Вербальные признаки: Вербальные признаки обмана. Все способы раскусить лжеца [Тайные методы ЦРУ, которые применяются на допросах и при расследованиях]

Содержание

Вербальные признаки обмана. Все способы раскусить лжеца [Тайные методы ЦРУ, которые применяются на допросах и при расследованиях]

Вербальные признаки обмана

Я объединил в этом разделе 14 самых распространенных типов вербальных признаков обмана, а для вашего удобства привел десятки конкретных примеров, показательных для каждого типа.

Тип № 1. Отсутствие ответа

При распознавании обмана мало что способно вывести из душевного равновесия так же, как первый тип вербальных признаков обмана – отсутствие ответа. Отсутствие ответа – это способ уклониться от темы, избежав ответа на вопрос как такового. Это не столько тактика задержки, сколько вербальный шлагбаум: ответа вы не получите, и все тут.

Поднаторевшие в этой разновидности обмана люди начинают фонтанировать реакциями с такой силой, что когда вы наконец поймете, что вам так ничего и не ответили, вы уже забудете, о чем спрашивали! Отсутствие ответа вы заметите в самых разных случаях вербального обмана. Приведу лишь несколько примеров того, что вы услышите при отсутствии ответа на свой больной вопрос:

? Хороший вопрос…

? Я рад, что вы спросили…

? Я тебе отвечу, только хочешь, я сначала закажу тебе еще коктейль?

? Это ты у меня спрашиваешь?!

? Постой-постой… куда же подевалась наша официантка?

? Кто, я?!

Чтобы не попасться на удочку отсутствия ответа, можно применить один хитроумный прием – формулировать вопросы кратко и ясно, поскольку, чем короче и яснее вопрос, тем неестественнее отсутствие ответа.

Главное – не бойтесь указать собеседнику на отсутствие ответа. Если он продолжает уклоняться от ответа, четко и ясно скажите: «Я бы хотела, чтобы ты мне ответил» или «Ты так и не ответил на мой вопрос». Если собеседник пытается отложить момент ответа, просит повторить вопрос или не отвечает и на другие вопросы, продолжайте настаивать!

Тип № 2. Оправдания

Оправдания – секрет фирмы каждого лжеца, основа основ его существования, его хлеб насущный, если хотите. В конце концов обманщик настолько привыкает к оправданиям, что они становятся его второй натурой.

Естественно, чем больше человек оправдывается, тем сильнее затемняет суть дела, ускользает из рук и избегает ответа на вопрос как такового.

Когда я думаю об оправданиях, то всегда вспоминаю хрестоматийный случай с отцом, избивавшим своих детей. Когда его спросили, признает ли он себя виновным, он ответил: «Понимаете, воспитанием детей в нашем доме занималась жена. Я-то работал на двух работах, деньги зарабатывал. Мне было просто некогда кого-то обижать»…

Этот ответ – целый клубок оправданий. Во-первых, негодяй так и не ответил на вопрос – ни да, ни нет. Далее, он пытается обвинить во всем жену – ведь это она воспитывала детей, а не он, и если кто-то кого-то и бил – в общем, сами складывайте два и два. И наконец, он так и не сказал «Нет, я не бил моих детей», а только оправдывался – мол, он слишком много работал, ему было некогда их бить.

Оправдания, оправдания, оправдания.

Это, конечно, предельный случай, зато вы поняли, что я имею в виду. А мы можем столкнуться с тем, что когда вы спросите собеседника, как так вышло, что вы позвонили ему в фирму, где он якобы работает, а там никто никогда не слышал такую фамилию, вам ответят: «Да они и собственную-то фамилию не помнят! А по какому номеру ты звонила? Я же дал тебе прямой телефон, звони лучше по нему, не надо звонить на центральный коммутатор, там работают одни дурочки-блондинки…»

Все то же самое: виноваты секретарши на коммутаторе, виноваты вы сами – звонили не по тому номеру, все кругом идиоты… Оправдания, оправдания, оправдания – но без прямого отрицания, потому что тогда придется пойти на беззастенчивую ложь.

Оправдания – общая черта всех типов вербальных признаков обмана, они присутствуют практически в любой категории, но я выделил их в отдельный параграф, потому что они очень распространены, и чем лучше вы с ними познакомитесь, тем легче вам будет их распознавать. Приведу еще несколько примеров.

? Я бы ни за что так не поступил, я же тебя люблю…

? Кроме тебя, мне никто не нужен, мне не надо смотреть на других девушек…

? Я не вор, мне и деньги-то не нужны…

? Я врач, моя работа – заботиться о людях, а не вредить им!

? Я тебя люблю и никогда не стал бы рисковать твоими чувствами…

? Зачем мне это делать – ты меня устраиваешь на сто процентов!

Тип № 3. Задержки

Лгать – дело трудное. Всякий, кто подумывает о том, чтобы крутить роман сразу с двумя, соглашаться на череду случайных связей или жульничать в резюме при приеме на работу, очевидно, просто никогда раньше не лгал, иначе он уже знал бы, насколько это сложно. Обманщики обманывают не затем, чтобы осложнять себе жизнь, – напротив, они стараются ее облегчить. Так что – чем меньше человек лжет, тем меньше ему приходится лгать дополнительно, чтобы поддержать правдоподобность своего вранья. Поэтому в конце концов лжецы становятся специалистами по лжи без лжи. Один из способов лгать, не говоря ни слова неправды, и есть

задержка – очередная разновидность вербального обмана. Задержка – способ выиграть время, чтобы сочинить более правдоподобную историю или более хитроумную отговорку, сменить тему, сбить вас с толку или отмести заданный вопрос. Ведь чем меньше лжец вынужден отвечать, тем меньше ему приходится лгать.

Приведу несколько простых примеров задержек, при помощи которых вас пытаются обмануть.

Собеседник повторяет вопрос. Один из самых простых способов отложить ответ на вопрос – повторить его. Иногда собеседник переформулирует вопрос, а иногда повторяет его буквально, слово в слово. Зачастую это делается иронически или оскорбленно.

? Бывали ли у меня связи на одну ночь?

? Случалось ли мне обманывать близкого человека?

? Уволили ли меня с работы?

? Живу ли я с родителями?

Собеседник симулирует невежество или глухоту. Еще один способ отложить ответ – изобразить невежество или глухоту. Скажем, собеседник прикладывает ладонь к уху и просит повторить вопрос или вообще ничего не говорит, а показывает на ухо и на источник постороннего шума, например, на оркестр на сцене или на веселую компанию за соседним столиком. Вот что обычно говорят, когда применяют этот прием.

? Извини, я не расслышал, повтори, пожалуйста, вопрос.

? Что-что?

? Здесь так шумно. Повтори еще раз, ладно?

? А?

? Я не уверен, что правильно тебя понял. Может, пойдем в другое место, где потише и можно спокойно поговорить?

Собеседник тянет время. Вместо того чтобы ответить на ваш вопрос, собеседник пытается выиграть время, выдвигая требования или заявляя, что вопрос задан в неподходящий момент. При этом он говорит примерно следующее.

? Не уверен, что здесь стоит об этом говорить…

? Слушай, может, поговорим об этом после обеда?

? Ну, на этот вопрос мне не так-то просто ответить…

? Мне нужно немного подумать…

Собеседник толкует ваш вопрос философски. Подобные толкования – те же задержки, только более действенные. Собеседник знает, что вам трудно задавать подобные вопросы, знает, что вы уже чувствуете себя виноватыми, знает, что получить ответ для вас очень важно, так что он прекрасно понимает, что можно подпустить тумана, истолковав вопрос философски.

? Все зависит от точки зрения…

? Кто-то, конечно, может подумать, будто…

? В некоторых культурах такого табу нет…

? Там, где я рос, на такие вещи никто не обращал внимания…

Собеседник требует конкретности. Если собеседник способен убедить вас в том, что вы задаете не разумные, непонятные или расплывчатые вопросы, он не только перемещает внимание с себя обратно на вас, но и вполне может рассчитывать, что ему удастся вас напугать, расстроить или запутать, и вы перестанете настаивать на ответе. Поэтому, если собеседник попросит вас задать вопрос конкретнее, он, скорее всего, просто не хочет на него отвечать.

? Что ты имеешь в виду?

? Что именно ты хочешь выяснить?

? А конкретнее?

? Так ты меня

об этом спрашиваешь?!

Не забывайте о том, что для собеседника нормально! У некоторых просто привычка уточнять и переспрашивать. Все мы знаем таких людей. Один мой друг вечно повторяет вопрос и только потом отвечает. И дело не в том, что он при этом лжет, – такая у него манера говорить, иначе ему неуютно: «Когда я последний раз был в отпуске? Ох, по-моему, это было…» или «Точно, когда же я менял масло? Да-а, наверное, давно…» Поэтому важно разобраться, действительно ли собеседник задерживает ответ или он просто обычно так разговаривает.

Тип № 4. Давление на совесть

В предыдущей главе мы уже поговорили о давлении на совесть, но мне хотелось бы вернуться к этому приему, поскольку это необычайно действенный способ обернуть ваше чувство вины и неловкости к выгоде обманщика, а заодно еще и отомстить вам.

Помните, у нас не суд и ни вы, не собеседник – не обвиняемые, особенно вы! Четырнадцать явных вербальных признаков обмана снабдят вас обширным арсеналом инструментов для выявления лжи, но они не принесут вам никакой пользы, если вы и дальше будете допускать, чтобы мужчины заставляли вас чувствовать себя виноватой просто за то, что вы задали вопрос и хотите узнать правду.

Заявления, встречные вопросы и даже обвинения, которые следуют за вашим вопросом, – явные симптомы давления на совесть, и к ним надо относиться соответственно. Их следует считать вероятными признаками лжи и отвечать на них как подобает. Не бойтесь пойти в атаку на лжеца!

Задавать личные и даже бестактные вопросы – ваше дело, если этот человек, вероятно, войдет в вашу жизнь, и вы имеете полное право удовлетворить свое вовсе не праздное любопытство, если ваша цель – сблизиться с собеседником, а он должен заслужить ваше доверие , если хочет лучше вас узнать; вообще-то это основополагающие права человека. Поэтому следите, не появятся ли в речи собеседника следующие признаки давления на совесть.

? Какое тебе дело?..

? Ну вот, теперь ты меня еще на детектор лжи потащишь!

? Какая муха тебя укусила?

? Знаешь, мне обидно!..

? Я думал, ты мне доверяешь!

? С каких это пор ты мне не веришь?

? Ты же знаешь, я бы никогда не стал тебе лгать!

? И ты поверила этим людям? Да они ради красного словца никого не пожалеют!

? На чьей ты стороне?

? А я-то думал, у нас все хорошо!

? Наши отношения так замечательно развивались…

? Ты сама не понимаешь, что говоришь!

? Ты ошибаешься!

? Ты что, хочешь погубить наши отношения?

? Зачем мне тебе врать?!

Тип № 5. Разворот

Мы добрались до одного из моих любимых типов вербальных признаков обмана – до

разворота. Разворот – это и есть разворот: обманщик разворачивает вопрос против вас. В каком-то смысле разворот похож на давление на совесть и действует примерно так же – собеседник пытается повернуть разговор против вас, переведя его на личности.

Разворот – прием, позволяющий сделать предметом обсуждения не собеседника, а вас, это, если хотите, вербальный пинг-понг или даже пятнашки. При развороте ваш собеседник (а) не должен отвечать на вопрос, (б) несмотря на это, более или менее сохраняет лицо, (в) делает вас виноватой и (г) переадресуют вопрос вам.

Разворот выступает под самыми разными масками, и я постарался привести примеры всех его разновидностей, чтобы вы точно знали, как это выглядит.

Обвинение. При этой разновидности разворота собеседник обвиняет вас в том, что вы обвинили его. По самому тону ответа видно, что это переход на личности, общий смысл которого «Да как ты смеешь?!» Знайте: когда собеседник пытается перейти в контратаку, он на самом деле хочет перевести стрелки с себя на вас. Вот что он при этом говорит:

? Ты хочешь сказать, что решила, будто я это сделал?

? Почему ты подумала, будто я это сделал?

? Зачем тебе это знать?

? Ты что, хочешь, чтобы я признался в том, чего не делал?

? Ты хочешь, чтобы я солгал и сказал, что я это делал?

Рационализация. При помощи этого приема обманщик пытается повернуть дело так, чтобы вы выглядели глупо в собственных глазах. При этом он явно старается увернуться от обвинений или от бремени истины.

? Я привык рассуждать логически…

? Подумай об этом хотя бы минуту…

? Это же ерунда какая-то…

? Как я мог такое сделать, интересно знать?..

Оборона. Частенько случается, что кто обороняется, тот и обманщик; оборона – первое, что делает лжец при столкновении с истиной, – и, конечно, такие люди всеми силами избегают истины, оказавшись «по ту сторону». Поэтому, если собеседник яростно отстаивает собственную честь, он пытается не только развернуть вопрос против вас, но и обелить себя в ваших глазах.

? Если ты считаешь, будто я это сделал, докажи!

? Я тебе уже ответил!

? Я не обязан отвечать на такие вопросы!

? На такое я даже отвечать отказываюсь!

Тупость. «Что? Кто, я? Что-то я тебя не понимаю». Туповатый тугодум не может лгать, правда? Нет, неправда! Внезапный приступ тупости – еще один симптом типичного разворота. Если собеседник задает вам встречные вопросы и симулирует тупость, он стремится направить прожектор в глаза вам, а не себе, и ослепить вас, чтобы вы не видели, как вас обманывают.

? Откуда я знаю?

? Ты считаешь, что мне об этом что-то известно?

? Мне такое и в голову не могло прийти!

? Как тебе такое в голову пришло?

Философия. Так и вижу, как господин Философ складывает ладони домиком, глядит в пространство и, задумчиво подняв брови, задает всевозможные напыщенные, тонкие вопросы – исключительно для того, чтобы переместить внимание с себя на вас.

? А если бы я сказал «да»?

? Как бы ты отреагировала, если бы кто-нибудь из твоих знакомых так поступил – чисто теоретически?

? Если бы я рассказал тебе, что один мой друг так поступил, что бы ты сказала?

Переговоры. Переговоры – это особая форма разворота, при помощи которой обманщик одновременно сохраняет лицо и спасает шкуру. По правде говоря, обманщики обожают вести переговоры: это игра, выигрыш в которой – контроль над ситуацией, и лжецы уверены, что победа будет за ними. Даже если кто-то, например, вы, не попадается на эту удочку и в сущности выигрывает переговоры, поскольку видит все эти игры насквозь и не желает идти в отношениях с этим человеком дальше первого свидания, лжец все равно выходит победителем, поскольку всегда найдется простая душа, которая знает меньше вас и проглотит наживку, надо лишь немного подождать. Вот как выглядят переговоры:

? Мне кажется, обсуждать это не в моих интересах.

? Может быть, поговорим об этом в другой раз?

? Чтобы отвечать на такие вопросы, нам надо познакомиться поближе.

? А если бы я сказал «нет»?

Паранойя. Если собеседник внезапно впал в паранойю только оттого, что вы задали ему больной вопрос, насторожитесь – особенно если до этого он был совершенно спокоен и вел себя в целом как психически нормальный человек и все началось после того, как вы его о чем-то спросили. Подобная разновидность паранойи – очередной признак того, что собеседник решил прибегнуть к старому доброму развороту и старается переместить внимание с себя на вас.

? Зачем мне это делать?

? Откуда ты это взяла?

? Кто тебе сказал?!

Пессимист. «Вечно мне не везет», – ноет Пессимист, тщетно надеясь, что вы его пожалеете и перестанете задавать ему столько огорчительных вопросов. Вот что вы услышите от Пессимиста:

? Так и знал, что этим кончится.

? Так и знал, что ты решишь, будто я такой.

? Зачем тебе вообще это знать?

? Ну да, теперь мне больше нечего терять…

Перфекционист. Для него в жизни нет полутонов – все или черное, или белое, или хорошее, или плохое, или великая сушь, или буря. Вот что выдают за правду в черно-белом мире:

? Я это категорически отрицаю!

? Я никогда не лгу!

? Я не умею лгать!

? Я самый честный человек среди твоих знакомых!

Тип № 6. Невежество

Не устаю удивляться тому, как интеллигентный мужчина, который только что вел себя, словно умнейшее существо на свете, в одну секунду меняется и начинает прикидываться, будто не понимает простого человеческого языка, стоит задать ему несложный вопрос вроде «А у тебя были связи на одну ночь?». Тут обманщик мгновенно забывает, что только что разливался соловьем на любые темы от спорта и политики до кино и экономики, и теряет способность к пониманию.

Если человек утверждает, будто не понял вопроса, это, как правило, означает, что он не желает на него отвечать. Он ведет себя так с прежней целью – замутить воду и сбить вас с толку. Можно сказать, что это уже знакомый вам прием «задержки» с легкой примесью «отсутствия ответа» для ровного счета.

Вот что вы услышите от человека, который притворяется, будто не понял вопроса.

? Что-что у меня было?

? О чем ты спрашиваешь?

? Не понимаю, о чем ты меня спрашиваешь.

Разумеется, как уже говорилось, лучший способ избежать этой разновидности вербальных признаков обмана – это лишить собеседника возможности прибегнуть к подобному приему. Говорите четко и ясно, короткими предложениями, формулируйте вопрос лаконично – тогда вы убережете себя ото всех этих «А?», «Что?» и «Не понял вопроса». А если собеседник, услышав серьезный вопрос, тем не менее принялся чесать в затылке и делать вид, будто не понял вас – повторите вопрос. Повторяйте, пока вам не ответят. Лучший способ избегать оправданий – не давать возможности оправдываться.

Тип № 7. Амнезия

Амнезия – одна из любимых уловок загнанных в угол лжецов. Этот прием противоположен избыточной детализации: человек внезапно забывает все на свете. Прелесть седьмого типа вербальных признаков обмана заключается в его избирательности – обманщик отфутболивает все трудные вопросы и при этом припоминает мельчайшие подробности, отвечая на легкие.

Этот прием призван создать у вас впечатление, будто собеседник готов снабдить вас любой информацией и с радостью это делает. Он же не говорит, что ничего не помнит. Более того, он подчеркивает, что помнит почти все. Память его подводит исключительно при ответе на данный конкретный (больной) вопрос – у него выборочная амнезия.

Тема амнезии имеет самые разные вариации. Приведу лишь несколько.

? Насколько я помню, нет…

? Что-то не припомню…

? Дай-ка подумаю…

? Насколько мне известно…

? Надо бы заглянуть в ежедневник, а у меня, к сожалению, его нет с собой…

? Ой, это было так давно…

? Ты же не считаешь, что я обязан помнить все на свете…

Тип № 8. Жалобы

Люди, которые пытаются кого-то обмануть, в сущности, те же дети, пытающиеся добиться своего. Как вы (и я), должно быть, помните, в детстве, когда нам хотелось не пойти в школу, на тренировку или на церковную службу, мы быстренько пробегались по готовому списку жалоб.

Мы ныли: «У меня болит живот». Мы пищали: «Я боюсь отца О’Лири». Испробовав все средства, мы предупреждали: «На стадионе ужасно скользко, я упаду и разобьюсь!»

То, что помогало нам выкрутиться один раз, как правило, помогало и в следующий, и если мы держали себя в руках и не прибегали к этой уловке слишком часто, у нас образовывался симпатичный запас жалоб, предлогов и поводов увернуться от нудных обязанностей или неприятных ситуаций.

Лжецы во многом такие же – только они попадают в неприятную, нежелательную ситуацию всякий раз, когда от них требуют правды (или больше правды), и не понимают, что нельзя прибегать к этой уловке слишком часто. Поэтому надо насторожиться, если ваш собеседник вдруг жалуется, что здесь слишком жарко или слишком холодно, музыка слишком громкая, официанты слишком медлительные и так далее – как раз после того, как вы задали больной или серьезный вопрос. Приведу примерный список типичных жалоб.

? Здесь так жарко (холодно)…

? Что-то мне нехорошо…

? Я сегодня так устал – можно, отложим этот разговор на другой раз?

? Голова трещит…

Самое интересное – то, что любители этого приема принимаются жаловаться именно в тот момент, когда вы наводите на них самые тяжелые орудия. Попробуйте проделать это несколько раз – и вы поймете, что я имею в виду. Жалобщик весь вечер в прекрасном настроении, спокоен и доволен жизнью – по крайней мере, пока вы болтаете с ним ни о чем и задаете невинные вопросы. Но стоит вам перейти к делу и спросить о чем-то важном, о верности, о работе, о деньгах, как он в ту же минуту – точнее, в ту же секунду – принимается поливать вас шквальным огнем жалоб: «Здесь так жарко, просто дышать нечем. Ужасно пить хочется, можно, я схожу принесу воды? Может быть, найдем местечко поспокойнее? Я тут собственных мыслей не слышу!»

Не забывайте о том, что для собеседника нормально. Если он в принципе нытик, то всегда будет нытиком – а не только тогда, когда вы загнали его в угол. Но если до того, как вы на него насели, был весел и беспечен, а начал ныть только после вашего вопроса – это явный признак того, что вас хотят обмануть.

Тип № 9. Религиозность

Вы заметили, что у некоторых людей внезапно пробуждается религиозный пыл, стоит задать им трудный вопрос? Обманщики очень часто призывают на помощь религиозность, чтобы сбить вас со следа – и это девятый тип вербальных признаков обмана.

? Христом-Богом клянусь…

? Я человек верующий, я бы такого никогда не сделал.

? Это противоречит моей религии.

? Моя вера такого не позволяет.

? Моя религия требует…

Как видите, это очередная разновидность отсутствия ответа – вам не говорят ни да, ни нет, а лишь изображают оскорбленную невинность из-за попранных религиозных чувств или призывают Господа в свидетели. Остерегайтесь человека, который ни с того ни с сего «обретает Бога», когда ему приходится отвечать на вопрос, особенно если до этого он не был слишком уж религиозен.

Тип № 10. Легализация

Правдивые люди хотят говорить вам правду и отвечать на ваши вопросы, а не рассказывать целую историю, стоящую за правдой. Обманщики не хотят говорить вам правду и поэтому, вместо того чтобы отвечать на ваш вопрос, стремятся рассказать вам целую историю – и не одну. Иначе говоря, в отсутствие истины они перегружают свой ответ избыточными деталями, которых гораздо больше, чем требует ваш вопрос.

Пол Франсуа и Энрике Гарсия, главы корпорации «Коммуникации третьей степени», объясняют, зачем люди прибегают к детализации: «Если виновный субъект предоставляет в ответ на вопрос больше информации, чем требуется, это позволяет ему распространяться о том, о чем он хочет, и тем самым избегать подлинного предмета беседы».

Однако это не просто очередная задержка – заваливая вас избыточными деталями, собеседник не просто надеется, что вы со всеми этими виражами забудете вопрос, но еще и надеется обеспечить себе настолько сильное алиби, чтобы раз и навсегда решить дело в свою пользу.

Обманщики знают (зачастую на горьком опыте), что женщины обращают особое внимание на детали, и поэтому снабжают вас ими в изобилии. Очевидно, это прием лучше всего действует на тех женщин, которые не ожидают обмана, поэтому лжецам уже много раз удавалось их обмануть и они надеются, что это выйдет и на сей раз. Ничего подобного. Вам же знакомы приметы этого типа обмана!

Вот что говорит собеседник, который стремится завалить вас деталями.

? Я играл в боулинг с Джейком, Томасом и Джоном и набрал в первой игре 126 очков, а потом мы выпили по три кружки светлого пива «Куэрс», потому что в баре была акция – вторая кружка бесплатно…

? Как это – где я был? Я же звонил тебе 16 раз с 4.34 до 6.14. Наверно, у тебя телефон был отключен или со связью перебои…

? Пришлось задержаться на работе. Нас было четверо – я, Сьюзи, Хэл и Сэм. Спроси кого хочешь, они подтвердят, во сколько я ушел…

? 23 февраля этого года я ужинал в ресторане «Кирос», пришел туда ровно в восемь…

Само собой, у каждого из нас есть знакомые, которым нравится слушать собственный голос, поэтому для них избыточные детали – лишь способ подольше удерживать внимание слушателей. И у каждого из нас есть друзья, которые на вопрос «Куда ты ходил ужинать вчера?» не ограничиваются ответом «В ресторанчик «У дядюшки Педро»». Нет, они пускаются в рассуждения: «Ну, вообще-то мы хотели поужинать дома, но потом я поглядел на Марту и сказал: «Милая, давай куда-нибудь сходим». Мы сначала поехали на восток по Ланкастерскому шоссе, думали, может, заедем в тот симпатичный суши-бар, который недавно открыли рядом с супермаркетом электроники «Бест Бай», но мне не хотелось суши, потому что я ел их только вчера, когда у меня был деловой ленч с клиентом»…

Все это вполне может быть правдой – но зачем нам выслушивать столько подробностей? Снова напоминаю – обязательно уточните, что для собеседника нормально, – вдруг он просто разговорчивый? Если да, нельзя обвинять его во лжи только потому, что он перегружает рассказ деталями. Но если до того, как вы задали серьезный вопрос, все его ответы были лаконичны, а стоило вам спросить, случалось ли ему изменять любимым или работает ли он, как он сразу пустился в пространные рассуждения – имейте в виду, это тревожный сигнал!

Тип № 11. Комплименты

Иногда собеседники принимаются лгать, даже не дожидаясь провокационных вопросов. Например, излишне галантный кавалер, который тут же начинает осыпать вас комплиментами, не давая и слова вставить, – тоже, скорее всего, обманщик, которому зачем-то нужно усыпить вашу бдительность.

Вероятно, этот прием помогал ему в прошлом – он знает, что если будет разговаривать с женщиной о ее новой стрижке, новой сумочке, новой работе и так далее, она, скорее всего, не станет бомбардировать его больными вопросами.

Имейте в виду: если вам говорят комплименты, в этом нет ничего страшного, совсем наоборот! Особенно на первом свидании, на свидании вслепую, в компании: ведь тогда мужчины нервничают, а воспитание подсказывает им, что лучший способ завоевать расположение женщины – говорить ей простые невинные комплименты. В этом случае вам нечего опасаться, расслабьтесь и радуйтесь.

Но если начинается целый фестиваль любезностей, настоящая бомбежка восхищением – значит, это уже не естественные два-три комплимента, которые вы резонно ожидаете получить от собеседника, желающего сломить лед или произвести хорошее впечатление. Это тщательно рассчитанная атака галантностью, цель которой – отвлечь ваше внимание на что угодно, кроме правды.

Как я уже говорил, вполне возможно, что вас будут осыпать комплиментами просто потому, что вы чудо как хороши. Но если потоки льстивых слов хлынули лишь тогда, когда вы задали больной вопрос, насторожитесь: во время реакции стресса комплиментам не место. Так что если вам льстили весь вечер напролет, естественно ожидать, что приятные речи продолжатся и после того, как вы зададите серьезный вопрос. Но если до вопроса «Бывали ли у тебя связи на одну ночь?» комплименты не выходили за рамки обычной вежливости, а после обрушились на вас лавиной (и вы так и не дождались ответа) – будьте осторожны. Задумайтесь, уместно ли это? Если вы только что задали важный для вас вопрос, а собеседник внезапно восклицает: «Я тебе говорил, какие у тебя красивые глаза?» – это пожарная сирена! Учитывая серьезность вопроса и весомость ответа на него, такую реплику нельзя назвать уместной.

Излишне галантный кавалер частенько что-то скрывает или по крайней мере надеется, что его не заставят в чем-то признаться. В результате он отгораживается от вас стеной комплиментов – и не только от вас, но и от правды, и каждая любезность лишь укрепляет эту стену. Приведу несколько распространенных реплик, которые вы услышите, если вам начнут избыточно льстить.

? О, у тебя новая стрижка? Мне очень нравится, как она подчеркивает овал лица!

? Новая сумочка? Наверное, дорогая, так элегантно выглядит!

? Ты недавно из отпуска? Тебе очень идет загар, глаза становятся зеленые-зеленые!

Тип № 12. Звуки

Звуки – серьезное оружие обманщика. Это наполнитель, амортизатор, бампер между вашим вопросом и наглой ложью, неправдой, вербальной манипуляцией. Не забывайте, что обманывают вас далеко не всегда с целью обидеть, наказать или навредить, – иногда это делается просто для того, чтобы одержать верх, избежать обвинений или наказания или, чаще всего, оказать на вас давление.

Обманщики редко понимают, когда пора остановиться. Если помогает один способ отложить ответ – два будет еще лучше; если удалось соврать один раз – два будет просто замечательно. Звуки как таковые – это цемент, которым лжец скрепляет кирпичи неправды и увиливания. Звуки тоже несут смысл, особенно если речь идет о распознавании лжи. Зачастую обманщики пользуются звуками преднамеренно, ради своей выгоды. Веселый смех, сопровождающий каждую любезность, властный тон, которым отдают приказы официанту, – все это призвано произвести на вас впечатление, даже соблазнительный полушепот, все эти интонации, обертоны и каденции нацелены на определенный эффект.

Столь же часто звуки и интонации бывают спонтанными и неконтролируемыми – благодаря вегетативной нервной системе. Мы уже говорили о словах, которые не совпадают с выражением лица (например, когда человек говорит, что доволен новой работой, и при этом хмурится), или о движениях, которые не совпадают с утверждениями (например, человек говорит «нет» и при этом кивает). Подобным же образом звуки выдают подлинные чувства говорящего, надо только к ним внимательно прислушиваться. Прежде чем считать, что звук сигнализирует о лжи, вспомните о том, что для собеседника нормально. Может быть, он вообще часто покашливает, сопит, хмыкает? Может быть, он весь вечер шмыгает носом? Соответствует ли издаваемый звук ситуации? Скажем, если вы спрашиваете собеседника об алиментах, которые он платит на детей от первого брака, или о том, не уволили ли его с работы, а он фыркает, словно его это ничуть не волнует, ясно, что это неуместно. Оцените также, когда именно он издает звуки. Если он весь вечер не кашлял, не хлюпал носом, не прочищал горло, а стоило вам начать задавать серьезные вопросы, как он полез в карман за носовым платком и принялся обстоятельно сморкаться, считайте, что загорелась красная лампочка «Опасно!».

Приведу несколько самых распространенных звуков, которые издают лжецы, и объясню, что они означают.

Прочищает горло. При помощи звуков обманщики маскируют слова. Например, чтобы выгадать время и придумать лживый ответ или вовсе от него уклониться, между репликами (а в некоторых случаях вместо реплик) лжец прочищает горло – и настолько этим увлекается, что даже просит официантку принести воды и не отвечает, пока заказ не исполнен. Естественно, он надеется, что до той поры вы успеете забыть о чем спрашивали.

Кашляет. Кашель – еще один полезный инструмент обманщика, который, как и предыдущий, используется, чтобы выиграть время и обеспечить «отсутствие ответа» на ваш вопрос.

Вздыхает. Вздох может означать все что угодно – однако вздох обманщика обычно означает что-то плохое. Например, если вы попросите правдивого собеседника помочь вам завести машину – дать «прикурить», – он или обрадуется возможности вам помочь, или честно скажет, что плохо разбирается в автомеханике. Так или иначе, вы узнаете правду. А обманщик с удовольствием воскликнет «конечно!», а потом, когда настанет время совершить подвиг, начнет вздыхать, как больной слон, пока вы не поймете, что помогать вам он не хочет.

Сопит. Сопение может быть индикатором лжи в самых разных случаях. Прежде всего, это обычная реакция на больной вопрос – как и то, что огорошенный собеседник начинает часто моргать, краснеть, потеть или дергать ногой. Кроме того, сопение отражает отсутствие интереса, даже если выглядит человек заинтересованно.

Напевает или насвистывает. Человек, который часто напевает или насвистывает, знает, что эти звуки расслабляют женщин. Если он напевает или насвистывает, то кажется довольным или полным надежд, – даже если все остальные признаки указывают на то, что он напуган, встревожен или расстроен.

Начинает говорить не своим голосом. Если голос человека меняется посреди ответа или фразы, считайте это ясным вербальным признаком того, что у него запустилась реакция стресса. Во время стресса голосовые связки напрягаются и влияют на речь и на тембр голоса, а это сразу должно натолкнуть вас на мысль, что то, что вы только что сказали, сделали или, скорее всего, спросили, вызвало у слушателя стресс. Когда голос у человека меняется, происходят обычно две вещи:

? голос становится выше;

? меняется его тембр.

Мямлит, издает неразборчивые звуки. Некоторые лжецы запинаются, когда лгут, – либо для того, чтобы затемнить предыдущий ответ, либо для того, чтобы еще сильнее запутать обсуждаемую тему. Когда собеседник говорит что-то невнятное, вы переспрашиваете – а он получает возможность сделать вторую попытку.

Тип № 13. Модальные слова и выражения

Ответы, содержащие модальные слова и выражения – очередная форма отсутствия ответа, поскольку вам, по сути дела, не отвечают, – по крайней мере, не отвечают четко и законченно.

Если ответ содержит модальное слово, в нем всегда есть намек на «но» и никогда нет ничего абсолютного. Это не «да» или «нет», а своего рода танец вокруг правды, хитроумная игра словами и фразами, которые говорят: «Да, но позволь объяснить» или «Нет, но я расскажу, почему».

Приведу типичные модальные выражения, которые должны натолкнуть вас на мысль о тринадцатом типе вербальных признаков обмана.

? Положа руку на сердце…

? Насколько мне известно…

? Честно говоря…

? Правда состоит в том, что…

? Даю тебе честное слово, что…

Тип № 14. Театральность

Большинству из нас театральность претит – а вот обманщики ее просто обожают. Все мы знаем, что некоторые люди не могут жить без театра – их манят огни рампы, и за это мы их и любим. Но в данном случае речь не об этом. Театральность обманщика целенаправленна, искусственна и откровенно фальшива. В ней ясно чувствуется неискренность, которую трудно не заметить, особенно если вы знаете, что на нее следует обратить внимание.

Не спорю, нет ничего естественнее, чем во время светской беседы сделать замечание о погоде. Но если собеседник говорит о ней бесконечно, распространяясь о цветочках, птичках и пробуждении весны – значит, при помощи этого театрального монолога он хочет сбить вас с толку, уйти от темы – любой темы. Это самый настоящий спектакль – ради одного зрителя.

Отметьте, что в названиях разновидностей театральных приемов всегда есть слово «притворный».

Притворная радость

? Ах, какой чудесный день! Обожаю весну!

? Обожаю дождь! Знаешь, я такой оптимист, у меня всегда прекрасное настроение, его ничем не испортишь!

Притворное дружелюбие

? Нам с тобой обязательно надо разок-другой сыграть в гольф, и я, конечно , приглашу тебя к себе на Новый Год…

? У меня есть знакомый, который наверняка сделает все для тебя в лучшем виде!

? Обязательно позвони мне, когда угодно, хоть днем, хоть ночью

? У нас просто поразительно много общего!

Притворная вежливость

? Да, мэм, конечно, мэм, как скажете, мэм!

? Ты же знаешь, я всегда рад тебе помочь, только попроси!

? Ради твоего счастья я готов на все, решительно на все!

? Мне так нравится помогать людям!

? Я сделаю все, что ты прикажешь!

Повторю еще раз, рискуя показаться навязчивым: обязательно проверьте, что для собеседника нормально! Некоторые люди – прирожденные актеры, они всегда играют, всегда на сцене, всегда слишком стараются, таков их характер. Так что если ваш собеседник просто склонен переигрывать, встал в красивую позу с самого момента вашего знакомства и сохраняет ее даже когда вы стали задавать серьезные вопросы, значит, это для него, скорее всего, нормально. Вам важно знать другое – не впадает ли он в театральность только тогда, когда вы спрашиваете о чем-то важном? Если весь вечер собеседник вел себя сдержанно, а начал сыпать притворными комплиментами и делать театральные жесты только после того, как вы спросили что-то серьезное, – осторожно, вероятно, он вас обманывает.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Признаки лжи | Кинезиолог

Краткое описание: 

Библиографическая ссылка для цитирования: Сазонов В.Ф. Признаки лжи [Электронный ресурс] // Кинезиолог, 2009-2020: [сайт]. Дата обновления: 11.12.2020. URL: https://kineziolog.su/content/priznaki-lzhi (дата обращения: __.__.20__). ______________ Внешние признаки, маркирующие (проявляющие) ложь.

Самые распространенные признаки лжи

Зачем вообще нужно знать признаки лжи? Дело в том, что в процессе общения некоторые люди бывают, не совсем искренни, а иногда и совсем не искренни. Наверняка, общаясь с такими людьми, Вам хотелось бы знать, говорят ли они правду или лгут. В этом Вам помогут отличительные признаки лжи. Но сразу оговоримся, что признаки лжи с большой долей вероятности указывают на неискренность собеседника, но не гарантируют стопроцентной вероятности этого. Таким образом, общаясь с человеком, Вы можете заметить один или несколько признаков лжи, но это еще не значит, что собеседник лжет. Может оказаться, что такое поведение является его привычкой, и никак не указывает на его неискренность. Поэтому, заметив в поведении человека некоторые действия, которые, по-вашему, являются признаком лжи, не стоит делать поспешных выводов. Как гласит народная мудрость: «Семь раз отмерь – один раз отрежь».

Признаки лжи делятся на две основных категории: вербальные и невербальные. Невербальные признаки лжи в свою очередь делятся на физиологические, мимические и жестикулятивные. Признаки лжи легче выявить у человека, с которым Вы раньше общались. В этом случае Вам знакомо его нормальное (естественное) поведение.

Физиологические (вегетативные) признаки лжи

В принципе, приведенные ниже физиологические признаки лжи могут свидетельствовать только о стрессовом состоянии собеседника или, в более общем смысле, о повышенной активности симпатического отдела его вегетативной нервной системы. Это, в свою очередь, может означать, что он лжёт, либо же такое поведение является свойственным данному человеку. Понаблюдав за ним некоторое время, Вы сможете либо подтвердить свое предположение о неискренности собеседника (в случае если обнаружится еще один или несколько признаков лжи), либо опровергнуть его.

  • капли пота на верхней губе или на лбу
  • сухость во рту, сухие губы
  • сужение зрачков
  • тяжелое или более частое дыхание
  • глубокий вдох и шумный выдох
  • изменение цвета лица и шеи (покраснение, бледность или пятна)
  • подергивание мышц лица, дрожание губ, рук
  • напряженные губы или кривая улыбка (усмешка)
  • учащенное моргание глаз
  • дрожь в голосе
  • появление «гусиной кожи» на руках
  • появление зевоты
  • учащенное сердцебиение
  • заикание (если его раньше не было)
  • покашливание
  • изменение тембра, тона и громкости голоса (часто говорит быстро высоким голосом)
  • частое сглатывание слюны

Мимические и жестикулятивные признаки лжи

  • постоянные беспорядочные движения (хождение, покачивание и т.д.), суетливость
  • хождение из стороны в сторону
  • потирание и чесание рук, пальцев, шеи, головы и т.д.
  • частое касание рта, глаз, ушей и особенно носа
  • покусывание губ или ногтей
  • старается не смотреть прямо в глаза (отводит взгляд) или, наоборот, постоянно смотрит в глаза
  • нахмуренные брови
  • различные неоправданные движения ног (качание, шарканье, постукивание, переминание с ноги на ногу)
  • скрещенные руки или ноги (так называемая, «закрытая поза»), особенно — двойной перекрёст, когда перекрещены и руки, и ноги
  • сцепленные в «замок» руки
  • руки держатся у паха
  • руки в карманах или там где их не видно (например, под столом), т.е. человек прячет свои руки
  • руки у рта или шеи
  • мимолетные «мгновенные» изменение выражения лица
  • опущенная голова и втянутый подбородок
  • кривая улыбка, так называемая «усмешка» или «ухмылка»
  • несвоевременная улыбка, т. е. улыбка невпопад

Вербальные признаки лжи

  • человек чрезмерно пытается доказать свою невиновность (клянется, божится, дает честное слово и т.д.), т.е. «избыточное подчёркивание искренности»
  • самый распространенный признак лжи – нежелание или отказ обсуждать определенные темы или отвечать на поставленные вопросы
  • попытки нанести прямое оскорбление, использование пренебрежительного тона, грубость, нецензурная брань, т.е. избыточная и/или неоправданная агрессивность
  • попытки вызвать сочувствие, жалость, доверие, симпатию. Во всем с Вами соглашается (кроме того, что он врет)
  • старается не говорить «да» или «нет», даёт уклончивые ответы
  • уклоняется от прямых вопросов, немногословен
  • показывает, что он равнодушно относится к обсуждаемой теме
  • также один из самых распространенных признаков лжи — постоянные попытки сменить тему разговора
  • задержка ответов на вопросы, особенно неожиданно заданные (т.к. требуется время, чтобы составить свой ответ так, чтобы не проговориться)
  •  

Источники:

http://psi-technology.net/articles/psy/samie-rasprostranennie-priznaki-l…

Прочие признаки лжи
  • изменение обычного привычного стиля поведения
  • социальная референция, т.е. ориентация на мнение окружающих, перепроверка мнения окружающих о самом себе и о его словах
  • беспокойное поведение, особенно при угрозе разоблачения обмана
  • нет цели разоблачения лжи (потому что она — его собственная)
  • противодействие согласованному поиску лжи
Признаки лжи, выявляемые путём лингвистического анализа текста
  1. В лживых высказываниях обманщик избегает называть себя в первом лице. Вместо этого он говорит о других, называя их в третьем лице. Он подсознательно дистанцируется от собственной лжи. Например: «ничего этого не было» вместо «я не делал этого». Обманщик частенько как бы исключает себя из ситуации, о которой он говорит в данный момент, описывая не свои действия, а действия других людей. Поэтому используется мало личных местоимений.
  2. У обманщика, как правило, негативный настрой, потому что ложь вызывает подсознательное чувство вины. Например: «вы меня уже достали своими распросами!» или «да кому нужны ваши дурацкие вещи?» Т.е. в его высказываниях проявляются негативные эмоции.
  3. Объяснения обманщика отличаются простотой, потому что сложную ложь конструировать трудно, это требует от мозга больших усилий. Аргументация обычно бедная и упрощённая.
  4. В то же самое время сама структура высказываний усложнена, предложения содержат много лишних ненужных слов. Например, вместо того чтобы просто сказать: «Я этого не делал», он начинает выстраивать витиеватое предложение о том, что предположительно это могли бы сделать другие люди. Правдивые предложения обычно короткие и прямые, участники событий называются по именам, а не по их ролям.
  5. Высказывания обманщика включают в себя малозначительные детали, которые вполне можно было бы опустить. Но они как бы расцвечивают ложь, придают ей видимость достоверности. Добавляются излишние уточнения.

Итак, смысл в том, что создание лживых высказываний требует от мозга повышенных усилий. Это снижает контроль над собственной речью, и она начинает отличаться от правдивой, начинает использоваться другая языковая модель.

Источник: https://ed.ted.com/lessons/the-language-of-lying-noah-zandan

Дополним лингвистический анализ

Речь обманщика логична, поэтична, эмоциональна. Она обычно звучит более убедительно, чем правда (ведь она для этого и создаётся!). В ней нет «сомнительных мест» (т.к. они изымаются или обходятся обманщиком).

 

Движение глаз по «треугольнику лжи»: влево — вправо — вниз (направления названы по отношению к лгущему, а не наблюдателю)

1. Глаза быстро смотрят влево или влево вверх (для того чтобы вспомнить реально услышанное или увиденное).

2. Глаза смотрят вправо или вправо вверх (для того чтобы переделать реальные слуховые или зрительные образы в ложные).

3. Глаза смотрят вниз или влево вниз, или «застывший» взгляд упирается в собеседника (для того чтобы сформулировать ложный ответ под контролем сознания).

Такой порядок движения глаз особенно характерен для политиков, когда они делают успокоительные публичные заявления с целью скрыть неприятную истину.

Фальшивая улыбка.   Проверьте себя! 

Рекомендуемые рессурсы:

П. Экман. Психологич лжи.

Умолчание и поведение по Экману

 

Поделиться с друзьями:

Пользователей онлайн: 0.

Всего гостей: 0

Поисковики: нет.

Приветствую вас на своем сайте, здесь вы можете найти много полезной информации (или что-то типа того)

САЗОНОВ Вячеслав Фёдорович

доцент кафедры биологии Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, кандидат биологических наук. Преподаватель вуза с 1978 года…

Your browser does not support canvas.

Притча наудачу:

На сайте введена регистрация через социальные сети, если вы хотите оставлять комментарии без потверждения, пожалуйста, воспользуйтесь именно этим типом аутентификации.

Если у вас уже есть аккаунт на сайте, вы можете привязать его к любой социальной сети? зайдя в настройки вашего аккаунта(«Мои учётные данные») ниже и воспользовавшись вкладкой «Подключение к социальным сетям».

После того, как вы зайдёте при помощи аккаунта в социальной сети, ваши возможности на сайте возрастут.

Поддержка сайта

Поддержите сайт материально!

Это очень поможет.

Перечислите любую сумму на карту Сбербанка номер:

2202 2008 3795 8501

-21-04-17-06-53

Основные характеристики и динамика параметров невербального и вербального поведения при сообщении истинной и ложной информации в различных экспериментальных ситуациях

Эффективность коммуникации между людьми зависит во многом от того, насколько хорошо ее участники отличают ложную информацию от правдивой. Умение отличить ложную информацию от правдивой, особенно важно для специалистов, чья профессиональная деятельность предполагает общение с людьми и контроль за их действиями, — сотрудников правоохранительных органов, управленцев, судей, работников таможенной службы. Эти умения нужны и сотрудникам спецслужб, одна из основных функций которых связана с необходимостью различения правды и лжи в своей профессиональной деятельности.

Как в социальной практике, так и в научных исследованиях, наблюдается все более возрастающий интерес к проблеме различных способов диагностики истинности-ложности сообщений. При этом, однако, отмечается неэффективность существующих методов детекции лжи, связанных с трудоемкостью процедуры и необходимостью использования технических средств. Кроме того полученные в экспериментах данные носят зачастую противоречивый характер (Наварро Д., 2009).

В связи с этим актуальной является проблема поиска надежных, быстрых и экономичных способов борьбы с преступностью (Романова Н.М., 2008). Кроме того, необходимо использовать научные познания в практике следственной деятельности (например, в ситуации проведения следственных действий).

В научной литературе по психологии представлены результаты исследований различных невербальных и вербальных признаков лжи. В качестве основополагающих для написания данной работы были использованы исследования отечественных и зарубежных авторов – В.А. Лабунской, А.Меграбян, О. Фрая, П. Экмана, С Б. Уолтерса, В.П. Белянина, Э.Л. Носенко, Е.И. Горошко и др. Данные этих исследований показали возможность изучения невербального и вербального поведения человека при произнесении лжи (Уолтерс С.Б., 2010)

При этом наиболее исследованной является проблема выявления особенностей невербального и вербального поведения человека при произнесении ложной информации. Однако наименее изученной является проблема выявления особенностей невербального и вербального поведения человека в ситуации стресса при произнесении ложной информации, а также их сравнительный анализ с особенностями невербального и вербального поведения человека при произнесении лжи в отсутствии стресс-фактора.

Указанные выше факторы привели к постановке проблемы исследования. Мы считаем, что имеются некоторые признаки невербального и вербального поведения человека, параметры которых могут достоверно отличаться в ситуациях произнесения человеком правдивой и ложной информации.

Цель исследования: сравнительный анализ параметров невербального и вербального поведения (динамика и основные характеристики) испытуемых при произнесении ими правдивой и ложной информации в экспериментальных ситуациях (нейтральная ситуация и ситуация с наличием дополнительного стресс-фактора).

В качестве диагностируемого параметра на основе изучения научной литературы по диагностике лжи были выбраны определенные признаки невербального (движения ног, движения рук, движения головы, движения корпусом) и вербального поведения человека (количество глаголов, количество прилагательных, скорость речи) в экспериментальных ситуациях (нейтральная ситуация и ситуация с наличием дополнительного стресс-фактора), связанные с необходимостью сообщения ложной и истинной информации. Выделяя такие вербальные признаки, мы опирались на исследования Э.Л. Носенко, Е.И. Горошко, В.П. Белянина. Выделяя такие невербальные признаки мы опирались на исследования С.Б. Уолтерса, П. Экмана, В.А. Лабунской, Дж. Наварро.

Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи:

—        Выявить параметры вербального и невербального поведения человека, идентифицирующие правдивую и ложную информацию.

—        Определить диагностически значимые параметры вербального и невербального поведения при произнесении лжи в различающихся экспериментальных ситуациях (нейтральная ситуация и ситуация с наличием дополнительного стресс-фактора).

  • Выявить сходства и различия в параметрах невербального и вербального поведения человека при произнесении лжи в различающихся экспериментальных ситуациях (нейтральная ситуация и ситуация с наличием дополнительного стресс-фактора).
  • Проследить динамику параметров вербального и невербального поведения при произнесении правды и лжи в различающихся экспериментальных ситуациях (нейтральная ситуация и ситуация с наличием дополнительного стресс-фактора).

Для достижения цели и решения поставленных задач были использованы следующие методы: эксперимент; наблюдение; статистические методы (парный Т – критерий Вилкоксона; линейная корреляция Пирсона)

Методологическая основа исследования: в данной работе используются положения системного и деятельностного подходов в изучении невербального и вербального поведения. В рамках последнего подхода невербальная коммуникация рассматривается как непосредственный канал передачи информации: физиологически невербальный канал передачи информации может существовать автономно от вербального. Такого подхода придерживаются западные психологи (Г. Келман, Э. Валенстайн, П. Экман, Р. Харрисон) ( Экман П., 2010).

Полученные результаты исследования могут быть использованы в рамках диагностики лжи в структурах правоохранительных систем (оперативно-розыскная и следственная деятельность).

Представленные в работе результаты экспериментального исследования позволяют выявить некоторые достоверные различия параметров невербального и вербального поведения человека при сообщении ложной и истинной информации в разных экспериментальных ситуациях.

 Согласно данным исследования, параметрами, идентифицирующими ложь, являются такие параметры вербального и невербального поведения как: количество глаголов (КГ), количество прилагательных (КП), движения левой ноги (ДЛН), движения правой ноги (ДПН).

Параметрами, идентифицирующими ложь в ситуации с наличием дополнительного стресс-фактора, являются такие параметры невербального и вербального поведения как: движения корпусом (ДК), движения головой (ДГ), движения правой ноги (ДПН), движения левой ноги (ДЛН), движения правой руки (ДПР), движения левой руки (ДЛР), количество глаголов (КГ).

Были выявлены различие и сходство параметров невербального и вербального поведения человека в экспериментальных ситуациях, связанных с произнесением лжи.

Отличия, заключается в том, что при произнесении лжи в ситуации с наличием дополнительного стресс-фактора интенсивность признаков невербального поведения: движения левой руки (ДЛР), движения левой ноги (ДЛН), движения правой ноги (ДПН) значимо возрастает, а также внутренняя структура параметров дополняется показателем движения корпусом (ДК).

Сходство, заключается в том, что и при произнесении лжи в обычной ситуации и при произнесении лжи в ситуации с наличием дополнительного стресс-фактора, внутренняя структура параметров невербального поведения показывает значимость таких параметров, как движения левой руки (ДЛР), движения правой руки (ДПР).

Вербальные параметры поведения: скорость речи (СР), количество глаголов (КГ), количество прилагательных (КП) – не являются диагностически значимыми при различении ситуации произнесения лжи в нейтральной ситуации и ситуации произнесения лжи в условиях действия дополнительного стресс-фактора.

Данные параметры невербального и вербального поведения требуют дальнейшего изучения с целью выделения факторов, проявляющихся при сообщении лжи в стрессовой ситуации.

Перспективы дальнейших исследований связаны с расширением эмпирической базы исследования и поиском иных индикаторов невербальных и вербальных проявлений человека в ситуации произнесения им ложной информации в разных ситуациях.

Основные признаки обмана

Основные невербальные признаки обмана, это некие субъективные признаки поведения лжеца. Но прежде чем собрать вместе все эти признаки обмана нам необходимо определиться, что же такое, эти невербальные признаки обмана.

Невербальные признаки, «невербалика» это все невербальные коммуникации человека, это сторона общения людей состоящая в обмене информацией между людьми без слов, при помощи мимики, жестов, поза, интонация, поведение человека и другие признаки. С понятием невербальных признаков обмана определились, идем дальше.

Невербальных признаков обмана существует много в этой статье мы остановимся на основных из них, но следует всегда помнить, что все эти признаки необходимо учитывать в контексте происходящих событий, не существует не одного верного признака лжи, если человек чешет нос – это не значит, что он вам врет. Все это работает тогда, когда есть страх наказания у вашего собеседника будь то потеря работы или другое наказание, только тогда человек ведет себя определенным образом.

Не существует не одного верного признака лжи, если человек чешет нос – это не значит, что он вам врет, все верно и ваша основная задача как верификатора лжи это набирать статистики, так называемых маркеров лжи для принятия решения, и так приступим.

Дыхание

Первое на что стоит обращать внимание это на дыхание вашего собеседника, запомните что лжец или причастное лицо ни как не может продышаться, ему не хватает кислорода, очень много выделяется адреналина. Человек не может продышаться, дыхание будет частое и поверхностное, числа дыхательных циклов вдох-выдох резко увеличивается.

Уменьшение слюнного секрета

У лжецов и причастных к нехорошим событиям людей, очень часто пересыхает горло. Увеличивается число жестов дескрипторов, жестов сглатывания, покашливания, понижение голосовой интонации особенно на неприятные вопросы.

Взгляд

Помните, что на опасные вопросы, на которые человек будет лгать он не отводит от вас взгляд, у него даже могут отсутствовать движения глазами. Когда человек врет, он будет внимательно смотреть на вас, чтобы оценить поверили вы его лжи или нет.

Бледность кожных покровов

Чем больше угроза наказания для человека, тем более бледный человек. Особенно бледность на лице хороша видна, когда вы задаете своему собеседнику опасные для него вопросы, окрас кожи может приобретать синевато – розовый оттенок.

Жесты адаптеры

Это жесты которые позволяют человеку адаптироваться к стрессу, прикосновение к себе, к предметам. Чем выше уровень стресса, чем больше страх от наказания, тем больше у вашего собеседника возникает число прикосновений к себе. Прикосновение к лицу, закрытие лица ладонями.

Асимметрия

В жестах и поведении человека начинают появляться разного рода асимметрии, говорящие о том, что человек чувствует себя достаточно дискомфортно.

Диссоциация

У человека появляются различного рода диссоциации, человек старается не отвечать на ваши вопросы, отодвигается от вас, сесть в направлении выхода. Диссоциация как психологический процесс, это не пустить вас в эту тему разговора, такая позиция позволяет человеку защитится от переполняющих его избыточных непереносимых эмоций.

Понижение голосовой интонации

Когда человек говорит не правду его голосовые связки становятся колом, происходит сдавливание гортани и происходит понижение голосовой интонации при ответе на ваш вопрос.

Пауза перед ответом

Помните, что при ответе на ваш вопрос, когда человек хочет ответить вам не правду, у него всегда в голове происходят два мыслительных процесса, сказать правду или солгать. Поэтому перед ответом на вопрос возникает более долгая пауза, особенно часто паузу перед ответом можно увидеть на первые вопросы вашей беседы или на вопросы прямого обвинения.

Увертки

Когда вы слышите разного рода увертки, когда ваш собеседник дает уклончивые, обобщенные ответы. Человек может опускать какую-то информацию, такая модель поведения тоже может говорить о лживых ответах вашего собеседника.

Нейтрализация

Человек просто замирает, контролирует себя и старается вам ничего не сообщить, движений будет минимальное количество, тем самым выдавая себя.

Подавление эмоций

Очень часто когда есть страх наказания, человек на неудобные вопросы пытается подавить свои эмоции, некоторые люди играют эмоции.

Микро выражения эмоций

Помните да, что эмоции на лице любого человека имеют одинаковое выражение, также у нас существует шесть базовых эмоций. С микро выражениями не все так просто, необходимо потратить много времени на тренировку, чтоб научиться их вычленять в процессе общения. Но даже не подготовленный человек может понять, что если человек говорит вам, что он очень рад вас видеть, а на его лице видны эмоции злости или отвращения, то тут скорее всего ложный посыл в ваш адрес.

Эмблематическая оговорка

Например, отвечая на вопрос, человек говорит вам, «нет я этого не делал», а головой совершает кивок как при положительном ответе «да», жестов эмблем огромное множество, для разных социальных групп они всегда разные. 

Набирайте статистику, а именно, сколько у вашего собеседника на протяжении беседы с вами проявилось маркеров обмана. Не виновный человек, который говорит правду в начале вашей беседы тоже может проявлять маркеры лжи, но если вы проводите беседу не агрессивно, то не виновный человек быстро ассоциируется и у него исчезают маркеры лжи. Лжец или виновный человек будет демонстрировать маркеры лжи на протяжении всей беседы с вами, человек может выбрать позицию нейтрализации и всю беседу с вами сидеть как каменный.

Задавайте больше вопросов, набирайте статистику и помните что поведение человека изменяется в зависемости от личности и ситуации, удачи.

Все подробности как проводить опросную беседу вы можете узнать в нашей компании.

Задать вопрос специалисту можно воспользовавшись формой обратной связи:

Задать вопрос

Язык жестов.

Невербальные признаки лжи, 9 способов проверки собеседника
Язык жестов. Невербальные признаки лжи, 9 способов проверки собеседника. Автор фото: Anastasia Gepp / pixabay.com

Многие ошибочно полагают, что язык является главным инструментом общения. Однако специалисты отмечают, что это не так. Словесное общение составляет лишь 40% от общего объема передаваемых друг другу сообщений, остальные 60% – это невербалика.

Как понять, когда нам говорят правду, а когда лгут? Когда перед нами уверенный человек, а когда – наоборот? Об этом в материале cheltv.ru.

Язык жестов: невербальные признаки лжи

Язык жестов. Невербальные признаки лжи, 9 способов проверки собеседника. Автор фото: mentatdgt / pexels.com

Специалисты по невербалике назвали признаки, которые сигнализируют об уверенности человека.

  • Человек, чувствующий уверенность в себе или доминирующий при контакте, позволяет себе закидывать руки за спину, садиться на стул, широко раздвинув ноги или вообще «развалившись» на нем.
  • Работает это и в обратную сторону: неуверенный в себе человек будет невольно сутулиться, прижимать руки к туловищу, опускать голову в пол.

Волнение от природы сложнее всего скрыть.

  • Если собеседник тянет пальцы в рот, грызет ручку, имеет «бегающий» взгляд. Все эти признаки особенно заметны при сильном волнении – достаточно вспомнить себя в школьные годы, когда учитель вызывал к доске.
  • Однако, если человек трогает подбородок, то это выдает в нем глубокую задумчивость, но не является признаком волнения.
Язык жестов. Невербальные признаки лжи, 9 способов проверки собеседника. Автор фото: Polina Zimmerman / pexels.com

У несогласия также есть свои жесты.

  • Внутреннее несогласие с позицией собеседника выдают скрещенные конечности.
  • Руки на поясе говорят о том, что человек с чем-то категорически не согласен и готов отстаивать свои интересы.
  • Если же оппонент не совершает никаких движений руками и не двигает пальцами, значит, он абсолютно спокоен.

 

Глаза собеседника

Чувствуя, что вам лгут, обращайте внимание на глаза собеседника.

  • Если зрачки смотрят непосредственно на вас и не двигаются в стороны, скорее всего, человек спокоен и говорит вам прямо, не пытаясь ничего скрыть.
  • Кроме того, чрезмерная эмоциональная активность является попыткой скрыть внутренние переживания, дополняя то, что было передано вам с помощью вербального общения.
Язык жестов. Невербальные признаки лжи, 9 способов проверки собеседника. Автор фото: Kaboompics .com / pexels.com

Разумеется, это лишь основные признаки, указывающие на то или иное эмоциональное состояние собеседника. Ни один из указанных признаков нельзя назвать на 100% верным, так как поведение людей кардинально отличается и зависит от ряда особенностей: склада ума, характера, уровня интеллекта и даже национально-культурных признаков.

Вредные привычки: чем опасны разные знаки зодиака

— Вербальные признаки того, что вы нравитесь парню

После знакомства с парнем, нескольких свиданий каждую девушку интересует, нравится ли она ему. И как же узнать, так ли это? А вот вам и ответ – по общению с ним, которое делится на два типа: вербальное и невербальное.

Невербальное – это различные жесты, мимика, иначе говоря – язык тела, а вербальное выражается, в основном, с помощью слов.

Все мы люди разные, характер и темперамент у каждого свой. И кто как может, так и выражает свои чувства. Мы рассмотрим, как мужчина с помощью вербального общения показывает девушке свою симпатию.

Стоит отметить, что вербальные признаки симпатии со стороны парня делятся на 2 типа: положительные и отрицательные. Начнем с позитива.

Положительные признаки

  1. Комплименты. Множество комплиментов сыпется в Ваш адрес.
  2. Мужчина много говорит о Вас, Ваших увлечениях, задает вопросы, с целью узнать Вас поближе.
  3. Он прямо или через Ваших знакомых и близких людей пытается больше узнать о Вашей личной жизни.
  4. В разговорах часто может затрагиваться тема семьи, детей, женитьбы.
  5. У молодого человека появляется желание познакомить Вас с его самым близким окружением, он сам поднимает этот вопрос первый.
  6. Не скрывает и не утаивает от Вас никакой информации о своей личной жизни. Честно отвечает на все Ваши вопросы.
  7. Если во время разговора мужчина замечает, что Вы в замешательстве и у Вас возникли трудности, то он предлагает решить Вашу проблему.
  8. Вы замечаете, что очень часто у вас возникают «случайные встречи» с человеком (посещение того же спортзала или любимого кафе, в то время, что и Вы). И он реагирует так, как будто впервые слышит, и не знал, что Вы здесь частый посетитель.

Отрицательные признаки

  1. Если случается так, что большую часть времени Ваш спутник тратит на какие-то приколы, подколы, сарказм, возможно, он просто скрывает свои чувства под маской, не зная, как иначе прикрыть свое стеснение и робость. Смотрите внимательнее, а не сразу обижайтесь на человека.
  2. Постоянные провокации, чтобы можно было завязать спор, и отстоять перед Вами свою точку зрения.
  3. Если вы много времени проводите вместе (на работе или институте), то этот человек наверняка будет бес проса брать Ваши личные мелкие вещи, например, ручку, карандаши, маркер и т.д. с единственной целью – привлечь Ваше внимание. 
  4. Если у вас есть общий круг знакомых, то парень, которому Вы нравитесь, может вроде, как и невзначай спросить: «Ну как там Ленка, еще не нашла себе нового хахаля? Так и будет всю жизнь в девках ходить?» Узнать же как-то про Вашу личную жизнь надо. Не лучший способ, но он имеет место быть.

Как видите, прекрасные дамы, мужчины бывают разные и по-разному пытаются привлечь внимание девушки, показать ей, что она им нравится. Кто-то выбирает более джентельменские примеры поведения, другие же занимаются ребячеством.

Главное – уметь расшифровать и увидеть, что находится под таким поведением, зачастую – это сильное желание пригласить Вас на свидание. 

Вербальные характеристики распознавания обмана в разных условиях проведения интервью Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

2019

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ПСИХОЛОГИЯ

Т. 9. Вып. 1

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ И ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

УДК 159.9; 159.9.072.432

Вербальные характеристики распознавания обмана в разных условиях проведения интервью

А. В. Шаболтас1, Ю. В. Гранская1, М. В. Халеева1, А. Врай2

1 Санкт-Петербургский государственный университет,

Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9

2 University of Portsmouth,

Great Britain, University House Winston Churchill Avenue Portsmouth Hampshire PO1 2UP

Для цитирования: Шаболтас А. В., Гранская Ю. В., Халеева М. В., Врай А. Вербальные характеристики распознавания обмана в разных условиях проведения интервью // Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология. 2019. Т. 9. Вып. 1. С. 45-56. https://doi. org/10.21638/11701/spbu16.2019.104

В статье представлены результаты российской части кросс-культурного исследования, проведенного в Санкт-Петербургском государственном университете в 2014-2015 гг. в рамках международного проекта изучения влияния переводчика на проведение интервью и вербальные характеристики распознавания обмана, осуществленного в Великобритании, США, Южной Корее и России. Цель исследования заключалась в выявлении различий между говорящими правду и обманывающими в ходе интервью с участием переводчика и на неродном (английском) языке. Были поставлены задачи: выявление вербальных характеристик обмана, оценка эффективности метода, поощряющего интервьюируемого к более подробному рассказу (аудиозапись-образец). Всего в экспериментальном исследовании приняли участие 65 человек обоего пола, средний возраст — 21,2 года. В процессе рандомизации участников распределяли на две группы — говорящих правду и обманывающих. В качестве основных параметров учитывались общее время ответов на вопросы, количество деталей, выражение сомнений в собственных словах и деталях воспоминаний. Результаты показали, что обманывающие лица сообщают меньше информации во всех условиях проведения интервью, менее охотно признаются в обрывочности своих воспоминаний. В ситуации интервью на неродном языке ввиду дефицита словарного запаса говорящие правду опрашиваемые демонстрируют краткость, что может восприниматься как признак обмана. Общающиеся на неродном языке участники, даже те, кто говорил правду, сомневаются в том, что в искренность их слов поверили. Прослушивание аудиозаписи-образца как метод,

© Санкт-Петербургский государственный университет, 2019

стимулирующий к сообщению большего количества информации во время интервью, показал свою эффективность, однако стоит учитывать, что и обманывающие в данном эксперименте после прослушивания аудиозаписи-образца также обогащают свой рассказ подробностями, что, возможно, связано с легкостью задания. Результаты данного исследования могут быть использованы в практической работе сотрудников силовых структур и судебной системы.

Ключевые слова: распознавание обмана, вербальные характеристики, экспериментальное исследование, психология лжи.

Введение

Проблема распознавания обмана обрела свою популярность среди психологов в XX в. , однако до сих пор отечественные и зарубежные исследователи не пришли к единому мнению относительно самого понятия обмана, его характеристик. Так, по мнению известного исследователя А. Врая, ложь определяется как «успешная или безуспешная намеренная попытка, совершаемая без предупреждения, с целью сформировать у другого человека убеждение, которое коммуникатор считает неверным» [1, с. 18]. П. Экман, автор множества книг и фильмов по тематике лжи, определял ее как «намеренное решение ввести в заблуждение того, кому адресована информация, без предупреждения о своем намерении сделать это» [2, с. 14]. Что касается отечественных исследователей, известный специалист в этой области В. В. Знаков дает свое определение лжи, согласно которому ложь — это намерение обмануть партнера путем утверждений, не соответствующих фактам, причем говорящий сам не верит в истинность утверждения. С позиций психологии понимания ложными оказываются не только те сообщения, в которых извращаются факты. Для квалификации лжи как психологической категории достаточно, чтобы один из партнеров по общению, высказывая какое-либо суждение, думал, что он лжет, т. е. считал, что умышленно искажает факты. Это утверждение может показаться парадоксальным, но человек может лгать, сообщая собеседнику истину [3, с. 11, 13]. А. К. Акименко утверждает, что ложь — это утверждение, заранее не совпадающее с истиной и сказанное так осознанно. В обыкновенной жизни ложь — это умышленная передача реальной и внутренней информации с целью убедить другого человека в том, что он сам считает неправдой [4, с. 45]. По мнению Ю. И. Холодного, понятие «ложь» — это сознательное искажение известной субъекту истины, где она представляет собой осознанный продукт речевой деятельности субъекта, имеющий своей целью ввести в заблуждение собеседника [5, с. 21].

Что касается распознавания обмана, исследователям не удалось выявить универсальных характеристик, отличающих обманщиков от людей, говорящих правду. Так, П. Экман основной акцент делает на невербальные характеристики обмана (телодвижения, мимику), вегетативные проявления. В качестве подтверждения тому, что мимическим проявлениям стоит уделять повышенное внимание, П. Экман говорит о «двойной жизни» лица, т. е. в мимике человека отражаются его реальные переживания, истинные чувства, в таком случае она не подвластна нашим намерениям, однако лицо может и лгать, когда человек научается контролировать его и не позволять истинным чувствам проявляться вовне, при необходимости обмануть человек может использовать заученные выражения лица, доведенные зачастую до уровня

автоматизма и выглядящие более чем правдоподобно. В качестве научного обоснования своей теории П. Экман ссылается на клинические данные, полученные физиологами, согласно которым за произвольные и непроизвольные мимические выражения отвечают разные области головного мозга; на эволюционную теорию и способность распознавать эмоции по выражениям лица независимо от возраста, пола, национальности и расы; большая роль отводится культурному аспекту мимических проявлений, так называемым «правилам лица», которые и ложатся в основу обмана. Зачастую люди вполне осознанно демонстрируют мимические проявления, скрывая истинные чувства и имитируя желательные. Большинство людей предполагают, что смогут заметить фальшь в лице другого, однако согласно проведенным экспериментальным исследованиям П. Экмана это не так: тонкие проявления, микродвижения лица остаются незамеченными [2, с. 70-73]. Что касается вербальных характеристик обмана, П. Экман относится к ним с недоверием, утверждая, что в первую очередь большое внимание лжеца будет уделено именно тексту ложного сообщения, истории, которую можно тщательно продумать, выучить наизусть и даже отрепетировать, доведя со совершенства. Одни авторы предлагают анализировать левую часть лица человека, истинность слов которого следует установить, поскольку, на их взгляд, именно левая часть хуже поддается сознательному контролю (и основанием здесь выступает асимметрия мозга, а именно то, что правое полушарие ответственно за эмоции и воображение, а левое — за интеллект и волевую регуляцию), другие отмечают эффективность аппаратных методов: полиграфа, измерителя тона голоса и др. (Д. Раскин, Д. Ликкен), валидность которых опровергается третьими [6]. Так, например, вызывает отдельный интерес исследование А. Эриксона и Ф. Ласерда, доказавших, что голосовые детекторы лжи являются лишь приборами, фиксирующими низкочастотные речевые сигналы, а не выявляющими не соответствующие истине сообщения [9]. А. Врай в качестве более надежных признаков лжи выделяет невербальные (вокальные) характеристики (повышение тона голоса и увеличение длительности пауз), валидность которых нашла свое подтверждение в ряде исследований под его руководством и других исследователей (Bond, Ekman), а также вербальные характеристики (количество информации, структурированность и логичность изложения и др.). Согласно результатам его многочисленных исследований как среди студентов учебных заведений, так и среди профессиональных изобличителей лжи, было выявлено, что обманывающие участники более кратки, их рассказ содержит меньше деталей, их ответы более уклончивы, неоднозначны, для них характерны негативные высказывания [1]. Более того, А. Врай использует метод оценки валидности утверждений с помощью критериального контент-анализа, который представляет собой ряд критериев, используемых для качественной оценки утверждений. При оценке утверждений Врай руководствуется предположением, что утверждение, в основе которого лежат воспоминания о реально произошедшем событии, качественно отличается от утверждения, в основе которого лежат вымысел или фантазия. К числу критериев, предложенных А. Враем для оценки утверждения, относятся следующие: «логическая структура», «количество подробностей», «описание взаимодействия», «неожиданные затруднения», «признание обрывочности собственных воспоминаний», «выражение сомнений в собственных словах» и др. Данные признаки более свойственны истинным утверждениям и гораздо реже встречаются в придуманных историях. В качестве объяснения данного феномена

выступает необходимость обманывающему человеку запомнить большое количество деталей и нюансов, мобилизовать интеллектуальные способности и познавательные процессы (память, внимание, представление и др. ).

Таким образом, мы можем заключить, что до сих пор не теряют своей актуальности исследования характеристик обмана, а опровержение результатов одних исследований результатами других лишь подогревает интерес к данной области. Более того, многообразие исследований определяется их прикладным значением.

В современном мире процессы глобализации затрагивают самые разные сферы общественных отношений, в том числе и правовую сферу. Все чаще участники следственных, судебных процессов не говорят на одном языке. В таких случаях, согласно нормам законодательства, к работе привлекаются переводчики, которые, в свою очередь, оказывают определенное влияние на ход интервью, на его результаты и на особенности распознавания ложной информации.

Проблема кросс-культурных особенностей исследования обмана начала интересовать специалистов сравнительно недавно. За ранней новаторской работой Bond и коллег о кросс-культурных аспектах обмана [7], в которой изучалась возможность фиксировать ложь на стыке культур, последовали более современные работы в этой области, в частности таких авторов, как Da Silva и Leach [8]. Однако следует отметить, что вышеупомянутые работы не имели своей целью выявить особенности влияния переводчика на ход интервью, что является одним из основных направлений данного исследования.

Исследования механизмов лжи показали, что говорящие правду обычно говорят более подробно, чем лжецы [9]. Возможно, лжецам не хватает воображения и способностей озвучить количество подробностей, доступное говорящим правду, или им не хотелось бы озвучивать подробности из страха [10].

Определенный интерес представляет также вопрос повышения информативности рассказа интервьюируемого в связи с предположением, что чем более подробным будет рассказ, тем больше вероятность выявить признаки обмана в его содержании.

Зарубежными коллегами было представлено и апробировано несколько методов, стимулирующих людей предоставлять больше подробностей во время интервью, среди которых введение молчаливого второго интервьюера, доброжелательного в течение интервью [12], или намеренное передразнивание интервьюируемого [14], а также другой способ мотивировать участников к более детальному рассказу — предоставление им подробной аудиозаписи-образца, являющейся примером описания/рассказа на тему, отличную от темы интервью. Результаты ранее проведенных исследований (Fisher, Vrij, Hope) подтверждают, что без подсказки интервьюируемые обычно не раскрывают все, что помнят, отчасти потому, что имеют неверное представление о том, насколько подробного ответа от них ожидают [15]. Данный метод мы также использовали в нашем исследовании и осуществили оценку его эффективности. Наше предположение относительно использования аудиозаписи-образца заключалось в том, что зачастую простой инструкции «Расскажите как можно более подробно» бывает недостаточно, интервьюируемый может сознательно опускать какие-то детали, считая их малозначимыми и необязательными, а аудиозапись-образец демонстрирует, насколько детализированным может быть рассказ, и позволяет участнику быть столь же педантичным в описании всех деталей.

Процедура исследования

В данной статье представлены результаты российской части кросс-культурного исследования, проведенного в Санкт-Петербургском государственном университете в 2014-2015 гг. в рамках международного проекта изучения влияния переводчика на проведение интервью и вербальные характеристики распознавания обмана, осуществленного в Великобритании, США, Южной Корее и России.

Цель исследования — выявление различий между говорящими правду и обманывающими в ходе интервью с участием переводчика и на неродном (английском) языке. Задачи: выявление вербальных характеристик обмана, оценка эффективности метода, поощряющего интервьюируемого к более подробному рассказу (аудиозапись-образец).

Гипотезы исследования:

1. Обманывающие сообщают меньше деталей во всех условиях проведения интервью (на родном языке и неродном языке при участии переводчика).

2. Метод аудиозаписи-образца повышает количество сообщаемой информации как у обманывающих, так и у говорящих правду во всех условиях проведения интервью.

Методы исследования: экспериментальный метод, интервью, адаптированный авторский опросник А. Врая.

Выборка и рандомизация. Всего в исследовании приняли участие 65 человек (13 мужчин и 52 женщины), средний возраст — 21,2 года. В процессе рандомизации участников распределяли на две группы: говорящих правду — 33 человека, обманывающих — 32. В интервью с переводчиком приняло участие 37 человек, без переводчика (на английском языке) — 28. Интервью на английском языке проводилось с участниками, имеющими уровень знания английского языка Intermediate (с хорошими знаниями грамматики и большим словарным запасом английского языка, благодаря чему в состоянии уверенно вести беседу на различные темы). С целью определения уровня владения участниками английским языком был разработан специальный тест на понимание английского языка. Участникам предлагалось прослушать короткую аудиозапись и ответить письменно на ряд вопросов, определяющих смысл прослушанного фрагмента. Участники имели возможность выбрать условия проведения интервью, и те, кто выбирал его на неродном языке, более высоко оценивали свои знания английского языка, так, уровень знания Intermediate среди участников интервью на неродном языке составлял 67 %, тогда как среди участников, которые выбрали условие интервью с переводчиком, лишь 36 %. Данная цифра, вероятно, отражает реальную картину, когда люди, хуже говорящие и понимающие иностранный язык, с большей вероятностью прибегают к услугам переводчика, если сталкиваются с необходимостью взаимодействовать с иностранцами в рамках правовых отношений, а тем более с сотрудниками силовых структур. Участники были рекрутированы посредством объявления о проведении эксперимента. Основную часть выборки составили студенты СПбГУ

Участников информировали о том, что они будут исполнять роль сотрудников службы безопасности, затем в индивидуальном порядке они смотрели видео секретной встречи, целью которой было определить подходящее место для разме-

щения шпионского устройства. Всех участников просили однократно посмотреть видео и как можно лучше запомнить его содержание. По окончании просмотра участников случайным образом делили на говорящих правду и обманывающих. Говорящие правду должны были быть абсолютно правдивыми в интервью. Обманывающих инструктировали давать ложную информацию о выбранном месте, где спрятано шпионское устройство, и его характеристиках. Перед интервью все участники заполняли опросник относительно уровня их мотивации к участию в эксперименте, оценки собственной успешности во время интервью, т. е. насколько они будут убедительны и не вызовут подозрений у интервьюера. Все материалы (видеоролик, инструктирование, опросники) были представлены на родном языке. Затем с участниками проводилось интервью на английском языке с интервьюером-англичанином или на родном языке с интервьюером-англичанином и переводчиком. Интервьюеры и переводчики не были осведомлены относительно статуса участника — обманывающий или говорящий правду — и должны были демонстрировать принятие, доброжелательность. Переводчиками выступали две женщины, свободно владеющие английским языком, перед ними стояла задача максимально дословно перевести ответ от первого лица, не прерывая вопроса интервьюера и ответа участника, допустимо было делать записи ответа. Всем участникам задавали одни и те же вопросы, касающиеся места размещения устройства и его технических характеристик, после чего участникам предлагали прослушать аудиозапись-образец (историю на отвлеченную тему длительностью 1,5 мин как пример подробного рассказа) и задавали те же вопросы повторно, прося быть столь же подробными в своем изложении, как рассказчик в только что прослушанной записи. После интервью участники заполняли опросники относительно оценки своей убедительности, подробности рассказа, а также отношения интервьюера и переводчика (при его наличии) к процедуре интервью и участнику лично. Все интервью записывались на аудио- и видеоносители, впоследствии кодировались и анализировались. С целью более точного анализа все интервью транскрибировались и изучались в форме печатного текста. Персональная информация участников нигде не была указана. Данное экспериментальное исследование было одобрено этическими комитетами СПбГУ (Россия) и Университета Портсмута (Великобритания).

Обработка интервью осуществлялась с помощью предложенного Стеллером и Кенкеном в адаптации А. Врая метода критериального контент-анализа (КАУК), который представляет собой оценку содержательных и качественных характеристик утверждения [1, с. 144]. При анализе результатов экспериментального исследования, проводимого на российской выборке, были выбраны основные критерии — общее время ответов, количество деталей рассказа, сомнение в собственных словах и мнемических способностях. А. Враем было проведено обучение российских экспериментаторов кодированию ответов по критерию «количество деталей рассказа» (одна деталь учитывается однократно, повторение ее далее в тексте не учитывается, деталью считается описание объективных характеристик объектов, пространства, произошедших событий, описание эмоции, возникшей в момент описываемого события; умозаключения, догадки, описание мыслей и эмоций, возникших после описываемого события, деталью не считаются и не учитываются).

Результаты российской части международного исследования и обсуждение

Для проверки гипотез были использованы однофакторный дисперсионный анализ АЫОУА и дисперсионный анализ с повторными измерениями. При использовании АЫОУА в качестве факторов были выбраны этап эксперимента (до и после прослушивания аудиозаписи-образца), статус участника (обманывающий/говорящий правду) и условие интервью (на неродном (английском), на родном языке с участием переводчика), в качестве зависимых переменных выступали общее количество деталей рассказа, количество деталей до и после прослушивания аудиозаписи-образца, общее время ответов. Во всех условиях проведения интервью общее время ответов (в мин) участников, говорящих правду (М = 29,56), было больше, чем у обманывающих (М = 20,1), на высоком уровне статистической значимости (Б = 21,217, Р < 0,000). Общее количество деталей, сообщаемых говорящими правду участниками (М = 113,46), также было больше, чем у лжецов (М = 88,5), на высоком уровне статистической значимости (Б = 5,874, Р < 0,018) во всех условиях проведения интервью. Результаты представлены в табл. 1.

Таблица 1. Сравнение говорящих правду и обманывающих участников по показателям «общее время интервью» и «количество деталей»

Показатель Позиция участника M s F P

Общее время интервью Говорящий правду 29,56 10,63 21,217 0,000

Обманывающий 20,1 7,92

Количество деталей Говорящий правду 113,46 39,98 5,874 0,018

Обманывающий 88,5 40,692

Если говорить о различиях в количестве деталей при разных условиях проведения интервью, результаты следующие: больше всего деталей сообщают говорящие правду участники в интервью с переводчиком (М = 130,26), меньше — лжецы в интервью с переводчиком (М = 105,73), еще меньше — говорящие правду в интервью на неродном языке (М = 90,67), меньше всего деталей в рассказе обманывающих в интервью на неродном языке (М = 66,36), однако данные различия в группах не достигают уровня статистической значимости (Б = 0,260, Р < 0,612). Таким образом, мы можем заключить, что в ситуации интервью на неродном языке ввиду дефицита словарного запаса говорящие правду опрашиваемые демонстрируют краткость, что может восприниматься как признак обмана. Результаты исследования, проведенного С. Эванс в 2014 г., показывают, что участники интервью на неродном языке через переводчика, независимо от своего статуса «говорящего правду» или «обманывающего», сообщают меньше информации, чем участники, общавшиеся с интервьюером на родном языке [12].

Что касается критерия «признание обрывочности своих воспоминаний», на высоком уровне статистической значимости (Б = 11,673, Р < 0,001) говорящие правду участники чаще признавались, что не помнят каких-то моментов (М = 2), в то

время как обманывающие с гораздо меньшей охотой признавались в этом (М = 0,56) во всех условиях проведения интервью. Согласно результатам ранее проведенных зарубежных исследований, обманывающие стараются избегать демонстрации собственной забывчивости, поскольку рассматривают эту особенность как основание для подозрений в правдивости их слов. Различий между говорящими правду и обманывающими по критерию «сомнение в собственных словах» на уровне статистической значимости не выявлено. Таким образом, можно сделать вывод, что на российской выборке гипотеза 1 подтверждается, поскольку при равных условиях проведения интервью количество деталей, сообщаемых говорящими правду участниками, больше, чем сообщаемых обманывающими.

58 % участников признались, что после прослушивания аудиозаписи-образца они поняли, что их собственный рассказ был недостаточно подробным. Количество деталей, сообщаемых говорящими правду участниками до прослушивания аудиозаписи-образца (М = 52,85), на статистически значимом уровне (Б = 7,203, Р < 0,009) больше, чем сообщаемых обманывающими (М = 38,31) при всех условиях проведения интервью, однако после прослушивания аудиозаписи количество деталей, сообщаемых как говорящими правду, так и обманывающими участниками, повышается (М = 60,61 и М = 50,19 соответственно, Б = 2,946, Р < 0,091). Таким образом, различий на значимом уровне между говорящими правду и обманывающими по данному критерию нет. Согласно результатам исследований, проведенных в 2012 г. Хирн, Фишером и Кэрол, участники, прослушивающие аудиозапись как пример подробного рассказа, также повышают информативность своего ответа [13].

Аудиозапись-образец повышает информативность рассказа и может использоваться как метод, стимулирующий опрашиваемого сообщать больше информации. Гипотеза 2 подтверждается.

Однако разница в упоминании подробностей у обманывающих и говорящих правду не стала заметнее после прослушивания аудиозаписи-образца. Мы полагали, что говорящие правду дадут более подробный ответ, чем обманывающие, поскольку последним, возможно, будет сложнее добавить столько же подробностей к своему исходному ответу, как говорящим правду. В данном исследовании обманывающих просили исказить информацию, касающуюся просмотренного видеоролика, что могло составить для них слишком простую задачу, поскольку видео содержало достаточно много информации и, соответственно, возможностей для ее искажения. Использование более сложного задания — предмет для изучения в будущем исследовании.

Нами также были проанализированы данные авторского опросника по шкалам «мотивация», «оценка своей успешности до участия в интервью», «оценка своей успешности после участия в интервью»; критерием успешности в данном случае выступала внутренняя убежденность в том, что интервьюер поверил участнику, не усомнился в искренности его слов. На уровне статистической значимости (Б = 9,249, Р < 0,003) субъективная оценка своей успешности во время интервью уже после его прохождения как у обманывающих, так и у говорящих правду участников в условиях, когда интервью проходило на неродном языке (английском), гораздо ниже (М = 1,82), чем в условиях, когда интервью проходило на родном языке с участием переводчика (М = 2,49), при максимальном значении 4. Таким образом, мы

можем заключить, что общающиеся на неродном языке участники, даже те, кто говорил правду, сомневаются в том, что в искренность их слов поверили.

Что касается критерия мотивации, участники эксперимента демонстрировали достаточно высокую мотивацию на успешное выполнение задания (М = 2,98 по 4-балльной шкале), различий на статистически значимом уровне между говорящими правду и обманывающими участниками в разных условиях проведения интервью выявлено не было, однако следует отметить, что обманывающие, взаимодействующие с интервьюером на неродном языке, были более мотивированы на успешное выполнение задания (М = 3,29), чем в условиях присутствия переводчика (М = 2,94), и выше, чем говорящие правду участники в обоих условиях проведения интервью (М = 2,93 в интервью на неродном языке и М = 2,84 в интервью с переводчиком, Б = 0,539, Р < 0,466).

Также нами были исследованы показатели субъективной оценки участниками своих ответов на вопросы, задаваемые во время интервью, с позиции правдивости/ лживости (в процентном соотношении), статистически значимых различий выявлено не было, однако наличие переводчика во время интервью провоцирует увеличение объема информации, не соответствующей истине, как у обманывающих, так и у говорящих правду участников, задачей которых было сообщить исключительно правдивую информацию, не искажая ее.

Выводы

В целом результаты проведенного исследования подтверждают данные, полученные зарубежными специалистами в области распознавания обмана, о том, что обманывающие лица характеризуются большей краткостью в своих ответах, сообщают меньше информации, чем люди, говорящие правду; лжецы не склонны признаваться в своей забывчивости относительно тех или иных фактов или событий, возможно, предполагая, что таким образом могут вызвать подозрения в истинности своих слов. Общение на неродном языке значительно сокращает объем информации, сообщаемой как говорящими правду людьми, так и обманывающими, таким образом, с целью распознавания обмана, в том числе в правовом поле, целесообразно прибегать к услугам переводчика, однако присутствие переводчика провоцирует увеличение объема информации, не соответствующей истине, что также необходимо учитывать при организации работы.

Аудиозапись-образец как метод, стимулирующий опрашиваемого сообщать больше информации, показал свою эффективность в интервью как на неродном языке, так и с участием переводчика и может быть использован в практической деятельности, однако стоит учитывать, что и обманывающие в данном эксперименте после прослушивания аудиозаписи-образца также обогащают свой рассказ подробностями, возможно, это связано с легкостью задания.

На следующем этапе с целью уточнения полученных результатов и выявления различий между обманывающими и говорящими правду участниками в разных условиях проведения интервью планируется проведение исследования с усложнением условий эксперимента в части когнитивной нагрузки на участников, проведение интервью на родном (русском) языке, а также при разработке дизайна исследования планируется уделить внимание выравниванию выборки по гендерному признаку.

Литература

1. Фрай О. Ложь: три способа выявления. СПб.: Прайм-Еврознак, 2006. 286 с.

2. Экман П. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. Серия: Сам себе психолог. СПб.: Питер, 2010. 196 с.

3. Знаков В. В. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания // Вопросы психологии. 1993. № 2. C. 9-17.

4. Акименко А. К. Ложь в системе социально-психологической адаптации // Вопросы психологии. 2000. № 4. С. 45-49.

5. Холодный Ю. И. Полиграфы (детекторы лжи) и безопасность. Справочная информация и рекомендации. Серия «Библиотека полиграфа». Вып. 1. М.: Мир безопасности, 1998. 221 с.

6. Пиков И. Е. Проблемы использования нетрадиционных способов распознавания лжи на предварительном следствии // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. 2009. № 114. URL: https:// cyberleninka.ru/article/n/problemy-ispolzovaniya-netraditsionnyh-sposobov-raspoznavaniya-lzhi-na-predvaritelnom-sledstvii (дата обращения: 14.09.2018).

7. Bond C. F., Rao S. R. Lies travel: Mendacity in a mobile world. In P. A. Granhag & L. A. Stromwall (Eds). Deception detection in forensic contexts. Cambridge, England: Cambridge University Press, 2004. P. 127-147.

8. Da Silva C. S., Leach A. M. Detecting deception in second language speakers // Legal and Criminological Psychology. 2013. N 18. P. 115-127.

9. Eriksson A., Lacerda F. Charlantry in forensic speech science: A problem to be taken seriously // International Journal of Speech Language and the Law. 2007. Vol. 14. N 2. P. 169-193.

10. Masip J., Sporer S., Garrido E., Herrero C. The detection of deception with the reality monitoring approach: A review of the empirical evidence // Psychology, Crime & Law. 2005. N 11. P. 99-122.

11. Nahari G., Vrij A., Fisher R. P. Exploiting liars’ verbal strategies by examining the verifiability of details // Legal and Criminological Psychology. 2014. N 19. P. 227-239.

12. Ewens S., Vrij A., Leal S., Mann S., Jo E., Fisher R. P. The effect ofinterpreters on eliciting information, cues to deceit and rapport // Legal and Criminological Psychology. 2014. doi: 10.1111/lcrp.12067.

13. Hirn D. E., Fisher R. P., Carol R. N. Use of a hybrid interview method to retrieve memories created during decision making. Paper presented at American Psychology Law Society Conference, San Juan, Puerto Rico. 2012.

14. Shaw D. J., Vrij A., Leal S., Mann S., Hillman J., Granhag P. A., Fisher R. P. Mimicry and investigative interviewing: Using deliberate mimicry to elicit information and cues to deceit // Journal of Investigative Psychology and Offender Profiling. 2015. Vol. 12, N 3. P. 217-230.

15. Fisher R. P. Interviewing cooperative witnesses // Legal and Criminological Psychology. Vol. 15, N 1. P. 25-38.

Статья поступила в редакцию 12 октября 2018 г.

Статья принята к публикации 10 декабря 2018 г.

Контактная информация:

Шаболтас Алла Вадимовна — канд. психол. наук, доц.; [email protected]

Гранская Юлиана Викторовна — канд. психол. наук, доц.; [email protected]

Халеева Мария Владимировна — ст. преп.; [email protected]

Врай Алдерт — PhD, проф.; [email protected]

Verbal characteristics of lie detection in different conditions of the interview

A. V. Shaboltas1, J. V. Granskaya1, M. V. Khaleeva1, A. Vrij2

1 Saint Petersburg State University,

7-9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034, Russian Federation

2 University of Portsmouth,

University House Winston Churchill Avenue Portsmouth Hampshire PO1 2UP, Great Britain

For citation: Shaboltas A. V., Granskaya J. V., Khaleeva M. V., Vrij A. Verbal characteristics of lie detection in different conditions of the interview. Vestnik of Saint Petersburg University. Psychology, 2019, vol. 9, issue 1, pp. 45-56. https://doi.org/10.21638/11701/spbu16.2019.104 (In Russian)

The article presents the results of the Russian part of the international research, conducted in St. Petersburg State University in 2014-2015, of verbal characteristics of lie detection in the interview in a foreign language and native language with the participation of an interpreter which was held in Great Britain, USA, South Korea and Russia. The aim of the research was to find the differences between liars and truth tellers in the interpreter-based interview and interview in a foreign language (English). The aim was to find out verbal characteristics of a lie, to estimate the effectiveness of Model Statement (a method which encourages a person to say more information). Sixty-five participants both genders were enrolled in the study. All participants were randomized into two groups — liars and truth tellers. As the main criteria were used the total time of answers, the number of details, the expression of doubt in words and fragmentary memories. The results showed that liars report less information in all interviewing conditions, less willingly admit that they forgot some information. In the interview in foreign language due to lack of vocabulary truth tellers either report less information, so, they can be treated as liars. Participants who had to talk in a foreign language, even those who spoke the truth, doubt that their words were treated as truthful. Listening to a sample audio record as a method which helps to encourage the amount of information during the interview showed its effectiveness, though in this experiment liars either provide more information and more details which can be related to an easy task. The results of the research can be used in the work of law enforcement and judicial personnel.

Keywords: lie detection, verbal characteristics, experimental research, a psychology of lie. References

1. Frai O. Lozh’: tri sposoba vyiavleniia [Detecting Lies and Deceit]. St. Petersburg, Praym-Euroznak Publ., 2006, 286 p. (In Russian)

2. Ekman P. Psikhologiia Izhi. Obmani menia, esli smozhesh’ [Psihologija Izhi. Obmani menja, esli smozhesh’]. Seriia: Sam sebe psikholog. St. Petersburg, Piter Publ., 2010, 196 p. (In Russian)

3. Znakov V. V. Nepravda, lozh’ i obman kak problemy psikhologii ponimaniia [Falsehood, lie and deception as problems of understanding psychology]. Voprosy psihologii [Questions of psychology], 1993, no. 2, pp. 9-17. (In Russian)

4. Akimenko A. K. Lozh’ v sisteme sotsial’no-psikhologicheskoi adaptatsii [Lies in the system of socio-psychological adaptation]. Voprosy psihologii [Questions of psychology], 2000, no. 4, pp. 45-49. (In Russian)

5. Kholodnyi Iu. I. Poligrafy (detektory lzhi) i bezopasnost’: spravochnaia informatsiia i rekomendatsi. Seriya «Biblioteka poligrafa» [Polygraphs (lie detectors) and safety: background information and recommendations. Library of Polygraph examiner]. Issue 1. Moscow, Mir Bezopasnosti Publ., 1998, 221 p. (In Russian)

6. PikovI. E. Problemy ispol’zovaniia netraditsionnykh sposobov raspoznavaniia lzhi na predvaritel’nom sledstvii [Problems of using non-traditional ways of lie detection in the investigation]. Izvestiya RSPU of A. I. Herzen, 2009, no. 114. Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-ispolzovaniya-netraditsi-onnyh-sposobov-raspoznavaniya-lzhi-na-predvaritelnom-sledstvii (accessed: 14.09.2018). (In Russian)

7. Bond C. F., Rao S. R. Lies travel: Mendacity in a mobile world. In P. A. Granhag & L. A. Stromwall (Eds). Deception detection in forensic contexts. Cambridge, England, Cambridge University Press, 2004, pp. 127-147.

8. Da Silva C. S., Leach A. M. Detecting deception in second language speakers. Legal and Criminological Psychology, 2013, no. 18, pp. 115-127.

9. Eriksson A., Lacerda F. Charlantry in forensic speech science: A problem to be taken seriously. International Journal of Speech Language and the Law, 2007, vol. 14, no. 2, pp. 169-193.

10. Masip J., Sporer S., Garrido E., Herrero C. The detection of deception with the reality monitoring approach: A review of the empirical evidence. Psychology, Crime & Law, 2005, no. 11, pp. 99-122.

11. Nahari G., Vrij A., Fisher R. P. Exploiting liars’ verbal strategies by examining the verifiability of details. Legal and Criminological Psychology, 2014, no. 19, pp. 227-239.

12. Ewens S., Vrij A., Leal S., Mann S., Jo E., & Fisher R. P. The effect of interpreters on eliciting information, cues to deceit and rapport. Legal and Criminological Psychology, 2014. doi: 10.1111/lcrp.12067.

13. Hirn D. E., Fisher R. P., & Carol R. N. Use of a hybrid interview method to retrieve memories created during decision making, Paper presented at American Psychology Law Society Conference, 2012, San Juan, Puerto Rico.

14. Shaw D. J., Vrij A., Leal S., Mann S., Hillman J., Granhag P. A., Fisher R. P. Mimicry and investigative interviewing: Using deliberate mimicry to elicit information and cues to deceit. Journal of Investigative Psychology and Offender Profiling, 2015, vol. 12, no. 3, pp. 217-230.

15. Fisher R. P. Interviewing cooperative witnesses. Legal and Criminological Psychology, vol. 15, no. 1, pp. 25-38.

Received: October 12, 2018 Accepted: December 10, 2018

Author’s information:

Alla V. Shaboltas — PhD, associate professor; [email protected]

Juliana V. Granskaya — PhD, associate professor; [email protected]

Maria V. Khaleeva — senior lecturer; [email protected]

Aldert Vrij — PhD, professor; [email protected]

4 вербальных и невербальных сигналов в общении в малых группах

Глава 4 показывает как гендер и язык пересекаются, а также как вербальный и невербальный информация работает вместе, чтобы помочь получателю интерпретировать то, что имеет в виду отправитель. В Глава предназначена для повышения осведомленности учащихся об основах общения принципы языка и невербального поведения, чтобы они могли изменить свое поведение целесообразно в небольших группах.

  1. Эффективное обсуждение требует надлежащего использования язык.Для достижения координации люди должны работать, чтобы обеспечить что одни и те же слова относятся к одним и тем же референтам.
  2. Язык и культура связаны часто сложными способами. Наши языки помогают формировать то, как мы встречаемся, и придают смысл нашим миры, и наши культуры помогают придать смысл нашему языковому поведению.
  3. Проблемы с языком и недопонимание включать обход, отсутствие ясности и эмоциональные слова, которые стигматизируют другие, все из которых следует распознавать и избегать.
  4. Поскольку вы не можете перестать посылать невербальные сигналы, вы не можете или общаться в присутствии других членов группы. По своей природе невербальные сигналы неоднозначны. Когда словесно и невербальные сигналы противоречат друг другу, большинство воспринимающих доверяют своим интерпретация невербальных, а не вербальных сигналов.
  5. Язык и невербальные сигналы действуют совместно. Невербальные сигналы передают эмоции, устанавливают отношения между участниками, дополняют и уточняют словесные выражения, заменять слова и регулировать ход разговора.
  6. Интерпретация невербальных сигналов очень высока. культурно зависимый. В частности, основные категории невербальных сигналов относящиеся к небольшим группам, включают внешний вид; пространственные отношения, сидение расположения и расстояния; зрительный контакт; выражения лица; тело движения и жесты; голосовые реплики; время; и прикоснуться.

Вопросы уточнить

1. Дайте пример обхода .

2.Какие факторы способствуют неоднозначности в общение, и как члены группы могут помочь сохранить ясность сообщений?

3. Каковы основные принципы группы участники могут следить, чтобы помочь организовать свои замечания?

4. Что означает фраза, которую вы не можете передать не в контексте общение в небольшой группе?

5. Как невербальные сигналы заменяют словесные сигналы? Приведите один пример того, как это происходит в малых группах.

Светоотражающий написание тем для подготовки к обсуждению

1.Какие бывают вербальные коммуникативные привычки Вас больше всего расстраивает, и почему?

2. Как вы справляетесь, когда кто-то Вас смущает абстрактный или высокотехничный язык? Вы довольны своим способ справиться с этим? Если нет, что еще вы могли сделать?

3. Какова внешность? (например, одежда, прическа, форма и размер тела, осанка и т. д.) влияют на ваше восприятие и чувства к этому человеку?

4. Какие физические и другие невербальные характеристики указывают на то, что кто-то будет ценным членом группы?

5.Когда члены вербальные и невербальные сигналы непоследовательны, что вы обычно делаете и почему?

6. Каковы некоторые примеры сексизма? язык вы заметили?

7. Насколько вам комфортно с неоднозначными направления (например, когда инструктор дает вам общие указания для назначение, но в основном позволяет вам устанавливать собственные цели и методы их достижение)? Как ваш уровень комфорта в условиях неопределенности влияет на других? люди в группе, к которой вы принадлежите?

8.Для женщин: какие типичные мужчины поведение расстраивает вас больше всего, и почему?

Для мужчин: Какие виды типичного женского поведения расстраивают вас больше всего, и почему?

Речь 225 / Бакстонское исследование Руководство и обзор экзамена

Вербальные и невербальные характеристики активных слушателей

Межличностные навыки — это инструменты, которые вы используете для взаимодействия и общения с коллегами, клиентами и поставщиками в организационной среде.Отличительная черта успешных сотрудников — сильные навыки межличностного общения. Каждый сотрудник должен овладеть более чем десятью важными навыками межличностного общения.

Одним из важных навыков межличностного общения является слушание. Активное слушание.

Что такое активное слушание?

Активное слушание означает способность или привычку слушать говорящего с полной концентрацией, используя все свои чувства. Активное слушание — неотъемлемая часть навыков межличностного общения. Этот навык нужно развивать через дисциплинированную практику, поскольку это не то, с чем мы родились.Терпение — ключ к успешному развитию способности к активному слушанию.

Каковы характеристики активных слушателей?

Активное слушание включает в себя ряд вербальных и невербальных знаков. Однако все эти признаки могут не подходить для каждой ситуации. Например, громкий плач не подходит для веселой ситуации. Проще говоря, использование следующих признаков активного слушания может варьироваться в зависимости от ситуации.

Невербальные характеристики активного слушателя

Развитие зрительного контакта и физическая осанка — важные качества любого активного невербального слушателя.

  • Развитие зрительного контакта

    Активный слушатель всегда поощряет говорящего, развивая зрительный контакт, смешанный с улыбками или выражением лица, которое соответствует ситуации.

  • Физическая поза

    Физическая поза — это еще одна важная характеристика активного слушателя.Во время сеансов межличностного чата большинство активных слушателей склонны в некоторой степени наклоняться вперед и проявлять большой интерес к вашему разговору.

Вербальные характеристики активного слушателя

Помимо невербальных характеристик, вербальные характеристики важны для развития навыков активного слушания.

  • Вспоминая

    Постарайтесь вспомнить вещи или моменты, упомянутые говорящим.Если к концу выступления вы сможете вспомнить даже некоторые из них, значит, вы хороший активный слушатель.

  • Вопросы и ответы

    Вопросы и ответы — также хороший способ обеспечить активное слушание. Активный слушатель всегда будет спрашивать вас о чем-то из вашего выступления. Другими словами, вы должны задавать вопросы говорящему, чтобы доказать, что вы активно слушаете говорящего. С другой стороны, говорящий также может спросить вас о том, о чем он или она говорит, чтобы проверить, слушаете ли вы его или нет.

Прослушивание проводилось как неотъемлемая часть «коммуникационной цепочки». Общение с другим человеком — улица с двусторонним движением. Необходимо понимать, что другая сторона заявляет и просит, и это может быть сделано путем активного слушания через доступные вербальные и невербальные характеристики. Обладая сильными навыками слушания, каждый сможет эффективно общаться со второй стороной и, таким образом, будет в сильной позиции для достижения своих целей.

В ответ на вспышку COVID-19 Potential.com предлагает людям бесплатный доступ к нашей библиотеке будущих навыков (более 20 курсов), чтобы поддержать вас во время вспышки COVID. Это ваш шанс получить необходимые навыки, которые помогут вам подготовиться к будущей работе. Зарегистрируйтесь сейчас бесплатно, используя свои данные и код купона: possiblereader .

Нажмите здесь, чтобы зарегистрироваться (купон встроен).

Невербальное общение и язык тела

общение

Выражение лица, жесты, поза и тон голоса являются мощными инструментами общения.Вот как читать и использовать язык тела, чтобы наладить отношения дома и на работе.

Что такое язык тела?

Хотя ключ к успеху как в личных, так и в профессиональных отношениях лежит в вашей способности хорошо общаться, громче всего говорят не слова, а ваши невербальные сигналы или «язык тела». Язык тела — это использование физического поведения, выражений и манер невербального общения, часто инстинктивно, а не сознательно.

Осознаваете ли вы это или нет, когда вы взаимодействуете с другими, вы постоянно подаете и получаете бессловесные сигналы. Все ваши невербальные поступки — жесты, поза, тон голоса, зрительный контакт — посылают убедительные сообщения. Они могут успокаивать людей, укреплять доверие и привлекать к вам других или могут обидеть, запутать и подорвать то, что вы пытаетесь передать. Эти сообщения не прекращаются, когда вы перестаете говорить. Даже когда вы молчите, вы все равно общаетесь невербально.

В некоторых случаях то, что исходит из вашего рта, и то, что вы говорите языком тела, могут быть двумя совершенно разными вещами. Если вы говорите одно, а язык тела говорит другое, ваш слушатель, скорее всего, почувствует, что вы ведете себя нечестно. Если вы скажете «да», качая головой, например, нет. Столкнувшись с такими смешанными сигналами, слушатель должен выбрать, верить ли вашему вербальному или невербальному сообщению. Поскольку язык тела — это естественный бессознательный язык, который передает ваши истинные чувства и намерения, они, скорее всего, выберут невербальное сообщение.

[Читать: Эффективное общение]

Однако, улучшая свое понимание и использование невербального общения, вы можете выражать то, что вы на самом деле имеете в виду, лучше общаться с другими и строить более прочные и полезные отношения.

Важность невербального общения

Ваши невербальные коммуникативные сигналы — то, как вы слушаете, смотрите, двигаетесь и реагируете, — говорят человеку, с которым вы общаетесь, заботитесь ли вы, правдивы ли вы и насколько хорошо ты слушаешь.Когда ваши невербальные сигналы совпадают со словами, которые вы говорите, они повышают доверие, ясность и взаимопонимание. Когда они этого не делают, они могут вызвать напряжение, недоверие и замешательство.

Если вы хотите научиться лучше общаться, важно стать более чувствительным не только к языку тела и невербальным сигналам других людей, но и к себе.

Невербальное общение может играть пять ролей:
  • Повторение: Оно повторяет и часто усиливает сообщение, которое вы говорите устно.
  • Противоречие: Это может противоречить сообщению, которое вы пытаетесь передать, тем самым показывая вашему слушателю, что вы, возможно, говорите неправду.
  • Замена: Может заменять устное сообщение. Например, выражение вашего лица часто передает гораздо более яркое сообщение, чем слова.
  • Дополнение: Может дополнять или дополнять ваше устное сообщение. Если вы как начальник похлопываете сотрудника по спине, помимо похвалы, это может усилить воздействие вашего сообщения.
  • Акцент: Может акцентировать или подчеркивать словесное сообщение. Например, удары по столу могут подчеркнуть важность вашего сообщения.

Источник: Важность эффективных коммуникаций , Эдвард Г. Вертхайм, Ph.D.

Типы невербального общения

Множество различных типов невербального общения или языка тела включают:

Выражение лица. Человеческое лицо чрезвычайно выразительно, способно передать бесчисленные эмоции, не сказав ни слова.И в отличие от некоторых форм невербального общения, мимика универсальна. Выражения лица счастья, печали, гнева, удивления, страха и отвращения одинаковы во всех культурах.

Движение тела и осанка. Подумайте, как на ваше восприятие людей влияет то, как они сидят, ходят, стоят или держат голову. То, как вы двигаетесь и держитесь, передает миру огромное количество информации. Этот тип невербального общения включает вашу позу, осанку, стойку и тонкие движения, которые вы делаете.

Жесты. Жесты вплетены в ткань нашей повседневной жизни. Вы можете махать рукой, указывать, манить или использовать руки во время спора или оживленной речи, часто выражаясь жестами, не задумываясь. Однако значение некоторых жестов может сильно отличаться в зависимости от культуры. В то время как знак «ОК», сделанный рукой, например, обычно передает положительный сигнал в англоязычных странах, он считается оскорбительным в таких странах, как Германия, Россия и Бразилия.Поэтому важно соблюдать осторожность при использовании жестов, чтобы избежать неправильного толкования.

Попадание в глаза. Поскольку зрительное восприятие является доминирующим для большинства людей, зрительный контакт является особенно важным видом невербального общения. То, как вы смотрите на кого-то, может передать много вещей, включая интерес, привязанность, враждебность или влечение. Зрительный контакт также важен для поддержания разговора и оценки интереса и реакции собеседника.

Сенсорный. Мы много общаемся с помощью прикосновений. Подумайте о самых разных сообщениях, которые дают, например, слабое рукопожатие, теплое медвежье объятие, покровительственное похлопывание по голове или контролирующий захват руки.

Космос. Вы когда-нибудь чувствовали себя некомфортно во время разговора из-за того, что другой человек стоял слишком близко и вторгался в ваше пространство? У всех нас есть потребность в физическом пространстве, хотя эта потребность различается в зависимости от культуры, ситуации и близости отношений.Вы можете использовать физическое пространство для передачи множества различных невербальных сообщений, включая сигналы близости и привязанности, агрессии или доминирования.

Голос. Дело не только в том, что вы говорите, это как вы говорите . Когда вы говорите, другие люди «читают» ваш голос в дополнение к вашим словам. Они обращают внимание на то, как вы рассчитываете время и темп, насколько громко вы говорите, ваш тон и интонацию, а также звуки, передающие понимание, такие как «ага» и «ага».Подумайте, как ваш тон голоса может указывать на сарказм, гнев, привязанность или уверенность.

Можно ли подделать невербальное общение?

Существует множество книг и веб-сайтов, на которых можно найти советы о том, как использовать язык тела в ваших интересах. Например, они могут проинструктировать вас, как сесть определенным образом, сложить пальцы или пожать руки, чтобы выглядеть уверенно или заявить о своем превосходстве. Но правда в том, что такие уловки вряд ли сработают (если вы действительно не чувствуете себя уверенно и ответственно).Это потому, что вы не можете контролировать все сигналы, которые постоянно посылаете о том, что вы на самом деле думаете и чувствуете. И чем усерднее вы будете стараться, тем более неестественными будут ваши сигналы.

Однако это не означает, что вы не можете контролировать свои невербальные сигналы. Например, если вы не согласны или не любите то, что кто-то говорит, вы можете использовать отрицательный язык тела, чтобы отвергнуть сообщение человека, например скрестив руки, избегая зрительного контакта или постукивая ногами.Вам не обязательно соглашаться или даже нравиться то, что говорится, но чтобы эффективно общаться и не заставлять другого человека защищаться, вы можете предпринять сознательные усилия, чтобы не посылать негативные сигналы — сохраняя открытую позицию и искренне пытаясь понять, что они говорят и почему.

Как невербальное общение может пойти не так

То, что вы передаете с помощью языка тела и невербальных сигналов, влияет на то, как другие видят вас, насколько они любят и уважают вас, а также доверяют ли они вам.К сожалению, многие люди посылают сбивающие с толку или отрицательные невербальные сигналы, даже не подозревая об этом. Когда это происходит, подрываются и связь, и доверие в отношениях, о чем свидетельствуют следующие примеры:

Джек

считает, что он отлично ладит со своими коллегами на работе, но если бы вы спросили любого из них, они бы сказали, что Джек является «устрашающим» и «очень сильным». Вместо того, чтобы просто смотреть на вас, он, кажется, пожирает вас глазами. А если он берет тебя за руку, он делает выпад, чтобы схватить ее, а затем сжимает так сильно, что становится больно.Джек — заботливый парень, который втайне желает, чтобы у него было больше друзей, но его невербальная неловкость удерживает людей на расстоянии и ограничивает его способность продвигаться по работе.

Арлин

привлекательная женщина, у нее нет проблем с подходящими мужчинами, но ей трудно поддерживать отношения дольше, чем несколько месяцев. Арлин забавная и интересная, но, несмотря на то, что она постоянно смеется и улыбается, она излучает напряжение. Плечи и брови заметно приподняты, голос пронзительный, тело сковано.Находясь рядом с Арлин, многие люди испытывают беспокойство и дискомфорт. У Арлин есть много чего, что подрывается дискомфортом, который она вызывает у других.

Тед

думал, что нашел идеальную пару, когда встретил Шэрон, но Шэрон не была в этом уверена. Тед красив, трудолюбив и умеет говорить, но, похоже, его мысли больше заботили, чем мысли Шэрон. Когда Шэрон было что сказать, Тед всегда был готов с безумным взглядом и возражением, прежде чем она успела закончить свою мысль.Это заставило Шэрон почувствовать себя проигнорированной, и вскоре она начала встречаться с другими мужчинами. Тед теряет работу по той же причине. Его неспособность слушать других делает его непопулярным среди людей, которыми он больше всего восхищается.

Эти умные люди с благими намерениями изо всех сил пытаются установить связь с другими. Печально то, что они не осознают невербальные сообщения, которые передают.

[Читать: Советы по построению здоровых отношений]

Если вы хотите эффективно общаться, избегать недопонимания и наслаждаться прочными, доверительными отношениями как в социальном, так и в профессиональном плане, важно понимать, как использовать и интерпретировать язык тела и улучшить свои невербальные навыки коммуникации.

Как улучшить невербальное общение

Невербальное общение — это быстро протекающий взад-вперед процесс, который требует от вас полного сосредоточения на повседневных переживаниях. Если вы планируете, что вы собираетесь сказать дальше, проверяете свой телефон или думаете о чем-то другом, вы почти наверняка упускаете невербальные сигналы и не полностью понимаете тонкости того, что передается. Помимо полного присутствия, вы можете улучшить невербальное общение, научившись справляться со стрессом и развивая свою эмоциональную осведомленность.

Научитесь справляться со стрессом в данный момент.

Стресс снижает вашу способность к общению. Когда вы находитесь в состоянии стресса, вы с большей вероятностью будете неправильно истолковывать других людей, посылать сбивающие с толку или отталкивающие невербальные сигналы и впадать в нездоровые модели поведения, связанные с рефлексами коленного рефлекса. И помните: эмоции заразительны. Если вы расстроены, это, скорее всего, расстроит других и усугубит плохую ситуацию.

Если вы чувствуете себя подавленным стрессом, сделайте тайм-аут. Прежде чем вернуться к разговору, найдите время, чтобы успокоиться.Как только вы восстановите эмоциональное равновесие, вы почувствуете себя лучше подготовленными, чтобы справиться с ситуацией в позитивном ключе.

Самый быстрый и надежный способ успокоить себя и справиться со стрессом в данный момент — задействовать свои чувства — то, что вы видите, слышите, обоняние, вкус и осязание, — или с помощью успокаивающих движений. Например, просмотрев фотографию своего ребенка или домашнего животного, почувствовав запах любимого запаха, послушав определенное музыкальное произведение или сжимая мяч для снятия стресса, вы можете быстро расслабиться и перефокусироваться. Поскольку все реагируют по-разному, возможно, вам придется поэкспериментировать, чтобы найти сенсорный опыт, который лучше всего подходит для вас.

Развивайте свою эмоциональную осведомленность

Чтобы посылать точные невербальные сигналы, вам необходимо осознавать свои эмоции и то, как они влияют на вас. Вам также необходимо уметь распознавать эмоции других людей и истинные чувства, стоящие за сигналами, которые они посылают. Вот где приходит эмоциональное осознание.

[Читать: Улучшение эмоционального интеллекта (EQ)]

Эмоциональное осознание позволяет вам:

  • Точно читать других людей, в том числе эмоции, которые они испытывают, и невысказанные им сообщения. повторная отправка.
  • Создавайте доверительные отношения в отношениях, посылая невербальные сигналы, соответствующие вашим словам.
  • Отвечайте так, чтобы показать окружающим, что вы понимаете и заботитесь.

Многие из нас отключены от своих эмоций, особенно сильных эмоций, таких как гнев, печаль, страх, потому что нас учили отключать свои чувства. Но пока вы можете отрицать или притупить свои чувства, вы не можете их устранить. Они все еще здесь и влияют на ваше поведение. Однако, развивая свою эмоциональную осведомленность и соединяясь даже с неприятными эмоциями, вы получите больший контроль над своими мыслями и действиями.Чтобы начать развивать свою эмоциональную осведомленность, практикуйте медитацию осознанности в бесплатном наборе инструментов эмоционального интеллекта HelpGuide.

Как читать язык тела

Когда вы разовьете свои способности справляться со стрессом и распознавать эмоции, вы начнете лучше понимать невербальные сигналы, посылаемые другими. Также важно:

Обратите внимание на несоответствия. Невербальное общение должно подкреплять сказанное. Говорит ли человек одно, а язык тела — другое? Например, они говорят вам «да», качая головой «нет»?

Посмотрите на невербальные коммуникационные сигналы как на группу. Не зацикливайтесь на одном жесте или невербальном сигнале. Учитывайте все невербальные сигналы, которые вы получаете, от зрительного контакта до тона голоса и языка тела. Совместимы ли их невербальные сигналы, взятые вместе, с тем, что говорят их слова?

Доверяйте своим инстинктам. Не игнорируйте свои инстинктивные чувства. Если вы чувствуете, что кто-то нечестен или что-то не складывается, возможно, вы заметили несоответствие между вербальными и невербальными сигналами.

Оценка невербальных сигналов

Зрительный контакт — Создает ли человек зрительный контакт? Если да, то это слишком интенсивно или правильно?

Выражение лица — Как выглядит их лицо? Он похож на маску и невыразителен или эмоционально присутствует и наполнен интересом?

Тон голоса — Излучает ли голос человека теплоту, уверенность и интерес, или он натянут и заблокирован?

Поза и жесты — Их тело расслаблено или неподвижно? Их плечи напряжены и приподняты или расслаблены?

Touch — Есть ли физический контакт? Соответствует ли это ситуации? Вы чувствуете себя некомфортно?

Интенсивность — Человек кажется плоским, крутым и бескорыстным или чересчур мелодраматичным?

Время и место — Есть ли легкий поток информации туда и обратно? Ошибочные ответы приходят слишком быстро или слишком медленно?

Звуки — Вы слышите звуки, указывающие на интерес, заботу или беспокойство со стороны человека?

Авторы: Жанна Сигал, к.Д., Мелинда Смит, M.A., Лоуренс Робинсон и Грег Буз

10 важных невербальных признаков депрессии, а не просто грусть

Многие люди не знают, что депрессия проявляется невербально. Обычно депрессия рассматривается как человек, который «грустит» или «подавлен», но депрессия состоит из множества других симптомов, которые могут быть не менее сложными для кого-то.

Вот краткий список из 10 важных невербальных признаков депрессии, о которых вам следует знать. Это важные вещи, на которые следует обратить внимание, если вы опасаетесь, что у вас или у вашего близкого может быть депрессия.

1. Изменения языка тела и нормального поведения. Обычно, когда кто-то страдает депрессией, его движения замедляются. Внутренне это может казаться, что выполнять действия труднее или что рутинные задачи требуют больше усилий, чем обычно. Как наблюдатель, вы можете заметить, что кто-то идет или движется медленнее. Кроме того, депрессия может заставить людей изменить свой распорядок дня. Если вы заметили, что кто-то больше не ведет себя так, как раньше (например, гуляет, занимается искусством, читает, собирается на обед), вы можете рассматривать это изменение как возможный признак глубокой депрессии.

2. Исключение из разговора. Люди с депрессией обычно отказываются от общения с другими людьми. Когда вы боретесь с депрессией, может быть трудно выработать энергию, чтобы продолжить разговор или придерживаться социальных норм.

3. Повышенный сон или недостаток сна. Депрессия сильно влияет на сон. Чаще всего из-за депрессии люди спят больше обычного — часто чувствуя усталость и сонливость в течение дня, даже если они выспались ночью (или дольше).Но депрессия также может вызывать трудности с засыпанием или засыпанием. Важно учитывать, изменились ли ваши режимы сна ощутимо, и может ли это быть связано с чувством депрессии.

4. Изменения аппетита, потребления и массы тела. Подобно изменениям сна, депрессия может вызывать изменение аппетита и, как следствие, веса тела. Серотонин, который долгое время считался основным нейротрансмиттером, участвующим в депрессии, также отвечает за аппетит и паттерны сна и бодрствования.Поэтому неудивительно, что депрессия влияет на сон и аппетит. Обратите внимание на то, чувствуете ли вы увеличение или уменьшение аппетита по сравнению с тем, как вы обычно себя чувствуете.

5. Не заниматься хобби, отдыхом или сексом. Главный компонент депрессии называется «ангедония», то есть неспособность испытывать удовольствие. Человек с ангедонией не сможет получать удовольствие от занятий, которые ему нравились раньше. Из-за этого кто-то может перестать заниматься хобби или другими увлекательными занятиями.Кроме того, кто-то может заметить снижение своего сексуального влечения и не сможет получать удовольствие от сексуальной активности в той же степени, что и раньше.

6. Неспособность выполнять обязанности или заботиться о себе. Из-за того, что людям с депрессией требуется больше усилий для выполнения повседневных задач, они часто пренебрегают обязанностями или пренебрегают заботой о себе. Здесь важно помнить, что человек, страдающий депрессией, страдает и борется с проблемой психического здоровья, которая затрудняет повседневную жизнь.Другими словами, невыполнение задач или не забота о себе обычно вызваны внутренней болью, а не ленью или другими подобными уничижительными ярлыками.

7. Самоповреждение. Самоповреждение (например, порезы, ожоги) может быть связано с другими расстройствами. Но нередки случаи, когда кто-то, кто испытывает сильную печаль и чувство вины из-за депрессии, занимается самоповреждающими действиями. Иногда эти действия могут быть связаны с мыслями о самоубийстве, что важно учитывать.Но так бывает не всегда. Часто самоповреждение может быть попыткой человека облегчить боль, когда он не может найти другие способы избавиться от боли.

8. Увеличение употребления психоактивных веществ. Депрессия может сбивать с толку и расстраивать людей — они могут не знать, как они впали в депрессию и как от нее избавиться. Иногда люди прибегают к употреблению психоактивных веществ (например, наркотиков, алкоголя), чтобы справиться с тем, через что они проходят.Люди часто называют это «самолечением». Но этот ярлык не может передать отчаяние, которое испытывает депрессивный человек, когда он пытается найти выход из своих чувств. Вместо того, чтобы называть такое поведение «самолечением», я думаю, важно понимать, что, когда кто-то не чувствует, что у него есть много инструментов, он будет использовать любые инструменты, которые он может найти, чтобы помочь себе почувствовать себя лучше. А иногда эти инструменты принимают форму наркотиков или алкоголя.

9. Вспышки эмоций, такие как плач, гнев, раздражение. Хотя депрессию в основном называют «грустью», человек, страдающий депрессией, может испытывать повышенную раздражительность, разочарование и гнев. Кроме того, поскольку кто-то испытывает сильную боль из-за депрессии, которую он чувствует, у людей нередко случаются вспышки сдерживаемых эмоций. Эти излияния чувств могут быть связаны с грустью, гневом и разочарованием. А иногда человек может не осознавать, почему у него вспышка.

10. Написание «прощальных» писем, наведение порядка в делах.

Суицидальные мысли и чувства часто встречаются у людей с депрессией, особенно у людей с тяжелой и хронической депрессией. Написание прощальных писем и наведение порядка в своих делах может быть признаком того, что кто-то подумывает о самоубийстве. Часто люди, подумывающие о самоубийстве, не говорят об этих мыслях. Но если кто-то говорит о самоубийстве, важно отнестись к этому серьезно. Кто-то может не говорить напрямую о самоубийстве, но может говорить о «смерти и умирании» в более общих терминах.Это по-прежнему важный признак того, что кто-то подумывает о самоубийстве из-за боли, которую он чувствует.

Это краткий список некоторых невербальных признаков депрессии. Этот список не следует использовать как психологический совет. И эти признаки не предназначены для использования для постановки диагноза себе или кому-либо еще. Скорее, этот список публикуется для того, чтобы вы знали о некоторых признаках, связанных с депрессией, и могли использовать эти знания, чтобы, возможно, обратиться за помощью для себя или любимого человека.

вербальных сигналов в общении: определение и примеры — видео и стенограмма урока

Прямые и косвенные сигналы

Вообще говоря, есть два основных типа вербальных сигналов, под которыми подпадают другие подтипы. Первые, прямых словесных сигналов , представляют собой четко сформулированные инструкции. Они, вероятно, хорошо знакомы родителям, которым часто приходится постоянно давать детям указания, например: «Иди, убери свою комнату» и «Иди, почисти зубы». Прямые вербальные реплики используются, чтобы очень четко обозначить, что от слушателя ожидается что-то сделать или сказать в ответ.

Второй из этих типов, косвенных вербальных сигналов , — это подсказки, которые, как правило, менее очевидны в отношении ожидаемых результатов и могут иметь форму вопроса. Например, предыдущий пример присутствия на лекции иллюстрирует использование косвенного приглашения. В этом случае инструктор указал, что он или она ждет ответа, но не уточнил, что он или она хочет услышать.

Прямые вербальные реплики не оставляют сомнений в том, что ожидается, потому что говорящий обязан четко заявить, чего он или она хочет от слушателя. Косвенные словесные сигналы , с другой стороны, возлагают значительную ответственность на слушателя, который должен доставить желаемый ответ на основе подсказки. Это может показаться сложным, но подумайте вот о чем: если вышеупомянутый ребенок убирает свою комнату в соответствии с просьбой, родители могут вслед за этим сказать: «Хорошо, а что еще вы должны были делать?» Это косвенный словесный сигнал, потому что он подразумевает, что они ожидали чего-то еще, например «Почисти зубы», требующего от ребенка обдумывания других частей разговора, чтобы вспомнить это ожидание.

Вспомогательные вербальные сигналы

Прямые и косвенные вербальные сигналы — это оба способа указать, что вы ожидаете, что ваш слушатель ответит тем или иным образом. Если он или она отреагирует на сигнал желаемой реакцией, значит, вы добились успеха и можете двигаться дальше. Однако бывают случаи, когда слушателю может понадобиться ключ к разгадке того, как он или она должен реагировать. Мы можем снова обратиться к примеру с родителями и детьми, где это, вероятно, знакомый опыт.

Один тип вербальной подсказки, включающей подсказки относительно ожидания, известен как фонетическая подсказка , означающая, что говорящий помогает слушателю, давая ему или ей часть ответа. Например, если ребенок убрал свою комнату, но все еще не может вспомнить, что его или ее попросили сделать, родитель может сказать: «Ты тоже должен был бруууу…», указывая на то, что ребенок был также ожидал, что будет чистить зубы.

Эффективность вербальных сигналов

Учитывая, что словесные сигналы произносятся, иногда в форме прямых инструкций, может показаться логичным заключить, что вербальные сигналы более эффективны, чем невербальные сигналы.Тем не менее, исследования показали, что по сравнению с физическими или невербальными сигналами, вербальных сигналов, менее эффективны и их легче интерпретировать неверно. Более того, люди, как правило, хорошо помнят свои словесные сигналы, но гораздо менее уверены в словесных сигналах других.

Есть несколько причин, по которым словесные сигналы менее эффективны, но одна из них связана со средой, в которой происходит общение. Например, в классе аудитория окружена отвлекающими стимулами, включая сотовые телефоны, компьютеры, других учащихся и даже часы.С другой стороны, невербальные и визуальные сигналы требуют менее вовлеченного когнитивного процесса. Интерпретация невербальных сигналов включает в себя процесс, известный как поведенческое декодирование , которое в основном представляет собой интерпретацию таких вещей, как тон, язык тела и интонация. Основываясь на этих репликах, слушатели могут лучше понять, какой тип ответа ожидается или уместен.

Сводка урока

Устные подсказки — это подсказки, доставляемые на устном языке, которые указывают на то, что говорящий ожидает ответа или реакции.Вообще говоря, они делятся на две категории: прямых сигналов, таких, как «Иди, убери свою комнату», и косвенных сигналов, , таких как «Кто-нибудь может сказать мне, что это означает?» В некоторых случаях, особенно с детьми младшего возраста, говорящие могут использовать фонетические подсказки , чтобы помочь слушателям понять, что от них ожидается.

Поскольку они произносятся и могут быть очень прямыми, легко предположить, что вербальные сигналы более эффективны, чем визуальные или невербальные. Однако исследования показали, что визуальные и невербальные сигналы легче запоминать и реагировать на них, потому что поведенческое декодирование дает лучшее представление о том, что ожидается.

Ваш путеводитель по вербальному и невербальному согласию | Пума службы здравоохранения

Когда дело доходит до секса, согласие всегда должно быть четким, осознанным и добровольным. Мы говорили об этом определении согласия в предыдущем посте, но давайте поговорим конкретно о том, что означает добровольное.

Добровольное согласие означает, что каждый чувствует, что он делает свой собственный выбор, а не кто-то другой делает его за него. Если кто-то говорит «да», потому что слишком боится сказать «нет», он не дает добровольного согласия.

Принуждение противоположно добровольному согласию. Принуждение может означать давление на кого-то, чтобы он сделал что-то, чего он не хочет, угрозы, применение силы или шантаж с целью заставить кого-то заняться сексом.

Люди по-разному говорят о сексе. В то время как некоторые из нас откровенны и прямолинейны, некоторые из нас более косвенные. Если вы не уверены, есть ли у вас добровольное согласие, прислушайтесь к ключевым словам и фразам, приведенным ниже.

Согласие звучит как Несогласие звучит как
Да Нет
я уверен я не уверен
знаю не знаю
Не останавливаться Стоп
хочу хочу, но…
Я не волнуюсь Я беспокоюсь о
Я хочу, чтобы ты / это / это Это больно
Можете ли вы сделать что угодно Может быть
Я все еще хочу Я люблю тебя / это, но …
Это хорошо Я хочу это сделать, но не сейчас
Я хочу сделать это прямо сейчас Не знаю, как я к этому отношусь
Мне это нравится Я больше не хочу этого делать
Я хочу продолжать делать это Это неправильно

Люди также могут невербально общаться с помощью своих действий и языка тела.Обратите внимание на некоторые из этих моделей поведения:

Возможные невербальные признаки согласия Возможные невербальные признаки несогласия
Прямой зрительный контакт Избегайте зрительного контакта
Начало половой жизни Отсутствие половой активности
Притягивать кого-то ближе Отталкивать
Активное прикосновение к кому-либо Избегание прикосновения
Кивок да Качающаяся голова нет
Смех или улыбка Плач и / или грустный или испуганный вид
«Открытый» язык тела: расслабленное, свободное и открытое выражение лица, обращение к кому-то «Закрытый» язык тела: напряженное, скованное или закрытое выражение лица, отворачивание от кого-то
Звуки удовольствия Тишина
Активное тело «Просто лежал»

По материалам Partners in Social Change

Если вы не на 100 процентов уверены, что все согласны с происходящим — остановитесь.Зарегистрируйтесь и спросите собеседника, как у него дела. Спросите: «Вы хотите остановиться?» или «хочешь продолжить?»

Хотите узнать больше о согласии? Запросите семинар для вашей группы, отделения, общежития или отдела.

границ | Исследование невербальных признаков лжи и обмана: тупик

Введение

Исследования по выявлению лжи и обмана занимают видное место в области психологии и права, и за последние пять-шесть десятилетий в этой области опубликовано большое количество исследовательской литературы (Vrij, 2000, 2008; Vrij et al., 2019). У такого интереса к детекции лжи есть веские причины. Мы все повседневные лгуны, некоторые из нас более плодовиты, чем другие, мы находимся в личных и профессиональных отношениях (Serota et al., 2010; Halevy et al., 2014; Serota and Levine, 2015; Verigin et al., 2019), публичная ложь политиками и другими общественными деятелями имеет долгую и непрерывную историю (Peters, 2015). Однако, несмотря на личные проблемы, которые может вызывать серьезная повседневная ложь, и человеческие трагедии, которые может вызвать политическая ложь, именно ложь в суде, по-видимому, была основной первоначальной мотивацией научного интереса к детекции лжи.

Ложь в суде — угроза справедливому судебному разбирательству и верховенству закона. Ложь свидетелей может привести к оправданию виновных или к осуждению невиновных. В США хорошо известно, что невиновные люди были осуждены за то, что свидетели лгали в суде (Garrett, 2010, 2011; www.innocenceproject.com). При оценке достоверности и правдивости показаний суд принимает во внимание другие доказательства, представленные суду, известные факты по делу и показания других свидетелей.Несоответствие вещественным доказательствам или показаниям других свидетелей может указывать на то, что свидетель не правдив, или это может просто отражать тот факт, что свидетель наблюдал, интерпретировал и позже запомнил критические события неправильно — обычные человеческие ошибки слишком хорошо известны в литература очевидцев (Loftus, 2005; Wells, Loftus, 2013; Howe, Knott, 2015).

Когда обстоятельства дела не известны, показания свидетелей, в том числе показания предполагаемых жертв, могут иметь решающее значение для вынесения приговора, и эти показания иногда исходят от свидетелей, которые лично заинтересованы в деле и избегают самообвиняющих заявлений. .Во многих странах свидетель, лежащий в суде, рискует быть обвиненным в лжесвидетельстве — обвиняемый обычно не рискует получить такую ​​реакцию, — но все же есть случаи, когда свидетели лгут. В таких случаях, когда существует вероятность того, что один или несколько свидетелей лгут, а вердикт суда зависит от предполагаемой правдоподобности свидетелей, возникает проблема проведения различия между лживыми и правдивыми свидетелями. Можно ли отличить лжецов от правдивых на основе невербальных сигналов, передаваемых отправителем?

Во что верят люди

Психологический фольклор говорит нам об этом.Исследования того, что люди думают о лжи и обмане, выявляют ряд невербальных сигналов, связанных с ложью (Vrij, 2000, 2008; The Global Deception Research Team, 2006): избегание взгляда, ерзание, беспокойные движения ступней и ног, частое положение тела. изменения. Такие убеждения распространяются не только на непрофессионалов, но и у профессионалов в области права и психологии (Bogaard et al., 2016; Dickens and Curtis, 2019). Основываясь на таких повседневных идеях, многие страны предлагают курсы и программы, обещающие компетентность в области обнаружения лжи.Известными во всем мире примерами являются программа SPOT (Проверка пассажиров методами наблюдения), направленная на выявление возможных террористов в аэропортах путем анализа поведения, и программа SYNEROLOGY, направленная на раскрытие обмана при проведении собеседований в судах или при собеседовании при приеме на работу (Denault et al. др., 2020). В нашей стране в 2018 году профессиональная организация, предлагающая продвинутые курсы для представителей юридических профессий, анонсировала курс под названием «Найди лжеца», который проводит американский профессор права.Он «обучает научно доказанным методам распознавания скрытых эмоций и лжи, в том числе тому, как определять микровыражения эмоций, которые длятся менее секунды, распознавать, когда язык тела раскрывает ложь, а когда это бессмысленно, обнаруживать ложь на собеседованиях, встречах, расследованиях. , и даже по телефону ». Поддерживаются ли такие идеи эмпирическими исследованиями?

Что нам говорит наука

Несколько десятилетий эмпирических исследований показали, что ни один из невербальных признаков, который психологический фольклор считает диагностическим признаком лжи иПравдивость на самом деле является надежным индикатором лжи по сравнению с правдивостью (Vrij, 2000, 2008; Vrij et al., 2019). Это обширная литература. Основополагающая книга Vrij (2008) включала более 1000 ссылок на исследовательскую литературу и недавний обзор Vrij et al. (2019) выявили 206 научных работ, опубликованных только в 2016 году. Таким образом, любые достоверные невербальные сигналы лжи и обмана должны были быть идентифицированы к настоящему времени, anno 2020. Однако выводы, сделанные DePaulo et al. (2003), которые проанализировали 116 исследований более 15 лет назад, по-прежнему остаются в силе.Они пришли к выводу, что «внешность и звуки обмана слабые», а недавний обзор Vrij et al. (2019) поддержал это: «… невербальные сигналы обмана, обнаруженные на сегодняшний день, слабые и ненадежные, и… люди оказываются посредственными ловцами лжи, когда обращают внимание на поведение». Другими словами, на сегодняшний день не выявлено никаких надежных невербальных сигналов обмана. Популярная гипотеза Пола Экмана о том, что мимические микровыражения являются индикатором лжи, рекламируемая многими популярными курсами, не имеет научной поддержки (Porter and ten Brinke, 2008).Например, недавнее исследование, в котором изучалось влияние обучения микровыражениям на обнаружение лжи и включало презентацию реальных видеороликов с участием высококвалифицированных лжецов, показало, что обученные участники набрали ниже шансов при обнаружении лжи, как и необученные или поддельно обученные участники (Jordan et al., 2019).

Поэтому неудивительно, что наша способность обнаруживать лживых и правдивых свидетелей посредственная. Мета-анализ Бонда и ДеПауло (2006), основанный на базе данных из более чем 25000 суждений о достоверности, показал, что средний балл был на уровне случайности (54% правильных), и что ни одна из профессий, которые мы могли бы ожидать, были хорошими. Детекторы лжи — полицейские следователи, психиатры, интервьюеры в рекрутинговых компаниях — получили более высокие оценки, чем непрофессионалы.Полевые исследования не лучше лабораторных. Исследования обнаружения лжи, основанные на видеозаписи допросов полицией лиц, подозреваемых в серьезных преступлениях, позже признанных виновными (например, Mann et al., 2008), не указывают на какие-либо различия в поведении подозреваемого между тем, когда он говорит прямую ложь, и тем, когда он (позже) говорит правду, и общий процент попаданий ненамного выше случайного. Аналогичным образом, исследования телеинтервью скорбящих родственников жертв серьезных преступлений, умоляющих преступников заявить о себе, некоторые из которых, как позже выяснилось, совершили преступление (Vrij and Mann, 2001; Baker et al., 2013), показывают, что суждения о правдивости были близки к вероятности (за одним исключением см. Wright Whelan et al., 2014). Исследование регулярных полицейских проверок автомобилей, некоторые из которых требовали сокрытия незначительных преступлений, не показало, что истинные преступления были выявлены с высокой степенью вероятности (Carlucci et al., 2013). Поэтому неудивительно, что программы обнаружения обмана на основе анализа поведения, направленные на выявление людей со скрытыми злонамеренными намерениями — например, террористов у контрольно-пропускных пунктов в аэропортах — не прошли научные испытания (Denault et al., 2020). Фактически, недавнее и довольно реалистичное исследование обнаружения «контрабандистов» на пограничном переходе показало, что внимание к поведению контрабандистов, например, проявлению нервозности, на самом деле снижает эффективность обнаружения до уровня ниже вероятности (Mann et al. , 2020).

Есть ли будущее у этого направления исследований?

Учитывая прикладной аспект этого исследования — выявление лжи или правдивых показаний отдельных свидетелей — мы, очевидно, не интересуемся социальной метрологией, незначительно значимыми взаимосвязями, полученными в исследованиях с большими выборками участников, или только тогда, когда в анализ включены многие факторы. (Хартвиг ​​и Бонд, 2014).Напомним, что первоначальное обещание правдоподобных мифов об обнаружении лжи заключалось в том, что простого наблюдения за свидетелем должно быть достаточно, чтобы отличить лжецов от правдивых. Мы ищем признаки обмана, которые могут помочь нам в повседневной жизни, помочь суду при столкновении с противоречивыми показаниями свидетелей в случаях, когда другие доказательства скудны или отсутствуют. Благодаря продуманному экспериментальному дизайну и творческому использованию реальных ситуаций высококвалифицированными исследователями за последние несколько десятилетий мы получили ответ на критический вопрос: можем ли мы обнаружить обман, глядя на поведение людей; ответ — нет .

Анализ Люка (2019) показывает, что литература о сигналах обмана страдает от нескольких структурных проблем, которые ставят под сомнение даже скромный вывод о том, что некоторые сигналы обмана имеют слабую поддержку. Он показывает, что существует проблема огромной гибкости в кодировании реплик оценщиками, что есть доказательства выборочного занижения несущественных результатов и что в литературе содержится гораздо более высокая доля значимых результатов, чем сила оценки. эксперименты должны заставить человека ожидать наблюдения.Используя моделирование методом Монте-Карло размеров эффекта, размера выборки и предвзятости публикации, он демонстрирует замечательное открытие, что даже если каждый потенциальный сигнал обмана на самом деле совершенно бесполезен, можно в конечном итоге получить научную литературу, которая у нас есть. Таким образом, даже осторожный вывод о том, что некоторые невербальные сигналы слабо указывают на обман, скорее всего, будет преувеличением.

Наш аргумент состоит в том, что исследование, направленное на выявление невербальных сигналов обмана, вряд ли будет плодотворным.В то же время исследования невербальных сигналов вполне могут пролить свет на другие вопросы базового человеческого общения и взаимодействия, например, относительно того, какие сигналы фактически используют люди, делая свои (неверные) суждения о том, кто лжет.

Обсуждение

Какие возможности теперь есть у этого направления исследований? Продолжает ли кто-то искать надежные невербальные сигналы? Сосредоточено ли внимание на том, являются ли их комбинации диагностическими для лжи? Vrij et al. (2019) предполагают, что есть основания для оптимизма, например, путем лучшего определения терминов или улучшения измерения невербальных сигналов.Люк (2019) рекомендует повысить эффективность исследований за счет увеличения размера выборки. Мы сомневаемся, что такие стратегии смогут утешить, потому что они будут громоздкими в криминалистическом контексте. Чтобы проиллюстрировать это, давайте рассмотрим два явления: Vrij et al. (2015) сообщили, что спонтанные саккадические движения глаз (мера, связанная с широко распространенным, но не эмпирически подтвержденным сигналом отвращения взгляда) различают говорящих правду и лжецов, а Mann et al. (2012) сообщили, что если измерять «преднамеренный зрительный контакт», а не зрительный контакт per se , у лжецов будет более продолжительный зрительный контакт, чем у лиц, говорящих правду.Причина нашего скептицизма в отношении применения таких эффектов заключается в том, что трудно применить небольшие (хотя и значительные) эффекты к конкретным случаям. С помощью таких сигналов, как правило, невозможно сказать, кто говорит правду на индивидуальном уровне или даже на уровне отдельного утверждения. Можно измерить спонтанные саккады ключевых свидетелей или количество преднамеренного зрительного контакта, поддерживаемого свидетелем, дающим свои показания, но неясно, являются ли такие меры достаточно надежными или каким должно быть исходное условие, с которым можно было бы сравнить собранные данные для того, чтобы объявить заявление ложным или нет.Исследования в тупике? Мы считаем, что это так, что касается обнаружения лжи в криминалистическом контексте. Идея, лежащая в основе исследования, о том, что — это надежных невербальных признаков лжи и обмана, сама по себе является выражением западного психологического фольклора, как указано Нортье и Треду (2019), теоретическими основами предполагаемого невербального представления. словесные сигналы шатки — и немногие исследователи в этой области, кажется, полностью переварили возможность того, что основная посылка их исследования может быть ложной.Что касается сложного интеллектуального поведения, давно было осознано, что существует ряд общих факторов, которые способствуют индивидуальным различиям — генетика, культурные влияния, личный опыт и ситуационные факторы (Engel, 1977, 1980). Ситуация усложняется тем, что метаанализ Бонда и Де Пауло (2008) показал, что суждения участников о правде зависели от отправителя, а не от человека, выносящего суждение. Влияние отправителя на достоверность суждений было подтверждено в ряде последующих исследований: некоторые из нас кажутся более (или менее) заслуживающими доверия, чем другие, независимо от того, говорим мы правду или лжем (Porter et al., 2010; Левин и др., 2011; Корва и др., 2013). Кроме того, существование литературы о культурных различиях в обнаружении лжи, например, Castillo and Mallard (2012), по-видимому, подрывает идею о том, что ложь и обман каким-либо полезным, систематическим образом связаны с поведением индивида, свободного от культуры. основание. Возможно, мы искали законность человеческого поведения, которая существует только в нашем сознании.

Разве можно просто отказаться от этого направления исследований? Мы верим, что это так.Творческие исследования, проведенные в течение последних нескольких десятилетий, сыграли важную роль в демонстрации того, что психологический фольклор и идеи, которые мы разделяем о поведенческих сигналах лжи и обмана, неверны. Эта функция разоблачения науки чрезвычайно важна. Но теперь у нас есть достаточно доказательств того, что нет никаких конкретных невербальных поведенческих сигналов, сопровождающих ложное или обманчивое поведение. Мы можем смело рекомендовать судам игнорировать такие поведенческие сигналы при оценке правдивости жертв, свидетелей и подозреваемых правонарушителей.Исследователям в области психологии и права, возможно, пора двигаться дальше.

Авторские взносы

Порядок авторов — алфавитный. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была поддержана фондами Университета Осло для оплаты сборов за публикацию в открытом доступе.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Бейкер А., тен Бринке Л. и Портер С. (2013). Снова будут одурачены: эмоционально интеллигентные люди легко обманываются высокопоставленными обманщиками. Legal Criminol. Psychol. 18, 300–313. DOI: 10.1111 / j.2044-8333.2012.02054.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Богард, Г., Мейер, Э. Х., Фрай, А., Меркельбах, Х. (2016). Сильно, но ошибочно. Рассказывайте о мнениях людей и полицейских о вербальных и невербальных сигналах обмана. PLoS ONE 11: e0156615. DOI: 10.1371 / journal.pone.0156615

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карлуччи М. Э., Компо Н. С. и Циммерманн Л. (2013). Обнаружение лжи при высоких ставках правды и лжи. Legal Criminol. Psychol. 18, 314–323. DOI: 10.1111 / j.2044-8333.2012.02064.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кастильо, П. А., и Маллард, Д. (2012). Предотвращение межкультурной предвзятости в обманчивых суждениях: роль ожиданий относительно невербального поведения. J. Cross Cult. Psychol. 43, 967–978. DOI: 10.1177 / 0022022111415672

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Denault, V., Plusquellec, P., Jupe, L.M., St-Yves, M., Dunbar, N.E., Hartwig, M., et al. (2020). Анализ невербальной коммуникации: опасности псевдонауки в контексте безопасности и правосудия. Ану. de Psicol.Jurídica 30, 1–12. DOI: 10.5093 / apj2019a9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ДеПауло, Б.М., Линдси, Дж. Дж., Мэлоун, Б. Э., Мюленбрук, Л., Чарльтон, К., и Купер, Х. (2003). Подсказки к обману. Psychol. Бык. 129, 74–118. DOI: 10.1037 / 0033-2909.129.1.74

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диккенс, К. Р., Кертис, Д. А. (2019). Ложь в рамках закона: убеждения терапевта и его отношение к обману. J. Forensic Psychol. Prac . 19, 359–375. DOI: 10.1080 / 24732850.2019.1666604

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Энгель, Г.Л. (1977). Потребность в новой медицинской модели: вызов биомедицине. Наука 196, 129–136. DOI: 10.1126 / science.847460

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Энгель, Г. Л. (1980). Клиническое применение биопсихосоциальной модели. Am. J. Psychiatry 137, 535–544. DOI: 10.1176 / ajp.137.5.535

PubMed Аннотация

Халеви Р., Шалви С. и Вершуере Б. (2014). Честно говорить о нечестности: соотносить самооценки и фактическую ложь. Гум. Commun. Res. 40, 54–72. DOI: 10.1111 / hcre.12019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хартвиг, М., и Бонд, К. Ф. (2014). Обнаружение лжи по нескольким подсказкам: метаанализ. Заявл. Cogn. Психология. 28, 661–676. DOI: 10.1002 / acp.3052

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хау, М. Л., и Нотт, Л. М. (2015). Ошибочность памяти в судебных процессах: уроки прошлого и их современные последствия. Память 23, 633–656.DOI: 10.1080 / 09658211.2015.1010709

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джордан, С., Бримбал, Л., Уоллес, Д. Б., Кассин, С. М., Хартвиг, М., и Стрит, К. Н. Х. (2019). Тест инструмента для обучения микровыражению: улучшает ли он распознавание лжи? J. Invest. Psychol. Off 16, 222–235. DOI: 10.1002 / jip.1532

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Корва Н., Портер С., О’Коннор Б. П., Шоу Дж. И тен Бринке Л.(2013). Опасные решения: влияние отношения присяжных и явки подсудимого на принятие юридических решений. Psychiatr. Psychol. Закон 20, 384–398. DOI: 10.1080 / 13218719.2012.692931

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин Т. Р., Серота К. Б., Шульман Дж., Клэр Д. Д., Парк Х. С., Шоу А. С. и др. (2011). Поведение отправителя: индивидуальные различия в правдоподобности отправителя оказывают сильное влияние на суждения об обнаружении обмана. Гум. Commun.Res. 37, 262–289. DOI: 10.1111 / j.1468-2958.2011.01407.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Манн, С., Диб, Х., Вридж, А., Хоуп, Л., и Понтигиа, Л. (2020). Выявление контрабандистов: определение стратегий и поведения лиц, владеющих незаконными предметами, Appl. Cogn. Психология. 34, 372–386. DOI: 10.1002 / acp.3622

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Манн С., Врай А., Фишер Р. П. и Робинсон М. (2008). Не видеть лжи, не слышать лжи: различия в точности распознавания и предвзятости реакции при просмотре или прослушивании допросов подозреваемых в полиции. Заявл. Cogn. Психология. 22, 1062–1071. DOI: 10.1002 / acp.1406

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Манн С., Вридж А., Леал С., Гранхаг П. А., Вармелинк Л. и Форрестер Д. (2012). Окна в душу? Преднамеренный зрительный контакт как повод для обмана. J. Невербальное поведение. 36, 205–215. DOI: 10.1007 / s10919-012-0132-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нортье А. и Треду К. (2019). Насколько хорошо мы обнаруживаем обман? Обзор современных методов и теорий. S. Afr. J. Psychol. 49, 491–504. DOI: 10.1177 / 0081246318822953

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Портер, С., и тен Бринке, Л. (2008). Чтение между ложью: определение скрытых и фальсифицированных эмоций в универсальных выражениях лица. Psychol. Sci. 19, 508–514. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2008.02116.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Портер, С., тен Бринке, Л., и Шанталь, Г. (2010).Опасные решения: влияние первого впечатления о достоверности на оценку юридических доказательств и виновность ответчика. Psychol. Закон о преступности 16, 477–491. DOI: 10.1080 / 106831606141

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Серота, К. Б., и Левин, Т. Р. (2015). Несколько плодовитых лжецов варьируют в распространенности лжи. J. Lang. Soc. Psychol. 34, 138–157. DOI: 10.1177 / 0261927X14528804

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Серота, К.Б., Левин Т. Р. и Бостер Ф. Дж. (2010). Распространенность лжи в Америке: три исследования самооценки лжи. Гум. Commun. Res . 36, 2–25. DOI: 10.1111 / j.1468-2958.2009.01366.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Веригин, Б. Л., Мейер, Э. Х., Богард, Г., и Вридж, А. (2019). Распространенность лжи, характеристики лжи и стратегии самоотчетов хороших лжецов. PLoS ONE 14: e0225566. DOI: 10.1371 / journal.pone.0225566

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Врий, А.(2000). Выявление лжи и обмана: психология лжи и ее значение для профессиональной практики . Чичестер: Вайли.

Врий, А. (2008). Обнаружение лжи и обмана, 2-е изд. . Чичестер: Вайли.

Google Scholar

Vrij, A., and Mann, S. (2001). Кто убил моего родственника? Способность полицейских обнаруживать реальную ложь с высокими ставками. Psychol. Закон о преступности 7 , 119–132. DOI: 10.1080 / 10683160108401791

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Врий, А.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *