.

Когда мы рисуем некий предмет, прежде всего обращаем своё внимание на детали.

Даже когда вы просто составляете список покупок, забыв его дома, вы все равно лучше вспомните, что хотели купить. Рисование — более эффективно.

И помните, качество иллюстрации и ваше умение рисовать не имеют никакого значения.

3. Делайте физические разминки

Давно известно, что регулярные регулярные физически нагрузки, например бег, улучшают память.

Физические упражнения имеют небольшой общий эффект. Но когда вы хотите что-то заучить, одноразовая нагрузка на мышцы может ускорить процесс.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Даже когда вы просто составляете список покупок, забыв его дома, вы все равно лучше вспомните, что хотели купить

Исследования показывают, что важную роль играет время выполнения упражнений.

Участники эксперимента, выполнившие 35-минутную тренировку с чередованием нагрузок через 4 часа после изучения списка картинок, помнили его лучше, чем те, кто тренировался сразу после заучивания.

4. Не делайте ничего

Исследователи выяснили, что короткий перерыв сразу после заучивания помогает лучше усвоить материал. Более того, этот эффект сохраняется в течение следующей недели.

Неплохой помощник в этом деле — медитация, то есть попытка вообще ни о чем не думать в течение определенного времени.

5. Не пренебрегайте сном

Если прогулки задом наперед, рисование, физические упражнения и даже медитация кажутся вам трудновыполнимыми, просто ложитесь на диван и немного поспите.

Сон помогает консолидировать наши воспоминания, повторяя и воссоздавая то, что мы узнали. И это касается не только ночного сна.

Немецкие исследователи выяснили, что люди лучше запоминали пары слов, если после заучивания спали в течение 90 минут.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Регулярные физически нагрузки помогают улучшить память

Впрочем, последние исследования показывают, что этот метод работает лучше у тех, кто регулярно позволяет себе вздремнуть во второй половине дня.

Исследователи также решили выяснить, можно ли приучить себя спать в дневное время. В течение четырех недель ученые просили подремать днем тех, кто не имеет такой привычки. Однако на их способности запоминать это в результате никак не сказалось.

Очевидно, для подобной тренировки памяти требуется больше времени.

А может, вы просто тот тип людей, которому лучше помогает ходьба назад, рисование, бег или обычное бездействие.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке вы можете на сайте BBC Future.

Хотите поделиться с нами своими жизненными историями? Напишите о себе по адресу: questions. [email protected], и наши журналисты с вами свяжутся.

Развитие памяти по методикам спецслужб :: Частный Корреспондент

 

 

Мнения

Редакция «Частного корреспондента»
Почему «Часкор» позеленел?

Мы долго пытались написать это редакционное заявление. Нам хотелось уместить в него 12 лет работы, 45 тысяч статей (и даже чуть больше), несколько редакций и бесконечность труда и сил. А еще – постараться объяснить нашим читателям происходящие изменения.

Виталий Куренной
Традиционные ценности и диалектика критики в обществе сингулярности

Статья Николая Патрушева по поводу российских ценностей интересна сама по себе, но также вызвала яркий отклик Григория Юдина, который разоблачает парадигму «ценностей», трактуя ее, видимо, как нечто сугубо российско-самобытное, а само понятие «ценность» характеризует как «протухшее». Попробую выразить тут свое отношение к этой интересной реплике, а заодно и прокомментировать характер того высказывания, по поводу которого она появилась.

Иван Засурский
Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Сергей Васильев, facebook.com
Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский
Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне «ыыы». Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа — госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз — совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми — на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

4 упражнения, чтобы не потерять к старости трезвый ум и ясную память / AdMe

Регулярные тренировки помогают нам оставаться в хорошей форме и отодвигать время появления изменений, связанных с возрастом. И это касается всех органов нашего организма, в том числе и мозга.

AdMe.ru расскажет о 4 простых упражнениях, которые помогут сохранить память и другие когнитивные функции до глубокой старости.

Разноцветный текст

Перед вами перечень слов, написанных разным цветом. Начинайте по порядку с первого слова называть вслух цвет, которым написан текст. Дойдите до конца и затем повторите в обратном порядке. Вначале будет сложно, так как за восприятие текста и цвета отвечают разные полушария головного мозга.

  • Польза: Эффективная профилактика болезни Альцгеймера: помогает устанавливать новые связи между полушариями, тренирует концентрацию и переключаемость внимания.

Таблица Шульте

Сосредоточьтесь на цифре 19 в центре квадрата. Ваша цель — найти 1 и затем все остальные цифры по возрастающей, фиксируя найденную цифру взглядом. Впоследствии, для выполнения этого упражнения таблицу можно нарисовать самостоятельно с хаотичным расположением цифр в ячейках или найти в интернете.

  • Польза: Увеличивает скорость принятия и обработки информации, а также развивает периферийное зрение.

Знаки пальцами

Сложите пальцы правой руки так, чтобы они показывали знак «мир», пальцами левой руки покажите «ок». Затем поочередно смените положение пальцев так, чтобы уже левая рука показывала «мир», правая — «ок». Повторите несоколько раз. А теперь выполните это упражнение одновременно правой и левой рукой.

  • Польза: Тренирует внимание и умение быстро переключаться с одной задачи на другую.

Синхронное письмо

Возьмите 2 листа бумаги и в каждую руку — по удобному пишущему инструменту. Начинайте одновременно рисовать обеими руками геометрические фигуры. Также можно писать буквы или слова с одинаковым количеством символов.

  • Польза: Синхронное письмо учит мозг одновременно справляться с несколькими задачами, активизирует деятельность обоих полушарий.

Еще несколько советов

Нейробиолог Лоуренс Катц разработал систему упражнений для мозга, чтобы сохранить его функции до глубокой старости.

Вот несколько советов из его книг:

  • Тренируйте недоминантную руку, выполняя ею привычные ритуалы, такие как чистка зубов, расчесывание волос.
  • Принимайте душ и выполняйте другие обычные действия с закрытыми глазами.
  • Меняйте маршрут, добираясь до работы, магазина и других привычных мест.
  • Смотрите видео без звука, пытаясь понять по жестам, движениям, о чем идет речь.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Ежедневная тренировка памяти

Когда я только начинал изучать техники запоминания, я всегда думал, что это уловки.После 25 лет применения творческого запоминания на практике я рано понял, что они намного больше, чем это!

Память — это навык

Когда вы понимаете, как работают мнемоники или техники запоминания, и, что более важно, выясняете, как их использовать в своей жизни, становится ясно, что это на самом деле навык. Как и любой другой навык, вы должны практиковаться и репетировать, чтобы стать достаточно хорошим, чтобы использовать этот навык в своей жизни.

Просто так просто …

Вот пример одного из моих ежедневных видеороликов по тренировке памяти, посмотрите, сколько слов вы можете запомнить последовательно (всего их 10):

Тренировка памяти: медальон на Укусе.

Цепной метод

Используя цепной метод, это относительно легко запомнить, поскольку выполнение этого быстрого и точного метода требует некоторой практики.

Если вы смотрели видео и обнаружили, что это проблема, попробуйте это …

Представьте себе медальон , который держит тигр , игрушка , который бежит по дороге и падает в тостер . Тостер раздавлен тележкой , внутри тележки находится солнце .Он покидает строительную площадку в разрушения . Остается только секундомер . Вы прячете под подушкой . Внутри подушки находится зарядное устройство для сотового телефона .

Цепной метод является основным строительным блоком в

  • Запоминание презентаций без заметок
  • Запоминание ключевой информации во время разговоров или встреч
  • Сохранение концентрации во время лекций или бесед
  • и многое другое…

Дело в том, чтобы добраться до уровня, на котором вы можете использовать его в этих сценариях, является навыком.

Чемпионат мира по запоминанию

Еще в 1995 году мне пришлось научиться быстро развивать этот навык. Я уже знал, как работают техники запоминания, на самом деле, я использовал их в течение предыдущих нескольких лет и думал, что у меня это довольно хорошо получается. Так было до тех пор, пока Тони Бьюзен не попросил меня принять участие в чемпионате мира по запоминанию 1995 года , «Мировая память о чем !?».Я даже не подозревал, что такое существует. Тони начал объяснять, как они работают, и что мне нужно делать.

Вот фото после мероприятия (я посередине)

В то время это было далеко не для моей лиги, я никогда не запоминал колоду карт менее чем за 3 минуты и не пытался запомнить 100 цифр за час или стихотворение за 15 минут.

Так уж вышло, что в том же году я создал игровое шоу для BBC Monkhouses Memory Masters.В «Мастерах памяти» я обучал людей из всех слоев общества тому, как они могут улучшить свою память, и заставлял их играть в различные игры для запоминания друг с другом — вот отрывок из пилотного проекта

.

Прошлая игра была сумасшедшей, у них было 2 недели, чтобы запомнить большой объем информации с помощью мнемоники, техники запоминания.

Съемка была завершена, и у меня было немного времени, поэтому я решил взять Тони на вызов: с помощью ежедневных тренировок памяти в течение 3 месяцев я улучшил свои навыки памяти.

Вот некоторые из моих результатов на чемпионате мира по запоминанию 1995 года:

  • 30 минут двоичный 905 цифр
  • 60 минут / час Карты 312 карт
  • 60 минут / часов 732 цифры
  • 15-минутная поэма / текст 109 баллов
  • 5 минут «Скоростные» карты 194,06 секунды

Пройдя через этот процесс, стало ясно, что для улучшения своей памяти вы должны применить тот же подход к улучшению любого навыка.

  • Получите четкую цель (веские причины, ПОЧЕМУ вы это делаете)
  • Создайте привычку (попробуйте Tiny Habits, они классные!)
  • Сделайте из этого рутину
  • Найдите способы справиться с прокрастинацией
  • Отметьте свои успехи

5-дневное испытание

Попробуйте сами! Примите участие в 5-дневном цепном испытании (оно занимает менее 3 минут в день). Если вы знаете, как создавать крошечные привычки, то эта идеально подходит.

Подписывайтесь на меня в Instagram, чтобы смотреть ежедневные видео тренировки памяти.

Выполняя это небольшое ежедневное действие, вы начнете развивать этот навык памяти для себя.

Попробуйте и дайте мне знать, как у вас дела 🙂

Влияние тренировки рабочей памяти на когнитивные и некогнитивные навыки детей | IZA

Необходимый

Эти необходимые файлы cookie необходимы для активации основных функций веб-сайта.Отказ от этих технологий недоступен.

cb-enable

Dieses Cookie с подробным описанием Status der Cookie-Einwilligung des Benutzers für die aktuelle Domain. Срок годности: 1 год

laravel_session

Идентификатор сеанса um den Nutzer beim Neuladen wiederzuerkennen und seinen Login Status wiederherzustellen.Срок годности 2 часа

XSRF-ТОКЕН

CSRF-Schutz für Formulare. Срок годности: 2 часа


Аналитика

В целях дальнейшего улучшения нашего предложения и нашего веб-сайта мы собираем анонимные данные для статистики и анализа.С помощью этих файлов cookie мы можем, например, определять количество посетителей и влияние определенных страниц на нашем веб-сайте, а также оптимизировать наш контент.

Обширная долговременная тренировка вербальной памяти связана с пластичностью мозга

  • 1.

    Блюменфельд-Кацир, Т., Пастернак, О., Даган, М. и Ассаф, Ю. Диффузионная МРТ структурной пластичности мозга, вызванная обучением и задача памяти. PLoS ONE 6 , e20678 (2011).

    Google Scholar

  • 2.

    Левден, М., Венгер, Э., Мартенссон, Дж., Линденбергер, У. и Бэкман, Л. Структурная пластичность мозга в обучении и развитии взрослых. Neurosci. Biobehav. Ред. 37 , 2296–2310 (2013).

    Google Scholar

  • 3.

    Мэй А. Зависящая от опыта структурная пластичность в мозге взрослого человека. Trends Cogn.Sci. 15 , 475–482 (2011).

    Google Scholar

  • 4.

    Groussard, M. et ​​al. Влияние музыкальной практики на структурную пластичность: динамика серого вещества изменяется. Brain Cogn. 90 , 174–180 (2014).

    Google Scholar

  • 5.

    Беззола, Л., Мериллат, С., Гасер, К. и Янке, Л. Тренировочная нейронная пластичность у новичков в игре в гольф. J. Neurosci. 31 , 12444–12448 (2011).

    Google Scholar

  • 6.

    West, G. et ​​al. Влияние видеоигр на пластичность гиппокампа. Mol. Психиатрия 23 , 1566–1574 (2017).

    Google Scholar

  • 7.

    Вандермостен, М., Прайс, К. и Голестани, Н. Пластичность связности белого вещества у экспертов по фонетике. Brain Struct. Функц. 221 , 3825–3833 (2015).

    Google Scholar

  • 8.

    Draganski, B. et ​​al. Изменения серого вещества, вызванные тренировкой. Nature 427 , 311–312 (2004).

    Google Scholar

  • 9.

    Экердт, К., Кюн, К., Анвандер, А., Брауэр, Дж. И Фридеричи, А. Обучение слов выявляет пластичность белого вещества у дошкольников. Brain Struct. Функц. 225 , 607–619 (2020).

    Google Scholar

  • 10.

    Муллан, З. Вождение такси вызывает пластичность структур мозга взрослых. Ланцет 355 , 993 (2000).

    Google Scholar

  • 11.

    Джеймисон, С. и Бреретон, Дж. Ригведа (Oxford University Press, 2020).

    Google Scholar

  • 12.

    Рамани, С., Кумар Баласубраманиум, Р. и Гунджавате, Д. Вокальные и неголосые привычки среди певцов-ведических певцов. Folia Phoniatrica Logop. https://doi.org/10.1159/000503563 (2019).

    Google Scholar

  • 13.

    Эйхенбаум, Х. и Коэн, Н. Можем ли мы согласовать представления декларативной памяти и пространственной навигации о функции гиппокампа ?. Нейрон 83 , 764–770 (2014).

    Google Scholar

  • 14.

    Эйхенбаум, Х. Клетки времени в гиппокампе: новое измерение для отображения воспоминаний. Nat. Rev. Neurosci. 15 , 732–744 (2014).

    Google Scholar

  • 15.

    Кэмерон, Х. и Гловер, Л. Взрослый нейрогенез: за пределами обучения и памяти. Annu. Rev. Psychol. 66 , 53–81 (2015).

    Google Scholar

  • 16.

    Mahr, J.& Csibra, G. Почему мы помним? Коммуникативная функция эпизодической памяти. Behav. Brain Sci. 41 , e1 (2017).

    Google Scholar

  • 17.

    Фелпс, Э. А. и Хофманн, С. Г. Редактирование памяти от научной фантастики до клинической практики. Nature 572 , 43–50 (2019).

    Google Scholar

  • 18.

    Chersi, F. & Burgess, N.Когнитивная архитектура пространственной навигации: вклады гиппокампа и стриатума. Нейрон 88 , 64–77 (2015).

    Google Scholar

  • 19.

    Гудро, С. К., Старнес, Дж. И Браун, Т. I. Сложная природа взаимодействий гиппокампа и полосатого тела в пространственной навигации. Фронт. Гм. Neurosci. 12 , 250 (2018).

    Google Scholar

  • 20.

    Mara, S. M. Передний таламус обеспечивает подкорковый контур, поддерживающий память и пространственную навигацию. Фронт. Syst. Neurosci. 7 , 45 (2013).

    Google Scholar

  • 21.

    Кларк, Б. Дж. И Харви, Р. Э. Вносят ли переднее и латеральное ядро ​​таламуса определенный вклад в пространственное представление и память? Neurobiol. Учиться. Mem. 133 , 69–78 (2016).

    Google Scholar

  • 22.

    Shah, A., Jhawar, S. & Goel, A. Анализ анатомии контура Папеза и прилегающей лимбической системы с помощью методов рассечения волокон. J. Clin. Neurosci. 19 , 289–298 (2012).

    Google Scholar

  • 23.

    Агглетон, Дж. П., Пралус, А., Нельсон, А. Дж. И Хорнбергер, М. Таламическая патология и потеря памяти при ранней болезни Альцгеймера: перемещение фокуса с медиальной височной доли на контур Папеза. Мозг 139 , 1877–1890 (2016).

    Google Scholar

  • 24.

    Longarzo, M. et ​​al. Мультимодальное исследование амнезии при двустороннем повреждении таламуса: на тематическом исследовании. Фронт. Neurol. 10 , 1048 (2019).

    Google Scholar

  • 25.

    Dzieciol, A. M. et ​​al. Патология гиппокампа и диэнцефала при амнезии развития. Cortex 86 , 33–44 (2017).

    Google Scholar

  • 26.

    Dillingham, C. M. et ​​al. Отключение маммиллоталамуса изменяет колебательную активность и микроструктуру гиппокампа: последствия для диэнцефальной амнезии. J. Neurosci. 39 , 6696–6713 (2019).

    Google Scholar

  • 27.

    Крил, Дж. Дж. И Харпер, К.G. Нейроанатомия и невропатология, связанные с синдромом Корсакова. Neuropsychol. Ред. 22 , 72–80 (2012).

    Google Scholar

  • 28.

    Segobin, S. et ​​al. Диссоциация таламических изменений при расстройстве, вызванном употреблением алкоголя, определяет специфичность синдрома Корсакова. Мозг 142 , 1458–1470 (2019).

    Google Scholar

  • 29.

    Окада, Ю., Йокота, С., и Фукуши, И. Анатомия и физиология системы контроля дыхания: как клетки, контролирующие дыхание, взаимодействуют с мозгом? В Взаимосвязи структуры и функции в различных респираторных системах 3–22 (Springer, Singapore, 2020).

  • 30.

    Ackermann, H. & Riecker, A. Вклад (-ы) островка в производство речи: обзор литературы по клинической и функциональной визуализации. Brain Struct. Функц. 214 , 419–433 (2010).

    Google Scholar

  • 31.

    Wang, W. et ​​al. Уменьшение объема серого вещества в коре островков как коррелят улучшенного сенсомоторного контроля вокала у певцов. Фронт. Neurosci. 13 , 815 (2019).

    Google Scholar

  • 32.

    Каламангалам, Г. П. и Элмор, Т. М. Толщина очагового кортикального слоя коррелирует с исключительной тренировкой памяти у ведических священников. Фронт. Гм. Neurosci. 8 , 833 (2014).

    Google Scholar

  • 33.

    Hartzell, J. F. et ​​al. Мозг специалистов по вербальной памяти демонстрирует анатомические различия в языке, памяти и зрительных системах. Neuroimage 131 , 181–192 (2016).

    Google Scholar

  • 34.

    Percheron, G., Francois, C., Talbi, B., Yelnik, J.& Фенелон, Г. Моторный таламус приматов. Brain Res. Ред. 22 , 93–181 (1996).

    Google Scholar

  • 35.

    Herrero, M. T., Barcia, C. & Navarro, J. Функциональная анатомия таламуса и базальных ганглиев. Детская нервная система. 18 , 386–404 (2002).

    Google Scholar

  • 36.

    Эргенцингер, Э. Р., Глезье, М. М., Хам, Дж. О. и Понс, Т. П. Кортикально индуцированная таламическая пластичность в соматосенсорной системе приматов. Nat. Neurosci. 1 , 226–229 (1998).

    Google Scholar

  • 37.

    Ян В. и Шуга Н. Кортикофугальная модуляция карты частот среднего мозга в слуховой системе летучих мышей. Nat. Neurosci. 1 , 54–58 (1998).

    Google Scholar

  • 38.

    Чой, С. Х., Ким, Ю. Б., Пэк, С. Х. и Чо, З. Х. Папез, наблюдаемая человеческим мозгом in vivo с помощью МРТ 7,0 Тл с визуализацией плотности треков и отслеживанием треков. Фронт. Нейроанат. 13 , 17 (2019).

    Google Scholar

  • 39.

    Тимби, К. и Барбас, Х. Пути эмоций: специализация в миндалине, медиодорсальной таламической и задней орбитофронтальной сети. J. Neurosci. 35 , 11976–11987 (2015).

    Google Scholar

  • 40.

    Вольф, М. и Ванн, С. Д. Когнитивный таламус как ворота к ментальным представлениям. J. Neurosci. 39 , 3–14 (2019).

    Google Scholar

  • 41.

    Диллингем, К. М., Эриксен, Дж. Т., О’Мара, С. М., Агглетон, Дж. П. и Ванн, С. Д. Форнические и нефорнические проекции от образования гиппокампа крысы к передним ядрам таламуса. Гиппокамп 25 , 977–992 (2015).

    Google Scholar

  • 42.

    Clark, B.J. et ​​al. Поражения спинных ядер покрышки нарушают контроль над навигацией по дистальным ориентирам в вариантах с указанием, направлением и размещением водной задачи Морриса. Behav. Neurosci. 127 , 566 (2013).

    Google Scholar

  • 43.

    Watanabe, Y.& Фунахаши, С. Медиодорсальное ядро ​​таламуса и рабочая память. Neurosci. Biobehav. Ред. 36 , 134–142 (2012).

    Google Scholar

  • 44.

    Parnaudeau, S., Bolkan, S. & Kellendonk, C. Медиодорсальный таламус: важный партнер префронтальной коры для познания. Biol. Психиатр. 83 , 648–656 (2018).

    Google Scholar

  • 45.

    Халасса, М. М. и Кастнер, С. Функции таламуса в распределенном когнитивном контроле. Nat. Neurosci. 20 , 1669–1679 (2017).

    Google Scholar

  • 46.

    Копельман, М. Д., Томсон, А. Д., Геррини, И. и Маршалл, Э. Дж. Синдром Корсакова: клинические аспекты, психология и лечение. Алкоголь Спирт 44 , 148–154 (2009).

    Google Scholar

  • 47.

    Aggleton, J. P. & Nelson, A. J. Почему поражения в передних таламических ядрах грызунов вызывают такой серьезный пространственный дефицит ?. Neurosci. Biobehav. Ред. 54 , 131–144 (2015).

    Google Scholar

  • 48.

    Маршан, А., Фогер, А., Кутюро, Э. и Вольф, М. Роль передних таламических ядер в контекстуальной памяти страха. Brain Struct. Функц. 219 (5), 1575–1586 (2014).

    Google Scholar

  • 49.

    Оно, М. и Ито, Т. Тормозящие нейронные цепи в слуховом среднем мозге млекопитающих. J. Exp. Neurosci. 12 , 11718818230 (2018).

    Google Scholar

  • 50.

    Шотт, Б. Активация структур среднего мозга ассоциативной новизной и формированием явной памяти у людей. ЖЖ. Mem. 11 , 383–387 (2004).

    Google Scholar

  • 51.

    Dutschmann, M. & Dick, T. E. Pontine механизмы контроля дыхания. Компр. Physiol. 2 , 2443–2469 (2012).

    Google Scholar

  • 52.

    Молков, Ю. И., Бакак, Б. Дж., Дик, Т. Э. и Рыбак, И. А. Контроль дыхания за счет взаимодействия мостовой и легочной петель обратной связи. Фронт. Нейронные схемы 7 , 16 (2013).

    Google Scholar

  • 53.

    Дель Негро, К. А., Функ, Г. Д. и Фельдман, Дж. Л. Дыхание имеет значение. Nat. Rev. Neurosci. 19 , 351–367 (2018).

    Google Scholar

  • 54.

    Lim, J. et ​​al. Визуализация утомляемости мозга от постоянной умственной нагрузки: исследование перфузии ASL для определения эффекта времени выполнения задачи. Neuroimage 49 , 3426–3435 (2010).

    Google Scholar

  • 55.

    Demeter, E., Hernandez-Garcia, L., Sarter, M. & Lustig, C. Проблемы, требующие внимания: исследование непрерывного артериального спинового мечения (ASL) влияния отвлечения на устойчивое внимание. Neuroimage 54 , 1518–1529 (2011).

    Google Scholar

  • 56.

    Джейпи, С., Холидей, К., Сатишур, М. Д., Мукаи, И. и Унгерлейдер, Л. Г. Роль правой средней лобной извилины в переориентации внимания: тематическое исследование. Фронт. Syst. Neurosci. 9 , 23 (2015).

    Google Scholar

  • 57.

    Рагхунатан Р. Две теории мотивации и их оценка Джаянтой. В Оксфордский справочник индийской философии 420. (Oxford University Press, 2017).

  • 58.

    Смит, К. С., Тинделл, А. Дж., Олдридж, Дж. У. и Берридж, К. С. Роли вентрального паллидума в вознаграждении и мотивации. Behav. Brain Res. 196 , 155–167 (2009).

    Google Scholar

  • 59.

    Tachibana, Y. & Hikosaka, O. Вентральный паллидум приматов кодирует ожидаемую величину вознаграждения и регулирует двигательное действие. Нейрон 76 , 826–837 (2012).

    Google Scholar

  • 60.

    Ramanan, S. & Bellana, B. Общая роль угловой извилины в восстановлении внутренних представлений внешнего мира. J. Neurosci. 39 , 2978–2980 (2019).

    Google Scholar

  • 61.

    Рагг, М. Д. и Кинг, Д. Р. Вентральная боковая теменная кора и восстановление эпизодической памяти. Cortex 107 , 238–250 (2018).

    Google Scholar

  • 62.

    Câmara, D. Сети, вдохновленные биологией . (Эльзевир, 2015).

  • 63.

    Нарр, К.L. et ​​al. Взаимосвязь между IQ и региональной толщиной серого вещества коры у здоровых взрослых. Cereb. Cortex 17 , 2163–2171 (2007).

    Google Scholar

  • 64.

    Данке, Р., Йоттер, Р. А. и Газер, К. Оценка толщины кортикального слоя и центральной поверхности. Neuroimage 65 , 336–348 (2013).

    Google Scholar

  • 65.

    Хиллис, А. Э. Неспособность сопереживать: поражения мозга, которые мешают разделять и понимать чужие эмоции. Мозг 137 , 981–997 (2014).

    Google Scholar

  • 66.

    Олсон, И. Р., Плотцкер, А. и Эззят, Ю. Загадочный временной полюс: обзор результатов социальной и эмоциональной обработки. Мозг 130 , 1718–1731 (2007).

    Google Scholar

  • 67.

    Гопарадж, Х. и Шарма, Р. Р. Эмоциональный интеллект: Ведические и современные перспективы. Эмоциональный интеллект и лидерство , FEIL (2011)

  • 68.

    Паливал, Б. Б. Послание Вед . Diamond Pocket Books (P) Ltd. (2005).

  • 69.

    Howard, W. Ведическое пение. Гарленд Энциклопедия мировой музыки Vol. 6: Южная Азия, 238–71 (1998).

  • 70.

    Дрисколл, М. Э., Боллу, П. С., и Тади, П. Нейроанатомия, Хвостатое ядро.В StatPearls [Интернет]. StatPearls Publishing (2020).

  • 71.

    Robinson, J. L. et ​​al. Функциональная связность хвостатого тела человека: применение метааналитического моделирования связности с поведенческой фильтрацией. Neuroimage 60 , 117–129 (2012).

    Google Scholar

  • 72.

    Müller, N.C. et ​​al. Взаимодействия гиппокампа и хвостатого ядра поддерживают исключительную производительность памяти. Brain Struct. Функц. 223 , 1379–1389 (2018).

    Google Scholar

  • 73.

    Rieckmann, A., Karlsson, S., Fischer, H. & Bäckman, L. Плотность хвостатого дофаминового рецептора D1 связана с индивидуальными различиями в лобно-теменной связности во время рабочей памяти. J. Neurosci. 31 , 14284–14290 (2011).

    Google Scholar

  • 74.

    Армстронг, Э., Шлейхер, А., Омран, Х., Кертис, М. и Зиллес, К. Онтогенез жизнедеятельности человека. Cereb. Cortex 5 , 56–63 (1995).

    Google Scholar

  • 75.

    О, А., Дурден, Э. Г. и Панг, Э. У. Роль островка в речи и языковой обработке. Brain Lang. 135 , 96–103 (2014).

    Google Scholar

  • 76.

    Nestor, P.J. et ​​al. Прогрессирующая нелегкая афазия связана с гипометаболизмом, сосредоточенным на левой передней островке. Мозг 126 , 2406–2418 (2003).

    Google Scholar

  • 77.

    Ogar, J. et ​​al. Клинико-анатомические корреляты апраксии речи. Brain Lang. 97 , 343–350 (2006).

    Google Scholar

  • 78.

    Боровский, А., Сайгин, А. П., Бейтс, Э. и Дронкерс, Н. Поражение коррелятов дефицита разговорной речи. Neuropsychologia 45 , 2525–2533 (2007).

    Google Scholar

  • 79.

    Сегава, Дж. А., Турвиль, Дж. А., Бил, Д. С. и Гюнтер, Ф. Х. Нейронные корреляты обучения речевой моторной последовательности. J. Cogn. Neurosci. 27 , 819–831 (2015).

    Google Scholar

  • 80.

    Hertrich, I., Dietrich, S. & Ackermann, H. Роль дополнительной моторной области для речи и языковой обработки. Neurosci. Biobehav. Ред. 68 , 602–610 (2016).

    Google Scholar

  • 81.

    Гош, С. С., Турвиль, Дж. А. и Гюнтер, Ф. Х. Нейровизуализационное исследование премоторной латерализации и вовлечения мозжечка в производство фонем и слогов. J. Speech Lang. Слышать.Res. 51 , 1183–1202 (2008).

    Google Scholar

  • 82.

    Ронг, Ф., Изенберг, А. Л., Сан, Э. и Хикок, Г. Нейроанатомия речевой последовательности на уровне слогов. PLoS ONE 13 , e0196381 (2018).

    Google Scholar

  • 83.

    Постл, Б. Р., Стерн, К. Э., Розен, Б. Р. и Коркин, С. Исследование с помощью фМРТ корковых вкладов в пространственную и непространственную зрительную рабочую память. Neuroimage 11 , 409–423 (2000).

    Google Scholar

  • 84.

    Корнетт, Л., Дюпон, П., Салмон, Э. и Орбан, Г. А. Нейронный субстрат ориентационной рабочей памяти. J. Cogn. Neurosci. 13 , 813–828 (2001).

    Google Scholar

  • 85.

    Оуэн, А. М., Макмиллан, К. М., Лэрд, А. Р. и Баллмор, Е. Парадигма рабочей памяти N-back: метаанализ нормативных функциональных исследований нейровизуализации. Hum. Brain Mapp. 25 , 46–59 (2005).

    Google Scholar

  • 86.

    Boisgueheneuc, F. D. et ​​al. Функции левой верхней лобной извилины у человека: исследование поражения. Мозг 129 , 3315–3328 (2006).

    Google Scholar

  • 87.

    Makris, N. et ​​al. Аномалии объема белого вещества и ассоциации с симптоматикой при шизофрении.Психиатрические исследования. Нейровизуализация 183 , 21–29 (2010).

    Google Scholar

  • 88.

    Каас, Дж. Х. Эволюция нервных систем . (Академик Пресс, 2016).

  • 89.

    Агирре, Г. К. и Д’Эспозито, М. Топографическая дезориентация: синтез и таксономия. Мозг 122 , 1613–1628 (1999).

    Google Scholar

  • 90.

    Эпштейн, Р., ДеЙоу, Э. А., Пресс, Д. З., Розен, А. К. и Канвишер, Н. Нейропсихологические доказательства механизма топографического обучения в коре парагиппокампа. Cogn. Neuropsychol. 18 , 481–508 (2001).

    Google Scholar

  • 91.

    Bohbot, V. D. et ​​al. Роль коры парагиппокампа в запоминании конфигурации, но не идентичности объектов: конвергентные данные пациентов с селективными термическими поражениями и фМРТ. Фронт. Гм. Neurosci. 9 , 431 (2015).

    Google Scholar

  • 92.

    Фрей, С. и Петридес, М. Орбитофронтальная кора и формирование памяти. Нейрон 36 , 171–176 (2002).

    Google Scholar

  • 93.

    Олдфилд, Р. К. Оценка и анализ руки: Эдинбургская инвентаризация. Neuropsychologia 9 , 97–113 (1971).

    Google Scholar

  • 94.

    Good, C. D., Ashburner, J. & Frackowiak, R. S. Вычислительная нейроанатомия: новые перспективы нейрорадиологии. Rev. Neurol. (Париж) 157 , 797–806 (2001).

    Google Scholar

  • 95.

    Эшбернер, Дж. И Фристон, К. Дж. Морфометрия на основе вокселя — методы. Neuroimage 11 , 805–821 (2000).

    Google Scholar

  • 96.

    Luders, E. et ​​al. Уникальная анатомия мозга практикующих медитацию: изменения корковой гирификации. Фронт. Гм. Neurosci. 6 , 34 (2012).

    Google Scholar

  • 97.

    Данке, Р., Габриэль, З. и Кристиан, Г. Локальная адаптивная сегментация. In Плакат представлен на 18-м ежегодном собрании Организации по картированию мозга человека , 14 (2012).

  • Практическое руководство для врачей

    Примеры обучения интервальному извлечению

    Пример 1: повторяющиеся вопросы

    Клиентка, посещающая детский сад для взрослых, постоянно спрашивает: «Когда моя жена приедет забрать меня домой?» Клиницист может использовать SR, чтобы опираться на сохраненную процедурную память, чтобы найти ответ на свой вопрос самостоятельно. Врач может напечатать «Ваша жена забирает вас в 15:00». на учетную карточку и пусть он через SR научится вытаскивать эту карточку из кармана и читать ее, когда он хочет знать, когда придет его жена.

    Во-первых, врач может разработать быстрый вопрос и целевой ответ, например следующий:

    SLP: «Что делать, если вы хотите знать, во сколько придет ваша жена?»
    Клиент: «Вытащите мою карточку и прочтите ее».

    Затем клиницист предлагает клиенту многократно практиковаться в том, чтобы давать этот словесный ответ, выполняя двигательную активность, вытаскивая карточку из кармана, а затем читая ее.

    Обучение через процедурную память часто происходит бессознательно и автоматически.После успешного SR, когда этот клиент хочет знать, когда придет его жена, он бессознательно и автоматически потянется за своей карточкой и прочитает свой ответ, детали которого могут измениться. Однако из-за нарушения декларативной памяти он может не вспоминать сознательно, когда, как и с кем он научился это делать.

    Аналогичным образом SR можно использовать в различных ситуациях, например:

    • Подскажите вопрос: что я делаю сегодня?
      Target Response: проверьте свое письменное расписание.
    • Подсказка: как использовать ходунки?
      Target Response: проверьте свою карточку с инструкциями.

    Пример 2: Использование стратегий безопасного глотания

    SR также успешно использовался для людей с нарушениями памяти, страдающих дисфагией (расстройствами глотания), как эффективный способ заставить их вспомнить свои стратегии безопасности.

    Если SLP учит клиента использовать поворот головы во время глотания, сеанс с использованием SR может протекать следующим образом:

    SLP: «Сегодня мы потренируемся не забывать поворачивать голову, когда глотаете воду.Скажи мне и покажи, что тебе делать, когда ты глотаешь ».
    Клиент: «Я поворачиваю голову».
    SLP: «Верно. А теперь потренируйтесь поворачивать голову и глотать эту воду ». [Клиент поворачивает голову и сглатывает.]

    SLP:« Верно. Когда мы практикуем запоминание того, что вы делаете, когда глотаете, пожалуйста, скажите мне: «Я поворачиваю голову», а затем потренируйтесь поворачивать голову, когда вы глотаете эту воду ». [Проходит 30 секунд.]

    SLP:« Что вы должны делать, когда вы глотаете эту воду ». глотать?»
    Клиент: «Я поворачиваю голову.»[Клиент поворачивает голову, глотая воду, которая находится перед ним.]

    [Проходит одна минута.]

    SLP:« Что делать, когда вы глотаете? »
    Клиент: «Я поворачиваю голову». [Клиент поворачивает голову, глотая воду, которая находится перед ним.]

    [Проходит две минуты.]

    SLP: «Что делать, когда вы глотаете?»
    Клиент: «Я делаю глоток». SLP: «Когда вы глотаете, вы должны повернуть голову. Покажите мне, пожалуйста, как вы поворачиваете голову, когда глотаете эту воду. Спасибо.Что делать, когда вы глотаете? »
    Клиент: «Я поворачиваю голову». [Клиент поворачивает голову, глотая воду, которая находится перед ним.]

    [Проходит одна минута. SLP спрашивает снова, и затем, если клиент прав, интервалы постепенно расширяются, удваивая количество времени между практиками.]

    Аналогичным образом SR можно использовать в клинической практике, чтобы научить клиентов пить стакан воды, когда он ставится перед ними, узнать время приема пищи, правильно использовать приспособление, подтягивать подбородок и т. Д. В SR важно помнить, что клиент должен озвучивать целевую информацию, а также практиковать целевое поведение.

    Тренировка рабочей памяти восстанавливает аномальную активность мозга у взрослых с синдромом дефицита внимания и гиперактивности — Салми — 2020 — Картирование мозга человека

    1 ВВЕДЕНИЕ

    Приспособление к массовому потоку информации в современном обществе может быть сложной задачей, особенно для людей с дефицитом внимания, когнитивные процессы которых склонны к перегрузке (Klingberg, 2008).Возникновение синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), которое обычно выражается в трудностях с вниманием, склонности действовать без учета последствий и чрезмерном уровне активности, постоянно увеличивается (например, Collins & Cleary, 2016). В настоящее время СДВГ широко известен как многофакторное крупномасштабное расстройство связи мозга, которое сочетается с различными когнитивными нарушениями (например, торможение, Barkley, 1997; исполнительная функция, Boonstra, Oosterlaan, Sergeant, & Buitelaar, 2005; рабочая память (WM), Олдерсон, Каспер, Худек и Патрос, 2013 г.).Есть свидетельства того, что, по крайней мере, у некоторых людей симптомы можно устранить и часть измененной мозговой активности восстановить с помощью золотого стандарта стимуляторов (Biehl et al., 2016; Cubillo et al., 2014; Rubia et al. , 2014). Тем не менее, учитывая, что лечение стимуляторами неэффективно почти для 30% населения с СДВГ (Banaschewski, Roessner, Dittmann, Janardhanan Santosh, & Rothenberger, 2004. Toomey, Sox, Rusinak, & Finkelstein, 2012), альтернативные и дополнительные методы лечения , такие как когнитивные тренировки, также вызвали значительный интерес (метаанализ см. в Cortese et al., 2015).

    Многие из предложенных когнитивных вмешательств, реализованных в группах населения с СДВГ, были нацелены на WM. WM предполагает сознательное поддержание и манипулирование текущей информацией, и это считается одной из основных функций человеческого познания (D’Esposito & Postle, 2015). Крайне важно, что WM часто нарушается при СДВГ (например, Martinussen, Hayden, Hogg-Johnson, & Tannock, 2005), с потенциальным последующим воздействием и на другие когнитивные области (Alderson et al., 2013). Хотя потенциальные преимущества когнитивных вмешательств при СДВГ и его противоречия широко исследовались и обсуждались в поведенческой сфере (Cortese et al., 2015), остается неясным, может ли и как когнитивная тренировка влиять на функции мозга при СДВГ (Klingberg, 2010). .

    Одна из наиболее широко используемых задач WM в клинических исследованиях (Jacola et al., 2014), визуализация мозга (Owen, McMillan, Laird, & Bullmore, 2005; Wang et al., 2019), когнитивная тренировка (Au et al., 2015; Soveri et al., 2017b), а также исследования СДВГ (см. Ниже) — это задача n-back, первоначально разработанная Киршнером (1958). Задача n-back — это непрерывная задача производительности, которая требует от участника решить, соответствует ли текущий стимул тому, который n шагов назад в последовательности стимулов. Повышенная нагрузка в задаче обычно отражает снижение частоты попаданий и увеличение времени реакции. Хотя производительность n-back слабо коррелирует с другими часто используемыми задачами WM (Kane, Conway, Miura, & Colflesh, 2007; Redick & Lindsey, 2013), данные анализа скрытых факторов показали, что задачи n-back являются достоверными индикаторами общего Функция WM (Schmiedek, Lövden, & Lindenberger, 2014).Области мозга, в которых активность увеличивается вместе с увеличением нагрузки WM в задачах n-back, включают лобно-теменные (FPN), выступающие (SN), сенсорно-моторные (SMN) и подкорковые (SCN) сети мозга (Owen et al. , 2005; Wang et al., 2019; Yaple & Arsalidou, 2018). Эти исследования показали большое совпадение паттернов активации, связанных с вариантами n-back с различными типами стимулов (например, зрительно-пространственным, числовым, объектным). В то же время различные типы задач n-back деактивируют области сети стандартного режима (DMN) в задней части поясной извилины (PCC), предклинье, вентромедиальной префронтальной коре (VMPFC), нижневисочной и латеральной затылочной / затылочно-теменной. кора головного мозга (например,г., Паллесен, Браттико, Бейли, Корвеноя и Джедде, 2009; обзор см. в Sonuga-Barke & Castellanos, 2007). Эти модели активности в значительной степени совпадают с теми, которые наблюдаются в других типах задач WM (Daniel, Katz, & Robinson, 2016; Emch, von Bastian, & Koch, 2019; Rottschy et al., 2012; Wager & Smith, 2003). Действительно, после более чем 1000 исследований изображений мозга, посвященных WM (см. Базу данных NeuroSynth для обширного метаанализа), теперь можно сделать вывод, что подробные региональные подразделения по процессам на основе процессов компонентов WM являются лишь предварительными (см. Также Bledowski, Kaiser, & Rahm, 2010; Eriksson, Vogel, Lansner, Bergstrom, & Nyberg, 2015; Nee & Jonides, 2008).

    В своем метаанализе восьми экспериментов Cortese et al. (2012) сообщили о гипоактивации FPN, SN и SMN у участников с СДВГ во время выполнения задач WM. Многие из исследований, включенных в этот метаанализ, а также более поздние исследования основывались на задачах n-back. Например, в своем основополагающем исследовании Valera, Faraone, Biederman, Poldrack и Seidman (2005) сообщили о гипоактивности в мозжечковой, затылочной и префронтальной областях у двадцати участников с СДВГ по сравнению с контрольной группой аналогичного размера, и их более позднее исследование было воспроизведено. эти результаты с большей выборкой (Valera et al., 2010). Помимо этих областей, о гипоактивации у участников с СДВГ сообщалось также в теменной коре головного мозга (см., Например, Bayerl et al., 2010; Brown et al., 2012; Cubillo et al., 2014; Kobel et al., 2009; Mattfeld et al., 2015). В целом, аберрантная активность в так называемых сетях мозга положительных задач, по-видимому, является надежным нейронным маркером при СДВГ, несмотря на отсутствие групповых различий в выполнении задач (например, Massat et al., 2012; Valera et al., 2005) . СДВГ также часто ассоциируется с активностью DMN (см. Brown et al., 2012 для исследования с задачей n-back, и Sonuga-Barke & Castellanos, 2007, и Bozhilova, Michelini, Kuntsi, & Asherson, 2018, для общих обзоров). До сих пор исследования СДВГ с помощью визуализации мозга были в основном сосредоточены на исследованиях у детей и подростков, в то время как исследования взрослых остаются малоизученными (Cortese et al., 2012).

    Имеются данные о том, что стимуляторы вызывают эффекты восстановления в связанных с WM мозговых сетях в популяциях с СДВГ (Biehl et al., 2016; Cubillo et al., 2014; Кобель и др., 2009; Rubia et al., 2014). Было высказано предположение, что наиболее последовательное восстановление, связанное со стимуляторами, происходит в нижней лобной извилине (IFG) / Insula (метаанализ см. В Rubia et al., 2014). Однако до сих пор неясно, реагируют ли дисфункции мозга, лежащие в основе дефицита внимания, на когнитивные вмешательства, и каким образом (Olesen, Westerberg, & Klingberg, 2004). В своем предварительном исследовании 18 подростков с СДВГ Стивенс, Гейнор, Бессетт и Перлсон (2016) показали изменения в FPN после тренировки по задаче Штернберга.Однако, учитывая отсутствие контрольной группы, остается неясным, действительно ли эти наблюдаемые изменения связаны с тренировкой. Недавно de Oliveira Rosa et al. (2019) опубликовали другое небольшое пилотное исследование ( n = 10 для обучающей группы), предполагающее, что у детей с СДВГ компьютеризированная когнитивная тренировка модулирует активность островка / скорлупы и таламуса / бледного волокна во время выполнения задания n-back. Поскольку текущие знания можно считать только предварительными, мы решили провести первое рандомизированное контролируемое исследование обучения WM с активной контрольной группой, чтобы изучить податливость аберрантной функции мозга у взрослых с СДВГ.У здоровых взрослых практические эффекты с когнитивными задачами наблюдаются как в виде увеличения, так и уменьшения в широко распространенных мозговых сетях (Chein & Schneider, 2005), расширенные изменения префронтальной активации являются уникальным фактором в исследованиях обучения WM (Salmi et al., 2018) . Однако следует отметить, что закономерности систематического увеличения / уменьшения активации не совсем понятны (Salmi et al., 2018a), поскольку обучающие и передаточные задачи не оцениваются отдельно в исследованиях фМРТ по обучению WM (но см. Dahlin, Neely, Ларссон, Бакман и Ниберг, 2008 г.).

    Основываясь на предыдущих исследованиях обучения WM у здоровых участников и исследованиях СДВГ с использованием парадигмы n-back, мы сформулировали три основные гипотезы: существующая сеть WM) связанных с задачами сетей мозга, а не реконфигурация связанной с WM мозговой активности (т. е. рекрутирование новых областей, которые не активированы на исходном уровне; для обзора и метаанализа см. Constantinidis & Klingberg, 2016, Салми и др., 2018а). В частности, на основе недавнего метаанализа исследований, проведенных на здоровых взрослых людях, мы ожидали, что связанные с тренировкой изменения активности мозга будут наблюдаться, особенно в дорсолатеральной префронтальной коре (DLPFC, Salmi et al., 2018a). (b) Мы также ожидали увидеть восстановление аберрантной мозговой активности, которая отличает участников с СДВГ от здоровых людей из контрольной группы на основе предыдущей работы (Cortese et al., 2015). (c) Наш предварительный дизайн включал обученные и нетренированные варианты задачи n-back, и, таким образом, мы стремились исследовать потенциальные дифференциальные нейронные механизмы для обученных задач и структурно схожих задач, близких к переносу.Основываясь на более ранней работе (см. Salmi et al., 2018a), мы ожидали наблюдать различные эффекты обучения в обученной задаче и нетренированной задаче, учитывая, что обучение когнитивным навыкам, вызванное обучением, как правило, ограничивается обученными задачами (Bhandari & Badre, 2018) . Мы также собрали поведенческие данные, чтобы отслеживать прогресс тренировки и его влияние на поведенческие показатели до и после тренировки, и мы ожидали увидеть аналогичную картину, близкую к переходу, которая обычно наблюдается у здоровых взрослых (см. Soveri et al., 2017b).

    2 МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

    2.1 Участников

    В этом исследовании приняли участие 44 человека с СДВГ и 18 здоровых людей (см. Таблицу 1). Участники с СДВГ были набраны в поликлинике нейропсихиатрии в Центральной больнице Хельсинкского университета и в двух частных клиниках в столичном регионе Хельсинки (Diacor Healthcare Services в Хельсинки и ProNeuron в Эспоо). Все пациенты прошли предварительное обследование в клинике. Контрольные группы здоровых людей были набраны в основном через списки адресов электронной почты в профессиональных школах, политехнических школах и университетах, а также через личные контакты авторов.Предварительно определенная цель для размера выборки обучающего исследования составляла 40 участников (по 20 на каждое условие). Размер выборки был признан достаточным на основании предыдущих исследований фМРТ с когнитивным тренингом (Salmi et al., 2018a). Участники должны были быть носителями финского языка, иметь нормальное или скорректированное зрение, достаточный слух и соответствовать критериям отбора на МРТ. Они были исключены, если у них были какие-либо другие тяжелые психические или неврологические расстройства, помимо СДВГ, включая травмы головы, требующие лечения, злоупотребление психоактивными веществами или другие зависимости.Психиатры, набирающие участников с СДВГ, использовали структурированное клиническое интервью для расстройств оси I DSM-IV (SCID-I) и мини-международное нейропсихиатрическое интервью (M.I.N.I.), чтобы исключить коморбидные расстройства как часть их регулярной клинической оценки. Исследование было рассмотрено и одобрено Комитетом по этике гинекологии, акушерства, педиатрии и психиатрии Университетской больницы Хельсинки. Все участники дали свое информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией.Участникам возместили 60 евро, если они участвовали только в первом измерении, или 240 евро, если они также выполнили вмешательство и посттест.

    ТАБЛИЦА 1. Демографические данные, симптомы и выполнение задач у (неподготовленных) участников с СДВГ и здоровых людей из контрольной группы
    Переменная СДВГ ( n = 39) Здоровые контрольные ( n = 18) п
    Демография
    Возраст года 28.6 (5,4) 29,61 (8,2) 0,65
    Образование Уровень 4,7 (2,2) 6,4 (1,8) .02
    Вербальные навыки (тест словарного запаса WAIS) Стандартный балл 11,1 (2,6) 11,7 (1,8) ,34
    Невербальные навыки (рассуждения матрицы WAIS) Стандартный балл 12.3 (2,9) 13,6 (2,2) ,11
    Скрининговые тесты на СДВГ
    ASRS-A Суммарный балл 14.9 (3,7) 7,2 (3,3) <0,001
    ASRS-B Суммарный балл 27,2 (7,9) 14,5 (6,5) <.001
    ASRS всего Суммарный балл 42,1 (10,8) 21,7 (9,4) <0,001
    КРАТКАЯ Суммарный балл 75.8 (20,3) 32,2 (18,0) <0,001
    Познавательные задания
    Двойная задняя крышка Максимальный уровень 2.2 (0,6) 2,1 (0,6) ,24
    Одинарный n-back — пространственный Скорость попадания (%) 89 (12)

    89 (8)

    .67
    Одиночный n-back — словесный Скорость попадания (%) 89 (12)

    90 (8)

    ,60
    Текущая память — пространственная Списки правильные 3.2 (2,1) 4,2 (2,0) 0,09
    Текущая память — словесная Списки правильные 3,3 (1,7) 3,3 (1,9) .20
    Диапазон цифр Суммарный балл 11,3 (3,0) 13,7 (3,0) <0,01
    CPT — Ошибки пропуска Оценка ошибки 2.2 (3,8) 1,28 (1,6) ,23
    CPT — Ошибки комиссии Оценка ошибки 17,1 (7,2) 9,3 (4,7) <.001
    • Примечание: p представляет собой групповую разницу. На уровне образования 0 — это отсутствие степени, 4 — средняя школа, 9 — докторская степень.

    СДВГ был диагностирован в соответствии с Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам, четвертое издание (DSM-IV).В дополнение к оригинальному диагностическому интервью мы провели диагностическое интервью Коннерса для взрослых с СДВГ для DSM-IV, чтобы подтвердить текущий статус (Epstein, Johnson, & Conners, 2001). Пациенты соответствовали критериям либо только невнимательности, либо одновременно невнимательности и гиперактивности. Из включенных участников трое страдали мигренью, один — гипотриозом, а двое испытали легкие симптомы эпилепсии в детстве, но с тех пор лечение не требовалось. В дополнение к стимуляторам ( N = 35) трем были прописаны лекарства от мигрени (двое из них использовали это лекарство в зависимости от необходимости, а один проходил профилактическое лечение), один — от легкой депрессии (селективный ингибитор обратного захвата серотонина, регулярное лечение). использование), и один для гипотиреоза (регулярное использование).Из участников, которым были прописаны стимуляторы, семеро отметили, что меняют дозу в зависимости от потребности. Более того, восемь участников, которым были прописаны стимуляторы, сообщили, что они не принимают лекарство каждый день или иногда могут делать перерывы (например, во время каникул). Один участник сообщил, что в настоящее время он / она вообще не употребляет стимуляторы, несмотря на то, что он / она получил рецепт. Семь из потребителей стимуляторов принимали это лекарство менее года.Участники, принимавшие стимуляторы, подвергались отмыванию в течение 24 часов перед сеансами фМРТ перед проведением сеансов фМРТ. Два участника выбыли из исследования после предварительного тестирования и трое во время периода обучения из-за трудностей с графиком (два из экспериментальной группы и один из активной контрольной группы). Данные еще одного участника из группы активного контроля пришлось исключить из-за низкого качества МРТ. Участники с СДВГ, которые принимали стимуляторы, продолжали лечение во время тренировочного вмешательства.Экспериментальная группа и активный контроль не различались в отношении принимаемых ими стимуляторов (18/20 участников экспериментальной группы и 17 из 18 участников активного контроля принимали стимуляторы). Здоровые контроли служили в качестве контроля только для предварительного тестирования, таким образом, использовались для тестирования потенциальных групповых различий в активности, связанной с WM.

    2.2 Самооценка

    Для самооценки симптомов СДВГ и связанных с ними дефицитов повседневного внимания, соответственно, использовались

    Шкала самооценки СДВГ у взрослых (ASRS) и Перечень оценок управляющих функций (BRIEF) для взрослых (Таблица 1).

    2.3 Когнитивные меры

    Срок службы компьютеризированной тестовой батареи около полутора часов (см. Таблицу 1). Здоровые контрольные группы прошли тестовую батарею один раз, а участники с СДВГ выполнили задания до и после периода обучения.

    2.3.1 Двойная задача n-back

    Из-за его широкого использования в визуализации мозга, когнитивных тренировках и исследованиях СДВГ (см. Раздел 1), мы выбрали задачу n-back в качестве нашей учебной задачи, а также в качестве меры оценки результатов до и после тренировки (Jaeggi, Buschkuehl, Jonides , & Perrig, 2008).Несмотря на то, что результаты поведенческого обучения и перевода выглядят довольно схожими, независимо от того, тренируются ли участники над одиночными или двойными задачами n-back (Au et al., 2015), мы выбрали двойную задачу по двум причинам. Во-первых, мы хотели проверить, похожи ли результаты поведенческого тренинга на результаты нашего предыдущего исследования двойного n-back тренинга в нейротипичной популяции (Soveri et al., 2017a). Во-вторых, мы предположили, что тренировка с двойным n-back потребует более широких когнитивных и нейронных процессов по сравнению с тренировкой с одиночным n-back, что приведет к более значительным изменениям в активности мозга (см. Thompson, Waskom, & Gabrieli, 2016).В двойном задании n-back участникам были представлены одновременные потоки фонологических и зрительно-пространственных стимулов. Фонологический поток включал восемь разных звуковых финских слогов (/ dy /, / ki /, / le /, / nä /, / pö /, / ro /, / su / или / ta /), в то время как зрительно-пространственные стимулы представляли собой белые квадраты. появляясь в восьми возможных местах на экране (вверху в середине, внизу в середине или в любом из четырех левых или правых углов от точки фиксации, которая была в центре). Слоги и квадраты предъявлялись одновременно (предъявление стимула 500 мс, интервал между стимулами 2500 мс).Задача заключалась в том, чтобы указать, соответствует ли текущий стимул тому, который был представлен в n-испытаниях. От участников требовалось реагировать на оба потока стимулов, то есть они должны были нажимать правую клавишу, если слог соответствовал представленному n попыток назад, и левую кнопку, если пространственное положение квадрата соответствовало положению квадрата n испытания назад. В каждом испытании цель могла появиться в фонологическом или зрительно-пространственном потоке, или в обоих. Задание состояло из 10 блоков последовательностей, каждый из которых состоял из 20 квадратов и 20 слогов.Общая продолжительность двойного задания n-back в предварительном тестировании составила около 12 минут. Задание было адаптивным, то есть сложность постоянно корректировалась в зависимости от производительности человека. Когда точность 90% была достигнута, n было увеличено на 1 в следующем блоке. Если уровень точности упал ниже 75% для любого типа стимула, n был уменьшен на 1. Уровень n мог варьироваться от 1 до 9. Сеанс начинался с последовательности 2-back, но изменялся на 1-back, если точность упала ниже 75%.В конце сеанса отображался экран результатов, показывающий наивысший уровень n , достигнутый во время сеанса, и количество завершенных блоков для каждого уровня n . Учитывая, что сложность задачи варьировалась в зависимости от выполнения задачи каждым участником (это означает, что показатели точности или RT не сопоставимы между участниками), мы использовали максимальный уровень n-back, достигнутый за сеанс, в качестве основной зависимой переменной (см. Soveri et al. ., 2017б).

    2.3.2 Одиночные задачи n-back

    Учитывая, что эффекты переноса считаются относительно узкими (Kirchner, 1958; Melby-Lervag, Redick, & Hulme, 2016; Soveri et al., 2017b), мы использовали два одиночных варианта n-back обученного двойного n- задняя задача в качестве отдельных показателей результатов во время сеансов фМРТ перед публикацией, а именно версия с визуально-пространственным материалом (местоположениями) и другая с визуально представленными цифрами. В визуально-пространственной задаче белые квадраты были представлены в восьми местах.В числовом варианте стимулы представляли собой цифры от 1 до 9, расположенные в центре экрана. Блоки начинались с инструкции типа задачи (уровень n-back). После инструкции каждая позиция / цифра оставались на экране в течение 1500 мс с межстимульным интервалом (ISI) 450 мс. Оба варианта задач включали четыре разных уровня n-back (0-back к 3-back) и блоки для каждого n-back уровня, представленные в уравновешенном порядке (0-back, 1-back, 2-back, 3-back, 3 -спинка, 2-спинка, 1-спинка, 0-спинка и т. д.). За исключением обучающей задачи, одиночные задачи n-back не были адаптивными, и использовались две кнопки ответа (совпадение и несовпадение) с уровнями нагрузки выше 0-back. В задании 0-back участники нажимали левую кнопку для каждого стимула. Было 10 испытаний, требующих ответа в каждом блоке, из которых два испытания были в среднем сопоставимыми (целевыми). Для числовых и зрительно-пространственных задач было пять блоков на уровень нагрузки, и, таким образом, одно задание n-back длилось около 13 минут. В качестве зависимых переменных использовались показатели точности (доля попаданий), усредненная по уровням 1, 2 и 3.Одиночные задания n-back выполнялись только во время эксперимента фМРТ.

    2.3.3 Числовая и визуально-пространственная рабочая память

    Участникам были представлены последовательности цифр или зрительно-пространственных стимулов различной длины (Pollack, Johnson, & Knaff, 1959). В вербальной версии последовательности состояли из цифр (1–9), а в зрительно-пространственной версии стимулы состояли из квадратов, появляющихся в восьми разных местах. Каждый крест был виден в матрице 1500 мс.Межстимульный интервал составлял 500 мс, в течение которых матрица была пустой. Стимулы были псевдо-рандомизированы в 28 последовательностей. Длина последовательности варьировалась от семи до четырнадцати, за исключением двух четырехъядерных последовательностей улова. Каждый раз, когда последовательность завершалась, участники повторяли цифры или квадраты, щелкая соответствующие числа на экране в правильном порядке или щелкая мышью в нужных местах. В обоих заданиях участники заранее не знали длину последовательности.Зависимыми переменными были общее количество правильно вызванных последовательностей местоположений / цифр.

    2.3.4 Диапазон цифр

    В задаче на диапазон цифр участникам было предложено повторить последовательности цифр в том же (вперед) или в обратном (обратном) порядке (Blankenship, 1938). Длина последовательности варьировалась от 2 до 9 цифр в задачах вперед и от 2 до 8 цифр в задачах назад. Цифры предъявлялись с интервалом одна секунда.Были введены две последовательности каждой длины. Когда участник правильно ответил на одну из последовательностей, длина последовательности увеличивалась на одну цифру. Задание завершилось, когда участник допустил две ошибки подряд. Зависимой переменной было общее количество правильно сообщенных последовательностей (усредненное по прямой и обратной версиям).

    2.3.5 Непрерывный тест производительности

    В задаче непрерывного теста производительности (CPT) участникам была представлена ​​последовательность букв с фиксированными чередующимися интервалами (1000, 2000 и 3000 мс) (Rosvold, Mirsky, Sarason, Bransome, & Beck, 1956).От них требовалось нажимать пробел для каждой буквы, кроме буквы X (вероятность 9,7%). Всего было 360 попыток, а продолжительность задания составила примерно 14 мин. Были использованы две зависимые переменные: ошибки упущения как показатель невнимательности и ошибки комиссии как показатель импульсивности.

    2.4 Процедура вмешательства

    Период обучения длился 5 недель (см. Рисунок 1, Рисунок S1 и Soveri et al., 2017a для аналогичного поведенческого исследования у здоровых взрослых).Участники обеих интервенционных групп тренировались три раза в неделю, один раз в лаборатории (факультет психологии Хельсинкского университета) и дважды дома. Для посттеста требовалось как минимум 10 сеансов, а время, затрачиваемое на обучение, было одинаковым в обеих группах (~ 25 мин на сеанс). Сеансы до и после тестирования и тренировки контролировались разными экспериментаторами. Рандомизация на основе лотереи (20 билетов для экспериментальной группы и 20 для активной контрольной группы) была проведена индивидуально для каждого участника после предварительного тестирования человеком, который собирался контролировать тренировочную сессию.Таким образом, экспериментаторы, проводившие оценки, а также сеансы визуализации, были слепы в отношении членства участника в группе. Сами участники также не знали, были ли они в экспериментальной группе или в активной контрольной группе. Участники получили портативные компьютеры для проведения практики дома, но им также разрешили использовать свой собственный компьютер.

    Иллюстрация основных аспектов на разных этапах исследования

    2.4.1 Опытная группа

    Участники экспериментальной группы были обучены двойной задаче n-back, которая была такой же, как и та, что использовалась в тестовой батарее, за исключением того, что количество блоков в каждой тренировке было 20 вместо 10. После каждой тренировки, участники заполнили анкету, в которой они указали максимальный n -уровень, которого они достигли, а также их уровень мотивации и возбуждения во время тренировки, используя 10-балльную шкалу Лайкерта (где 0 = очень низкий и 10 = очень высокий ).Кроме того, программа создала файл журнала данных, который хранился на компьютере. Каждый участник провел не менее 11 тренировок, и 11 участников завершили все 15 тренировок (среднее количество тренировок = 13,8, SD, = 1,7, см. Рисунок S2).

    2.4.2 Группа активного контроля

    Активные элементы управления играли в видеоигру Bejeweled II от PopCap Games. В этой компьютерной игре 2004 года задача состоит в том, чтобы набирать очки, меняя драгоценный камень местами на соседний, чтобы создать цепочку из драгоценных камней одного цвета.Игра для активных элементов управления была выбрана на основе ее ограниченных требований к WM, общей привлекательности для широкой аудитории и ее успешного использования в предыдущих исследованиях (например, Soveri et al., 2017a). Участники играли в игру около 25 минут на каждой тренировке, и они также записывали свои самые высокие баллы в личные журналы тренировок. Каждый завершил как минимум 11 занятий, и 15 участников завершили все 15 учебных занятий (среднее количество занятий = 14,6 [ SD = 1,0], см. Рисунок S2).

    2.5 Поведенческий анализ

    Базовые различия при сравнении здоровых контролей и участников с СДВГ, а также между двумя тренировочными группами, состоящими из участников с СДВГ, оценивались с использованием независимых выборок t -тест и дисперсионного анализа (ANOVA). Внутри обученной группы мы проверили изменения в показателях эффективности или симптомов от предварительного теста к последнему, используя t-тесты для парных выборок. Кроме того, эффекты обучения были изучены с использованием анализа ковариации с результатами после тестирования в качестве зависимой переменной, группы вмешательства в качестве фиксированного фактора и результатов перед тестированием в качестве ковариаты.Поскольку показано, что влияние двойного тренинга n-back на симптомы связано с прогрессом в тренировке (Jones, Katz, Buschkuehl, Jaeggi, & Shah, 2018), участники экспериментальной группы были разделены на тех, кто выиграл, и кто выиграл. на основе медианного разделения их улучшений двойного n-back от предварительного теста к посттесту, чтобы изучить влияние тренировки на симптомы.

    2,6 МРТ

    Мы собрали данные фМРТ в Центре продвинутой магнитной визуализации (Университет Аалто) с помощью сканера Siemens MAGNETOM Skyra 3 T (Siemens Healthcare, Эрланген, Германия), который был установлен с 30-канальной головной катушкой.Мы провели два функциональных прогона, используя последовательность построения плоских изображений градиентного эхо-эха. В фМРТ использовались следующие параметры визуализации: TR 1,9 с, матрица вокселей 64 × 64, толщина среза 3,0 мм, разрешение в плоскости 3,1 мм × 3,1 мм × 3,0 мм. Время сканирования фМРТ было случайным по отношению к предъявлению стимулов, и первые четыре тома в каждом временном ряду изображения были отброшены для стабилизации намагниченности. Функциональные измерения состояли из 816 томов (408 для визуально-пространственных задач и задач n-back).Помимо фМРТ, перед третьим функциональным запуском для целей регистрации было получено структурное МР-изображение с T1-взвешенной последовательностью MPRAGE (TR 2,5 с, воксельная матрица 256 × 256, толщина среза 1 мм). Участники не сообщали о каких-либо значительных повреждениях после МРТ.

    Задачи, представленные во время эксперимента фМРТ, проецировались на полупрозрачный экран за головой участников с помощью проектора данных с 3 микрозеркалами (Christie X3, Christie Digital Systems, Менхенгладбах, Германия).Расстояние до экрана было примерно 34 см через зеркало, расположенное над глазами участника (бинокулярное поле зрения 24 см).

    2.7 Анализ фМРТ

    Данные фМРТ были проанализированы с использованием инструментов FSL (Smith et al., 2004). Коррекция движения выполнялась с помощью инструмента регистрации линейных изображений FMRIB (MCFLIRT). Мы использовали инструмент Brain Extraction Tool (BET) для T1, а также функциональные изображения, чтобы изолировать ткань мозга от ткани, не относящейся к мозгу.Линейную регистрацию функционального изображения через анатомическое изображение в стандартном пространстве (шаблон MNI152, Монреальский неврологический институт) выполняли с использованием инструмента FMRIB Linear Image Registration Tool (FLIRT). Сопоставление функционального образа с анатомическим было выполнено с помощью шести преобразований твердого тела. При линейном преобразовании анатомического изображения в стандартное мы использовали 12 степеней свободы. Остаточное движение было регрессировано из функциональных данных на этапе моделирования. Мы также подтвердили, что не было никаких групповых различий в средних смещениях при любом сравнении (см. Таблицу S1) и что не было явных всплесков в данных, включенных в анализ.Функциональные данные были подвергнуты высокочастотной фильтрации с отсечкой 100 с. Пространственное сглаживание выполнялось отдельно для каждого объема данных путем установки для сигнала 4-миллиметрового ядра Гаусса.

    Мы выполнили анализ данных общей линейной модели (GLM) с использованием программного обеспечения fMRI Expert Analysis Tool (FEAT, Woolrich, Ripley, Brady, & Smith, 2001), библиотеки программного обеспечения функциональной магнитно-резонансной томографии головного мозга (FMRIB) (FSL, выпуск 5.0.9). Улучшенная линейная модель FMRIB использовалась в анализе первого уровня.Гамма-функцию использовали для свертки функции гемодинамического ответа. Стандартный GLM первого уровня включал три регрессора задач (по одному для задач 1, 2 и 3) и мешающих регрессоров для инструкций (1) и движения (6). Задание 0-назад (нажатие кнопки «да / нет» для каждого стимула) использовалось в качестве базовой линии в модели. В результате контрасты первого уровня были следующими: 1 спина против 0 спины, 2 спины против 0 спины и 3 спины против 0 спины. Этот анализ проводился для выявления активаций на разных уровнях нагрузки.Были выбраны сравнения с задачей 0-спина вместо эффектов нагрузки (2-спина против 1-спины, 3-спина против 2-спины и 3-спина против 1-спины), поскольку эффекты нагрузки не учитываются. линейно, и поэтому эффекты тренировки, а также групповые различия будет сложнее интерпретировать. Кроме того, мы определили активацию (1 1 1) и деактивацию (-1 -1 -1) на трех уровнях нагрузки. На первом уровне отдельно анализировались данные для визуально-пространственных и цифровых задач n-back. Тот же фильтр верхних частот использовался для данных модели и временных рядов.

    Анализ второго уровня с целью изучения сравнения групп и тренировочных эффектов был проведен с использованием локального анализа смешанных эффектов FMRIB (FLAME, Woolrich, Behrens, Beckmann, Jenkinson, & Smith, 2004). Этот метод был выбран вместо непараметрического вывода перестановок (Randomize), поскольку проверка перестановок не проверена и не рекомендована для многофакторных ANOVA с тремя факторами (обсуждение проверки перестановок с помощью ANOVA см. Manly & Francis, 1999, Francis & Manly, 2001 ).Мы провели анализ второго уровня, сравнивая активации для визуально-пространственных и цифровых задач n-back (см. Рисунок S3). Однако в дальнейшем анализе мы объединили две задачи, чтобы максимизировать статистическую мощность. Контрасты первого уровня, показывающие активации на разных уровнях нагрузки (объединение данных из зрительно-пространственных и цифровых задач), сравнивались в группах с СДВГ и здоровыми контрольными группами (1–1 и -1 1). Активации и деактивации для всех участников (см. Оверлеи на рисунках 2 и 4) были проанализированы для всех участников, чтобы интерпретировать групповые различия и эффекты обучения.Чтобы определить эффекты обучения в группе СДВГ, мы провели смешанный дисперсионный анализ с факторами Сеанс (предварительный тест, посттест), Группа (экспериментальная группа, Активная контрольная группа) и Задача (зрительно-пространственная задача, цифровая задача), с особым интересом к группе. × Сессионное взаимодействие. Мы также сравнили обученных участников с СДВГ (обе группы отдельно) и нетренированных здоровых участников, чтобы определить, восстанавливается ли аберрантная мозговая активность во время тренировки (аналогично Stevens et al., 2016).Чтобы интерпретировать эффекты обучения и возможное восстановление аберрантной активности, мы отдельно построили средние амплитуды в интересующих областях (радиус 10 мм) на основе вокселей, показывающих пиковые активации (см. Рисунок S4). При анализе всего мозга для учета множественных сравнений использовалось пороговое значение на основе кластеров. Надежность FLAME была подтверждена Эклундом, Николсом и Кнутссоном (2016). Чтобы убедиться, что наши анализы не содержат ложных срабатываний, мы использовали относительно высокие пороговые значения ( Z > 3.5, p <0,05).

    3 РЕЗУЛЬТАТЫ

    3.1 Исходные показатели поведения (участники с СДВГ по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы)

    Выполнение задания, сравнивающее участников с СДВГ и здоровых людей контрольной группы на исходном уровне, представлено в Таблице 1. Единственные существенные групповые различия наблюдались в задаче СРТ и размахе цифр WM, в которой участники с СДВГ показали худшие результаты, чем здоровые контрольные. В визуально-пространственных и числовых одиночных задачах n-back, выполненных во время сеанса фМРТ, обе группы продемонстрировали эффект канонической нагрузки (см. Таблицу S2).Визуально-пространственные и числовые задачи существенно не различались по сложности (основной эффект от условия: ( F [1,40] = 0,02, p = 0,97, η p 2 = 0,00).

    3.2 Активность мозга при выполнении заданий n-back на исходном уровне (СДВГ по сравнению со здоровыми людьми в контрольной группе)

    Анализ всех участников и заданных нагрузок показал ожидаемую активацию в FPN, SN, нижней височной / боковой затылочной коре и нескольких подкорковых областях, включая мозжечок и полосатое тело.Противоположный контраст выявил деактивацию областей DMN в PCC / предклинье, VMPFC, SMN, а также в нижней височной и латеральной затылочной / затылочно-теменной коре (рис. 2а). Мозговая активность была в значительной степени схожей между визуально-пространственными задачами и задачами n-back, отражая поведенческие данные. Единственные значимые эффекты типа стимула для всех участников наблюдались в дорзальном зрительном отделе, в основном в латеральной затылочной коре (рис. S3) с обеих сторон. Из-за большого перекрытия между двумя одиночными задачами n-back мы свернули данные по обоим вариантам задач для последующего анализа, чтобы увеличить мощность.

    (a) Групповые различия (здоровые контрольные и участники с СДВГ) в активности мозга у нетренированных участников во время n-back заданий на каждом уровне нагрузки (1-спина против 0-спина, 2-спина против 0-спины, и 3-спина против 0-спины). На противоположных противоположностях (участники с СДВГ по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы) значимой мозговой активности не наблюдалось. (b) Мозговая активность участников с СДВГ в экспериментальной группе при посттесте по сравнению с нетренированными здоровыми людьми из контрольной группы.Красные и синие края на каждом рендеринге мозга показывают границы активаций и деактиваций для всех участников и уровней нагрузки. (c) Тренировочные эффекты в экспериментальной группе и здоровой контрольной группе в DMN-концентраторах. Z = 3,5, исправлено p <0,05

    В задачах 1-спина и 0-спина групповые различия (здоровый контроль> СДВГ) наблюдались в билатеральном IFG, левом заднем мозжечке и правой медиальной височной извилине (рис. 2а, таблица 2).В задачах 2-спина и 0-спина были дополнительные групповые различия в активности правой нижней теменной коры, предклиния / PCC, правого заднего мозжечка и левого переднего мозжечка (рис. 2а, таблица 2). В дополнение к областям, показывающим групповые различия в задачах 2-спина и 0-спина (за исключением правой IFG, которая показывала групповые различия только в контрасте 1-спина и 0-спина), также были выявлены задачи 3-спина по сравнению с 0-спиной. групповые различия в VMPFC, правом SMN, SMA / ACC, двусторонней зрительной коре и нескольких подкорковых областях (рис. 2а, таблица 2).

    ТАБЛИЦА 2. Метки областей мозга, активированных в однократных заданиях n-back у здоровых людей контрольной группы по сравнению с участниками с СДВГ на исходном уровне
    Вокселей Z — оценка x y z
    2-спина против 0-спинки
    Средняя височная извилина правая 294 5.35 58 −14 −18
    Правый задний мозжечок 280 6,78 24 −82 −26
    Правое предклинье 211 5.36 12 −60 38
    3-спина против 0-спинки
    Правый задний мозжечок 451 6.03 26 −82 −28
    Кора головного мозга левого предклинка 407 6,04 −12 −56 32
    Средняя височная извилина правая 326 4.91 52 −28 −16
    Задний левый мозжечок 325 4,89 −28 −76 −44
    Правая медиальная лобная извилина 166 4.9 12 54 −8
    Кора головного мозга правой парагиппокампа 126 4,79 16 −32 −6
    Правая нижняя лобная извилина 117 4.88 −50 30 -2
    Правая передняя поясная извилина 109 4,28 6 4 42
    Правая парагиппокампальная извилина 109 4.86 20 −6 −26
    Вермис 104 4,86 ​​ 2 −56 −34
    • Примечание: Для каждой области мы сообщаем количество вокселей, Z -баллов и максимальные координаты для каждого кластера активации выше 100 вокселей.

    3.3 Влияние тренировки на выполнение заданий у взрослых с СДВГ

    Экспериментальная группа и Активный контроль не различались по своим демографическим характеристикам или симптомам внимания при предварительном тестировании (Таблица S3). В течение всего периода обучения мотивация участников экспериментальной группы составляла в среднем 7 баллов ( SD, = 1,8), а уровень их возбуждения — 5.8 (1.8) (см. Рисунок S2). В начале тренировки участники были относительно оптимистичны, указав, что тренировка может иметь преимущества в отношении их симптомов СДВГ (средний балл = 8,0 [1,0] по шкале от 1 до 10, где 10 соответствует высокой степени уверенности). Активные контрольные группы сообщили о среднем уровне мотивации 6,3 ( SD, = 2,2) и уровне возбуждения 6,4 ( SD, = 2,0) (см. Рисунок S2). Предположительно из-за высоких требований к вниманию даже контрольная группа ожидала некоторой выгоды от тренировок в отношении симптомов СДВГ в начале тренировки (средний балл = 6.6; SD = 2,5). Не было различий между экспериментальной и активной контрольной группами по заявленной мотивации ( t = 0,91, p = 0,37) или уровням возбуждения ( t = 0,91, p = 0,37), и, кроме того, не было значительных групповых различий в ожидаемой тренировочной пользе между двумя группами ( t = 1,91, p = 0,07).

    Участники с СДВГ, отнесенные к экспериментальной группе, значительно улучшили свои показатели в двойном задании n-back в зависимости от тренировки (рисунки 3 и 4, таблица S4).Хотя участники с СДВГ, отнесенные к активной контрольной группе, показали улучшенную производительность в двойном задании n-back и на посттесте, улучшение было более выраженным в экспериментальной группе (взаимодействие группы × сеанс ( F [1,38] = 28,3, p <0,0001, η p 2 = 0,45). Напротив, в одиночных задачах n-back, выполненных на фМРТ сканере, не было значительных изменений до и после тестирования в обеих группах. , а также взаимодействия Группа × Сессия не были значительными (Таблица S4).

    Максимальный n-уровень в двойном задании n-back на каждой тренировке (1–15) для каждого участника с СДВГ в экспериментальной группе

    Тренировочные эффекты в экспериментальной группе и активной контрольной группе. G × S относится к взаимодействию Группа × Сеанс

    Экспериментальная группа также улучшила больше, чем Активная контрольная группа, в зрительно-пространственной версии текущей задачи памяти (взаимодействие группы × сеанс ( F [1,38] = 6.9, p <0,05, η p 2 = 0,17), но не в цифровой версии (рисунок 4, таблица S4). В задаче на размах цифр только экспериментальная группа улучшила свои показатели от предварительного теста до посттеста, но взаимодействие группа × сеанс не было значимым (рисунок 4, таблица S4). В CPT обе группы совершили меньше ошибок комиссии при посттесте, и, кроме того, активные элементы управления сделали меньше ошибок пропуска (рисунок 4, таблица S4). Однако ни одно из взаимодействий Группа × Сеанс не было значимым.

    Количество баллов по шкале ASRS-B и общее количество баллов по шкале ASRS численно уменьшились в экспериментальной группе после тестирования (таблица S4). Однако ни эти эффекты, ни взаимодействия группа × сеанс не были значительными. В баллах ASRS-A не было изменений внутри или между двумя группами. Тем не менее, для дальнейшего изучения любых связанных с тренировкой изменений симптомов, мы провели разделение медианы внутри экспериментальной группы, разделив участников с высоким и низким коэффициентом выигрыша в соответствии с их улучшением двойного n-back от предварительного теста к посттесту.Этот анализ показал, что участники экспериментальной группы, у которых улучшилось меньшее улучшение, показали значительное снижение их ASRS-A (группа × сессия F [1,20] = 5,8, p <0,05, η p 2 = 0,26), ASRS-B (группа × сессия F [1,20] = 7,3, p <0,05, η p 2 = 0,30) и в ASRS-общие баллы (Группа × Сессия F [1,20] = 7,7, p <0,05, η p 2 = 0.31) относительно активных элементов управления.

    3.4 Влияние тренировки на мозговую активность, связанную с WM, у взрослых с СДВГ

    Когда были учтены изменения в группе активного контроля (взаимодействие группа × сеанс, рисунок 5, таблица 3), мы наблюдали связанные с тренировкой изменения активации мозга только в анализе, который проводился для каждого уровня нагрузки n-back. Этот анализ выявил взаимодействия группы × сеанс в широко распространенных областях, охватывающих DLPFC, верхнюю и нижнюю теменную кору, предклинье и SMA / ACC.Построение данных отдельно между пространственными и цифровыми задачами предложило разные шаблоны для обученной задачи и нетренированной задачи (рис. 5). В частности, в обученной задаче активность в экспериментальной группе обычно снижалась, в то время как в нетренированной задаче активность повышалась. Следовательно, существовало два различных паттерна тренировочных эффектов, которые способствовали взаимодействию Группа × Сеанс.

    Модуляции, связанные с тренировкой (Группа [Экспериментальная группа, Активная контрольная группа] × Сеанс [предварительное тестирование, посттест] взаимодействие) активности мозга в задачах n-back у участников с СДВГ. Z = 3,5, исправлено p <0,05. Мы отдельно построили график эффектов для каждого отдельного состояния в ключевых областях, представляющих интерес, чтобы прояснить интерпретацию результатов. ТАБЛИЦА 3. Метки областей мозга, показывающие эффекты тренировки у участников с СДВГ (взаимодействие группы × сеанс) на всех уровнях нагрузки, а также количество вокселей, баллы Z и максимальные координаты для каждого кластера активации выше 100 вокселей.

    Вокселей Z — оценка x y z
    Стойка передняя левая 1,190 6.26 −28 62 4
    Левая средняя лобная извилина 378 5,59 −30 −6 56
    Правая прецентральная извилина 334 5.21 36 −62 34
    Стойка передняя правая 273 5,38 30 60 12
    Средняя височная извилина правая 265 5.19 34 2 48
    Правая верхняя лобная извилина 227 4,92 22 0 62
    Правая нижняя лобная извилина 167 5.31 38 32 14
    Левое предклинье 127 4,75 −8 −74 34
    Правая парацингулярная извилина 120 4.87 10 38 26
    Левая надмаргинальная извилина 112 5,01 −48 −50 44
    Левая боковая затылочная извилина 101 5.8 −22 −72 42

    По сравнению со здоровым контролем на исходном уровне, активность мозга в экспериментальной группе после теста различалась в задачах 1-спина по сравнению с 0-спиной в основном в правом DLPFC, IFG и MTG, а также в левом заднем мозжечке (рис. 2б).В задании «2 спины по сравнению с 0 спиной» различия между экспериментальной группой после теста и здоровым контролем на исходном уровне наблюдались в правом IFG, PPC, двустороннем MTG, левом переднем и заднем мозжечке и правом заднем мозжечке. После тренировки экспериментальная группа отличалась от здоровой контрольной только двусторонним МТГ и левым задним мозжечком. Таким образом, групповые различия в DMN (предклинье / клиновидный клин и VMPFC), наблюдаемые до периода обучения, больше не присутствовали после периода обучения, особенно в требовательном состоянии 3-спина по сравнению с 0-спиной.Однако нанесение данных в области, показывающие пиковые активации (см. Рисунок S4), предполагает аналогичные эффекты до и после воздействия в экспериментальной группе и группе активного контроля (рисунок 2c).

    4 ОБСУЖДЕНИЕ

    Мы провели первое рандомизированное контролируемое исследование, чтобы выявить, как функции мозга у взрослых с СДВГ могут реагировать на целевое вмешательство WM. Сначала мы сравнили активность мозга во время n-back WM-заданий между нетренированными участниками с СДВГ и здоровыми людьми из контрольной группы, чтобы изучить аберрантную мозговую активность.Затем мы случайным образом распределили участников с СДВГ на одно из двух вмешательств: экспериментальную группу, которая тренировалась трижды в неделю по двойному заданию n-back, и активную контрольную группу, которая тренировалась в игре на сопоставление объектов (Bejeweled 2) с более низкими требованиями к WM. .

    4.1 Базовые различия между СДВГ и здоровыми людьми

    4.1.1 Когнитивные функции

    Как и ожидалось, по сравнению со здоровыми участниками контрольной группы, участники с СДВГ демонстрировали ряд дефицитов, начиная от клинических симптомов невнимательности и импульсивности, оцениваемых ими самими, и заканчивая соответствующими поведенческими характеристиками, на что указывает CPT и размах цифр на исходном уровне (Таблица 1).Эти эффекты согласуются с предыдущими исследованиями СДВГ (см. Corkum & Siegel, 1993; Martinussen et al., 2005). Наше наблюдение также согласуется с нашими наблюдениями, что взрослые с СДВГ относительно хорошо справлялись с заданиями n-back, демонстрируя те же уровни поведенческой эффективности, что и здоровые люди в контрольной группе (например, Massat et al., 2012; Valera et al., 2005).

    4.1.2 Функционирование мозга, связанное с WM

    В соответствии с нашими гипотезами, по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы, наши участники с СДВГ демонстрировали аномальное функционирование мозга, связанное с WM, на исходном уровне.Эти групповые различия наблюдались как снижение активности мозга в группе СДВГ в DMN, SN, FPN, а также в затылочной и височной коре и мозжечке по сравнению со здоровым контролем (Рисунок 2a, Таблица 2). Эти области мозга часто использовались в предыдущих исследованиях n-back с участием участников с СДВГ (Bayerl et al., 2010; Brown et al., 2012; Cubillo et al., 2014; Kobel et al., 2009; Mattfeld et al. , 2015; Валера и др., 2010). Эти эффекты кажутся последовательными, несмотря на часто наблюдаемое отсутствие групповых различий в выполнении задач (Massat et al., 2012, Valera et al., 2005), используя другие задачи WM (Cortese et al., 2012), или даже в состоянии покоя (Castellanos & Proal, 2012). Наше исследование дополняет эту литературу тем, что в нашей группе наблюдались различия в активности мозга, несмотря на сопоставимые поведенческие характеристики, и, таким образом, эффекты не могут быть объяснены более сложной задачей для участников с СДВГ (Salmi et al., 2018). Важно отметить, что групповые различия были отражены в более распределенных мозговых сетях в условиях более высоких требований к WM, что согласуется с предыдущими исследованиями.

    4.2 Учебное пособие

    4.2.1 Поведенческие выводы

    В нашем рандомизированном вмешательстве среди участников с СДВГ мы наблюдали поведенческие эффекты, которые в целом соответствуют предыдущим исследованиям обучения WM при СДВГ (Cortese et al., 2015) и здоровой контрольной группе (см. Melby-Lervag et al., 2016; Soveri et al., 2017b). В частности, группа СДВГ, которая практиковала WM с двойной задачей n-back, улучшила не только обучаемые задачи (рис. 3), но и некоторые другие тесно связанные показатели WM, а именно: размах цифр и задачи визуально-пространственной оперативной памяти (таблица S4). .Обе группы улучшились в задаче для нетренированного внимания (CPT), которая отличает участников с СДВГ от здоровой контрольной группы на предварительном тесте (таблица S4), что указывает на то, что либо оба вмешательства требовали процессов внимания, и / или что результаты отражали эффекты повторного тестирования. Однако, учитывая, что эффективность CPT в целом стабильна, а эффекты повторного тестирования наблюдаются редко (Halperin et al., 1991), эти улучшения могут иметь клиническое значение, особенно потому, что участники с СДВГ больше не отличались от здоровых людей из контрольной группы на пост-тест (см. ошибки комиссии в таблице S4).Ограниченное влияние тренировок WM на симптомы СДВГ у взрослых также согласуется с предыдущими исследованиями (Dentz, Guay, Parent, & Romo, 2017). Любопытно, что симптомы СДВГ снизились по сравнению с активной контрольной группой только у тех участников, у которых улучшилось наименьшее улучшение в обученной задаче. Этот результат может быть результатом постоянно повышенного внимания тех участников, которым не удается разработать новые стратегии (см. Fellman et al., 2020). Следует отметить, что этот эффект скорее противоположен эффекту «богатый становится богаче», который часто наблюдается в когнитивных тренировках (Guye, De Simoni, & von Bastian, 2017; Karbach, Könen, & Spengler, 2017; Lövdén, Brehmer, Li, & Lindenberger, 2012), но также есть предварительные доказательства гипотезы компенсации (что те, у кого изначально есть проблемы, выиграют больше, слабее), которую мы наблюдали здесь (Lövdén et al., 2012).

    4.2.2 Модуляция сетей WM, связанная с обучением, в ADHD

    Наши результаты во многом совпадают с предыдущими исследованиями подростков с СДВГ (Stevens et al., 2016) и расширяют их. В частности, здесь мы показываем, что эффекты тренировки WM на сети мозга наблюдаются у взрослых с СДВГ по сравнению с активным контролем, и, кроме того, с использованием задачи вмешательства (n-back), которая широко использовалась в исследованиях когнитивной тренировки (Pergher et al., 2020). Таким образом, наши результаты соответствуют предположению о том, что функциональные компоненты WM являются общими для определенных типов задач (Daniel et al., 2016; Emch et al., 2019; Rottschy et al., 2012; Wager & Smith, 2003). Напротив, недавнее пилотное исследование, проведенное у детей с СДВГ, не обнаружило каких-либо связанных с тренировками модуляций в коре головного мозга (de Oliveira Rosa et al., 2019), которые могли быть связаны с различными возрастными группами и / или их небольшой выборкой. размер.

    Как и ожидалось, вмешательство (экспериментальная группа vs.Активная контрольная группа) × Сеанс (до и после) взаимодействия почти исключительно наблюдались в областях, которые уже были активированы на исходном уровне (см. Рисунки 2a, b). В частности, связанные с тренировкой модуляции мозговой активности наблюдались в широко распространенных сетях мозга, охватывающих несколько областей ПФК, охватывающих дорсо- и вентролатеральные области и простирающихся на медиальные области (SMA), а также двусторонний ППК. Настоящие результаты, касающиеся PFC, согласуются с недавним метаанализом, демонстрирующим, что модуляция этой области отличает обучающие исследования WM от обучающих исследований, нацеленных на перцепционно-моторные функции (Salmi et al., 2018а). Хотя связанные с тренировкой модуляции активности PPC, по-видимому, не так часто сообщаются в здоровой контрольной группе, как эффекты тренировки в PFC (Salmi et al., 2018a), участие PPC предполагалось в различных исследованиях, начиная с Olesen et al. (2004), см. Обзор Константинидиса и Клингберга (2016)). Кроме того, влияние тренировки WM на активность префронтальной коры, возможно, было более распространенным в настоящем исследовании, чем во многих других исследованиях. Тем не менее, все области PFC, показывающие связанные с тренировкой модуляции в настоящем исследовании, также были описаны в предыдущих исследованиях визуализации человеческого мозга при обучении WM.Следовательно, широко распространенные эффекты, вероятно, скорее объясняются величиной эффекта, а не меньшей фокусной картиной как таковой (Constantinidis & Klingberg, 2016; Salmi et al., 2018a). Имеются также данные о связанных с тренировками модуляциях функциональных (Astle, Barnes, Baker, Colclough, & Woolrich, 2015; Jolles, van Buchem, Crone, & Rombouts, 2013; Takeuchi et al., 2013) и анатомических (de Lange et al., 2013). al., 2017; Salminen, Mårtensson, Schubert, & Kühn, 2016; Takeuchi et al., 2010), связность в этих сетях, а также изменения в активности связанной системы нейротрансмиттеров (Bäckman & Nyberg, 2013).Что касается PFC, есть даже свидетельства связанных с обучением изменений в кодировании нейрональной популяции PFC у нечеловеческих приматов (Meyers, Qi, & Constantinidis, 2012). Следовательно, что касается СДВГ, можно использовать различные методы визуализации мозга, чтобы еще более детально охарактеризовать пластичность, связанную с тренировкой.

    Области мозга, эффекты тренировки которых неоднократно демонстрировались в предыдущих исследованиях, но не наблюдались в настоящем исследовании, в основном ограничиваются подкорковыми областями, такими как полосатое тело (Bäckman & Nyberg, 2013).Причин, по которым здесь не наблюдались модуляции активности стриатума, могло быть несколько. Во-первых, как и в других подкорковых областях, изменения амплитуды полосатого тела обычно меньше, чем в коре головного мозга. Возможно, наш экспериментальный план был просто недостаточно чувствителен, чтобы обнаружить такие эффекты. Во-вторых, может оказаться, что какой-то другой показатель, кроме изменения амплитуды, лучше подходит для обнаружения тренировочных эффектов в полосатом теле. Например, здесь теоретически могут быть мотивированы функциональная связность или вариабельность ответа из-за роли полосатого тела в модуляции активности коры головного мозга.В-третьих, регистрация здесь проводилась на уровне всего мозга с помощью методов, которые не оптимизированы для точного выравнивания подкорковых областей. Следовательно, возможно, что возможные обучающие эффекты в полосатом теле могли быть нечеткими из-за умеренных ошибок регистрации при анализе на уровне группы. Наконец, могло случиться так, что сигналы полосатого тела не модулируются тренировкой у участников с СДВГ, как у здоровых участников. Из-за важной роли полосатого тела при СДВГ (см. Castellanos & Proal, 2012), было бы важно изучить этот вопрос дальше в отдельных исследованиях, направленных на обнаружение модуляции активности полосатого тела.

    Как и ожидалось, в настоящем исследовании тренировочные эффекты наблюдались как в виде увеличения, так и снижения активности мозга (Chein & Schneider, 2005; Salmi et al., 2018). Настоящее исследование впервые включало в себя как критериальную задачу, так и аналогичную по структуре задачу, близкую к переносу, демонстрируя различные эффекты тренировки в этих двух условиях. В частности, мы наблюдали широко распространенное снижение активности мозга, связанное с тренировкой, во время выполнения тренировочной задачи и повышение активности во время выполнения структурно аналогичного варианта задачи.Наш вывод согласуется с подходом к обучению навыкам, в котором упор делается на изучение конкретных задач (Chein & Schneider, 2012). Основываясь на этом подходе, различия между связанными с обучением изменениями в обученной задаче и нетренированной задаче могут быть хорошо объяснены различными процессами, задействованными на разных этапах обучения. Более конкретно, в обученных задачах, вероятно, имела место постепенная автоматизация, в то время как в нетренированных задачах обучение могло вызвать повышенное внимание, которое, как считается, происходит на более ранних этапах обучения (Chein & Schneider, 2012, см. Также Kuhn et al. ., 2013). Отсутствие автоматизации в нетренированном задании также может объяснить, почему тренировочные эффекты часто бывают довольно непродолжительными (см. Melby-Lervåg & Hulme, 2013).

    4.2.3 Восстановление аномальной активности при СДВГ

    Наши результаты показали, что по сравнению со здоровым контролем, несколько областей мозга, показывающих аберрантную активность у участников с СДВГ на исходном уровне, показали восстановление, связанное с тренировкой, после вмешательства. В частности, после теста паттерны мозговой активности у участников с СДВГ больше не отличались от здоровых людей в двусторонней DLPFC, SMA, FEF и PPC.Мы интерпретируем эти эффекты как модуляцию активности, связанной с WM, в результате тренировки в соответствии с гипотезой перераспределения. Предыдущие исследования СДВГ не смогли продемонстрировать такие эффекты из-за отсутствия здорового контроля, необходимого для определения аберрантной активности на исходном уровне, и отсутствия использования активных контролей. Тем не менее, в исследованиях шизофрении есть некоторые свидетельства восстановления функции мозга помимо связанных с задачей эффектов (Li et al., 2015), и, таким образом, наши результаты согласуются с этими более ранними выводами, отражая реакцию областей мозга, вовлеченных в СДВГ, на целевые обучение.

    Активность в концентраторах DMN (предклинье / PCC, MPFC и угловая извилина), которые отличали участников с СДВГ от здоровых контрольных лиц на исходном уровне (рис. 2а), показала аналогичные эффекты восстановления при послетестировании. Однако, как показано на рисунке 2c, эти эффекты не ограничивались экспериментальной тренировочной группой, но они также наблюдались в активной контрольной группе. Было продемонстрировано, что функционирование этих областей регулируется вмешательством внимательности (Bachmann et al., 2018), а также есть некоторые свидетельства того, что лечение стимуляторами влияет на восстановление функций DMN (Cubillo et al., 2014). Таким образом, настоящие результаты предполагают, что расширенное обучение с задачей, требующей внимания, может влиять на DMN у участников с СДВГ, но такие эффекты могут не быть конкретно связаны с WM. Эффекты восстановления DMN, по-видимому, ограничиваются передними областями, учитывая, что ни дорсальный медиальный DMN (медиальная / нижняя височная кора), ни задний мозжечок не показали никаких эффектов восстановления после тренировки.Следует отметить, что мониторинг изменений активации во время тренировочного периода был бы полезен для подтверждения того, что эти эффекты не являются просто эффектами повторного тестирования.

    Доказательства восстановления аномальных функций мозга могут иметь важное клиническое применение. Например, визуализация мозга может не только улучшить наше понимание гибкости функций мозга, но также может привести к новым целям для вмешательств. Например, визуализация головного мозга может, например, выявить эффекты «вздутия» (изменения в мозге, которые еще не сразу наблюдаются в поведении), которые могут быть дополнительно изучены в поведенческих исследованиях.Также может быть, что поведенческие результаты измерения других когнитивных функций (Jaeggi & Buschkuehl, 2014) или повседневных проблем (Cortese et al., 2015) не всегда отражают соответствующие эффекты. В целом, требуется дополнительная работа, чтобы лучше понять потенциальные последствия обучения WM, особенно с использованием как обученных, так и нетренированных версий задач в качестве показателей результатов, чтобы пролить больше света на потенциальные дифференциальные эффекты на активность мозга.

    5 ОГРАНИЧЕНИЙ

    Одним из ключевых ограничений в современных исследованиях когнитивного тренинга является то, что эффекты переноса часто ограничены (Melby-Lervag et al., 2016; Soveri et al., 2017a). Хотя мы наблюдали некоторые эффекты, которые выходили за рамки тренированных задач, в нашем исследовании эффекты также были скромными. Точно так же эффекты нейровизуализации, наблюдаемые в настоящем исследовании, не так сильны, что может быть связано с отсутствием поведенческих эффектов. Хорошо известно, что существуют значительные индивидуальные различия в результатах обучения и передачи (Jaeggi, Buschkuehl, Shah, & Jonides, 2013), и это может быть проблемой, особенно в относительно небольших выборках, обычно собираемых при исследованиях изображений мозга.Компромисс при выборе парадигмы, включающей множество функций компонентов WM, заключается в том, что результаты обучения не следует интерпретировать слишком узко с точки зрения специализированной подфункции. На нынешние групповые сравнения при предварительном и последующем тестировании вполне могли повлиять индивидуальные различия в требованиях к заданию, возбуждении и мотивации, которые мы не смогли проверить в этой выборке. Также возможно, что на улучшение тренировок в некоторой степени повлияло то, что часть тренировок проводилась дома.Это может вызвать индивидуальную изменчивость, которая может уменьшить некоторые эффекты на групповом уровне. Мы наблюдали устойчивые эффекты тренировки на активацию мозга в одиночных задачах n-back только тогда, когда анализ проводился по трем уровням нагрузки. Несмотря на то, что невозможно использовать обычно рекомендуемую пороговую обработку на основе перестановок в этом типе дизайна ANOVA, этот обучающий эффект был устойчивым на трех уровнях нагрузки задачи n-back даже при очень строгой пороговой обработке. Однако объединение нескольких уровней нагрузки в анализе может ограничить интерпретацию результатов.Например, нефокусный характер тренировочных эффектов может быть связан с включением в анализ менее сложных задач, даже несмотря на то, что было высказано предположение, что обучение WM действительно затрагивает также многие другие области мозга, помимо DLPFC (Salmi et al., 2018a). . В будущих исследованиях можно будет отделить эффект нагрузки от общего тренировочного эффекта, увеличив количество данных, собираемых для каждого уровня нагрузки, или уменьшив количество уровней сложности. Наконец, используя устранение искажений на основе карт полей, мы могли бы получить немного лучшую регистрацию отдельных функциональных карт мозга в стандартном пространстве, особенно в VMPFC и нижних височных областях, что могло привести к некоторым активациям, которые мы не смогли выявить. с текущим анализом.

    6 ВЫВОДОВ

    Настоящее исследование предоставляет первое доказательство того, что функции мозга с СДВГ все еще чувствительны к тренировкам WM в зрелом возрасте. Мы также подтверждаем предварительные результаты по подросткам с СДВГ, опубликованные Stevens et al. (2016), предполагая, что функции мозга при СДВГ можно регулировать с помощью обширных когнитивных тренировок. Практика WM с двойной задачей n-back привела к модуляции положительной для задачи активности FPN, в частности, обучение WM привело к перераспределению связанной с WM деятельности, которая была наиболее заметной в PFC.Мы также обнаружили доказательства того, что обучение WM восстанавливает некоторую аберрантную активность, и что нейронные механизмы различались при обучении и задачах передачи. Важно отметить, что связанные с тренировкой изменения мозговой активности были разными в тренированных и нетренированных задачах, активность в тренированной задаче снижалась на посттестах, в то время как в нетренированной задаче наблюдалось увеличение активности. Это открытие может дать информацию о будущих разработках парадигм обучения WM для вмешательств при СДВГ, продемонстрировав, что близкий перенос может происходить из-за повышенной активности мозга, но он также может сделать его менее устойчивым, чем эффекты, специфичные для конкретной задачи, которые, вероятно, включают автоматизацию.Однако, учитывая умеренные эффекты передачи поведения, наблюдаемые здесь, настоящие результаты нейровизуализации в настоящее время имеют в основном теоретическую ценность.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Исследование было поддержано Академией Финляндии (гранты № 260276 и № 323251 Матти Лайне, гранты № 260054 и № 297848 Киммо Алхо и гранты № 325981 и № 328954 Джухе Салми) и Фондом Университета Або Академи для Проект BrainTrain. Авторы благодарны пяти научным сотрудникам (Катри Миккола, Элина Накане, Иикка Юли-Куйны, Туйя Толонен и Нора Моберг), которые участвовали в сборе данных, а также рентгенологу (Марите Каттелус) за помощь с измерениями МРТ.Мы также хотим поблагодарить анонимных рецензентов этой статьи (в частности, Рецензента 2) за конструктивные и исключительно подробные комментарии.

      КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

      Ни один из авторов не имеет биомедицинских финансовых интересов или потенциальных конфликтов интересов.

      ВЗНОС АВТОРОВ

      Джуха Салми: Дизайн эксперимента; сбор и анализ данных; написание рукописи и ее редакция, которая была прокомментирована, дополнена или согласована всеми авторами. Матти Лайне: Дизайн эксперимента; прокомментировал анализ данных; отбор, набор и диагностика пациентов. Анна Совери: Дизайн эксперимента; прокомментировал анализ данных. Киммо Алхо: Дизайн эксперимента; прокомментировал анализ данных. Вильями Салмела: Дизайн эксперимента; прокомментировал анализ данных. Susanne M. Jaeggi: Дизайн эксперимента; прокомментировал анализ данных. Пекка Тани: Дизайн эксперимента; отбор, набор и диагностика пациентов. Сами Леппямяки: Дизайн эксперимента; отбор, набор и диагностика пациентов. Анниина Коски: Отбор, набор и диагностика пациентов.

      курсов тренировки памяти — Доминик О’Брайен

      Курсы

      разработаны специально для ваших нужд, будь то One-2-One или для групп

      Обучение предназначено для высокоэффективных физических лиц, корпораций, открытых открытых курсов или студентов.

      Элементы типичного курса включают, но не ограничиваются…

      • Стать чемпионом по памяти

      o Введение

      o Память — Умная тренировка для вашего мозга

      o Демонстрация мощности памяти

      o Ваша память и почему мы забываем

      o Кратковременная и рабочая память — секрет раскрыт

      o Базовые измерения — забавный тест

      o Слова, числа, имена и лица

      o Искусство памяти

      o Три ключа — ассоциация, воображение, местонахождение

      o Метод связи

      o Метод рассказа — быстро усвоить знания

      o Как запомнить журнал или газету

      o Возможности вашего мозга

      o Функции мозга

      o Создание заметок — Mind Mapping

      o Воображение

      o Метод путешествия

      o Искусство запоминания чисел

      o Простые числовые формы

      o Доминиканская система

      o Необычайные навыки запоминания чисел

      o Практическое применение

      o Календарь для ходьбы

      o Как стать «Пчелой-правописцем».

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.