Характерологические черты личности: Северо-Восточный федеральный университет имени М.К.Аммосова

Содержание

Курсовая работа МЕТОДИКА ИЗУЧЕНИЯ ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ

МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

КАФЕДРА ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ И ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫХ ДИСЦИПЛИН

КУРСОВАЯ РАБОТА

МАГИСТРА

по направлению подготовки 44.04.01 «Педагогическое образование» магистерская программа «Технологическое образование»

Дисциплина «Методология и методы научного исследования»

Выполнил: магистр заочной формы обучения 1 курса физико-математическолго факультета

Лялин Михаил Вячеславович

Научный руководитель: к.п.н., доцент кафедры технологических и естественнонаучных дисциплин

Бабина Наталия Федотовна

Воронеж – 2018

Содержание

Введение

Актуальность данного исследования определяется решением задач для улучшения условий психической адаптации обучающихся к жизни и учебной деятельности и коллективу.

Для успешной социализации личности необходимо учитывать сферу индивидуально-психологических особенностей. Среди них важное место занимает характер в структуре индивидуальности.

В зависимости от различий характера иными будут также те пути и способы, какими человек воздействует на окружающую жизнь, стремясь так или иначе приспособиться к ней, и именно эти индивидуальные различия в реакции индивидуума на окружающую среду и лежат в основе того, что называют делением личностей по их психическому содержанию.

В условиях конкретной социальной группы индивидуальнопсихологические качества существуют в форме проявлений личности и они способны изменяться в условиях совместной предметной деятельности и общения, характерных для данного уровня развития группы. Индивидуально-психологическое в этих условиях выступает как личностное, как сторона межличностных отношений.

Отсюда возникает противоречие в том, что несмотря на то, что характер влияет на личность, но в исследуемой нами литературе не было обнаружено рекомендаций по проведению характерологичесого исследования личности.

Проблема состоит в том, какими методами объективно провести исследование?

В связи с выявленной проблемой была выбрана следующая тема курсовой работы: «Методика изучения характерологических особенностей личности».

Объект исследования: характерологические особенности студентов. Предмет исследования: методы психолого-педагогической диагностики характерологических особенностей студентов.

Цель: выявить методы диагностики характерологических особенностей личности студентов и провести экспериментальное исследование.

Гипотеза: если регулярно проводить исследования по изучению характерологических особенностей личности студентов, то это позволит выявить определенные черты характера, что даст возможность более эффективно организовать их учебно-воспитательную деятельность.

Задачи:

  1. Выявить сущность понятия «характерологические особенности личности».

  2. Подобрать методики для определения характерологических особенностей личности.

  3. Провести исследование характерологических особенностей студентов с помощью подобранных методик.

  4. Составить рекомендации по выбору и организации исследования характерологических особенностей личности.

Методы исследования:

  • эмпирические: анализ научной литературы по предмету, опрос, наблюдение;

  • теоретические: анализ методико-педагогической литературы, мысленное моделирование.

Практическая значимость исследования состоит в подборе методик и разработке персональных рекомендаций.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения.

Глава 1. Необходимость изучения характерологических особенностей личности студентов

    1. Подходы к понятию и диагностике индивидуальных различий

в характере студентов

Одним из этапов развития жизни человека является юность. Четких установленных границ юности нет. Существует определенный стандарт, которого все придерживаются. Он определяет границы юности следующим образом: ее начало — 16-17 лет, а окончание — 20-23 года. Юношеский период отличается от всех остальных ощущением свободы выбора.

Сложность определения нижней границы юности заключается в том, что не все проходят одинаковые этапы обучения. Некоторые, заканчивая 9 классов школы, уходят в колледжи, лицеи, училища, кто-то начинает работать, кто-то переводится на вечернюю форму обучения. Их социальная ситуация изменяется раньше, чем у других, влияя на жизненные установки, мировоззрение и личность в целом. Их период юности наступает раньше, так же как и кризис развития, который проходит у них в 15 лет.

Те дети, которые остаются в школе и заканчивают 11 классов, вступают в юношеский период позже. Их социальная ситуация не изменяется до 17 лет, когда они также переживают кризис развития, вставая на пути выбора своей дальнейшей деятельности.

Тех, кто тяжело переживает юношеский кризис, отличает появление страхов, повышенной тревожности, беспокойства. В это время они решают, чем будут заниматься в дальнейшем, при этом боясь совершить ошибку.

Еще одними пугающими факторами выступают новая социальная обстановка, новые требования и правила. У юношей это время усугубляется вопросом об армии, который в этот период встает особенно остро.

Но даже тот, кто относится к изменению ситуации оптимистично, все же сталкивается с некоторыми сложностями. Прежде всего, они касаются адаптации, принятия и усвоения новых требований.

В этот период большое значение имеют поддержка и помощь семьи. Взрослые могут давать полезные и ценные советы, помогать в освоении новых социальных условий и правил. Важно, чтобы взрослые не настаивали на собственной точке зрения, оставляя право выбора за молодыми людьми.

При этом молодые люди должны четко осознавать свою ответственность за правильность выбора, от которого, возможно, будет зависеть вся их дальнейшая судьба.

В переводе с греческого «характер» — это «чеканка», «примета». Действительно, характер — это особые приметы, которые приобретает человек, живя в обществе. Подобно тому, как индивидуальность личности проявляется в особенностях протекания психических процессов (хорошая память, богатое воображение, сообразительность и т. д.) и в чертах темперамента, она обнаруживает себя и в чертах характера.

Характер — это совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, обусловливая типичные для индивида способы поведения

1.

Личность человека характеризуется не только тем, что он делает, но и тем, как он это делает. Действуя на основе общих интересов и разделяемых всеми убеждений, стремясь в жизни к общим целям, люди могут обнаруживать в своем общественном поведении, в своих поступках и деяниях не одинаковые, порой противоположные индивидуальные особенности. Можно наряду с другими людьми испытывать те же трудности, выполнять с равным успехом свои обязанности, любить или не любить одно и то же, но быть при этом мягким, уступчивым или жестким, нетерпимым человеком, веселым или грустным, уверенным или робким, уживчивым или неуживчивым. Одинаковые по смыслу критические замечания, обращенные к школьникам, одними педагогами делаются всегда в мягкой, вежливой, доброжелательной форме, а другими — грубо и бесцеремонно. У людей же с противоположными взглядами на жизнь, с несходными интересами, с различиями в культурном уровне, с неодинаковыми моральными принципами эти укоренившиеся индивидуальные особенности, как правило, бывают еще более резко выраженными.

Эти индивидуальные особенности, образующие характер человека, относятся в первую очередь к воле (например, решительность или неуверенность, боязливость) и к чувствам (например, жизнерадостность или угнетенность), но в известной мере и к уму (например, легкомыслие или вдумчивость). Впрочем, проявления характера являются комплексными образованиями и в ряде случаев практически не поддаются разнесению по разрядам волевых, эмоциональных или интеллектуальных процессов (к примеру, подозрительность, великодушие, щедрость, злопамятность и др.). Характер обнаруживает зависимость от общественных отношений, определяющих направленность личности человека.

Становление характера происходит в условиях включения личности в различные по уровню развития социальные группы (в семье, дружеской компании, трудовом или учебном коллективе и т. д.). В зависимости от того, как осуществляется индивидуализация личности в референтной для нее группе и каков уровень развития межличностных отношений в ней, у подростка, к примеру, могут формироваться в одном случае открытость, прямота, смелость, принципиальность, твердость характера, в другом случае — скрытность, лживость, трусость, слабохарактерность. В коллективе, как группе высокого уровня развития, создаются наиболее благоприятные возможности развития и закрепления лучших черт характера. Этот процесс способствует оптимальной интеграции личности в коллективе и дальнейшему развитию самого коллектива.

Зная характер человека, можно предвидеть, как он будет вести себя при тех или иных обстоятельствах, а, следовательно, и направлять поведение человека. Опираясь на ценные свойства характера воспитуемого, педагог стремится развить и упрочить их, а отрицательные — ослабить или хотя бы компенсировать, возместив другими, социально значимыми качествами.

В характере каждой личности всегда есть черты, отражающие своеобразие ее жизненного пути, поэтому характер человека — сгусток его биографии. Но вместе с тем в любом характере в еще большей степени представлены черты, отражающие качества, общие для людей конкретно-исторической эпохи. Общее, особенное и единичное в личности всегда находится в единстве и взаимопроникновении, и это единство должно лежать в основе формирования личности и характера2.

Формировать личность — значит стремиться формировать характер. Но надо понять и обратную закономерность: формировать характер учащегося — значит формировать нужные ему черты личности. О формировании характера говорят: «Посеешь поступок — пожнешь привычку. Посеешь привычку — пожнешь характер. Посеешь характер — пожнешь судьбу». Многие из формируемых личных качеств студента могут и не стать чертами его характера, но если эти качества полезны, они так или иначе найдут свое выражение в его характере. Так, аккуратность, даже не ставшая чертой характера, обязательно будет способствовать формированию дисциплинированности как черты характера. Вместе с тем характер должен формироваться не в виде отдельных его свойств, а в виде его черт с закономерно связанной структурой.

Характер проявляется и формируется в делах и поступках человека. Отсюда важное правило воспитания характера: одними словами, объяснениями, указаниями и уговорами, не реализующимися в делах и не служащими образцом, руководством для последующих действий, сформировать характер нельзя. Но нельзя и недооценивать слово как силу, воспитывающую характер человека. Слова, дающие знание как руководство к действиям, помогающие создать идеал как цель деятельности и самосовершенствования, призывающие стимулировать деятельность и, наконец, способствующие правильной оценке общественного значения сделанного — такие слова необходимы для формирования характера. Все это и выражает психологическую сущность правильно поставленного идейно-политического воспитания, в процессе которого формируются лучшие черты характера сознательного квалифицированного рабочего.

Характер человека, несомненно, обусловливается объективными обстоятельствами жизненного пути, но сами обстоятельства создаются и изменяются поступками человека; поступки и обстоятельства жизни, обусловливающие эти поступки, глубоко взаимосвязаны. Поэтому нелепо ссылаться на характер человека в оправдание дурных и неправильных поступков. Характер не врожденное качество личности, он создается, формируется и преобразуется в течение жизни. Человек сам участвует в выработке своего характера и сам должен всегда нести ответственность за него.

Как итог, по нашему мнению, характер — это совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, обуславливая типичные для индивида способы поведения.

1.2 Классификация характеров

Швейцарский психолог и психиатр Карл Густав Юнг (1875-1961) разработал типологию характеров «Психологические типы», в основе которой лежит выделение доминирующей психической функции (мышление, чувство, интуиция, ощущение) и классифицировал всех людей по преобладающей направленности на внешний или внутренний мир (экстравертивный и интровертивный типы).

Такая классификация выглядит, казалось бы, просто, но основывается на сложных, противоборствующих взаимоотношениях сознательного и бессознательного в психике человека.

Экстраверт — открытый, прямой человек, всем понятный, активный и чрезвычайно общительный, имеющий много друзей и знакомых, он не любит одиночества, любит путешествовать, мало интересуется своим здоровьем, старается взять от жизни всё, что только возможно. Он, как правило, становится душой компании, любит рассказывать анекдоты, является инициатором различных вечеринок и встреч, в повседневной жизни ориентируется на обстоятельства, а не на субъективное мнение.

Интроверт — внутренне сосредоточенный, замкнутый мыслитель, обращённый внутрь, в себя, отгороженный от окружающего мира человек, тщательно анализирующий события, при этом подозревая в действиях других второй смысл, подтекст. У него мало друзей, т.к. сложно устанавливать новые контакты, одиночество ему ближе, он не привык менять свои привычки. Интроверт — мнительный человек с высокой степенью тревожности (Шкала Спилбергера-Ханина), он дорожит своим здоровьем, прислушиваясь к ощущениям в себе.

Однако можно выделить и людей-амбовертов, у них есть в равной степени черты характера экстраверта и интроверта.

Современные классификации характеров.

Что можно сказать обо всех классификациях характеров? Все они односторонние, и дают возможность как-то приближенно и условно разграничить людей по типам, темпераментам или другим особенностям.

При попытке более подробного деления типов характера, сами классификаторы путаются в такой сложной классификации. Ведь мало того, что число черт характера очень много, так каждая из черт имеет разную количественную степень выраженности. Количественное развитие какой- либо черты характера может достичь своего предела, границы, которая еще является нормальным приемлемым в обществе поведением.

В настоящее время нет общепринятой классификации типов характеров, очевидно, следует подходить к этому вопросу в какой-то степени условно, разграничивая людей по типам, темпераментам и другим особенностям. Стабильность и нейротизм.

Характер с естественнонаучной точки зрения является соединением черт типа нервной системы и жизненных впечатлений, отложившихся в виде определенных временных нервных связей в коре головного мозга.

Уравновешенность или неуравновешенность, сила или слабость, подвижность или инертность нервных процессов — определяет тон реакции человека, его поведение и деятельность.

Эмоциональная неустойчивость (или нейротизм) может прогрессировать от эмоциональной стабильности до состояния близкого к истерии либо неврозу. У нейротической личности наблюдаются неадекватно сильные реакции по отношению к вызывающим их раздражителям.

В зависимости от степени выраженности различают явные и скрытые акцентуации характера. Явные, или выраженные, акцентуации относят к крайней границе нормы и отличаются постоянными чертами определенного типа характера. Скрытая акцентуация представляет собой обычный вариант нормы, выраженный слабо или не выраженный совсем. Такие акцентуации могут проявляться неожиданно под влиянием ситуаций и травм, представляющих требования к месту наименьшего сопротивления, в то время как психогенные факторы иного рода, даже тяжелые, не только не вызывают психических расстройств, но могут даже не выявить типа характера. Оба типа акцентуации могут переходить друг в друга под влиянием различных факторов, среди которых важную роль играют особенности семейного воспитания, социального окружения, профессиональной деятельности и т.д.

В основу выделения типов нервной системы И. П. Павлов положил три основных функциональных свойства нервной системы: 1) силу возбуждения и торможения; 2) уравновешенность нервных процессов; 3) подвижность возбуждения и торможения. Учитывая эти три признака, И. П. Павлов выделил четыре основных типа нервной системы.

  1. Сильный безудержный тип, характеризуется сильными процессами возбуждения и торможения, но неуравновешенный, с резким преобладанием возбуждения над торможением.

  2. Сильный живой тип, характеризуется сильными нервными процессами, неуравновешенностью и подвижностью, то есть быстрой сменой возбуждения торможением и наоборот.

  3. Сильный спокойный тип, отличается сильными уравновешенными процессами возбуждения и торможения, но малой их подвижностью.

  4. Слабый тип, характеризуется слабыми нервными процессами с низкой работоспособностью корковых клеток. Слабо развито возбуждение и торможение.

Между этим и типами нервной системы имеется много промежуточных переходов. Типы нервной системы соответствуют четырем типам темперамента человека. Так, безудержный тип соответствует холерическому темпераменту, живой — сангвиническому, спокойный — флегматическому и слабый — меланхолическому.

С учетом особенностей взаимодействия первой и второй сигнальных систем выделены два основных человеческих типа нервной системы: художественный (у писателей, музыкантов, живописцев и других, у которых первая сигнальная система преобладает над второй) и мыслительный (ученые — философы, математики, филологи и другие — вторая сигнальная система преобладает над первой). Имеется также средняя группа лиц, у которой преобладание одной системы над другой не выражено. Типы нервной системы формируются в процессе жизни и могут быть изменены воспитанием.

Естественной основой характера являются типы нервных процессов, темперамент, доминантность полушарий головного мозга. Волевые качества — важная составная часть характера. Волевому человеку присущи такие черты характера, как целеустремленность, настойчивость, решительность, выдержанность, дисциплинированность, надежность и др. По характеру общения люди бывают открытые, доверчивые, замкнутые, недоверчивые, пасмурные. Характер формируется на протяжении многих лет под влиянием социальной среды и воспитания.

Таким образом, типологические различия высшей нервной деятельности человека не могут служить основанием для суждения о большей или меньшей степени его социальной полноценности — жизнь человека в условиях сложнейшей многогранной структуры человеческою общества представляет широкие возможности для его деятельности с учетом типологических особенностей. Вместе с тем из генетически заданных свойств основных нервных процессов, фенотипически определенных признаков общего типа нервной системы, соотношения деятельности первой и второй сигнальных систем, дальнейших влияний условий жизни и воспитания формируется то, что называют характером человека.

Глава 2. Экспериментальное исследование развития
характерологических особенностей личности студентов

2.1 Выбор методик для определения характерологических особенностей личности студентов

Как известно, категория «личность» является одной из центральных в психологической науке, а изучение личностных особенностей — важнейшей практической задачей.

Следует отметить, что в настоящее время не существует единого общепринятого мнения в отношении структуры личности. Да и контуры научной теории личности относительно чётко наметились только в последнее столетие, благодаря развитию многомерных методов изучения личности. Многомерные измерения и системный подход в психологии позволили сформулировать ряд центральных психологических концепций, с помощью которых стало возможным проведение направленных исследований по проблемам формирования личности, успешности деятельности и многим другим.

Информация о личности при многомерном исследовании, как правило, исходит из трёх различных методических подходов. К ним можно отнести наблюдение, различные вопросники и методы самооценки, а также объективные тесты. Любые психологические методы имеют преимущества и недостатки. Поэтому в экспериментальных исследованиях они должны использоваться комплексно и дополнять друг друга, тем самым, снижая вероятность ошибки психологической оценки личности. Рассмотрим некоторые из них.

Патохарактерологический диагностический опросник

Хотя типология Кречмера была построена умозрительным путем, она содержала в себе ряд жизненно правдивых наблюдений. Впоследствии действительно обнаружилось, что люди с определенным типом строением тела имеют склонность к заболеваниям, которые сопровождаются акцентуациями соответствующих черт характера. Более поздние классификации характеров строились в основном на описании этих акцентуаций. Одна из них принадлежит известному отечественному психиатру А. Е. Личко. На основе его классификации в 1970г. был предложен патохарактерологический диагностический опросник (ПДО), предназначенный для определения типов акцентуаций характера и вариантов конституциональной психопатии, психопатических развитий и органических психопатий в подростковом и юношеском возрасте. ПДО является реализацией типологического подхода к исследованию личности. Опросник неоднократно пересматривался с целью усовершенствования; последние данные об основных шкалах опубликованы в 1983 3г.

Теоретической основой ПДО является, как отмечает автор, опыт психиатрии клинико-нозологического направления и концепция психологии отношений. Наборы фраз-утверждений составлялись на основе описаний патологических типов характера, представленных в трудах известных психиатров, а принцип отношения к личностным проблемам рассматривается как наиболее плодотворный для распознания типов характера. Принцип построения ПДО, в соответствии с которым допускается переход от клинических типов психопатии к анализу «вариантов нормы», неоднократно критиковался в психологии, так как за ним скрыто представление о характере как конституционально запрограммированной статичной структуре. Дискуссионным является и использования понятия «характер» в качестве психологической реальности, на диагностику которой направлен ПДО.

Опубликованы популяционные нормы для определяемых ПДО показателей акцентуаций характера у подростков. Разработана дополнительная шкала, позволяющая выявить черты психического инфантилизма в возрасте 16-17 лет. Опросник может быть использован для группового обследования. Существуют модификации ПДО для определения взаимоотношений в семье студента. В настоящее время ПДО достаточно широко используется в отечественных психодиагностических исследованиях.

Характерологический опросник К. Леонгарда Близкой к классификациям А.Е. Личко является типология характеров, предложенная немецким ученым К. Леонгардом. В соответствии с его концепцией все черты личности могут быть разделены на основные и дополнительные. Основные черты — стержень личности, они определяют ее развитие, процессы адаптации, психическое здоровье. При значительной выраженности основные черты характеризуют личность в целом. В случае воздействия неблагоприятных факторов они могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности. Личность, у которой основные черты ярко выражены, называются акцентуированными. Их не следует рассматривать в качестве патологических. Это случаи «заострения» определенных, присущих каждому человеку, особенностей. По Леонгарду, в акцентуированную личность заложены как возможности социальноположительных достижений, так и социально-отрицательный заряд.

Применение опросника возможно как индивидуально, так и в группе. Наиболее удачный вариант применения опросника в группе, но каждый испытуемый должен иметь перед собой текст опросника и лист для ответов. Опросник применяется как для психологической консультации, так и с целью профотбора и профориентации4.

Миннесотский Многоаспектный Личностный Опросник Анализ характера будет неполным, если не рассказать о таком разностороннем личностном опроснике как Миннесотский Многоаспектный Личностный Опросник (Minnesota Multiphasic Personaliti Inventory, MMPI). Он предложен С. Хатуэем и Дж. Маккнили в 1940 году. MMPI является реализацией типологического подхода в изучении личности и занимает ведущее место среди других личностных опросников в психодиагностических исследованиях.

Собственной теоретической основы MMPI не имеет. Для составления утверждений авторы использовали жалобы больных, описание симптоматики тех или иных психических заболеваний в клинических руководствах, ранее разработанные опросники. Первоначально утверждения были предъявлены значительной группе здоровых людей, что позволило определить их нормативные показатели. Затем эти показатели были сопоставлены с данными, полученными при обследовании разных клинических групп. Так были отобраны утверждения, которые достоверно дифференцировали здоровых и каждую из изученных групп больных. Эти утверждения объединили в шкалы, названные в соответствии с клинической группой, по которой та или иная шкала была валидизирована.

При интерпретации полученных результатов исходят из того, что любой показатель, равный 70 Т или выше (пик «профиля»), принимается в качестве нормативного для выявления патологических отклонений. В то же время необходимо учитывать, что значение одного и того же показателя как «патологического» может изменяться от шкалы к шкале. Следует избегать буквальной интерпретации шкал MMPI; в частности, нельзя полагать, что высокий показатель по шкале шизофрении указывает на ее наличие. Авторы подчеркивают, что с помощью шкал MMPI «измеряется» не, скажем, истерия, а симптомы, присущие лицам с данным психическим расстройством. На особенности «профиля личности» влияют возраст, пол, образование обследуемого, его отношение к процедуре тестирования и некоторые другие переменные. Любая гипотеза, исходящая из интерпретации ведущих пиков профиля, должна быть подтверждена показателями других шкал (и, прежде всего независимыми от результатов, полученных с помощью MMPI), данными о личности обследуемого.

    1. Организация экспериментального исследования

Исследование развития характерологических особенностей студентов проводилось на базе МКОУ «Колодезянская СОШ». Нами были проанализированы характерологические особенности трех молодых учителей, являющихся студентами заочного отделения магистратуры Воронежского государственного педагогического университета, в возрасте 22-23 лет. Для изучения данного вопроса, нами была использована методика «Характерологический опросник К. Леонгарда».

Характерологический опросник К. Леонгарда Леонгард выделил 10 типов акцентуированных личностей, которые относительно произвольно разделены на 2 группы: акцентуации характера (демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый типы) и акцентуации темперамента (гипертимический, дистимический, тревожнобоязливый, циклотимический, аффективно-экзальтированный, эмотивный).

Характерологический опросник Леонгарда включает в себя 88 вопросов, 10 шкал, соответствующих определенным акцентуациям характера. Первая шкала характеризует личность с высокой жизненной активностью, вторая шкала показывает возбудимую акцентуацию. Третья шкала говорит о глубине эмоциональной жизни испытуемого. Четвертая шкала показывает склонность к педантизму. Пятая шкала выявляет повышенную тревожность, шестая — склонность к перепадам настроения, седьмая шкала говорит о демонстративности поведения испытуемого, восьмая о неуверенности поведения. Девятая шкала показывает степень утомляемости, десятая — силу и выраженность эмоционального реагирования.

При подсчете баллов на каждой шкале опросника Леонгарда для стандартизации результатов значение каждой шкалы умножается на определенное число. Это значение указывается в ключе методики.

Описание акцентуаций по Леонгарду

  1. Демонстративный тип. Высокие оценки по этой шкале говорят о повышенной способности к вытеснению, демонстративности поведения.

  2. Педантичный тип. Высокие оценки говорят о ригидности, инертности психических процессов, о долгом переживании травмирующих событий.

  3. Застревающий тип. Основная черта этого типа — чрезмерная стойкость аффекта со склонностью к формированию сверхценных идей.

  4. Возбудимый тип. Таким людям свойственна повышенная импульсивность, ослабление контроля над влечениями и обсуждениями.

  5. Гипертимический тип. Высокие оценки говорят о постоянном повышенном фоне настроения в сочетании с жаждой деятельности, высокой активностью, предприимчивостью.

  6. Дистимический тип. Этот тип является противоположным предыдущему, характеризуется сниженным настроением, фиксацией на мрачных сторонах жизни, идеомоторной заторможенностью.

  7. Тревожно-боязливый тип. Основная черта-склонность к страхам, повышенная робость и пугливость, высокий уровень тревожности.

  8. Циклотимический тип. Людям с высокими оценками по этой шкале соответствует смена гипертимических и дистимических фаз.

  9. Аффективно-экзальтированный тип. Лицам этого типа свойственен большой диапазон эмоциональных состояний, они легко приходят в восторг от радостных событий и в полное отчаяние от печальных.

  10. Эмотивный тип. Это чувствительные и впечатлительные люди, отличаются глубиной переживаний в области тонких эмоций в духовной жизни человека.

Возможно применение опросника как индивидуально, так и в группе. Наиболее удачный вариант применения опросника в группе, но каждый испытуемый должен иметь перед собой текст опросника и лист для ответов. Опросник применяется как для психологической консультации, так и с целью профотбора и профориентации.

2.3 Анализ результатов исследования и составление персональных рекомендаций

На основании проведенного исследования, полученные данные занесем в таблицу.

Таблица 1 — Результат методики «Характерологический опросник Леонгарда»

ФИО

Индивидуальная особенность характера

1. Мусобаева О.Ю.

Акцентуации темперамента

2. Бурмистрова М.С.

Акцентуации темперамента

3. Спицына Ю.В.

Акцентуации характера


Мусобаева О.Ю. — Артистична. Любит развлекать. Недостаточно настойчива. Общительна. Уравновешена.

Рекомендации: необходимо поддерживать усилия, направленные на достижение интересных целей (у самой хватает инициативы выбрать какое-то занятие или цель, но не хватает упорства). Поощрять артистизм, но не переходя границы.

Бурмистрова М.С. — Человек скромный, активный, направленный на дело. Справедливый, преданный друг. Очень хороший, умелый помощник. Застенчива, предпочитает оставаться в тени. Взаимоотношениям придает большое значение.

Рекомендации: в деятельности желательно предоставить свободный режим, поощрять, это активизирует инициативу. Постараться раскрепостить, чтобы действовал самостоятельно, а не по указке (по природе подчиняем). Избегать публичной критики. Внушать уверенность в своих силах и правах. Не допускать слепой веры в чей-либо авторитет5.

Спицына Ю.В. — Безмятежный, мирный, невозмутимый человек. В группе скромна. Дружбу не навязывает, но и не отвергает, если ей предложат. Склонна к упрямству, если ощущает свою правоту. Речь спокойная. Терпелива.

Рекомендации: главное в подходе — повысить самооценку посредством привлечения внимания группы к данному человеку6. Желательно, чтобы у индивида была возможность выбора темпа работы. Подчеркивать ценность таких качеств, как скромность, хладнокровие.

Заключение

Характер человека — это закрепленная в индивиде система генерализованных обобщенных побуждений. Побуждения, порождаемые обстоятельствами жизни, — это и есть тот «строительный материал», из которого складывается характер. Побуждение, мотив — это свойство характера в его генезисе. Для того чтобы мотив стал свойством личности, «стереотипизированным» в ней, он должен генерализоваться по отношению к ситуации, в которой он первоначально появился, распространившись на все ситуации, однородные с первой, в существенных по отношению к личности чертах.

Поведение человека, обладающего культурой общения, отличается тактом и чувством меры, умением учитывать настроение и чувства других людей. Его характеризуют благожелательность, приветливость, участие и т.п. Противоположностью общительности является замкнутость. Замкнутый человек, как правило, не делится с окружающими своими мыслями и чувствами, хотя ему есть что сказать. Но чаще всего описанные типы темперамента человека сочетаются друг с другом так, что у одного и того же человека обнаруживаются признаки разных типов. Встречается немало людей, которых вообще нельзя отнести ни к одному из представленных типов темперамента, так как у них свойства нервной системы, характерные для каждого типа «перемешаны».

Во второй главе курсовой работы, мы провели исследование развития характерологических особенностей студентов. Исследование проводилось на базе МКОУ «Колодезянская СОШ». Для изучения данного вопроса, нами была использована методика «Характерологический опросник К. Леонгарда». На основании полученных данных следует, что все студенты имеют индивидуальные особенности характера. По результатам исследования для каждого студента были составлены персональные рекомендации.

Таким образом, подтвердилась выдвинутая нами гипотеза о том, что если регулярно проводить исследования по изучению характерологических особенностей личности студентов, то это даст возможность более эффективно организовать их учебно-воспитательную деятельность.

Список использованной литературы

  1. Еникеев М.И. Общая и социальная психология. М., Просвещение, 2000. – 125 с.

  2. Кейра Ф. Характеры и нравственное воспитание / Ф. Кейра. — М., Либроком, 2015. — 136 c.

  3. Макаренко Н.В. Психофизиологические функции человека / Н. В. Макаренко. – Киев, Наукова Думка, 2006. — 216 с.

  4. Маклакова А.Г. Общая психология / А. Г. Маклакова. — СПб., Питер, 2011. — 583 с.

  5. Мельник В. С. В сб. «Очерк теории темперамента», изд. 2 / В. С. Мельник. – Пермь, Пермское книжное издательство, 2004. — 80 с.

  6. Мерлин В.С. Отличительные признаки темперамента. / В. С. Мерлин. — М., Облик, 2005. – 40 с.

  7. Мерлин В.С. Очерк теории темперамента. — Пермь, ППИ, 1973. – 132 с.

  8. Небылицын В. Д. Основные свойства нервной системы человека // Избранные психологические труды / Под ред. Б. Ф. Ломова. — М.: Педагогика, 2000. – 212 с.

  9. Небылицын В.Д. Актуальные проблемы дифференциальной психофизиологии. // Психология индивидуальных различий. Хрестоматия. М., 2000. – 321 с.

  10. Немов Р.С. Психология. Учеб. для студентов высш. пед. учеб. заведений. В 3 кн. Кн.1. Общие основы психологии. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1999. — 383 с.

  11. Обозов Н.Н. Типы личности, темперамент и характер / Н. Н. Обозов. – СПб., 2007. — 44 с.

  12. Общая психология: Учебник / Под общ. ред. проф. А.В. Карпова. — М.: Гардарики, 2004. – 341 с.

  13. Петровский А.В. Социальная психология / А. В. Петровский. – М., Просвещение, 2012. — 224 с.

  14. Полякова, О. Б. Общий психологический практикум. Сборник диагностических процедур. Часть 4. Индивидуально-психологические особенности личности. В 2 томах. Том 1. Темперамент. Характер. В 2 книгах. Книга 1 / О.Б. Полякова. — М.: МПСИ, 2014. — 352 c.

  15. Райгородский Д.Я. «Психология и психоанализ характера. Хрестоматия по психологии и типологии характеров» — Самара: Издательский дом «БАХРАХ», 2007. — 286 с.

  16. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии / С. Л. Рубинштейн. — Спб., Питер, 2009. — 720 с.

  17. Столяренко Л.Д. Основы психологии. — 5-е изд., доп. и перераб. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2010. – 315 с.

  18. Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. М.: Прогресс, 1982. — 231 с.

Приложение

Характерологический опросник (опросник К. Леонгарда)

Перед проведением опроса дается инструкция. Время ответов не ограничивается.

Инструкция: «Вам будут предложены утверждения, касающиеся Вашего характера. Если Вы согласны с утверждением, рядом с его номером поставьте знак «+» (да), если нет — знак (нет). Над вопросами долго не думайте, правильных и неправильных ответов нет».

При подсчете баллов на каждой шкале опросника Леонгарда для стандартизации результатов значение каждой шкалы умножается на определенное число. Это указано в ключе к методике. Акцентуированные личности не являются патологическими. Они характеризуются выделением ярких черт характера.

КЛЮЧ

  1. Г-1 Гипертимые хЗ (умножить значение на 3) +: 1, 11, 23, 33, 45, 55, 67, 77, — нет

  2. Г-2 Возбудимые х2 +: 2,15,24,34,37,56,68,78,81, -: 12,46, 59

  3. Г-3 Эмотивные х3 + : 3, 13, 35, 47, 57, 69, 79, -: 25

  4. Г-4 Педантичные х3+:4,14,17,26,39,48,58,61,70,80,83,- :36

  5. Г-5 Тревожные х3 +: 16, 27, 38, 49, 60, 71, 82, -: 5

  6. Г-6 Циклотивные х3 + : 6, 18, 28, 40, 50, 62, 72, 84, -: нет

  7. Г-7 Демонстративные х2 + : 7, 19, 22, 29,41,44, 63, 66, 73, 85, 88,-: 51

  8. Г-8 Неуравновешенные х3 +: 8,20,30,42,52,64,74,86, -: нет

  9. Г-9 Дистимные х3 + : 9, 21, 43, 75, 87, -: 31, 53, 65

  10. Г-10 Экзальтированные х6 + : 10, 32, 54, 76, -: нет

Характерологический опросник (опросник К. Леонгарда)

  1. У Вас чаще — веселое и беззаботное настроение?

  2. Вы чувствительны к оскорблениям?

  3. Бывает ли так, что у Вас на глаза наворачиваются слезы в кино, театре, в беседе и т.п.?

  4. Сделав что-то, Вы сомневаетесь, все ли сделано правильно, и не успокаиваетесь до тех пор, пока не убедитесь еще раз в том, что все сделано правильно?

  5. В детстве Вы были так же смелы, как и Ваши сверстники?

  6. Часто ли у Вас резко меняется настроение от состояния безграничного ликования до отвращения к жизни, к себе?

  7. Являетесь ли Вы обычно центром внимания в обществе, компании?

  8. Бывает ли так, что Вы беспричинно находитесь в таком ворчливом настроении, что с Вами лучше не разговаривать?

  9. Вы серьезный человек?

  10. Способны ли Вы восторгаться, восхищаться чем-то?

  11. Предприимчивы ли Вы?

  12. Вы быстро забываете, если Вас кто-то обидел?

  13. Мягкосердечны ли Вы?

  14. Опуская письмо в почтовый ящик, проверяете ли Вы, проводя рукой по щели ящика, что письмо полностью упало в него?

  15. Стремитесь ли Вы всегда считаться в числе лучших работников?

  16. Бывало ли Вам страшно в детстве во время грозы или при встрече с незнакомой собакой (а может быть, такое чувство бывает и теперь, в зрелом возрасте)?

  17. Стремитесь ли Вы во всем и всюду соблюдать порядок?

  18. Зависит ли Ваше настроение от внешних факторов?

  19. Любят ли Вас Ваши знакомые?

  20. Часто ли у Вас бывает чувство внутреннего беспокойства, ощущение возможной беды, неприятности?

  21. У Вас часто несколько подавленное настроение?

  22. Бывали ли у Вас хотя бы один раз истерика или нервный срыв?

  23. Трудно ли Вам долго усидеть на одном месте?

  24. Если по отношению к Вам несправедливо поступили, энергично ли Вы отстаиваете свои интересы?

  25. Можете ли Вы зарезать курицу или овцу?

  26. Раздражает ли Вас, если дома занавес или скатерть висят неровно, или Вы сразу же стараетесь поправить их?

  27. Вы в детстве боялись оставаться один в доме?

  28. Часто ли у Вас бывают колебания настроения?

  29. Всегда ли Вы стремитесь быть достаточно сильным работником в своей профессии?

  30. Быстро ли Вы начинаете сердиться или впадать в гнев?

  31. Можете ли Вы быть абсолютно, беззаботно веселым?

  32. Бывает ли так, что ощущение безграничного счастья буквально пронизывает Вас?

  33. Как вы думаете, получился бы из Вас ведущий в юмористическом спектакле?

  34. Вы обычно высказываете свое мнение людям достаточно откровенно, прямо и недвусмысленно?

  35. Вам трудно переносить вид крови? Не вызывает ли это у Вас неприятных ощущений?

  36. Вы любите работу с высокой личной ответственностью?

  37. Склонны ли Вы выступать в защиту лиц, по отношению к которым поступили несправедливо?

  38. В темный подвал Вам трудно, страшно спускаться?

  39. Предпочитаете ли Вы работу такой, где действовать надо быстро, но требования к качеству выполнения невысоки?

  40. Общительны ли Вы?

  41. В школе Вы охотно декламировали стихи?

  42. Убегали ли Вы в детстве из дома?

  43. Кажется ли Вам жизнь трудной?

  44. Бывает ли так, что после конфликта, обиды Вы были до того расстроены, что идти на работу казалось невыносимым?

  45. Можно ли сказать, что при неудаче Вы не теряете чувства юмора?

  46. Предприняли бы Вы первые шаги к примирению, если Вас кто-то обидел?

  47. Вы очень любите животных?

  48. Возвращаетесь ли Вы убедиться, что оставили дом или рабочее место в таком состоянии, что там ничего не случится?

  49. Преследует ли Вас иногда неясная мысль, что с Вами и Вашими близкими может случиться что-то страшное?

  50. Считаете ли Вы, что Ваше настроение очень изменчиво?

  51. Трудно ли Вам докладывать (выступать на сцене) перед большим количеством людей?

  52. Вы можете ударить обидчика, если он Вас оскорбит?

  53. У Вас очень велика потребность в общении с другими людьми?

  54. Вы относитесь к тем, кто при каких-либо разочарованиях впадает в глубокое отчаяние?

  55. Вам нравится работа, требующая энергичной организаторской деятельности?

  56. Настойчиво ли Вы добиваетесь намеченной цели, если на пути к ней приходится преодолевать массу препятствий?

  57. Может ли трагический фильм взволновать Вас так, что на глазах выступают слезы?

  58. Часто ли бывает Вам трудно уснуть из-за того, что проблемы прожитого дня или будущего все время крутятся в Ваших мыслях?

  59. В школе Вы иногда подсказывали своим товарищам или давали списывать?

  60. Потребуется ли Вам большое напряжение воли, чтобы пройти одному через кладбище?

  61. Тщательно ли Вы следите за тем, чтобы каждая вещь в вашей квартире была всегда на одном и том же месте?

  62. Бывает ли так, что будучи перед сном в хорошем настроении, Вы на следующий день встаете в подавленном, длящемся несколько часов?

  63. Легко ли Вы привыкаете к новым ситуациям?

  64. Бывают ли у Вас головные боли?

  65. Вы часто смеетесь?

  66. Можете ли Вы быть приветливым даже с тем, кого Вы явно не цените, не любите, не уважаете?

  67. Вы подвижный человек?

  68. Вы очень переживаете из-за несправедливости?

  69. Вы настолько любите природу, что можете назвать ее другом?

  70. Уходя из дома или ложась спать, проверяете ли Вы, закрыт ли газ, погашен ли свет, заперты ли двери?

  71. Вы очень боязливы?

  72. Изменяется ли ваше настроение при приеме алкоголя?

  73. В Вашей молодости Вы охотно участвовали в кружке художественной самодеятельности?

  74. Вы расцениваете жизнь несколько пессимистически, без ожидания радости?

  75. Часто ли Вас тянет путешествовать?

  76. Может ли Ваше настроение измениться так резко, что состояние радости вдруг сменяется угрюмым и подавленным?

  77. Легко ли Вам поднять настроение друзей в компании?

  78. Долго ли Вы переживаете обиду?

  79. Долго ли Вы переживаете горести других людей?

  80. Часто ли, будучи школьником. Вы переписывали страницу в Вашей тетради, если случайно оставили в ней кляксу?

  81. Относитесь ли Вы к людям скорее с недоверием и осторожностью, чем с доверчивостью?

  82. Часто ли Вы видите страшные сны?

  83. Бывает ли, что Вы остерегаетесь того, что броситесь под колеса проходящего поезда или, стоя у окна многоэтажного дома, остерегаетесь того, что можете внезапно выпасть из окна?

  84. В веселой компании Вы обычно веселы?

  85. Способны ли Вы отвлечься от трудных проблем, требующих решения?

  86. Вы становитесь менее сдержанным и чувствуете себя более свободно, приняв алкоголь?

  87. В беседе Вы скудны на слова?

  88. Если бы Вам необходимо играть на сцене. Вы смогли бы войти в роль, чтобы позабыть о том, что это только игра?

1 Основы общей психологии. Рубинштейн С.Л. СПб, 2009. С. 665.

2 Социальная психология. Петровский А.В. М, 2007. С. 39

3Отличительные признаки темперамента. Мерлин В.С. М, 2005. С. 14-15.

4Психофизиологические функции человека. Макаренко Н.В., 2006. С. 109.

5Очерк теории темперамента. Мельник В.С. Пермь, 2004. С. 51

6Общая психология. Маклакова А.Г. СПб, 2006. С. 218.

Психологические особенности пожилого возраста

Психологические  особенности пожилого возраста

Психологические и физиологические изменения в пожилом возрасте

Психологические и физиологические изменения тесно взаимосвязаны. Некоторые психологические характеристики пожилых людей (например, негативное восприятие действительности), могут являться следствием физиологических изменений в организме

Специалисты различают физиологическое (нормальное) старение и преждевременное (связанное с заболеваниями).

ВАЖНО:  При физиологическом старении человек до глубокой старости остается практически здоровым, он способен к самообслуживанию, сохраняет активность и интерес к окружающему миру.

Преждевременное старение  начинается раньше  (на 5, а иногда  10 лет) и является следствием перенесенных заболеваний, воздействия отрицательных факторов окружающей среды.

При этом, надо иметь ввиду, что даже при нормальном (физиологическом) старении, происходят возрастные  изменения.

Это  влияет на восприятие человеком окружающего мира, его самооценку, психоэмоциональное состояние и поведение.  

При патологических формах старения, сопряженных с заболеваниями, зависимостью и утратой самостоятельности, изменения, как правило, выражены сильнее.

Старение проявляется в психологических и физиологических изменениях: 

  • может снижаться   физическая  и  умственная работоспособность,
  • труднее вырабатываются новые условные рефлексы, угасают старые,
  • замедляются и становятся менее точными движения, изменяется походка.
  • пожилые вынуждены больше времени тратить на подготовку и больше контролировать собственные действия. 

Когда может понадобиться помощь специалистов (психотерапевтов, психологов и др.)?

Когда длительно отмечается  состояние стрессового напряжения, которое сказывается на здоровье.

Негативные переживания, требующие помощи могут выражаться:

  • в остром переживании собственной ненужности, опустошенности,
  • гневных и раздражительных реакциях на мир («необоснованная агрессия», направленная как на других, так и на себя).

Решающее значение для адаптации к жизни в пожилом возрасте имеет тип личности, ее характерологические особенности.

Положительным вариантом адаптации считают  принятие самим пожилым человеком изменившейся жизненной ситуации, достаточное общение и повседневную активность, сохранение интереса к жизни, расширение и изменение окружения и привычной жизненной сферы.

ВАЖНО:   отмечая в своем теле возрастные изменения, понимать естественность этих процессов, и  несмотря на  возникающие ощущения физического нездоровья, уметь найти новые сферы для самореализации, где можно получить новый опыт и сохранить чувство нужности обществу.

ПКБ № 5 — Органическое расстройство личности

Данное психическое заболевание обусловлено повреждением головного мозга в результате травмы, интоксикации, инфекции. Таким образом, здесь мы имеем дело с последствиями грубого повреждения ткани центральной нервной системы.

Этот вид психической патологии мало известен среди широких кругов общественности. Между тем, среди пациентов нашей больницы органическое расстройство личности лишь немного уступает шизофрении по частоте. Это и не удивительно, ведь неблагоприятные воздействия на головной мозг чрезвычайно распространены, особенно среди мужской части населения (взять хотя бы хроническую алкогольную интоксикацию и травмы головного мозга).

Часто встречающийся диагноз: «Органическое расстройство личности, в связи со смешанными заболеваниями». Подобная формулировка диагноза стала применяться в России с 1990-х годов, по мере введения в практику Международной классификации болезней Десятого пересмотра (МКБ-10). Она означает, что у пациента имеется органическое поражение головного мозга, обусловленное сочетанием двух или более причин.

Как следует из названия данного заболевания, в его клинической картине ведущим является органический психосиндром.

В наиболее легкой форме этот синдром представляет собой астеническое состояние со слабостью, утомляемостью, неустойчивостью внимания, снижением работоспособности. Возникает эмоциональная лабильность, склонность к сентиментальности, слезливости, что сочетается с раздражительностью. Пациент часто жалуется на головные боли, особенно при неустойчивой погоде (- метеозависимость). Нередки также жалобы на плохую переносимость транспорта, духоты, то есть ситуаций, когда в воздухе помещения снижена концентрация кислорода. У детей и подростков при наличии этого синдрома иногда отмечается снохождение или сноговорение.

По мере усугубления психоорганического синдрома нарастают нарушения мышления, памяти, эмоций. Мышление становится вязким, обстоятельным. При рассказе о чем-либо пациент начинает вдаваться в малозначительные конкретные подробности, отвлекаясь от основной темы. Словарный запас становится бедным, в речи прослеживается склонность к неоправданному повторению одних и тех же фраз и слов, иногда же имеется тенденция к примитивной рифмовке обыденной речи. Для психических процессов у этих больных характерна инертность, с медленной врабатываемостью при выполнении каких-либо задач. Снижается память — как на недавние, так и на отдаленные по времени события. Нарушаются критические способности. Пациент может верно различать плохое и хорошее, но в отношении окружающих легко совершает неправильные поступки, делает бестактные высказывания. Эмоции отличаются грубостью, примитивностью, заостряются негативные характерологические черты, которые были свойственны человеку в прошлом, но которые он ранее старался не выставлять напоказ. Характерна хвастливость, преувеличение своих заслуг, что бывает сопряжено с эйфоричностью. Она может сменяться тоскливо-злобным, мрачным настроением. Время от времени возникают бурные аффективные вспышки (то есть состояния сильного эмоционального возбуждения), даже по незначительным поводам. Нередко это случается неожиданно для окружающих. В таком состоянии больной утрачивает контроль за своими поступками, сознание как бы суживается, — человек не обращает внимание ни на что, кроме сиюминутной задачи «покарать» мнимого или реального обидчика. Именно по такому механизму многие наши пациенты совершают общественно-опасные деяния, в том числе убийства.

При усугубляющихся органических изменениях личности происходит социальная дезадаптация. У детей и молодежи возникают трудности с учебой, а взрослые снижаются в профессиональном плане или теряют работу. Ухудшаются отношения с близкими. Пациенты прибегают к спиртному или к наркотикам как к средству отвлечения от своих проблем. Между тем, у больных с психоорганическим синдромом чаще, чем у других случаются патологические формы алкоголизации и наркотизации, в том числе — амнезия (запамятование) событий, связанных с опьянением, алкогольные делирии («белая горячка»). Тем самым риск криминальных поступков больных повышается еще больше.

На фоне прогрессирования психоорганического синдрома присоединяются неврологические нарушения, в том числе судорожные припадки (пароксизмы). У детей бывает ночной диурез, который является одной из форм пароксизмальных нарушений.

Лечение включает препараты, улучшающие обмен веществ и кровоснабжение в головном мозге, в частности, ноотропы. Кроме того, применяются противосудорожные препараты. Некоторые из них не только предотвращают эпиприпадки, но действуют и как нормотимики, то есть сбивают повторяющиеся колебания настроения, корригируют поведение. К таким противосудорожным препаратам относятся габапентин, карбамазепин, ламотриджин. При психомоторном возбуждении, агрессивном поведении приходится применять и нейролептики. После снятия острых симптомов присоединяется психотерапия, трудотерапия, которые должны носить систематический характер.

Прогноз при органическом расстройстве личности во многом зависит от того, насколько прочными будут установки больного на воздержание от вредностей, усугубляющих основное заболевание. Прежде всего это касается употребления алкогольных напитков и наркотиков. Само же повреждение головного мозга практически нельзя бывает устранить и восстановить начальную тонкую архитектуру центральной нервной системы.

Характер в структуре личности

Характер в структуре личности

Еще в глубокой древности философы, врачи, а затем и психологи обратили внимание на то, что у каждого человека проявляются свои специфические особенности в работе, общении и особенно в стиле или манере поведения, то есть каждый человек отличается от других своими особыми приметами. Сочетание особых примет, свойственных данному индивиду назвали характером. В переводе с греческого языка слово характер означает «чеканка», «примета». И, несмотря на то, что еще за тридцать веков до новой эры древневавилонский мудрец Аккадер построил первую типологию характеров, исследования этого разностороннего, многоаспектного явления продолжаются до сих пор.

В современной психологии характером понимается совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, обуславливая типичные для нее способы поведения.

Устойчивые отличительные особенности личности, относящиеся к ее характеру, называют чертами характера. Разнообразие и разносторонность характера как психического свойства личности, может быть описано большим количеством черт. Так, например, английский психолог Р. Кеттел для исследования феномена личности на базе словаря из 18 тыс. слов выбрал 4,5 тысячи слов, обозначающих черты личности и поведения. В настоящее время для обозначения характерологических черт личности в русском языке используется около 1500 наименований.

Для описания характера каждая его черта может быть представлена как шкалированный параметр, имеющий в крайних пределах отрицательное и положительное значение. Например: жадность – щедрость, замкнутость – общительность, леность – трудолюбие и т.д.

Характер – это не простая совокупность черт. Характер человека получает наиболее явное выражение в его поступках, действиях и поведении. Алгоритм формирования характера человека и значение его поступков лаконично выражено в известной восточной поговорке: «Посей поступок – пожнешь привычку, посей привычку – пожнешь характер, посей характер – пожнешь судьбу». Поступки, которые человек неоднократно повторяет, становятся его привычками, затем усваиваются как особенные, отличительные его черты и составляют существо его характера. Комплекс взаимосвязанных привычных действий и поступков личности составляют фундамент ее характера.

Привычными действиями и поступками для индивида становятся те, которые являются важными и значимыми в его жизни, посредством которых ему неоднократно удавалось успешно решать важные для него задачи. Только такие действия и поступки усваиваются личностью и становятся устойчивыми в своих проявлениях. Именно сочетание таких устойчивых особенностей и составляет характер данной личности.

Важнейшими факторами формирования характера являются проявления личности в системе отношений к окружающей действительности, в том числе и к самому себе как к другому. Эта система включает:

1.                 Отношение человека к другим людям. Это может быть выражено в таких чертах характера, как принципиальность – беспринципность, общительность – замкнутость, правдивость – лживость, привязанность – отчужденность, вежливость – грубость и др.

2.                 Отношение человека к делу. К наиболее ценным чертам характера относятся: добросовестность, исполнительность, ответственность, энтузиазм. Негативными чертами характера являются: недобросовестность, самовольство, безответственность, легкомыслие, равнодушие.

3.                 Отношение человека к себе: уверенность – неуверенность, самолюбие – уничижительность, эгоизм – альтруизм, самостоятельность – подчиненность и др.

4.                 Отношение человека к вещам: аккуратность – небрежность, хозяйственность – бесхозяйственность, бережливость – расточительность.

У индивида применительно к каждому типу отношений могут сформироваться как положительные, так и отрицательные черты характера. Какая черта характера будет свойственна конкретной личности, зависит от тех условий и факторов, под влиянием которых она формировалась. К ним относятся: темперамент, семья, школа, социальные группы и характер деятельности. Рассмотрим влияние каждого из перечисленных факторов на формирование и развитие характера.

Некоторые черты характера обнаруживаются уже в раннем возрасте. Некоторые из них обусловлены особенностями природной организации человека и в основном типом нервной системы. Особенности темперамента могут как способствовать, так и тормозить развитие определенных черт характера. В итоге свойства темперамента и характера образуют прочный сплав, обуславливающий динамическую сторону характера. Такие природно обусловленные черты характера являются достаточно устойчивыми и малоизменяемыми с возрастом.

В семье характер ребенка формируется и развивается в общении с окружающими людьми. Путем прямого научения через подражание и эмоциональное подкрепление ребенок усваивает формы поведения взрослых. Способы обращения взрослых с ребенком, манера общения взрослых друг с другом в его присутствии, действия матери и отца по отношению к нему, быт, материальные условия и моральная обстановка могут вызвать различный психологический эффект воздействия, существенным образом повлиять на качество формирования черт характера. В семье в первую очередь закладываются такие черты как общительность – замкнутость, щедрость – жадность, отзывчивость – черствость, человеколюбие – мезантропия (человеконенавистничество).

В дошкольном возрасте у детей формируются деловые качества, так как в этот период они включаются в посильный домашний труд, деловые игры, выполняют трудовые поручения, как дома, так и в детском саду. В характере подкрепляются и сохраняются те черты, которые постоянно получают одобрение со стороны взрослых. Считается, что именно в этот период закладываются «деловые» черты: трудолюбие – лень, добросовестность – недобросовестность, ответственность – безответственность и т.д.

С началом обучения в школе сфера общения ребенка с окружающими расширяется. В начальных классах в первую очередь закрепляются те черты характера, которые получают поддержку и одобрение в школе. Чаще всего они сохраняются в течение всей дальнейшей жизни. Другие черты характера, которые ребенок приобрел дома, могут не получать поддержки ни у сверстников, ни у взрослых. В этих случаях начинается ломка характера, которая, как правило, сопровождается эмоциональной напряженностью, внешними и внутренними конфликтами. Правильное и согласованное применение приемов воспитания учителями и родителями может привести к частичному изменению черт характера или формированию компромиссного поведения. Возможна и временная маскировка (сокрытие) определенных черт характера.

С развитием и закреплением волевых и эмоциональных черт характера в подростковом возрасте и основных нравственных и мировоззренческих качеств в ранней юности заканчивается в основном становление характера личности.

Большое влияние на становление характера оказывают социальные группы (компании друзей, группы сверстников, субкультура групп, религиозные общины и организации), микросоциум (двор, квартал, микрорайон, деревня, поселок). Формирование черт характера осуществляется на стадии индивидуализации личности, когда обостряется противоречие между потребностями «быть как все» и «стать самим собой». В зависимости от того, что является нормой для данной группы, и как разрешается это противоречие, могут сформироваться такие черты, как открытость или скрытность, смелость или трусость, честность или лживость, принципиальность или конформность, твердость или слабохарактерность. В социальной группе высокого уровня развития создаются наиболее благоприятные условия для развития и закрепления лучших черт характера.

Содержание и характер деятельности, в которую включается субъект, могут оказать существенное влияние на развитие и формирование характера. Деятельность и поведение определяются мотивами, целями, а также направленностью личности. В зависимости от преобладающих мотивов, потребностей и целей могут сформироваться различные черты характера. Так у одного человека основу деятельности составляют материальные потребности, а у другого – духовные. Один человек живет и работает для того, чтобы есть, другой ест для того, чтобы жить и работать. Есть люди, которые становятся рабами вещей, другие всецело поглощены творчеством. Кто-то любит и может преодолевать трудности на пути, а кто-то плывет по течению. В зависимости от направленности личности могут сформироваться такие черты как нравственность или безнравственность, целеустремленность или бесцельность, оптимизм или пессимизм, тактичность или бестактность.

Характер во многом результат самовоспитания – относительно позднего приобретения онтогенеза. Когда личность достигает определенного уровня самосознания и способности к самоопределению, самовоспитание становится значительной силой формирования, изменения и корректировки различных черт характера. Каждый человек, используя приемы самовоспитания — самоприказ, самоодобрение, самовнушение — в состоянии корректировать и чеканить свой характер в процессе адаптации к реальному миру.

Из приведенного выше становится очевидным, что структура характера представляет собой сложное образование. В структуру характера входят отдельные черты и группы черт, которые не изолированы друг от друга, а взаимосвязаны и образуют единое целое. Среди черт можно выделить такие, которые являются ведущими, основными, и такие, которые выступают как второстепенные. При этом последние могут определяться основными, а могут и не гармонировать с ними. В соответствии с этим в жизни встречаются как личности с цельным, так и с противоречивым характером.

Наличие большого количества характерологических черт личности привело к необходимости классификации (типологизации) характеров.

Изучением проблемы типологизации характеров занимается специальная отрасль психологии – характерология, имеющая такую же длительную историю, как и сама психология. На протяжении всей истории характерологии неоднократно предпринимались попытки построить типологию характеров, используя для этого различные признаки: положение звезд (Птолемей), строение души (Платон), наличие в организме определенного гумора (Гиппократ), космогонические факторы (Парацельс), тип телосложения (Кречмер), душевные наклонности (А.Ф. Лазурский), динамические особенности структуры характера (Л.С. Выготский) и др. Все эти классификации построены на основе результатов наблюдений и их обобщения, поэтому не являются научно обоснованными.

Наиболее развитыми классификациями признаны классификации, разработанные немецким психологом и психиатром К. Леонгардом и отечественным психиатром А.Е. Личко. Признаками их классификации являются проблемы психопатий в общении человека с другими людьми и его отношение к трудовой деятельности. Эти классификации построены на концепции «акцентуированной личности».

Акцентуация характера – это крайний вариант нормы как результат усиления отдельных черт. Если представить какую-либо черту характера в виде шкалированного параметра, то количественная выраженность крайней границы нормы и будет акцентуированной чертой. Акцентуация характера делает человека уязвимым по отношению к определенного рода воздействиям и, как правило, на некоторое время затрудняет адаптацию личности в социальной группе. Наиболее ярко и тотально акцентуация проявляется в подростковом возрасте. По мере взросления у большинства людей происходит сглаживание акцентуированных черт. При этом в характере сохраняются «слабые места», наиболее чувствительные к тем или иным условиям. Нельзя, однако, утверждать, что акцентуация – это диагноз, и что это всегда плохо. Чрезмерность той или иной черты характера может нести как отрицательный, так и положительный эффект. Существует несколько классификаций акцентуаций характера.

А.Е. Личко предложил классификацию характеров, включающую одиннадцать их типов: гипертимный, циклоидный, лабильный, астеноневротический, сензитивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный, истероидный, неустойчивый и конформный. Классификация немецкого ученого К. Леонгарда включает двенадцать типов акцентуаций: демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый, гипертимный, дистимный, циклоидный, лабильный, экзальтированный, тревожный, эмотивный, экстравертированный, интровертированный.

Так как описания акцентуированных черт по А.Е. Личко и К. Леонгарду во многом идентичны, ниже приводятся краткие описания акцентуаций характера согласно К. Леонгарду.

1.                 Демонстративный тип в первую очередь обладает ярко выраженным стремлением привлечь к себе внимание, для чего используются самые разные средства: самовосхваление и бахвальство, жалобы на судьбу, уход в болезнь, экстравагантность в одежде и поступках и т.д. Артистичность, присущая представителям демонстративного типа, и умение приспосабливаться имеют как положительный, так и отрицательный эффект. Эти люди быстро находят новых друзей, хорошо справляются с работой в сфере обслуживания и успешны в шоу-бизнесе. Однако, в конкурентных отношениях коварны и склонны к интригам.

2.                 Педантичный тип. Представители этого типа очень аккуратны, добросовестны, дотошны, пунктуальны и мнительны. Они испытывают большие трудности при принятии решения, терзаясь постоянными сомнениями в его правильности. В работе люди с данным типом акцентуации очень старательны и добросовестны, предельно тщательно выполняют порученное им дело.

3.                 Застревающий тип акцентуации можно описать в следующих понятиях: стойкость аффектов, чувствительность, обидчивость, злопамятность, заносчивость, подозрительность и честолюбие. Благодаря последнему качеству люди с данной акцентуацией нередко добиваются хороших результатов в своей деятельности. Однако, их склонность к застреванию как на отрицательных, так и положительных аффектах нередко является источником дискомфорта для окружающих.

4.                 Возбудимый тип характеризуется безудержной вспыльчивостью, агрессивностью, конфликтностью. Люди с этим типом акцентуации склонны к деспотичному управлению другими – более слабыми и беззащитными. Этот тип является наиболее дезадаптированным слабо поддающимся воспитательным воздействиям.

5.                 Гипертимный тип характеризуется повышенным жизненным тонусом, энергичностью, жизнерадостностью, выносливостью, общительностью. Однако, чрезмерная активность гипертима, его поверхностность и безответственность нередко вызывают раздражение окружающих. Труднопереносимыми условиями для гипертимов являются повышенный контроль, дисциплинарные требования, однообразие и размеренность, одиночество.

6.                 Дистимному типу акцентуации свойственны сниженное настроение, немногословие, пессимизм. Позитивными чертами данной акцентуации являются надежность и добросовестность.

7.                 Аффективно-лабильный (при ярких проявлениях – циклотимический) характеризуется периодическими сменами настроения, переходами от фазы подъема к фазе уныния и пессимизма. В первой фазе для человека характерны реакции и поведение гипертима. В депрессивной фазе человек становится апатичным, вялым, необщительным. Главными травмирующими факторами в этот период являются новые жизненные условия, переутомление и критика со стороны окружающих.

8.                 Аффективно-экзальтированный тип акцентуации наделяет человека чрезмерной эмоциональной реактивностью. Люди этого типа бурно радуются и легко приходят в отчаяние. Такие реакции не всегда обоснованы и адекватны с точки зрения окружающих. Экзальтированные личности очень доброжелательны и альтруистичны, принимают близко к сердцу печали и радости окружающих. Они преданные друзья и надежные партнеры.

9.                 Тревожный (боязливый) тип. Главной особенностью этого типа являются робость и нерешительность, граничащая с покорностью. В детском или подростковом коллективе такой ребенок нередко становится мишенью для нападок и издевательств. По мере взросления ребенка тревожность может компенсироваться внешней самоуверенностью или дерзостью. Люди с данным типом акцентуации нередко преданны и доверчивы в дружбе.

10.            Эмотивному типу присуща высокая чувствительность и глубина переживаний. Люди с этим типом акцентуации чувствительны, обидчивы, эмоционально отзывчивы, сострадательны и добры. Это мягкосердечные, душевные люди. Они очень привязаны к друзьям и близким, разлука с которыми или эмоциональное отвержение со стороны которых переносятся очень болезненно и тяжело.

11.            Эсктравертированная акцентуация характеризуется явной обращенностью к событиям внешнего мира, общительностью, контактностью, подверженностью чужому влиянию и легковерностью. Неумение и нежелание анализировать происходящее нередко приводит к импульсивности поступков.

12.            Интровертированная акцентуация обращает человека, прежде всего, на его внутренний мир. При умеренной выраженности данного типа акцентуации человека характеризует здравый смысл. Среди людей такого типа часто встречаются изобретатели. Однако чрезмерный уход в свои переживания и представления отрывает человека от действительности, погружая его в мир нереальных идей, ведет к изоляции от окружающих.

Говоря об индивидуальных различиях людей, в частности об особенностях характера, необходимо помнить, что в каждом из нас есть хорошее и плохое, удобное и неудобное для окружающих. Общаясь с представителем той или иной ярко выраженной акцентуации характера, нужно учитывать его слабые и сильные места, приспосабливая к ним свои индивидуальные качества. Только в таком случае общение с окружающими людьми может быть бесконфликтным и продуктивным.


 

Личность и культура человека. Санаторий Южный

Из всех проблем, с которыми сталкиваются люди в ходе истории человечества, вероятно, наиболее запутанной является загадка природы самого человека. Познавая тайны мироздания и законы общественного развития, проникая в бескрайние дали космоса и загадочные недра земли, исследуя атом и живую клетку, люди всё чаще задают себе вопрос: «Кто же ты, человек?» Вопрос о сущности и природе человека всегда волновал людей. Девиз «познай самого себя».

Астрология, теология, философия, психология, литература и социальные науки — вот лишь некоторые из течений, в русле которых предпринимаются попытки понять всю сложность человеческого поведения и саму сущность человека. Вполне вероятно, что качество жизни в будущем, как, возможно, и само существование человеческой цивилизации будут зависеть от того, насколько мы продвинемся в понимании себя и других.

Изучение природы характера, его строения и структуры, как мне кажется, может помочь в этом нелёгком деле —«познании самого себя». Самопознание необходимо для самовоспитания. Стать лучше, не зная, что ты собой представляешь, на что способен, невозможно. Мне вспоминается одна восточная поговорка: «Посеешь характер — пожнёшь судьбу». Я думаю, в этой фразе заложен глубокий смысл. Кому же не хочется иметь хорошую судьбу? Каждый человек хочет быть счастливым. А для этого нужно работать над собой, воспитывать в себе положительные качества, искоренять имеющиеся недостатки, преодолевать трудности, закаляя волю и вырабатывая характер. Нелёгок путь человека к себе…

1ОПРЕДЕЛЕНИЯ ХАРАКТЕРА И ЛИЧНОСТИ. СООТНЕСЕНИЕ ПОНЯТИЙ ХАРАКТЕРА И ЛИЧНОСТИ.

Как и полагается, следует начать с определения характера. Однако этого нельзя сделать без некоторых предварительных замечаний.

Дело в том, что «характер» трактуется в психологии далеко не однозначно. Существуют определённые трудности различения характера и темперамента. Еще больше спорных вопросов возникает при попытке развести понятия «характер» и «личность».

В психологической литературе можно найти всевозможные варианты соотнесения этих двух понятий: характер и личность практически отождествляются, т. е. эти термины употребляются как синонимы; характер включается в личность и рассматривается как ее подструктура; наоборот, личность понимается как специфическая часть характера; личность и характер рассматриваются как «пересекающиеся» образования.

«В психологии по-разному подходят к определению характера»К примеру, по определению А.В.Петровского,характер — это совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, обусловливая типичные для нее способы поведения.

Какие определения понятия «личность» даются в психологии? Американский психолог Г.В. Олпорт в своей книге «Личность» привёл около пятидесяти определений личности. А вообще их существует более шестидесяти. Целесообразно привести некоторые из них, так как до сих пор ещё не сложилось достаточно обоснованного и общепринятого определения.

Личность — динамическая организация тех психофизиологических систем в индивиде, которые определяют единственные способы приспособляемости к внешней среде в смысле характерических способов поведения и переживания. (Г.В. Олпорт).

Личность — более или менее стабильная, прочная организация характера, темперамента, интеллекта и тела, которая определяет ее единственную индивидуальную адаптацию к среде. (Г.Ю. Айзенк).

Личность — определяемое включённостью в общественные отношения системное качество индивида, формирующееся в совместной деятельности и общении. (А.В. Петровский)

Под личностью мы понимаем человека как носителя сознания. (К.К. Платонов).

Чтобы избежать смешения понятий характера и личности, следует дать более узкое толкование характера.Характер в узком смысле слова определяется как совокупность устойчивых свойств индивида, в которых выражаются способы его поведения и способы эмоционального реагирования.

При таком определении характера его свойства, так же как и свойства темперамента, могут быть отнесены к формально-динамическим особенностям поведения. Однако в первом случае эти свойства, если можно так выразиться, предельно формальны, во втором же они несут признаки несколько большей содержательности, оформленности. Так, для двигательной сферы прилагательными, описывающими темперамент, будут «быстрый»;, «подвижный», «резкий», «вялый», а качествами характера — «собранный», «организованный», «аккуратный», «расхлябанный». Для характеристики эмоциональной сферы, в случае темперамента, применяют такие слова, как «живой», «импульсивный», «вспыльчивый», «чувствительный», а в случае характера — «добродушный», «замкнутый», «недоверчивый». Впрочем, граница, разделяющая темперамент и характер, достаточно условна. Гораздо важнее глубже понять различие между характером и личностью (в узком смысле).

Рассмотрим, как употребляются эти понятия в обыденной речи. Прежде всего, обратим внимание на то, как сильно различаются наборы прилагательных, которые применяют для описания личности и характера. Говорят о личности «высокой», «выдающейся», «творческой», «серой», «преступной» и т. п. В отношении характера используются такие прилагательные, как «тяжелый», «жестокий», «железный», «мягкий», «золотой». Ведь мы не говорим «высокий характер» или «мягкая личность».

Таким образом, анализ житейской терминологии показывает, что налицо разные образования. Но еще более убеждает в этом следующее соображение: когда даются оценки характера и личности одного и того же человека, то эти оценки могут не только не совпадать, но и быть противоположными по знаку.

Вспомним для примера личности выдающихся людей. Возникает вопрос: известны ли истории великие люди с плохим характером? Да сколько угодно. Существует мнение, что тяжелым характером отличался Ф. М. Достоевский, очень «крутой» характер был у И. П. Павлова. Однако это не помешало обоим стать выдающимися личностями. Значит, характер и личность далеко не одно и то же.

Интересно в связи с этим одно высказывание П. Б. Ганнушкина. Констатируя тот факт, что высокая одарённость часто сочетается с пcихопатией, он пишет, что для оценки творческих личностей недостатки их характера не имеют значения. «Историю, — пишет он, — интересует только творение и главным образом те его элементы, которые имеют не личный, индивидуальный, а общий, непреходящий характер».

Итак, «творение» человека есть по преимуществу выражение его личности. Потомки используют результаты деятельности личности, а не характера. А вот с характером человека сталкиваются не потомки, а непосредственно окружающие его люди: родные и близкие, друзья, коллеги. Они несут на себе бремя его характера. Для них, в отличие от потомков, характер человека может стать, и часто становится, более значимым, чем его личность.

Если попытаться совсем кратко выразить суть различий между характером и личностью, то можно сказать, что черты характера отражают то, как действует человек, а черты личности — то, ради чего он действует. При этом очевидно, что способы поведения и направленность личности относительно независимы: применяя одни и те же способы, можно добиваться разных целей и, наоборот, устремляться к одной и той же цели разными способами.

2. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ О ХАРАКТЕРЕ. ХАРАКТЕР КАК ОДИН ИЗ КОМПОНЕНТОВ ЛИЧНОСТИ.

В буквальном переводе с греческого характер означает чеканка, отпечаток. Характер — это сложившийся и укрепившийся под влиянием жизненных воздействий и воспитания определенный стиль отношений и поведения человека. Характер того или иного человека выражает определенный склад его потребностей и интересов, стремлений и целей, чувств и воли, проявляющихся в избирательности его действительности и поведения, в отношениях и манерах поведения.

В характере различают следующие основные качества: моральную воспитанность, полноту, цельность, определенность, силу, уравновешенность.

Моральная воспитанность характеризует человека, как со стороны его отношений, так и формы поведения, и является ведущим и наиболее социально ценным качеством характера.

Полнота характеризует разносторонность потребностей и интересов, стремлений и увлечений, разнообразие деятельности человека. Одни люди отличаются многосторонностью, другие узостью, однобокостью и ограниченностью развития.

Цельность характеризует внутреннее единство психического склада человека, согласованность его отношений с различными сторонами действительности, отсутствие противоречий в стремлениях и интересах, единство слова и дела.

Определенность характеризует твердость и непреклонность поведения, которое постоянно соответствует сложившимся убеждениям, морально-политическим представлениям и понятиям, выработавшейся основной направленности, составляющей смысл жизни и деятельности человека.

Сила характеризует энергию, с какой человек преследует поставленные перед собой цели, способность страстно увлекаться и развивать большое напряжение сил при встрече с трудностями и препятствиями и преодолевать их.

Уравновешенность характеризует наиболее оптимальное или благоприятное для деятельности и общения с людьми соотношение сдержанности и активности.

Эти основные свойства находятся в сложной, иногда противоречивой связи. Полнота, цельность, определенность и сила характера определяются в результате жизненных влияний и воспитания. Характер образуется в процессе непрерывного взаимодействия индивида с окружающими людьми, в процессе отражения складывающихся обстоятельств жизни и воспитания. От круга впечатлений и разнообразия деятельности людей зависят полнота и сила их характера.

Характер взаимосвязан с другими сторонами личности, в частности с темпераментом и способностями. Характер, как и темперaамент, является достаточно устойчивым и мало изменяемым. Темперамент влияет на форму проявления характера, своеобразно окрашивая те или иные его черты. Так, настойчивость у холерика выражается в кипучей деятельности, у флегматика — в сосредоточенном обдумывании. Холерик трудится энергично, страстно, флегматик — методично, не спеша. С другой стороны, и сам темперамент перестраивается под влиянием характера: человек с сильным характером может подавить некоторые отрицательные стороны своего темперамента, контролировать его проявления. С характером неразрывно связаны и способности. Высокий уровень способностей связан с такими чертами характера, как коллективизм — чувство неразрывной связи с коллективом, желание работать для его блага, вера в свои силы и возможности, соединенная с постоянной неудовлетворенностью своими достижениями, высокой требовательностью к себе, умением критически относиться к своему делу. Расцвет способностей связан с умением настойчиво преодолевать трудности, не падать духом под влиянием неудач, работать организованно, проявлять инициативу. Связь характера и способностей выражается и в том, что формирование таких черт характера, как трудолюбие, инициативность, решительность, организованность, настойчивость, происходит в той же деятельности ребенка, в которой формируются и его способности. Например, в процессе труда как одного из основных видов деятельности развивается, с одной стороны, способность к труду, а с другой — трудолюбие как черта характера.

В общении с людьми характер человека проявляется в манере поведения, в способах реагирования на действия и поступки людей. Манера общения может быть более или менее деликатной, тактичной или бесцеремонной, вежливой или грубой. Характер в отличие от темперамента обусловлен не столько свойствами нервной системы, сколько культурой человека, его воспитанием.

Существует разделение черт личности человека на мотивационные и инструментальные. Мотивационные побуждают, направляют деятельность, поддерживают ее, а инструментальные придают ей определенный стиль. Характер можно отнести к числу инструментальных личностных свойств. От него больше зависит не содержание, а манера выполнения деятельности. Правда, как было сказано, характер может проявляться и в выборе цели действия. Однако, когда цель определена, характер выступает больше в своей инструментальной роли, т.е. как средство достижения поставленной цели.

Перечислим основные черты личности, которые входят в состав характера человека.

Во-первых, это те свойства личности, которые определяют поступки человека в выборе целей деятельности (более или менее трудных). Здесь как определенные характерологические черты могут проявиться рациональность, расчетливость или противоположные им качества.

Во-вторых, в структуру характера включены черты, которые относятся к действиям, направленным на достижение поставленных целей: настойчивость, целеустремленность, последовательность и другие, а также альтернативные им (как свидетельство отсутствия характера). В этом плане характер сближается не только с темпераментом, но и с волей человека.

В-третьих, с состав характера входят чисто инструментальные черты, непосредственно связанные с темпераментом: экстраверсия — интроверсия, спокойствие — тревожность, сдержанность — импульсивность, переключаемость — ригидность и др. своеобразное сочетание всех этих черт характера у одного человека позволяет отнести его к определенному типу.

3. ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ХАРАКТЕРА.

Для понимания физиологической основы характера необходимо обратиться к работам И.П. Павлова о высшей нервной деятельности, а особенно к его учению о свойствах и типах нервной системы. В своих работах он сближал понятие нервной системы с понятием темперамента.

В основу классификации типов нервной системы Павлов положил:

а) силу основных нервных процессов — раздражительного и тормозного;

б) уравновешенность возбуждения и торможения;

в) подвижность этих процессов.

Сила нервной системы определяется как к раздражительному, так и к тормозному процессу. Она, прежде всего, выражается в способности «выносить» сильные раздражители. Слабая нервная система, когда на нее действуют очень сильные раздражители, истощается и дает неврозы.

Работоспособность сильной нервной системы выражается в легкости установления условных связей при сверхсильных раздражителях.

Согласно принципу силы нервной системы, Павлов противопоставляет меланхоликов, как представителей слабого типа, сангвиникам и холерикам, как типам сильным.

Следующим принципом различения типов является принцип уравновешенности процессов возбуждения и торможения или способности уравновешивать процесс возбуждения процессом торможения. Надо отметить, что этот принцип первоначально был положен Павловым в основу его классификации типов. Он различал два крайних типа: возбудимый и тормозной и два центральных, уравновешенных. По принципу уравновешенности процессов возбуждения и торможения среди сильных типов выделятся в качестве неуравновешенного холерик.

Хотя слабый тип нервной системы отличается слабостью обоих процессов — как возбуждения, так и торможения, однако и на этом уровне встречаются типы уравновешенные и неуравновешенные.

Третий принцип типологии нервной системы — ее лабильность, подвижность, то есть легкость смены возбуждения торможением или, обратно, торможения возбуждением на одном участке коры. Этому принципу, особенно в последних своих высказываниях, Павлов предавал весьма большое значение. Сангвиник, как обладатель сильной уравновешенной и подвижной нервной системы нередко признавался Павловым наиболее совершенным типом, но одновременно с этим он часто подчеркивал весьма положительные черты флегматического типа.

В свете последних исследований многих психологов надо отказаться от каких-либо попыток сравнивать темперамент как психическое свойство личности с типом нервной деятельности или нервной системы.

То, что тип нервной системы — физиологическая основа темперамента, и при том однозначная, то есть, что темперамент физиологически зависит от типа нервной системы, не означает приравнивания темперамента к свойствам этого типа — темперамент характеризуется своими психологическими чертами.

Помимо того, тип нервной системы лежит в основе не только темперамента, но и других психических свойств личности, а также психических процессов и состояний. Таким образом, говоря о физиологической основе характера, следует говорить не о темпераменте, который не является физиологической категорией, а о типе нервной системы.

Павлов признает, что многое в его учении о типах нервной системы требует дополнительных исследований. Признавая все значение учения Павлова о свойствах и типах нервной системы, не следует слепо следовать этому учению — надо творчески развивать его, внося существенные коррективы, а иногда и пересматривая проблематику этого учения.

Тип, по Павлову, «основная характеристика» нервной системы, кладущая отпечаток на всю деятельность человека, конечно, тем самым является одной из основ характера. Но Павлов вместе с тем твердо и определенно разграничивал тип (нередко называвшийся им темпераментом) и характер.

Под типом нервной системы следует понимать ее врожденные качества, а под характером — прежде всего то, что приобретено нервной системой под влиянием жизненного опыта и в первую очередь воспитания.

Таким образом, тип нервной системы является только одной из основ характера, но не является характером человека и не предопределяет его. Однако все те черты, которые приобретаются в течении жизненного опыта и которые, по взглядам И.П.Павлова, составляют главным образом характер, формируются не на пустом месте, а связаны с определенным прирожденным типом, с некоторыми «данными» силы, уравновешенности и подвижности нервной системы. Наибольшее же значение для характера имеет воспитание и отсюда не унаследованный тип, а пластичность нервной организации.

Именно на пластичности нервной системы основан характер как по преимуществу та организация нервных процессов, которая связана с влиянием среды.

4. НАПРАВЛЕННОСТЬ И ВОЛЯ КАК КОМПОНЕНТЫ ХАРАКТЕРА.

Характер человека получает свою содержательность в зависимости от целей, дающих направление его деятельности.

Направленность — это характеризующее данного человека, своеобразное переживаемое им избирательное отношение к действительности, влияющее на его деятельность. Основой направленности является мировоззрение как совокупность взглядов на природу и общество. Мировоззрение становится убеждением, поскольку оно делается внутренним достоянием личности, глубоко воздействующим на ее деятельность.

Само по себе мировоззрение не является предметом изучения психологии; психологи исследуют то, как мировоззрение, становясь убеждением человека, проникает в его сознание и деятельность.

С мировоззрением как содержанием направленности тесно связано самоопределение человека, те цели, которые человек перед собой ставит, те средства, которые он предпочитает в борьбе за достижение цели.

У людей, имеющих одинаковое мировоззрение, существуют значительные индивидуальные различия в характерах. Одним словом, мировоззрение, являющееся содержанием направленности человека, является основой характера.

Для понимания направленности важно знать не только ее содержание, но и то, что мы условно называем ее психической характеристикой или психологическими формами направленности.

К таким формам, прежде всего, относится внимательность. Когда речь идет не о внимании, а именно о внимательности, то имеется в виду не просто психический процесс или психическая функция, а черта направленности человека.

Внимательность проявляется как в непроизвольном, так и в произвольном внимании. Если, например, человек очень реактивен или впечатлителен, то есть без затраты усилия обращает внимание на многое и разное, то это, если можно так выразиться, внимательность непроизвольная, характеризующая человека.

Но еще в большей мере характерна для человека внимательность преднамеренная, сознательная, нередко требующая преодоления внутреннего сопротивления, мешающих мыслей и чувств. Сила такого рода произвольной внимательности — показатель таких важных волевых черт характера, как выдержка и настойчивость.

Одной из наиболее распространенных форм направленности человека являются его интересы. Под интересом следует понимать эмоционально окрашенные отношения к предметам и явлениям жизни, выражающиеся в стремлении познать эти предметы и явления, овладеть ими. Известно, что в борьбе человека за достижение цели имеет большое значение осознанный им интерес. Человек никогда не может заинтересоваться тем, что не имеет к нему ни прямого, ни косвенного отношения и что, следовательно, лишено для него всякого значения. Обычно интерес вызывает желание действовать так, чтобы он был реализован.

От интересов как одной из форм направленности следует отличать идеалы — те конкретно выраженные в общественном строе, в людях, идеях, действиях и произведениях достижения, которые данный человек считает высшими и в которых он видит конечную цель лично своих или общественных стремлений. Одни люди не ставят себе в жизни идеалов, удовлетворяясь решением текущих задач, осуществлением ближайших целей; другие люди иногда настолько отвлеченно живут идеалами, что не связывают их с выполнением своих повседневных обязанностей. Для одних людей идеалы имеют действенное, иногда даже решающее значение.

К направленности относятся и чувства человека.

Для характеристики человека важно знать, отдается ли он своим чувствам без всякого внутреннего противодействия, борется со своими чувствами или, наконец, активно содействует их развитию. Характеризует человека также то, какое место занимают чувства в его личности, насколько ими проникнуты сознание и деятельность человека. Но не все индивидуальные особенности в чувствах закономерно относить к характеру.

Чувства являются сторонами характера в той мере, в какой они выражают значимые для личности отношения человека к действительности и влияют на человеческую личность.

Нельзя также недооценивать роль страстей как одной из форм направленности человека. Под страстью понимается ярко выраженное активное эмоциональное состояние, сильно влияющее на сознание и деятельность человека, овладевающее им на длительное время, иногда на всю жизнь.

Существуют и отрицательные страсти. Психолога интересует не только то, каков предмет той или иной отрицательной страсти, но и то, отдает ли человек себе отчет в ее недопустимости, борется ли за преодоление этой страсти или старается ее оправдывать. Отсутствие у человека необходимой страсти в работе и убеждениях может выражать слабоволие, слабохарактерность.

Если направленность является «головой» характера, то воля, как принято выражаться, его «хребтом».

Воля — это та сторона психической деятельности, которая отражает общественные потребности и выражается в сознательной постановке цели (целеустремленности), решимости или готовности достигнуть этой цели, активности, организованности и стойкости, необходимых для преодоления препятствий, стоящих на пути к достижению цели.

Человек делает свою жизнедеятельность объектом своей воли и своего сознания. Благодаря воле направляется, регулируется, контролируется человеком его деятельность. Волевая деятельность всегда сознательная и целеустремленная деятельность.

Источником формирования личности и воли служат производственные и общественные отношения, вызывающие определенные общественные потребности. Для того чтобы производить, люди должны соединяться для совместной деятельности и взаимного обмена этой деятельностью.

Производство осуществляется только при условии определенных общественных отношений между людьми. Волевая деятельность как воздействие человека на природу и на других людей формируется в производственных отношениях, которые всегда являются одновременно и общественными отношениями.

Большое значение для сознательной постановки цели и готовности ее добиваться имеет мотивировка волевого действия. Прежде всего, ставится вопрос о содержании или направлении мотивов как осознанных побуждений к действию.

Волевые процессы разнообразны. Так, они могут иметь формы влечения, желания, хотения.

Иногда влечение характеризуют тем, что его цель представляется неясной или смутной. На самом деле влечение часто вызывается весьма ясной, даже временами навязчивой целью.

В желании по сравнению с влечением более отчетливо выражен момент самоопределения человека. Человек в этом состоянии лучше, чем при влечении, владеет собой, рассуждает и выбирает цель.

Хотение, в отличие от желания, обычно понимается как такой процесс, который связан с выбором не только цели, но и средств, ведущих к ее достижению.

В хотении вообще подчеркивается большая готовность к действию, чем в желании. Но эта готовность выражается не всегда в том, что отчетливо представляются пути к достижению цели, а чаще в исключении конкурирующих целей, в целенаправленном сужении внимания.

Волевые процессы необходимо различать также в отношении спокойствия или остроты, бурности их протекания. Бурность и напряженность волевого процесса выражаются также в затрате волевого усилия. Волевое усилие необходимо понимать, как своего рода приказ себе делать всё, способствующее достижению цели.

Хотя воля и является одним из основных компонентов характера, все же было бы неправильно сравнивать волю и характер.

Прежде всего, не всякий волевой процесс имеет характерологическое значение. Некоторые намерения, стремления и желания человека могут быть временными, чисто ситуационными состояниями, общими для многих людей и совсем нетипичными для данной личности.

Характер в строгом смысле слова — только один из компонентов личности, в которую входят еще способности, темперамент, самосознание. Сравнивая характер с личностью, психологи нередко исключают из нее способности, которые на самом деле являются ярким выражением личности в ее творческой деятельности. Характер, в широком смысле слова, только один из аспектов личности.

5. ЧЕРТЫ ХАРАКТЕРА.

Характер — это неразрывное целое. Но изучить и понять такое сложное целое, как характер, нельзя, не выделив в нем отдельных сторон или типичных проявлений (черт характера).

чертами характера понимают те или иные особенности личности человека, которые систематически проявляются в различных видах его деятельности и по которым можно судить о его возможных поступках в определённых условиях.

Общие черты характера проявляются в отношениях личности к общественным обязанностям и долгу, к людям, к самому себе. Отношение к общественным обязанностям и долгу, прежде всего, проявляется в отношении личности к общественному труду. В этой связи выявляются такие черты характера, как трудолюбие, добросовестность, настойчивость, бережливость, и противоположные им — леность, небрежность, пассивность, расточительство. Отношение человека к труду оказывает решающее влияние на формирование его других личностных качеств. Д. И. Писарев писал: «Характер закаляется трудом, и кто никогда не добывал себе собственным трудом насущного пропитания, тот в большей части остается навсегда слабым, вялым и бесхарактерным человеком». Отношение к людям наглядно выступает в таких чертах характера, как общительность, вежливость, доброжелательность и т. п. Антиподами этих черт являются замкнутость, бестактность, недоброжелательность. Как утверждал В. Гюго, «у каждого человека три характера: тот, который ему приписывают; тот, который он сам себе приписывает; и, наконец, тот, который есть в действительности».

В целях выяснения сути своего характера человеку полезно знать мнение о себе коллектива, в котором он работает и проводит значительную часть своей жизни. И прежде всего то, насколько упорядочены у него отношения с людьми, насколько он нужен людям, насколько он авторитетен среди них. Отношение к самому себе проявляется в самооценке своих действий. Трезвая самооценка — это одно из условий совершенствования личности, помогающих вырабатывать такие черты характера, как скромность, принципиальность, самодисциплина. Отрицательными чертами характера являются повышенное самомнение, высокомерие и хвастовство. Человек, обладающий этими чертами, обычно неуживчив в коллективе, невольно создает в нем предконфликтные и конфликтные ситуации. Нежелательна и другая крайность в характере человека: недооценка своих достоинств, робость в высказывании своих позиций, в отстаивании своих взглядов. Скромность и самокритичность должны сочетаться с обостренным чувством собственного достоинства, основанным на сознании действительной значимости своей личности, на наличии известных успехов в труде на общую пользу. Принципиальность — одно из ценных личностных качеств, придающих характеру деятельную направленность.

О сильном или слабом характере говорят в зависимости от развития у человека волевых черт характера. Воля является способностью человека преодолевать препятствия, добиваться поставленной цели. Конкретно она выступает в таких чертах характера, как целеустремленность, решительность, настойчивость, выдержка, самообладание, дисциплинированность, мужество и смелость. Данные черты характера могут способствовать достижению как общественно полезных, так и антиобщественных целей. Для этого важно определить, каков мотивволевого поведения человека. «Храбрый поступок, мотив которого состоит в порабощении другого человека, в захвате чужого добра, в продвижении по службе, и храбрый поступок, мотив которого заключается в том, чтобы помочь общему делу, обладают, конечно, совершенно различными психологическими качествами».

По волевой активности характеры подразделяются, как я уже говорила, на сильные и слабые. Люди с сильным характером имеют устойчивые цели, инициативны, смело принимают решения и реализуют их, обладают большой выдержкой, мужественны и смелы. Людей, у которых эти качества слабо выражены или отдельные из них отсутствуют, относят к категории слабохарактерных. Им свойственно пассивное проявление своих деловых и личных качеств. Зачастую такие люди, имея самые хорошие намерения, не добиваются значимых результатов в работе, учебе. Многие из них искренне переживают свое неумение самостоятельно, настойчиво и решительно действовать.

Волевые качества можно воспитывать у человека. И. П. Павлов подчеркивал, что человек — это единственная система, способная регулировать сама себя в широких пределах, т. е. может самосовершенствоваться. Слабовольные люди при продуманной педагогической работе с ними могут стать активно деятельными. При этом надо принимать во внимание индивидуальные особенности человека, например, его темперамент. Так, у холерика легче выработать активность и решительность, чем у меланхолика. Сам человек должен с юного возраста тренировать свою волю, вырабатывать такие качества, как самообладание, активность, смелость.

Зная черты своего характера, человек сам нередко руководствуется ими как своего рода критерием поведения. Зная, что данный человек обладает определенной чертой характера, возможно до некоторой степени предвидеть, как он будет поступать при тех или других обстоятельствах.

Имеются черты — привычки (вежливость, аккуратность и т.п.), однако было бы неправильно каждую черту характера считать привычкой.

Черты характера, особенно наиболее существенные для личности, включая в себя некоторые навыки и привычки, отличаются ярко выраженной сознательностью. С другой стороны, не каждая привычка является чертой характера.

Каждая черта характера, даже самая ясная, всегда сложна и динамична. Одна и та же черта формируется по-разному и видоизменяется в зависимости, с одной стороны, от тех или иных жизненных ситуаций и, с другой стороны, от других черт и от характера в целом.

Все черты характера «подлинны», то есть представляют собой реальное и конкретное выражение индивидуального своеобразия личности человека, живущего в конкретных исторических условиях. Черты характера могут иметь различную яркость, могут быть более или менее определенными, но «неподвижными», или мнимыми, надо считать только несуществующие черты.

В области изучения черт характера перед психологами стоят несколько основных задач.

Первая из них — выделить и описать черты характера, которые являются ведущими или стержневыми для данной личности и прежде всего те из них, которые отражают ее направленность и волю.

Вторая задача, теснейшим образом связана с первой, — объяснить или проанализировать черты характера.

Этот анализ может идти в различных направлениях:

а) раскрыть структуру черты, что означает выделить в данной черте более частные и соподчиненые черты и проявления;

б) показать значение данной черты в структуре характера путем установления соотношения между этой чертой и другими чертами, а также характером в целом;

в) найти, что в данной черте и ее проявлениях индивидуально и что типично для известной группы людей;

г) установить условия, при которых наиболее полно проявляется данная черта, и тем самым наметить пути ее формирования.

Третья задача — установить перспективы развития характера. Изучая характер человека, необходимо ответить не только на вопросы, каковы черты характера у этого человека и как они возникли и формировались, но и на вопрос, в каком направлении могут и должны развиваться эти черты как показатели характера.

Изучение черт характера в их перспективном развитии позволит в структуру характера внести необходимую динамику, для чего так важно устанавливать не только взаимосвязь черт характера, но и конкретные условия их развития.

6. СТРОЕНИЕ ХАРАКТЕРА КАК ЦЕЛОГО.

Под строением характера как целого подразумеваются его определенность, цельность, сложность, оригинальность и динамичность.

Одной из самых главных особенностей характера является его определенность. Определенность характера далеко не всегда означает господство одной черты. Могут доминировать несколько черт, даже противоречащих одна другой. При отсутствии ясно выраженных черт характер теряет свою определенность.

Люди, которые считаются слабохарактерными или бесхарактерными, не имеют той определенности, которая заключается в ясности и отчетливости стержневых черт. Недостаток определенности не означает полного отсутствия характера у данного человека, он есть и в какой-то мере показателен своей расплывчатостью, что дает основание называть такого человека бесхарактерным.

Цельность характера означает его внутреннее единство, отсутствие в характере противоречивых черт, соответствие между направленностью и деятельностью, сознанием и поступками человека.

Каждый характер сложен, но сложность характера бывает разная. Сложность характера может вполне сочетаться с его цельностью.

В структуре некоторых характеров имеются противоречия и от этого сложность их увеличивается.

За сложность характера иногда принимают его недостаточную внешнюю выраженность. Поэтому так называемые открытые натуры многим кажутся проще, чем люди скрытные, маскирующие свой характер.

Характерологические особенности личности — Общее — Характерология — Каталог статей

  • Под характером понимается совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, обусловливая типичные для человека способы поведения.

Формирование характера во многом предопределяется образом жизни человека. По мере того как формируется образ жизни человека, формируется и соответствующий его характер. Это происходит на разных уровнях развития социальных групп (семья, школа, спортивная команда, трудовой коллектив и т. п.). Многое здесь зависит от того, какие социальные группы для человека являются референтными. Характер проявляется в манерах поведения, в привычках, поступках и действиях.


Важной особенностью характера является тесная связь его с психологическими свойствами личности, которые в совокупности составляют предмет психологии индивидуальных различий. Прежде всего, следует отметить связь характера с темпераментом. Под темпераментом понимаются индивидуальные свойства психики, определяющие динамику психической деятельности человека, особенности поведения и степень уравновешенности реакций на жизненные воздействия. И характер, и темперамент зависят от физиологических особенностей личности, от типов высшей нервной деятельности. Если темперамент является в основном прижизненным образованием, закреплен генетически, то характер формируется на протяжении всей жизни человека.


Характер и темперамент человека определяют типичные реакции на соответствующие жизненные ситуации. Темперамент определяет лишь динамические особенности поведения индивида (уровень общей психической активности, скорость реакций, темп работы и др.), в то время как характер обусловливает осознанные поступки людей в соответствии с их морально-этическими и нравственными нормами, социальными ценностями, потребностями и интересами.

Свойства темперамента являются наследственными, поэтому чрезвычайно плохо поддаются изменению. Исходя из этого, усилия человека должны быть направлены не на изменение, а на выявление и осознание особенностей своего темперамента. Это позволит выявить те характерологические свойства, которые присущи тому или иному типу высшей нервной деятельности (ВНД).

Так для сильного, уравновешенного, подвижного типа ВНД (сангвинический темперамент) характерологическими чертами скорей всего будут следующие:
Позитивные: высокая подвижность, высокая адаптивность (легкая приспособляемость), общительность, доброжелательность, жизнерадостность, выразительность мимики и пантомимики.
Негативные: деятелен при условии интересного дела, тяготится однообразием, испытывает малую склонность к самоуглублению, в действиях бывает резок, отсутствие усидчивости, недостаточная настойчивость

Для сильного, уравновешенного, инертного типа ВНД (флегматический темперамент) характерологическими скорей всего будут такие черты:
Позитивные: ровен в отношениях, в меру общителен, не обидчив, отличается высокой работоспособностью, настойчив, способен к большому напряжению в работе.
Негативные: инертность, малоподвижность, требует время для сосредоточения, внимания, медленно принимает решения.

Точно также для сильного, неуравновешенного типа ВНД (холерический темперамент) наиболее вероятными характерологическими чертами будут:
Позитивные: высокая активность, энергичность, быстро уясняет обстановку, инициативен, общителен, решителен, возбужденная убедительная речь.
Негативные: цикличность в работе, в переживаниях, настроениях, вспыльчивость, резкость в отношениях, неустойчивость в поведении.

Для слабого типа ВНД (меланхолический темперамент) скорее всего характерологичесими чертами будут:
Позитивные: высокая чувствительность, сердечность, тонкая восприимчивость, в привычной обстановке — исполнительный работник.
Негативные: легко раним и застенчив, мнителен и замкнут, пониженная активность, неуверенность движений, низкая работоспособность(в неблагоприятных условиях).

Конечно, деление характерологических черт личности на позитивные и негативные здесь носит несколько условный характер. Каждый из типов темперамента имеет свои достоинства. Характерологические черты, в наибольшей степени свойственные тем или иным темпераментам, при определенных условиях могут проявляться достаточно ярко, при других условиях — в незначительной степени. При этом не следует забывать, что в чистом виде типы темперамента не существуют. Между четырьмя типами располагаются до 16-ти промежуточных форм, вариаций основных типов. Таким образом, отнести конкретного человека к тому или иному типу темперамента можно лишь условно, определив, какие характерологические особенности в наибольшей степени присущи индивиду. Учитывая эти особенности, можно подбирать наиболее приемлемые виды работ для сотрудников. К примеру, холерику очень трудно, особенно в начале, осуществлять деятельность, требующую плавных движений, замедленного и спокойного темпа, поскольку его природные особенности противоположны требуемым качествам. Такую работу лучше поручать обладателям слабой нервной системы, слабых нервных процессов с преобладанием внешнего торможения. Обладая высокой чувствительностью (чего нет у холериков), меланхолик в привычной обстановке может успешно и качественно выполнять монотонную работу, требующую плавных, размеренных движений и постоянного контроля за качественными характеристиками технологических процессов.

Психологами выявлено, что наиболее общие свойства характера располагаются по осям: сила — слабость, твердость — мягкость, цельность — противоречивость. Сила характера — это энергия, с которой человек добивается поставленных перед собой целей. При встрече с трудностями вся энергия человека с сильным характером направляется на их преодоление, в то время как при слабом характере чаще всего это становится невозможным из-за неустойчивости взглядов и нерешительности, малодушия или трусости. Твердость характера предполагает упорство в достижении целей, отстаивание взглядов и т. п., в то время как мягкость характера проявляется в приспособлении к изменяющимся условиям жизнедеятельности, в нахождении разумных компромиссов в житейских ситуациях. Такая черта, как цельность, означает проявление основных, ведущих черт в достижении цели, что в немалой степени способствует формированию целеустремленности индивида. Противоречивость характера проявляется в частой смене ведущих и второстепенных черт характера.

Решительный по своему характеру человек переходит от побуждений к действиям без сколько-нибудь выраженной борьбы мотивов. В этом отношении можно привести пример из учения Д. МакКлелланда и Д. Аткинсона о мотивации достижения успеха. У человека с решительным характером, как правило, вырабатывается реалистический уровень притязаний. Уровень притязаний тесно связан с самооценкой личности и мотивацией достижения успехов в различных видах деятельности. Люди, мотивированные на успех, ставят перед собой цели, достижение которых однозначно расценивается ими как успех. Они стремятся во что бы то ни стало добиться успеха в своей деятельности, они смелы и решительны, рассчитывают получить одобрение действий, направленных на достижение поставленных целей. Для них характерны мобилизация всех своих ресурсов и сосредоточенность внимания на достижении поставленных целей.

 


Совершенно иначе ведут себя люди, мотивированные на избегание неудачи. Для них явно выраженная цель деятельности заключается не в том, чтобы добиться успеха, а в том, чтобы избежать неудачи.

Человек, изначально мотивированный на избегание неудачи, проявляет неуверенность в себе, не верит в возможность добиться успеха, боится критики, не испытывает удовольствия от деятельности, в которой возможна временные неудачи.

Таким образом, индивиды, ориентированные на достижение успеха, способны правильно оценить свои способности, успехи и неудачи, адекватно оценивают себя. У них выявляется реалистический уровень притязаний. Напротив, люди, ориентированные на избегание неудачи, неадекватно оценивают себя, что, в свою очередь, ведет к нереалистическим притязаниям (завышенным или заниженным). В поведении это проявляется в отборе только трудных или слишком легких целей, в повышенной тревожности, неуверенности в своих силах, тенденции избегать соревнований, в некритичной оценке достигнутого, ошибочности прогноза и т. п.

Характерологические особенности человека, определяющие структуру личности, могут быть определены с помощью личностных тестов. К личностным тестам относятся психодиагностические методики, направленные на оценку эмоционально-волевых компонентов психической деятельности индивида (отношений, мотивации, интересов, способностей поведения и т.п.) в определенных социальных ситуациях. С помощью таких тестов определяются устойчивые индивидуальные особенности человека, определяющие его поступки и поведение.

Среди личностных тестов особое место занимают многофакторные личностные опросники, дающие разнообразную комплексную оценку степени развитости психологических свойств личности. К ним относятся многофакторный личностный опросник Р. Кэттелла (в различных модификациях), Миннесотский многофакторный (многопрофильный) опросник MMPI, личностные опросники Г. Айзенка, патохарактерологический диагностический опросник А. Е. Личко, диагностический опросник расстройств личности и другие. 

Среди методик, выявляющих отдельные устойчивые характерологические черты личности, важное место с точки зрения определения поведенческих характеристик человека принадлежит тестам по определению депрессивных состояний, тревожности и агрессии. 

 

Характерологические особенности учащихся

Зная то, что у 95 % подростков несбалансированный характер, у них обнаруживаются те или иные акцентуации характера. В результате этого возникает избирательная уязвимость в отношении определённого рода психогенных воздействий. Человек трудно переносит некоторые ситуации, ведёт себя неадекватно, неразумно, испытывает психологический дискомфорт.

Совсем скоро нам предстоит пройти экзаменационные испытания по окончании школы и поступлению в другое учебное заведение. Конечно, это стрессовая ситуация для всего организма, трудное испытание всех систем. Во время стресса акцентуированные черты обостряются, что отнюдь не способствует разумным и адекватным действиям в ситуации. Нам бы хотелось не только узнать о своих акцентуациях, но и изучить акцентуации класса, чтобы определить, какие акцентуации характера встречаются чаще. Что нужно делать для того, чтобы характер стал более сбалансированным, гармоничным.

Возрастные психофизиологические особенности среднего и старшего школьного возраста

Средний и старший школьный возраст связан с процессом полового созревания в результате нейроэндокринной перестройки в организме. Активация деятельности эндокринных желёз влияет на рост, развитие и физиологическую активность головного мозга. Масса головного мозга в этот период значительно увеличивается, причём главным образом за счёт усиленного роста лобной области коры головного мозга.

В этих структурах в период от 13 до 16 лет отмечено увеличение процентного содержания не только пирамидных нервных клеток, но и звёздчатых нейронов, выявляется также особый тип пирамидно-звёздчатых клеток, которые сочетают переключательную и эффекторную функции. Наличие этих клеток, по-видимому, способствует, с одной стороны, совершенствованию процессов обработки информации, а с другой — более быстрому и экономичному осуществлению регуляторного влияния лобной области на другие структуры мозга. Типизация и специализация нейронов, а также усложнение морфоструктуры коры на данном этапе развития приводит к дальнейшему совершенствованию ансамблевой организации нейронов.

Период с 10 до 12 лет характеризуется резким увеличением взаимосвязей между различными корковыми центрами, главным образом за счёт роста отростков нейронов в горизонтальном направлении. Это создаёт морфофункциональную основу развития интегративных функций мозга, установления межсистемных взаимосвязей.

В возрасте 10-12 лет усиливаются тормозные влияния коры на подкорковые структуры. Формируются близкие к взрослому типу корково-подкорковые взаимоотношения с ведущей ролью коры больших полушарий и подчинённой ролью подкорки.

У 13-летних подростков существенно улучшается способность к переработке информации, быстрому принятию решений, повышению эффективности тактического мышления. Это обусловлено повышенной возбудимостью нервной системы подростков по сравнению с уровнем возбудимости нервной системы взрослых.

Плавное улучшение мозговых процессов у подростков нарушается по мере вступления их в период полового созревания — у девочек в 11-13 лет, у мальчиков в 13-15 лет. Начало полового созревания характеризуется резким повышением активности центрального регуляторного звена эндокринной системы — гипоталамо-гипофизарного комплекса. Гипоталамус является одной из важнейших подкорковых структур, частью лимбической системы — главного регуляторного звена. Его повышенная активность приводит к существенным изменениям баланса корково-подкоркового взаимодействия, проявляющихся в ослаблении тормозных влияний коры на нижележащие структуры и «буйстве» подкорки, вызывающей сильное возбуждение по всей коре и усиление эмоциональных реакций у подростков. Возрастает активность симпатического отдела вегетативной нервной системы и концентрация адреналина в крови. Такие изменения ведут к нарушению соотношения возбуждённых и заторможенных участков коры, нарушают координацию движений, ухудшают память и чувство времени. Поведение подростков становится нестабильным, часто немотивированным и агрессивным.

В связи с перестройкой функционирования ЦНС, отмечаются усиление генерализованной активации коры и снижение роли регуляторных механизмов локальной активации в организации системной деятельности, а ослабление корковых регулирующих влияний на активационные процессы нарушают механизмы произвольной регуляции внимания и восприятия.

В этот критический период, который также называют переходным (пубертатным), существенно изменяется условно-рефлекторная деятельность подростков, а их поведение характеризуется явным преобладанием возбуждения. Реакции по силе и характеру часто не адекватны вызвавшим их раздражителям и сопровождаются избыточными дополнительными сопутствующими движениями рук, ног и туловища (особенно у мальчиков), подобно тому, как это было в раннем возрасте. Условное торможение, особенно дифференцировочное, ослабевает. Это объясняется повышенной возбудимостью ЦНС, ослаблением процесса торможения и, как следствие, иррадиацией возбуждения, что приводит к усилению непроизвольного внимания.

Все эти изменения вызывают возникновение временных трудностей в образовании условных рефлексов на словесные раздражители, в частности, увеличение латентных периодов реакции, ослабление значения второй сигнальной системы. Речь, как правило, замедляется, а ответы на вопросы становятся очень лаконичными и стереотипными, словарь как бы обедняется. Для того чтобы получить исчерпывающий ответ по какому-то поводу, подростку необходимо задать ряд дополнительных вопросов. Нарушается также закрепление и переделка динамических стереотипов.

Скорость образования условных рефлексов на непосредственные (зрительные, звуковые, тактильные) раздражители, наоборот, возрастает.

В межполушарных отношениях также возникают существенные изменения — временно усиливается роль правого полушария в поведенческих реакциях. У подростка ухудшается деятельность второй сигнальной системы, повышается значимость зрительно-пространственной информации. Кроме этого, наблюдаются расстройства сна, связанные с преобладанием процессов возбуждения над торможением.

Существенно изменяются механизмы регуляции, что проявляется в особенностях организации внимания: ослабляется произвольное внимание и усиливается непроизвольное.

Известно, что любая система регуляции хорошо функционирует, если величина ответа регулируемого звена соответствует величине стимула. В противном случае наблюдается рассогласование их деятельности и система в целом работает неустойчиво. Подобная картина наблюдается у подростков: с одной стороны, нарастает активность центральной нервной системы, что проявляется в повышении самоконтроля и самокритичности, а с другой стороны, — в ЦНС процессы возбуждения преобладают над процессами торможения, поэтому подростки дают повышенную, не всегда адекватную реакцию на внешнее воздействие. Повышенная возбудимость и эмоциональность приводят к психической неуравновешенности. Так как в ЦНС преобладают процессы возбуждения, сильные и слабые раздражители могут вызывать одинаковую по силе реакцию, например в том случае, когда сильные раздражители не вызывают ответа, а слабые — вызывают. ЦНС подростка становится временно неспособной к ответу на сильный раздражитель, так как этот раздражитель приводит к состоянию запредельного торможения. Но на слабый раздражитель реакция сохраняется. В поведении это выражается в безразличии к важным вопросам (сильный раздражитель) и бурной реакции на какой-нибудь пустяк (слабый раздражитель).

При этом могут проявляться половые различия, например, у девочек процессы рассогласования деятельности ЦНС обнаруживаются со стороны эмоциональной сферы — обидчивость, плаксивость, резкая смена настроения, а у мальчиков со стороны поведенческих реакций — двигательные реакции, непоседливость и т. д. В это же время наблюдается повышенная утомляемость подростков. Утомление обычно делится на две фазы: в период первой фазы обычно появляется двигательное беспокойство, т. к. нервные центры уже не в состоянии затормозить нежелательные движения; в период второй фазы — сонливость, утомляемость.

Как указывалось выше, подросткам свойственны процессы повышенной возбудимости, повышенная эмоциональность, изменчивость настроения, болезненная чувствительность к несправедливости, к различным неудачам и семейным неурядицам. Поэтому у них чаще, чем у детей других возрастных периодов, возникают различные невротические реакции и состояния, суицидальные мысли (суицид — самоубийство). Это могут быть истерические реакции, навязчивые состояния, невротическая депрессия (подавленность, снижение настроения), у девочек — невротическая анорексия (отказ от приёма пищи).

Причиной истерических реакций может быть пренебрежительное отношение родных или обман близкого человека. Развёрнутые истерические состояния встречаются реже, однако дети, избалованные с детства, кумиры семьи, которым всё было дозволено и для которых не было слова «нельзя», жаждут благоговейно-восхищённого к себе отношения со стороны сверстников и готовы на всё, чтобы добиться его. Они могут пойти на демонстративные суицидальные попытки, на то, чтобы представить из себя наркомана или человека, которому доступно то, что ещё закрыто другим подросткам. Навязчивые состояния легко развиваются у впечатлительных и робких подростков, застенчивых и мнительных, особенно при травмирующих насмешках или недоброжелательном отношении окружающих, а также при предъявлении необоснованных или несправедливых обвинений. Замкнутые, растущие без близких друзей, одинокие подростки при травмирующих ситуациях ещё больше уходят в себя, отгораживаются от окружающих и от жизненных трудностей и невзгод, а это может приводить к депрессионным состояниям.

Невротическая депрессия может возникнуть вслед за утратой близких людей или вынужденной с ними разлукой, вследствие длительного дистресса или постоянных неудач в личностно значимых сферах жизни подростка.

Направленность и типы реакций часто связаны с особенностями характера подростков. Характер подростка представляет собой совокупность наиболее устойчивых индивидуальных черт, которые практически не поддаются изменению, так как основаны на природных свойствах и желаниях, присущих именно этому человеку; они формируются в раннем детстве, тесно связаны с органическими особенностями и часто заданы генетически. В характере взрослого переплетено природное и социальное. Если человек научился удовлетворять свои потребности социально приемлемым способом, можно говорить о его нормальной социальной адаптации. У подростков социальная адаптация проходит очень тяжело. С одной стороны, их натуральные потребности уже сложились и многие из них усиливаются в период полового созревания. С другой стороны, социальные, культурные нормы регуляции своего поведения ещё не отработаны. Они не могут устоять под натиском новых чувств, острых желаний и ощущений.

По данным А. Е. Личко, лишь приблизительно у 5 % подростков от 13 до 17 лет встречается сбалансированный характер, у остальных 95 % подростков обнаруживаются те или иные акцентуации характера. Это крайние варианты его нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, отчего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определённого рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. Иными словами, человеку, имеющему акцентуацию характера, бывает психологически трудно переносить некоторые ситуации, в то время как в других положениях он чувствует себя нормально (спокойно, уверенно, бодро). Каждый из типов характера имеет своё специфическое «место наименьшего сопротивления» — такие особенности в характере подростка, благодаря которым он чувствует себя особенно неприспособленным к определённым ситуациям или условиям. Эти специфические черты проявляются лишь в конкретных ситуациях у людей разного характера, отличающихся друг от друга. В этих ситуациях подросток с определённой акцентуацией характера ведёт себя дезадаптивно — неадекватно, неразумно, не так, как другие подростки. В то же время в других ситуациях подросток ведёт себя так же, как все, и не испытывает психологического дискомфорта. Если родители и педагоги не учитывают «точки наименьшего сопротивления» подростка, то невольно «из лучших побуждений» создают своим поведением условия, в которых он испытывает раздражение, депрессию, страдает и протестует.

На втором этапе полового созревания наступает равновесие между деятельностью коры головного мозга, эндокринными центрами ЦНС (гипоталамус и гипофиз) и половыми железами, поэтому одной из главных особенностей подростков этого этапа развития является меньшая раздражительность.

К 15-16 годам у подростков формируется ведущая модальность — аудиальная, кинестетическая или визуальная. В дальнейшем углубляются межполушарные активационные различия, завершается формирование индивидуального профиля асимметрии мозга с преимущественной активированностью левого полушария у праворуких и правого — у левшей.

В подростково-юношеском возрасте формируется система восприятия зрелого типа с характерной специализацией полушарий в отдельных сенсорных и когнитивных операциях. При этом правому полушарию принадлежит ведущая роль в выделении признаков и осуществлении начальных этапов анализа стимула и сенсорного запечатления. Левое приобретает ведущую роль в осуществлении классификационного типа опознания на основе определения разделительного признака и в осуществлении заключительных этапов восприятия: оценке значимости стимула, принятии решения, запечатлении обработанной информации.

Взаимодействие лобных (префронтальных) отделов правого и левого полушарий на регуляторном уровне через сформированное мозолистое тело позволяет подростку 12-15 лет выстраивать собственные программы поведения, ставить перед собой цели, контролировать их выполнение, осуществлять рефлексию (самоанализ). Происходит формирование когнитивных стилей личности и обучение при закреплении приоритета лобных отделов правого и левого полушарий мозга.

У подростков появляются неограниченные возможности в области учебно-познавательной деятельности, поэтому объём и сложность содержания обучения должны непрерывно возрастать. Совершенствуется память, качественно преобразуется характер мышления: оно становится понятийным, развиваются критические черты характера, растёт самостоятельность и активность, расширяется круг интересов и стремлений. На смену неуверенности в своих силах приходит завышенная самооценка, но проявляется лучшая способность к концентрации внимания.

К концу переходного периода — к 15 годам у девушек и к 17 годам у юношей — роль второй сигнальной системы начинает возрастать, латентные периоды реакций на словесные раздражители уменьшаются. Устанавливается гармоничное отношение коры и подкорковых отделов мозга.

Изменения в ансамблевой организации нервного аппарата коры больших полушарий продолжаются и за пределами подросткового периода вплоть до достижения зрелости. Особенно существенные изменения в 18-20-летнем возрасте происходят в лобных отделах коры, где значительно усложняются межнейрональные связи. О возрастающей активности нейронных ансамблей на этом этапе онтогенеза свидетельствует развитие тех элементов ансамбля, которые обеспечивают метаболизм нервных клеток. В составе ансамбля выявляются глиальные клетки с очень большим содержанием нуклеиновых кислот. Как структурно-функциональная основа интеграции и обработки информации нейронные ансамбли в юношеском возрасте достигают зрелого типа.

Акцентуации характера

Рассмотрим более подробно понятие «акцентуация». Понятие «акцентуация» впервые ввел немецкий психиатр и психолог, профессор неврологии неврологической клиники Берлинского университета Карл Леонгард (К. Leonhard). Им же разработана и описана известная классификация акцентуаций личности.

В нашей стране получила распространение иная классификация акцентуаций, которая была предложена известным детским психиатром профессором А. Е. Личко. Однако и в том и в другом подходе сохраняется общее понимание смысла акцентуации. В наиболее лаконичном виде акцентуацию можно определить как ДИСГАРМОНИЧНОСТЬ РАЗВИТИЯ ХАРАКТЕРА, ГИПЕРТРОФИРОВАННУЮ ВЫРАЖЕННОСТЬ ОТДЕЛЬНЫХ ЕГО ЧЕРТ, ЧТО ОБУСЛОВЛИВАЕТ ПОВЫШЕННУЮ УЯЗВИМОСТЬ ЛИЧНОСТИ В ОТНОШЕНИИ ОПРЕДЕЛЕННОГО РОДА ВОЗДЕЙСТВИЙ И ЗАТРУДНЯЕТ ЕЕ АДАПТАЦИЮ В НЕКОТОРЫХ СПЕЦИФИЧНЫХ СИТУАЦИЯХ.

При этом важно отметить, что избирательная уязвимость в отношении определенного рода воздействий, имеющая место при той или иной акцентуации, могут сочетаться с хорошей или даже повышенной устойчивостью к другим воздействиям. Точно так же, затруднения с адаптацией личности в некоторых специфичных ситуациях (сопряженных с данной акцентуацией), может сочетаться с хорошими или даже повышенными способностями к социальной адаптации в других ситуациях. При этом эти «другие» ситуации сами по себе могут быть объективно и более сложными, но не сопряженными с данной акцентуацией, не РЕФЕРЕНТНЫ ей.

В работах К. Леонгарда используется как сочетание «акцентуированная личность», так и «акцентуированные черты характера». Хотя все-таки главным у него является понятие «акцентуация личности». Сама классификация К. Леонгарда есть классификация акцентуированных личностей. А. Е. Личко полагает, что правильнее было бы говорить об акцентуациях характера, потому что в действительности именно об особенностях характера и типологии характера идет речь.

Полагаю, что справедливым является использование обоих сочетаний — и акцентуированная личность и акцентуация характера. В отечественной психологии сложилась традиция четко, а иногда и резко подчеркивать различие в понятиях личность и характер. При этом имеется в виду, что понятие личность более широкое, включающее в себя направленность, мотивы, установки, интеллект, способности и т. д. Между тем, в западной психологии часто, говоря «личность», имеют ввиду ее характерологию. К этому есть определенные основания, потому что характер — это не только базис личности (так считают многие, хотя и это дискуссионно), но и интегративное образование. В характере находят свое выражение и система отношений личности, ее установки, ориентации и т. д. Если же обратиться именно к описаниям различных акцентуаций (все равно, в какой типологии — К. Леонгарда или А. Личко), то легко увидеть, что многое в них характеризует именно личность в различных ее аспектах. В дальнейшем я в равной степени и в равном значении будем использовать оба термина — акцентуированная личность и акцентуация характера.

Одной из распространенных практических ошибок, является трактовка акцентуации как установленной патологии. Однако это не так. В работах К. Леонгарда специально подчеркивалось, что акцентуированные люди не являются ненормальными. В противном случае нормой следовало бы считать только среднюю посредственность, а любое отклонение от нее рассматривать как патологию (К. Леонгард, 1981). К. Леонгард даже полагал, что человек без намека на акцентуацию, конечно, не склонен развиваться в неблагоприятную сторону, но столь же маловероятно, что он как-нибудь отличается в положительную сторону. Акцентуированным личностям, напротив, присуща готовность к особенному, т. е. как к социально положительному, так и социально отрицательному развитию. Обобщая все сказанное, очевидно, можно заключить, что АКЦЕНТУАЦИЯ ЯВЛЯЕТСЯ НЕ ПАТОЛОГИЕЙ, А КРАЙНИМ ВАРИАНТОМ НОРМЫ.

По различным данным, распространенность акцентуаций в популяции сильно варьирует и зависит от многих факторов. К этим факторам относятся социокультурные особенности среды, половые и возрастные особенности и др. По данным К. Леонгарда и его сотрудников, доля акцентуированных личностей во взрослом населении составляет примерно 50%. Однако авторы специально подчеркивают, что в других странах соотношение акцентуированных и неакцентуированных людей может быть иным.

Хотя в целом вопрос о динамике акцентуаций разработан еще недостаточно, уже сейчас определенно можно говорить о феномене заострения черт акцентуированного характера в подростковом возрасте, которые постепенно сглаживаются.

Опросник, который предлагается учащимся, был разработан Смишеком К. в 1970 году. Всех акцентуантов можно разделить на несколько типов.

ГИПЕРТИМНЫЙ ТИП

Важнейшей особенностью гипертимов является их большая подвижность, активность, склонность к озорству, неугомонность, общительность, болтливость. Все это в учебном процессе проявляется в виде неусидчивости и недисциплинированности. Такое поведение гипертимов очень часто вызывает неудовольствие и резкую реакцию педагогов. Неудовольствие может перерастать в формирование устойчивого негативного отношения педагога к такому учащемуся Формирование жесткого негативного отношения часто может проходить незаметно для самого педагога Становление устойчивого стереотипного негативного отношения облегчается за счет того, что именно гипертим больше всего чисто внешне мешает педагогу в проведении урока. И это со временем может искаженно восприниматься как злонамеренное поведение, демонстрация со стороны ученика неуважения и неприязни к педагогу. Такая искаженная интерпретация ПРИЧИН поведения гипертима педагогом подкрепляется к тому же еще и таковой, свойственной гипертимам особенностью поведения, как недостаток чувства дистанции со старшими (по положению или по возрасту). Крайним вариантом формирования негативного отношения может быть тотальная негативная оценка педагогом личности учащегося, его поведения и причин такого поведения. В качестве примера приведём следующий факт из опыта практического психологического консультирования (А. Реан, 1988). Педагогам одного из учебных заведений была предложена помощь в проведении психолого-педагогической коррекционной работы с учащимися. Однако, в силу ограниченности возможностей, попросили их включить в список для психологического консультирования только тех учащихся, которые оценивались бы педагогами как «очень трудные», как даже имеющие криминальный потенциал и вызывающие чрезвычайную тревогу педагогов. Из восьмисот (!) учащихся было отобрано педагогами только двадцать таких «особых», по их мнению. Последующая работа с ними показала, что все 100% из них оказались гипертимами. Но при этом у многих из них не было обнаружено каких-то дополнительных факторов делинквентного поведения, кроме характерной для гипертимов неусидчивости, недисциплинированности и вообще повышенной активности.

Все вышесказанное ставит передо мной одну специфичную задачу. В целях предупреждения формирования устойчивого негативного отношения к учащемуся-гипертиму, нужно внимательно ознакомиться и разбираться в сущности, особенностях и механизмах гипертимного поведения. При этом следует особо акцентировать внимание, что основой недисциплинированности и неусидчивости (а также иных аналогичных поведенческих реакций) является определенная характерология, но не негативная учебная мотивация. А тем более не негативное, неприязненное отношение учащегося к педагогу. Следует иметь в виду, что особые трудности возникают у таких учащихся в ситуации строгой регламентации, жесткой дисциплины, постоянной навязчивой опеки и мелочного контроля. В таких ситуациях повышается вероятность не только нарушения дисциплины со стороны учащегося, но и вероятность вспышек гнева и конфликта с педагогами (воспитателями, родителями).

Делинквентность гипертимов обусловлена скорее не четко выраженными антисоциальными установками, а легкомыслием, гиперактивностью, реакцией группирования и склонностью к риску. Однако эти «легкие» причины обуславливают все-таки достаточно высокий риск делинквентного поведения среди гипертимов. По данным А. Личко, гипертимный тип входит в пятерку наиболее «рискованных» с точки зрения делинквентности. (А. Личко, 1983).

Гипертимный субъект позволяет легко устанавливать с ним контакт. В процессе общения следует воздерживаться от директивных методов. Особое внимание следует обращать на удержание дистанции, достаточной для поддержания продуктивного взаимодействия.

ДЕМОНСТРАТИВНЫЙ ТИП

Главной особенностью при демонстративной акцентуации является жажда внимания к собственной персоне, эгоцентризм, желание выделяться, быть в центре внимания. Эта особенность обуславливает как само поведение демонстративного акцентуанта, так и особенности взаимодействия с ним.

Подчеркнутое игнорирование такой личности, проявление в активной форме позиции «ты ничем не выделяешься на общем фоне» является исключительно сильной мерой воздействия. Однако реакции на такую позицию могут быть самыми различными: от гиперактуализации потребности выделиться до аффективного взрыва, установления резко отрицательного отношения к лицу, от которого исходит идея игнорирования и усреднения. Гиперактуализация демонстративной потребности может выражаться на поведенческом уровне даже в форме демонстративного суицида или демонстративной делинквентности. Т. е. потребность привлечь к себе внимание, выделиться может привести к попытке самоубийства (как правило, демонстративной) или к словесным угрозам этого. Что касается делинквентности, то действительно возможным мотивом противоправного поведения может стать желание привлечь к себе внимание, когда это не удается сделать иным образом. Однако чаще эта проблема решается через фантазирование или самооговоры, в том числе и в плане собственных криминальных наклонностей (способностей), а также якобы совершенных когда-то противоправных действий.

Следует быть осторожным в «разоблачении» фантазий, выдумок демонстративных акцентуантов. Угроза неминуемого разоблачения, раскрытия обмана («он не такой, каким себя представлял») часто является невыносимой для демонстративной личности. Реакции здесь могут быть самые острые и даже опасные: попытки суицида, побеги из дома, уходы из школы, попытки превратить выдумку в реальность любым способом.

В процессе общения для установления контакта с демонстративным типом необходимо дать ему почувствовать, что к нему испытывают интерес как к личности. В дальнейших отношениях с ним приходится придерживаться потворствующей гиперпротекции. Положительные оценки, поощрения должны даваться избирательно — только за реальные достижения и способности. Для учащихся с демонстративным типом акцентуации рекомендуются использовать задания опережающего обучения. Он спсобен демонстрировать как негативные, так и позитивные качества личности. Если есть возможность блеснуть хорошей подготовкой в процессе учебной деятельности, то учащийся не упустит этой возможности. Удачно будет использовать знания, умения и навыки этих учащихся в проведении различных предметных конкурсов, викторин.

ЗАСТРЕВАЮЩИЙ ТИП

Главной особенностью этого типа является застревание аффекта, высокая устойчивость и длительность эмоционального отклика, обидчивость. В связи с этим необходимо учитывать, что, даже случайно обидев, неправомерно «задев» такого учащегося, можно надолго потерять с ним личностный контакт. Потеря контакта и застревание на обиде может сказаться не только на личностных взаимоотношениях, но и на отношении к предмету, на учебной успеваемости.

Установлено, что отношение к предмету («люблю — не люблю», «нравится — не нравится») опосредовано отношением ученика к учителю. Долгое время считалось, что зависимость отношения к предмету от отношения к учителю характерна в основном для учащихся более младших классов: начальная школа и 5-7 классы средней школы. Однако исследования педагогов-психологов показали, что эта зависимость сохраняется как в старших классах, так и даже в высшей школе. Отношение к преподавателю входит в первую тройку значимых факторов, обусловливающих привлекательность предмета (А. Реан, 1987).

Устойчивость аффекта и обидчивость у застревающего акцентуанта во взаимоотношениях со сверстниками проявляется аналогичным же образом. Однако в данном случае негативное изменение личного отношения часто сопровождается вынашиванием плана мести, ответа обидчику. Эта месть может быть достаточно тонкой и достаточно отсроченной по времени.

При взаимоотношениях с акцентуантами застревающего типа нужно быть особенно внимательными. Что допустимо или даже целесообразно в отношении других учащихся, может быть совершенно недопустимым в отношении застревающих. Не рекомендуется длительная напряжённая работа, ответственная, требующая нервно-психического напряжения самостоятельная, контрольная (особенно при ограничении во времени). Для учащихся этого типа невыносимы ситуации, когда учитель в высоком темпе задаёт вопросы и требует на них немедленного ответа. Хуже справляются с работой после неудачного ответа, оцененного отрицательно; после резкого замечания, сделанного учителем, после ссоры с товарищем и т. д.

Эмотивный тип

Во взаимодействии с эмотивным подростком чрезвычайную важность приобретают эмоциональная открытость, чувствительность и эмоциональная отзывчивость педагога. В силу того, что потребность в сочувствии и сопереживании у них актуализирована и ярко выражена, соответствующее эмпатийное поведение педагога оказывается» чрезвычайно желательным. Эмоциональной отзывчивостью, сочувствием и сопереживанием в данном случае можно достичь того, что не удается сделать никакими другими способами и отчаянными усилиями. Как правило, проявление эмпатии педагогом ведет к быстрому установлению позитивных и доверительных отношений с эмотивной личностью. Однако следует учитывать чрезвычайную эмоциональную чувствительность эмотивных акцентуантов и, вследствие этого, высокую изменчивость их настроения. Фальшь, а тем более безразличие и черствость, эмотивные личности чувствуют чрезвычайно тонко и быстро реагируют на это изменением отношения и поведения.

Однако особо негативным и тревожным представляется такой факт. А именно то, что, именно эмотивные пики в характере подростка остаются незамеченными взрослыми чаще всего или даже во всех 100% случаев. Иначе говоря, они не замечают в подростке-делинквенте таких особенностей, как повышенная чувствительность и впечатлительность, которые характерны для эмотивного типа. Этот факт тревожен потому, что именно эмотивные подростки нуждаются в сочувствии и сопереживании в наибольшей степени. Именно эти подростки наиболее чувствительны к тому, что «их не понимают», именно они наиболее остро реагируют на различные «проколы» в общении. Этот факт тревожен еще и потому, что значительное число подростков-делинквентов, как показывают исследования, проходят через эмоциональную депривацию. Но эмоциональная депривация сама по себе часто может являться одним из пусковых механизмов делинквентности. Для эмотивных же подростков эмоциональная депривация может иметь особо негативные последствия. И наоборот, наличие эмоционального контакта с таким акцентуантом может дать чрезвычайно положительные результаты. В целом, не случайно чаще всего взрослые не замечают в учащихся-делинквентах именно эмотивности. Здесь имеет место блокирование адекватного познания взрослыми личности подростка за счет действия определенного стереотипа подростка-делинквента (А. Реан, 1990, 1991). Эти учащиеся абсолютно не умеют работать со вспыльчивыми и несдержанными людьми.

ВОЗБУДИМЫЙ ТИП

Рекомендации по взаимодействию с возбудимым акцентуантом полностью обусловлены его особенностями. Главными из них являются не рациональность, а импульсивность поведения; его обусловленность влечениями и неконтролируемыми побуждениями. В области социального взаимодействия это проявляется как крайне низкая терпимость. Знание этих особенностей и их антиципация, готовность к проявлению соответствующих им поведенческих реакций, уже само по себе имеет позитивное значение. Такая готовность может играть роль превентивного фактора, и таким образом предупреждать возможные срывы по типу: «импульсивность — на импульсивность», «нетерпимость — на нетерпимость».

Что касается формирования готовности у общающихся к проявлению неконтролируемых побуждений, импульсивности и агрессивности возбудимого акцентуанта, то эту задачу субъект взаимодействия может решить лишь сам. Для ее успешного решения необходима работа по самокоррекции некоторых своих личностных установок и привычных поведенческих реакций. По существу это работа по самосовершенствованию.

Возбудимый тип акцентуации является явным фактором риска делинквентного поведения. Следует учитывать, что контакт с возбудимым акцентуантом легче установить вне периодов аффективного напряжения. Общаясь с ним, следует быть обстоятельным и неторопливым. Необходимо дать выговориться. Анализируя его самостоятельную работу, следует большее внимание уделить тому, что получилось. Отметить при остальных учащихся класса все замеченные достоинства. Гораздо меньшее внимание уделять тому, что не получилось, указав, как исправить сделанное.

ЦИКЛОТИМИЧЕСКИЙ ТИП

Особенности взаимодействия с ним зависят от фазы. Во время подъема установление контакта происходит так же как и с гипертимным типом.

Во время спада этот тип особенно нуждается в эмоциональной поддержке. Задачей будет вселить уверенность, что за спадом обязательно последует подъем, что причина этого на самом деле заключена не в собственной личности и не в отношении окружающих или фатальных обстоятельствах, а в особенностях конституции организма, к которым можно и нужно относиться спокойно.

ТРЕВОЖНЫЙ ТИП

Важнейшей особенностью типа является повышенная тревожность, беспокойство по поводу возможных неудач. Характерны настороженность перед внешними обстоятельствами и при контактах с людьми. Все это и обуславливает особенности взаимодействия с тревожным акцентуантом. Этот тип труден для контакта. Тревожность, как личностная черта, формировалась не одномоментно. Интенсификация учебной нагрузки приводит к закреплению у учащихся этой черты. Необходимость ставить оценки повышает беспокойство, тревожность у учащихся этого типа. Обязательно комментировать результаты работы тревожного акцентуанта. Давать точные инструкции выполнения работы. Учащимся этого типа нужно давать достаточное время на подготовку и обдумывание ответа. Желательны ответы в письменной форме, а не устной. Во время письменного опроса у тревожного акцентуанта должно быть достаточно время для проверки и исправления написанного. Более эффективно работают в спокойной, доброжелательной обстановке. Теряются, если приходится формулировать ответ на новый, только что изученный материал, следует воспользоваться возможностью ученику подготовиться дома. У таких акцентуантов нужно формировать уверенность в своих силах, своих знаниях.

Следует учитывать, что такие учащиеся лучше действуют по шаблону, по схеме. Склонны планировать предстоящую деятельность, любят составлять планы в письменной форме, поэтому они успешны в той деятельности, которая требует предварительной и тщательной подготовки. Тщательно контролируют выполнение учебных заданий, проверяют полученный результат, если им дают это делать, допускают меньше ошибок, чем, например, учащиеся гипертимного, демонстративного типа.

ПЕДАНТИЧНЫЙ ТИП

Хорошо заметными внешними проявлениями этого типа являются повышенная аккуратность, тяга к порядку, нерешительность и осторожность. Прежде чем что-либо сделать, долго и тщательно все обдумывают. Очевидно, за внешней педантичностью стоит нежелание и неспособность к быстрым переменам, принятию ответственности. Учащихся этого типа очень тяжело переживают не только переход из одного класса в другой, но и пересаживание с парты за парту. Любят свой класс, привычную работу. Таким учащимся характерна добросовестность при выполнении порученного дела. Хорошо выполняют задания на поиск ошибок, применение правил, разбор слов и предложений по составу. Теряются, если действуют в ограниченном временном интервале. Неэффективна совместная работа с учащимися тревожного типа акцентуации характера. Любят заниматься индивидуальной работой, исследовательской деятельностью. Успешны в любой деятельности, требующей отсроченной реакции.

Для проведения исследовательской деятельности были выбраны учащиеся десятого класса. Эти учащиеся занимаются в классе профильного изучения математики и физики, на них воздействуют повышенные интеллектуальные нагрузки. Много времени занимаются подготовкой к урокам дома. Исследование проводили в октябре месяце. В это время учащиеся находились в адаптационном периоде, поэтому акцентуации характера выявить было значительно легче.

Согласились участвовать в исследовании 22 человека. Изучая литературу, мы узнали, что у человека, как правило, не одна акцентуированная черта. Наше исследование подтвердило это утверждение. У учащихся наблюдалось до трёх типов акцентуаций характера. 55 % учащихся эмотивного типа, которые нуждаются в сочувствии и сопереживании, им в наибольшей степени требуется эмоциональном отклике.

Гипертимный тип акцентуации характера у 5 человек 23 %; педантичный – 1 человек 5 %; застревающий – 8 человек 36 %; эмотивный – 13 человек 55 %; возбудимый – 10 человек 40 %; аффективный – 4 человека 13 %; циклотимный – 5 человек 23 %; дистимический – 3 человека 14 %; демонстративный – 1 человек 5 %.

Для проведения исследования выбрали учащихся 10 «Б» класса, в период адаптации. У учащихся класса высокая интенсификация, обучаются на повышенном образовательном уровне, в классе профильного изучения математики и физики.

Бесплатный тест на личность Большой пятерки

Q. Какие черты личности измеряет тест Большой пятерки?

A. Личностный тест «Большой пятерки» измеряет пять личностных факторов, которые, по мнению психологов, являются ключевыми для нашей личности. Пять факторов личности:

  • Открытость — Насколько человек открыт новым идеям и опыту
  • Добросовестность — Насколько целеустремленным, настойчивым и организованным является человек.
  • Экстраверсия — Насколько человек заряжен внешним миром
  • Приятность — насколько человек ставит интересы и потребности других выше своих собственных
  • Невротизм — Насколько человек чувствителен к стрессу и негативным эмоциональным триггерам

Модель личности Большой пятерки широко считается наиболее надежным с научной точки зрения способом описания личностных различий.Это основа большинства современных исследований личности.

Q. Как долго длится этот тест?

A. Тест состоит из 60 вопросов и занимает около 5-10 минут.

Q. Что я узнаю из своего отчета об испытании?

A. Сначала вы увидите краткий бесплатный отчет, в котором показаны основные результаты вашего личностного теста. Затем у вас есть возможность разблокировать полный отчет за небольшую плату. Чтобы увидеть, чего вы можете ожидать от своего полного отчета, ознакомьтесь с этим образцом отчета Большой пятерки.

В. Действительно ли этот тест личности бесплатный?

A. Вам не нужно покупать или регистрироваться, чтобы пройти этот тест и просмотреть обзор своих результатов. При желании вы можете приобрести более полный отчет за небольшую плату.

В. Является ли этот тест личности научным и / или точным?

A. Этот тест был тщательно исследован, чтобы гарантировать его достоверность и надежность. Он основан на психологическом исследовании ядра личности и наших собственных психометрических исследованиях.Ваши баллы показывают, как вы сравниваетесь с другими людьми в большой международной выборке по каждой из личностных черт Большой пятерки.

В. Могу ли я попросить моих сотрудников, команду или группу пройти тест Большой пятерки?

A. Совершенно верно. Наша платформа Truity @ Work разработана, чтобы упростить проведение личностного теста Большой пятерки для вашей команды или группы. Ознакомьтесь со скидками для групп и узнайте, как быстро и легко настроить тестирование для своей группы на странице «Тестирование для бизнеса».

Q. В чем разница между Большой пятеркой, Five Factor и моделью личности OCEAN?

A. Большая пятерка, пять факторов и ОКЕАН — все это способы описания одной и той же теории личности. Множественные психологические исследования пришли к выводу, что различия между личностями людей можно разделить на пять широких категорий, называемых Большой пятеркой или пятью факторами. Их иногда называют пятью широкими измерениями и личности.

Взаимосвязь между личностными качествами и удовлетворенностью браком: систематический обзор и метаанализ | BMC Psychology

  • 1.

    Хадеми А., Валипур М., Морадзаде Хорасани Л. С. Взаимосвязь между личностными качествами и семейной удовлетворенностью и ее компонентами среди супружеских пар. J Appl Psychol. 2015; 8 (4): 95–109.

    Google ученый

  • 2.

    Джанати Джахроми Мехрдад Л.М., Лейла Ю. Взаимосвязь между характеристиками личности и удовлетворенностью браком среди работающих женщин в Казеруне.J Women Soci. 2010; 2: 143–61.

    Google ученый

  • 3.

    Розен-Грандон Дж. Р., Майерс Дж. Э., Хэтти Дж. А. Взаимосвязь между характеристиками брака, процессами супружеского взаимодействия и удовлетворенностью браком. J Couns Dev. 2004. 82 (1): 58–68.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Abbasi RKR, Kabir E, Ebrahimpour ZA. Прогнозирование удовлетворенности браком на основе личностных факторов: сравнение искусственной нейронной сети и метода регрессии.J Behav Sci. 2011; 4: 171–5.

    Google ученый

  • 5.

    Башири Х., Дехган Ф., Газанфари Зарна Х., Дехган М.М., Абдоллахзаде Ф. Исследование взаимосвязи между личностными качествами и семейной удовлетворенностью женатых сотрудников медицинских центров. J Pers Индивидуальные различия. 2016; 5 (11): 91–103.

    Google ученый

  • 6.

    Маданес К. Стратегическая семейная терапия: Бруннер / мазель; 1991 г.

    Google ученый

  • 7.

    Горбанзаде Ф., Гахари С., Багдасарян А., Мохамади Арья А., Ростай А. Удовлетворенность браком, личностные качества и любовный компонент. Soc Psychol Res Qyarterly. 2013. 9 (3): 95–109.

    Google ученый

  • 8.

    Мохаммадзаде Эбрахими Али Дж. Ф., Боржали А. Взаимосвязь между сходством и взаимодополняемостью факторов личности в семейной удовлетворенности.J Res Psychol Health. 2008; 2: 61–9.

    Google ученый

  • 9.

    Клэкстон А., О’Рурк Н., Смит Дж. З., Делонгис А. Личностные черты и семейное удовлетворение в длительных отношениях: подход к расхождению внутри пары. J Soc Pers Relat. 2012. 29 (3): 375–96.

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Chehreh H, Ozgo G, Aboiaali K, Nasiri M. Взаимосвязь между личностными качествами и семейной удовлетворенностью на основе пятифакторной модели личности: систематический обзор Scientific.J Kurdistan Univ Med Sci. 2018; 22: 121–32.

    Google ученый

  • 11.

    Karney BR, Bradbury TN. Продольный курс качества и стабильности брака: обзор теории, методов и исследований. Psychol Bull. 1995; 118 (1): 3.

    PubMed Статья Google ученый

  • 12.

    Голизаде золейха Б., Хасан Г., Джалил Б.К. Связь между пятью факторами личности и семейным удовлетворением.J Shahed Univ. 2010; 17: 57–66.

    Google ученый

  • 13.

    Садеги МСДЖМ, Мутаби Ф., Дехгани М. Сходство личности пары и удовлетворенность браком. Contemp Psychol. 2016; 10: 67–82.

    Google ученый

  • 14.

    Джон О.П., Шривастава С. Таксономия большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы. Справочник личности: теория и исследования.1999. 2 (1999): 102–38.

    Google ученый

  • 15.

    Ганеи Гешлаг Р., Валией С., Резаи М., Резаи К. Взаимосвязь между характеристиками личности и профессиональным стрессом медсестер. Иранский J Psychiatr Nurs. 2013; 1 (3): 27–34.

    Google ученый

  • 16.

    Ашури Дж. Взаимосвязь между личностными качествами, религиозной ориентацией и локусом контроля и удовлетворенностью браком пожилых женщин.Медсестры Дж. Пожилого возраста. 2014; 1 (3): 21–33.

    Google ученый

  • 17.

    Moher D, Liberati A, Tetzlaff J, Altman DG, Group P. Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA. PLoS Med. 2009; 6 (7): e1000097.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 18.

    Gheshlagh RG, Ebadi A, Dalvandi A, Rezaei M, Tabrizi KN.Систематическое исследование устойчивости у пациентов с хроническими соматическими заболеваниями. Медсестра акушерский конный завод. 2017; 6 (2): e36401.

  • 19.

    Худин Ф., Вебер С. Систематический обзор психосоциальных факторов, влияющих на выживаемость после трансплантации костного мозга. Психосоматика. 2003. 44 (3): 181–95.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Хиггинс Дж. П., Томпсон С. Г., Дикс Дж. Дж., Альтман Д. Г.. Измерение несогласованности в метаанализах.Bmj. 2003. 327 (7414): 557–60.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 21.

    Ясеминеджад Париса М., Логман Э. Изучите взаимосвязь между характеристиками личности и удовлетворенностью браком вдовами, состоящими в браке с братом своего мужа. J Couns Psychother. 2011; 7 (102): 85.

    Google ученый

  • 22.

    Садеги AMF. Изучение взаимосвязи между личностными качествами и самооценкой с удовлетворенностью браком у женатых студентов исламского университета Азад, город Рашт, провинция Гуйлан.Iran Psychol Dev Soc. 2016; 7: 655–61.

    Google ученый

  • 23.

    Тарагиджа С., Хосрошахи Дж. Б., Ханджани З. Прогнозирование удовлетворенности браком женщин по их личностным характеристикам и религиозности. J Family Couns Psychother. 2017; 6 (2): 107–22.

    Google ученый

  • 24.

    Molaei M, Banihashem SK. Связь между боевой удовлетворенностью и личностными переменными пятифакторной модели.Int J Humanit Cult Stud. 2016; 1 (1): 1783–90.

    Google ученый

  • 25.

    Goodarzimehr Roya FM. Взаимосвязь между пятью личностными факторами и удовлетворенностью браком женщин в Babol. Иран Дж. Психологическое исследование поведения. 2016; 4: 84–9.

    Google ученый

  • 26.

    Etemadnia Marzieh BN, Бахри MRZ. Взаимосвязь личностных факторов (показателей) и степени боевой удовлетворенности женатых учителей.J Appl Environ Biol Sci. 2015; 5: 132–7.

    Google ученый

  • 27.

    Javanmard GH, Garegozlo RM. Изучение взаимосвязи между удовлетворенностью браком и личностными характеристиками в иранских семьях. Процедуры Soc Behav Sci. 2013; 84: 396–9.

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Садеги А., Акбари Б., Салек Р. Исследование взаимосвязи между личностными качествами, удовлетворенностью браком и психическим здоровьем женщин, ищущих развод, в провинции Гуйлан.J Basic Appl Sci Res. 2012. 2 (3): 2385–94.

    Google ученый

  • 29.

    Разеги ННМ, Муджембари АК, Масихи АЗ. Взаимосвязь между большой пятеркой личностных факторов и удовлетворенностью браком. J Iran Psychol. 2011; 7: 269–78.

    Google ученый

  • 30.

    Amiri M, Farhoodi F, Abdolvand N, Bidakhavidi AR. Исследование взаимосвязи между личностными чертами большой пятерки и стилями общения с удовлетворенностью браком женатых студентов, обучающихся в государственных университетах Тегерана.Процедуры Soc Behav Sci. 2011; 30: 685–9.

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Razavieh AML, Bohlooli-e-Asl F. О роли личных качеств и удовлетворенности браком в прогнозировании удовлетворенности работой среди персонала Bonyad-e-Shahid и Omoor-e-Isargaran в Ширазе. Ежеквартально J Woman Soc. 2011; 1 (4): 1–10.

    Google ученый

  • 32.

    Ахади Б. Взаимосвязь между личностью и удовлетворенностью браком.Contemp Psychol. 2007; 2: 31–7.

    Google ученый

  • 33.

    Atari Yousofali AA, Mahnaz MH. Взаимосвязь между личностными характеристиками и семейно-личными факторами и удовлетворенностью браком офисных работников в Ахвазе. J Educ Psychol. 2006. 13 (3): 81–108.

  • 34.

    Caughlin JP, Huston TL, Houts RM. Какое значение имеет личность в браке? Исследование тревожности, межличностного негатива и удовлетворенности браком.J Pers Soc Psychol. 2000; 78 (2): 326.

    PubMed Статья Google ученый

  • 35.

    Фишер Т.Д., Макналти Дж.К. Невротизм и семейное удовлетворение: посредническая роль, которую играют сексуальные отношения. J Fam Psychol. 2008; 22 (1): 112.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 36.

    Доннеллан М.Б., Конгер Р.Д., Брайант С.М. Большая пятерка и прочные браки.J Res Pers. 2004. 38 (5): 481–504.

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Сейдман Г. Самопрезентация и принадлежность в Facebook: как личность влияет на использование социальных сетей и мотивацию. Индивидуальные различия. 2013. 54 (3): 402–7.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Барелдс ДП. Я и личность партнера в интимных отношениях. Eur J Personal. 2005. 19 (6): 501–18.

    Артикул Google ученый

  • 39.

    Finn C, Mitte K, Neyer FJ. Предвзятость интерпретации, связанная с отношениями, опосредует связь между невротизмом и удовлетворенностью в парах. Eur J Personal. 2013. 27 (2): 200–12.

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Доннеллан М.Б., Асад К.К., Робинс Р.В., Конгер Р.Д. Опосредуют ли негативные взаимодействия эффекты негативной эмоциональности, общей позитивной эмоциональности и ограничения на удовлетворенность отношениями? J Soc Pers Relat.2007. 24 (4): 557–73.

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Фатер А., Шредер-Абе М. Объяснение связи между личностью и удовлетворенностью отношениями: регулирование эмоций и межличностное поведение в конфликтных дискуссиях. Eur J Personal. 2015; 29 (2): 201–15.

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Bradbury TN, Fincham FD, Beach SR. Исследование природы и детерминант удовлетворенности браком: обзор за десятилетие.J Marriage Fam. 2000. 62 (4): 964–80.

    Артикул Google ученый

  • 43.

    Энгель Г., Олсон К.Р., Патрик С. Личность любви: основные мотивы и черты, связанные с компонентами любви. Индивидуальные различия. 2002. 32 (5): 839–53.

    Артикул Google ученый

  • 44.

    Шиота Миннесота, Левенсон Р.В. Птицы пера не всегда летают дальше всего: сходство личности большой пятерки предсказывает более негативные траектории семейного удовлетворения в долгосрочных браках.Психологическое старение. 2007; 22 (4): 666.

    PubMed Статья Google ученый

  • 45.

    Шаффхузер К., Аллеманд М., Мартин М. Личностные черты и удовлетворенность отношениями в интимных парах: три взгляда на личность. Eur J Personal. 2014. 28 (2): 120–33.

    Артикул Google ученый

  • 46.

    Гаттис К.С., Бернс С., Симпсон Л.Е., Кристенсен А. Птицы пера или странные птицы? Связь между параметрами личности, сходством и качеством брака.J Fam Psychol. 2004; 18 (4): 564.

    PubMed Статья Google ученый

  • 47.

    Нейер Ф.Дж., Мунд М., Циммерманн Дж., Врзус К. Еще раз о транзакциях между личностью и взаимоотношениями. J Pers. 2014; 82 (6): 539–50.

    PubMed Статья Google ученый

  • Границы | Личностные качества и определение карьерной роли: карьерные предпочтения в качестве посредника

    Введение

    В настоящее время сотрудники часто могут автономно изменять, адаптировать, модифицировать и адаптировать свою работу или способ выполнения своей работы (Parker, 2000; Organ et al., 2006; Oldham and Hackman, 2010). Вопрос о том, что определяет, как люди настраивают свою работу и, в конечном итоге, свою карьеру, привлекает все большее внимание исследователей (Parker and Bindl, 2017). Некоторые ученые утверждали, что развитие карьеры человека сильно зависит от его или ее собственных ценностей, личностных характеристик, целей и предпочтений (Hall, 2004; Wille et al., 2012; Savickas, 2013). Таксономия черт Большой пятерки (McCrae and Costa, 1996, 1999; также см. Пятифакторную модель [FFM], Goldberg, 1990), по-видимому, предлагает особенно многообещающий подход к применению личностных конструкций для результатов, связанных с карьерой.Действительно, «Большая пятерка» — это эмпирически подтвержденная классификация структуры и характера личностных качеств. Его полезность для прогнозирования профессионального поведения и карьерных ролей очевидна из нескольких исследований, которые показывают, что личностные черты действительно влияют на то, как люди выполняют свою работу с течением времени (Wille et al., 2010, 2012; Bakker et al., 2012) .

    Настоящее исследование также исследует взаимосвязь между личностными качествами и карьерным ролевым исполнением, но включает в себя потенциальный посреднический механизм.Действительно, предыдущие исследования оставили без ответа вопрос о том, как мы можем объяснить, что личностные черты связаны с выполнением определенных карьерных ролей. В соответствии с функционалистским подходом к личности (Wood et al., 2015) мы утверждаем, что каждая черта личности порождает предпочтение определенных карьерных ролей. Эти предпочтения, в свою очередь, будут влиять на поведение людей и, следовательно, на вероятность того, что определенные карьерные роли в конечном итоге будут приняты. Таким образом, мы предполагаем, что карьерные ролевые предпочтения будут функционировать как посреднический механизм во взаимоотношениях между личностными чертами Большой пятерки и разыгрыванием карьерных ролей (см. Рисунок 1).

    Рисунок 1. Концептуальная модель того, как личностные черты соотносятся с предпочтениями в карьерных ролях и отыгрышем карьерных ролей.

    Этим исследованием мы надеемся внести свой вклад в существующую литературу несколькими способами. Во-первых, это исследование отвечает на призыв к дополнительным исследованиям для объяснения личностных черт — отношения поведения на работе (см. Barrick, 2005). Понимание основных механизмов, которые проясняют взаимосвязь между личностными чертами и разыгрыванием карьерной роли, может не только способствовать развитию теории личности, но также может помочь нам определить факторы, которые более непосредственно влияют на разыгрывание карьерной роли (т.е., предлагаемые посредники). Во-вторых, мы надеемся внести свой вклад в растущее количество исследований, которые подтверждают, что сотрудники не являются пассивными получателями характеристик работы, которые идут по фиксированному карьерному пути, а вместо этого могут рассматриваться как активные агенты в построении своей работы и карьеры (Savickas, 2013; Wrzesniewski et al., 2013). Изучая, как черты характера и предпочтения в отношении карьерных ролей влияют на принятие карьерных ролей, это исследование подчеркивает, как сотрудники сами по себе играют определяющую роль в развитии карьеры.Понимание этих вопросов может способствовать восприятию сотрудниками контроля над рабочей средой и восприятию собственной эффективности и компетентности (Spreitzer and Doneson, 2005). Наконец, мы надеемся, что выводы, полученные в результате этого исследования, могут предложить некоторые предварительные практические предложения для сотрудников, которые хотят спланировать свою карьеру, а также для HRM-практиков, тренеров и других лиц, заинтересованных в предоставлении рекомендаций и поддержки отдельным сотрудникам.

    Назначение служебной роли и предпочтения в отношении служебных ролей

    Чтобы понять индивидуальный карьерный рост, была разработана карьерная ролевая модель (Hoekstra, 2011).Эта модель основана на представлении о том, что в настоящее время рабочие места не могут быть легко определены с помощью набора конкретных задач. Вместо этого рабочие места стали более сложными и часто лучше описываются рабочими ролями (Huckvale and Ould, 1995). Рабочие роли включают в себя задачи, но являются более широкими и также включают процессы, обязанности и функции, которые могут изменяться в зависимости от возникающих потребностей и возможностей (Huckvale and Ould, 1995). Модель карьерных ролей гласит, что люди исполняют разные рабочие роли на своей работе.Со временем эти рабочие роли могут вырасти в устойчивые карьерные роли (Hall, 1976; Hoekstra, 2011). Карьерные роли можно определить как стабильные и повторяющиеся модели функционирования в рабочем контексте, которые не зависят от конкретных должностей и уровней функционирования. Выполнение роли называется разыгрыванием роли (Hoekstra, 2011; De Jong et al., 2014). Принятие карьерной роли , таким образом, можно рассматривать как поведенческое проявление занятия определенных карьерных ролей (то есть фактического участия в этих ролях).

    Модель карьерных ролей (см. Дополнительную таблицу A1) определяет шесть различных карьерных ролей. Эти роли основаны на систематическом сочетании трех классов индивидуальных мотивов, которые движут людьми в их работе, и двух организационных тем, которыми руководствуются организации. Классы индивидуальных мотивов, полученные из Hogan (2007), — это , различие, (например, автономия и агентство), интеграция, (например, взаимосвязь и принадлежность) и структура, (например,, коллективный смысл и сплоченность). Эти классы пересекаются с двумя организационными темами: эксплуатация, (например, процессы, ориентированные на стабильность) и исследование, (например, процессы, направленные на инновации и изменения), взятые из March (1999). Шесть результирующих ролей: (1) роль Создателя; (2) роль эксперта; (3) роль ведущего; (4) роль Гида; (5) роль директора; и (6) роль вдохновителя. Согласно модели карьерных ролей, эти шесть ролей являются строительными блоками индивидуальной карьеры и потенциально достижимы на большинстве должностей при наличии хотя бы некоторой автономии сотрудников (Hoekstra, 2011).

    Карьерные ролевые предпочтения определяются как «мысленный акт идентификации с карьерной ролью как с частью себя» (Де Йонг и др., 2014. стр. 201). Предпочитаемая карьерная роль считается более подходящей для меня, более привлекательной и желанной, чем нежелательная карьерная роль. Таким образом, в то время как предпочтение карьерной роли касается степени, в которой люди хотят видеть себя в определенном свете, принятие карьерной роли касается выполнения действий, связанных с этой ролью.Мы полагаем, что карьерные ролевые предпочтения будут служить посредником в отношениях между личностными чертами и карьерной ролью. Прежде чем мы обратимся к более конкретным гипотезам, мы подробно остановимся на выводах теории личности, которые подтверждают это общее положение.

    Черты личности и их связь с предпочтениями и поведением

    Личностные черты — это аспекты личности, которые относительно стабильны во времени, различаются у разных людей и относительно постоянны в разных ситуациях (Anusic and Schimmack, 2016).Вероятно, самая распространенная система изучения личностных качеств — это Большая пятерка. Таксономия черт Большой пятерки — это иерархическая модель черт личности с пятью широкими факторами, которые представляют личность на самом широком уровне абстракции. Этими факторами являются невротизм, экстраверсия, открытость опыту, доброжелательность и сознательность. Каждый фактор описывает широкую область психологического функционирования, состоящую из набора более конкретных и узких черт (Roberts et al., 2006). Некоторые ученые утверждали, что черты личности, процессы и поведение должны быть отделены друг от друга, чтобы лучше понять, как личность объясняет поведение (см. Baumert et al., 2017; Zeigler-Hill et al., 2019). С этой точки зрения черты личности можно рассматривать как основные тенденции или общие предрасположенности, в значительной степени контролируемые биологическими влияниями (McCrae, Costa, 2008; McCrae, 2018). Напротив, мотивационные процессы, такие как предпочтения, а также последующее поведение, представляют собой взаимодействие между личностными чертами и особенностями социального контекста.Таким образом, процессы и поведение придают контекстуализированную форму тому, что значит обладать некоторыми относительно широкими и абстрактными личностными чертами (например, Cantor, 1990; McAdams and Pals, 2006; McCrae, Costa, 2008; Wood et al., 2015; McCrae, 2018). Таким образом, предпочтения можно рассматривать как следствие врожденных черт личности. Эти предпочтения, в свою очередь, будут влиять на поведение человека. В частности, ожидается, что поведенческие проявления человека будут соответствовать закону эффекта : определенное поведение усиливается, когда оно удовлетворяет потребности и желания человека, и определенное поведение уменьшается, когда этого не происходит (см. Wood et al., 2015). То есть определенное поведение будет проявляться чаще, если это поведение соответствует предпочтениям человека (см. Теория активации черт; Christiansen and Tett, 2008). В общем, можно утверждать, что черты личности влияют на предпочтения человека и что эти предпочтения будут определять поведение этого человека таким образом, чтобы оно приносило пользу и удовлетворяло человека.

    Примечательно, что несколько исследований подтверждают точку зрения, что мотивационные процессы (например, предпочтения, цели, мотивы) опосредуют ассоциации между личностными чертами Большой пятерки и поведением, имеющим отношение к функционированию организации, таким как контрпродуктивное рабочее поведение (Mount et al., 2006), производительность труда (Barrick et al., 2002), творческие достижения (Prahbu et al., 2008), волонтерство (Carlo et al., 2005), принятие решений о карьере (Shafer, 2000) и эффективность обучения (Major и др., 2006).

    Влияние черт личности в контексте служебных ролей

    Если мы переведем приведенные выше теоретические выводы в наши текущие исследования, то можно сделать вывод, что в зависимости от черт человека некоторые карьерные роли будут казаться более привлекательными и желательными, чем другие.Если предпочтительна определенная карьерная роль, люди начнут вести себя так, чтобы позволить им участвовать в этой роли. Участие в этой роли, скорее всего, принесет внутреннее удовлетворение, потому что люди, вероятно, будут чувствовать себя хорошо, имея возможность выражать свои качества в своей рабочей среде. Возможно, одни роли позволяют людям выражать свои качества больше, чем другие. Следовательно, хотя ограничения со стороны внешних требований или ожиданий могут иметь место всегда, в целом предпочтения людей будут влиять на их ролевое поведение или их разыгрывание ролей (Parker et al., 2010; Де Йонг и др., 2014).

    На данный момент одно из немногих исследований по изучению связи между личностными качествами и карьерными ролями было проведено Wille et al. (2012). Вилле и др. (2012) специально исследовали взаимосвязь между личностными чертами Большой пятерки и карьерным исполнением ролей. Выборка выпускников колледжей предоставила самоотчеты о своих личностных качествах Большой пятерки за 3 месяца до выпуска и 15 лет спустя, когда развернулась их карьера. Результаты показали значительную положительную связь между несколькими чертами личности и (изменениями) карьерной ролевой вовлеченностью.Лица, получившие высокие баллы по добросовестности, сообщили о большей вовлеченности в роли экспертов, экстраверты получили более высокие баллы по ролям докладчика, гида, директора и вдохновителя. Доброжелательность предсказывала более сильное вовлечение роли Гида, а открытость (неожиданно) положительно связана с вовлечением роли ведущего. Интересно, что невротизм не имел существенного отношения к участию в какой-либо из карьерных ролей. Это исследование является отличной отправной точкой для дополнительных исследований по данному вопросу.Например, в работе Wille et al. (2012) респондентов попросили ретроспективно сообщить о важности определенных карьерных ролей с течением времени. Подтверждение результатов исследований с использованием различных дизайнов укрепит уверенность в результатах. Более того, в работе Wille et al. (2012), потенциальные посреднические механизмы между личностным и карьерным исполнением ролей не исследовались, хотя они утверждают, что такие усилия будут приветствоваться (см. Стр. 319). Настоящее исследование рассматривает оба вопроса, выполняя два исследования с разным дизайном (одно двухволновое и одно перекрестное) и исследуя потенциальную посредническую роль предпочтений карьерных ролей во взаимосвязи между личностными характеристиками и карьерными ролями.Таким образом, настоящее исследование фокусируется на том, как конкретные личностные характеристики соотносятся с карьерными ролевыми предпочтениями и, как следствие, приводят к принятию карьерных ролей (см. Рисунок 1). Далее мы обсудим каждую из карьерных ролей, описанных в модели карьерных ролей (Hoekstra, 2011), и то, как они, как ожидается, будут связаны с индивидуальными предпочтениями и личностными чертами Большой пятерки.

    Гипотезы

    Во-первых, роль Создателя можно охарактеризовать стремлением к личным целям, таким как индивидуальное мастерство и успех.В этой роли сильный акцент делается на автономии и независимости (Hoekstra, 2011). Люди, занимающие роль Создателя, преуспевают в среде с четкими инструкциями и описанием задач. Мы утверждаем, что те, кто набирает высокие баллы по Добросовестности, могут с большей вероятностью оказаться в роли Создателя, потому что эта черта личности порождает в людях предпочтение задач, в которых они могут продемонстрировать волю к достижению (Digman and Inouye, 1986), усердно работать и быть ответственными, хорошо организованными (Wille et al., 2013). Действительно, ожидается, что добросовестность будет связана с предпочтением задач, в которых люди могут показать, что они активны и ответственны (Chiaburu et al., 2011), что, в свою очередь, будет способствовать исполнению роли Создателя.

    Роль эксперта также характеризуется постановкой личных целей с упором на независимость агентства. Кроме того, считается, что роль эксперта сопровождается естественным рвением к исследованиям. Поэтому люди в роли экспертов обычно участвуют в решении проблем (Hoekstra, 2011).Поскольку сознательность стимулирует у людей предпочтение задач, в которых они могут продемонстрировать волю к достижению, мы ожидаем, что сознательность также будет связана с предпочтением и последующим исполнением роли эксперта (Wille et al., 2012). Кроме того, как люди, имеющие высокие баллы по добросовестности, так и люди с высокими баллами по открытости опыту, имеют относительно высокие баллы по способности решать проблемы (D’Zurilla et al., 2011), что может повысить их предпочтение к такой роли.Открытость опыту также часто связана со способностью мыслить нестандартно, с любопытством и нестандартностью (Barrick et al., 2003; Fuller and Marler, 2009), а также со склонностью к росту и способностью адаптироваться (Digman, 1997; Lepine et al., 2000), что может стимулировать их предпочтение роли эксперта и, следовательно, их последующую роль эксперта.

    Гипотеза 1 Положительная взаимосвязь между сознательностью и карьерной ролевой реализацией роли Создателя опосредована предпочтением роли Создателя.

    Гипотеза 2a Положительная взаимосвязь между сознательностью и карьерным исполнением роли эксперта опосредована предпочтением роли эксперта.

    Гипотеза 2b Положительная взаимосвязь между открытостью опыту и исполнением роли эксперта в карьере опосредована предпочтением роли эксперта.

    Роль докладчика можно охарактеризовать как акцент на социальных взаимодействиях. Обычно люди в этой роли участвуют в деятельности, в которой они влияют на других, например в качестве продавца или юриста (Hoekstra, 2011).В соответствии с Wille et al. (2012), мы ожидаем, что люди с высокими показателями экстраверсии будут привлечены к роли докладчика, потому что люди с высокими показателями экстраверсии часто бывают доминирующими, активными и напористыми (Wiggins and Broughton, 1985; Barrick et al., 2003), что хорошо соответствует с аспектом социального влияния роли ведущего. Таким образом, ожидается, что экстраверсия будет связана с предпочтением ролей, в которых один может убеждать и влиять на других (Oh and Berry, 2009), что, в свою очередь, скорее всего, будет положительно связано с исполнением роли ведущего.

    Для роли Гида характерно то, что поведение проявляется в социальных условиях и вращается вокруг социальных взаимодействий (например, общения и сотрудничества с коллегами). Однако в роли проводника основное внимание уделяется не столько влиянию и убеждению (как в роли ведущего), сколько помощи и руководству другими, сохраняя при этом внимание к их взглядам (Hoekstra, 2011). Основываясь на этих характеристиках роли Гида и в соответствии с Wille et al. (2012), мы считаем, что люди, получившие высокие баллы по доброжелательности / дружелюбию, в конечном итоге попадут в роль Гида.Приятность / дружелюбие характеризуется тенденцией быть теплым, добрым и бескорыстным (Costa and McCrae, 1997; Barrick et al., 2003). Более того, приятные люди будут предпочитать гармоничную межличностную среду (Barrick et al., 2002). Таким образом, люди, получившие высокие баллы по доброжелательности / дружелюбию, предпочтут видеть в себе человека, который стремится помогать другим и сотрудничать, что, в свою очередь, улучшит исполнение роли Гида.

    Гипотеза 3 Положительная взаимосвязь между Экстраверсией и исполнением роли ведущего в карьере опосредуется предпочтением роли ведущего.

    Гипотеза 4 Положительная взаимосвязь между доброжелательностью / дружелюбием и карьерным исполнением роли Гида опосредуется предпочтением роли Гида.

    Роль директора типична для деятельности, направленной на оптимизацию стратегии и с учетом всеобъемлющей структуры групп и организаций (Hoekstra, 2011). В соответствии с Wille et al. (2012), мы считаем, что особенно те люди, которые имеют высокие баллы по Экстраверсии, предпочтут роль Директора, поскольку у них есть возможность реализовать, установить и выбрать долгосрочные цели из доминирующей позиции (Paulhus and John, 1998; Hogan and Holland , 2003).В самом деле, как показали предыдущие исследования, экстраверсия положительно связана с чувствительностью к потенциальному вознаграждению (Лукас и др., 2000) и доминированию (Баррик и др., 2003). Следовательно, ожидается, что Экстраверсия положительно связана с предпочтением роли Директора, что, в свою очередь, приведет к принятию роли Директора.

    Наконец, как и роль директора, роль вдохновителя также характеризуется стремлением сосредоточиться на оптимизации стратегии. Однако люди, играющие роль вдохновителя, в основном озабочены инициированием стратегических изменений в сторону от текущих стратегических программ (часто) без формального разрешения (Hoekstra, 2011).Мы считаем, что люди с высокими показателями открытости опыту с большей вероятностью будут отдавать предпочтение задачам, связанным с несоответствием и абстракцией (Barrick et al., 2003). Более того, открытость опыту приходит с возможностью быть нестандартным и нестандартным (Costa and McCrae, 1992), что важно для инициирования изменений в новых направлениях. Более того, особенно при отсутствии официальных полномочий, вдохновление других на принятие инициатив по изменениям более вероятно, когда это делается энергичным, напористым образом и с демонстрацией положительных эмоций (Bono and Judge, 2004).Как уже упоминалось, экстравертные люди относительно доминируют, активны и напористы (Wiggins and Broughton, 1985; Barrick et al., 2003). Поэтому мы считаем, что и открытость опыту, и экстраверсия приведут к предпочтению роли вдохновителя, что, в свою очередь, будет способствовать принятию роли вдохновителя.

    Гипотеза 5 Положительная взаимосвязь между Экстраверсией и исполнением роли Директора в карьерной роли опосредована предпочтением роли Директора.

    Гипотеза 6a Положительная взаимосвязь между Экстраверсией и карьерным исполнением роли Вдохновителя опосредуется предпочтением роли Вдохновителя.

    Гипотеза 6b Положительная взаимосвязь между открытостью опыту и карьерной ролевой игрой в роли вдохновителя опосредована предпочтением роли вдохновителя.

    Обзор исследований

    Чтобы проверить наши гипотезы, мы провели два исследования. Исследование 1 представляет собой двухволновой опрос рабочих в США. В 1-й волне мы оценили личностные черты «Большой пятерки» сотрудников с помощью «Большой пятерки» (BFI, John et al., 1991; см. Также Benet-Martinez and John, 1998; John and Srivastava, 1999).В волне 2 мы оценили карьерные предпочтения сотрудников, используя виньетки, основанные на CRIQ 1.0 (De Jong et al., 2014), и определение карьерных ролей с помощью VLR-30 (Hoekstra, 2011). Исследование 2 представляет собой перекрестный опрос голландских рабочих. В этом исследовании мы оценили личностные черты большой пятерки сотрудников с помощью G5short (Hiemstra et al., 2011), их карьерные предпочтения с помощью CRIQ 1.0 и их карьерные роли с помощью VLR-30. Преимущество двухволнового исследования состоит в том, что оно может быть менее подвержено проблемам, связанным с мультиколлинеарностью.Более того, в исследованиях были отобраны образцы из разных популяций, и использовались инструменты для оценки личностных черт, которые соответствовали этой конкретной группе населения (разработанные для людей из англо- и голландскоязычных популяций, соответственно). В обоих исследованиях для измерения карьерных ролевых предпочтений мы использовали CRIQ 1.0. Однако, в то время как в исследовании 1 мы сгруппировали элементы и записали их в виньетки (возможно, чтобы респондентам было легче различать различные предпочтения), в исследовании 2 мы использовали отдельные элементы.В целом, повторяя наши выводы в исследованиях с использованием различных методов и выборок, мы стремились укрепить уверенность в наших результатах (Shadish et al., 2002).

    Исследование метода 1

    Респонденты и процедура

    Было проведено двухволновое онлайн-исследование с участием сотрудников из США. В общей сложности 279 сотрудников завершили обе волны ( M возраст = 39,11, SD возраст = 10,80, 49% женщины). К участию в опросе допускались сотрудники, работающие не менее 24 (оплачиваемых) часов в неделю.Из числа сотрудников 1,1% закончили начальную школу, 18,3% закончили среднюю школу, 18,3% закончили среднюю техническую школу, 48% закончили программу бакалавриата и 14,3% закончили магистерскую программу или выше. Более того, для своей текущей работы 14,3% участников требовали незначительного обучения или вообще не требовали его, 19,7% требовали обучения от нескольких месяцев до года, 28% требовали обучения 1-2 года, 31,2% требовали значительного объема обучения, включая несколько лет работы. -связанный опыт, а 6,8% требовали обширных навыков, знаний и опыта более 5 лет.Средняя занятость на рынке труда составляла 18,38 года ( SD, = 11,23).

    После получения одобрения исследования от этического комитета университета мы наняли сотрудников через онлайн-платформу Amazon Mechanical Turk. Предыдущие исследования показали, что данные Mechanical Turk столь же надежны, как и традиционные выборки обследований, особенно с учетом мер по повышению качества данных (Cheung et al., 2017; Keith et al., 2017; Buhrmester et al., 2018). Перед тем, как дать свое информированное согласие, участники были проинформированы о содержании исследования, добровольном характере исследования и конфиденциальности.В волне 1 сотрудники заполнили анкету, в которой оценивались демографические переменные и личностные черты. По прошествии 3 недель, во второй волне, были собраны данные о предпочтениях в карьере и роли в карьере. Участие в каждой из волн заняло примерно 15 минут, и сотрудники получили 1,75 доллара США по завершении обоих исследований.

    Материалы

    Черты характера

    личностных черт были измерены с помощью Большой пятерки (BFI, John and Srivastava, 1999). BFI содержит 44 пункта и оценивает невротизм, экстраверсию, сознательность, доброжелательность и открытость опыту.Респондентов попросили указать, в какой степени они согласны (1 = категорически не согласен , 5 = полностью согласен ) с такими утверждениями, как: «Я считаю себя человеком в депрессии, синим» (Невротизм, восемь пунктов, α = 0,92), « Я считаю себя разговорчивым» (Экстраверсия, восемь пунктов, α = 0,91), Я вижу себя человеком, который делает свою работу досконально » (Добросовестность, девять пунктов, α = 0,89 ), « Я считаю себя полезным и бескорыстным по отношению к другим» (Доброжелательность, девять пунктов, α = 0.87) и « Я вижу себя оригинальным, придумывающим новые идеи» (Открытость опыту, десять пунктов, α = 0,81).

    Карьерные предпочтения в ролях

    Чтобы оценить, в какой степени сотрудники предпочитают определенные карьерные роли, мы сначала составили виньетки, описывающие шесть карьерных ролей, и представили их в случайном порядке респондентам. Различные виньетки были основаны на пунктах CRIQ 1.0 (De Jong et al., 2014). Пример виньетки: « Вы хотите реализовать свои цели и хотите получить конкретные результаты.Вы упорно и тщательно выполняете задания, и вам нравится, когда процесс идет. Часто именно вы заботитесь о конкретной реализации проекта. Вы принимаете меры, когда есть над чем поработать. Кроме того, вы хотите сами все организовать для достижения хороших результатов. Вы сосредоточены на рутинных задачах и можете выполнять их независимо от других ». (Роль создателя).

    Впоследствии для всех виньеток предпочтения в отношении карьерных ролей были измерены с использованием адаптированной анкеты из 7 пунктов, посвященной связям с собственным брендом (с α в диапазоне от α = 0.95 до α = 0,98, Escalas and Bettman, 2003). Сотрудников попросили выразить свое согласие (1 = категорически не согласен, , 7 = полностью согласен, ) с такими утверждениями, как « Эта роль отражает меня», « Я чувствую личную связь с этой ролью», и «Я могу идентифицировать себя с этой ролью».

    Постановление о карьере

    Реализация карьерной роли измерялась с помощью VLR-30 (Hoekstra, 2011). Одно из преимуществ VLR-30 состоит в том, что можно оценить исполнение людьми нескольких ролей.Каждый пункт анкеты из 30 пунктов (по пять пунктов на каждую карьерную роль) дает пример поведения, которое подходит конкретно для одной карьерной роли. Респондентов попросили указать, насколько хорошо этот вопрос описывает то, что они обычно делали бы на работе (1 = совсем не , 7 = очень хорошо ) в течение последнего года. Примеры заданий: «Я…» «… организовываю многие вещи лично для получения хороших результатов » (роль создателя, α = 0,66), «… анализирую проблему, которую другие считают сложной» (роль эксперта, α = 0.82), «… тщательно разработайте план, чтобы получить широкое признание » (роль ведущего, α = 0,86), «… завоевать доверие человека в сложных отношениях » (роль руководителя, α = 0,87), «… взять лидер в запутанных ситуациях » (роль директора, α = 0,89) и«… стимулирует умы других творческими идеями » (роль вдохновителя, α = 0,81).

    Управляющие переменные

    Демографические переменные (возраст, пол [0 = мужчин ; 1 = женщин ], образование [1 = начальная школа , 2 = средняя школа , 3 = среднее профессиональное образование , 4 = высшее профессиональное образование образование , 5 = университетская степень ]) были включены в анализ в качестве контрольных переменных.Кроме того, мы также добавили годы работы на рынке труда и зону занятости [от 1 = нет до минимальной подготовки или требуется образование до 5 = требуется обширная подготовка и требуется образование ] в качестве контрольных переменных (Becker, 2005) для защиты от сложности работы, влияющей на взаимосвязь между личностными качествами и отыгрыванием карьерных ролей. Для оценки рабочей зоны мы использовали классификации, предоставленные онлайн-инструментом для исследования и анализа карьеры (O * net, 2019; аналогичное использование см. В Baughman et al., 2015).

    Результаты исследования 1

    Предварительный анализ

    Корреляции, средние и стандартные отклонения переменных исследования представлены в дополнительной таблице A2. Обратите внимание, что корреляции указывают на то, что личностные черты связаны с предпочтениями карьерных ролей и отыгрыванием карьерных ролей, как и предполагалось. Кроме того, эти результаты согласуются с предыдущими выводами о личностных и карьерных ролях (например, Wille et al., 2012).

    Анализ посредничества

    Для исследования предлагаемой опосредующей роли предпочтений в отношении карьерных ролей во взаимосвязи между личностными чертами и карьерными ролями был использован макрос PROCESS для SPSS по Hayes (2013) (см. Дополнительные таблицы A3 – A8; первые столбцы).В каждом анализе исполнение одной из шести ролей было добавлено в качестве зависимой переменной, предпочтение этой роли было добавлено в качестве переменной-посредника, а пять личностных переменных были добавлены в качестве переменных-предикторов. Кроме того, возраст, пол, образование, годы работы на рынке труда и зона занятости были включены в качестве ковариаты в модель посредничества. В целом наша всеобъемлющая модель, согласно которой конкретные черты личности связаны с карьерными ролевыми предпочтениями, что впоследствии приводит к принятию карьерных ролей (см. Рисунок 1), подтверждается.Ниже мы опишем результаты для каждой из гипотез.

    Роль производителя

    Предпочтение роли Создателя, как и ожидалось, было положительно связано с принятием роли Создателя (см. Дополнительную таблицу A3). Кроме того, мы обнаружили положительную связь между сознательностью и предпочтением роли Создателя, а также между сознательностью и исполнением роли Создателя. Кроме того, в соответствии с Гипотезой 1, мы обнаружили, что косвенное влияние Сознательности через предпочтение роли Создателя на воспринимаемое исполнение роли Создателя было значительным (Эффект = 0.11, SE = 0,04, CI = [0,04; 0,20]). Другие черты личности не предсказывали разыгрывания роли Создателя.

    Роль эксперта

    Мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением роли эксперта и разыгрыванием роли эксперта. Однако мы не обнаружили существенной положительной взаимосвязи между сознательностью и предпочтением роли эксперта и сознательностью и исполнением роли эксперта (см. Дополнительную таблицу A4). Следовательно, гипотеза 2а не может быть подтверждена.

    Во-вторых, мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между открытостью опыту и предпочтением роли эксперта, а также между открытостью опыту и исполнением роли эксперта. Кроме того, в соответствии с гипотезой 2b, мы обнаружили, что косвенное влияние открытости опыту через предпочтение роли эксперта на исполнение роли эксперта было значительным (эффект = 0,23, SE = 0,06, CI = [0,12; 0,36] ).

    Роль докладчика

    Для роли Presenter мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением этой роли и исполнением роли Presenter, между Extraversion и предпочтением роли Presenter, а также между Extraversion и Presenter ролью разыгрывания (см. Дополнительную таблицу A5).Кроме того, в соответствии с гипотезой 3 мы обнаружили, что косвенное влияние экстраверсии через предпочтение роли ведущего на исполнение роли ведущего было значительным (эффект = 0,10, SE = 0,04, ДИ = [0,02; 0,18]). Другие черты личности не предсказывали разыгрывание роли ведущего.

    Роль проводника

    Для роли Гида мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением этой роли и исполнением роли Гида, а также между согласием и предпочтением роли Гида (см. Дополнительную таблицу A6).Кроме того, в соответствии с гипотезой 4, мы обнаружили, что косвенное влияние согласия через предпочтение роли проводника на исполнение роли проводника было значительным (эффект = 0,40, SE = 0,09, ДИ = [0,25; 0,59]).

    Неожиданно мы обнаружили, что невротизм и экстраверсия были положительно связаны с предпочтением роли проводника и что косвенные эффекты невротизма и экстраверсии через предпочтение роли проводника при исполнении роли проводника также были значительными (эффект = 0.15, SE = 0,06, CI = [0,05; 0,27]; Эффект = 0,12, SE = 0,05, CI = [0,03; 0,23] соответственно).

    Роль директора

    Мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением этой роли и исполнением роли Директора, между Экстраверсией и предпочтением роли Директора и между Экстраверсией и исполнением роли Директора (см. Дополнительную таблицу A7). Кроме того, в соответствии с гипотезой 5, мы обнаружили, что косвенное влияние экстраверсии через предпочтение роли директора на воспринимаемое исполнение роли директора было значительным (эффект = 0.11, SE = 0,05, CI = [0,01; 0,21]). Другие черты характера не предсказывали разыгрывания роли режиссера.

    Роль вдохновителя

    Для роли вдохновителя мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением этой роли и разыгрыванием роли вдохновителя (см. Дополнительную таблицу A8). Более того, мы обнаружили значительную положительную связь между Экстраверсией и предпочтением роли Вдохновителя, а также между Экстраверсией и разыгрыванием роли Вдохновителя. Кроме того, в соответствии с Гипотезой 6a, мы обнаружили, что косвенное влияние через предпочтение роли Вдохновителя на исполнение роли Вдохновителя было значительным (Эффект = 0.11, SE = 0,04, CI = [0,05; 0,20]).

    Во-вторых, мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между открытостью опыту и предпочтением роли вдохновителя, а также между открытостью опыту и исполнением роли вдохновителя. Кроме того, в соответствии с гипотезой 6b, мы обнаружили, что косвенный эффект через предпочтение роли вдохновителя был значительным (эффект = 0,13, SE = 0,06, ДИ = [0,03; 0,26]).

    Исследование метода 2

    Респонденты и процедура

    Второе исследование было частью обзора карьерного роста и возможностей трудоустройства выборки голландских рабочих.Респондентами была случайная выборка из 285 сотрудников из разных организаций (46,1% женщин, M возраст = 40,7, SD возраст = 9,5). Из числа сотрудников 0,7% закончили начальную школу, 5,6% закончили среднюю школу, 13,7% закончили техническую школу, 50,4% закончили программу высшего профессионального образования и 29,6% закончили программу бакалавриата или магистратуры. Кроме того, для текущей работы 3,2% участников требовалось обучение от нескольких месяцев до года, 15.8% требовали 1-2 года обучения, 76,7% требовали значительного объема обучения, включая несколько лет опыта работы, а 4,3% требовали обширных навыков, знаний и более 5 лет опыта. Средний срок службы сотрудников в организации составлял 7,68 лет ( SD, = 6,6).

    С различными компаниями (в разных секторах) в Нидерландах связались после получения одобрения исследования от этического комитета Университета. Когда организации давали свое разрешение, сотрудники были приглашены по своей рабочей электронной почте для участия в онлайн-исследовании портала.Участие было добровольным, а не частью политики компании, индивидуальные результаты не доводились до сведения представителей участвующих организаций, и анонимность была гарантирована. Окончательная выборка состояла из сотрудников нескольких организаций, расположенных в Нидерландах, которые представляли широкий спектр профессий (например, техники, медсестры, врачи, политики). На этапе сбора данных респонденты получали несколько напоминаний (по электронной почте). Чтобы стимулировать участие, респонденты получили отчет об их личностных качествах и профиле карьерных ролей после завершения исследования (Kühne and Kroh, 2016).

    Материалы

    Черты характера

    Личность измерялась с помощью голландской версии G5short, вопросника из 60 пунктов, который показал надежность и валидность в качестве меры измерения личности Большой пятерки (Hiemstra et al., 2011, макс. 12 пунктов на подшкалу). Респондентов попросили указать степень их описания в каждом утверждении, переместив ползунок влево (0 = НЕТ! ) или вправо (100 = ДА! ). Ползунки показывают текстовые подписи, а не сопутствующую партитуру.Переведенные примеры вопросов: « Любит знакомиться с новыми людьми, » (Экстраверсия, 12 вопросов, α = 0,91), « Сохраняет спокойствие при любых обстоятельствах, » (Стабильность, 12 вопросов, α = 0,87), « Открыт для ценности других »(Открытость к опыту, шесть пунктов, α = 0,73),« Работает систематически, »(Добросовестность, 11 пунктов, α = 0,87),« Доверяет другим, »(Доброжелательность / Дружелюбие, 9 шт., α = 0,77).

    Карьерные предпочтения в ролях

    Карьерные предпочтения в отношении ролей были измерены с помощью анкеты для определения служебных ролей (CRIQ 1.0, De Jong et al., 2014), анкета из 40 пунктов (шесть шкал, 20 слов в каждой шкале). Каждый набор предметов содержит три словесных предмета из разных карьерных ролевых шкал. Таким образом, словесные элементы, относящиеся к одной и той же шкале карьерных ролей, никогда не использовались в одном наборе элементов. Мы попросили участников оценить каждое слово-элемент в наборе вопросов по 7-балльной шкале: « В какой степени следующие слова относятся к вам как к человеку » в диапазоне от 1 ( Я не имею отношения к этому слово ) на 7 ( Я сильно отношусь к этому слову ).Переведенные примеры словесных элементов: «Сделать» (роль Создателя, α = 0,97), «Знать» (роль эксперта, α = 0,96), «Показать» (роль ведущего, α = 0,94), «Связать» (роль руководителя, α = 0,94), «Контроль» (роль директора, α = 0,96) и «Стимулирование» (роль вдохновителя, α = 0,94). В каждом наборе элементов возможны все комбинации рейтингов Лайкерта (например, 2-2-2, 5-3-1 или 7-5-3). Мы рассчитали оценку предпочтения роли, сложив все ответы из словесных пунктов, принадлежащих к одной шкале карьерных ролей.

    Постановление о карьере

    Подобно исследованию 1, карьерное исполнение роли измерялось с помощью VLR-30 (Hoekstra, 2011).Респонденты указали, насколько хорошо каждое из 30 утверждений описывает роль, которую они обычно играют в своей работе, с помощью ползунковой шкалы (1 = совсем не , 100 = очень хорошо ). Ползунки отображали только заголовок, но не сопроводительную партитуру. Мы рассчитали средний балл для каждой из карьерных ролей. Альфа по разным шкалам составляла α = 0,75 (роль создателя), α = 0,76 (роль эксперта), α = 0,78 (роль ведущего), α = 0,82 (роль руководителя), α = 0,83 (роль директора) и α = 0,75 ( Роль вдохновителя).

    Управляющие переменные

    Как и в исследовании 1, в анализ были включены демографические переменные (возраст, пол, образование), а также переменные, связанные с работой (продолжительность владения в организации и рабочая зона) (Becker, 2005). Используя классификацию, предоставленную O * net (2019), баллы по рабочим местам были получены путем привлечения независимого оценщика, оценивающего все рабочие места респондентов на предмет того, в какой степени им нужен опыт и профессиональная подготовка для выполнения работы, с использованием уровня образования и описание работы, данное респондентами (1 = не требуется или требуется небольшая подготовка или образование, — 5 = требуется обширная подготовка и образование, ).Для расчета межэкспертной надежности второй эксперт независимо оценил 100 из 285 вакансий. Каппа Коэна ( k = 0,86, SD = 0,044) была отличной.

    Результаты исследования 2

    Предварительный анализ

    Дополнительная таблица A9 представляет корреляции, средние значения и стандартные отклонения всех переменных исследования. Обратите внимание, что, как и в исследовании 1, корреляции указывают на то, что черты личности связаны с предпочтениями карьерных ролей и действиями в ожидаемом направлении (также см. Wille et al., 2012).

    Анализ посредничества

    Для исследования предлагаемой опосредующей роли предпочтений в отношении карьерных ролей во взаимосвязи между личностными качествами и карьерными ролями мы снова использовали макрос PROCESS (Hayes, 2013). В каждом анализе опытное исполнение одной из шести ролей было добавлено в качестве зависимой переменной, предпочтение этой роли было добавлено в качестве переменной-посредника, а пять личностных переменных были добавлены в качестве переменных-предикторов . Кроме того, возраст, пол, образование, срок пребывания в должности и рабочая зона были включены в качестве ковариаты в модель посредничества (см. Дополнительные таблицы A3 – A8, последние столбцы).Как и в исследовании 1, результаты подтверждают нашу всеобъемлющую модель, согласно которой конкретные черты личности связаны с карьерными ролевыми предпочтениями, что впоследствии приводит к принятию карьерных ролей (см. Рисунок 1). Ниже мы снова опишем результаты для каждой из гипотез.

    Роль производителя

    Предпочтение роли Создателя было положительно связано с разыгрыванием роли Создателя (см. Дополнительную таблицу A3). Кроме того, мы обнаружили положительную связь между сознательностью и предпочтением роли Создателя, а также между сознательностью и воспринимаемым исполнением роли Создателя.Кроме того, в соответствии с Гипотезой 1, мы обнаружили, что косвенное влияние Добросовестности через предпочтение роли Создателя на воспринимаемое исполнение роли Создателя было значительным (Эффект = 0,06, SE = 0,02, ДИ = [0,02; 0,12]). . Другие черты личности не предсказывали разыгрывания роли Создателя.

    Роль эксперта

    Во-первых, мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением роли эксперта и исполнением роли эксперта (см. Дополнительную таблицу A4). Более того, мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между сознательностью и предпочтением роли эксперта.Кроме того, в соответствии с гипотезой 2a, мы обнаружили, что косвенное влияние сознательности через предпочтение роли эксперта на исполнение роли эксперта было значительным (эффект = 0,12, SE = 0,04, CI = [0,04; 0,21]).

    Во-вторых, мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между открытостью опыту и предпочтением роли эксперта, а также между открытостью опыту и исполнением роли эксперта. Кроме того, в соответствии с гипотезой 2b, мы обнаружили, что косвенное влияние открытости опыту через предпочтение роли эксперта на исполнение роли эксперта было значительным (эффект = 0.20, SE = 0,06, CI = [0,10; 0,33]).

    Неожиданно мы обнаружили отрицательную связь между экстраверсией и предпочтением роли эксперта. Кроме того, мы обнаружили, что косвенное влияние Экстраверсии через предпочтение роли Эксперта на исполнение роли Эксперта было значительным (Эффект = -0,10, SE = 0,03, ДИ = [-0,16; -0,05]).

    Роль докладчика

    Для роли Presenter мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением этой роли и исполнением роли Presenter, между Extraversion и предпочтением роли Presenter, а также между Extraversion и разыгрыванием роли Presenter (см. Дополнительную таблицу A5).Кроме того, в соответствии с гипотезой 3, мы обнаружили, что косвенное влияние экстраверсии через предпочтение роли ведущего на исполнение роли ведущего было значительным (эффект = 0,10, SE = 0,03, ДИ = [0,04; 0,17]). Другие черты личности не предсказывали разыгрывание роли ведущего.

    Роль проводника

    Для роли Гида мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением этой роли и исполнением роли Гида, а также между Согласием и предпочтением роли Гида, а также между Согласием и исполнением роли Гида (см. Дополнительную таблицу A6).Кроме того, в соответствии с Гипотезой 4, мы обнаружили, что косвенное влияние согласия через предпочтение роли Гида на воспринимаемое исполнение роли Гида было значительным (Эффект = 0,12, SE = 0,04, ДИ = [0,06; 0,21]). .

    Неожиданно мы обнаружили значительную положительную связь между Экстраверсией и предпочтением роли Гида, а также между Экстраверсией и разыгрыванием роли Гида. Кроме того, мы обнаружили, что косвенное влияние Экстраверсии через предпочтение роли Гида на исполнение роли Гида было значительным (Эффект = 0.04, SE = 0,02, CI = [0,02; 0,08]).

    Роль директора

    Для роли Директора мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением этой роли и исполнением роли Директора, между Экстраверсией и предпочтением роли Директора, а также между Экстраверсией и исполнением роли Директора (см. Дополнительную таблицу A7). Кроме того, в соответствии с гипотезой 5, мы обнаружили, что косвенное влияние через предпочтение роли директора на исполнение роли директора было значительным (эффект = 0.11, SE = 0,03, CI = [0,05; 0,18]). Другие черты характера не предсказывали разыгрывания роли режиссера.

    Роль вдохновителя

    Во-первых, мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между предпочтением роли вдохновителя и разыгрыванием роли вдохновителя (см. Дополнительную таблицу A8). Более того, мы обнаружили значительную положительную взаимосвязь между Экстраверсией и предпочтением роли Вдохновителя, а также между Экстраверсией и воспринимаемым исполнением роли Вдохновителя. Кроме того, в соответствии с Гипотезой 6a, мы обнаружили, что косвенное влияние через предпочтение роли Вдохновителя на исполнение роли Вдохновителя было значительным (Эффект = 0.07, SE = 0,02, CI = [0,03; 0,12]).

    Во-вторых, мы обнаружили значительную взаимосвязь между открытостью опыту и предпочтением роли вдохновителя, а также между открытостью опыту и исполнением роли вдохновителя. Кроме того, в соответствии с гипотезой 6b, мы обнаружили, что косвенный эффект через предпочтение роли вдохновителя был значительным (эффект = 0,11, SE = 0,04, ДИ = [0,04; 0,21]).

    Обсуждение

    На работе сотрудники становятся все более ответственными за формирование своей карьеры (Савицкас, 2013).Результаты настоящих исследований расширяют знания о взаимосвязи между индивидуальными чертами личности и разыгрыванием карьерных ролей, фокусируясь на опосредующей роли карьерных ролевых предпочтений. Результаты для конкретных карьерных ролей в основном соответствуют результатам предыдущих исследований и нашим гипотезам (Wille et al., 2012). Конкретные результаты будут подробно описаны ниже.

    Карьерные роли, предпочтения и личность

    В соответствии с нашими ожиданиями мы обнаружили следующие эффекты в обоих исследованиях.Во-первых, сознательность была связана с предпочтением роли Создателя, что, в свою очередь, предсказывало исполнение роли Создателя ( Гипотеза 1 ). Это говорит о том, что возможность преследовать цели — деятельность, которая согласуется с областью сознательности, — делает роль Создателя более привлекательной (Denissen and Penke, 2008), поскольку в роли Создателя большое внимание уделяется целям и мастерству. Интересно, что хотя Wille et al. (2012) также ожидали, что сознательность и участие в роли Создателя связаны, но в своем исследовании они не обнаружили этой связи.Во-вторых, открытость опыту ( Гипотеза 2b, ) была положительным предиктором предпочтения и последующего исполнения роли Эксперта. Очевидно, желание исследовать, любопытство и способность мыслить нестандартно — важные факторы, определяющие готовность и вероятность того, что кто-то возьмет на себя роль эксперта. В-третьих, Экстраверсия ( Гипотеза 3 ) предсказывала исполнение роли Presenter через предпочтение роли Presenter. Это говорит о том, что способность и готовность взаимодействовать и связываться с другими повышает привлекательность людей к роли докладчика, поскольку позволяет им участвовать в такой деятельности.Как следствие, они с большей вероятностью в конечном итоге станут ведущими. В-четвертых, доброжелательность / дружелюбие ( Гипотеза 4, ) была положительно связана с предпочтением роли Гида, что, в свою очередь, предсказывало разыгрывание роли Гида. Это указывает на то, что приятные люди предпочтут и с большей вероятностью окажутся в роли Гида, возможно потому, что это позволяет им взаимодействовать с другими и развивать значимые отношения (Judge et al., 2002). В-пятых, Экстраверсия ( Гипотеза 5, ) была положительно связана с разыгрыванием роли Директора через предпочтение этой роли.Очевидно, такие характеристики, как выразительность и напористость, делают роли, сочетающие в себе влияние на других и получение статуса, особенно привлекательными (ДеНев и Купер, 1998). Наконец, и экстраверсия ( гипотеза 6a, ), и открытость опыту ( гипотеза 6b, ) были положительно связаны с предпочтением и вовлечением в роль вдохновителя. Таким образом, роль вдохновителя может привлекать не только людей, которым нравится влиять на других, но и тех, кто любит развивать видения с позиции удивления, любопытства и исследования (Benoliel and Somech, 2014).Мы также ожидали, что сознательность будет положительным предиктором предпочтения и последующего исполнения роли эксперта ( Гипотеза 2a ). Однако мы находим поддержку этой гипотезы только в исследовании 2. Поскольку этот результат появился только в одном исследовании, осторожность при интерпретации этого результата оправдана.

    В ходе наших исследований были также сделаны некоторые неожиданные выводы. Во-первых, результаты обоих исследований показывают, что экстраверсия была положительно связана с предпочтением и последующим исполнением роли Гида.Утверждается, что экстраверсия важна для установления межличностных связей с другими людьми (Wiggins and Broughton, 1985; Wille et al., 2012). Поскольку роль Гида влечет за собой формирование связей и отношений с другими, кажется, что экстравертированные люди, которые стремятся соединиться с другими, предпочитают роль Гида и в конечном итоге оказываются в этой роли. Во-вторых, некоторые результаты получены только в одном из исследований. Результаты исследования 1 показывают, что невротизм был положительно связан с предпочтением роли Гида, что, в свою очередь, предсказывало исполнение роли Гида.Это открытие интересно, учитывая тот факт, что предыдущие исследования не обнаружили прочной связи между невротизмом и помогающим поведением (Barrick et al., 1992) или между невротизмом и просоциальным поведением (Habashi et al., 2016). Однако недавно Guo et al. (2018) утверждали, что в ситуациях, когда для помощи другим требуется меньше социальных навыков или когда социальное взаимодействие менее провоцирует беспокойство, негативная связь между невротизмом и помогающим поведением может исчезнуть. Напротив, в этих ситуациях страдания других людей могут также вызывать большее сострадание и заботу о других бедах, что может способствовать просоциальному поведению невротиков.Возможно, это может объяснить, почему люди с высоким уровнем невротизма в конечном итоге оказались в роли гида в исследовании 1. Более того, результаты исследования 2 показывают, что экстраверсия отрицательно связана с предпочтением и последующим исполнением роли эксперта. Возможно, для экстравертов роль эксперта менее привлекательна, потому что роль эксперта требует небольшого межличностного контакта, а люди в этой роли работают в основном автономно (Hurtz and Donovan, 2000; Hoekstra, 2011). Примечательно, что хотя в целом два исследования показывают очень похожие результаты, последние результаты появились только в одном из них.Одной из причин таких различий в результатах может быть то, что исследования различались в зависимости от использованной выборки. Для исследования 1 были опрошены рабочие из США, а для исследования 2 — голландские рабочие. Хотя использованные личностные анкеты были составлены для оценки личности англоговорящих и нидерландских респондентов, соответственно, исследования показали, что характерные особенности ответа могут различаться в зависимости от культуры или географического положения (Allik and McCrae, 2004: Melchers et al., 2016). Кроме того, хотя конвергентная валидность обеих шкал была оценена (John et al., 2008; Hiemstra et al., 2011), две шкалы могут давать некоторые дифференциальные взаимосвязи с переменными результата из-за их различий. Остается неясным, как следует интерпретировать различия между результатами исследования 1 и исследования 2, поскольку они могут быть результатом различий черт, различий в стиле ответа или того и другого (Melchers et al., 2016). Следовательно, следует проявлять осторожность при интерпретации этих результатов.

    В совокупности, несмотря на некоторые неожиданные результаты, общая картина наших результатов показывает, что индивидуальные черты личности и вытекающие из них предпочтения в отношении личных ролей действительно играют важную роль в отыгрыше роли в карьере.Во-первых, наши результаты, кажется, показывают, что особенно экстраверсия, сознательность и открытость к опыту влияют на более широкий спектр ролевых предпочтений и, как следствие, отыгрывание карьерных ролей. Другие черты характера, такие как невротизм и уступчивость, в меньшей степени связаны с ролевыми предпочтениями и последующим разыгрыванием ролей. Это согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими относительную важность определенных черт личности по сравнению с другими (Wille et al., 2012). Что еще более важно, наши выводы подчеркивают механизм модерации, с помощью которого личностные черты могут влиять на принятие карьерных ролей.Эти результаты свидетельствуют о важности мотивационных процессов для рабочего поведения сотрудников (см. Barrick et al., 2002). В самом деле, интерес людей к определенным ролям является хорошим предиктором фактического исполнения ими этих ролей. Таким образом, наши результаты подчеркивают важность личных устремлений в том, как люди формируют свою карьеру. Таким образом, чтобы понять карьерную роль и долгосрочное развитие, последующие исследования могут выиграть, помимо акцента на личностных характеристиках, от сосредоточения на конкретных мотивационных процессах, таких как личные предпочтения, цели и мотивы на работе.

    Сильные стороны, ограничения и дальнейшие исследования

    Настоящее исследование имеет как сильные стороны, так и ограничения. Одна из сильных сторон состоит в том, что наши исследования включают образцы как из США, так и из Нидерландов. То, что мы находим похожие модели результатов, указывает на обобщаемость результатов исследования. Конечно, нам следует с осторожностью обобщать результаты на другие популяции (Bello et al., 2009), и мы будем приветствовать дополнительные исследования с другими популяциями.

    Ограничением нашего исследования является то, что в исследовании 2 использовался поперечный дизайн.Исследования показали, что использование перекрестных подходов для установления эффектов посредничества может исказить результаты (Maxwell and Cole, 2007). В частности, такие схемы часто критикуют за риск систематической ошибки метода и невозможности вывести причинно-следственные связи (Podsakoff et al., 2003). Тем не менее, мы выбрали поперечный дизайн, потому что хотели сосредоточиться на нынешних знаниях людей о себе. То есть нас особенно интересовали собственные представления людей о своей личности, предпочтениях и текущем разыгрывании ролей.Альтернатива, использованная ранее Wille et al. (2012), было бы ретроспективным исследованием. Однако ретроспективный отчет о карьере (например, о предпочтениях и ролях в прошлом) может быть довольно трудным и предвзятым (Miller et al., 1997). Более того, для исследования 1 мы использовали план исследования с двумя волнами, и это исследование дало аналогичные результаты, что укрепляет уверенность в наших выводах. Тем не менее, в будущих исследованиях может быть рассмотрен ряд вариантов.

    Во-первых, если время не является проблемой, в будущих исследованиях можно рассмотреть возможность проверки гипотез о посредничестве с использованием трехволнового продольного дизайна.Было бы полезно отделить ролевые предпочтения от критериев определения роли в карьере и выбрать более длительные временные интервалы, поскольку это дает возможность понять долгосрочное влияние личностных качеств и ролевых предпочтений на результаты работы. Более того, продолжаются продольные исследования, позволяющие проводить анализ причинно-следственных связей в сложных проектах (MacKinnon et al., 2002). Во-вторых, в будущих исследованиях можно было бы рассмотреть возможность получения показателей из разных источников (например, сбор данных как от сотрудников, так и от их руководителей, Van der Heijden et al., 2015), чтобы уменьшить систематическую ошибку метода. Это может быть особенно ценно, потому что утверждалось, что под влиянием тактики самоулучшения или самозащиты люди иногда менее точно изображают свое реальное исполнение роли (De Jong et al., 2014). Более того, карьерные роли определяются как «согласованный и устойчивый набор характеристик воспринимаемых эффектов того, как человек выполняет свою работу» (Hoekstra, 2011, p. 165). Это означает, что важно не только самовосприятие; восприятие других также может быть важным.Примечательно, что тактика самопрезентации может также повлиять на предпочтения людей, о которых сообщают, о карьерных ролях. Поэтому для оценки предпочтений в отношении карьерных ролей будущие исследования могут также изучить полезность включения показателей восприятия других людей или использования неявных критериев предпочтений в отношении карьерных ролей, поскольку они могут быть менее восприимчивы к социальной желательности (см. Gadassi and Gati, 2009).

    Примечательно, что карьерный рост можно понять с точки зрения динамической взаимности (Rounds and Tracey, 1990), где на окружающую среду влияют отдельные люди, а на людей — среды (Wood and Roberts, 2006; Wille et al., 2012). В частности, карьерный рост можно рассматривать как постепенный интерактивный процесс, который является результатом одновременного действия двух сил: ролевое давление и предоставление , с одной стороны, и роль, принимающая , с другой (Hoekstra, 2011; Wille et al. , 2012; Де Йонг и др., 2014). Настоящее исследование сосредоточено исключительно на процессах, связанных с исполнением ролей, (например, выборе подходящих ролей на основе личных предпочтений), в то время как принятие карьерных ролей также находится под влиянием процессов ролевого давления, (Wille et al., 2012; Де Йонг и др., 2014). То есть внешние требования и ожидания, а также влияние окружающей среды играют роль, в которой человек должен играть карьерные роли (Hoekstra, 2011). Например, сотрудники могут ощущать давление в отношении определенных ролей из-за ожиданий от других относительно того, какие роли люди должны выполнять, исходя из предполагаемых личностных характеристик. Примечательно, что восприятие людьми определенных личностных качеств других людей часто бывает предвзятым и необязательно правильным (Zimmermann et al., 2018).Поэтому мы приветствовали бы лонгитюдные исследования, в которых изучаются процессы , принимающие роль, и , ролевое давление , потому что это может помочь лучше понять, как сотрудники объединяют свои собственные предпочтения с внешним давлением, выбирая, вводя новшества и (повторно) обсуждая свои предпочтения. роли (Паркер, 2007).

    С точки зрения разыгрывания карьерных ролей и в соответствии с теорией активации черт, кажется, что , потому что мы чувствуем себя хорошо, выражая определенные (предпочтительные) черты, что активизируется процесс принятия роли (Christiansen and Tett, 2008).Таким образом, сотрудники, находящиеся в рабочей среде, которая позволяет выражать индивидуальные интересы и мотивы, получают вознаграждение за свое поведение (Tett et al., 2013; Judge and Zapata, 2015). Таким образом, может быть создана петля положительной обратной связи, которая будет поддерживать поведение, благодаря которому сотрудники попадают в определенные роли. Однако, несмотря на то, что мы изучали личностные черты и карьерные ролевые предпочтения в разыгрывании карьерных ролей, мы не включали роль аффекта в наше исследование. Дальнейшие исследования могут быть сосредоточены на роли аффективного прогнозирования или настроения в развитии карьеры, чтобы выяснить, действительно ли люди ожидают, что они почувствуют себя лучше или на самом деле почувствуют себя лучше, когда у них будет возможность разыграть роли, соответствующие их личности.

    Наконец, как упоминалось ранее, возможно, стоит изучить различия между культурами (Cox et al., 1991; Melchers et al., 2016). Например, было показано, что культурный фон влияет на самооценку людей (Pekerti and Kwantes, 2011). В индивидуалистических культурах (большинство западных стран) упор делается на личное благополучие и личные цели. Для сравнения, в коллективистских культурах (в основном незападных и азиатских странах) основное внимание уделяется коллективному благополучию и групповым целям (Маркус и Китайма, 1991).В обоих наших исследованиях мы использовали образцы индивидуалистических культур. Следовательно, респонденты в наших исследованиях могли быть более склонны вести себя в соответствии со своими личными предпочтениями и целями, чем респонденты из более коллективистских культур. То есть, возможно, роль личности в разыгрывании карьерной роли больше в индивидуалистических, чем в коллективистских странах. В коллективистских культурах люди с большей вероятностью будут стремиться вписаться в общество и уделять внимание коллективным потребностям (Triandis, 1995).В таких культурах влияние личности и личных предпочтений на выбор карьерных ролей может быть относительно небольшим. На сегодняшний день эти культурные различия еще не были включены в карьерно-ролевые исследования. Таким образом, будущие исследования могут включать различия между культурами в разыгрывании карьерных ролей, чтобы лучше понять теорию карьерных ролей.

    Практическое значение

    Как показывает текущее исследование, личностные особенности и предпочтения отдельных ролей могут влиять на то, как люди ведут себя в своей рабочей среде.Наши выводы имеют некоторое предварительное значение для организаций, специалистов по персоналу и сотрудников. Например, HR-практики, которые признают тот факт, что определенная работа может выполняться несколькими способами — в которых разные работники берут на себя разные роли, — могут принести пользу сотрудникам. Кроме того, текущее исследование показало, что предпочтения людей являются хорошим предиктором принятия карьерных ролей. Организации могут рассмотреть возможность использования предпочтений сотрудников для поддержки процессов приобретения ролей. Поддерживающая среда, которая позволяет сотрудникам выполнять работу в соответствии с их предпочтениями, может привести к выполнению карьерных ролей и предотвратить увольнение людей на работу, которая им не нравится, потому что они должны выполнять работу определенным образом (Робертс и Каспи, 2003; Робертс, 2006).Практики, которые укрепляют восприятие сотрудниками того, что между ними и окружающей средой существует соответствие (например, потому что эта среда поддерживает личные предпочтения и сильные стороны сотрудников), могут играть важную роль в повышении приверженности и уменьшении выгорания или текучести кадров среди сотрудников (Kristof- Brown et al., 2005; Pee, Min, 2017). Также важно отметить, что для эффективного функционирования большинства организаций не требуется, чтобы все сотрудники могли выполнять все роли.Точно так же не обязательно, чтобы все карьерные роли были равномерно распределены между различными должностями в организации. Это может дать сотрудникам некоторую свободу действий при выборе карьерных ролей, которые они хотят взять на себя. Если у сотрудников есть такая возможность, их часто мотивируют выбирать, оптимизировать и развивать свою работу и карьеру с течением времени (Roberts and DelVecchio, 2000). Однако не все сотрудники могут знать, как именно они могут это сделать. Организации могут рассмотреть возможность поддержки своих сотрудников посредством консультирования, наставничества и профессионального обучения, чтобы предоставить сотрудникам навыки и стратегии, необходимые для изменений и личностного развития (Wrzesniewski and Dutton, 2001).

    Заключение

    Растет понимание того, что индивидуальные характеристики формируют и влияют на поведение на работе. В этой статье мы исследовали роль личностных черт и предпочтений в отыгрыше карьерных ролей на работе. Представляя важность личных предпочтений как посредника между личностными и карьерными ролями, мы надеемся внести свой вклад в лучшее понимание того, как люди начинают занимать определенные карьерные роли. Четкое понимание себя и своих предпочтений на работе может помочь сотрудникам выбрать те роли, которые соответствуют их интересам.

    Доступность данных

    Необработанные данные, подтверждающие выводы этой рукописи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок любому квалифицированному исследователю.

    Заявление об этике

    Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями этических принципов Института Хейманса. Протокол был одобрен этическим комитетом психологии Университета Гронингена. Информированное согласие онлайн было получено от всех участников.

    Авторские взносы

    NdJ, BW и KvdZ разработали исследование. NdJ собрал и проанализировал данные. NdJ и BW составили рукопись под руководством NdJ. JH и KvdZ участвовали в нескольких раундах критической обратной связи.

    Финансирование

    Это исследование было поддержано Университетом Гронингена, ISW и GITP International BV.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2019.01720/full#supplementary-material

    Сноски

    Список литературы

    Ахтар, Р., Бустани, Л., Циврикос, Д., и Чаморро-Премузич, Т. (2015). Привлекательная личность: личность и черта EI как предикторы занятости. чел. Индивидуальный. Отличаются. 73, 44–49. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.08.04

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Аллик Дж. И МакКрэй Р. Р. (2004). К географии профилей личностных черт в 36 культурах. J. Cross Cult. Psychol. 35, 13–28. DOI: 10.1177 / 0022022103260382

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Анусик И., Шиммак У. (2016). Стабильность и изменение личностных качеств, самооценки и благополучия: введение метааналитической модели стабильности и изменения корреляций ретеста. J. Pers. Soc. Psychol. 110, 766–781. DOI: 10.1037 / pspp0000066

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баккер М., Тимс А. Б. и Деркс Д. (2012). Проактивная личность и производительность труда: роль создания работы и вовлеченности в работу. Hum. Relat. 65, 1359–1378. DOI: 10.1177 / 0018726712453471

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баррик М. Р. (2005). Да, личность имеет значение: переходим к более важным делам. Hum. Выполнять. 18, 359–372. DOI: 10.1207 / s15327043hup1804_3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баррик М. Р., Маунт М. К. и Гупта Р. (2003). Метаанализ взаимосвязи пятифакторной модели личности и профессиональных типов Холландса. чел. Psychol. 56, 45–74. DOI: 10.1111 / j.1744-6570.2003.tb00143.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баррик М. Р., Маунт М. К. и Штраус Дж. П. (1992).Большая пятерка показателей личности и способностей для определения гражданства, правонарушений и показателей продаж. Документ, представленный на седьмой ежегодной конференции Общества промышленной и организационной психологии , Монреаль.

    Google Scholar

    Баррик М. Р., Стюарт Г. Л. и Питоровски М. (2002). Личность и эффективность работы. Тест на опосредованные эффекты мотивации торговых представителей. J. Appl. Psychol. 87, 43–51. DOI: 10.1037 / 0021-9010.87.1.43

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баумэн, Б. К., Бассо, М. Р., Синклер, Р. Р., Комбс, Д. Р., и Ропер, Б. Л. (2015). Оставайтесь на работе: взаимосвязь между производительностью труда и когнитивными способностями у людей с диагнозом рассеянный склероз. J. Clin. Exp. Neuropsychol. 37, 630–640. DOI: 10.1080 / 13803395.2015.1039963

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баумерт, А., Schmitt, M., Perugini, M., Johnson, W., Blum, G., Borkenau, P., et al. (2017). Интеграция структуры личности, личностного процесса и развития личности. Eur. J. Pers. 31, 503–528. DOI: 10.1002 / per.2115

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Беккер Т. Э. (2005). Потенциальные проблемы в статистическом контроле переменных i организационное исследование: качественный анализ с рекомендациями. Орган. Res. Методы 8, 274–289. DOI: 10.1177/1094428105278021

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Белло Д., Люнг К., Радебо Л., Тунг Р. Л. и Ван Виттелоостуйн А. (2009). От редакции: образцы студентов в исследованиях международного бизнеса. J. Int. Автобус. Stud. 40, 361–364. DOI: 10.1057 / jibs.2008.101

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бенет-Мартинес, В., и Джон, О. П. (1998). Los Cinco Grandes для разных культур и этносов: многопользовательский анализ «большой пятерки» на испанском и английском языках. J. Pers. Soc. Psychol. 75, 729–750. DOI: 10.1037 / 0022-3514.75.3.729

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бенолиэль П., Сомеч А. (2014). Влияние коллективного лидерства на здоровье и производительность: изучение регулирующей роли большой пятерки личностных измерений. Eur. J. Рабочий орган. Psychol. 23, 277–294. DOI: 10.1080 / 1359432X.2012.717689

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Боно, Дж.Э. и Джадж Т. А. (2004). Личность и трансформационное и транзакционное лидерство: метаанализ. J. Appl. Psychol. 89, 901–910. DOI: 10.1037 / 0021-9010.89.5.901

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Buhrmester, M. D., Talaifar, S., and Gosling, S. D. (2018). Оценка механического развития Amazon, его быстрого роста и эффективного использования. Перспектива. Psychol. Sci. 13, 149–154. DOI: 10.1177 / 17456706516

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кантор, Н.(1990). От мысли к поведению: «иметь» и «делать» в изучении личности и познания. Am. Psychol. 45, 735–750. DOI: 10.37 / 0003-066X.45.6.735

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Карло Г., Окун М. А., Найт Г. П. и Де Гусман М. Р. Т. (2005). Взаимодействие черт и мотивов волонтерства: покладистость, экстраверсия и просоциальная ценностная мотивация. чел. Индивидуальный. Отличаются. 38, 1293–1305. DOI: 10.1016 / j.paid.2004.05.012

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Cheung, J.Х., Бернс Д. К., Синклер Р. Р. и Слитер М. (2017). Amazon Mechanical turk i организационная психология: оценка и практические рекомендации. J. Bus. Psychol. 32, 347–361. DOI: 10.1007 / s10869-016-9458-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чиабуру, Д. С., О, И.-С., Берри, К. М., Ли, Н., и Гарднер, Р. Г. (2011). Пятифакторная модель личностных черт и организационного гражданского поведения: метаанализ. J. Appl. Psychol. 96, 1140–1166.DOI: 10.1037 / a0024004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кристиансен, Н. Д., Тетт, Р. П. (2008). На пути к лучшему пониманию роли ситуаций во взаимосвязи личности, рабочего поведения и производительности труда. Indus. Орган. Psychol. 1, 312–316. DOI: 10.1111 / j.1754-9434.2008.00054.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коста П. Т. младший и МакКрэй Р. Р. (1992). Пересмотренная инвентаризация личности NEO (NEO-P-IR) и пятифакторная инвентаризация NEO (NEO-FFI): профессиональное руководство. Лутц, Флорида: Ресурсы для психологической оценки.

    Google Scholar

    Коста П. Т. младший и МакКрэй Р. Р. (1997). «Продольная стабильность взрослой личности», Справочник по психологии личности , ред. Р. Хоган, Дж. А. Джонсон и С. Р. Бриггс (Орландо, Флорида: Academic Press), 269–290. DOI: 10.1016 / b978-012134645-4 / 50012-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кокс, Т. Х., Лёбель, С. А., и МакЛеод, П. Л. (1991). Влияние культурных различий этнических групп на совместное и соревновательное поведение при выполнении группового задания. Acad. Manag. J. 34, 827–847. DOI: 10.2307 / 256391

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Де Йонг, Н., Ван Леувен, Р. Дж., Хукстра, Х. А., и Ван дер Зи, К. И. (2014). Измерение идентификации с карьерными ролями, CRIQ: инновационная мера, использующая сравнительную осведомленность, чтобы избежать тактики самопрезентации. J. Vocat. Behav. 2, 199–214. DOI: 10.1016 / j.jvb.2014.01

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ДеНев, К. М., Купер, Х.(1998). Счастливая личность: метаанализ 137 личностных качеств и субъективного благополучия. Psychol. Бык. 124, 197–229. DOI: 10.1037 / 0033-2909

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дениссен, Дж. Дж. А., и Пенке, Л. (2008). Нормы мотивационной индивидуальной реакции, лежащие в основе пятифакторной модели личности: первые шаги к концептуальной структуре, основанной на теории. J. Res. Чел. 42, 1285–1302. DOI: 10.1016 / j / jrp.2008.04.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дигман Дж. М. и Иноуэ Дж. (1986). Дальнейшая спецификация пяти надежных факторов личности. J. Pers. Soc. Psychol. 50, 116–123. DOI: 10.1037 / 0022-3514.50.1.116

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    D’Zurilla, T. J., Maydeu-Olivares, A., and Gallardo-Pujol, D. (2011). Прогнозирование решения социальных проблем с использованием личностных качеств. чел. Индивидуальный. Отличаются. 50, 142–147.DOI: 10.1016 / j.paid.2010.09.015

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Escalas, J. E., and Bettman, J. R. (2003). Вы — то, что они едят: влияние референтных групп на связи потребителей с брендами. J. Consum. Res. 13, 339–348. DOI: 10.1207 / S15327663JCP1303_14

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фуллер, Б. мл., И Марлер, Л. Е. (2009). Изменения, обусловленные природой: метааналитический обзор литературы о проактивной личности. J. Vocat. Behav. 75, 329–345. DOI: 10.1016 / j / jvb.2009.05.008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гадасси Р., Гати И. (2009). Влияние гендерных стереотипов на явные и неявные карьерные предпочтения. Couns. Psychol. 37, 902–922. DOI: 10.1177 / 0011000009334093

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Го, К., Сан, П., и Ли, Л. (2018). Почему невротики менее просоциальны? Множественный посреднический анализ связанных механизмов. чел. Индивидуальный. Отличаются. 128, 55–61. DOI: 10.1016 / j.paid.2018.02.026

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хабаши, М. М., Грациано, В. Г., и Гувер, А. Э. (2016). В поисках просоциальной личности: подход большой пятерки к увязке личности и просоциального поведения. чел. Soc. Psychol. Бык. 42, 1177–1192. DOI: 10.1177 / 0146167216652859

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Холл, Т. Д. (1976). Карьера в организациях. Гленвью, Иллинойс: Скотт Форесман.

    Google Scholar

    Холл, Т. Д. (2004). Многогранная карьера: путешествие на четверть века. J. Vocat. Behav. 65, 1–13. DOI: 10.1016 / j.jvb.2003.101006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хейс, А. Ф. (2013). Введение в посредничество, модерацию и условный анализ процессов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

    Хиемстра, А., Оп де Бик, М., и Серли, А. (2011). Обработка G5R. Роттердам: Исследование GITP.

    Google Scholar

    Хоэкстра, Х. А. (2011). Карьерно-ролевая модель развития карьеры. J. Vocat. Behav. 78, 159–173. DOI: 10.1016 / j.jvb.2010.09.016

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хоган Р. (2007). Личность и судьба организаций. Mahwah NJ: Лоуренс Эрлбаум Асс.

    Google Scholar

    Хоган, Р.и Холланд Б. (2003). Использование теории для оценки отношений личности и работы и производительности: социоаналитическая перспектива. J. Appl. Psychol. 88, 100–112. DOI: 10.37 / 0021-9010.88.1.100

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Huckvale, T., and Ould, M. (1995). «Моделирование процессов — кто, что и как: построение диаграмм ролевой деятельности», в Business Process Change: Concepts, Methods, and Technologies , eds V. Grover and W. J. Kettinger (London: Idea Group Publishing), 330–349.

    Google Scholar

    Джон О. П., Донахью Э. М. и Кентл Р. Л. (1991). Перечень большой пятерки — версии 4 и 54. Беркли, Калифорния: Институт личности и социальных исследований.

    Google Scholar

    Джон, О. П., Науман, Л. П., и Сото, К. Дж. (2008). «Сдвиг парадигмы к интегративной таксономии черт Big-Fiv: история, измерения и концептуальные вопросы», в Handbook of Personality: Theory and Research , ред. О. П. Джон, Р.У. Робинс и Л. А. Первин (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 114–158.

    Google Scholar

    Джон, О. П., и Шривастава, С. (1999). «Таксономия черт Большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы», в Handbook of Personality: Theory and Research , Vol. 2, ред. Л. А. Первин и О. П. Джон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 102–138.

    Google Scholar

    Судья Т. А., Хеллер Д. и Маунт М. К. (2002). Пятифакторная модель личности и удовлетворенности работой: метаанализ. J. Appl. Psychol. 87, 530–541. DOI: 10.1037 // 0021-9010.87.3.530

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Судья Т. А., Сапата К. П. (2015). Возвращение к дебатам о личности и ситуации: влияние силы ситуации и активации черт на валидность личностных черт Большой пятерки при прогнозировании производительности труда. Acad. Manag. J. 58, 1149–1170. DOI: 10.5465 / amj.2010.0837

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кейт, М.Г., Тай, Л., и Хармс, П. Д. (2017). Системная перспектива Amazon Mechanical Turk для организационных исследований: обзор и рекомендации. Фронт. Psychol. 8: 1359. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.01359

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кристоф-Браун, А. Л., Циммерман, Р. Д., и Джонсон, Е. С. (2005). Последствия соответствия человека работе: метаанализ соответствия человека работе, человеку-организации, человеку-группе и человеку-руководителю. чел.Psychol. 58, 281–342. DOI: 10.1111 / j.1744-6570.2005.0067.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кюне, С., и Кро, М. (2016). Персонализированная обратная связь в веб-опросах: влияет ли она на мотивацию респондентов и качество данных? Soc. Sci. Comput. Ред. 36, 744–755. DOI: 10.1177 / 0894439316673604

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лепин, Дж. А., Колкитт, Дж. А., и Эрез, А. (2000). Адаптивность к изменяющимся контекстам задач: влияние общих когнитивных способностей, сознательности и открытости опыту. чел. Psychol. 53, 563–593. DOI: 10.1111 / j.1744-6570.2000.tb00214.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лукас Р. Э., Динер Э., Гроб А., Сух Э. М. и Шао Л. (2000). Межкультурные доказательства фундаментальных черт экстраверсии. J. Pers. Soc. Psychol. 79, 452–468. DOI: 10.37 / 0022.3514.79.3.452

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маккиннон, Д. П., Локвуд, К. М., Хоффман, Дж. М., Уэст, С.Г., и Шитс, В. (2002). Сравнение методов тестирования посредничества и других промежуточных переменных эффектов. Psychol. Методы 7, 83–104. DOI: 10.1037 / 1082-989X.7.1.83

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Майор Д. А., Тернер Дж. Э. и Флетчер Т. Д. (2006). Связывание инициативной личности и большой пятерки с мотивацией к обучению и развивающей деятельностью. J. Appl. Psychol. 91, 927–935. DOI: 10.1037 / 0021-9010.91.4.927

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Марч, Дж. Г. (1999). Погоня за организационным интеллектом. Оксфорд: Блэквелл.

    Google Scholar

    Маркус, Х. Р. и Китайма, С. (1991). Культура и личность: значение для познания, эмоций и мотивации. Psychol. Ред. 98, 224–253. DOI: 10.1037 / 0033-295X.98.2.224

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    МакАдамс, Д. П., Палс, Дж.Л. (2006). Новая большая пятерка: фундаментальные принципы интегративной науки о личности. Am. Psychol. 61, 204–217. DOI: 10.1037 / 0003-066X.61.3.204

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    МакКрэй, Р. Р. (2018). «Определяющие черты», в Справочник SAGE по личности и индивидуальным различиям, том 1. Наука о личности и индивидуальных различиях, , ред. В. Зейглер-Хилл и Т. К. Шакелфорд (Лондон: SAGE), 3–22.

    Google Scholar

    МакКрэй, Р.Р. и Коста П. Т. младший (1996). «К новому поколению теорий личности: теоретические контексты для пятифакторной модели», в Пятифакторная модель личности: теоретические перспективы , изд. Дж. С. Виггинс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 51–87.

    Google Scholar

    Маккрэй, Р. Р., и Коста, П. Т. младший (1999). «Пятифакторная теория личности», в Справочник по теории и исследованиям личности , Vol. 2, ред. Л. А. Первин и О. П. Джон (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 139–153.

    Google Scholar

    МакКрэй, Р. Р., и Коста, П. Т. младший (2008). «Пятифакторная теория личности», в Handbook of Personality: Theory and Research , 3ed Edn, eds О. П. Джон, Р. В. Робинс и Л. А. Первин (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 159–181.

    Google Scholar

    Мельчерс, М. К., Ли, М., Хаас, Б. В., Рейтер, М., Бишофф, Л., и Монтаг, К. (2016). Схожие паттерны личности связаны с эмпатией в четырех разных странах. Фронт. Психол . 7: 290. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00290

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миллер К. К., Кардинал Л. Б. и Глик В. Х. (1997). Ретроспективные отчеты в организационных исследованиях: пересмотр последних данных. Acad. Manag. J. 40, 189–204. DOI: 10.2307 / 257026

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маунт М., Илиес Р. и Джонсон Э. (2006). Взаимосвязь личностных качеств и контрпродуктивного поведения на работе: опосредующие эффекты удовлетворенности работой. чел. Psychol. 59, 591–622. DOI: 10.1111 / j.1744-6570.2006.00048.X

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    О, И.-С., и Берри, К.М. (2009). Пятифакторная модель личности и управленческой деятельности: повышение достоверности за счет использования оценок эффективности на 360 градусов. J. Appl. Psychol. 94, 1498–1513. DOI: 10.1037 / a0017221

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Олдхэм, Г. Р., и Хакман, Дж. Р.(2010). Не то, что было и не то, чем будет: будущее исследований в области дизайна вакансий. J. Organ. Behav. 31, 463–479. DOI: 10.1002 / job.678

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Орган, Д. В., Подсаков, П. М., и Маккензи, С. Б. (2006). Организационное гражданское поведение: его природа, предшественники и последствия. Thousand Oaks, CA: SAGE.

    Google Scholar

    Паркер, С. К. (2000). От пассивной к проактивной мотивации: важность гибкой ролевой ориентации и самоэффективности в отношении широты ролей. Прил. Psychol. 49, 447–469. DOI: 10.1111 / 1464-0597.00025

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Паркер, С. К. (2007). Это моя работа: как ролевая ориентация сотрудников влияет на их работу. Hum. Relat. 60, 403–434. DOI: 10.1177 / 0018726707076684

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Паркер, С. К., Биндл, У. К. (2017). «Проактивность в действии: общий взгляд на конструкцию, которая имеет значение», в книге Проактивность в действии: создание вещей в организациях, , ред. С.К. Паркер и У. К. Биндл (Лондон: Routlege).

    Google Scholar

    Полхус, Д. Л., и Джон, О. П. (1998). Эгоистическая и моралистическая предвзятость в самовосприятии: взаимодействие стилей самообмана с основными чертами и мотивами. J. Pers. 66, 1025–1060. DOI: 10.1111 / 1467-6494.00041

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пи, Л. Г., Мин, Дж. (2017). Обмен знаниями между сотрудниками в Интернете: влияние окружающей человека среды. Дж.Знай. Manag. 21, 432–453. DOI: 10.1108 / JKM-10-2016-0437

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пекерти А.А. и Квантес К.Т. (2011). Влияние самооценки на восприятие организационных событий. Внутр. J. Cross Cult. Manag. 11, 303–323. DOI: 10.1177 / 1470595811413101

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Подсакофф П. М., МакКензи С. Б., Ли Дж. И Подсакофф Н. П. (2003). Систематическая систематическая ошибка в поведенческих исследованиях: критический обзор литературы и рекомендуемые средства правовой защиты. J. Appl. Psychol. 88, 879–903. DOI: 10.1037 // 0021-9010.88.5.879

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Prahbu, V., Sutton, C., and Sauser, W. (2008). Креативность и определенные черты личности: понимание опосредующего эффекта внутренней мотивации. Creat. Res. J. 20, 53–66. DOI: 10.1080 / 10400410701841955

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Робертс, Б. У. (2006). Развитие личности и организационное поведение. Res. Орган. Behav. 27, 1–40. DOI: 10.1016 / S0191-3085 (06) 27001-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Робертс Б. В. и Каспи А. (2003). «Модель совокупной непрерывности развития личности: достижение баланса между непрерывностью и изменением личностных черт на протяжении всей жизни», в «Понимание человеческого развития: психология продолжительности жизни в обмене с другими дисциплинами» , ред. Р. М. Стаудингер и У. Линденбергер (Дордрехт, NL: Kluwer Academic Publishers), 183–214.DOI: 10.1007 / 978-1-4615-0357-6_9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Робертс, Б. В., и Дель Веккио, В. Ф. (2000). Последовательность рангового порядка личности от детства до старости: количественный обзор лонгитюдных исследований. Psychol. Бык. 126, 3–25. DOI: 10.1037 / 0033-2909.126.1.3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Робертс Б. В., Уолтон К. Э. и Фихтбауэр В. (2006). Паттерны изменения среднего уровня личностных черт на протяжении жизни: метаанализ лонгитюдных исследований. Psychol. Бык. 132, 1–25. DOI: 10.1037 / 0033-2909.132.1.1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Раундов, Дж. Б. и Трейси, Т. Дж. (1990). «От консультирования по личным качествам и факторам до психологического консультирования. Теория и процесс », в Карьерное консультирование: современные темы профессиональной психологии , ред. У. Б. Уолш и С. Х. Осипов (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Larence Erlbaum Associates), 1–44.

    Google Scholar

    Савицкас, М.Л. (2013). «Теория и практика построения карьеры», в Развитие карьеры и консультирование: применение теории и исследований на практике , 2-е изд., Ред. С. Д. Браун и Р. У. Лент (Хобокен, Нью-Джерси: Wiley), 42–70.

    Google Scholar

    Шадиш, В. Р., Кук, Т. Д., и Кэмпбелл, Д. Т. (2002). Экспериментальные и квази-экспериментальные планы для обобщенного причинного вывода. Бостон, Массачусетс: Компания Houghton-Mifflin.

    Google Scholar

    Шафер, А.Б.(2000). Посредничество Большой пятерки влияет на принятие решений о карьере через измерения жизни и на отношение к деньгам через материализм. чел. Индивидуальный. Отличаются. 28, 93–109. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (99) 00084-7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Спрейцер, Г. М., и Донсон, Д. (2005). «Размышления о прошлом и будущем расширения прав и возможностей сотрудников», в Справочник по организационному развитию , изд. Т. Каммингс (Thousand Oaks, CA: Sage), 311–324.

    Google Scholar

    Тетт, Р.П., Симонет Д. В., Вальзер Б. и Браун К. (2013). «Применение теории активации черт, развитие и значение для адаптации человека к рабочему месту», в Справочник личности на работе , ред. Н. Д. Чистиансен и Р. П. Тетт (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routlege), 71–100.

    Google Scholar

    Triandis, H.C. (1995). Новые направления в социальной психологии. Индивидуализм и коллективизм. Боулдер, Колорадо: Westvie Press.

    Google Scholar

    Ван дер Хейден, Б.И. Дж. М., Горгиевский М. Дж., Де Ланге А. Х. (2015). Обучение на рабочем месте и устойчивая возможность трудоустройства: модель с множеством источников, модерируемая по возрасту. Eur. J. Рабочий орган. Psychol. 25, 13–30. DOI: 10.1080 / 1359432X.2015.1007130

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Виггинс Дж. С. и Бротон Р. (1985). «Межличностный круг: структурная модель для интеграции исследования личности», в Perspectives in Personality , ред. Р. Хоган и У.Х. Джонс (Гринвич, Коннектикут: JAI Press), 1–47.

    Google Scholar

    Вилле Б., Бейерс В. и Де Фрюйт Ф. (2012). Транзакционный подход к соответствию личности и окружающей среды: взаимные отношения между развитием личности и карьерным ростом в молодом и среднем возрасте. J. Vocat. Behav. 81, 307–321. DOI: 10.1016 / j.jvb.2012.06.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вилле Б., Де Фрюйт Ф. и Фейс М. (2010). Профессиональные интересы и черты большой пятерки как предикторы нестабильности работы. J. Vocat. Behav. 76, 547–558. DOI: 10.1016 / j.jvb.2010.01.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вилле Б., Де Фрюйт Ф. и Фейс М. (2013). Черты «большой пятерки» и подлинный успех в новую эру карьеры: 15-летнее лонгитюдное исследование возможностей трудоустройства и конфликта между работой и семьей. J. Appl. Psychol. 62, 124–156. DOI: 10.1111 / j.1464-0597.2012.00516.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вуд Д., Гарднер М. Х. и Хармс П.Д. (2015). Как функционалистский и процессный подходы к поведению могут объяснить ковариацию черт. Psychol. Ред. 122, 84–111. DOI: 10.1037 / a0038423

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вуд Д. и Робертс Б. В. (2006). Поперечные и продольные тесты структурной модели личности и ролевой идентичности (PRISM). J. Pers. 74, 779–809. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2006.00392.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вжесневски, А.и Даттон Дж. Э. (2001). Создание работы: проверка сотрудников как активных мастеров своей работы. Acad. Manag. Ред. 26, 179–201. DOI: 10.5465 / AMR.2001.4378011

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вжесневски А., Лобульо Н., Даттон Дж. Э. и Берг Дж. М. (2013). «Создание работы и развитие позитивного смысла и идентичности в работе», в Advances in Positive Organizational Psychology , ed. А. Б. Баккер (Bingley: Emerald Group Publishing Limited), 281–302.DOI: 10.1108 / s2046-410x (2013) 0000001015

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Цейглер-Хилл, В., Врабель, Дж. К., Саулс, Д., и Лехтман, М. Дж. (2019). Интеграция мотивации в текущие представления о личности. чел. Индивидуальный. Отличаются. 147, 1–7. DOI: 10.1016 / j.paid.2019.04.019

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Циммерманн, Дж., Шиндлер, С., Клаус, Г., и Лейзинг, Д. (2018). Влияние неприязни на точность и предвзятость восприятия человека. Soc. Psychol. Чел. Sci. 9, 80–88. DOI: 10.1177 / 1948550617703167

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    границ | Связь черт личности с индивидуальными различиями в аффективных пространствах

    Введение

    Эмоции — это аспект повседневной жизни, и вопросы, касающиеся их неуловимой природы, вызывают интерес на протяжении тысячелетий. В то время как недавние обсуждения (Hamann, 2012; Lindquist et al., 2012; Adolphs, 2017; Barrett, 2017) и нейробиологические исследования (Grimm et al., 2006; Nielen et al., 2009; Baucom et al., 2012; Goodkind et al., 2012; Чиказое и др., 2014; Шинкарева и др., 2014; Kragel et al., 2016; Saarimäki et al., 2016) продвинулись в области аффективной (нейро) науки, до сих пор не существует единого мнения относительно неотъемлемых характеристик эмоций (Ekman, 2016). Наряду с этим общим интересом к пониманию аффективной функциональности является клинический интерес к пониманию аффективной дисфункциональности (Gross and Jazaieri, 2014), поскольку нарушение регуляции эмоций связано с различными психическими расстройствами (Mennin et al., 2005; Реймхерр и др., 2005; Эткин и Вейджер, 2007; Амштадтер, 2008; Тейлор и др., 2012; Карпентер и Трулл, 2013). Следуя стремлению к совершенствованию трансляционных исследований в психиатрии (Machado-Vieira, 2012; Knüppel et al., 2013) и персонализированной медицине (Hamburg and Collins, 2010), мы стремились изучить индивидуальные различия в представлении аффективной информации путем комбинирования анализов на основе данных. поведенческого эксперимента с психологическими измерениями личностных черт, учитывая четко установленную связь между эмоциями и личностью (Коста и МакКрэй, 1980; Гросс и др., 1998; Кокконен и Пулккинен, 2001; Нг и Динер, 2009).

    С этой целью мы использовали метод множественной компоновки (Goldstone, 1994) и обратное многомерное масштабирование (Kriegeskorte, Mur, 2012), которые недавно использовались в области когнитивной нейробиологии (Mur et al., 2013; Charest et al. al., 2014; Bracci et al., 2016; Levine et al., 2018c) на эмоционально заряженные стимулы, чтобы различать индивидуализированные структуры (отражающие ментальные представления) аффективной информации.Участники свободно расположили стимулы в соответствии с их субъективным эмоциональным сходством в непрерывном пространстве, что привело к уникальному представлению «аффективного пространства» без ярлыков для каждого участника. Другая недавняя работа исследовала принципы организации аффекта / эмоций с использованием психологических (Nummenmaa et al., 2014, 2018; Koch et al., 2016; Cowen and Keltner, 2017; van Tilburg and Igou, 2017) и нейробиологических (Kragel and LaBar). , 2015; Skerry, Saxe, 2015; Saarimäki et al., 2018) методы; здесь мы использовали подход, который сосредоточился на том, как люди различаются с точки зрения основных свойств их аффективных пространств. Способность различать людей на основе аффективной информации (Hamann and Canli, 2004) — и впоследствии определять нормальную изменчивость с помощью комбинации методов, основанных на гипотезах и данных — может предложить новые пути социальной психологии / нейробиологии для информирования клинической области ( Cacioppo et al., 2014).

    В текущем исследовании использовалась управляемая данными иерархическая кластеризация для выявления кластеров стимулов, лежащих в основе аффективного пространства.Однако, чтобы избежать слепого применения методов машинного обучения без учителя к многомерным аффективным пространствам, мы внешне подтвердили индивидуальные различия в аффективной кластеризации с различиями в личностных чертах из пятифакторной модели [«Большая пятерка»: невротизм, экстраверсия, открытость к Опыт, доброжелательность и добросовестность (McCrae and Costa, 1985)], оцененная с помощью перечня факторов NEO-Five [NEO-FFI (Borkenau and Ostendorf, 2008)]. Как показала предыдущая работа по нейровизуализации, компоновка репрезентативного пространства может быть существенно изменена процессами, связанными с вниманием или задачами (Brouwer and Heeger, 2013; Nastase et al., 2017), а недавняя психологическая работа показала, что кластеры на карте аффективного пространства по определенным аспектам информации об эмоциях (Nummenmaa et al., 2018), мы специально стремились определить, соответствует ли внутрикластерное расстояние аффективных кластеров индивидов [ что можно рассматривать как связность концепции (концепций), лежащих в основе соответствующего кластера (Iordan et al., 2015)], была связана с личностными чертами участников. Идея исследования эмоций в их связи с личностью вытекает из десятилетий доказательств того, что личность связана с внутренними искажениями или предубеждениями внимания при обработке эмоций (Richards et al., 1992; Деррибери и Рид, 1994; Most et al., 2006; Thomsen et al., 2014). Более того, классические теории личности предсказывают, что нейротизм ассоциируется с негативной информацией, а экстраверсия ассоциируется с позитивной информацией (Айзенк, 1967; Коста и МакКрэй, 1980; Ларсен и Кетелаар, 1989; Растинг и Ларсен, 1997). Изучение взаимосвязи между личностью и эмоциональным сходством (здесь операционализировано как кластерная дисперсия в аффективных пространствах) позволит исследователям изучить, как лежащие в основе когнитивные процессы, такие как внимание или исполнительный контроль, могут взаимодействовать с личностными чертами, приводя к здоровому и нездоровому поведению, и могут ли такие взаимодействия привязаны к конкретным областям / сетям мозга.Представленные нами результаты подтверждают и расширяют текущие знания о взаимосвязи между аффектом и личностью, подтверждают достоверную структуру индивидуализированных аффективных пространств, выявленных с помощью методов, управляемых данными, и открывают двери для будущих исследований, которые позволят преобразовать такие парадигмы, основанные на данных, в практическую плоскость. клиническая область.

    Материалы и методы

    Участников

    Сто один участник (36 мужчин, 65 женщин; средний (± σ) возраст = 24,2 (± 2,59) года) был набран из местного сообщества с помощью информационных плакатов.Участники не сообщали ни о текущем диагнозе неврологических или психических расстройств, ни о приеме каких-либо психотропных препаратов, не давали письменного информированного согласия до участия в исследовании и не получали денежную компенсацию за свое время после завершения эксперимента. Поскольку заполнение анкеты NEO-FFI было последующей процедурой после поведенческого эксперимента, только участников, которые изначально согласились, чтобы с ними связались для будущих исследований, попросили принять участие в заполнении анкеты NEO-FFI.Из 77 опрошенных участников 58 участников (15 мужчин, 43 женщины; средний (± σ) возраст = 25,4 (± 2,75) года) в конечном итоге заполнили анкету, пятеро из которых получили компенсацию в виде подарочных карт книжного магазина после розыгрыша лотереи. Все экспериментальные процедуры соответствовали Хельсинкской декларации и были одобрены местным этическим комитетом Регенсбургского университета.

    Аппарат

    Эксперимент проводился на 27-дюймовом Apple iMac с использованием MATLAB R2015b (The MathWorks, Натик, Массачусетс, США).Код MATLAB, используемый для запуска эксперимента, был адаптирован из кода, описанного Kriegeskorte и Mur (2012). Все анализы проводились в MATLAB и SPSS ver. 25 (IBM Corp., Армонк, Нью-Йорк, США).

    Стимулы

    Изображения, использованные в эксперименте, были получены из базы данных Международной системы аффективных картинок (IAPS) (Lang et al., 2008), которая содержит изображения со стандартизованными оценками валентности и возбуждения, которые можно условно разделить на девять категорий: животные, люди, природа. , еда, предметы домашнего обихода, эротические изображения, несчастные случаи, насилие и война.Мы псевдослучайно выбрали шесть изображений для каждой категории для эксперимента, получив набор стимулов, состоящий из 54 изображений. Если компьютерный алгоритм выбирал два изображения, которые были очень похожи визуально (например, два изображения собаки в аналогичном положении или два изображения ножей на столе), мы вручную выбирали заменяющее изображение с такой же (или очень похожей) валентностью. и значения возбуждения из соответствующей категории (см. дополнительную таблицу 1 для соответствующих идентификаторов изображений и их соответствующих рейтингов валентности и возбуждения).Создание набора стимулов было в конечном итоге компромиссом между улучшенной выборкой эмоционального пространства и общей продолжительностью эксперимента, поскольку необходимо вычислять расстояние между каждой парой изображений; общее количество попарных расстояний в нашем случае определяется биномиальным коэффициентом 54 select 2 (т.е. 1431), что дает общую продолжительность эксперимента в среднем чуть более одного часа на участника.

    Протокол исследования

    Эксперимент проводился в соответствии с протоколом, изложенным Kriegeskorte и Mur (2012), в котором участники размещают изображения на двумерной круглой «арене» на экране компьютера в соответствии с определенным принципом организации.Мы попросили участников расположить картинки в соответствии с тем, что они чувствовали при просмотре каждого изображения. То есть изображения, вызывающие похожие эмоции, следует располагать ближе друг к другу, а изображения, вызывающие разные эмоции, — дальше друг от друга; таким образом, расстояние между изображениями отражает их относительную эмоциональную непохожесть для участника.

    Во время данного испытания было показано не более десяти изображений для улучшения видимости изображений (т. Е. Одновременное размещение 54 изображений на экране сделало бы их все настолько маленькими, что их содержание стало бы неузнаваемым).Кроме того, мы реализовали функцию масштабирования, которая позволила участникам видеть мельчайшие детали каждого изображения. Когда участник закончил систематизацию изображений, следующее испытание началось с другого набора изображений, для которого оставалось наименьшее количество доказательств относительно их относительного расстояния до других изображений [алгоритм подбора слабейшего (Kriegeskorte and Mur, 2012). ]. Таким образом, некоторые изображения могли присутствовать в двух или более последовательных испытаниях, и эти конкретные изображения, показанные в данном испытании, различались между людьми, в зависимости от того, как они организовывали изображения в ходе эксперимента.После того, как были получены расстояния для всех 1431 попарного несходства, обратное многомерное масштабирование преобразовало двумерные расстояния на экране компьютера в матрицу несходства 54 × 54 (DSM; рис. 1A), которая представляет многомерную структуру несходства расположения элементов ( Kriegeskorte and Mur, 2012). Однако, поскольку DSM симметричен по главной диагонали, каждый участник может быть представлен вектором из 1431 элемента, полученным путем векторизации верхнего или нижнего треугольника DSM.В дальнейшем мы будем называть векторное представление DSM вектором несходства (DSV).

    Рисунок 1. (A) Организовав 54 изображения на экране компьютера на основе эмоционального сходства стимулов, было получено представление аффективного пространства каждого участника с помощью обратного многомерного масштабирования, которое можно визуализировать как несходство. матрица, отображающая расстояние между каждой парой стимулов. (B) Вычисление медианы (Md) нормализованных аффективных пространств 101 участника дало единое групповое медианное аффективное пространство, которое мы реорганизовали (C) на основе агломеративной иерархической кластеризации (E) .Кластеризация была подтверждена с помощью индекса Silhouette (D) , который выявил 2- и 4-кластерные решения (как отмечено восходящими метками, отмеченными стрелками). (E) Дендрограммы, лежащие в основе обоих решений кластеризации, имеют цветовую кодировку: теплые цвета, отражающие кластеры с более положительной валентностью, и холодные цвета, отражающие кластеры с более отрицательной валентностью (см. Раздел «Иерархическая кластеризация»).

    NEO-FFI

    Мы использовали немецкую версию NEO-FFI (Боркенау и Остендорф, 2008), чтобы измерить большую пятерку личностных факторов: невротизм, экстраверсию, открытость опыту, доброжелательность и сознательность.Для каждого участника была оценена сумма баллов по всем пяти факторам, которые затем были переведены в Т-балл, связанный с полом и возрастом, на основе эталонных выборок, представленных Боркенау и Остендорф (2008), который выражает проявление личности Большой пятерки. фактор индивидуума по отношению к проявлению в популяции, соответствующей полу и возрасту. Список полученных баллов NEO-FFI и их описательную статистику см. В дополнительной таблице 2.

    Анализ данных

    Иерархическая кластеризация

    Поскольку аффективные пространства всех участников сгруппированы немного по-разному, мы хотели убедиться, что сравнивали кластеры между участниками на основе одних и тех же стимулов.С этой целью мы сначала масштабировали DSV каждого участника до диапазона [0–1], разделив каждый DSV на его максимальное значение несходства. Затем мы вычислили медианное значение всех 101 масштабируемых DSV и выполнили агломеративную иерархическую кластеризацию с использованием полной связи (Lance and Williams, 1967) на групповом медиане DSV (рисунок 1B и дополнительный рисунок 1).

    Мы проверили стабильность различного количества кластеров, лежащих в основе группового медианного аффективного пространства, итеративно вырезав полученную дендрограмму на разной высоте и вычислив индекс силуэта (Rousseeuw, 1987).Этот индекс измеряет, насколько хорошо данная точка данных назначена конкретному кластеру (т. Е. Расстояние внутри кластера) по сравнению с кластером ближайшего соседа (т. Е. Расстояние между кластерами) по шкале от -1 до 1), с более высоким значения, указывающие на более подходящее решение для кластеризации (nb, кластеры со средним групповым значением дали более высокие значения силуэта, чем кластеры со средним значением группы). Эта процедура дала решение с двумя и четырьмя кластерами (рисунки 1C – E), которые мы затем сопоставили с каждой парой изображений из индивидуальных DSV участников, что позволило нам вычислить для каждого участника медианное значение (а не среднее значение). , поскольку данные о расстоянии имели тенденцию к искажению) расстояния внутри кластера (которые мы нормализовали по количеству элементов в соответствующем кластере).Формально среднее расстояние внутри кластера D для кластера c было вычислено как m⁢e⁢d⁢i⁢a⁢n⁢ (Dc) | c |, где | c | обозначает мощность кластера c .

    После классического многомерного масштабирования группового медианного аффективного пространства (см. Рисунок 2 только для простоты визуализации данных, поскольку фактические кластерные расстояния были вычислены непосредственно из DSV участников), первое измерение (объясненная дисперсия (VE) = ∼48% ) соответствовали значениям валентности IAPS ( r Пирсона = 0.94, p = 8,5 × 10 –25 ), при частичном удалении значений возбуждения; Таким образом, мы присвоили метки «положительный» и «отрицательный» результирующим кластерам из 2-кластерного решения. В гораздо меньшей степени второе и третье измерения соответствовали значениям возбуждения IAPS ( r = 0,38, p = 0,005, VE = ∼8%; r = 0,50, p = 1,5 × 10 –4 , VE = ∼5% соответственно) с частичным выделением значений валентности. Чтобы помочь в интерпретации результатов последующей множественной регрессии (см. Следующий раздел), мы присвоили четырем кластерам следующие описательные ярлыки на основе общего содержания кластеров: «эротический» (положительный субкластер), «страх / насилие». »(Негативный субкластер),« медицинский »(негативный субкластер),« природа / люди / спорт »(позитивный субкластер).

    Рисунок 2. 54 стимула IAPS, использованные в эксперименте, отображены в двумерном пространстве, полученном с помощью классического многомерного масштабирования аффективного пространства медианы группы. Кластеры имеют цветовую кодировку в соответствии с решением из 4 кластеров иерархической кластеризации (см. Рисунок 1). Решение с двумя кластерами просто объединяет холодные цвета в один кластер и теплые цвета в другой.

    Множественная линейная регрессия

    Для каждого аффективного кластера (в каждом решении кластеризации) мы провели множественную регрессию, чтобы оценить степень, в которой личностные факторы Большой пятерки предсказали медианную дисперсию аффективных кластеров.Чтобы объективно определить, какие регрессоры входят в оптимальную модель, мы применили комбинаторный подход к множественной регрессии. В частности, учитывая пять факторов (невротизм, экстраверсия, открытость, доброжелательность, добросовестность), было 2 5 — 1 возможных моделей (т. Е. ∑k = 15 (5k), включая только линейные члены), каждая из которых содержит разные сочетание пяти факторов в качестве предикторов. Чтобы найти оптимальную модель, мы выполнили регрессионный анализ для каждой из 31 модели и выбрали модель с самым низким байесовским информационным критерием (BIC) (Schwarz, 1978).Для каждой модели значения кластерной дисперсии и показатели личности были оценены по z-шкале (с использованием соответствующих средних значений выборки и стандартных отклонений выборки) для центрирования данных, и был включен постоянный предиктор. Чтобы учесть тестирование 31 модели, мы дополнительно выполнили две процедуры Монте-Карло, чтобы непараметрически определить, превосходит ли оптимальная модель модели, примененные к рандомизированным средним кластерным расстояниям. Во-первых, мы протестировали все 31 модель на рандомизированных данных и сохранили минимальный BIC (независимо от модели, которая дала этот BIC), чтобы контролировать завышенную частоту ошибок на уровне семьи (FWER) при тестировании нескольких моделей.Повторение этой процедуры 1000 раз (для каждого аффективного кластера) дало нам нулевое распределение 1000 минимальных значений BIC, из которых мы вычислили эмпирические p -значения для наблюдаемого оптимального BIC (обозначенного в результатах как p FWER ( all): для сравнения со всеми моделями, когда все модели получали случайные данные). Во-вторых, мы также сохранили BIC, полученный на основе наблюдаемой оптимальной модели , когда эта же модель применялась к рандомизированным данным 1000 раз.Таким образом, мы получили два эмпирически выведенных значения p для нашей оптимальной модели (одно из нулевого распределения минимального BIC и одно из нулевого распределения той же модели BIC [обозначено в результатах как p (то же): для сравнение с той же моделью при подаче случайных данных]), которые показывают, насколько вероятно обнаружение того, что оптимальная модель дает конкретный BIC при нулевых гипотезах об отсутствии связи между личностными факторами Большой пятерки и средними кластерными расстояниями.

    Результаты

    Чтобы определить, связана ли структура аффективных пространств с личностными измерениями, мы стремились предсказать индивидуализированное медианное внутрикластерное расстояние (для различных аффективных кластеров) из факторов личности Большой пятерки с использованием множественной линейной регрессии.Ниже приведены результаты наиболее эффективных регрессионных моделей для аффективных кластеров, лежащих в основе как 2-, так и 4-кластерных решений (см. Также дополнительную таблицу 4).

    Двухкластерное решение: большая отрицательная кластерная дисперсия соответствует более высокому нейротизму

    Начиная с решения с двумя кластерами из анализа иерархической кластеризации, оптимальная модель для прогнозирования отрицательной дисперсии кластера содержала баллы невротизма в качестве единственного регрессора (β = 0.34, SE = 0,126, t 56 = 2,73, p = 0,0084), что указывает на то, что более высокий балл невротизма имеет тенденцию предсказывать большую кластерную дисперсию. Хотя эта модель незначительно не смогла превзойти статистический порог по сравнению со всеми другими моделями в процедуре Монте-Карло [ p FWER (все) = 0,056], она работала лучше, чем случайность, когда вводились реальные данные по сравнению со случайными данные [ p (то же) = 0,01]. Что касается положительной дисперсии кластера, в то время как оптимальная модель содержала оценки согласованности в качестве единственного регрессора (β = -0.22, SE = 0,130, t 56 = −1,65, p = 0,1036), эта модель не работала лучше, чем можно было бы предсказать [ p FWER (все) = 0,383, p (то же) = 0,11).

    Четырехкластерное решение: противоположные паттерны дисперсии кластера страха / насилия для невротизма и сознательности

    Когда аффективное пространство на уровне группы разделено на четыре кластера, ранее отрицательный кластер далее подразделяется на кластер, образы которого охватывают понятия «страх / насилие», и кластер, образы которого охватывают «медицинские» концепции (рис. 2).Наша процедура комбинаторной множественной регрессии показала, что оптимальная модель содержала невротизм (β = 0,280, SE = 0,127, t 55 = 2,20, p = 0,032) и сознательность (β = -0,289, SE = 0,127, t ). 55 = −2,28, p = 0,0266) в качестве двух регрессоров для прогнозирования дисперсии кластера страха / насилия [ p FWER (все) = 0,014, p (то же самое) = 0,0009; см. дополнительную таблицу 3 для списка всех моделей, которые пережили статистический порог].Подобно результатам 2-кластерного анализа, показатели невротизма имели тенденцию к увеличению с увеличением кластерной дисперсии ( r Пирсона = 0,381). Однако показатели сознательности показали противоположную картину: они имели тенденцию к снижению по мере увеличения кластерной дисперсии ( r Пирсона = -0,388; см. Рисунок 3 для визуального изображения этого эффекта). Кроме того, оптимальная модель для прогнозирования дисперсии медицинского кластера содержала только невротизм в качестве регрессора (β = 0.207, SE = 0,131, t 56 = 1,58, p = 0,12), но эта модель не работала лучше, чем можно было бы предсказать [ p FWER (все) = 0,424, p (то же) = 0,11].

    Рисунок 3. Индивидуальные аффективные пространства участников с самым низким и самым высоким (A), невротизмом и (B) Т-баллы по сознательности в нашей выборке, отображенные в двух измерениях с использованием многомерного масштабирования исключительно для визуализации лежащего в основе эффекта результаты множественной регрессии, в данном случае те, которые описаны в разделе «Решение из четырех кластеров: противоположные паттерны дисперсии кластера страха / насилия для невротизма и сознательности».Следуя той же цветовой схеме, что и на предыдущих рисунках, кружки представляют 54 стимула, а черные контуры нарисованы вокруг стимулов, которые являются членами кластера, дисперсия которого была предсказана множественной регрессией.

    Четырехкластерное решение: увеличение дисперсии эротических кластеров, прогнозируемое снижением открытости, согласия и добросовестности

    Подобно тому, как отрицательный кластер из 2-кластерного решения был дополнительно разделен в 4-кластерном решении, был также положительный кластер, который дал «эротический» кластер и общий положительный кластер (помеченный как «природа / люди / спорт». ), содержащий оставшиеся изображения, которые в основном включают изображения, связанные со спортом, людьми, природой и т. д.Интересно, что оптимальной моделью для предсказания дисперсии эротического кластера была модель с тремя регрессорами, включающая открытость (β = −0,280, SE = 0,120, t 54 = −2,34, p = 0,023; p = 0,023 Пирсона = −0,253), доброжелательность (β = −0,291, SE = 0,12, t 54 = −2,43, p = 0,019; r = −0,258 Пирсона) и сознательность (β = −0,314, SE = 0,120, t 54 = −2,61, p = 0.012; Пирсона r = -0,266). Хотя эта модель также незначительно не смогла превзойти статистический порог по сравнению со всеми другими моделями в процедуре Монте-Карло [ p FWER (все) = 0,06], она действительно работала лучше, чем можно было бы предсказать при подаче реальных данных. по сравнению с рандомизированными данными [ p (то же самое) = 0,006]. Что касается общего положительного кластера изображений природы / людей / спорта, аналогичного 2-кластерному решению, оптимальная модель содержала единственный регрессор Согласованности (β = -0.161, SE = 0,132, t 56 = −1,22, p = 0,228), но, опять же, эта модель не превзошла то, что можно было бы ожидать от одной случайности [ p FWER ( все) = 0,72, p (то же) = 0,24].

    Обсуждение

    Чтобы изучить основную структуру аффективных пространств людей, мы провели эксперимент, в котором участники организовали эмоционально заряженные образы в соответствии с их индивидуализированным эмоциональным сходством и объединили анализ на основе данных с психологическими измерениями личностных черт.С помощью этой комбинации методов мы специально искали ассоциации между личностными чертами пятифакторной модели («Большая пятерка») и дисперсией аффективных кластеров [которые отражают связность концепции (концепций), лежащих в основе соответствующего кластера (Иордан и др. ., 2015)], заселявшие аффективные пространства индивидов. Важно отметить, что этот подход продемонстрировал, что кластеризация аффективных пространств индивидов, полученная с помощью неконтролируемых методов машинного обучения, не является ложной, поскольку ее части могут быть подтверждены извне с помощью информации о личностных качествах людей.

    Первичный результат, который пережил наш статистический контроль, был получен из 4-кластерного решения. Множественная регрессия показала, что увеличение дисперсии кластера страха / насилия было связано с увеличением невротизма и снижением сознательности (см. Также дополнительную таблицу 5). Такая противоположная взаимосвязь между этими двумя параметрами личности не является полностью неожиданной, поскольку об этом сообщалось как об общем открытии при оценке факторов личности Большой пятерки (Costa et al., 1991), связанных с психическими расстройствами (Trull, Sher, 1994; Kotov et al., 2010), а также с такими областями, как активность в социальных сетях (Liu et al., 2016), эмоциональные проблемы у подростков (Smith et al. , 2017) и даже физиологические механизмы воспаления (Sutin et al., 2010). Что касается нейротизма, возможно, что более высокий нейротизм совпадает с большей дифференциацией в обработке негативных стимулов, что приводит к более тонкой категоризации (то есть более рассредоточенной кластеризации) негативной информации.Это представление подтверждается людьми с более высоким невротизмом, которые проявляют повышенную обработку неприятной информации (Gomez et al., 2002; Chan et al., 2007) и склонны описывать себя как тревожных (McCrae et al., 1986), как выборочно тревожных людей. обращать внимание на негативные стимулы (Broadbent and Broadbent, 1988; MacLeod and Mathews, 1988). Что касается сознательности, люди с более высокой сознательностью были описаны как строгие и упорядоченные (Costa and McCrae, 1992) и продемонстрировали больший эмоциональный контроль при восстановлении после негативных стимулов (Javaras et al., 2012). Соответственно, повышенная кластеризация и эффективность лобно-теменной сети (Toschi et al., 2018), которая считается важной мозговой сетью для когнитивного контроля (Miller and Cohen, 2001), была связана с более высокой сознательностью. Таким образом, люди с более высокой сознательностью могут иметь больший контроль (или большую потребность) в разделении негативной информации и надлежащем управлении своим результирующим поведением. Учитывая, что расположение информации в репрезентативных пространствах людей может быть изменено такими процессами, как внимание (Nastase et al., 2017), суждения о типичности (Iordan et al., 2016) и аверсивное обучение (Dunsmoor et al., 2014; Levine et al., 2018b), возможно, что эти черты личности взаимодействуют (или даже регулируют эффективность из) такие процессы, чтобы определить, как негативная информация заполняет репрезентативные пространства людей. Таким образом, соответствие между чертами личности и степенью дифференциации негативной информации может быть исследовано как, например, биомаркер предрасположенности к определенным расстройствам или дополнительный метод классификации расстройств, связанных с негативным аффектом.

    Наши результаты также имеют значение для социальных и аффективных нейробиологических исследований. В недавних исследованиях функциональной магнитно-резонансной томографии использовался многомерный анализ паттернов (Haxby et al., 2001), чтобы понять, как области или сети мозга представляют информацию, связанную с обработкой эмоций (Bush et al., 2018; Kryklywy et al., 2018; Levine et al., 2018c; Saarimäki et al., 2018). Выводы, подобные тем, которые мы представляем здесь, могут быть полезны для таких исследований, подчеркивая, как неоднородность информации о личности может влиять на распределение информации в аффективных пространствах.В результате эта неоднородная аффективная информация у разных людей может влиять на чувствительность при нейровизуализационных исследованиях аффекта, особенно тех, которые основаны на продольных или предпостовых планах, которые должны учитывать аффективную изменчивость (Dauvier et al., 2019). Это понятие подчеркивается только недавними исследованиями, в которых использовались данные проекта Human Connectome Project (Van Essen et al., 2013), чтобы связать личностные данные людей с функциональными сетями состояния покоя (Dubois et al., 2018; Mulders et al. ., 2018; Ностро и др., 2018; Toschi et al., 2018; Passamonti et al., 2019), поскольку некоторые аспекты функций, лежащих в основе этих сетей, также могут варьироваться в зависимости от личностных различий. В некоторых случаях такая неоднородность (как в здоровых, так и в клинических популяциях) может быть именно той переменной, которая представляет интерес при переводе результатов и методов из когнитивной нейробиологии в (точную) психиатрию (Feczko et al., 2019).

    С точки зрения ограничений, возможно, что в основе наших результатов лежат определенные аспекты личностных измерений.Однако мы не можем точно связать информацию на фасетном уровне с конкретными аспектами аффективных пространств индивидов, потому что мы использовали NEO-FFI, а не NEO-PI-R (Коста и МакКрэй, 1992), который представляет собой более длинную пятифакторную модель личности. анкета, позволяющая исследователям исследовать шесть различных аспектов каждого личностного фактора. Поэтому наш подход менее чувствителен к изучению информации на фасеточном уровне, которая может быть важным компонентом при дальнейшем определении ценности таких результатов.Таким образом, в будущих исследованиях, следующих в этом направлении, можно было бы использовать более подробные анкеты. Дополнительным общим недостатком является то, что регрессионный анализ, представленный здесь, был проведен только для 58 участников (~ 57% от общей выборки), поскольку у нас не было данных анкетирования всех участников. Это сокращение размера выборки, следовательно, снизило статистическую мощность нашего анализа ( см. Дополнительный рисунок 2).

    Заключение

    В заключение, мы провели поведенческий эксперимент, основанный на независимых, субъективных, эмоциональных суждениях о сходстве и комбинированном анализе на основе данных с классическими чертами личности Большой пятерки, чтобы исследовать кластерную дисперсию в индивидуализированных аффективных пространствах.Наша комбинация методов выявила, в первую очередь, взаимосвязь между тем, как люди склонны оценивать эмоциональную дистанцию ​​от отрицательно заряженных стимулов, и личностными аспектами невротизма и сознательности. Эти результаты демонстрируют, что в основе аффективных пространств лежит не ложная структура, выявленная с помощью неконтролируемых методов машинного обучения. Такие методы, свободные от предположений, могут помочь соединить аффективные науки с клинической областью, обеспечивая объективные измерения нормальной аффективной изменчивости у разных людей и описывая, как такая изменчивость может взаимодействовать с личностными чертами и относиться к психическим состояниям.В будущих исследованиях такие результаты могут быть тщательно изучены, например, на предмет их лонгитюдной ценности для определения подтипов конкретных групп пациентов. Такие направления предлагают клинической психологии и психиатрии возможность адаптировать психологические и нейробиологические методы для разработки новых маркеров критических проблем, таких как восприимчивость к болезням и реакция на лечение.

    Заявление о доступности данных

    Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок любому квалифицированному исследователю по обоснованному запросу.Часть данных, представленных в этой рукописи, ранее была опубликована в препринте на PsyArXiv (Levine et al., 2018a).

    Заявление об этике

    Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены этическим комитетом Регенсбургского университета. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

    Авторские взносы

    SL и JS разработали исследование. RR внесла свой вклад в ресурсы эксперимента.SL, AA и AW получили данные. SL и TW проанализировали данные. SL, AA и TW подготовили рукопись. Все авторы отредактировали и одобрили окончательную версию рукописи.

    Финансирование

    AA поддержано стипендией Оск. Фонд Хуттунена.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы хотели бы поблагодарить Анжелику Лингнау за предоставление экспериментального кода для сбора данных и Виолу Вагнер за помощь в анализе данных.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2020.00448/full#supplementary-material

    Список литературы

    Адольфс Р. (2017). Как нейробиология должна изучать эмоции? Различая эмоциональные состояния, концепции и переживания. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 12, 24–31. DOI: 10.1093 / сканирование / nsw153

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барретт, Л.Ф. (2017). Теория сконструированной эмоции: активный вывод интероцепции и категоризации. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 12, 1–23. DOI: 10.1093 / сканирование / nsw154

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бауком, Л. Б., Уэделл, Д. Х., Ван, Дж., Блитцер, Д. Н., Шинкарева, С. В. (2012). Расшифровка нейронного представления аффективных состояний. Neuroimage 59, 718–727. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.07.037

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Боркенау, П.и Остендорф Ф. (2008). NEO-FFI NEO-Fünf-Faktoren-Inventar nach Costa und McCrae (NEO-FFI) (2., neu normierte und vollständig überarbeitete Auflage). Геттинген: Hogrefe.

    Google Scholar

    Браччи, С., Оп, и де Бек, Х. (2016). Диссоциации и ассоциации между представлениями формы и категорий в двух визуальных путях. J. Neurosci. 36, 432–444. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2314-15.2016

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бродбент, Д.и Бродбент М. (1988). Тревога и предвзятость внимания: состояние и черта характера. Cogn. Эмот. 2, 165–183. DOI: 10.1080 / 02699938808410922

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брауэр, Г. Дж., И Хигер, Д. Дж. (2013). Категориальная кластеризация нейронного представления цвета. J. Neurosci. 33, 15454–15456. DOI: 10.1523 / jneurosci.2472-13.2013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Буш, К. А., Привратский, А., Гарднер, Дж., Зелински, М.Дж. И Килтс К. Д. (2018). Общие функциональные состояния мозга кодируют как воспринимаемые эмоции, так и психофизиологический ответ на аффективные стимулы. Sci. Rep. 8: 15444. DOI: 10.1038 / s41598-018-33621-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Качиоппо, Дж. Т., Качиоппо, С., Дулава, С., и Палмер, А. А. (2014). Социальная нейробиология и ее потенциальный вклад в психиатрию. Мировая психиатрия 13, 131–139. DOI: 10.1002 / wps.20118

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Карпентер Р.У., и Трулл Т. Дж. (2013). Компоненты дисрегуляции эмоций при пограничном расстройстве личности: обзор. Curr. Psychiatry Rep. 15, 335.

    Google Scholar

    Чан, С. В. Ю., Гудвин, Г. М., и Хармер, К. Дж. (2007). У студентов с высоким невротизмом и никогда не бывает депрессии есть негативные предубеждения в обработке информации. Psychol. Med. 37, 1281–1291. DOI: 10.1017 / S00332

    000669

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Харест, И., Kievit, R.A., Schmitz, T. W., Deca, D., and Kriegeskorte, N. (2014). Уникальное семантическое пространство в мозгу каждого смотрящего предсказывает воспринимаемое сходство. Proc. Natl. Акад. Sci. США 111, 14565–14570. DOI: 10.1073 / pnas.1402594111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чикадзое, Дж., Ли, Д. Х., Кригескорте, Н., и Андерсон, А. К. (2014). Популяционное кодирование аффекта по стимулам, модальностям и индивидуумам. Nat. Neurosci. 17, 1114–1122.DOI: 10.1038 / nn.3749

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1980). Влияние экстраверсии и невротизма на субъективное благополучие: счастливые и несчастные люди. J. Pers. Soc. Psychol. 38, 668–678. DOI: 10.1037 / 0022-3514.38.4.668

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1992). Пересмотренное профессиональное руководство по NEO Personality Inventory (NEO-PI-R) и NEO Five-Factor Inventory (NEO-FFI). Одесса, Флорида: Ресурсы психологической оценки.

    Google Scholar

    Коста П. Т., МакКрэй Р. Р. и Дай Д. А. (1991). Граничные шкалы добросовестности и добросовестности: пересмотр инвентаря личности NEO. чел. Индивидуальный. Отличаются. 12, 887–888. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (91) -D

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коуэн, А.С., Келтнер, Д. (2017). Самоотчет охватывает 27 различных категорий эмоций, соединенных непрерывными градиентами. Proc. Natl. Акад. Sci. США 114, E7900 – E7909. DOI: 10.1073 / pnas.1702247114

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Довье, Б., Павани, Ж.-Б., Ле Вигуру, С., Коп, Ж.-Л., и Конгар, А. (2019). Взаимодействие невротизма и экстраверсии на повседневную изменчивость аффективных состояний. J. Res. Чел. 78, 1–15. DOI: 10.1016 / j.jrp.2018.10.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Деррибери, Д.и Рид М.А. (1994). Темперамент и внимание: ориентация на положительные и отрицательные сигналы и от них. J. Pers. Soc. Psychol. 66, 1128–1139. DOI: 10.1037 / 0022-3514.66.6.1128

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дюбуа, Дж., Галди, П., Хан, Ю., Пол, Л. К., и Адольфс, Р. (2018). Функциональная связь мозга в состоянии покоя лучше всего предсказывает личностный аспект открытости опыту. Личный. Neurosci. 1, 1–21. DOI: 10,1017 / ручка.2018,8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дансмур, Дж. Э., Крагель, П. А., Мартин, А., и Ла Бар, К. С. (2014). Аверсивное обучение модулирует корковые представления категорий объектов. Cereb. Cortex 24, 2859–2872. DOI: 10.1093 / cercor / bht138

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эткин, А., Вейджер, Т. Д. (2007). Функциональная нейровизуализация тревоги: метаанализ эмоциональной обработки при посттравматическом стрессовом расстройстве, социальном тревожном расстройстве и специфической фобии. Am. J. Psychiatry 164, 1476–1488. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2007.07030504

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Айзенк, Х. Дж. (1967). Биологическая основа личности. Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз С. Томас.

    Google Scholar

    Фечко, Э., Миранда-Домингес, О., Марр, М., Грэм, А. М., Нигг, Дж. Т. и Фэйр, Д. А. (2019). Проблема неоднородности: подходы к выявлению психиатрических подтипов. Trends Cogn.Sci. 23, 584–601. DOI: 10.1016 / j.tics.2019.03.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Голдстоун Р. (1994). Эффективный метод получения данных о сходстве. Behav. Res. Методы Instrum. Comput. 26, 381–386. DOI: 10.3758 / BF03204653

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гомес Р., Гомес А. и Купер А. (2002). Невротизм и экстраверсия как предикторы обработки отрицательной и положительной эмоциональной информации: сравнение теорий Айзенка, Грея и Ньюмана. Eur. J. Pers. 16, 333–350. DOI: 10.1002 / per.459

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гудкинд, М. С., Соллбергер, М., Гюрак, А., Розен, Х. Дж., Рэнкин, К. П., Миллер, Б. и др. (2012). Отслеживание эмоциональной валентности: роль орбитофронтальной коры. Hum. Brain Mapp. 33, 753–762. DOI: 10.1002 / HBM.21251

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гримм, С., Шмидт, К. Ф., Бермполь, Ф., Хайнцель, А., Далем, Ю., Wyss, M., et al. (2006). Сегрегированное нейронное представление различных измерений эмоций в префронтальной коре — исследование с помощью фМРТ. Neuroimage 30, 325–340. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2005.09.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гросс, Дж. Дж., И Джазайери, Х. (2014). Эмоции, регуляция эмоций и психопатология. Clin. Psychol. Sci. 2, 387–401. DOI: 10.1177 / 2167702614536164

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гросс, Дж.Дж., Саттон, С. К., и Кетелаар, Т. (1998). Отношения между аффектом и личностью: поддержка представлений об уровне аффекта и аффективной реактивности. Личный. Soc. Psychol. Бык. 24, 279–288. DOI: 10.1177 / 0146167298243005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хэксби, Дж. В., Гоббини, М. И., Фьюри, М. Л., Ишаи, А., Схоутен, Дж. Л., и Пьетрини, П. (2001). Распределенные и перекрывающиеся изображения лиц и предметов в вентральной височной коре. Наука 293, 2425–2430.DOI: 10.1126 / science.1063736

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Иордан, М. К., Грин, М. Р., Бек, Д. М., и Фей-Фей, Л. (2015). Структура категорий базового уровня постепенно проявляется в вентральной зрительной коре человека. J. Cognit. Neurosci. 27, 1427–1446. DOI: 10.1162 / jocn_a_00790

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Иордан, М. К., Грин, М. Р., Бек, Д. М., и Фей-Фей, Л. (2016). Типичность обостряет представления категорий в объектно-избирательной коре головного мозга. Neuroimage 134, 170–179. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2016.04.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джаварас, К. Н., Шефер, С. М., ван Реекум, К. М., Лапате, Р. К., Грейшар, Л. Л., Баххубер, Д. Р. и др. (2012). Добросовестность предсказывает большее избавление от негативных эмоций. Эмоция 12, 875–851. DOI: 10.1037 / a0028105

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Knüppel, H., Metz, C., Меерпол, Дж. Дж., И Стреч, Д. (2013). Как журналы по психиатрии поддерживают объективный перевод клинических исследований. Поперечное исследование редакционной политики. PLoS ONE 8: e75995. DOI: 10.1371 / journal.pone.0075995

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кох, А., Алвес, Х., Крюгер, Т., и Ункельбах, К. (2016). Общая валентная асимметрия сходства: хорошее больше похоже, чем плохое. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cognit. 42, 1171–1192.DOI: 10.1037 / xlm0000243

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кокконен, М., Пулккинен, Л. (2001). Экстраверсия и невротизм как предшественники регуляции и дисрегуляции эмоций во взрослом возрасте. Eur. J. Pers. 15, 407–424. DOI: 10.1002 / per.425

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Котов Р., Гамез В., Шмидт Ф. и Уотсон Д. (2010). Связывание «больших» черт личности с тревожными, депрессивными расстройствами и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ: метаанализ. Psychol. Бык. 136, 768–821. DOI: 10.1037 / a0020327

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крагель П. А., Кнодт А. Р., Харири А. Р. и Лабар К. С. (2016). Расшифровка спонтанных эмоциональных состояний в мозгу человека. PLoS Biol. 14: 2000106. DOI: 10.1371 / journal.pbio.2000106

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крагель П. А., Лабар К. С. (2015). Многовариантные нейронные биомаркеры эмоциональных состояний категорически различаются. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10, 1437–1448. DOI: 10.1093 / сканирование / nsv032

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Крикливи, Дж. Х., Макферсон, Э. А., и Митчелл, Д. Г. В. (2018). Расшифровка кодирования слуховой пространственной и эмоциональной информации с использованием многомерных и одномерных методов. Exp. Brain Res. 236, 945–953. DOI: 10.1007 / s00221-018-5185-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лэнс, Г.Н. и Уильямс В. Т. (1967). Общая теория стратегий классификационной сортировки: 1. Иерархические системы. Comput. J. 9, 373–380. DOI: 10.1093 / comjnl / 9.4.373

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лэнг П. Дж., Брэдли М. М. и Катберт Б. Н. (2008). Международная система аффективных изображений (IAPS): аффективные рейтинги изображений и инструкция по эксплуатации.

    Google Scholar

    Ларсен, Р. Дж., И Кетелаар, Т. (1989). Экстраверсия, невротизм и восприимчивость к процедурам индукции позитивного и негативного настроения. чел. Индивидуальный. Отличаются. 10, 1221–1228. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (89)

    -X

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Левин, С. М., Алахайвяля, А. Л. И., Вакерле, А., Руппрехт, Р., и Шварцбах, Дж. В. (2018a). Выявление подтипов эмоций из индивидуального эмоционального пространства. PsyArXiv [Препринт]. DOI: 10.31234 / osf.io / 4u6vn

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Левин, С. М., Пфаллер, М., Райхенбергер, Дж., Шибан, Ю., Мюльбергер, А., Rupprecht, R., et al. (2018b). Связь страха, вызванного экспериментами, с ранее существовавшим фобическим страхом в человеческом мозгу. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 13, 164–172. DOI: 10.1093 / сканирование / nsx147

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Левин С. М., Вакерле А., Рупрехт Р. и Шварцбах Дж. В. (2018c). Нейронная репрезентация индивидуализированного эмоционального пространства отношений. Neuropsychologia 120, 35–42. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2018.10.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Линдквист, К. А., Вейджер, Т. Д., Кобер, Х., Блисс-Моро, Э., и Барретт, Л. Ф. (2012). Мозговая основа эмоций: метааналитический обзор. Behav. Brain Sci. 35, 121–143. DOI: 10.1017 / S0140525X11000446

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лю Л., Преотюк-Пьетро Д., Самани З. Р., Могхаддам М. Э. и Унгар Л. (2016). «Анализ личности через выбор изображения профиля в социальных сетях», Труды 10-й Международной конференции AAAI по Интернету и социальным сетям (Менло-Парк, Калифорния: AAAI).

    Google Scholar

    МакКрэй Р. Р. и Коста П. Т. (1985). Обновление «адекватной таксономии» Нормана. измерения интеллекта и личности на естественном языке и в анкетах. 49, 710–721. DOI: 10.1037 / 0022-3514.49.3.710

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    МакКрэй, Р. Р., Коста, П. Т. и Буш, К. М. (1986). Оценка полноты личностных систем: Калифорнийский Q-Set и пятифакторная модель. J. Pers. 4, 430–446.DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1986.tb00403.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Меннин, Д. С., Хеймберг, Р. Г., Терк, К. Л., и Фреско, Д. М. (2005). Предварительные доказательства модели дисрегуляции эмоций при генерализованном тревожном расстройстве. Behav. Res. Ther. 43, 1281–1310. DOI: 10.1016 / j.brat.2004.08.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миллер, Э. К., и Коэн, Дж. Д. (2001). Интегративная теория функции префронтальной коры. Annu. Rev. Neurosci. 24, 167–202. DOI: 10.1146 / annurev.neuro.24.1.167

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мост, С. Б., Чун, М. М., Джонсон, М. Р., Киль, К. А. (2006). Модуляция внимания миндалевидного тела зависит от личности. Neuroimage 31, 934–944. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2005.12.031

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Малдерс П., Ллера А., Тендолкар И., ван Эйндховен П. и Бекманн К.(2018). Профили личности связаны с функциональными сетями мозга, связанными с познанием и эмоциями. Sci. Реп. 8: 13874. DOI: 10.1038 / s41598-018-32248-x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Mur, M., Meys, M., Bodurka, J., Goebel, R., Bandettini, P.A., and Kriegeskorte, N. (2013). Суждения о подобии человеческого объекта отражают и выходят за рамки представления объекта примат-ИТ. Фронт. Psychol. 4: 128. DOI: 10,3389 / fpsyg.2013.00128

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Настасе С.А., Коннолли А.С., Остерхоф Н.Н., Хальченко Ю.О., Гунтупалли Дж. С. и Висконти и др. (2017). Внимание выборочно изменяет геометрию распределенного семантического представления. Cereb. Cortex 27, 4277–4291. DOI: 10.1093 / cercor / bhx138

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ng, W., and Diener, E. (2009). Личностные различия в эмоциях. Дж.Индивидуальный. Отличаются. 30, 100–106. DOI: 10.1027 / 1614-0001.30.2.100

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нилен, М. М., Хесленфельд, Д. Дж., Хайнен, К., Ван Стриен, Дж. У., Виттер, М. П., Йонкер, К. и др. (2009). Определенные системы мозга лежат в основе обработки валентности и возбуждения аффективных картинок. Brain Cognit. 71, 387–396. DOI: 10.1016 / j.bandc.2009.05.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ностро, А.Д., Мюллер, В. И., Варикути, Д. П., Плешке, Р. Н., Хоффштадтер, Ф., Лангнер, Р. и др. (2018). Прогнозирование личности на основе сетевой функциональной связи в состоянии покоя. Brain Struct. Функц. 223, 2699–2719. DOI: 10.1007 / s00429-018-1651-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пассамонти, Л., Риччелли, Р., Индовина, И., Дугдженто, А., Терраччано, А., и Тоски, Н. (2019). Разрешенный во времени коннектом пятифакторной модели личности. Sci. Отчет 9: 15066. DOI: 10.1038 / s41598-019-51469-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Reimherr, F. W., Marchant, B. K., Strong, R. E., Hedges, D. W., Adler, L., Spencer, T. J., et al. (2005). Эмоциональная дисрегуляция у взрослых с СДВГ и ответ на атомоксетин. Biol. Психиатрия 58, 125–131. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2005.04.040

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ричардс, А., Френч, К.К., Джонсон, В., Напарстек, Дж., И Уильямс, Дж. (1992). Влияние манипуляции настроением и тревожности на выполнение эмоциональной задачи Струпа. Br. J. Psychol. 83, 479–491. DOI: 10.1111 / j.2044-8295.1992.tb02454.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Rousseeuw, P.J. (1987). Силуэты: графическое средство для интерпретации и проверки кластерного анализа. J. Comput. Прил. Математика. 20, 53–65. DOI: 10.1016 / 0377-0427 (87)

    -7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ржавчина, К.Л. и Ларсен Р. Дж. (1997). Экстраверсия, невротизм и восприимчивость к положительным и отрицательным аффектам: проверка двух теоретических моделей. чел. Индивидуальный. Отличаются. 22, 607–612. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (96) 00246-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сааримяки, Х., Эйтехадиан, Л. Ф., Глереан, Э., Яэскеляйнен, И. П., Вуйломье, П., Самс, М. и др. (2018). Распределенное аффективное пространство представляет собой множество категорий эмоций в человеческом мозгу. Soc.Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 13, 471–482. DOI: 10.1093 / сканирование / nsy018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сааримяки, Х., Гоцопулос, А., Яэскеляйнен, И. П., Лампинен, Дж., Вийюмье, П., Хари, Р. и др. (2016). Дискретные нейронные сигнатуры основных эмоций. Cereb. Cortex 26, 2563–2573. DOI: 10.1093 / cercor / bhv086

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шинкарева С.В., Ван Дж., Ким Дж., Факчиани М.Дж., Бауком, Л. Б., и Уэделл, Д. Х. (2014). Представления аффективной обработки, зависящей от модальности, для визуальных и слуховых стимулов, полученных на основе данных функциональной магнитно-резонансной томографии. Hum. Brain Mapp. 35, 3558–3568. DOI: 10.1002 / HBM.22421

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Смит, К. А., Барстед, М. Г., Рубин, К. Х. (2017). Невротизм и сознательность как модераторы отношения между социальной изоляцией и интернализацией проблем в подростковом возрасте. J. Youth Adolesc. DOI: 10.1007 / s10964-016-0594-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сутин, А. Р., Терраччано, А., Дейана, Б., Найца, С., Ферруччи, Л., Уда, М. и др. (2010). С интерлейкином-6 связаны высокий невротизм и низкая сознательность. Psychol. Med. 40, 1485–1493. DOI: 10.1017 / S00332

    9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тейлор, С.Ф., Канг, Дж., Бреге, И.С., Цо И. Ф., Хосанагар А. и Джонсон Т. Д. (2012). Метаанализ функциональных нейровизуализационных исследований восприятия эмоций и опыта при шизофрении. Biol. Психиатрия 71, 136–145. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2011.09.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Томсен, Д. К., Олесен, М. Х., Шнибер, А., и Тоннесванг, Дж. (2014). Эмоциональное содержание жизненных историй: предвзятость позитивности и отношение к личности. Cognit. Эмот. 28, 260–277. DOI: 10.1080 / 02699931.2013.815155

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тоски, Н., Риччелли, Р., Индовина, И., Терраччано, А., Пассамонти, Л. (2018). Функциональный коннектом пятифакторной модели личности. Личный. Neurosci. 1, 1–10. DOI: 10.1017 / pen.2017.2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трулл, Т. Дж., И Шер, К. Дж. (1994). Связь между пятифакторной моделью личности и расстройствами оси I в доклинической выборке. J. Abnorm. Psychol. 103, 350–360. DOI: 10.1037 / 0021-843X.103.2.350

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван Эссен, Д. К., Смит, С. М., Барч, Д. М., Беренс, Т. Е. Дж., Якуб, Е., и Угурбил, К. (2013). Проект человеческого коннектома WU-minn: обзор. Neuroimage 80, 62–79. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.05.041

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    черт личности, связанных с признаками болезни Альцгеймера — ScienceDaily

    Новое исследование Медицинского колледжа Университета штата Флорида показало, что изменения в мозге, связанные с болезнью Альцгеймера, часто видны на ранней стадии у людей с личностными чертами, связанными с этим заболеванием.

    Исследование было сосредоточено на двух чертах, ранее связанных с риском развития деменции: невротизме, который измеряет предрасположенность к негативным эмоциям, и сознательности, который измеряет тенденцию к осторожности, организованности, целеустремленности и ответственности.

    «Мы провели исследования, показывающие, кто подвержен риску развития слабоумия, но эти другие исследования были посвящены клиническому диагнозу», — сказал Антонио Терраччано, профессор гериатрии в Медицинском колледже. «Здесь мы смотрим на невропатологию, то есть на поражения в головном мозге, которые говорят нам о лежащих в основе патологических изменениях.Это исследование показывает, что даже до клинической деменции личность предсказывает накопление патологии, связанной с деменцией ».

    Результаты, опубликованные в виде статьи в Интернете на сайте Biological Psychiatry , а также доступные через исследовательский репозиторий открытого доступа бывшего СССР, объединяют данные Балтиморского лонгитюдного исследования старения (BLSA) и ранее опубликованные работы в рамках метаанализа, который обобщил 12 исследований личности и невропатологии Альцгеймера. В совокупности исследования приняли участие более 3000 человек.Объединение результатов нескольких исследований дает более надежные оценки связи между личностью и невропатологией, чем обычно может дать одно отдельное исследование.

    Как в BLSA, так и в метаанализе, исследователи обнаружили больше отложений амилоида и тау (белков, ответственных за образование бляшек и клубков, которые характеризуют болезнь Альцгеймера) у участников с более высокими показателями невротизма и более низким уровнем сознательности.

    Команда также обнаружила, что ассоциации были сильнее в исследованиях когнитивно нормальных людей по сравнению с исследованиями, в которых участвовали люди с когнитивными проблемами.

    Результаты показывают, что личность может помочь защитить от болезни Альцгеймера и других неврологических заболеваний, отсрочив или предотвратив возникновение невропатологии у тех, кто отличается сознательностью и невротичен.

    «Такая защита от невропатологии может происходить из-за разницы в эмоциях и поведении людей на протяжении всей жизни», — сказал Терраччано. «Например, прошлые исследования показали, что низкий невротизм помогает справиться со стрессом и снижает риск общих психических расстройств.Точно так же высокая сознательность неизменно связана со здоровым образом жизни, например, с физической активностью. Со временем более адаптивные черты личности могут лучше поддерживать метаболические и иммунологические функции и в конечном итоге предотвращать или замедлять процесс нейродегенерации ».

    BLSA — это научное исследование старения человека, проводимое Национальным институтом старения (NIA), входящим в состав Национальных институтов здоровья (NIH), которое началось в 1958 году. Личность измерялась с помощью пятифакторного личностного теста. общий инструмент оценки личности.На момент включения в подисследование нейровизуализации BLSA все участники не страдали деменцией или другими тяжелыми заболеваниями.

    Достижения в технологии сканирования мозга, используемой для оценки амилоидной и тау-нейропатологии in vivo, позволили исследователям завершить эту работу.

    «До недавнего времени исследователи измеряли содержание амилоида и тау-белка в мозге с помощью вскрытия — после смерти людей», — сказал Терраччано. «В последние годы достижения в области медицинской визуализации позволили оценить невропатологию, когда люди еще живы, даже до того, как у них появятся какие-либо симптомы.«

    История Источник:

    Материалы предоставлены Государственным университетом Флориды . Оригинал написан Дугом Карлсоном. Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

    личностных черт Рыб: Знак зодиака «глубоко интуитивен» и «близок к экстрасенсу»

    Каждый знак зодиака имеет различные личностные черты, как положительные, так и отрицательные. Согласно Гороскопу, Рыбы, принадлежащие к водной стихии зодиака, умны, креативны и чувствительны.com.

    Сайт Horoscope.com сказал: «Умные, творческие и глубоко интуитивные, Рыбы могут быть близки к экстрасенсам.

    «Рыбы глубоко чувствуют вещи и обладают невероятно сильной внутренней реакцией.

    «Рыбы знают вещи изнутри и часто могут судить о том, хорош ли человек или ситуация.

    «Это не значит, что Рыбы игнорируют логическую часть своего мозга. Обладая глубоким интеллектом, Рыбы глубоко уважают силу человеческого разума. Неудивительно, что Альберт Эйнштейн был Рыбами? »

    ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: «Предполагаемая химия» Тилли и Никита не «отрываются от земли»

    Правящее предприятие также наблюдает за иллюзиями и бегством от реальности.

    Horoscope.com добавил: «Знаки Рыбы чувствительны и хорошо ладят в небольших группах людей.

    «Иногда Рыбы могут чувствовать, что у них есть внутреннее и внешнее« я », и им нужно проводить много времени в одиночку, чтобы заново откалибровать эти две половинки себя.

    «Рыбы редко бывают одиноки, когда они одни и у них активное воображение. Творческие Рыбы любят проводить время за чтением, исследованием или созданием произведений искусства или музыки и понимать свои эмоции через искусство.

    «Не позволяйте этому мошеннику использовать вас в своих интересах. Если вам придется подавать на них в суд, пусть будет так. Угрозы судебного разбирательства может быть достаточно, чтобы получить деньги, которых вы заслуживаете; назовите этого хулигана блефом ».

    Кто из знаков зодиака наиболее совместим в любви?

    Лучшая пара для Рыб — Дева, знак Земли.

    Сайт Horoscope.com сказал: «Этот заземляющий знак Земли может помешать Рыбам слишком увязнуть в своих эмоциях и может дать Рыбам стабильность и« островной якорь », в котором они нуждаются.

    «Дева находит силу в глубоких, постоянных и приемлемых Рыбах, которые привносят в партнерство.

    «Когда между этими двумя что-то работает, они проявляют друг в друге лучшее. Поскольку и Рыбы, и Дева — изменчивые знаки, они склонны принимать друг друга и находят мало поводов для споров ».

    Белки имеют человеческие черты характера, говорится в исследовании | Дикая природа

    Исследователи животных в Калифорнии обнаружили у белок человеческие черты характера, о которых, вероятно, мог догадаться любой, кто набегал на орехи с птичьего стола: они смелы, агрессивны, спортивны и общительны.

    Исследование Калифорнийского университета в Дэвисе, опубликованное в этом месяце в журнале «Поведение животных», утверждает, что оно первым задокументировало личность у золотых сусликов, распространенных в западных США и Канаде.

    Согласно исследованию, которое включало серию научных тестов на грызунах, таких как наблюдение за тем, как они реагируют на свое зеркальное отображение, и приближение к ним в дикой природе, чтобы узнать, сколько времени прошло до того, как они убежали, некоторые белки более опасны. общительный, чем другие.

    Данные, собранные за трехлетний период, привели аналитиков к выводу, что более смелые и более активные белки покрывали большую территорию и были более успешными в накоплении ресурсов, таких как еда, чем их более застенчивые и менее активные собратья.

    Исследование показало, что более агрессивные белки также имеют больший доступ к насестам, таким как камни, что обеспечивает более удобные точки обзора для обнаружения и уклонения от хищников.

    «Чтобы увидеть, как они щебечут и носятся, останавливаются и затем бегают, тот факт, что у сусликов есть характер, не может показаться удивительным», — говорится во введении к исследованию на веб-сайте Калифорнийского университета в Дэвисе.

    «Но научная область личности животных относительно молода, равно как и признание того, что личность животных имеет экологические последствия. Например, более смелые и агрессивные белки могут найти больше еды или защитить большую территорию, но их рискованное поведение также может сделать их уязвимыми для хищников или несчастных случаев ».

    В кампусе Калифорнийского университета в Дэвисе обитает большое количество обыкновенных древесных белок, которые отличаются от разновидностей с золотыми мантии, которые исследователи факультета дикой природы, рыб и природоохранной биологии университета изучают в биологической лаборатории Роки-Маунтин в Колорадо более 30 лет. годы.

    Ведущий автор Жаклин Алиперти и ее коллеги-исследователи использовали эти данные и свои собственные тесты, чтобы добавить к тому, что, по ее словам, было небольшое, но растущее число исследований индивидуальности белок.

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.