Кризис 21 года возрастная психология: кризис развития ребенка семи лет — Образовательная платформа «Юрайт». Для вузов и ссузов.

Содержание

кризис развития ребенка семи лет — Образовательная платформа «Юрайт». Для вузов и ссузов.

В пособии рассматривается психологическое содержание одного из детских кризисов возрастного развития — кризиса 7 лет. Студенты и психологи-практики найдут ответы на вопросы: «К каким теоретическим подходам в отечественной психологии можно обратиться при решении задач развития детей 6—7 лет?», «Каким образом строить психодиагностическую работу, по каким показателям определять кризисный статус ребенка в этом возрасте?», «Как создать психологические условия для благополучного проживания детьми этого кризиса?» Родители узнают, какое содержание общения с детьми в предшкольный период будет иметь наибольший развивающий потенциал. Соответствует актуальным требованиям Федерального государственного образовательного стандарта высшего образования. Адресовано студентам, обучающимся по направлению психолого-педагогического образования, педагогам-психологам образовательных организаций, родителям детей 6—7 лет, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами детского развития.

Укажите параметры рабочей программы

Дисциплина

Возрастная психология и возрастные кризисы

УГС

44.00.00 «ОБРАЗОВАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ»37.00.00 «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ»

Направление подготовки

Уровень подготовки

Поведенческие проблемы.

Кризы 1 года, 3 лет и 7 лет. Адаптация к детскому саду и школе.

Кризисы 1 года, 3 лет, 7 лет

Вся человеческая жизнь состоит из возрастных периодов. Границами возрастов служат кризисы – переломные моменты в развитии и жизни человека. Эти кризисы получили название «возрастные», т.е. такие, которых избежать невозможно, но с возрастом они проходят. Кризисы, в отличие от стабильных периодов, длятся недолго – при благоприятных условиях несколько месяцев. Границы кризиса размыты, он начинается и заканчивается незаметно. Наиболее ярко кризис проявляется в середине периода.

Любой кризис – это своеобразный скачок в развитии. В это время ребенок приобретает такие новые черты и качества, которые позволят ему успешно решать задачи на следующем этапе развития психики. Происходит формирование личности маленького человека, которой необходимо, чтобы с ней считались.

Кризисов не надо бояться. Существует мнение, что человек, не переживший кризис, не будет полноценно развиваться. После кризиса то, что развивалось на предыдущем этапе, отмирает или преобразуется. Например, научившись говорить, ребенок перестает лепетать.

Итак, приближается первый день рождения вашего малыша. С некоторых пор вы начинаете замечать, что ваш ребенок стал вести себя по-другому. Он вдруг стал неуправляем, с вашей точки зрения странно и необъяснимо себя ведет: может без объяснимых причин упасть на пол, закапризничать, отказаться от еды, сна, прогулки, на протяжении длительного времени поддерживать состояние общей обидчивости и угрюмости. Всегда спокойный малыш почему-то превращается в капризного, неуправляемого деспота. Что же с ним произошло? Просто ваш малыш подрос. С первым днем рождения заканчивается младенчество и начинается новый этап в жизни маленького человека – период раннего детства. А это грань между двумя эпохами. Это новая ступенька в развитии, на которую нужно подняться. Эти резкие изменения в поведении малыша называются кризисом одного года, сущность которого состоит в том, что маленький человек стремиться к физической самостоятельности, к независимости.

И вот прошло еще немного времени и у вашего малыша все чаще в речи звучит: «Я сам!» У ребенка появляется желание все сделать наоборот, то есть прямо противоположно тому, о чем ему сказали или попросили. Он становится упрямым и настойчивым, иногда требуя то, чего ему не так уж и хочется, или совсем не хочется, или давно расхотелось. Чем бы вы его не соблазняли, он не может отказаться от своего первоначального решения. Малыш требует, чтобы с его мнением считались. В три года ребенок впервые способен поступать вопреки своему собственному желанию. То, что малыш учится поступать не под влиянием любого случайно возникшего желания, является важным завоеванием в его развитии. Такое поведение ребенка называют кризисом трех лет. Если в год ребенок отделяется от мамы физически, то суть кризиса трех лет – психологическое отделение от взрослого. Это значит, что ваш малыш не только хочет сам двигаться, чтобы увидеть что-то новое и интересное, но и сам хочет принимать решения, куда пойти и что сделать.

В семь лет ребенок из дошкольного переходит в школьный возраст. Основная причина нового кризиса – развивающие возможности игры ребенком исчерпаны. Все дошкольное детство игра была не просто самым любимым занятием мальчиков и девочек – она была стимулом и условием их развития. Через игру дети изучали всевозможные социальные роли и отношения, оттачивали свой интеллект и учились управлять своими эмоциями и поведением. У 6-7 летнего ребенка возникает новая потребность узнать скрытую причину явлений и событий, научиться предвидеть и планировать результаты своих поступков. Именно на рубеже дошкольного и младшего школьного возраста возникает способность и потребность выполнять социальную роль. Такой желанной для ребенка ролью становится статус ученика.

В период кризисов нелегко приходится как родителям, так и самому малышу. Профессиональные рекомендации детского психолога помогут родителям справиться с этими нелегкими периодами в жизни каждой семьи.

Адаптация к детскому саду

Традиционно под адаптацией понимается процесс вхождения человека в новую для него среду и приспособление к ее условиям.

Адаптация является активным процессом, приводящим или к позитивным (адаптированность, т. е. совокупность всех полезных изменений организма и психики) результатом, или негативным (стресс). При этом выделяются два основных критерия успешной адаптации: внутренний комфорт (эмоциональная удовлетворенность) и внешняя адекватность поведения (способность легко и точно выполнять новые требования).

В ходе комплексного исследования, проведенного учеными в разных странах, было выделено три фазы адаптационного процесса:

  1. Острая фаза или период дезадаптации. Она сопровождается разнообразными колебаниями в соматическом состоянии и психическом статусе, что приводит к снижению веса, частым респираторным заболеваниям, нарушению сна, снижению аппетита, регрессу в речевом развитии (длится в среднем один месяц).
  2. Подострая фаза или собственно адаптация. Характеризуется адекватным поведением ребенка, т. е. все сдвиги уменьшаются и регистрируются лишь по отдельным параметрам на фоне замедленного темпа развития, особенно психического, по сравнению со средними возрастными нормами (длится три — пять месяцев).
  3. Фаза компенсации или период адаптированности. Характеризуется убыстрением темпа развития, в результате дети к концу учебного года преодолевают указанную выше задержку темпов развития, дети начинают ориентироваться и вести себя спокойнее.

Кроме того, различают три степени тяжести прохождения острой фазы адаптационного периода:

  • Легкая адаптация: к 20-му дню пребывания в детском учреждении нормализуется сон, ребенок нормально ест, не отказывается от контактов со сверстниками и взрослыми, сам идет на контакт. Заболеваемость не более одного раза сроком не более 10-ти дней, без осложнений. Вес без изменений;
  • Адаптация средней тяжести: поведенческие реакции восстанавливаются к 30-му дню пребывания в детском учреждении. Нервно-психическое развитие несколько замедляется (замедление речевой активности). Заболеваемость до двух раз сроком не более 10-ти дней, без осложнений. Вес не изменился или несколько снизился;
  • тяжелая адаптация: характеризуется, во-первых, значительной длительностью (от двух до шести месяцев и больше) и тяжестью всех проявлений. Исследования показали, что этот вид адаптации может протекать в двух вариантах, каждый из которых имеет свои признаки.

1-й вариант: Поведенческие реакции нормализуются к 60-му дню пребывания в детском учреждении. Нервно-психическое развитие отстает от исходного на 1 -2 квартала. Респираторные заболевания — более трех раз сроком более 10-ти дней. Ребенок не растет и не прибавляет в весе в течение 1-2 кварталов.

2-й вариант: Дети старше трех лет, частоболеющие, из семей с гиперопекой со стороны взрослых, заласканные, занимающие центральное место в семье. Поведенческие реакции нормализуются к 3-4-му месяцу пребывания в детском учреждении. Нервно-психическое развитие отстает от исходного на 2-3 квартала. Замедляются рост, прибавка в весе.

Любые родители хотят, чтобы ребенок справился с трудностями привыкания к новой среде на уровне легкой адаптации. Обращение к детскому психологу перед поступлением ребенка в детский сад поможет вам максимально справиться с этой задачей. Специалист проведет диагностику готовности малыша, даст профессиональные рекомендации родителям, чтобы процесс привыкания ребенка к новым условиям был менее болезненным как для ребенка, так и для всей семьи.

Адаптация к школе

Начало школьной жизни – закономерный этап на пути каждого ребенка: каждый дошкольник, достигая определенного возраста, идет в школу.

Многие специалисты считают, что ребенку привыкнуть к школе намного сложнее, чем к детскому саду. Думаю, что многие родители, чьи дети уже учатся в школе, согласятся с этим мнением. Во-первых, у первоклассников меняется режим дня. Если раньше они могли бегать целый день, играть в свое удовольствие, то теперь им приходится полня спокойно сидеть за партой и слушать учителя, а дома выполнять домашние задания. Во-вторых, младшим школьникам приходится привыкать к новому коллективу сверстников, участвуя в формировании правил того общества, в котором они будут находиться полдня. В-третьих, требования учителей в школе значительно отличаются от требований воспитателя в детском саду. Как видите, нагрузка не из легких. Чтобы справится с новым этапом жизни, организм первоклассника должен работать «на полную катушку». В среднем процесс адаптации к школе занимает два-три месяца, иногда растягиваясь до шести.

Чтобы процесс адаптации прошел менее болезненно, мы рекомендуем родителям заранее пройти с ребенком диагностику «готовности к школьному обучению», которую проводит детский психолог. Она включает в себя:

1. Диагностику физиологической готовности, т.е. изучение:

  • общего физического развития;
  • моторики руки;
  • работоспособности;
  • характеристики движений;
  • произвольной регуляции действий.

2. Диагностику психологической готовности, т.е. изучение уровня развития:

  • восприятия;
  • памяти;
  • внимания;
  • мышления;
  • речи;
  • круга знаний и представлений об основных предметах и явлениях окружающей среды.

3. Диагностику социальной, или личностной, готовности, т.е. изучение:

  • уровня развития эмоционально-волевой сферы;
  • уровня развития коммуникативных навыков;
  • мотивации к обучению;
  • самооценки.

Детский психолог в ходе беседы с вами и вашим ребенком ответит на интересующие вас вопросы и по результатам диагностики даст профессиональные рекомендации по укреплению физического и психологического здоровья будущего первоклассника. Опираясь на эти рекомендации, вы всегда сможете помочь вашему ребенку успешно войти в новый этап его жизни.

Трудности в общении с братьями и сестрами

В вашей семье появился второй ребенок. Это испытание не только для родителей, но и для их первенца. Нужно помнить, что в эти недели не только папы и мамы приноравливаются к характеру нового члена семьи, но и первенец формирует свое отношение к младенцу. Любой здоровый ребенок при рождении братика или сестрички испытывает дискомфорт, беспокойство и чувство незащищенности. Причина всех этих переживаний – страх, вызванный тем, что он перестал быть главным действующим лицом в жизни родителей. Роль, которая отводится старшему ребенку, весьма сложна, многогранна и ответственна. Очень скоро первенец утверждается в сознании того, что в родной семье его главенство безнадежно утрачено, что он перестал быть уникальным и незаменимым, что к нему относятся более строго, чем к младшему, что от него ожидают непомерно многого, что его считают более компетентным, умным и сильным, что, с одной стороны, лестно, а с другой – влечет за собой требования быть во всем образцом для младшего. Если даже некоторые ощущения старших детей не соответствуют реальности, в абсолютном большинстве случаев дети совершенно правы в своей оценке действительности.

Многие дошкольники и младшие школьники высказывают желание обрести братика или сестричку. Однако, в первую очередь, эта просьба отражает стремление ребенка поскорее вырасти, стать взрослым или хотя бы старшим. Он рисует в своем воображении будущего партнера по играм и более интересную замену мишкам и куклам. Однако, рождение долгожданного братика или сестрички становится жестоким разочарованием для старшего ребенка: предполагаемый партнер по играм оказывается может только кричать и писать в штанишки, а главное, для мамы и папы он перестал быть единственным и уникальным.

Разочарование старшего ребенка, как правило, трансформируется в непослушание, капризы, гнев и агрессию по отношению к новорожденному. Порой объектом агрессии становятся и родители, особенно мама. Родители, в свою очередь, испытывают разочарование в старшем ребенке: не он ли упрашивал – родите мне братика или сестричку? Иногда, правда, поведение первенца может быть, наоборот, слишком ласковое по отношению к сопернику. Но, если внимательно наблюдать за общением детей, можно заметить, что при всем якобы «замечательном» отношении старшего к младшему, первый ребенок всегда норовит «немножко» сильнее прижать младшего, незаметно его ущипнуть или толкнуть. Так проявляется ревность – чувство, которое неизбежно в случае рождения второго ребенка.

В данном случае родители сталкиваются с такими вопросами, как:

  • когда лучше рожать второго ребенка?
  • когда рождается ревность?
  • как усилить преимущества и уменьшить трудности?
  • как отличить игру первенца от его регрессивного поведения?
  • с какими трудностями может столкнуться старший и младший ребенок?
  • с какими трудностями может столкнуться третий ребенок в семье? и т.д.

Консультация детского психолога поможет родителям добиться определенных позитивных результатов в своих отношениях со старшим ребенком и восстановить мир и гармонию в семье.

Возрастные кризисы — кризис 17 лет

Юность… Прекрасный возраст.

Ощущение того, что вся жизнь впереди, столько открытых возможностей!

Характеризуется переходом от подросткового возраста к взрослой жизни.

Юношеский возраст охватывает временной период от 16 лет до 21 года.

К этому возрасту завершается физическое развитие, а в психологическом плане формируется самосознание, решаются вопросы самоопределения, поиска дальнейших жизненных планов. Личность стабилизируется, молодой человек способен сам отвечать за свои решения.

Если подросток смотрит на жизнь с позиции настоящего, то юноша (девушка) смотрит на настоящее с позиции будущего. Человек оканчивает школу, и на пороге взрослой жизни он стоит перед выбором дальнейшего пути: кем быть, какую профессию выбрать, где продолжить обучение. Ведущей деятельностью в юношеском возрасте становится учебно-профессиональная деятельность.

 

Выбор пути

Необходимость выбора жизненного пути связана с возникновением очередного переломного момента в жизни человека, так называемого кризиса юношеского возраста или, условно говоря, кризиса 17 лет.

Выйдя из стен школы, юноша или девушка стоит на пороге самостоятельной взрослой жизни. Столько дорог впереди, нужно решить, как дальше строить свою судьбу.

Многие испытывают страх перед неизвестностью: раньше все было просто и понятно – школьные годы, жизнь под крылом родителей, а теперь нужно определяться с тем, что делать дальше, естественно в такой ситуации юноша испытывает стресс.

Поэтому нелишней будет поддержка близких людей, возможно, мудрый совет поможет определиться с дальнейшими планами.

Выбор профессии

Главной задачей является выбор будущей профессии, поиск соответствующего учебного заведения. Если молодой человек не смог поступить в учебное заведение, то кризис проявляется у него наиболее остро. Ему кажется, что произошла катастрофа, его планы рушатся на глазах. Это всё очень тяжело переживается.

Нужно вновь начинать работу по самоопределению. Опять жизнь ставит перед выбором: либо выбирать другое учебное заведение, например, менее престижное, где меньше конкурс, или же отложить поступление в выбранный ВУЗ на следующий год.

Некоторые идут работать.

Так или иначе, юношеский возраст предполагает большую или меньшую степень независимости от родителей.

Некоторые молодые люди в этом возрасте создают собственные семьи. Молодые супруги нередко сталкиваются с трудностями: они еще не вполне зрелые личности, часто влюблённость воспринимают как любовь. Вступая в брак, некоторые люди еще не до конца понимают степень ответственности, которая им предстоит, ведь с появлением семьи возрастает груз обязанностей. И часто происходит так что, молодая семья больше надеется на помощь родителей, чем на самих себя.

Всё это, конечно, может усугубить переживание кризиса.

Если молодой человек или девушка вынуждены начать работать, то впереди еще адаптация на новом рабочем месте. Приспособление к коллективу, к новому режиму дня, приобретение новых трудовых навыков вызывают трудности у юноши.

Еще один негативный момент, усугубляющий течение кризиса юности может вызвать необходимость службы в армии. Ни для кого не секрет, что в сегодняшнее время молодые люди испытывают страх перед армией. Большие физические нагрузки, психологические трудности – всё это сложно пережить молодому человеку.

В юности человек начинает понимать, что он в ответе за свою дальнейшую жизнь. Это пора принятия ответственных решений, самоопределения.

Начинает формироваться свое мировоззрение.

Человек понимает, что только от него зависит то, каким будет его место в жизни, это касается выбора будущей профессии, спутника жизни. Множество различных вариантов выбора иногда страшит, ведь хочется правильно выбрать себе дальнейший путь, не ошибиться, чтобы не терять время. Юности всё еще присущ максимализм, когда хочется всё и сразу.
 

Как преодолеть кризис

Прежде всего, нужно верить в себя и ничего не бояться. Если вы сделали неправильный выбор, то не стоит унывать – жизнь еще даст шанс всё исправить.

Не бойтесь неудач – ведь юность – это время, когда впереди еще вся жизнь. В это время еще позволительно делать ошибки.

Любите жизнь – она прекрасна!

Это самое ценное, что есть у человека. Не торопите время, если вы выбрали ВУЗ – учитесь, студенческие годы замечательные и неповторимые.

Если выбрали профессию – осваивайте её. Сейчас вы полны сил и находитесь в наиболее работоспособном возрасте. Сейчас происходит самое бурное развитие личности, самые творческие идеи и изобретения присущи юным людям. Помните, что юность – чудесная пора, время романтических свиданий, первой любви.

Наслаждайтесь жизнью и не торопите время, пусть всё идет своим чередом, и тогда кризис успешно минует, позволив вам вступить на новую ступень вашего развития.

Продолжение следует…
В следующей статье речь пойдет о молодости и зрелости, и о том, какие кризисные моменты возможны в этом возрасте.

Автор
Евгения
для Женского журнала «Прелесть»
 

Жизненные кризисы: сколько вы прошли?

Нормативные возрастные кризисы — что это такое? В психологии так называют ураганы, которые периодически врываются в жизнь и выбивают землю из-под ног. Слово “нормативный” указывает, что такие жизненные кризисы нормальны, закономерны и наступают в определенное время.

Дело в том, что в жизни мы проходим ряд этапов. На каждом из них предстоит решать новые задачи и осваивать новые роли. Если этот переход проходит остро, развивается кризис.

Некоторые возрастные жизненные кризисы почти незаметны. Человек даже может не знать, что переживал что-то особенное. Другие требуют глобальной перестройки, заставляют поворачивать жизнь на 180 градусов. Иногда кризис не удается пройти вообще.

У детей нормативные кризисы наступают примерно в одном возрасте. У взрослых возраст наступления кризиса условный и привязан скорее к этапу жизни.

Знать, какие бывают жизненные кризисы,  —  совсем не бессмысленная информация. Если вы понимаете, на каком этапе находитесь и какие задачи пытаетесь решить, пройти кризис будет легче. В этой статье коротко расскажу о каждом возрастном кризисе.

Возрастные жизненные кризисы у детей: список

Детство наполнено нормативными кризисами развития. Кажется, они наступают почти без перерыва. Так происходит, потому что ребенок развивается очень интенсивно.

Кризис новорожденного

В мамином животе ребенок практически никогда не чувствовал дискомфорта, голода, холода или других неприятностей. После рождения все меняется.

В жизни теперь появился кто-то другой. От него в буквальном смысле зависит вся жизнь. Этого другого нужно узнать, довериться ему и научиться сообщать о своих потребностях.

Идеальное разрешение этого жизненного кризиса  —  когда установлены отношения доверия и выработан язык, достаточный для взаимопонимания. Не уверена, что в жизни бывают задачи посложнее. Многие психологи считают, что результаты прохождения этого этапа в дальнейшем влияют на всю жизнь.

Кризис одного года

В период младенчества родители заменяли собой весь мир. По мере взросления ребенок становится менее зависимым от родителей. Теперь он может самостоятельно исследовать мир. В это время дети делают первые попытки по отстаиванию своей самостоятельности. Но в полной мере этот жизненный кризис разворачивается на следующем этапе.

Кризис трех лет

По сути, это первый возрастной кризис, о котором многие родители смогут уверенно сказать: “У моего ребенка он был!”. Дается он часто с большим трудом  —  и ребенку, и родителям.

Ребенок вдруг начинает отстаивать свою независимость с невероятным упорством. Дети кричат “Я сам!”, делают все наоборот, устраивают истерики и категорически не идут на переговоры.

В этом кризисе ребенок решает очень важную и не по годам сложную дилемму. Он уже начинает осознавать себя как отдельную личность. В то же время, остается очень уязвимым и зависимым. Возникает болезненный конфликт. Зависимость и независимость  —  два противоположных понятия, которые ребенку предстоит соединить вместе. По крайней мере, на время.

Возрастной кризис 4-6 лет

Кризис, о котором редко пишут, но наблюдать его можно достаточно часто. К возрасту 4-6 лет самосознание ребенка развивается настолько, что однажды он осознает, что жизнь конечна. Обычно к такому выводу ребенка что-то подталкивает: смерть члена семьи или питомца, сцены из фильмов или разговоры старших. В это время дети могут задавать разные вопросы о смерти, переживать интенсивный страх. Кризис может безболезненно и быстро разрешиться, если родители спокойно и просто ответят на волнующие вопросы.

Кризис перехода в школу

Может проходить явно или совсем не проявляться. Связан со сменой социальных ролей и изменениями привычных условий жизни.

Подростковый кризис

Второй “большой” возрастной жизненный кризис после кризиса трех лет. По сути, это его повторение  —  только уже на новом уровне развития.

Подростки решают сразу несколько глобальных задач. Половое созревание значительно меняет тело, восприятие себя, взаимоотношения с людьми. Расшатывается и перестраивается самооценка.

Взрослеющему ребенку важно отделиться от родителей, почувствовать свои отличия от них. Поэтому подростки часто примыкают к разным субкультурам, порядки которых полностью противоположны порядкам в семье.

Выражается подростковый кризис примерно так же, как и в 3 года, только возможности ребенка к протесту и самовыражению значительно выросли 🙂

Если подростковый кризис был пройден, можно немного выдохнуть  —  до вступления в раннюю взрослость.

Возрастные жизненные кризисы у взрослых

Взрослому человеку отведено всего 4 нормативных жизненных кризиса. Но они могут растягиваться во времени на долгие годы  —  до тех пор, пока не будут пройдены.

Кризис 21 года (кризис 20 лет)

Обычно этот кризис наступает в период студенчества. У молодых людей слишком много вызовов и слишком мало опыта, чтобы быть уверенными в своих силах. Начиная с подросткового возраста, ребенок знал, “как правильно жить” ему самому, окружающим и всему миру. Он был уверен, что его жизнь сложится лучше, чем у других. Теперь за свои слова приходится отвечать делом.

Основной вопрос этого кризиса звучит примерно так: “Смогу ли я справиться со всеми жизненными задачами, с которыми справляются другие?”. Если раньше сомнений не было, то теперь все иначе. В который раз перед человеком встает проблема сепарации и взросления.

Читайте также: Самооценка и качество жизни

Студенты учатся 5-6 лет, получают степень магистра. Но при отсутствии опыта многим приходится начинать с неквалифицированной работы. Часто по специальности устроиться не получается. Отказы на собеседованиях приходится переживать снова и снова. Возникает конфликт между амбициями и реальными возможностями. Приходится снизить планку и пересмотреть представление о себе. Это бьет по самооценке, вызывает чувства стыда, растерянности, недовольства собой.

Этот кризис затрагивает не только работу, но и личную жизнь, жилье и прочие сферы. В это время люди могут заново начать поиски себя, переосмыслить свои ориентиры и представление о жизни.

Жизненный кризис 30 лет

Прошло еще около 10 лет и теперь жизнь идет относительно ровно. Удалось найти работу, решить (по крайней мере, частично) вопрос с жильем, создать семью и, вероятно, родить ребенка.

В одних случаях может возникать тревога, что двигаться больше некуда. Другие люди задумываются, что, возможно, жизнь такой и будет всегда. Сложности не закончатся, денег никогда не будет хватать, а выспаться так и не удастся. Здесь уже слышен отголосок кризиса среднего возраста: зачем я живу?

На этом этапе приходит время подвести промежуточные итоги. Люди пересматривают свои подходы к жизни и ценности, стараются сделать ее полнее и разнообразнее, найти новые направления развития. Примерно в это время люди заводят еще одного ребенка или наоборот, расстаются, меняют работу, профессию, место жительства.

Кризис среднего возраста

Пожалуй, это наиболее сложный кризис по двум причинам. Во-первых, он является экзистенциальным и проходится в одиночку. Во-вторых, кризис середины жизни может растянуться на годы или не быть пройденным никогда. В чем его суть?

Однажды человек осознает, что он вышел на плато своих возможностей. Будущее едва ли даст что-то большее, чем было до этого. К 40-50 годам большинство людей достигают пика карьеры. У женщин близится менопауза. Дети вырастают и создают свои семьи. Собственные родители стареют и уходят. Впереди  —  еще половина жизни, но теперь все словно идет на убыль: время, физическое здоровье, количество вариантов и путей…

Читайте также: Страх одиночества глазами психолога

Кризис среднего возраста  —  это период глубокой ревизии и пересмотра самых фундаментальных основ жизни человека. Время пересмотра ценностей, подведения итогов, подсчета достижений и неудач. Центральная тема, которая мучает людей,  —  это поиск смысла уже прожитой жизни и той ее части, которая еще впереди.

Те люди, которым удается разрешить кризис середины жизни, в буквальном смысле переживают вторую молодость. Несмотря на то, что солнце начинает клониться к закату, жизнь становится полнее и богаче.

Замечу, что сегодняшний динамичный мир и большое разнообразие возможностей позволяют отодвинуть кризис середины жизни на более поздний возраст. Сейчас он может наступить после 50 лет и позже.

Кризис поздней взрослости

К вступлению в пожилой возраст все основные жизненные задачи реализованы. Дети выросли и уехали из родительского дома. Профессиональная деятельность закончена или вот-вот закончится. Физические возможности с каждым годом убывают. Жизнь стремительно начинает пустеть. Не случайно у пожилых людей самый высокий процент депрессии.

В пожилом возрасте перед человеком стоит задача в который раз заново найти себя и свою новую роль. Это может быть воспитание внуков, помощь детям, общественная деятельность или отдых, общение с друзьями, любимое хобби. Такая задача может даваться не просто. Здесь важны и степень удовлетворенности прожитой жизнью, и навыки совладания со сложностями, и физическое здоровье, и определенная доля безнадежности перед неизбежным концом жизни.


В следующих статьях я подробнее расскажу о каждом из нормативных кризисов у взрослых.

Кризис 4-5 лет, или когда это все закончится? | Официальный сайт

Взросление ребенка сопровождается возрастными кризисными периодами: стремительное психическое развитие, постепенное познание и понимание окружающего мира для ребенка 4-5 лет — это нелегкая задача.

Почему наступает кризис?

При переходе в новую возрастную группу у ребенка происходят изменения в манере поведения: он становится капризным, своенравным, непослушным, бурно проявляет эмоции. Поведение ребенка — это своеобразный вызов окружающим, желание показать свою индивидуальность, стать самостоятельным, обратить на себя внимание. Дети 4-5 лет многое умеют: у них есть достаточный запас слов для общения, игровой деятельности, развита фантазия, мышление, которое позволяет получать новые интересные впечатления об окружающем мире. Психика малыша развивается очень быстро. Вместе с ней может меняться настроение, которое на данном этапе характерно непредсказуемостью, подвергается перемене поведения — оно становится неорганизованным, сумбурным. Капризы, причуды, истерики, протест — такими проявлениями «богат» возрастной кризис 4-5-летнего ребенка.

Но не у всех все так «плохо», некоторые родители могут сказать, что не замечали особых изменений у своего ребенка.

На продолжительность кризиса могут влиять различные факторы:

  • отношения в семье, стиль воспитания в семье, общение со сверстниками;
  • образ жизни ребенка;
  • заболевания или какие-либо патологии;
  • индивидуальные черты характера и особенности психики.

Кризис может продолжаться в течение нескольких недель, но может затянуться до одного года и очень многое в этот период зависит от родителей!

Что делать родителям?

Рассмотрим несколько факторов, которые оказывают негативное воздействие на поведение детей в период кризиса и предложим соответствующие практические рекомендации родителям:

  • Малыш живет в однообразной обстановке, нет перемен в видах деятельности. Психическое и физическое развитие детей требуют, чтобы уже к 4 годам они умели много двигаться и познавать окружающий мир. Малыш должен привыкнуть к размеренному режиму дня, но с разнообразной интересной деятельностью: обязательные познавательные прогулки должны сменяться кратковременными (не более 15 минут) домашними занятиями — рисованием, лепкой, аппликацией. Кроме того, важно всячески привлекать малыша к выполнению домашней работы. Посильная помощь на кухне или уборка игрушек и т.п. развивает, улучшает настроение, вносит интерес в жизнь малыша, и он с гордостью рассказывает всем о своих достижениях;
  • Ребенок замкнут или стеснителен. Малыш 4-5 лет может быть неуверенным в собственных силах, замыкаться в себе, не общаться. Он также может плохо разговаривать. В таких случаях нужна помощь логопеда или дефектолога. Как быть? Почаще прямо внушайте своему ребенку, что он отлично общается, приведите конкретные примеры, ведь, наверняка, у малыша есть хороший друг. Отмечайте у своего крохи ум, правдивость, говорите о том, что он приятен в общении. Не критикуйте, а хвалите: за самостоятельные действия, проявление инициативы, правильное решение. Позволяйте ему заботиться о вас, о других членах семьи, помогать в каких-то делах. Советуйтесь с малышом, при принятии решений учитывайте его мнение и акцентируйте это, чтобы ребенок знал, что его мнение значимо.
  • А теперь представьте, что встретились пятнадцать таких капризуль! Как думаете, будет ли гладко проходить их общение на одной территории, с общими игрушками? Часто дети 4-5 лет не могут эффективно общаться в группе или во дворе. Бывают малыши, которые могут отобрать игрушку, а есть такие, которые отдают свои игрушки и перестают общаться. Что необходимо делать? У слишком активных нужно развивать способность идти на компромисс, а у скромных — умение вступать в диалог и отстаивать собственные интересы. Всегда тщательно разбирайтесь, в чем причина инцидента на площадке или в группе и учите малыша озвучивать свои просьбы, отказ или предложение. Не спешите идти с претензиями к родителям другого ребенка, если ваш с ним что- то не поделил или они толкнули друг друга, для начала поговорите со своим ребенком, из- за чего вообще весь «сыр- бор», потому что зачастую ругаются взрослые люди, конечно же из благих намерений, а дети могут уже и забыть из-за чего начался конфликт.

Советы психолога для родителей

  • Необходимо держать эмоции под строгим контролем. Любой срыв оттягивает решение проблемы на более продолжительное время;
  • Используйте в общении с ребенком элементы игры: отвлекайте, предлагайте возможность выбора и проявления инициативы;
  • Будьте последовательны в словах и действиях, не противоречьте сами себе;
  • Требуйте от малыша только то, что вы сами сможете сделать;
  • Предоставьте крохе возможность действовать самостоятельно, постепенно отпускайте от себя;
  • Взрослые проблемы обсуждайте при отсутствии ребенка.
  • Вы можете в качестве легких наказаний временно ограничить развлечения, но недопустимо применение физической силы, провоцирование скандалов, нанесение оскорблений, использование негативных высказываний, крика или брани. Детская психика не может вынести такие нагрузки, подобное поведение родителей подорвет их авторитет в глазах крохи.
  • Постарайтесь спокойно выяснить, что беспокоит малыша, доброжелательно задавая вопросы, без лишних нравоучений и не упрекая его.
  • В данном возрасте вредна также чрезмерная опека. Выполняя за ребенка все действия, вы оттягиваете его развитие, еще больше привязываете к себе. В таком случае страдает и ребенок, и родители. Лучше будет, если вы станете его незаметно контролировать. Давайте свободу действий в творческих занятиях, усиливайте контроль в повседневной жизни в целях безопасности.
  • Направляя действия или поступки малыша, не критикуйте его и не унижайте, убедительно объясняйте, как лучше поступить. Необходимо также хвалить малыша по существу, всячески поощрять, но не баловать.
  • Понимая, что ребенок манипулирует вами, помните о той грани, когда будет уместно ваше снисходительное отношение. Нельзя потакать детским капризам и истерикам.

Успешное преодоление кризиса 4-5 лет у ребенка зависит от мудрого терпеливого отношения родителей, их способности понять потребности своего ребенка, желания помочь малышу в спокойной, теплой обстановке и быстро пройти кризисный этап!

Юношеский возраст

Юношество является промежуточным возрастным периодом между подростковым и зрелым возрастом. Возрастные границы трудно определить, так как они зачастую зависят от социальной ситуации развития человека. Нижняя граница данного периода ассоциируется с возрастом, когда ребенок заканчивает школу, что эквивалентно 16-17 годам.

Верхняя граница проходит в то время, когда заканчивается кризис столкновения со взрослостью (21-23 года). Данный возрастной период все чаще называют молодостью, поэтому целесообразно использовать это понятие как синонимичное. 

Факторы, вызывающие юношеский кризис 

В юношеский период к основным задачам относится определения необходимости вступления во взрослую жизнь и разрешения критических ситуаций, связанных с данным процессом. Социальные причины кризиса молодых людей имеют прямую связь с продлением периода, когда человек тратит больше времени на подготовку к профессиональной деятельности, вместо того, чтобы раньше начать заниматься созидательной. Такое положение вещей чаще встречается в городе, так как начиная с раннего возраста дети из сельской местности участвуют наравне со взрослыми в некоторых видах работ. 

Профессиональная деятельность на современном этапе является не только обязательной экономической составляющей, выступающей как способ зарабатывания денег, но также способствует реализации ресурсов человека. В этой связи профессиональная деятельность рассматривается с позиции самоактуализации. 

Молодые люди видят в профессиональной деятельности не только возможность получения денег, но также удовольствие от той работы, которую выполняют. Поэтому вопрос профессионального самоопределения перед многими стоит достаточно остро. 

Момент выбора профессии и момент знакомства с ней сильно растягиваются во времени. Особенно это проявляется, если молодой человек получает высшее образование. 

Поэтому за данный выбор еще будучи школьником, юноша или девушка отвечает на другом этапе взросления, при этом изменения могут происходить и в их характере. С момента выбора профессии могут смениться приоритеты, интересы, а также появиться новые представления о собственных возможностях. Близость профессиональной деятельности способствует тому, что молодые люди ставят для себя различные вопросы.  

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Осложнения, вызванные юношеским кризисом

Осложнение преодоления юношеского периода может сопровождаться противоречивыми социальными стереотипами родителей, а также представителями той же возрастной группы. 
Например, родители являются убежденными сторонниками экономической стабильности и традиционного брака, в то время как сверстники предпочитают свободу. В период, когда молодые люди находятся на стадии самоопределения, происходит качественные и количественные изменения референтной группы.

К этим изменениям может относиться сокращение времени на межличностное общение со сверстниками из-за профессиональной деятельности, в результате общение со сверстниками заменяется общением в профессиональной среде. Качества человека как профессионала становятся значимыми для общения. 

Социальные факторы расширяются за счет индивидуально-личностных факторов. К ним относится недостаточное знание своих возможностей, неуверенность в себе и в будущем при высоком стремлении к самоутверждению.

В юношеском возрасте разрушаются подростковые иллюзии. В результате у молодого человека происходят изменения в представлении картины мира, преобразуются ценности. 

В настоящее время данный кризис наиболее остро выражен у студентов, у которых растянут во времени период от окончания школы (детство) до поступления на работу (взрослая жизнь). 

Автор: Анна Коврова

Преподаватель факультета психологии кафедры общей психологии. Кандидат психологических наук

Кризис 1 года у ребенка

На чтение 8 мин.

Малышу исполнился один год, и родители не могут его узнать. Вчера такой милый, послушный и нежный карапуз, сегодня превратился в настоящего бесенка. Он совсем не желает слушать и слышать маму. Ему обязательно нужно делать то, что нельзя.

А я хочу по-своему!

Срочно требуется открыть все ящики в доме и вытащить оттуда содержимое, сломать то, что ломается, разобрать, оторвать, рассыпать! Ночью и днем кроха стал плохо спать. А кормление теперь — целое событие! На улице очень нужно измерить глубину луж, очистить своими ладошками каждую стоящую машину. Или залезть к маме либо папе на руки и уже оттуда руководить всей прогулкой. А родителей до чего довел за такое короткое время! Мама с папой уже бегут за градусником, если малыш вдруг решил спокойно поиграть! И это еще далеко не все! И знакомо практически всем родителям годовалых детей.

Я выражаю свой протест родительскому насилию!

Что происходит? Не нужно переживать, все объяснимо. Возрастная психология называет это как кризис первого года жизни.

И бывает он у всех детей, только может проявляться по-разному и отличаться продолжительностью. Психологи считают, что такое состояние у ребенка может начаться в диапазон от десяти месяцев до полутора лет и длиться от нескольких недель до года. Не нужно впадать в панику! Все это при правильном подходе можно легко пережить. Но сначала нужно выяснить, как же узнать, что кризис уже наступил.

Кризис 1-го года – переход на новый этап

Любой возрастной кризис имеет свои проявления и особенности, и первый год жизни не является исключением.

Кризис первого года. Признаки

  1. Малыш перестает слушаться родителей. Он может стать с ними очень требовательным и агрессивным. А еще он начинает избегать посторонних.
  2. Ребенок переполнен чувством уверенности, что все может делать сам, даже если ему не хватает умений.
  3. У ребенка очень часто меняется настроение. Малышу ничего не нравится, ему очень трудно угодить.
  4. Ярко проявляется противоречивость в поступках. Он обнимает, а затем сразу же кусает, щипает, бьет. Очень просит что-нибудь, а получая — выкидывает!
  5. На замечания в его адрес ребенок реагирует болезненно. Он становится очень ранимым и обидчивым.
  6. Довольно часто капризничает без причины. И не знает, чего хочет.
  7. Опять, как и в раннем младенчестве, боится упустить из виду маму. И ходит, зацепившись за нее.
Говоришь, нельзя еду разбрасывать?!

Что превращает малыша в совершенно неузнаваемого человечка? В чем причины кризиса и что же со всем этим делать?

Причины возникновения переворота сознания у детей первого года жизни

Малыш научился вставать и самостоятельно ходить, он начинает чувствовать себя свободным и независимым от взрослых, и хочет, чтобы они это признали. Он может делать то, что еще совсем недавно было для него не доступно. Ребенок очень активно начинает изучать и узнавать на собственном опыте окружающий мир. И все пресечения в области познания и сомнения в его самостоятельности вызывают у него протест.

Не хочу я есть кашу! Хочу банан!

Родителям обязательно нужно осознать, что их малыш перешел на новую ступень своего развития, а не вести себя с ним как с только что родившимся, не позволяя ему никаких самостоятельных действий.

Все меняется для него в окружающем мире — отношение с родителями, к себе, его предметная деятельность. И этот кризис 1 года жизни переживается им тяжело, такая вот психология этого периода. Ведь столько всего ему приходится сейчас осознавать!

Хочу то! Купи! Почему нельзя?

Родительское «нельзя» часто провоцирует возникновение конфликтов, потому что малыш не понимает причин запрета. Ему сложно разобраться в этом вопросе. Он чувствует себя нелюбимым оттого, что мама или папа запрещает ему лезть в розетку дома, или есть землю на улице. А говорить он не умеет, что тоже вызывает крайние переживания, потому что он остается при всем своем старании передать свои мысли непонятым.

Как со всем этим поможет справиться психология?

Кризис 1 года жизни малыша — что делать, чтобы легко пережить этот переломный период? Можно сгладить острые проявления, если правильно ко всему относиться. Во-первых, нужно уяснить, что эти перемены неизбежны, и этот период — совершенно естественный процесс, которому рано или поздно придет конец. Во-вторых, необходимо понимать, что тот вклад, который родители внесут в воспитание своего ребенка сейчас, он пронесет через всю свою жизнь.

Поэтому нужно запастись безбрежным терпением, безграничной любовью и начать следовать советам, которые дает возрастная психология. Тогда кризис первого года жизни ребенка пройдет совершенно незаметно.

Малыши 1-го года уже пробуют нарушать запреты
  1. Запреты. Пусть их будет не очень много. И нельзя будет только:
  • то, что касается угрозы жизни и здоровью малыша;
  • вещи членов семьи, которые имеют отношение к работе и учебе, документы;
  • просто дорогие сердцу предметы.

Запрещенные предметы и вещи лучше убрать из видимости и досягаемости малыша.

  1. Нельзя пресекать самостоятельность своего ребенка, иначе впоследствии он ничего не сможет сделать и решить сам.
  2. Не нужно заставлять ребенка есть, если он это делать отказывается. Он поест, когда проголодается.
  3. Конечно, хорошо бы научиться понимать малыша. Хотя бы на интуитивном уровне. Наверное, многие мамы это умеют. Постараться услышать его. Если чаще играть вместе с крохой, то времени на капризы не останется.
  4. Общение. Это очень важный момент. Надо говорить обо всем, что происходит, и даже спрашивать его мнения о чем-либо. Пусть он не может ответить. Все равно это необходимо. Он почувствует себя очень важным звеном в своей семье. А еще это отлично развивает речь.

    Общение – лучший способ остановить развитие кризиса

  5. По мере возможности подключать ребенка к выполнению повседневных дел. Всегда хвалить, если что-то у него получается. Во-первых, ему это все будет очень интересно. Во-вторых, он и в дальнейшем будет помогать, так как это в его подсознании оставит позитив.
  6. Необходимо здесь упомянуть о детском плаче, который ребенок использует, чтобы чего-то добиться от родителей. В психологии он называется манипуляторным. Эти душераздирающие вопли кого угодно заставят сдаться. Родителям нужно знать, что ребенок таким способом просто проверяет, насколько далеко он может зайти и что при помощи такого плача он может получить. Но все-таки у крохи обязательно должны быть какие-то рамки в том, что можно, а чего нельзя. Вседозволенность не приведет к хорошим последствиям ни сейчас, ни в будущей жизни ребенка.

    Старшие дети отлично отвлекают и обучают малыша

Еще советы

Основная задача взрослых — всю эту неуемную энергию обратить в нужное русло, а лучше всего в игру.

Например, на кухне открывается просто огромное поле для деятельности и игры любимого чада. Вместо исследования горячей плиты и холодильника, кроха может разбирать и складывать корзину с луком, чесноком и другими овощами. Кастрюли, сковородки, крышки от банок, ложки и небьющиеся тарелки — это просто сокровища для малыша и с ними он может делать все, что захочет. А можно также позволять ему кормить чем-нибудь свои игрушки.

Обучение первым навыкам

Вместе со своим крохой можно загружать и выгружать стиральную машину. Ему это очень понравится. А если разрешить ему нажать на нужную кнопочку, радости не будет предела.

В этом возрасте малышу очень много хочется сказать, но не получается. Для того чтобы ребенок смог назвать какой-нибудь предмет, он должен его запомнить, и не абстрактно, а на практике. Огромный положительный результат в этом дают ролевые сюжетные игры. Обязательно нужно играть с ребенком!

В этот период проявления самостоятельности необходимо научить своего карапуза некоторым навыкам. Например, мыть руки, держать правильно ручку и ложку и другим.

В этот очень сложный, но в то же время интересный жизненный этап нужно не забывать о том, что такое безусловная любовь. Никаких нервов, криков и ругательств!

НЕ НАДО кричать на ребенка! Найдите другой способ объяснить ему, как правильно

Прежде чем начать свою истерику, нужно глубоко вдохнуть и подумать, поймет ли ребенок, которому, возможно, чуть больше года, все правильно. Негатив в сторону! Кризис — он пройдет! А все происходящее должно вызывать улыбку и гордость за малыша хотя бы за то, что он так быстро и хорошо развивается. А разрядку после напряженного дня можно получить и другим способом, вовсе не обязательно срываться на ребенке.

Нужно быть другом своему малышу, он должен знать, что в любую минуту может положиться на своих родителей. И это ощущение того, что его любят просто так, всегда понимают и поддерживают, очень поможет ему на протяжении всей его жизни.

8 этапов психосоциального развития Эриксона

Теория психосоциального развития Эрика Эриксона предполагает, что на протяжении всей жизни мы сталкиваемся с определенными кризисами, которые способствуют нашему психосоциальному развитию. Он представил эти кризисы как 8 стадий психосоциальных конфликтов, часто известных как стадии 8 Эриксона .

Каждая из восьми стадий Эриксона характеризуется двумя противоположными эмоциональными силами, известными как противоположные диспозиции, обычно обозначаемые как « синтонические » и « дистонические » диспозиции.Эти предрасположенности вызывают кризис или задачу, которую нам нужно решить или справиться.


Согласно теории психосоциального развития Эрика Эриксона, когда мы успешно разрешаем этот кризис, мы обретаем чувство компетентности. Невыполнение этого требования может привести к чувству неполноценности и ухудшению здоровья личности.

Этапы развития Эрика Эриксона


Доверие против недоверия


Первая стадия психосоциального развития Эриксона начинается с младенчества до примерно 18 месяцев.На этом этапе младенцы должны научиться доверять другим, особенно тем, кто заботится об их основных потребностях.

Маленькие младенцы могут рассматривать этот «новый мир» как угрозу, поскольку для их выживания они должны зависеть от других. В зависимости от того, как с ними обращаются их опекуны, это чувство угрозы может быть заменено доверием.

Воспитатели, чуткие и отзывчивые к основным потребностям своего ребенка, таким как еда и кров, помогают его ребенку развить чувство безопасности. Когда эти младенцы узнают, что они получат необходимую помощь и тогда, когда они в ней нуждаются, они начинают чувствовать себя в безопасности и учатся доверять окружающим их людям.

С другой стороны, воспитатели, которые не реагируют на потребности своего ребенка, могут заставить его рассматривать этот «новый мир» как ненадежный и непредсказуемый. У этих младенцев может развиться чувство тревоги и недоверия, что повлияет на их взаимодействие с другими по мере взросления.

Добродетель, которая развивается после здорового разрешения кризиса на этом этапе, — это «надежда». Это проявляется в глубокой вере и понимании того, что все будет хорошо.


Автономия против стыда / сомнения

Малыши от года до трех лет находятся на второй стадии развития Эриксона. Согласно теории психосоциального развития Эрика Эриксона, дети на этом этапе борются с проблемами личного контроля и утверждения себя как целостности.

По мере того, как дети растут физически и умственно, они приобретают навыки, которые позволяют им стать частично независимыми от своих опекунов. Например, они могут играть со своими игрушками, кормить себя, ходить на горшок и даже одеваться.

Обладая некоторой степенью доверия и зарождающегося самосознания, эти малыши начинают уделять больше внимания собственному суждению по мере прохождения этих этапов развития. Терпение и поддержка родителей имеют решающее значение в формировании успеха их ребенка на этой стадии стадии Эриксона.

Дети, которые не могут позаботиться о своих основных потребностях и продолжают полагаться на своих опекунов, могут начать сомневаться в своих способностях. Им также может быть стыдно, когда они видят, что другие дети их возраста выполняют эти задания.


Добродетель, развиваемая на этой стадии Эриксона, — это «Воля». Воспитатели, которые воспринимают волеизъявление и самоконтроль своих детей как здоровое стремление к независимости, помогут их детям стать самостоятельными, дисциплинированными и ответственными людьми, которые могут здраво рассуждать и принимать решения за себя.

Инициатива против вины


По мере того, как малыши становятся дошкольниками, у них начинает развиваться чувство цели.Им нравится исследовать и делать что-то самостоятельно.

Когда они достигают третьей стадии стадий Эриксона, дети узнают о новых концепциях в школе и через социальные взаимодействия. Теория Эриксона признает игры и воображение средствами, с помощью которых дети узнают о себе и своем социальном мире. Им нравится пробовать новое и учиться сотрудничать с другими для достижения общих целей. Они чаще самоутверждаются и начинают развивать целеустремленность.

Дети этого возраста любят разыгрывать различные семейные сцены и роли, например учителей, полицейских, врачей, как они видят по телевизору. Они придумывают истории с игрушками, чтобы продемонстрировать то, что, по их мнению, является миром взрослых. Они также начинают исследовать свое окружение и задают много вопросов «почему».

По мере того, как эти дети проходят эти этапы развития, они начинают выполнять больше заданий. Они также понимают важность социального одобрения. Они начинают понимать, что некоторые вещи, которые они хотят делать, могут не получить одобрения других.Для воспитателей важно поощрять и направлять своих детей исследовать границы.

Чрезмерно контролирующие и чрезмерно строгие воспитатели, которые отговаривают своих детей изучать новые вещи, могут вызвать у их детей чувство вины. Эти дети могут считать себя неприятными для других, и в результате они берут на себя роль «последователей». Это может негативно повлиять на их социальную жизнь, а также может помешать их творчеству.


Успех на этом этапе этапов Эриксона приведет к достижению цели, что демонстрируется тем, как дети принимают решения, придумывают новые идеи, а также работают и играют с другими.

Отрасль по сравнению с неполноценностью


В начальном школьном возрасте (6-13 лет) дети становятся более конкурентоспособными. Они хотят делать то, что могут делать их сверстники. Они учатся читать, писать, заниматься математикой и заниматься спортом. Учителя играют важную роль в жизни этих детей, поскольку они учат их этим навыкам.

В это время дети начинают расширять свою социальную сеть. Они узнают свои способности, а также способности других. Они сравнивают себя со своими сверстниками, поскольку чувствуют необходимость подтвердить свою компетентность.Они гордятся и уверены в себе, когда могут делать что-то не хуже своих сверстников. Если они не соответствуют требованиям, они чувствуют себя неполноценными.


Согласно теории Эрика Эриксона, дети развивают добродетель «компетентности», разрешая кризис на этой стадии. Эта добродетель проявляется в создании вещей, получении результатов, применении навыков и чувстве способности.

Идентичность и смешение ролей

Эта стадия развития Эриксона происходит в подростковом возрасте (13-21 год).Это знаменует переход от детства к взрослой жизни. Это также поворотный момент, когда «то, кем стал человек» встречается с «тем, кем он должен стать в обществе».

В этот момент молодые люди переживают множество изменений в своем теле. Они начинают размышлять о роли, которую они хотят играть во взрослом мире. Они исследуют экзистенциальные вопросы, такие как «Кто я?» и «Кем я могу быть?». Они также пытаются развивать свою профессиональную и сексуальную идентичность, исследуя различные возможности.


Молодые люди, добившиеся успеха на этом этапе, развивают сильное чувство идентичности. Когда они сталкиваются с трудностями и проблемами, они могут придерживаться своих принципов, идеалов и убеждений. Те, кому не удается установить свою идентичность на этом этапе, обычно не понимают себя и свое будущее. Они могут в конечном итоге следовать идеям других людей.

Теория Эриксона предполагает, что молодые люди, которым удается разрешить кризис на данном этапе, развивают добродетель «верности».Это характеризуется самооценкой и уверенностью в себе, которые необходимы для свободного общения с людьми и убеждениями на основе их ценности, лояльности и честности.

Близость против изоляции


После развития сильного чувства идентичности на пятой стадии молодые люди (21-39 лет) начинают беспокоиться о поиске дружеских отношений и близости на шестой стадии психосоциального развития Эриксона.

Именно на этом этапе развития молодые люди думают о том, чтобы обосноваться и создать семьи, и они с большей готовностью жертвуют и идут на компромисс ради своих отношений.

Однако по мере того, как они строят отношения с другими, они также сталкиваются с отказами, такими как отказ от кого-то, кто им нравится, и расставание со своими партнерами. Болезненные отказы, а иногда и страх быть отвергнутым, могут привести к тому, что Эриксон назвал «дистанцированием». Это происходит, когда молодые люди изолируются, чтобы избежать и даже уничтожить людей и негативные силы, которые кажутся им вредными.


Добродетель, которая развивается при разрешении кризиса на этом этапе, — это «любовь».Молодые люди развивают способность предлагать любовь, как физически, так и эмоционально, и принимать любовь взамен. Они также становятся более искусными в установлении искренних взаимных отношений и налаживании связи с другими для взаимного удовлетворения.

Генеративность против стагнации


На этой стадии Эриксона основная забота взрослых среднего возраста (40-65 лет) уходит в наследство. Они чувствуют потребность быть продуктивными и вносить свой вклад в общество. Например, они могут работать волонтерами в своей церкви или наставлять маленьких детей.Они хотят оставить наследие и сделать этот мир лучше для будущих поколений.

На этом этапе могут произойти важные вехи, такие как уход детей из дома, изменение карьеры и т. Д. Некоторые люди могут испытывать кризис среднего возраста и бороться с поиском новых целей в своей жизни. Неспособность разрешить кризис на этом этапе может привести к застою. Они перестают интересоваться своим окружением и людьми вокруг них.

Успешно преодолев кризис на этом этапе, люди развивают добродетель «заботы».Они могут предложить безоговорочную поддержку своим детям, своей общине и обществу.

Целостность против отчаяния


На последней стадии развития Эриксона люди находятся в позднем взрослом возрасте (65 лет и старше). Обычно они пенсионеры. Для них важно чувствовать удовлетворение, зная, что они сделали что-то значимое и внесли значительный вклад в жизнь общества в молодые годы.

Когда они оглядываются на свою жизнь, они испытывают чувство целостности, когда они гордятся своими достижениями.Они довольны той рукой, с которой столкнулись, и мало о чем сожалеют. Это действительно возможно, если они успешно разрешили психосоциальные кризисы на ранних стадиях Эриксона.


Неудачники на этом этапе впадают в отчаяние. они чувствуют, что зря потратили свою жизнь, и испытывают много сожалений. Они могут испытывать горечь по поводу того, чего они не смогли достичь в своей жизни, и желать иметь второй шанс.

Успешно разрешив кризис на этом этапе, люди развивают добродетель «мудрости».Для этого характерны хладнокровие, широта взглядов, соответствующая эмоциональная выдержка и душевное спокойствие. Эти пожилые люди могут положительно отразиться на своей жизни даже перед лицом неминуемой смерти.

Вот краткое изложение 8 стадий психосоциального развития Эриксона:

Как цитировать эту статью: Теория психосоциального развития Эрика Эриксона (2019). Получено с https://www.psychologynoteshq.com/erikerikson/


Кризис квартальной жизни: молодые, незащищенные и подавленные | Депрессия

Предполагается, что это будет время возможностей и приключений, прежде чем ипотека и брак возьмут свое.Но, изо всех сил пытаясь справиться с беспокойством по поводу работы, безработицы, долгов и отношений, многие молодые люди переживают «кризис квартальной жизни», согласно новому исследованию британских психологов.

Имея все признаки кризиса среднего возраста, это явление, характеризующееся неуверенностью, разочарованием, одиночеством и депрессией, поражает людей от двадцати до тридцати лет вскоре после того, как они попадают в «реальный мир», и, скорее всего, пострадают образованные профессионалы.

«Кризисы квартальной жизни не случаются буквально четверть пути в вашей жизни», — сказал ведущий исследователь доктор Оливер Робинсон из Гринвичского университета в Лондоне.«Они происходят четверть вашего взрослого возраста, в период между 25 и 35 годами, хотя группируются около 30».

Робинсон, представивший свои выводы на Ежегодной конференции Британского психологического общества в Глазго, работал с исследователями из Биркбек-колледжа над тем, что, по его словам, является первым исследованием, которое рассматривает кризис квартальной жизни с «твердой, эмпирической точки зрения, основанной на данных, а не на данных». спекуляция «.

Исследование подтверждено опросом, проведенным Gumtree.com, в результате которого 86% из 1100 опрошенных молодых людей признались, что испытывали давление с целью добиться успеха в отношениях, финансах и работе, прежде чем им исполнилось 30 лет.

Двое из пяти беспокоились о деньгах, говоря, что они недостаточно зарабатывают, а 32% чувствовали необходимость вступить в брак и иметь детей к 30 годам. Шесть процентов планировали эмигрировать, а 21% хотели полностью сменить карьеру.

Но Робинсон также обнаружил, что кризис квартальной жизни, который длится в среднем два года, может быть положительным опытом. По его словам, у таких кризисов в раннем возрасте есть четыре фазы: переход от ощущения ловушки к катализатору изменений, а затем, в конечном итоге, к построению и закреплению новой жизни.

«Результаты помогут убедить тех, кто переживает этот переход, в том, что это обычно переживаемая часть ранней взрослой жизни, и что из него вытекает проверенный образец позитивных изменений», — сказал Робинсон.

Дэмиан Барр, автор книги «Соберись вместе: руководство по выживанию в кризисе семейной жизни», сказал, что все большее число 25-летних испытывают давление, которое ранее испытывали те, кому за 40.

«Многие скажут, что кризиса квартальной жизни не существует», — сказал он.«Правда в том, что наши 20-летние — это не 10 лет веселья и качественного« я », как это было для наших родителей. Быть двадцатилетним сейчас страшно — бороться с миллионами других выпускников за первую работу, изо всех сил пытаясь заработать ипотечный депозит и найти время для совершения всех ваших взаимоотношений.

«У нас есть несчастье катапультироваться на опасный рынок недвижимости. Мы зарабатываем и тратим больше, чем когда-либо. Мы влезаем в долги, чтобы профинансировать наши ученые степени, карьеру и проживание.

Он добавил: «По оценкам Depression Alliance, треть 20-летних испытывает депрессию.

«Если, как нам постоянно говорят, мир — это наша устрица, то он определенно хитрый. В отличие от кризиса среднего возраста, кризис четвертичной жизни не получил широкого признания. Нет« экспертов », которые могли бы нам помочь. поддерживать отдельно друг от друга «.

Четыре фазы кризиса квартальной жизни


Фаза 1, определяемая чувством «привязанности» к работе или отношениям, или к тому и другому вместе.«Это иллюзорное ощущение, что ты в ловушке», — сказал Робинсон. «Вы можете уйти, но чувствуете, что не можете».

Фаза 2 характеризуется растущим чувством, что изменения возможны. «Это умственное и физическое отделение от предыдущих обязательств приводит к разного рода эмоциональным потрясениям. Оно позволяет исследовать новые возможности с более тесной привязкой к интересам, предпочтениям и самоощущению.

« До этого момента вы можете быстро ехать по дороге ты не хочешь падать. Меньшая часть участников рассказала, что попала в тупик, но большинство вспомнили о трудном времени, которое стало катализатором важных позитивных изменений.

Этап 3 — это период восстановления новой жизни.

Этап 4 — это закрепление новых обязательств, отражающих новые интересы, стремления и ценности молодого человека.

Уравновешивание роста и упадка на перекрестке молодости и старости

Int J Behav Dev. Рукопись автора; доступна в PMC 1 января 2016 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC4286887

NIHMSID: NIHMS612966

Brandeis University, Waltham, MA Марджи Э.Лахман, доктор философии, профессор психологии Минни и Гарольда Фирман, факультет психологии, MS062, Университет Брандейса, Уолтем, Массачусетс, 02454, 781-736-3255, 781-736-3291 (факс), [email protected] См. Другие статьи в PMC, цитирующие опубликованную статью.

Abstract

Мы предоставляем доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций и благополучия в средние годы жизненного цикла. Картина благополучия в среднем возрасте, основанная на лонгитюдных данных исследования среднего возраста в Соединенных Штатах (MIDUS), является более позитивной, чем это было показано в предыдущих поперечных исследованиях.Мы представляем средний возраст как ключевой период жизненного пути с точки зрения уравновешивания роста и упадка, связи между ранними и последующими периодами жизни и объединения молодых и старших поколений. Мы подчеркиваем роль защитных факторов и мультисистемной устойчивости в смягчении последствий спада. Люди среднего возраста играют центральную роль в жизни тех, кто моложе и старше, дома, на рабочем месте и в обществе в целом. Таким образом, упор на укрепление здоровья и благополучия в среднем возрасте может иметь далеко идущие последствия.

Ключевые слова: средний возраст, развитие продолжительности жизни, благополучие, удовлетворенность жизнью, здоровье, когнитивное функционирование, отношения между поколениями, уход, устойчивость, влияние в раннем периоде жизни

Ученые, изучающие жизненный цикл, уделяют больше внимания ранним и более поздним периодам жизни, чем к среднему возрасту (Lachman, 2004). Более 85 миллионов человек [более четверти населения Соединенных Штатов (США) в возрасте от 40 до 59 лет, по данным переписи населения США 2010 года] в средние десятилетия играли ключевые роли в семье, на рабочем месте и в обществе. Широко распространен интерес к тому, чтобы больше узнать об этом периоде жизненного цикла.Цель этой статьи — осветить средние годы в контексте жизненного цикла с точки зрения развития. Траектории изменений в зрелом возрасте рассматриваются с учетом характеристики среднего возраста по сравнению с другими возрастными периодами. Используя примеры исследований из национального продольного исследования среднего возраста в США (MIDUS) (Brim, Ryff, & Kessler, 2004), мы предоставляем доказательства разнонаправленности, вариабельности и пластичности характера и направления изменений физического здоровья и когнитивных функций. , и благополучие.Мы подчеркиваем роль защитных факторов и мультисистемной устойчивости в средние годы. Мы представляем средний возраст как ключевой период жизненного пути с точки зрения (а) уравновешивания роста и упадка, (б) связывания более ранних и поздних периодов жизни и (в) объединения молодых и старших поколений.

Средний возраст в исторической перспективе

Средний возраст не определен ни четко, ни до конца. Словарь описывает это как период между юностью и старостью, неопределенный, недифференцированный статус.По словам Патрисии Коэн (2012), средний возраст — это относительно новая конструкция, изобретенная около 150 лет назад. Тем не менее, изображения среднего возраста можно встретить уже в 16, -м, веках в художественных репрезентациях жизненного цикла. Художественные концепции жизненного цикла 13 -го , 14 -го и 15 -го веков не придают особого статуса средним годам, поскольку они обычно изображают круговое представление жизненного цикла или в некоторых случаях. имеет место линейное или даже кажущееся случайным размещение лиц разного возраста.Однако в 16, -м, веках художники регулярно изображали жизненный путь как серию восходящих и затем нисходящих ступеней с вершиной посередине (Cole, 1992). Возвышенное положение середины жизни (с пиком, обычно обозначаемым возрастом 50), впервые замеченное в европейских картинах конца 16 -го -го века, продолжалось в 17 и 18 веках (Cole, 1992). . Эти произведения искусства иллюстрировали жизненный путь от рождения до смерти или от колыбели до могилы, с каждым десятилетием от 10 до 100.Пик среднего возраста кажется особенно примечательным, учитывая, что средняя продолжительность жизни в те периоды составляла менее 50. Возможно, это 100-летнее изображение жизненного цикла, когда на пике был 50-летний возраст и изображения упадка и слабости после этого, было связано с этим фактом. что те, кто пережил детство и роды, были здоровыми, а некоторые из них действительно дожили до 60 или 70 лет. Те немногие, кто дожили до 80-х годов и позже, вероятно, были довольно хрупкими из-за отсутствия лечения хронических заболеваний или инвалидности.

Важность десятилетий как маркера жизненного пути в европейском искусстве, вероятно, имеет культурную основу (Shweder, 1998). Представление жизненного цикла в терминах десятилетий с возрастом 100 лет на последнем этапе может быть связано с 10-значной арабской системой счисления, которая была широко принята европейцами с XIV века (Glick, Livesey, & Wallis, 2005). В течение 16 и 17 веков в картинах жизненного цикла часто использовались образы животных для характеристики различных возрастных периодов: 30-летний бык олицетворял силу, лев 40-летнего олицетворял храбрость, а лис 50-летал проявлял себя. остроумие, отмеченное как средство компенсации потерь в силе.Таким образом, даже в эпоху Возрождения с живописным жанром «ступени жизни» средний возраст изображался как вершина жизненного пути. Было также признание компромисса между уменьшающимся физическим признанием прибылей и убытков и преимуществами баланса сильных и слабых сторон, заложенных в эти ранние образы.

Даже в начале 20-го, -го, -го века средний возраст считался расцветом жизни, о чем свидетельствуют труды Дж. Стэнли Холла, который в возрасте 78 лет написал свою последнюю книгу, Старение, Последняя половина жизни (1922). ).Он заявил: «Наша жизнь, ограниченная рождением и смертью, состоит из пяти основных этапов: (1) детство, (2) юность от полового созревания до полной зрелости, (3) средний возраст или расцвет, когда мы находимся на пике нашего развития. совокупность сил, варьирующаяся от двадцати пяти или тридцати до сорока или сорока пяти и составляющая, таким образом, пятнадцать или двадцать лет, которые теперь обычно называют нашими лучшими, (4) старение, которое начинается в начале сороковых годов или раньше у женщины, и ( 5) здравомыслие, собственно постклимактерический или старческий возраст ». (стр. vii). Таким образом, исторически считалось, что средний возраст наступает раньше на протяжении жизни, вероятно, из-за более короткой средней продолжительности жизни.

Это вызывает ряд вопросов, в том числе о том, как определить средний возраст. Сегодня в среднем средний возраст составляет от 40 до 60 лет, что, в частности, является возрастным периодом, который Холл назвал старением. В национальном лонгитюдном исследовании MIDUS (Brim et al., 2004) участников спрашивали, в каком возрасте начинается и заканчивается средний возраст. В среднем взрослые в возрасте от 24 до 75 лет оценили, что средний возраст начинается в возрасте 44 лет ( SD, = 6,15) и заканчивается в возрасте 59 лет ( SD, = 7.46). Учитывая высокую степень изменчивости в возрастных периодах с точки зрения здоровья, благополучия и функционирования во многих областях, хронологический возраст может быть не лучшим якорем для определения того, что такое средний возраст. Средний возраст может быть лучше рассмотрен с точки зрения ролей (например, наставник, родитель), времени жизненных событий и жизненного опыта (Lachman, 2004).

Две другие ранние концепции среднего возраста предвещают темы, которые мы хотим выделить (Lachman & James, 1997). Юнг описал важность баланса и интеграции различных аспектов (сильных и слабых сторон) личности, процесс, который он назвал индивидуацией.Он рассматривал средний возраст как критический период (полдень) для связывания более раннего (утреннего) и более позднего (вечернего) периодов (Jung, 1933). Эриксон (1963) определил главную проблему среднего возраста как генеративность, подчеркнув важность связи между молодыми и старшими на протяжении жизни. Эти темы отражают то, что мы называем стержневой природой среднего возраста с точки зрения согласования и регулирования роста и упадка, а также интеграции молодости и старости внутри отдельных людей и между поколениями.

Национальное исследование среднего возраста в Соединенных Штатах

Исследование среднего возраста в Соединенных Штатах (MIDUS) было первым национальным исследованием, ориентированным на взрослых людей среднего возраста, и оно подчеркивает биопсихосоциальные пути к здоровью и болезни (Brim et al., 2004 г.). Первая волна этого лонгитюдного исследования была проведена в 1994–1996 годах с выборкой из 7100 взрослых в возрасте от 25 до 75 лет, выбранных путем случайного набора номера в 48 смежных штатах США. Вторая волна исследования проводилась в 2004–2006 гг., И коэффициент продольного удержания с поправкой на смертность составил 75% ( N = 4955).В настоящее время собирается третья волна данных (для получения дополнительной информации об исследовании см. Http://midus.wisc.edu/). Мы ссылаемся на выборку результатов MIDUS о психологическом благополучии, когнитивных способностях и физическом здоровье при обсуждении ключевой роли среднего возраста на протяжении всей жизни.

Современные (неправильные) представления о среднем возрасте

Несмотря на возвышенное представление о среднем возрасте с прежних времен, сегодня средний возраст широко ассоциируется со стрессом и считается периодом, отмеченным кризисом (Lachman, 2004).Это могло быть заимствовано из популярных работ о среднем возрасте в 1960-х и 1970-х годах (Jacques, 1965; Levinson, Darrow, Klein, Levinson, & McKee, 1978; Sheehy, 1976), которые были основаны в основном на клинических образцах и, следовательно, были сосредоточены на проблемы, а не победы людей среднего возраста. Эта работа привела к получению отрицательно предвзятой информации о среднем возрасте, которая не была подтверждена исследованиями с более репрезентативными популяциями (Brim et al., 2004; Lachman, 2001; Wethington, 2000).Исследования показали, что многие взгляды на дистресс, обычно связанные с переживаниями среднего возраста, такие как синдром пустого гнезда и менопаузальный переход, являются искаженными (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004). Тем не менее, есть некоторые свидетельства того, что стрессы, связанные с многочисленными ролевыми требованиями или финансовым давлением, могут группироваться в среднем возрасте или сказываться сильнее в среднем возрасте (Aldwin & Levenson, 2001; Almeida & Horn, 2004). Хотя потеря работы или развод, например, могут происходить в другие возрастные периоды, люди среднего возраста могут испытывать больший стресс из-за дискриминации по возрасту со стороны работодателей или более ограниченных возможностей для повторного брака.Тем не менее, до сих пор существует множество неправильных представлений о среднем возрасте, наиболее распространенным мифом является кризис среднего возраста.

Исследование MIDUS показывает, что кризис — нетипичное явление для среднего возраста. Конечно, у некоторых действительно есть кризис среднего возраста: от 10 до 20% в США сообщают о кризисе (Wethington, 2000). В недавнем исследовании, проведенном в Соединенном Королевстве, количество сообщений о кризисах было выше, в диапазоне от 40 до 60%, хотя заболеваемость была сопоставимой в зрелом возрасте (Robinson & Wright, 2013).Таким образом, примерно столько же говорят, что они переживают кризисы в другие моменты жизни, так что средний возраст вряд ли является особенным в этом отношении. Из тех, кто говорит, что у них был кризис среднего возраста, около половины говорят, что он связан с внутренними потрясениями или тревогой, связанными с возрастом. В остальном это связано с такими событиями, как развод, потеря работы или проблемы со здоровьем, которые могут произойти в любом возрасте (Wethington, 2000). Те, кто действительно переживает кризис в среднем возрасте, — это обычно те, у кого в другие периоды жизни бывают потрясения, и эти люди, кажется, движимы больше невротической личностью, чем преклонным возрастом (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004; Lachman, Lewkowicz , Маркус и Пэн, 1994).

Возможно, неправильные представления о среднем возрасте как о периоде кризиса помогают объяснить, почему большинство взрослых не хотели бы быть людьми среднего возраста. В MIDUS мы спрашивали людей в возрасте от 40 до 60 лет ( N = 3021), в каком возрасте они хотели бы быть больше всего (Brim et al., 2004; Lachman, 2004), и в среднем они хотели быть моложе своего возраста ( M = 33 года, SD = 10,13). Это юношеское стремление может быть связано со стереотипами и предубеждениями в отношении людей старше 40 лет и изображениями, часто изображаемыми в средствах массовой информации.Также существует суровая реальность для тех, кто находится в середине жизни, которые часто сталкиваются с совмещением нескольких обязанностей и сталкиваются с появляющимися физическими и когнитивными признаками старения, и они могут испытывать сильный стресс, пытаясь справиться со всем этим. Тем не менее, средний возраст также может быть пиком во многих областях, включая заработок, положение на работе, лидерство в семье, способность принимать решения, уверенность в себе и вклад в общество (Finke, Huston, & Sharpe, 2005).

Большая часть работ по благополучию подчеркивает, что старость — более позитивный период, чем многие ожидают.Средний возраст, напротив, изображается как весьма негативный и нежелательный период. Более того, мало внимания уделяется огромным последствиям плохого функционирования в среднем возрасте с точки зрения потерь, которые оно может нанести другим людям, которые взаимодействуют с людьми среднего возраста или зависят от них. Депрессия и стресс достигают своего пика в среднем возрасте, и это особенно актуально для тех, кто испытывает финансовые затруднения (Lang, Llewellyn, Hubbard, Langa, & Melzer, 2010). Уровень самоубийств также высок в среднем году по сравнению с другими возрастными периодами (U.S. Департамент здравоохранения и социальных служб, 2013 г.). Есть также свидетельства того, что уровень самоубийств со временем увеличивается среди лиц среднего возраста, хотя неясно, представляет ли это когортный эффект, связанный с бэби-бумером, или это тенденция, которая будет сохраняться из поколения в поколение в среднем возрасте (Филлипс, Робин, Ньюджент и др. Ленивец, 2010). Важно учитывать потребности людей среднего возраста в благополучии и психическом здоровье, а также учитывать, являются ли эти модели универсальными или различаются в зависимости от социально-экономического статуса (СЭС), когорты, расы или пола.

Большая часть эмпирических исследований взрослой жизни сосредоточена на сравнении двух возрастных групп — молодых и старых. Тем не менее, за последние 20 лет средний возраст стал предметом интенсивного изучения исследователями развития, изучающими более широкие и более репрезентативные выборки (такие как MIDUS) и исследующими средний возраст в контексте других периодов жизненного цикла (Brim et al., 2004 г.). Таким образом, вырисовывается более ясная картина природы этого периода.

Перспектива развития на протяжении всей жизни (Baltes, Lindenberger, & Staudinger, 2006) обеспечивает плодотворную основу для изучения среднего возраста как периода, который находится на перекрестке роста и упадка.В среднем возрасте различия в опыте и влиянии обширны и во многом зависят от контекста. Полезно рассматривать человека во множестве контекстов, по отношению к себе в другие моменты времени, раньше и позже, как ближним, так и дальним, а также по отношению к другим людям на рабочем месте и в рамках семейных поколений. Целостный, контекстуальный подход, учитывающий продолжительность жизни с акцентом на культуру, исторический период, биологию, социальные факторы, окружающую среду, генетику и психологические факторы, может обогатить теоретические и эмпирические исследования средних лет.Выделены три основных принципа перспективы развития на протяжении всей жизни как имеющие особое значение для среднего возраста как ключевого периода жизненного цикла: разнонаправленность, изменчивость / пластичность и защита / устойчивость.

Разнонаправленность траекторий жизненного пути

Где находится средний возраст по сравнению с более ранними и поздними периодами жизни? Существует множество возможных траекторий стабильности и изменений в зрелом возрасте (Lachman et al., 1994; Staudinger & Bluck, 2001), и то, где находится средний возраст, зависит от рассматриваемого измерения.Некоторые процессы идут по нисходящей траектории, а другие — по восходящей. Что касается эмоционального развития, существует последовательная картина более позитивных эмоций в дальнейшей жизни, известная как эффект позитивности и часто связанная с адаптивным регулированием эмоций (Carstensen & Mikels, 2005; Stone, Schwartz, Broderick & Deaton, 2010). . Тем не менее, большая часть этой работы по позитивности не учитывает средний возраст; таким образом, полная возрастная траектория неизвестна, и неясно, существует ли линейная или нелинейная закономерность во взрослой жизни.

Возможно, самый известный вывод о благополучии среднего возраста заключается в том, что удовлетворенность жизнью находится на низком уровне в среднем возрасте, что часто называют U-образным изгибом (Blanchflower & Oswald, 2008). Результаты ряда крупных опросов, в которых участвовали взрослые молодого, среднего и старшего возраста, показали, что самые низкие точки удовлетворенности жизнью в жизненном цикле были у лиц в возрасте от 30 до 60 лет (Blanchflower & Oswald, 2008; Clark & ​​Oswald, 2006; Stone et al., 2010; Ulloa, Møller, & Sousa-Poza, 2013).Эта модель среднего возраста в нижней части кривой счастья или удовлетворенности жизнью часто интерпретируется как свидетельство кризиса среднего возраста (Economist, 2010). Недавние исследования показали, что U-образный изгиб может отражать когортные различия, указывая на то, что люди, родившиеся в определенное время (например, когорта бэби-бумеров), могли пережить определенные жизненные события, которые влияют на их благополучие (Sutin et al., 2013 ; Ян, 2008). Есть некоторые свидетельства того, что только оценочное измерение благополучия, удовлетворенности жизнью достигает нижней точки в среднем возрасте (Stone et al., 2010). Напротив, гедонистические аспекты, в том числе счастье и положительный аффект, находятся на восходящей траектории от юности к старости, о чем свидетельствует позитивный эффект. А в области эвдемонического благополучия цель в жизни и личностный рост снижаются, в то время как автономия и позитивные отношения возрастают в зрелом возрасте (Ryff, 1995).

U-образный паттерн также проявлялся в конкретной области удовлетворенности браком, в которой нижняя точка приходится на годы деторождения и воспитания (Bradbury, Fincham, & Beach, 2000), с восстановлением после того, как дети уезжают. домой (VanLaningham, Johnson, & Amato, 2001).Однако недавние результаты показывают, что отсутствие детей как таковое ведет к снижению удовлетворенности жизнью в средние годы (Deaton & Stone, 2014).

Данные исследования MIDUS согласуются с положительным эффектом для положительного и отрицательного аффекта (Mroczek & Kolarz, 1998) и с тенденцией U-образного изгиба для удовлетворенности жизнью (Lachman, Röcke, Rosnick, & Ryff, 2008). Поперечная работа с данными первой волны показала, что положительный аффект достиг своего пика в пожилом возрасте, а отрицательный аффект был самым низким в старости (Mroczek & Kolarz, 1998).Нас интересовало, будет ли положительный эффект присутствовать как в аффективных (т. показывая средний возраст как самую низкую точку в тенденциях U-образного изгиба.

Картина среднего возраста в этом продольном контексте отличается от результатов поперечного сечения тем, что это средние годы, возраст от 40 до 60 лет, которые являются лучшими при рассмотрении 10-летних изменений (см.).Как показано на верхней панели, люди в возрасте 50 лет показали усиление положительного аффекта за десятилетний период. Те, кому за 60, оставались стабильными, но у людей в возрасте 70 лет наблюдалось значительное снижение положительного аффекта. Для отрицательного аффекта были обнаружены эффекты противоположного направления (не показано). На нижней панели взрослые среднего возраста демонстрируют неизменный уровень удовлетворенности жизнью от 30 до 40 лет и рост удовлетворенности жизнью от 40 до 60 лет.

Средние значения положительного воздействия (верхняя панель) и удовлетворенности жизнью (нижняя панель) в течение 10 лет по возрастным группам Примечание. Звездочки указывают на значительные десятилетние изменения.

С этой точки зрения средний возраст кажется лучшим временем, если рассматривать его в связи с тем, что нас ждет в будущем. Таким образом, рассмотрение положительных и отрицательных аффектов с точки зрения внутриличностных изменений внутри человека свидетельствует о том, что средний возраст является, возможно, более благоприятным периодом для благополучия по сравнению с более статичным взглядом, сфокусированным на возрастных различиях в средних уровнях.

Что касается удовлетворенности жизнью, то в литературе о старении акцент делается на пике, который, кажется, приходится на более поздний период жизни, по сравнению с нижней точкой в ​​среднем возрасте.Результаты исследования MIDUS показывают, что большинство взрослых людей среднего возраста довольны своей жизнью и остаются такими или даже улучшаются в течение 10-летнего периода. Они также ожидают, что их удовлетворение в будущем будет еще выше, и этот оптимизм может мотивировать их на достижение своих целей и стремление к росту или совершенствованию (Lachman et al., 2008). Когда настоящая и будущая удовлетворенность жизнью рассматриваются вместе, средний возраст находится на пересечении пути упадка удовлетворения в будущем и пути постепенного увеличения удовлетворения в настоящем.В то время как настоящее удовлетворение растет и еще не достигло своего пика в среднем возрасте, прогнозируемое удовлетворение будущим снижается и еще не достигло надира, который не наступает до старости (Ryff, 1991; Staudinger, Bluck, & Herzberg, 2003). Как в раннем, так и в среднем возрасте будущее выглядит ярче, чем настоящее. Напротив, в пожилом возрасте, хотя нынешняя удовлетворенность жизнью находится на пике, ожидается, что будущее будет хуже (см.).

Средства для удовлетворения текущей и будущей жизни по возрастным группам на момент времени 1

Изменчивость и пластичность

Большая часть работы по возрастным различиям в благополучии сосредоточена на средних рейтингах, которые отражают относительные возрастные тенденции, но не раскрывают вариации внутри возрастных групп.Различия в характеристиках и функционировании в возрастные периоды представляют интерес для понимания диапазона различных процессов и возможных путей к благополучию. Что касается механики когнитивного функционирования, измеряемой такими параметрами, как рассуждение, скорость обработки и память (см. Данные MIDUS, представленные в), взрослые среднего возраста в среднем попадают между более молодыми и старшими; тем не менее, существуют широкие индивидуальные различия внутри возрастных групп, и возрастные распределения частично совпадают. Это говорит о том, что есть люди среднего возраста, чьи когнитивные способности сопоставимы с молодыми людьми, а другие в большей степени напоминают пожилых людей.Хотя данные основаны на поперечных возрастных различиях, закономерности согласуются с продольными данными, показывающими, что механика познания (также известная как подвижный интеллект) в среднем показывает снижение, начиная с среднего возраста (Salthouse, 2009; Singh-Manoux et al. , 2012). Тем не менее, эта вариация вокруг среднего значения позволяет изучить, в какой степени и почему одни стареют быстрее, а другие — более успешно, чем другие.

Нормальная функция плотности вероятности когнитивных баллов для людей младшего, среднего и старшего возраста

Изучение различий в возрастных группах может выявить случаи устойчивости перед лицом проблемы или потенциал для изменений и пластичности, даже когда обстоятельства трудные или неблагоприятный.Рассматривая, например, случай социальных классовых различий, можно многому научиться у тех, кто уязвим и подвержен риску, но, тем не менее, преуспевает или преуспевает, чем ожидалось. Один из таких подходов состоит в том, чтобы посмотреть на регулирующие переменные, которые могут смягчить потенциально негативные последствия для тех, кто подвержен риску плохих результатов. Например, те, у кого низкий уровень СЭС, с точки зрения ограниченного образования, демонстрируют худшую эпизодическую память и с меньшей вероятностью будут заниматься стимулирующей познавательной деятельностью на регулярной основе.В MIDUS мы обнаружили, что частое участие в познавательной деятельности ослабляет различия в SES в памяти, так что те, кто имеет более низкий уровень образования и часто участвует в познавательной деятельности, имеют память, сравнимую с памятью людей с более высоким уровнем образования (Lachman, Agrigoroaei, Murphy, & Тун, 2010). Это свидетельство того, что, несмотря на ограничения, есть возможность для улучшения сверх того, что может быть типичным или средним уровнем для своих коллег, демонстрирует форму пластичности.Такая пластичность может действовать на нервном или поведенческом уровнях и отражает представление о том, что существует возможность для изменений и улучшений, выходящих за рамки существующих уровней функционирования или производительности. Представление о том, что в зрелом возрасте можно обратить вспять физический или психологический ущерб, связанный с невзгодами раннего возраста, приобретает все большее значение и интерес (Национальный институт старения, 2012 г.).

Защита и устойчивость: мультисистемный подход

Хотя многие процессы упадка уже идут полным ходом в среднем возрасте, существуют возможности минимизировать или замедлить дальнейшее снижение с помощью защитных ресурсов.Они могут включать комбинацию факторов адаптивного образа жизни и изменяемых психосоциальных и поведенческих факторов, которые могут уменьшить проблемы со здоровьем и ограничить ухудшение состояния, помимо пагубного воздействия традиционных физических факторов риска. Те, кто подвержен риску проблем со здоровьем (например, из семей с низким уровнем СЭС), могут проявлять стойкость путем поддержания, восстановления или улучшения здоровья после вызова (Ryff et al., 2012). Есть возможность для пластичности и контроля над старением в среднем возрасте — периоде времени, в котором все еще существует огромный потенциал для изменения функции мозга и физических способностей.Даже те, кто наиболее уязвим к спадам, могут извлечь выгоду из вмешательств, которые могут снизить риски упадка и болезней.

Существует множество потенциальных факторов риска и защитных факторов для здоровья и благополучия в дальнейшей жизни. Факторы риска включают курение, неправильное питание, ожирение и одиночество (Kremen, Lachman, Pruessner, Sliwinski, & Wilson, 2012). К защитным факторам относятся активный образ жизни, физические упражнения, социальная поддержка и позитивные убеждения, такие как чувство контроля (Kremen et al., 2012). Многие исследования сосредоточены на одном конкретном риске или защитном факторе. Когда они действительно рассматривают несколько факторов, они обычно все включаются в модель одновременно для изучения их уникального вклада. Тем не менее, эти факторы возникают одновременно, и, учитывая их чистые эффекты, возможно, они не отражают их полный, аддитивный вклад. Подход, который мы приняли, состоит в том, чтобы контролировать факторы риска и рассматривать несколько защитных факторов как совокупность, то есть изучать их вклад в совокупности. Этот комбинированный подход показывает, в какой степени один или несколько факторов имеют значение и является ли какая-либо конкретная комбинация факторов наиболее адаптивной (Lachman & Agrigoroaei, 2010).Также можно исследовать смягчающие эффекты защитного композита. Хотя защитный фактор может быть полезным в целом, возможно, что эффекты различны, принося пользу некоторым больше, чем другим. Было показано, что адаптивное поведение и психосоциальные ресурсы влияют на здоровье и благополучие. Тем не менее, самые большие преимущества были обнаружены для тех, кто подвергается наибольшему риску, например, для тех, кто переживает невзгоды в раннем детстве или с низким уровнем образования в зрелом возрасте (Ryff et al., 2012).

Хотя люди с низким уровнем СЭС подвержены риску и уязвимы для ускоренного старения, они также могут реагировать на психосоциальные и поведенческие изменения. «Дифференциальная восприимчивость» относится к индивидуальным различиям в реакции на невзгоды (Национальный институт старения, 2012). Это предполагает, что те же атрибуты, которые делают человека особенно чувствительным к невзгодам, могут также сделать его или ее более восприимчивым к поддерживающим вмешательствам, призванным нейтрализовать последствия невзгод.Во многих областях имеются данные о том, что те, кто подвержен риску неблагоприятных исходов старения, больше всего выигрывают от психосоциальных модераторов (Lachman & Weaver, 1998; Miller, Lachman, et al., 2011; Ryff et al., 2012; Turiano , Chapman, Agrigoroaei, Infurna, & Lachman, в печати). Это может быть отчасти потому, что у этих людей больше возможностей для улучшения, а также потому, что они могут быть более мотивированы к изменениям.

В MIDUS мы обнаружили, что комбинация нескольких адаптивных факторов (например,грамм. чувство контроля, физические упражнения, социальная поддержка) защищают от 10-летнего ухудшения когнитивного и функционального здоровья (Agrigoroaei & Lachman, 2011; Lachman & Agrigoroaei, 2010). Аналогичным образом Puterman et al. (2013) обнаружили, что комбинированное воздействие нескольких факторов играет буферную роль для здоровья. Они обнаружили, что регулирование здоровых эмоций, сильные социальные связи и позитивное поведение в отношении здоровья (сон и физические упражнения) предсказывают длину теломер лейкоцитов (LTL) и смягчают ранее продемонстрированные связи между диагнозом депрессии и LTL.Теломеры — это биологические маркеры клеточного старения, которые укорачиваются с возрастом человека (Epel et al., 2004). Таким образом, есть свидетельства того, что сочетание адаптивных поведенческих факторов может влиять на биологический ход старения. Разнонаправленность и изменчивость изменений, а также потенциал пластичности и устойчивости в среднем возрасте являются важными характеристиками, которые определяют решающий характер этого периода на жизненном пути. Далее мы рассмотрим три проявления этой ключевой позиции: (а) уравновешивание роста и упадка, (б) связь между более ранними и поздними периодами жизни и (в) соединение молодых и старших поколений.

Средний возраст на пересечении роста и спада

Перспектива продолжительности жизни рассматривает изменения как динамические, и в любой возрастной период происходят как выигрыши, так и потери. По мере старения происходит сдвиг в балансе выигрышей и потерь, поэтому обычно ожидается, что выигрыши будут выше пропорционально потерям в детстве и раннем взрослении (Heckhausen, Dixon, & Baltes, 1989). Ожидается, что в пожилом возрасте соотношение изменится на противоположное, и потери будут выше, чем прибыли. Средний возраст с этой разнонаправленной точки зрения можно рассматривать как поворотный период в жизненном пути с точки зрения смещения акцента на поддержание и стабильность функционирования (Baltes et al., 2006; Mustafic & Freund, 2013).

Многомерное, мультисистемное представление рассматривает траектории между доменами. Эта точка зрения подчеркивает, что средний возраст находится на пересечении путей роста и упадка, как показано на рис.

Пересечение роста и спада в среднем возрасте

Средний возраст занимает уникальное место в том смысле, что он не находится ни в нижней, ни в верхней точке этих траекторий. С одной стороны, например, счастье идет вверх. Напротив, многие когнитивные и физические функции, включая скорость обработки данных, память, функцию легких и мышечную массу, находятся на нисходящем пути.У среднего возраста есть несколько уникальных преимуществ на протяжении всей жизни с сопоставлением достижений и потерь.

Взаимосвязь роста и упадка широко изучалась в сфере интеллекта (Baltes et al., 2006). Классические изображения подвижного и кристаллизованного интеллекта (Salthouse, 2010) или механики и прагматики интеллекта (Baltes et al., 2006) показывают, что одно измерение интеллекта увеличивается, а другое уменьшается на протяжении взрослой жизни. График опыта и связанных со знаниями способностей на пути вверх, наряду с приобретением новых знаний, особенно в ускоренных условиях, на пути вниз, показывает, что восходящие и нисходящие траектории пересекаются в среднем возрасте (Salthouse, 2010).Способность принимать финансовые решения достигает пика в среднем возрасте, поскольку эти навыки извлекают выгоду из актуального для предметной области опыта и знаний, накопленных в среднем возрасте, даже если более общие когнитивные процессы находятся в упадке. Хотя у тех, кто моложе, более быстрая когнитивная обработка, у них нет соответствующего опыта финансового выбора. А те, кто в более позднем возрасте, несмотря на дополнительные годы опыта, становятся жертвами снижения исполнительной функции и рабочей памяти (Agarwal, Driscoll, Gabaix, & Laibson, 2009).Таким образом, средний возраст, на пересечении восходящих и нисходящих когнитивных траекторий, находится в особенно выгодном положении с точки зрения баланса сильных сторон и ограничений.

До настоящего времени мало внимания уделялось интеграции траекторий в разных сферах для более целостного изображения среднего и более позднего взросления. Существуют как поперечные, так и продольные данные о том, что когнитивное функционирование (Salthouse, 2010) и функциональное здоровье (Freedman, Martin, & Schoeni, 2002; Seeman, Merkin, Crimmin, & Karlamangla, 2010) ухудшаются с возрастом.Напротив, счастье и удовлетворенность жизнью имеют тенденцию к росту от среднего возраста к старости. Основываясь на данных MIDUS, мы видим доказательства того, что было названо парадоксом старения (см.). В литературе упор делается на более поздние годы, а не на средний возраст, поскольку благополучие и счастье неожиданно достигают пика в пожилом возрасте, несмотря на сопутствующее снижение когнитивных и физических функций. В среднем возрасте, когда счастье находится на подъеме, но еще не на пике, биологические процессы все еще находятся в умеренном диапазоне и идут вниз.С этой многомерной точки зрения средний возраст становится благоприятным периодом с точки зрения изменения траекторий, когда одни области находятся на подъеме, а другие — на спаде, что предполагает благоприятный баланс между областями. Есть возможность компенсировать спад в одной области за счет активов из других сильных сторон (Baltes et al., 2006).

Парадокс старения: Z-баллы для когнитивной деятельности, физического здоровья и удовлетворенности жизнью по возрастным группам во время 2

Управляемость в среднем возрасте

Один из примеров компромиссов, связанных с ростом и спадом, — это работа по контролю верования.Жизнь посередине часто бывает сложной, но она также может быть чрезвычайно полезной. Взрослые, находящиеся в середине, обычно чувствуют себя перегруженными из-за того, что у них слишком много дел и не хватает времени. Это, естественно, время подвергнуть сомнению сделанный выбор и предпринятые пути. Вдобавок к этому начинают происходить физические изменения и провалы в памяти, и на первый план выходят реалии стареющего тела и разума. У всех этих переживаний есть один общий знаменатель; они бросают вызов основной потребности человека в контроле. Исследования показывают, что чувство контроля — один из ключевых ингредиентов здоровья и счастья (Lachman, Neupert, & Agrigoroaei, 2011; Lachman, Röcke, & Rosnick, 2009; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011).Однако средние годы жизни — это время, когда многие чувствуют себя неуправляемыми и беспомощными, а низкая управляемость может быть основным источником стресса (Dickerson & Kemeny, 2004).

Средние годы — это время, когда чувство контроля постоянно проверяется множеством требований и обязанностей, а также накапливающимися признаками физического и когнитивного старения. Напротив, молодые люди с большей вероятностью будут чувствовать себя неуязвимыми, находящимися в центре вселенной, неустрашимыми перед препятствиями, возможно, нереалистичными в их предполагаемом контроле и не подозревающими о процессах старения.В центре внимания молодежи — понять, чем они хотят заниматься в жизни, и она способна игнорировать неудачи и идти на риск. Как правило, им не нужно беспокоиться ни о ком, кроме себя, и обычно есть кто-то еще (родители, учителя, друзья), которые могут вмешаться, чтобы помочь в случае необходимости. В средние годы все сильно меняется. Поскольку эгоизм больше не является единственным центром внимания, у тех, кто находится в середине, есть другие, о которых нужно думать, и их время сильно разделено и разбросано. Хотя контроль, кажется, ослабевает, то, как протекают средние годы, в значительной степени находится в ваших руках.Это осознание может быть одновременно пугающим и освобождающим, поскольку те, кто находится посередине, сталкиваются с необходимостью брать на себя обязанности и совмещать их в нескольких сферах (Lachman, 2004).

Есть два основных источника контроля на протяжении всего взрослого возраста, один демонстрирует достижения, а другой — потери, и средний возраст находится на перекрестке этих траекторий (Lachman et al., 2009). Усиление контроля достигается за счет приобретения опыта, развития мастерства, достижения пика знаний, компетентности и опыта. В то же время наблюдается снижение функциональности, производительности и производительности, а также возрастают ограничения, связанные со старением.Снижение контроля связано с препятствиями и ограничениями, включая неожиданные события, такие как ухудшение здоровья и потеря близких, число которых увеличивается с возрастом. Важно распознавать и интегрировать оба аспекта контроля, чтобы оставаться на правильном пути и сохранять равновесие. Главное — найти способы компенсировать или противодействовать потерям и упадкам, используя активы, сильные стороны и навыки. Недавние результаты показывают, что представления о контроле в среднем возрасте могут иметь долгосрочные последствия для здоровья (Gerstorf, Röcke, & Lachman, 2011; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011) и даже риск смерти (Turiano et al., под давлением). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, существует ли адаптивная комбинация личного мастерства и предполагаемых ограничений, то есть признание сильных и слабых сторон с точки зрения контроля.

Связи между ранним и поздним периодом жизни

Рассмотрение как дистальных, так и проксимальных влияний на развитие может помочь пролить свет на природу среднего возраста. Есть свидетельства того, что переживания в детстве могут повлиять на здоровье и благополучие даже спустя много лет в среднем возрасте.В то же время существует некоторая прерывистость и, следовательно, возможность для изменений и устойчивости (Fox, Zeanah, & Nelson, 2012). Более того, в соответствии с поворотным периодом опыт среднего возраста также может иметь долгосрочные последствия для более поздней жизни.

Влияние раннего возраста на средний возраст

Хотя большая часть работы по развитию сосредоточена на детстве и подростковом возрасте, подход, основанный на продолжительности жизни, включает в себя взрослые годы. Один из подходов к интеграции на протяжении всей жизни — исследовать связи между более ранними, средними и поздними периодами жизни.Детские характеристики, поведение и жизненный опыт имеют долгосрочные последствия для здоровья в среднем возрасте. Эти данные получены в результате продольных исследований, а также перекрестного анализа ретроспективных отчетов. Большая часть работы посвящена невзгодам детства и их последствиям для благополучия во взрослом возрасте, а также защитным эффектам личности (например, Hampson, Edmonds, Goldberg, Dubanoski, & Hillier, 2013). Исследование с использованием выборки MIDUS показало, что развод и смерть родителей в детстве до 17 лет были связаны со здоровьем и благополучием в среднем возрасте (Maier & Lachman, 2000).Развод родителей предсказывает ухудшение здоровья как мужчин, так и женщин среднего возраста по сравнению с теми, кто живет в семьях. Для женщин смерть родителей в детстве или подростковом возрасте была связана с более высокой вероятностью депрессии. Знание о том, что ранние невзгоды имеют долгосрочные последствия, может привести к различным курсам действий. Один из вариантов — рассмотреть вопрос о том, обратимы ли эффекты в результате вмешательств в среднем возрасте. Другой подход — как можно раньше проводить профилактические мероприятия, чтобы свести к минимуму долгосрочные последствия.

Миллер, Чен и Паркер (2011) предлагают модель «биологического включения невзгод детства», которая постулирует, что стресс, возникающий в чувствительные периоды развития, со временем влияет на системы организма через воспалительные реакции и плохую саморегуляцию. Они исследовали стресс в детстве из-за плохого родительского лечения и низкого SES как влияющих на более поздний риск различных заболеваний, включая инсульт, артрит и сердечно-сосудистые заболевания. Модель «токсического стресса» Шонкова также предполагает, что отрицательный стресс в раннем детстве может накапливаться со временем и влиять на состояние здоровья в зрелом возрасте (Shonkoff, Boyce, & McEwen, 2009).Эти модели предполагают, что детство представляет собой уязвимую стадию, на которой такие факторы стресса, как плохое обращение или низкий SES, могут повлиять на развивающуюся иммунную систему и привести к усилению воспаления. Таким образом, повышенный уровень стресса в детстве может подвергать людей более высокому риску хронических заболеваний и когнитивных нарушений во взрослом возрасте (Shonkoff & Garner, 2012).

Низкое СЭС в детстве связано с более высоким риском метаболического синдрома в среднем возрасте, чем у людей с высоким СЭС в детстве (Miller, Lachman, et al., 2011). Низкое СЭС в детстве также связано с более высокой аллостатической нагрузкой, то есть большей дисрегуляцией во многих биологических системах, связанных с хроническим стрессом, во взрослом возрасте, по сравнению с теми, у кого высокий уровень СЭС (Chen, Miller, Lachman, Gruenewald, and Seeman, 2012). Тем не менее, эти исследования предоставляют некоторые доказательства того, что воздействие неблагоприятных условий детства на здоровье может быть обращено вспять с помощью таких факторов, как поддерживающие отношения или адаптивное отношение.

Хотя негативный детский опыт может иметь разрушительные последствия на протяжении всей жизни, это не предопределено.Несмотря на долгосрочное влияние, в среднем возрасте существует вероятность обратимости и выздоровления, даже если лишения привели к серьезным последствиям. Некоторые из тех, кто в молодости пережил невзгоды, устойчивы и способны хорошо приспосабливаться. Пути от раннего возраста до взрослой жизни разнообразны, поэтому не всегда возможно предсказать, кто будет хорошо жить в среднем возрасте, исходя из более ранней жизни.

Хотя проблемы в детстве могут потенциально подвергнуть взрослых среднего возраста более высокому риску негативных долгосрочных последствий для здоровья, конкретные стратегии выживания могут помочь минимизировать долгосрочное повреждение этих факторов стресса, что приведет к обратимости последствий ранних невзгод.Chen, Miller, Lachman, Gruenewald и Seeman (2012) обнаружили, что взрослые, у которых в детстве был низкий SES, имели более низкую аллостатическую нагрузку при использовании стратегий смены и сохранения по сравнению со взрослыми с низким SES, которые этого не делали. Это включает в себя смещение (приспособление к стрессовым факторам посредством когнитивной переоценки и регуляции эмоций) и упорство (выносливость с силой, удерживая надежды на будущее). Предполагается, что это сочетание смены и настойчивости подходов к борьбе с факторами жизненного стресса снижает физиологические реакции на острый стресс и тем самым смягчает долгосрочное прогрессирование патогенных процессов, которые могут привести к хроническим заболеваниям в среднем возрасте (Chen et al., 2012). Другие данные свидетельствуют о том, что положительный опыт в детстве, такой как заботливая и поддерживающая мать, может смягчить негативное влияние низкого социального класса на метаболический синдром в среднем возрасте (Miller et al., 2011). Аналогичные данные получены из лонгитюдного исследования, проведенного в Финляндии, в котором способность к самоконтролю в детстве была связана с благополучием в среднем возрасте, и эта связь была опосредована положительными социальными сетями (Pulkkinen, Lyyra, & Kokko, 2011).

Предсказатели среднего возраста для более позднего периода жизни

Мы отметили примеры долгосрочного влияния опыта раннего возраста на функционирование в среднем возрасте.Есть также свидетельства того, что то, что происходит в среднем возрасте, может иметь долгосрочное влияние на характер старения. Те, кто ведет здоровый образ жизни на протяжении всей взрослой жизни, вероятно, извлекут пользу из этого в более поздней жизни. Напротив, тем, кто ведет рискованное или опасное для здоровья поведение во взрослом возрасте, суждено иметь больше трудностей в старости. Например, у тех, кто тренируется и находится в хорошей форме в среднем возрасте, когнитивные функции в более позднем возрасте лучше (Chang et al., 2010) и ниже риск деменции (DeFina et al., 2013). С другой стороны, было обнаружено, что наличие сильного стресса в среднем возрасте является предиктором инвалидности в пожилом возрасте (Kulmala et al., 2013). В исследовании MIDUS мы обнаружили, что те, кто поддерживали социальные отношения, регулярно занимались физическими упражнениями и позитивно относились к контролю в среднем возрасте, были лучше способны поддерживать свое функциональное здоровье и когнитивные навыки в течение 10-летнего периода, и чем больше из этих положительных факторов , тем лучше (Lachman & Agrigoroaei, 2010). Аналогичные результаты долгосрочного аддитивного эффекта были получены в ходе длительного исследования британских государственных служащих, проведенного Уайтхоллом.Они показали, что чем больше вы ведете здорового образа жизни в среднем возрасте, тем лучше здоровье и когнитивные функции в более позднем возрасте (Sabia et al., 2012).

Роли среднего возраста — между молодым и старшим поколениями

Благополучие молодых и пожилых людей дома, на рабочем месте и в обществе в целом во многом зависит от стабильности людей среднего возраста. Хорошо задокументировано, что люди среднего возраста часто участвуют в уходе и поддержке своих детей, а также своих родителей (Pinquart & Sörensen, 2007).Эти множественные роли могут вызывать стресс и сказываться на психическом и физическом здоровье людей среднего возраста (Pinquart & Sörensen, 2003, 2005). Тем не менее, семейное счастье и благополучие во многом зависят от способности людей среднего возраста брать на себя эти многочисленные роли и быть плодотворными (An & Cooney, 2006).

Родители детей с ограниченными возможностями ежедневно испытывают больше стрессоров и больше случаев негативного воздействия, а их уровень кортизола в течение дня снижается медленнее (что свидетельствует о хроническом стрессе), чем у родителей детей, не имеющих инвалидности (Зельцер и др., 2009). Стресс, связанный с уходом, также может привести к ускоренному старению у тех, кто ухаживает за хронически больными детьми, что определяется длиной теломер (Epel et al., 2004). Продолжительность ухода за больными (т.е. продолжительность хронического стресса) напрямую связана с длиной теломер. Больше времени, проведенного в качестве опекуна, было связано с более короткими теломерами, даже с учетом возраста. Базовый уровень активности теломеразы, фермента, связанного с длиной теломер, для лиц, осуществляющих уход, был ниже, чем у лиц, не осуществляющих уход, хотя активность теломеразы в группах ухода и контроля увеличивалась аналогичным образом в ответ на стресс (Epel et al., 2010). Пилотное исследование Lavretsky et al. (2013) обнаружили, что лица, ухаживающие за людьми с деменцией, которые занимались медитацией, показали как увеличение активности теломеразы, так и улучшение психического здоровья по сравнению с контрольной группой, практикующей расслабление.

Стресс, испытываемый родителями, также может повлиять на ребенка в раннем возрасте. Например, материнские симптомы депрессии в младенчестве могут влиять на проявление детьми депрессивных симптомов в детстве и подростковом возрасте (Bureau, Easterbrooks, & Lyons-Ruth, 1999; Goodman & Gotlib, 1999).Эта работа показывает важность решения проблем психического здоровья лиц, осуществляющих уход, чаще всего людей среднего возраста. Если опекун не получает адекватной медицинской помощи или другой поддержки, это может отрицательно сказаться на благополучии как опекуна, так и тех, за кого он несет ответственность.

Примечательно, что стрессоры, связанные с уходом, не всегда приводят к отрицательным результатам. Например, есть некоторые свидетельства того, что благополучие родителей детей с ограниченными возможностями может быть сопоставимо с уровнем благополучия родителей здоровых детей, что указывает на возможности устойчивости и адаптивных реакций на стресс, связанный с воспитанием детей (Зельцер, Краусс, Чой и Хонг , 1996; Ван Рипер, Рифф и Придхэм, 1992).Потенциал устойчивости в стрессовых обстоятельствах, таких как уход, представляет большой интерес для понимания среднего возраста (Fox et al., 2012; Ryff et al., 2012).

Людей среднего возраста часто называют поколением сэндвичей (Miller, 1981). Эта фраза относится к родителям среднего возраста, которые в той или иной форме обеспечивают уход, финансовую поддержку или эмоциональную поддержку как младшим взрослым детям, так и пожилым родителям (Pierret, 2006; Spillman & Pezzin, 2000). Pew Group сообщает, что в 2012 году более 47% взрослых в возрасте от 40 до 59 лет, воспитывающих или поддерживающих ребенка, также имели одного из родителей старше 65 лет (Taylor, Parker, Patten, & Motel, 2013).Этот процент свидетельствует о том, что сегодня большое количество родителей среднего возраста подвергаются воздействию потенциальных факторов стресса из-за множества ответственных ролей. Те, кто находится в середине, могут нести ответственность за два поколения людей (своих детей и родителей), а также выполнять рабочие роли вне дома (Marks, 1998). Фактически, отчет Pew (Taylor et al., 2013) показал, что 38% сообщают, что и их взрослые дети, и их родители полагаются на них в плане эмоциональной поддержки. Эти семьи с «высоким обменом», в которых родители привержены заботе о своих детях, а также помогают пожилым родителям, скорее всего, продемонстрируют высокий уровень семейной солидарности (Grundy & Henretta, 2006).Таким образом, взрослые среднего возраста, служащие связующим звеном между детьми младшего возраста и пожилыми родителями, потенциально могут извлечь выгоду из взаимного обмена помощью и поддержки между поколениями в своей семейной сети.

Мало того, что люди среднего возраста влияют на благополучие тех, о ком они заботятся, на их собственное благополучие также влияют обстоятельства членов их семей. Собственное чувство благополучия взрослых людей среднего возраста часто связано с их оценками социальных и личных приспособлений своих детей после того, как они покинули дом.Родители, которые чувствуют, что их дети успешно адаптировались, имеют более высокое чувство благополучия, поскольку они чувствуют, что успешно достигли своих родительских целей (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Это говорит о том, что существует несколько областей, в которых взрослый среднего возраста может испытывать стресс, но есть также возможности почувствовать себя выполненным с чувством мастерства и удовлетворения своей ролью. Действительно, есть свидетельства того, что взрослые среднего возраста способны извлекать уроки из стрессового опыта и могут найти смысл или испытать рост перед лицом невзгод (Aldwin, Sutton, & Lachman, 1996).

Резюме и направления на будущее

Мы изображаем средний возраст как центральный, поворотный период на протяжении всей жизни. Он попадает в критический момент путей роста и спада, обеспечивая конвергенцию и интеграцию прибылей и убытков. Размещение среднего возраста на пересечении восходящих и нисходящих траекторий во многих областях может привести к оптимальному балансу сильных и слабых сторон. Средний возраст также является отличным периодом для связей между более ранними и поздними периодами жизненного цикла.Это работает на индивидуальном уровне, связывая детский опыт со здоровьем среднего возраста и образ жизни в среднем возрасте со здоровьем в пожилом возрасте. Это также проявляется на межличностном уровне и на уровне поколений через такие роли, как воспитание, уход и наставничество.

Функционирование в любом возрасте изменчиво и гибко, и есть огромные возможности для модификации. Это может происходить с помощью профилактических или лечебных мероприятий. Существует множество доказательств пластичности на поведенческом и нервном уровнях в зрелом возрасте и старше.Доказательства устойчивости в контексте вызовов и возможности изменить обстоятельства и способ их оценки на индивидуальном или групповом уровне обнадеживают, поскольку они предлагают новые направления и возможности в любом возрасте. Инвестиции в понимание способов оптимизации среднего возраста также могут иметь далеко идущие последствия для людей моложе и старше.

За последние двадцать лет с помощью репрезентативных лонгитюдных исследований, таких как MIDUS, мы начали больше понимать о среднем возрасте в контексте жизненного цикла.Тем не менее, предстоит еще многое узнать. Мы мало знаем о том, относятся ли текущие результаты к конкретным исследуемым когортам или культурам. Необходимы более интернациональные, межкультурные и межпоколенческие перспективы, чтобы пролить свет на универсалии и степень, в которой наша текущая база знаний может быть обобщена во времени и месте.

Перспективным направлением будущих исследований среднего возраста является рассмотрение того, как повседневный опыт встроен в контекст долгосрочных изменений (Charles, Piazza, Mogle, Sliwinski, & Almeida, 2013; Hahn & Lachman, в печати).Такой подход дает возможность изучить процессы изменений на нескольких уровнях и в разных временных масштабах (Sliwinski, Almeida, Smyth, & Stawski, 2009), чтобы изучить взлеты и падения повседневной жизни в контексте множества ролей и обязанностей, а также то, как это бремя и активы накапливаются с течением времени, чтобы создать дифференциальные траектории в долгосрочной перспективе.

Благодарности

Подготовка данной статьи была поддержана грантами NIA # PO1AG20166 и RO1AG17920.

Сноски

Примечание автора: этот документ основан на приглашенном обращении на собраниях ISSBD, июль 2012 г., Эдмонтон, Альберта

Ссылки

  • Agarwal S, Driscoll JC, Gabaix X, Laibson DI.Возраст разума: финансовые решения в течение жизненного цикла с последствиями для регулирования. Брукингские документы по экономической деятельности. 2009; 2: 51–117. DOI: 10.1353 / eca.0.0067. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Agrigoroaei S, Lachman ME. Когнитивное функционирование в среднем и пожилом возрасте: комбинированное воздействие психосоциальных и поведенческих факторов. Журналы геронтологии, серия B: Психологические и социальные науки. 2011; 66B: 130–140. DOI: 10.1093 / geronb / gbr017. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Олдвин К.М., Левенсон М.Р.Стресс, совладание и здоровье в среднем возрасте: перспективы развития. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник развития среднего возраста. Нью-Йорк: John Wiley & Sons; 2001. С. 188–214. [Google Scholar]
  • Олдвин К.М., Саттон К.Дж., Лахман М.Э. Развитие копинг-ресурсов в зрелом возрасте. Журнал личности. 1996; 64: 837–871. [PubMed] [Google Scholar]
  • Алмейда Д.М., Хорн М.С. Является ли повседневная жизнь более напряженной в среднем зрелом возрасте? В: Brim OG, Ryff CR, Kessler RC, редакторы. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. С. 425–451. [Google Scholar]
  • An JS, Cooney TM. Психологическое благополучие в среднем и позднем возрасте: роль развития генеративности и отношений между родителями и детьми на протяжении всей жизни. Международный журнал поведенческого развития. 2006; 30: 410–421. DOI: 10.1177 / 0165025406071489. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Baltes PB, Lindenberger U, Staudinger UM. Теория продолжительности жизни в психологии развития. В: Лернер Р.М., редактор. Справочник по детской психологии: Теоретическая модель развития человека.6. Vol. 1. Хобокен, Нью-Джерси: Уайли; 2006. С. 569–664. [Google Scholar]
  • Blanchflower DG, Oswald AJ. Является ли благополучие U-образным на протяжении жизненного цикла? Социальные науки и медицина. 2008; 66: 1733–1749. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bradbury TN, Fincham FD, Beach SRH. Исследование природы и детерминант удовлетворенности браком: обзор десятилетия. Журнал брака и семьи. 2000: 964–980. [Google Scholar]
  • Brim OG, Ryff CD, Kessler RC. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. [Google Scholar]
  • Bureau JF, Easterbrooks MA, Lyons-Ruth K. Симптомы материнской депрессии в младенчестве: уникальный вклад в развитие депрессивных симптомов у детей в детстве и подростковом возрасте? Развитие и психопатология. 1999; 21: 519–537. DOI: 10.1017 / S095457940

    85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Carstensen LL, Mikels JA. На пересечении эмоций и познания: старение и эффект позитива. Современные направления психологической науки.2005. 14: 117–121. DOI: 10.1111 / j.0963-7214.2005.00348.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чанг М., Йонссон П.В., Снаедал Дж., Бьорнссон С., Сачински Дж. С., Аспелунд Т., Лаунер Л. Дж.. Влияние физической активности среднего возраста на когнитивные функции пожилых людей: исследование AGES-Reykjavik. Журналы геронтологии, серия A: биологические и медицинские науки. 2010; 65: 1369–1374. DOI: 10.1093 / gerona / glq152. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Charles ST, Piazza JR, Mogle J, Sliwinski MJ, Almeida DM.Износ ежедневных стрессоров для психического здоровья. Психологическая наука. 2013; 24: 733–741. DOI: 10.1177 / 0956797612462222. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чен Э, Миллер Г.Э., Лахман М.Э., Грюневальд Т.Л., Зееман Т.Э. Защитные факторы для взрослых от социально-экономических обстоятельств раннего детства: преимущества смены и сохранения при аллостатической нагрузке. Психосоматическая медицина. 2012; 74: 178–186. DOI: 10.1097 / PSY.0b013e31824206fd. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кларк А.Е., Освальд А.Дж.Изогнутая взаимосвязь между субъективным благополучием и возрастом. Рабочий документ PSE № 2006: 29. [Google Scholar]
  • Коэн П. В расцвете сил: изобретение средневековья. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Скрибнер; 2012. [Google Scholar]
  • Cole TR. Путешествие по жизни Культурная история старения в Америке. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1992. [Google Scholar]
  • Дитон А., Стоун А.А. Оценочное и гедонистическое благополучие среди тех, у кого есть дети и нет дома. PNAS. 2014; 111: 1328–1333.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • ДеФина Л.Ф., Уиллис Б.Л., Рэдфорд Н.Б., Гао А., Леонард Д., Хаскелл В.Л., Берри Д.Д. Связь между уровнями кардиореспираторной пригодности в среднем возрасте и деменцией в более старшем возрасте: когортное исследование. Анналы внутренней медицины. 2013; 158: 162–168. DOI: 10.7326 / 0003-4819-158-3-201302050-00005. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дикерсон СС, Кемени МЭ. Острые стрессоры и реакции кортизола: теоретическая интеграция и синтез лабораторных исследований.Психологический бюллетень. 2004. 130: 355–391. DOI: 10.1037 / 0033-2909.130.3.355. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экономист, The. Возраст и счастье: изгиб жизни. The Economist, 16 декабря 2010 г .; [Google Scholar]
  • Эпель Э.С., Блэкберн Э. Х., Лин Дж., Дхабхар Ф. С., Адлер Н. Э., Морроу Д. Д., Коутон Р. М.. Ускоренное укорочение теломер в ответ на жизненный стресс. Труды Национальной академии наук. 2004. 101: 17312–17315. DOI: 10.1073 / pnas.0407162101. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эпель Э.С., Лин Дж., Дхабхар Ф.С., Волковиц О.М., Путерман Э., Каран Л., Блэкберн Э.Динамика активности теломеразы в ответ на острый психологический стресс. Мозг, поведение и иммунитет. 2010; 24: 531–539. DOI: 10.1016 / j.bbi.2009.11.018. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксон Э. Детство и общество. 2. Нью-Йорк: Нортон; 1963. [Google Scholar]
  • Финке М.С., Хьюстон С.Дж., Шарп Д.Л. Балансы ранних бумеров: отличаются ли они от докуммерских? Журнал семейно-экономических проблем. 2005. 27: 542–561. DOI: 10.1007 / s10834-006-9026-7.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Fox NA, Zeanah CH, Nelson CA. Введение в специальный выпуск о влиянии раннего опыта и стресса на мозг и поведенческое развитие. Международный журнал поведенческого развития. 2012; 361 DOI: 10,1177 / 0165025411407149. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фридман В.А., Мартин Л.Г., Шёни РФ. Последние тенденции инвалидности и функционирования среди пожилых людей в Соединенных Штатах: систематический обзор. Журнал Американской медицинской ассоциации.2002; 288: 3137–3146. DOI: 10.1001 / jama.288.24.3137. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freund AM, Ritter JO. Кризис среднего возраста: дебаты. Геронтология. 2009; 55: 582–591. DOI: 10,1159 / 000227322. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Герсторф Д., Рекке С., Лахман М.Э. Антецедент-последующие отношения воспринимаемого контроля со здоровьем и социальной поддержкой: лонгитюдные доказательства междоменных ассоциаций в зрелом возрасте. Журнал геронтологии: психологические науки. 2011; 66B: 61–71.DOI: 10,1093 / geronb / gbq077. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Глик Т., Ливси С.Дж., Уоллис Ф. Арабские цифры Средневековая наука, технология и медицина: энциклопедия. Нью-Йорк: Рутледж; 2005. [Google Scholar]
  • Goodman SH, Gotlib IH. Риск психопатологии у детей матерей с депрессией: модель развития для понимания механизмов передачи. Психологический обзор. 1999; 106: 458–490. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гранди Э., Хенретта Дж.Между пожилыми родителями и взрослыми детьми: новый взгляд на заботу между поколениями, обеспечиваемую «поколением сэндвичей» «Старение и общество». 2006; 26: 707–722. DOI: 10.1017 / S0144686X06004934. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хан Э.А., Лахман МЭ. Повседневный опыт проблем с памятью и контроля: адаптивная роль выборочной оптимизации с компенсацией в контексте снижения памяти. Старение, нейропсихология и познание (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hall GS.Старение, последняя половина жизни. Нью-Йорк: Д. Эпплтон и компания; 1922. [Google Scholar]
  • Hampson SE, Edmonds GW, Goldberg LR, Dubanoski JP, Hillier TA. Сознательность в детстве связана с объективно измеряемым физическим здоровьем взрослых четыре десятилетия спустя. Психология здоровья. 2013; 32: 925–928. DOI: 10.1037 / a0031655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Heckhausen J, Dixon RA, Baltes PB. Прибыли и убытки в развитии на протяжении всей взрослой жизни в восприятии разных возрастных групп.Психология развития. 1989; 25: 109–121. DOI: 10.1037 / 0012-1649.25.1.109. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Infurna FJ, Gerstorf D, Zarit SH. Изучение динамических связей между воспринимаемым контролем и здоровьем: продольные данные о различиях в эффектах в среднем и пожилом возрасте. Психология развития. 2011; 47: 9–18. DOI: 10.1037 / a0021022. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Жак Э. Смерть и кризис среднего возраста. Международный журнал психоанализа. 1965; 46: 502–514.[PubMed] [Google Scholar]
  • Юнг К.Г. Современный человек в поисках души. Нью-Йорк: Harcourt, Brace & World; 1933. [Google Scholar]
  • Kremen WS, Lachman ME, Pruessner JC, Sliwinski M, Wilson R. Механизмы возрастных когнитивных изменений и цели для вмешательства: Социальные взаимодействия и стресс. Журналы геронтологии серии A: биологические и медицинские науки. 2012; 67: 760–775. DOI: 10.1093 / gerona / gls125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kulmala JU, von Bonsdorff MB, Stenholm S, Tormakangas T., von Bonsdorff ME, Nygard C, Rantanen T.Воспринимаемые симптомы стресса в среднем возрасте предсказывают инвалидность в пожилом возрасте: 28-летнее проспективное когортное исследование. Журналы геронтологии: медицинские науки. 2013; 68: 984–991. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лахман МЭ. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: John Wiley & Sons; 2001. [Google Scholar]
  • Lachman ME. Развитие в среднем возрасте. Ежегодный обзор психологии. 2004. 55: 305–331. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Агригороэи С. Содействие функциональному здоровью в среднем и пожилом возрасте: долгосрочные защитные эффекты контрольных убеждений, социальной поддержки и физических упражнений.PLoS ONE. 2010; 5 (10): e13297. DOI: 10.1371 / journal.pone.0013297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Agrigoroaei S, Murphy C, Tun PA. Частая познавательная деятельность компенсирует образовательные различия в эпизодической памяти. Американский журнал гериатрической психиатрии. 2010; 18: 4–10. DOI: 10.1097 / JGP.0b013e3181ab8b62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, James JB. Схема развития среднего возраста: обзор.В: Лахман М.Э., Джеймс Дж. Б., редакторы. Множественные пути развития среднего возраста. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1997. С. 1–17. [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Левкович К., Маркус А., Пэн Ю. Изображения развития среднего возраста среди молодых, средних и пожилых людей. Журнал развития взрослых. 1994; 1: 201–211. DOI: 10.1007 / BF02277581. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Нойперт С.Д., Агригороэи С. Значимость контрольных убеждений для здоровья и старения. В: Schaie KW, Willis SL, редакторы.Справочник по психологии старения. 7. Бостон, Массачусетс: Academic Press; 2011. С. 175–190. [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Реке К., Розник С. Взлет и падение контрольных убеждений в зрелом возрасте: когнитивные и биопсихосоциальные предпосылки и последствия стабильности и изменений за девять лет. В: Bosworth HB, Hertzog C, редакторы. Старение и познание: методологии исследования и эмпирические достижения. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2009. С. 143–160. [Google Scholar]
  • Lachman ME, Röcke C, Rosnick C, Ryff CD.Реализм и иллюзия во временных представлениях американцев об их удовлетворенности жизнью: возрастные различия в восстановлении прошлого и ожидании будущего. Психологическая наука. 2008; 19: 889–897. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2008.02173.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Уивер С.Л. Чувство контроля как модератора социальных классов в отношении здоровья и благополучия. Журнал личности и социальной психологии. 1998. 74: 763–773. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ланг И. А., Ллевеллин Д. Д., Хаббард Р. Э., Ланга К. М., Мельцер Д.Пик доходов и среднего возраста в распространенности распространенных психических расстройств. Психологическая медицина. 2010. 41: 1365–1372. DOI: 10.1017 / S00332002060. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаврецкий Х., Эпель Э.С., Сиддарт П., Назарян Н., Сен-Сир Н., Хальса Д.С., Ирвин М.Р. Пилотное исследование йогической медитации для семейных лиц, ухаживающих за слабоумием с депрессивными симптомами: влияние на психическое здоровье, познавательные способности и активность теломеразы. Международный журнал гериатрической психиатрии. 2013; 28: 57–65. DOI: 10.1002 / GPS.3790. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Левинсон Д. Д., Дэрроу С. Н., Кляйн Э. Б., Левинсон М. Х., Макки Б. Времена года в жизни человека. Нью-Йорк: Кнопф; 1978. [Google Scholar]
  • Maier H, Lachman ME. Последствия ранней потери родителей и разлуки для здоровья и благополучия в среднем возрасте. Международный журнал поведенческого развития. 2000. 24: 183–189. [Google Scholar]
  • Marks NF. Больно ли заботиться? Уход, конфликт между работой и семьей и благополучие среднего возраста.Журнал брака и семьи. 1998. 60: 951–966. [Google Scholar]
  • Миллер Д.А. Поколение «бутербродов»: Взрослые дети пожилого возраста. Социальная работа. 1981; 26: 419–423. DOI: 10,1093 / SW / 26.5.419. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Chen E, Parker KJ. Психологический стресс в детстве и подверженность хроническим заболеваниям старения: переход к модели поведенческих и биологических механизмов. Психологический бюллетень. 2011; 137: 959–997. DOI: 10.1037 / a0024768. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Lachman ME, Chen E, Gruenewald TL, Karlamangla AS, Seeman TE.Пути к устойчивости: материнское воспитание как буфер против воздействия детской бедности на метаболический синдром в среднем возрасте. Психологическая наука. 2011; 22: 1591–1599. DOI: 10.1177 / 0956797611419170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mroczek DK, Kolarz CM. Влияние возраста на положительные и отрицательные эмоции: взгляд на счастье с точки зрения развития. Журнал личности и социальной психологии. 1998. 75: 1333–1349. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mustafic M, Freund AM.Возрастные различия в оценке стабильности развития. Международный журнал поведенческого развития. 2013; 37: 376–386. DOI: 10.1177 / 01650254134. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Национальный институт старения, Отдел поведенческих и социальных исследований. Сеть по обратимости: Можно ли обратить вспять пагубные последствия ранних неблагоприятных экологических факторов у взрослых? 2012 г. Получено с http://www.nia.nih.gov/sites/default/files/nia_reversibility_network_meeting_summary.pdf.
  • Филлипс Дж. А., Робин А. В., Наджент С. Н., Холостой Э.Понимание недавних изменений в уровне самоубийств среди людей среднего возраста: эффекты периода или когорты? Отчеты об общественном здравоохранении. 2010; 125: 680–688. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Pierret CR. «Поколение сэндвичей»: женщины, заботящиеся о родителях и детях. Ежемесячный обзор труда. 2006; 129: 3–9. [Google Scholar]
  • Pinquart M, Sörensen S. Связи стрессоров и подъемов заботы с бременем опекуна и депрессивным настроением: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки.2003. 58: 112–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Соренсен С. Этнические различия в стрессорах, ресурсах и психологических последствиях семейного ухода: метаанализ. Геронтолог. 2005. 45: 90–106. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Соренсен С. Корреляты физического здоровья лиц, осуществляющих неформальный уход: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки. 2007. 62: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пулккинен Л., Лайра А.Л., Кокко К. Является ли социальный капитал посредником между самоконтролем и психологическим и социальным функционированием на протяжении 34 лет? Международный журнал поведенческого развития.2011; 35: 475–481. DOI: 10.1177 / 0165025411422993. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Puterman E, Epel ES, Lin J, Blackburn EH, Gross JJ, Whooley MA, Cohen BE. Мультисистемная устойчивость смягчает связь между большой депрессией и длиной теломер: результаты исследования сердца и души. Интернет-публикация Brain, Behavior, and Immunity, Advance. 2013 г. DOI: 10.1016 / j.bbi.2013.05.008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Робинсон О.К., Райт GRT. Распространенность, типы и предполагаемые результаты кризисных эпизодов в раннем и среднем возрасте: структурированное ретроспективно-автобиографическое исследование.Международный журнал поведенческого развития, предварительная онлайн-публикация. 2013 г. DOI: 10.1177 / 0165025413492464. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD. Возможные «я» в зрелом и пожилом возрасте: рассказ об изменении горизонтов. Психология и старение. 1991; 6: 286–295. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ryff CD. Психологическое благополучие во взрослой жизни. Современные направления психологической науки. 1995; 4: 99–104. DOI: 10.1111 / 1467-8721.ep10772395. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Friedman E, Fuller-Rowell T., Love G, Miyamoto Y, Morozink J, Tsenkova V.Разновидности устойчивости MIDUS. Компас социальной и психологии личности. 2012; 6: 792–806. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2012.00462.x. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. DOI: 10.1037 / 0882-7974.9.2.195. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sabia S, Singh-Manoux A, Hagger-Johnson G, Cambois E, Brunner EJ, Kivimaki M.Влияние индивидуального и совокупного здорового поведения на успешное старение. Журнал Канадской медицинской ассоциации. 2012; 184: 1985–1992. DOI: 10.1503 / cmaj.121080. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Salthouse TA. Когда начинается возрастное когнитивное снижение? Нейробиология старения. 2009. 30: 507–514. DOI: 10.1016 / j.neurobiolaging.2008.09.023. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Salthouse TA. Основные проблемы когнитивного старения. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2010 г.[Google Scholar]
  • Seeman TE, Merkin SS, Crimmin EM, Karlamangla AS. Тенденции инвалидности среди пожилых американцев: Национальные обследования здоровья и питания 1988–1994 и 1999–2004 годов. Американский журнал общественного здравоохранения. 2010; 100: 100–107. DOI: 10.2105 / AJPH.2008.157388. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зельцер М.М., Алмейда Д.М., Гринберг Дж. С., Савла Дж., Ставски Р.С., Хонг Дж., Тейлор Дж. Л.. Психологические и биологические маркеры повседневной жизни родителей детей-инвалидов среднего возраста.Журнал здоровья и социального поведения. 2009; 50: 1–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Зельцер М.М., Краусс М.В., Чой С.К., Хонг Дж. Воспитание взрослых детей с умственной отсталостью в среднем и более старшем возрасте. В: Ryff CD, Зельцер М.М., редакторы. Родительский опыт в среднем возрасте. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1996. [Google Scholar]
  • Sheehy G. Passages. Нью-Йорк: Даттон; 1976. [Google Scholar]
  • Shonkoff JP, Boyce WT, McEwen BS. Неврология, молекулярная биология и корни неравенства в отношении здоровья в детстве: создание новой основы для укрепления здоровья и профилактики заболеваний.Журнал Американской медицинской ассоциации. 2009; 301: 2252–2259. DOI: 10.1001 / jama.2009.754. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shonkoff JP, Garner AS. Последствия невзгод раннего детства и токсического стресса на всю жизнь. Педиатрия. 2012. 129: 232–246. DOI: 10.1542 / peds.2011-2663. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шведер Р.А. Добро пожаловать в средний возраст! (И другие художественные произведения) Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1998. [Google Scholar]
  • Сингх-Ману А., Кивимаки М., Глимор М.М., Эльбаз А., Берр С., Эбмайер К.П., Дугравот А.Время начала когнитивного снижения: результаты проспективного когортного исследования Whitehall II. Британский медицинский журнал. 2012; 2012: d7622. DOI: 10.1136 / bmj.d7622. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сливински М.Дж., Алмейда Д.М., Смит Дж., Ставски Р.С. Внутрииндивидуальные изменения и вариабельность повседневных стрессовых процессов: результаты двух дневниковых исследований. Психология и старение. 2009; 24: 828–840. DOI: 10.1037 / a0017925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Спиллман BC, Pezzin LE.Потенциальные и активные члены семьи, осуществляющие уход: меняющиеся сети и «поколение сэндвичей» The Milbank Quarterly. 2000. 78: 347–374. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Staudinger UM, Bluck S. Взгляд на развитие среднего возраста с точки зрения теории продолжительности жизни. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: John Wiley & Sons; 2001. С. 3–39. [Google Scholar]
  • Staudinger UM, Bluck S, Herzberg PY. Оглядываясь назад и заглядывая в будущее: возрастные различия взрослых в согласованности диахронных оценок субъективного благополучия.Психология и старение. 2003; 18: 13–24. DOI: 10.1037 / 0882-7974.18.1.13. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stone AA, Schwartz JE, Broderick JE, Deaton A. Снимок возрастного распределения психологического благополучия в Соединенных Штатах. Труды Национальной академии наук. 2010; 107: 9985–9990. DOI: 10.1073 / pnas.1003744107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сутин А.Р., Терраччиано А., Миланески И., Ан И., Ферруччи Л., Зондерман А.Б. Влияние когорты на благосостояние: наследие экономических трудностей.Психологическая наука, 2013 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор П., Паркер К., Паттен Е., Мотель С. Поколение сэндвичей: рост финансового бремени для американцев среднего возраста. 2013 г. Получено с веб-сайта Pew Research Center: http://www.pewsocialtrendsorg/2013/01/30/the-sandwich-generation/, 13 июля 2013 г.
  • Turiano NA, Chapman BP, Agrigoroaei S, Infurna FJ, Lachman ME . Воспринимаемый контроль снижает риск смерти на низком, а не на высоком уровне образования. Психология здоровья (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • U.S. Департамент здравоохранения и социальных служб, Центры по контролю и профилактике заболеваний. Самоубийство среди взрослых в возрасте 35–64 лет — США, 1999–2010 гг. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности, 62. 2013 г. Получено с http://www.cdc.gov/mmwr/pdf/wk/mm6217.pdf.
  • Ulloa BFL, Møller V, Sousa-Poza A. Как субъективное благополучие меняется с возрастом? Обзор литературы. Журнал старения населения. 2013; 6: 227–246. DOI: 10.1007 / s12062-013-9085-0. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Рипер М., Рифф К., Придхэм К.Родительское и семейное благополучие в семьях детей с синдромом Дауна: сравнительное исследование. Исследования в области сестринского дела и здравоохранения. 1992; 15: 227–235. [PubMed] [Google Scholar]
  • ВанЛэнингем Дж., Джонсон Д. Р., Амато П. Семейное счастье, продолжительность брака и U-образная кривая: данные пятиволнового панельного исследования. Социальные силы. 2001; 78: 1313–1341. [Google Scholar]
  • Ветхингтон Э. Ожидание стресса: американцы и «кризис среднего возраста». Мотивация и эмоции. 2000. 24: 85–103. DOI: 10.1023 / А: 1005611230993. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ян Ю. Социальное неравенство в отношении счастья в США, 1972–2004 годы: когортный анализ «возраст-период». Американский социологический обзор. 2008. 73: 204–266. DOI: 10,1177 / 000312240807300202. [CrossRef] [Google Scholar]

Модель развития и жизненного пути

Abstract

Исследования развития и жизненного пути идентичностей молодых взрослых сосредоточены на двух измерениях: субъективном возрасте и психосоциальной зрелости.Это исследование исследует синхронность развития этих двух процессов. В продольной выборке молодых людей из Add Health (от 18 до 22) личностно-ориентированный анализ показателей этих параметров выявил четыре профиля идентичности. Два изображают ранние и поздние образцы идентичности; другие представляют собой контрастирующие типы диссонанса: «псевдо-взрослый», субъективный возраст, более высокий, чем уровень созревания, и «упреждающий», с субъективным возрастом, меньшим, чем уровень созревания. Профили варьируются в зависимости от пола, социально-экономического статуса и расовой принадлежности, а также от подросткового возраста (12–16 лет), периода полового созревания, психосоциальной адаптации и семейного контекста.Эти результаты обеспечивают поддержку более целостного, междисциплинарного понимания идентичности взрослых и показывают, что идентичности молодых взрослых в выборке Add Health следуют дифференцированным путем во взрослые годы с в значительной степени неизвестными последствиями для последующего жизненного цикла.

Ключевые слова: переход к взрослой жизни, идентичность, созревание, психосоциальная адаптация

Введение

Ученые, занимающиеся вопросами развития, давно интересовались тем, как молодежь приобретает связное ощущение себя (Eccles, Brown, & Templeton, 2008; Erikson, 1968) , но в последние годы они обратили свое внимание на развитие личности в фазе жизни после подросткового возраста, называемой зарождающейся или молодой взрослой жизнью (Arnett, 2000; Settersten, Furstenberg & Rumbaut, 2005).В этот период жизни молодые люди переживают быстрые изменения, когда они обретают автономию и формируют самоощущение. Сегодня социальные нормы, определяющие переход к взрослой жизни, значительно ослабли, что привело к большей вариативности путей к взрослой жизни, которые часто являются продолжительными (Shanahan, 2000). Из-за менее структурированных путей этого периода социальная поддержка и социально-психологические ресурсы более важны, чем когда-либо прежде, в содействии переходу молодежи к взрослой жизни, которая теперь длится до 30 лет.

Исследования начинают изучать, как молодежь развивает идентичность в этом современном контексте, хотя эмпирическая работа, как правило, сосредоточена на одном из двух направлений воспринимаемого статуса развития: возраст и психосоциальное созревание. Первое направление, основанное в основном на социологических исследованиях, использует возрастной подход к идентичности. Он основан на социальных сравнениях и самовосприятии, например, о том, как молодые молодые люди воспринимают себя по сравнению со сверстниками того же хронологического возраста и идентифицируют ли они себя с определенной возрастной группой (Shanahan et al., 2005; Джонсон и др., 2007). Другое направление, основанное в основном на исследованиях развития, сосредоточено на внутриличностном развитии и исследует аспекты психосоциального созревания личности, такие как независимость, уверенность и ответственность (Arnett, 2000).

Оба подхода дают важную информацию о развитии молодых людей, но каждый из них оставляет без ответа важные вопросы. Социологическое исследование субъективной возрастной идентичности показывает, как социальные контексты развития влияют на процесс старения через отраженное и внутреннее восприятие себя.В этой работе, однако, не полностью учитывается значение возрастной идентичности для развития и сопутствующие им индивидуальные ресурсы (т. Е. Совладание и адаптация). Исследования психосоциального созревания подчеркивают важность индивидуального развития, но не в полной мере учитывают, как социальная структура и контекст формируют этот процесс (Liefbroer & Toulemon, 2010).

Настоящее лонгитюдное исследование исследует синхронность двух воспринимаемых измерений развития личности в переходный период к молодому взрослому: субъективного возраста и психосоциального созревания.Используя данные Национального лонгитюдного исследования здоровья подростков, в исследовании используется личностно-ориентированный подход с методом кластерного анализа для оценки типологии профилей идентичностей молодых людей. Этот подход хорошо подходит для определения целостных моделей развития в разных областях (Bergman & Andersson, 2010). Решены два вопроса. Во-первых, создают ли вместе эти измерения разные профили идентичности молодых людей? Во-вторых, влияют ли статусные атрибуты и подростковые процессы на пути, связанные с наблюдаемыми типами, или дифференцируют их?

Имея в виду эту схему, мы сначала проводим обзор исследовательской литературы по идентичностям молодых людей и их предшественникам, а затем даем описание исследования и его выборки, результатов и их обсуждения.

Целостный взгляд на идентичность молодых взрослых

В данном исследовании используется целостная модель развития идентичности молодых взрослых (Cairns, Elder, & Costello, 1996). Мы объединяем два разных направления исследований в области развития (социологическое и психологическое), которые представляют собой взаимодействие возрастных самооценок и психосоциального развития. Ученые давно подчеркивают необходимость междисциплинарного взгляда на развитие и идентичность (Hill, 1973; Erikson, 1968).Например, Нойгартен и Датан (1973), пионеры в области старения и человеческого развития, утверждают, что исследования развития должны признавать «сложное взаимодействие между последовательностями созревания и социокультурными силами» (стр. 111). Хотя исследования развития молодых взрослых имеют тенденцию разделять эти процессы, мы объединяем их, чтобы выявить целостные идентичности в молодые взрослые годы.

Идентичность молодого взрослого как субъективный возраст конструируется через взаимодействие со значимыми другими людьми и их контекстом (Stryker & Serpe, 1994).Этот процесс формирования включает в себя постоянную оценку соответствия между тем, что роли значат для актеров, и тем, как, по мнению других, они появляются в этих ролях (Burke, 1996). Этот процесс социального сравнения различается по возрасту и формально и неформально регулируется нормами и ожиданиями (Settersten, 1999; George, Mutran, & Pennypacker, 1980). Возрастные нормы представляют собой усвоенные ментальные карты, которые приобретаются в результате взаимодействия с другими значимыми людьми, организациями и учреждениями; таким образом, идентичность субъективного возраста определяется не хронологическим возрастом, а скорее возрастными нормами и социальными часами, которые являются частью социальных и культурных контекстов, в которые встроены люди (Kaufman & Elder, 2003).

Этот социальный компонент возрастной идентичности особенно силен, и исследования показывают, что самооценка возраста лучше предсказывает психологическое и физическое функционирование, чем хронологический возраст (Neugarten & Hagestad, 1976). В соответствии с предыдущими исследованиями (Johnson et al., 2007) мы рассматриваем эту идентичность с точки зрения того, как люди воспринимают свое старение по сравнению со сверстниками того же возраста или как люди идентифицируют себя с определенной возрастной или статусной группой. Примером этого может быть степень, в которой люди считают себя старше или моложе своих сверстников того же возраста.Исследования в этом направлении демонстрируют, как возрастная идентичность и восприятие себя как взрослого связаны с социальным статусом (расовой и этнической принадлежностью, полом, социальным классом) и сменой ролей, например, полной занятостью и отцовством (Burton, 2007; Johnson et al. др., 2007). Недостающий элемент — это изучение компонентов психосоциального созревания, которые развиваются вместе с этими возрастными идентичностями.

Идентичность молодого взрослого как уровень психосоциального созревания фокусируется на психологической задаче установления стабильной и жизнеспособной идентичности через способность адаптироваться к меняющимся требованиям (Schwartz, Cote, & Arnett, 2005).Согласно модели Гринбергера (1984), психосоциальная зрелость в подростковом возрасте достигается за счет развития автономии и социальной ответственности. Хотя эта модель фокусируется на подростковом возрасте, исследования показывают, что эти способности особенно важны и для развития молодых взрослых, особенно в современных условиях слабой институциональной и социальной поддержки. Психосоциальные черты позволяют молодежи успешно справляться с требованиями взрослых ролей и обязанностей и адаптироваться к ним, а также формировать ощущение себя как взрослого (Arnett, 2000; Schwartz, Cote, & Arnett, 2005).Этот акцент на внутрииндивидуальных чертах получил много внимания в последние годы (например, модель Арнетта «Развивающаяся взрослая жизнь»), но влияние социального контекста на индивидуальное развитие не принималось во внимание (Bynner, 2005).

Опираясь на целостную модель развития (Magnusson & Cairns, 1996), мы предлагаем многомерную модель юношеской возрастной идентичности, сформированную взаимосвязью возрастной идентичности и уровня психосоциального созревания. Исследования младших подростков показывают, что эти процессы могут развиваться с разной скоростью (Statin & Magnusson, 1990; Alsaker, 1995).С одной стороны, подростки, которые стареют и созревают раньше своих сверстников, как правило, из-за ускоренного полового созревания и / или ответственности, часто не обладают психосоциальными навыками, чтобы успешно справляться с требованиями новых ролей и обязанностей, которые сопровождают этот статус. Это приводит к дезадаптивному поведению и стрессу (Greenberger & Steinberg, 1986; Galambos et al., 1999). С другой стороны, молодые люди, у которых возрастная идентичность развивается позже, чем раньше, часто оказываются в числе первых, кто достигает психосоциальной зрелости (Newcomb & Benter, 1988).В дальнейшем мы распространяем эту модель развития на молодую взрослую жизнь, где мы ожидаем обнаружить паттерны как синхронности, так и асинхронности в субъективном возрасте и уровне психосоциального созревания.

Предшественники взрослой идентичности в развитии

Идентичность — это процесс на протяжении всей жизни, который формируется более ранним жизненным опытом и развитием, но исследования не в полной мере рассмотрели, как подростковые контексты влияют на восприятие себя в юном взрослом возрасте. В этом исследовании используется многоуровневый подход, показанный для изучения того, как социальные статусы (расовая принадлежность, социально-экономический статус и пол) и влияние подростков (пубертатное развитие, психосоциальная адаптация и отношения между подростками и родителями) влияют на формирование идентичности молодых людей.Наконец, поскольку контекст и развитие в подростковом возрасте различаются в зависимости от социального положения, вариации социального статуса, вероятно, частично опосредуются этими процессами развития.

Концептуальная модель социального статуса и влияния подростков на формирование идентичности взрослых

Подростки, которые растут в экономически неблагополучных семьях, чаще, чем их более обеспеченные сверстники, испытывают ускоренное субъективное старение (Foster, Hagan, & Brooks-Gunn, 2008; Benson И Фюрстенберг, 2007).Молодежь из бедных семей и из рабочего класса также с большей вероятностью возьмет на себя бóльшие домашние и финансовые обязанности и будет более взрослым взаимодействовать со взрослыми, чем их более обеспеченные сверстники (Elder, 1999). Это «нисходящее распространение ответственности взрослых на детей» происходит в ответ на экономические лишения (Elder, 1999). Хотя эти задачи могут способствовать психосоциальному развитию детей в более обеспеченных семьях, когда они выполняются в контексте бедности, они часто делают это без поддержки и руководства со стороны взрослых и родителей (Burton, 2007).

Молодые мужчины и женщины следуют разным биопсихосоциальным траекториям от подросткового возраста до взрослой жизни. Молодые женщины обычно сообщают о своей идентичности более старшего возраста, чем их сверстники-мужчины (Johnson et al, 2007). Доказательства психосоциального созревания не столь однозначны. Девочки-подростки развивают социально-когнитивную зрелость намного раньше, чем мужчины, и в среднем им дается больше обязанностей и возможностей для принятия решений, чем их коллегам-мужчинам (Benson & Johnson, 2009; Haynie, 2003).Однако они также находятся под более пристальным наблюдением и, как правило, обладают меньшей автономией в семье, чем их сверстники-мужчины того же возраста. На основании этого исследования неясно, будут ли молодые женщины демонстрировать более продвинутое психосоциальное созревание, чем их сверстники-мужчины в молодом возрасте.

Предыдущие исследования обоих направлений идентичности — субъективного возраста и психосоциального функционирования — постоянно сообщают о расово-этнических различиях. В той же возрастной категории афроамериканцы склонны считать себя старше и больше похожими на взрослых, чем латиноамериканцы, азиаты и белые (Johnson et al., 2007). Кроме того, это исследование показывает, что азиаты и латиноамериканцы, как правило, считают себя моложе и менее похожими на взрослых, чем белые. Исследования также показывают, что развитие индивидуальной автономии зависит от культурного происхождения. Латинская и азиатская культуры имеют более сильные иерархические отношения между родителем и ребенком, и индивидуальная автономия менее важна, чем семейная сплоченность и солидарность (Fuligni, 1998). Фулиньи (1998) и Фельдман и Розенталь (1991) также обнаружили, что азиатские подростки ожидают, что они будут заниматься деятельностью, связанной с индивидуальной автономией, в более позднем возрасте, чем американцы европейского происхождения.Таким образом, развитие индивидуальной автономии среди азиатской и латиноамериканской молодежи, вероятно, будет более отложено по сравнению с их белыми и черными сверстниками.

Если обратиться к подростковому опыту, физические изменения в период полового созревания сигнализируют внешнему социальному миру (семье, сверстникам и обществу), а также самому себе, что человек готов взять на себя больше взрослых ролей и обязанностей. Физическая зрелость, особенно преждевременное развитие, связана с ускоренным процессом формирования взрослой идентичности и субъективным старением (Foster et al., 2008). Молодежь, которая развивается раньше, воспринимается и рассматривается как более старшая, и склонна интернализовать этот взгляд на себя в своей идентичности как зрелого взрослого. Таким образом, мы ожидаем увидеть этот образ жизни в образце «Добавить здоровье».

Поскольку эмоциональный и когнитивный уровни зрелости не развиваются с той же скоростью, что и пубертатные изменения, эта асинхронность может быть особенно проблематичной для первых разработчиков. Этим молодым людям часто приходится выполнять роли и обязанности, подобные взрослым, без психосоциальных возможностей справиться с эмоциональными и физическими требованиями их новых ролей, что приводит как к правонарушению, так и к дезадаптивному поведению (Galambos et al., 1999; Моффит, 1993). Основываясь на этом исследовании, раннее половое созревание, вероятно, связано с задержкой психосоциального созревания в сочетании с возрастной идентичностью.

Помимо времени полового созревания, психологическая адаптация имеет последствия для идентичности взрослого человека. Социально-психологические ресурсы, такие как самооценка, особенно важны для того, чтобы помочь молодежи справиться и справиться со все более неструктурированной природой зарождающейся взрослой жизни (Mortimer, 1996). Несмотря на то, что на сегодняшний день нет исследований, в которых специально изучалась бы взаимосвязь между субъективным социальным возрастом в молодом возрасте и самооценкой, Foster et al.(2008) обнаружили, что подростковый стресс положительно связан с восприятием того, что они старше своего возраста. Таким образом, изобретательность и высокая самооценка могут замедлить темпы субъективного старения.

Исследования подростковой преступности также показывают, что дезадаптивное поведение (например, употребление наркотиков, насилие, ранний сексуальный опыт) связано с чувством старости и зрелости (Newcomb & Bentler, 1988; Moffit, 1993). Галамбос и ее коллеги (Galambos & Tilton-Weaver, 2000; Galambos et al., 2003) сообщают о тесной взаимосвязи между проблемным поведением, низкой зрелостью и более старшим субъективным возрастом среди подростков в своей выборке. Поскольку эти результаты основаны на перекрестных исследованиях белой молодежи, трудно узнать причинно-следственную связь наблюдаемых эффектов и применимы ли эти результаты к другим расово-этническим группам.

Что касается семейных ролей, молодые люди в семьях без двух биологических родителей с большей вероятностью считают себя взрослыми, чем те, кого воспитывают два биологических родителя (Benson & Furstenberg, 2007; Johnson et al., 2007). Эти различия частично объясняются увеличением домашних обязанностей, которые также связаны с ускоренным субъективным старением и экономическими лишениями (Benson & Johnson, 2009). Семьи с одним родителем, как правило, имеют меньше финансовых и эмоциональных ресурсов по сравнению с семьями с двумя родителями. Таким образом, они могут быть менее подготовлены к развитию психосоциального созревания, чем семьи с двумя родителями.

Как показывают исследования развития, уровень теплоты и конфликта в отношениях родителей и подростков может указывать на тип привязанности подростков к родителям.Конфликтные родительско-подростковые отношения часто приводят к преждевременному разрыву с родительскими фигурами (Chen & Dornbusch, 1998). Эта непривязанность может предложить путь к самообеспечению, хотя может происходить и через потенциально отрицательные пути, такие как участие в неподходящем возрасту поведении. Таким образом, молодые люди с более отдаленными отношениями в выборке Add Health склонны воспринимать себя как взрослые. Однако трудно предсказать, приведет ли отсутствие близости к более высокому или более низкому уровню психосоциального созревания, потому что исследования того, как конфликт влияет на развитие автономии, непоследовательны.

Личность взрослых также может развиваться из статуса подростков в семье по отношению к их родительской фигуре. Исследования показывают, что отношения между родителями и подростками, похожие на сверстников, имеют тенденцию к ускорению самодостаточности и субъективному старению, поскольку подросткам обычно дают больше независимости и призывают вносить больший вклад в домашнее хозяйство, чем тем, кто растет в семьях с более иерархической структурой (Nock, 1988; Benson). И Джонсон, 2009). Однако подобные отношения со сверстниками могут не способствовать психосоциальному созреванию, потому что они часто возникают, когда дети берут на себя роли квазипутей и родителей в неблагополучных семейных условиях (Burton, 2007).

Метод

Участники

Это исследование основано на данных исследований Волны I и Волны III Национального лонгитюдного исследования здоровья подростков (Add Health), национального репрезентативного исследования американских подростков 7–12 классов из 134 средних и средние школы в 80 общинах (Bearman, Jones, & Udry, 1997). Участники были отобраны с использованием метода многоступенчатой ​​кластерной выборки. Во-первых, школы были выбраны из полного списка средних школ (База данных по качественному образованию) на основе региона, урбанизации и типа школы (общественная или общеобразовательная).частный, расовый состав и размер). Каждая из выбранных средних школ была сопоставлена ​​с вспомогательной школой (обычно со средней школой), при этом вероятность выбора вспомогательной школы была пропорциональна ее вкладу в контингент учащихся старшей школы. Во-вторых, была составлена ​​случайная выборка из примерно 200 учеников из каждой школы и связанной с ней питающей школы, чтобы получить выборку для интервью на дому. Опросы на дому начались в 1995–1996 учебном году (волна I), и участники были опрошены повторно в период с апреля по август 1996 года (волна II) и снова с августа 2001 по апрель 2002 года (волна III).Общий размер домашней выборки Волны I, включая специальные дополнительные выборки, основанные на различных этнических и генетических характеристиках, составляет 20 745 человек. Мы взвешиваем все анализы и используем методы анализа опросов для корректировки кластеризации и неравной вероятности отбора в структуре выборки (см. Chantala & Tabor, 1999).

Мы используем данные, собранные в волнах I и III, и выборка исследования состоит из респондентов, опрошенных в обеих волнах (n = 15 197). Наш анализ ограничен еще тремя способами.Во-первых, мы включаем только тех респондентов, которым был назначен выборочный вес и у которых были полные данные по всем переменным в анализе (n = 13 248). Во-вторых, мы включаем только респондентов, которым на первое интервью было от 12 до 16 лет (n = 7 093). Мы делаем это, потому что заинтересованы в выявлении вариабельности подросткового развития, которая наиболее высока в период полового созревания. В-третьих, мы исключаем тех, кто идентифицирует себя как индейцы или представители другой расы, из-за небольшого числа этих людей в нашей выборке (n = 6772) i .

Уникальное преимущество дизайна панели Add Health состоит в том, что он позволяет нам изучить влияние раннего подросткового развития на формирование идентичности в молодом взрослом возрасте. Данные о независимых переменных (пубертатное развитие, психологическая адаптация, семейный контекст и характеристики социального статуса) были собраны в Волне I, когда респонденты были в возрасте от 12 до 16 лет. Информация, использованная для создания нашей зависимой переменной, профиля личности взрослого, была собирались в Волне III, когда респонденты были в возрасте от 18 до 22 лет.описывает все меры исследования и представляет описательную статистику.

Таблица 1

Описание и сводная статистика (взвешенная) показателей исследования (n = 6772)

Молодые Идентификация Показатели 907 907 907 0.51 9018 907
Переменная Диапазон Пропорциональное / Среднее SD α
Воспринимаемый возраст 0–4 2,70 0,82
Социальная зрелость 1–3 2.29 0,92
Обязанности взрослых 1–3 2,36 0,89
Статус взрослого 0–4 2,96 0–3 2,36 0,72
Доверие 0–3 2,32 0,75
Рассмотрение 2 0,63
Типы профиля личности
Поздний взрослый 0,1 0,20
Прогнозируемый взрослый
Псевдо-взрослый 0,1 0,27
Ранние взрослые 0,1 0,31
907 0,1 0.49
Расовая этническая принадлежность
неиспаноязычный белый 0,1 0,71
Афроамериканец 0,17
Латиноамериканец 0,1 0,11
Азиатский 0,1 0,03
Семейный доход.91 3,58 0,79
Недостаточный доход семьи 0,1 0,17
Семья с двумя биологическими родителями 0,18 7 0,5
Возраст на 1-й волне 12–16 14,61 1,11
Половое развитие 1–5 2,89 0,93 0,93
1–5 3.14 0,59 0,84
Ранний сексуальный опыт 0,1 0,24
Преступность 0–0,95 7 0–0,95 0,15 907 Процессы
Близость между родителями и подростками 0–4 3,27 0,72 0,89
Общение между сверстниками 0,1 0.60
Семейная ответственность 0–4 2,09 0,86

Меры

Показатели профиля

Мы используем подход, ориентированный на личность, ориентированный на взрослых III из показателей, которые индексируют измерения воспринимаемого возраста и психосоциальной зрелости (Cairns, Elder, & Costello 1996). Следуя предыдущему исследованию воспринимаемого возраста (Johnson et al., 2007), мы измеряем возрастную идентичность с помощью четырех пунктов, которые просят молодежь оценить свое собственное возрастное развитие по сравнению со сверстниками того же возраста — воспринимаемый возраст, уровень социальной зрелости, обязанности взрослых, и взрослый статус.Воспринимаемый возраст основывается на вопросе: «Каким вы себя чувствуете по сравнению с другими людьми вашего возраста? (От 0 = все время моложе до 4 = все время старше). В отношении социальной зрелости и принятия на себя обязанностей взрослых респондентов просили оценить, насколько быстро они росли по сравнению со своими сверстниками: быстрее, примерно с той же скоростью или медленнее. Наконец, статус взрослого основан на вопросе, задаваемом респондентам: «Как часто вы считаете себя взрослым?» (От 0 = никогда до 4 = постоянно).

Основываясь на модели Гринбергера (Greenberger 1984; Greenberger & Steinberg, 1986), мы концептуализируем воспринимаемую психосоциальную зрелость с точки зрения автономии и социальной ответственности.Чтобы задействовать эти два аспекта, мы включаем показатели независимости, уверенности и внимательности в молодом возрасте. Каждый элемент основан на самоотчетах о том, насколько хорошо каждая черта описывает участника (от 1 = совсем нет до 4 = очень).

Социальный статус как предикторы

Чтобы проверить, как социальный статус влияет на формирование идентичности в молодом возрасте, мы включаем в наш анализ несколько демографических характеристик. Расовая и этническая принадлежность измеряется самооценкой и включает четыре категории: испаноязычные американцы, неиспаноязычные белые, неиспаноязычные черные и азиатские американцы.Пол — это дихотомическая переменная, кодируемая «1» для мужчин и «0» для женщин. Для индексации социально-экономического контекста семьи (SES) мы используем натуральный логарифм семейного дохода — непрерывный показатель, основанный на самооценках родителей. Списочное удаление используется для обработки недостающих данных по всем переменным, кроме дохода семьи, в котором отсутствуют 17% случаев. В случае дохода мы используем замещение среднего и включаем фиктивную переменную для пропущенного семейного дохода в качестве контроля в модели. Семейная структура — это дихотомическая мера, кодируемая «1» для двух биологических родителей, в противном случае — «0».Кроме того, все модели контролируют хронологический возраст, измеряемый в годах на волне 1.

Влияния подростков как предикторы

На основе шкалы полового развития (PDS) Петерсена и его коллег (1988) мы создали шкалу пубертатного статуса, которая состоит из элементов, наиболее актуальных для каждого пола. У женщин это был размер груди и изгибы тела, а у мужчин — рост волос (на лице и теле) и изменение голоса. Все пункты варьировались от 1 до 4, причем более высокие баллы указывали на более продвинутое пубертатное развитие.

Мы оцениваем психологическую адаптацию по трем параметрам: самооценка, правонарушение и раннее начало половой жизни. Самоуважение основано на шести положительно сформулированных вопросах шкалы самооценки Розенберга (Simmons, Rosenberg, & Rosenberg, 1973). По пятибалльной шкале от «категорически не согласен» (1) до «полностью согласен» (5) подростков просили указать, есть ли у них много хороших качеств, есть ли чем гордиться, нравятся ли они самим себе есть, чувствуют, что делают все правильно, чувствуют себя социально принятыми, чувствуют себя любимыми и желанными (альфа Кронбаха = 0.84).

Преступность индексируется на основании самоотчетов подростков об участии в 20 различных типах проблемного поведения за последний год, включая злоупотребление психоактивными веществами, хулиганство и преступную деятельность (альфа = 0,86). Мы также включаем раннее начало полового акта как показатель психосоциальной дезадаптации. Это дихотомическая переменная, которая имеет код «1», если респондент сообщил, что имел половые сношения во время волны 1, когда подростки были в возрасте от 12 до 16 лет. По данным Центра по контролю за заболеваниями, менее 15% молодежи младше раннего возраста. из 15 вступают в половую связь (Abma et al., 2004). Из-за их деликатного характера вопросы о сексуальной активности и делинквентном поведении задавались с помощью аудио-CASI (Самоуправляемое интервью с помощью компьютера), что позволяло респондентам вводить ответы в портативный компьютер, не разговаривая с интервьюером. Эта методология обеспечивает большую уверенность в надежности самоотчетов о проблемах и рискованном поведении в данном исследовании.

Меры семейного процесса включают близость родителей и подростков, общение родителей и подростков на уровне сверстников и выполнение домашних обязанностей.Близость родителей и подростков — это средний ответ на пять пунктов (от 0 = низкий до 4 = высокий), в которых подросткам задавался вопрос о близости, удовлетворении, теплоте, заботе и общении с родителями (альфа = 0,83). Сначала мы создали отдельные шкалы близости к матери и отцу, проживающим по месту жительства (с использованием информации о родителях, не проживающих по месту жительства, только в тех случаях, когда информация о родителях, проживающих по месту жительства, отсутствовала). Когда были доступны показатели близости к матери и отцу, мы сосредоточились на наименее близком родителе, поскольку предполагаем, что наличие плохих отношений может повлиять на семейную динамику, даже если у подростка также были близкие отношения с другим родителем (Куни и Мортимер, 1999).

Общение со сверстниками — это дихотомическая мера, основанная на том, сообщают ли подростки о разговоре хотя бы с одним из родителей об интимных вопросах, о которых они обычно говорят со своими сверстниками, включая личные проблемы, людей, с которыми они встречаются, и / или вечеринки, на которые они ходят. к. Мы утверждаем, что подростки в семьях с более иерархическими отношениями между родителями и детьми с меньшей вероятностью будут свободно обсуждать такие интимные детали своей жизни. Наконец, мы используем домашние дела как показатель совместной ответственности в домашнем хозяйстве.Семейная ответственность основана на ответах подростков на следующий вопрос: «Сколько раз за последнюю неделю вы работали по дому, например, убирали, готовили, стирку или ухаживали за домашним животным?» (0 = совсем не до 4 = 5 или более раз).

Процедуры

Первым шагом нашего личностно-ориентированного подхода было создание профилей личности взрослых. Для этого мы сосредоточились на конфигурациях переменных внутри людей (Magnusson & Cairns, 1996). Кластерные аналитические методы разбили молодых людей на группы на основе их конфигурации семи факторов, описанных выше.Сначала мы стандартизировали каждую из семи кластерных переменных, а затем использовали кластеризацию K-средних в STATA, метод кластеризации неиерархических разделов, который назначал наблюдения в соответствующий кластер с помощью итеративной процедуры с использованием баллов z для семи социальных возрастных идентичностей и социального созревания. Предметы. Мы выбрали метод K-средних, кластерный подход, а не иерархический метод из-за большого количества наблюдений в нашей выборке. Иерархические методы требуют больших вычислительных ресурсов и не могут обрабатывать выборку нашего размера (Bergman, Magnusson, and El Khouri, 2003).

Кластерное решение, использующее разбиение на кластерный анализ, предполагает итеративный процесс. Сначала мы указали количество семян кластера. После первоначального разделения наблюдений STATA вычислила евклидовы расстояния и назначила наблюдения ближайшему центроиду ii . Четыре кластера представляют собой оптимальное решение для представления профилей идентичности на основе двух теоретических направлений: субъективного социального возраста и социального созревания. Чтобы эмпирически получить оптимальное количество профилей или кластеров, которые представляют однородные группы, мы рассмотрели от трех до шести кластерных решений, но в итоге получили решение с четырьмя кластерами.

Это решение было устойчивым к множеству подвыборок и методов. Например, мы попытались воспроизвести решение с четырьмя кластерами в случайных подвыборках из полной выборки исследования в качестве теста на надежность. С некоторыми небольшими вариациями в среднем уровне элементов идентичности решение с четырьмя кластерами для каждой подвыборки близко приближалось к таковому из полной выборки исследования. Кроме того, решение с четырьмя кластерами очень напоминало типологии, полученные с использованием как факторного анализа основных компонентов, так и методов определения средней точки отсечения.Таким образом, мы уверены, что решение с четырьмя кластерами представляет четыре однородные группы или профили идентичности взрослых в пределах выборки. Теперь мы переходим к сравнению четырех профилей идентичности молодых взрослых, их отличительных составов и заметных факторов, которые их различают.

Результаты

Профили идентичности молодых людей

графически представляет четыре профиля идентичности, сгенерированные в результате кластерного анализа наших семи элементов идентичности. Молодые люди, соответствующие каждому типу профиля, были похожи по всем семи факторам, но четыре профиля различались по среднему уровню каждого фактора (см.).Этот рисунок показывает, что профили идентичности однозначно характеризуются уровнями субъективного возраста (узорчатые столбцы) и психосоциального созревания (сплошные столбцы), причем два профиля демонстрируют согласованное развитие по этим параметрам, а два — несогласованное развитие.

Четыре молодых человека идентифицируют профили

Таблица 2

Индикаторы субъективного возраста и психосоциального созревания в зависимости от типа профиля личности, в средних (n = 6772)

998 Псевдо 907 907 0,54 b c d 907 907 907 0,93 b c d
Поздно Предварительно
Псевдо
Показатели субъективного возраста
Воспринимаемый возраст −0.66 b c d −0,53 a c d 0,44 a b 0,49 a 0,49 a −1,17 a c d 0,63 a b d b d 0,72 a c 902 Обязанности взрослых -1.03 b c d −0,55 a c d 0,57 a b 0,57 a −0,06 a c d 0,09 a b d 0,36 a c Показатели психосоциального созревания
Уверенно −0.70 b c d 0,47 a c d −0,63 a b d 0,66 a c 0,66 Независимая −1,07 b c d 0,24 a c d −0,29 a b d c
Рассмотреть −0.41 b c d 0,26 a c d −0,57 a b d 0,51 9 c

Два согласованных профиля, «ранний» и «поздний», отражают скорость развития, наблюдаемую в каждом из них. Молодые люди, которые продемонстрировали низкий уровень возрастной идентичности и психосоциального созревания, представляют собой «поздних взрослых» (20%), тогда как «ранние взрослые» (31%) занимают высокие места в каждой области.Два несогласованных типа профиля, «ожидающие взрослые» и «псевдовзрослые», характеризуются несоответствиями в созревании среди молодежи в каждом профиле. «Опережающие взрослые» (23%) демонстрируют низкий уровень субъективного возраста, но представляют относительно высокий уровень психосоциального созревания. С другой стороны, мы называем тех, кто продвинулся по возрастной идентичности, но также обладает низким уровнем психосоциального созревания, «псевдовзрослыми» (27%) — термин, используемый в других исследованиях для обозначения этого типа несоответствия в созревании (Greenberger И Steinberg, 1986; Galambos et al., 2003). Эти молодые люди претендуют на статус взрослых, но не соответствуют ему по психосоциальной зрелости. Важно отметить, что два профиля, характеризующиеся более старшим воспринимаемым возрастом, «ранний взрослый» и «псевдо-взрослый», являются наиболее распространенными типами. Это может отражать воздействие медиа-изображений свобод взрослых, не сопровождаемых опытом выполнения обязанностей. В самоопределении права взрослых не связаны с обязанностями, ожиданиями и положительным отношением со стороны родителей.

Затем модели логистической регрессии были использованы для оценки того, дифференцируются ли профили идентичности молодых взрослых по статусным характеристикам и влиянию подростков iii .Чтобы сделать соответствующие наблюдения, мы перекодировали четырехпрофильную меру в четыре отдельные фиктивные переменные. Каждому из них был присвоен код «1», если респондент соответствовал определенному профилю, в противном случае — «0». Это позволило нам сравнить, чем молодые люди в каждой категории идентичности отличались от всех других участников выборки «Добавить здоровье». Отношения шансов представлены для простоты интерпретации, а не логистических коэффициентов. Чтобы интерпретировать отношения шансов, вычтите значение 1 из отношения шансов, а затем умножьте на 100. Эта процедура дает процентное изменение шансов подбора профиля при каждом изменении независимой переменной на единицу по сравнению с остальной частью Добавить образец здоровья.

отображает отношения шансов из моделей бинарной логистической регрессии для каждого профиля идентичности. Модель 1 представляет собой базовую модель, показывающую влияние характеристик социального статуса. Модель 2 добавляет влияния подростков, чтобы проверить, как более ранние условия развития влияют на формирование идентичности молодых людей iv . Начнем с профилей идентичности по различным статусным характеристикам. Сначала мы описываем два конкордантных типа профиля, «поздних» и «ранних» взрослых, а затем обратимся к «упреждающим» и «псевдо» взрослым, двум диссонансным типам профиля.

Таблица 3

Влияние на идентичность взрослого: отношения шансов на основе моделей бинарной логистической регрессии

2 M1 93 073473 13 90 Adjustment 234 ** 713 141,14 1,14 *** (8df)
Поздний взрослый Опережающий взрослый Псевдо-взрослый
M
M2 M1 M2 M1 M2

Характеристика социального статуса
Наружный 1.11 1,06 1,40 *** 1,05 0,67 *** 0,84 1,01 0,09
Расовая / этническая принадлежность
7
Белый неиспаноязычный (опущен) 14 — 1,10 1,52 ** 1,35 * 0,49 *** 0,56 *** 1,32 * 1,15 1 1,09 0,94 0,95 1,10 1,06 0,88 0,92
Азиатский 2,23 ***
0,68 0,92 0,96 0,60 * 0,69
Доход семьи (лог.) 1,21 ** 1,25 3 *** 946 914 0,91 0,91 0,93 0,91 *
Семья из двух биологических родителей 1,63 *** 1,60 *** 1,47 .32 ** 0,69 *** 0,76 ** 0,73 ** 0,74 ***
907 Влияние подросткового возраста
0,85 ** 0,81 *** 1,13 ** 1,19 ***
0.58 *** 1,58 *** 0,61 *** 1,74 ***
Ранний половой опыт 0,82 1,12 1,41 ***
Просроченная задолженность 0,89 0,73 1 1446 0,7382 * 0,75
Семейные процессы
Близость между родителями и подростками 1,14 *
0,93
Одноранговая связь 0,98 0,78 ** 1,21 * 1.08
Домашняя ответственность 0,80 *** 1,00 0,98 1,20 ***
−3194,99 −3652,26 −3543,13 −3752,26 −3664,30 −4150,92 −4024.90
Отношение правдоподобия 6 907 902 6 403.40 (15df) 46,63 (8df) 264,90 (15df) 138,17 (8df) 385 8df) 333.92 (15df)

Влияние на социальный статус

«Поздние взрослые», те, у кого возрастная идентичность и психосоциальное созревание ниже среднего, обычно происходят из азиатских и относительно благополучных семей.Азиатская молодежь с большей вероятностью будет демонстрировать этот тип профиля в молодом возрасте, чем молодежь из других расово-этнических групп v . Кроме того, «поздние взрослые», как правило, растут в более благополучных семейных условиях по сравнению с остальной молодежью. На каждое увеличение дохода домохозяйства на 1000 долларов (как указано в протоколе) вероятность того, что личность будет «поздно взрослой», увеличивалась на 21 процент. Кроме того, молодые люди из семей с двумя родителями имеют на 63% больше шансов на то, что они «поздно взрослеют», по сравнению с представителями других типов семей.Эти расовые, этнические и социально-экономические различия остаются устойчивыми после учета всех факторов подросткового контекста, как показано в Модели 2. Никаких гендерных различий в этом типе профиля не наблюдалось.

Напротив, «ранние взрослые», имеющие выше среднего балла по возрастной идентичности и психосоциальному созреванию, как правило, происходят из наиболее неблагополучных семей. Молодые люди, растущие в семьях с двумя биологическими родителями, имеют на 26 процентов меньшие шансы на этот тип идентичности по сравнению с таковыми из других типов семей.Более того, шансы на идентичность «раннего взрослого» снизились на четверть на каждые 1000 долларов увеличения дохода домохозяйства (как указано в протоколе). По сравнению с другими молодыми людьми, афроамериканская молодежь, скорее всего, будет иметь этот тип идентичности, тогда как азиатские молодые люди менее всего вероятны vi . Эти расовые и этнические различия, однако, полностью объясняются влиянием подростков (см. Модель 2), предполагая, что они проистекают из процессов раннего развития. Наконец, мы не наблюдаем гендерных различий в этом типе профиля.

Далее мы переходим к двум несовместимым типам профилей. «Опережающие взрослые», которые имеют рейтинг ниже среднего по возрастной идентичности и выше среднего по психосоциальному созреванию, как правило, мужчины, афроамериканцы и происходят из целых семей с двумя родителями. Афроамериканская молодежь с большей вероятностью, чем все другие расовые этнические группы, будет демонстрировать этот профиль идентичности в молодом возрасте vii . Молодые люди в семьях с двумя родителями также имеют большую вероятность этого типа идентичности по сравнению с молодежью из других семейных структур.Оба эти различия остаются устойчивыми после учета всех подростковых влияний. Наконец, у мужчин на 40 процентов больше шансов на то, что они будут идентифицировать себя как «упреждающего взрослого», по сравнению с противоположным полом. Однако это гендерное различие полностью объясняется факторами подросткового влияния, что позволяет предположить, что гендерные различия в раннем подростковом развитии являются причиной таких различий.

Для сравнения, «псевдовзрослые» (возрастная идентичность ниже среднего и зрелость выше среднего) представляют собой контраст по статусным характеристикам.Как правило, они женского пола и происходят из нездоровых семей. Хотя афроамериканцы, как правило, имеют «предвосхищающий» или «ранний» взрослый профиль, они с меньшей вероятностью примут «псевдо-взрослые» идентичности, чем все другие расовые этнические группы viii . Различия в расово-этнической и семейной структуре остаются устойчивыми после учета всех влияний подростков, как показано в Модели 2. Однако гендерные различия полностью объясняются этими факторами.

Влияния подростков

Модель 2 проверяет, направляет ли опыт развития в подростковом возрасте (возраст 12–16 лет) молодежь на определенный тип идентичности в молодом возрасте (возраст 18–22 лет).Профили идентичности различаются по скорости полового созревания и адаптации к этому развитию. Молодые люди с относительно продвинутым пубертатным созреванием, как правило, проявляют «раннюю» и «псевдо» взрослую идентичность, в то время как люди с менее продвинутым созреванием, вероятно, демонстрируют «упреждающий» и «поздний» профили идентичности. Факторы, четко отличающие «ранний» от «псевдо» и «упреждающий» от «позднего», похоже, отражают, насколько хорошо молодые люди адаптируются к этим разным темпам созревания.Сначала мы рассмотрим два профиля, связанных с относительно продвинутым созреванием, «псевдо» и «ранний», а затем обратимся к профилям, отмеченным менее продвинутым созреванием, «позднему» и «упреждающему».

Подростки, которые относительно продвинулись в пубертатном периоде, но не имеют ресурсов для совладания, как правило, развивают «псевдовзрослые» идентичности в молодом взрослом возрасте. Как показывает Модель 2, каждое увеличение пубертатного созревания связано с 13-процентным увеличением шансов на формирование «псевдовзрослой» идентичности.Кроме того, у подростков с более высокой самооценкой меньше шансов сформировать «псевдовзрослую» идентичность, чем у подростков с менее позитивными чувствами к себе. В соответствии с исследованиями молодых подростков (Galambos et al., 2003), «псевдовзрослые» сообщают о более высоких уровнях дезадаптивного, делинквентного поведения в подростковом возрасте, чем другие молодые люди. Однако ранний сексуальный опыт не был связан с этим типом профиля. Наконец, «псевдо-взрослые» обычно имеют родительские отношения, которые отличаются отсутствием близости и размытыми границами поколений.В частности, близкие родительские отношения снижали вероятность «псевдо-взрослой» идентичности, в то время как общение со сверстниками увеличивало их. Эти результаты предполагают, что продвинутое созревание в подростковом возрасте может привести к пагубным последствиям в сочетании с ограниченными личными ресурсами и противоречивой, неструктурированной семейной средой.

По сравнению с «псевдовзрослыми», «ранние взрослые» разделяют образец продвинутого полового созревания, но они также сообщают о высоком уровне самооценки и «взрослых подобных» обязанностях в подростковом возрасте.Как показывает Модель 2, каждое увеличение пубертатного созревания связано со значительным увеличением шансов на формирование идентичности «раннего взрослого». Молодежь с более высокой самооценкой также с большей вероятностью будет обладать идентичностью «раннего взрослого». Кроме того, они сообщают о большей ответственности по дому по сравнению со своими сверстниками. Однако мы не обнаруживаем, что преступность связана с профилем «раннего взрослого». Психосоциальная адаптация этих более физически развитых подростков может нейтрализовать тенденцию к совершению правонарушений (Felson & Haynie, 2002).Наконец, ранний сексуальный опыт склоняет молодежь к такому взгляду на самих себя. Ранний секс обычно связан с неадаптивными исходами, хотя это может быть не так для «ранних взрослых», поскольку эти молодые люди также сообщают об относительно высоком уровне психосоциальной адаптации. Взятые вместе, эти результаты предполагают, что раннее созревание и сексуальный опыт в подростковом возрасте не обязательно пагубно сказываются на развитии молодых взрослых, если молодые люди также имеют сильное чувство собственного достоинства и выход для формирования ответственности.

Далее мы обратимся к «опоздавшим» и «опережающим» взрослым. Оба типа профиля сообщают о менее продвинутом половом созревании и более тесных родительских отношениях по сравнению с другими молодыми людьми в выборке, но «поздние» взрослые отличаются от «упреждающей» группы тем, что у них низкий уровень самооценки и «взрослые» обязанности. . Модель 2 показывает, что каждое увеличение пубертатного созревания связано с заметным уменьшением шансов на «позднюю взрослую» идентичность. В подростковом возрасте эти молодые люди также демонстрируют низкий уровень самооценки по сравнению с другими молодыми людьми в выборке.Близкие отношения с родителями в подростковом возрасте также направляют молодежь к этому типу профиля. Наконец, «поздние взрослые» отличаются тем, что они с меньшей вероятностью берут на себя обязанности по дому и вступают в половую связь в раннем подростковом возрасте по сравнению с молодежью с другим профилем идентичности. Эти результаты предполагают, что относительно отсроченное созревание в сочетании с низкой самооценкой и ограниченным количеством возможностей для повышения ответственности ведет к формированию «поздней» взрослой идентичности.

С другой стороны, менее продвинутое пубертатное созревание в сочетании с высокой самооценкой имеет тенденцию направлять молодежь к «предвосхищающей» взрослой идентичности.По сравнению с другими профилями, «ожидающие взрослые» также сообщают об относительно близких родительских отношениях, отмеченных четкими границами поколений, на что указывает низкий уровень общения со сверстниками. Тесные родительско-дочерние отношения могут также способствовать «поздней» идентичности взрослых, но они также ориентируют молодежь на «опережающие», а не «поздние» типы профиля идентичности в сочетании со структурированными границами поколений. Таким образом, поддерживающая и структурированная семейная среда наряду с сильными личными ресурсами вполне может защитить молодежь от потенциальных неблагоприятных последствий задержки пубертатного созревания.

Обсуждение

Это исследование предлагает более целостное понимание идентичности молодого взрослого, которое объединяет субъективный возраст и психосоциальное созревание в течение молодых взрослых лет. Сегодня молодые люди осваивают взрослые обязанности с разной скоростью, причем те, кто находится в наиболее уязвимых ситуациях, имеют тенденцию вступать во взрослую жизнь раньше, чем их более обеспеченные сверстники (Settersten & Ray, 2010). Остается вопрос, есть ли у молодых людей необходимые личные ресурсы, такие как уверенность и зрелость, чтобы адаптироваться к этим изменениям, учитывая ослабление источников поддержки и социальных норм в этот переходный период (Shanahan, 2000).В то время как исследования, как правило, сосредоточены либо на возрастной идентичности, либо на психосоциальной зрелости, это исследование выходит за рамки одномерного подхода, исследуя оба направления вместе. Таким образом, мы показываем, что последствия возрастной идентичности для развития невозможно полностью понять без учета психосоциального созревания.

Исследования возрастной идентичности предоставляют релевантную информацию о том, как социальные контексты влияют на самовосприятие молодежи, но они не показывают, что эти идентичности означают для молодежи в развитии.Например, неблагополучная молодежь, как правило, формирует рано развившуюся взрослую идентичность из-за более раннего принятия взрослых ролей и обязанностей (Burton, 2007; Johnson et al., 2007; Johnson & Mollborn, 2009), но исследования еще предстоит изучить, есть ли у этой молодежи психосоциальные ресурсы, чтобы справиться с требованиями и обязанностями этого возраста. Исследования младших подростков показывают, что эти два процесса не всегда следуют синхронизированному паттерну развития, и, что более важно, люди, чей субъективный возраст опережает их психосоциальное созревание, часто подвержены стрессу и неадаптивным последствиям, таким как злоупотребление психоактивными веществами и преступное поведение (Гринбергер). И Steinberg, 1986; Galambos et al., 1999). В то время как другие исследования изучали роль внутриличностных ресурсов в развитии идентичности (Galambos et al., 1999; Schwartz et al., 2005), это первое исследование, в котором используется личностно-ориентированный подход для изучения того, как эти процессы развиваются вместе. в молодом зрелом возрасте.

Используя репрезентативные на национальном уровне данные, мы обнаруживаем, что идентичность молодых людей не всегда развивается вместе с психосоциальной зрелостью. Мы определили паттерны конгруэнтности — «ранние» и «поздние» идентичности взрослых, а также типы несогласованности — «псевдо-взрослые» и «упреждающие взрослые».Профили «Ранний» и «Поздний» отражают относительно продвинутое и отложенное развитие в зависимости от субъективного возраста и созревания. Молодые люди с «псевдо-взрослыми» профилями, как правило, заявляют о своей старшей возрастной идентичности до своей психосоциальной зрелости. «Опережающие взрослые», с другой стороны, относительно рано развивают психосоциальную зрелость по сравнению со своими сверстниками, но склонны воспринимать себя более молодыми и менее взрослыми. Вместе эти профили подтверждают вывод о том, что молодые люди не только развиваются с разной скоростью, но также имеют разные уровни личных ресурсов для управления этими разными темпами развития.

Это исследование также обеспечивает поддержку модели идентичности молодого взрослого, связанной с развитием и жизненным циклом. Опираясь на данные лонгитюдной панели, мы определили ряд факторов развития и социального статуса, предшествующих формированию идентичности молодых взрослых. Предыдущие исследования документально подтвердили значимость социального положения и контекста подростковой семьи для этого процесса (Johnson et al., 2007; Benson & Johnson, 2009). Настоящее исследование дополняет эти знания, показывая, как несколько уровней подросткового развития (психосоциальная адаптация, пубертатное созревание и семейные процессы) влияют на идентичность в молодом взрослом возрасте.

Начиная сначала со статусных характеристик, мы обнаруживаем, что экономический и эмоциональный контекст семьи важен для развития идентичности в молодом взрослом возрасте. Воспитание в экономически благополучной семье свидетельствует о «позднем» профиле взрослой идентичности, тогда как семейное неблагополучие способствует «раннему» взрослому образцу. В то время как предыдущие исследования показывают, что семейная СЭС связана с ускоренным старением отчасти из-за более раннего выполнения взрослых ролей и обязанностей (Johnson & Mollborn, 2009), мы обнаружили, что неблагополучные семейные контексты могут привести к «псевдовзрослому» паттерну развития в сочетании. с подобными сверстникам и далекими отношениями между родителями и детьми.В соответствии с теорией «фальсификации» (Burton, 1997; Elder, 1999) «псевдовзрослые» призваны играть эмоциональные и финансовые роли, подобные взрослым, в семье без руководства и поддержки, необходимых для развития психосоциальной зрелости.

Молодые люди из числа американцев азиатского происхождения с большей вероятностью, чем представители других расово-этнических групп, приобретут «позднюю» взрослую идентичность. У американцев азиатского происхождения вторичные половые признаки развиваются позже, чем у молодых белых, чернокожих и латиноамериканцев (Adair & Gordon-Larson, 2001).Эта молодежь также имеет тенденцию иметь более низкую самооценку и более отсроченную автономию, чем молодежь из других расово-этнических групп (Fuligni 1998; Twenge & Crocker, 2002), но мы не можем адекватно объяснить, почему они с большей вероятностью приобретут « поздняя взрослая личность. Возможно, мы не полностью измерили культурные и контекстно-зависимые факторы, такие как степень семейных обязательств, которые вызывают задержки в созревании американских детей азиатского происхождения.

Как и ожидалось, молодые афроамериканцы обычно выделяются с точки зрения «раннего» профиля взрослой идентичности.Предыдущие исследования показывают, что они отличаются от своих белых, азиатских и латиноамериканских собратьев по ряду причин, которые объясняют их развитое развитие. В среднем они берут на себя больше обязанностей, как у взрослых, и переживают пубертатный период и сексуальные события раньше, чем подростки из других расово-этнических групп (Johnson et al., 2007; Stattin and Magnusson, 1990). Кроме того, афроамериканские подростки обладают более высоким уровнем самооценки, чем белые и представители всех других расово-этнических групп (Twenge & Crocker, 2002).Это сильное чувство собственного достоинства может защитить их от потенциальных неблагоприятных последствий, обычно связанных с ранними темпами развития.

Исследования показывают, что молодые женщины имеют идентичность более старшего возраста, чем молодые мужчины (Johnson et al., 2007), но гендерные различия в основном связаны с двумя несовместимыми типами. Женщины чаще, чем их сверстники-мужчины, имеют «псевдовзрослую» идентичность. Их социальные претензии на статус взрослых превышают их психосоциальное созревание. С другой стороны, молодые мужчины чаще, чем женщины, сообщают о «предвосхищающей» идентичности.Их субъективный возраст имеет тенденцию отставать от их восприятия себя с точки зрения психосоциальной зрелости.

Модель «псевдовзрослых», наблюдаемая среди молодых женщин, может происходить из подросткового опыта, который способствует вовлечению в раннее созревание поведения, подобного взрослому. Девочки начинают половое созревание раньше, чем мальчики (Susman, 1985). Преждевременное развитие девочек связано с ранним сексуальным опытом и вовлечением в отношения с мужчинами более старшего возраста, что, в свою очередь, приводит к негативным психологическим последствиям (Stattin & Magnusson, 1990).Кроме того, женщины-подростки, как правило, имеют более отдаленные и конфликтные отношения с родителями по сравнению с мальчиками, и это может как препятствовать развитию их психосоциальных навыков, так и ускорять принятие взрослых ролей и взрослой идентичности (Benson & Johnson, 2009; Cooney И Мортимер, 1999). Девочки также демонстрируют более низкую самооценку в подростковом возрасте, чем мальчики (Kling, Hyde, Showers, & Buswell, 1999). Без сильного чувства собственного достоинства и поддерживающих родительских отношений женщины-подростки могут испытывать проблемы с обретением уверенности, необходимой для успешной адаптации к их ускоренному развитию.

Мы также находим важные расовые и этнические различия в диссонирующих типах профиля. Молодые люди афроамериканского происхождения, скорее всего, будут демонстрировать идентичность «ожидающего взрослого» и с меньшей вероятностью обладать идентичностью «псевдо-взрослого». Этот вывод весьма поразителен, поскольку исследования неизменно показывают, что афроамериканцы, как правило, имеют более старшую возрастную идентичность в молодом возрасте по сравнению с представителями других расово-этнических групп (Johnson et al., 2007). Как отмечалось ранее, эти молодые люди в выборке, как правило, демонстрировали «ранний» взрослый профиль, характеризующийся повышенным уровнем субъективного возраста и психосоциальной зрелостью.Однако у них меньше всего шансов обладать «псевдовзрослой» идентичностью, другим типом идентичности, отмеченным пожилым социальным возрастом.

Почему молодые люди афроамериканцев склонны к развитию личностных профилей, характеризующихся высоким уровнем психосоциальной зрелости? Такое развитие может происходить из-за взросления в довольно неблагополучных социальных условиях, как предполагает «теория фальсификации» (Burton, 2007). Это также может быть связано с тем фактом, что афроамериканские подростки имеют более высокую самооценку, чем молодежь из всех других расово-этнических групп (Twenge & Crocker, 2002).Это позитивное чувство собственного достоинства может позволить афроамериканской молодежи адаптироваться к изменяющимся условиям развития и оградить ее от потенциальных негативных последствий паттернов раннего развития.

Кроме того, в этом исследовании подчеркивается влияние процессов развития подростков на формирование идентичности молодых людей. Скорость пубертатного развития играет центральную роль в более позднем развитии идентичности, но пути к формированию идентичности являются результатом совокупности подростковых переживаний, а не только пубертатного развития.Например, задержка пубертатного развития в подростковом возрасте может привести к формированию «предвосхищающей» взрослой идентичности в сочетании с высокой самооценкой и отношениями между родителями и подростками, отмеченными близостью и значительной структурой. С другой стороны, это имеет тенденцию приводить к «поздней» взрослой идентичности, когда люди обладают низкой самооценкой и имеют мало возможностей обрести чувство ответственности в подростковом возрасте.

То же самое и в зрелом возрасте. В подростковом возрасте это может способствовать формированию «псевдо-взрослой» или «ранней» взрослой идентичности.Когда продвинутое созревание сочетается с низкой самооценкой, высоким уровнем преступности и отдаленными отношениями между родителями и подростками, это часто способствует формированию «псевдовзрослой» идентичности в молодом взрослом возрасте. Эта модель согласуется с обследованием подростков младшего возраста (Galambos et al., 2003). С другой стороны, продвинутое созревание, скорее всего, будет способствовать «ранней» взрослой идентичности, когда люди также обладают позитивным чувством себя и имеют возможности приобрести компетентность и ответственность в подростковом возрасте.

В совокупности эти результаты предполагают, что раннее пубертатное созревание не обязательно приводит к несоответствиям между возрастной идентичностью и психосоциальной зрелостью. Высокая самооценка и теплые, структурированные родительские отношения обеспечивают адаптивные ресурсы, которые могут защитить подростков от стресса, который обычно связан с несвоевременным половым развитием (Pearlin & Schooler, 1978). Согласно другим исследованиям, раннее пубертатное развитие может иметь пагубные последствия для дальнейшей жизни, когда оно сопровождается другими негативными условиями и контекстами.Необходимы исследования того, как опыт подросткового развития и контексты взаимодействуют, чтобы сформировать развитие молодых взрослых. Например, Фелсон и Хейни (2002) показали, что раннее половое развитие положительно влияет на дальнейшее развитие мальчиков, когда сопровождается высоким уровнем психологической адаптации, но дает отрицательный эффект, когда сопровождается низким уровнем психосоциальной адаптации.

Результаты этого исследования подчеркивают важность подхода к формированию идентичности, ориентированного на развитие и жизненный путь.Мы обнаружили, что опыт, полученный в подростковом возрасте, оказывает длительное влияние на развитие идентичности молодого взрослого, но остается вопрос, будут ли профили идентичности в юном возрасте влиять на последующее развитие. Необходимы дальнейшие исследования потенциальной связи между типами профилей идентичности молодых взрослых и более поздним развитием взрослых. Сохраняются ли несоответствия в развитии в молодые годы и имеют ли значение для развития взрослых? Недавнее исследование предполагает, что преждевременное созревание и развитие личности связаны с депрессией в молодом взрослом возрасте, но исследование измеряет идентичность и депрессию в один и тот же момент времени (Foster et al., 2008). Чтобы определить направление эффектов, необходимы продольные данные.

Данные Add Health предоставляют уникальную возможность изучить, как опыт подростков формирует идентичность молодого взрослого, но важно признать ограниченность данных. Например, пубертатное созревание в этом исследовании ограничено доверием к самоотчетам. Кроме того, необходимы более подробные сведения о процессах созревания. Мы смогли лишь узко оценить взрослые роли и обязанности молодежи в домашнем хозяйстве, используя общение со сверстниками и работу по дому.Таким образом, мы, возможно, не полностью осознали важность этого измерения. Наконец, само исследование обеспечивает новую основу для понимания идентичности как двумерной типологии, хотя данные опросов отдельных людей могут раскрыть лишь очень многое о том, как социальные процессы влияют на развитие. Например, этот подход не дает информации о важных аспектах юной взрослости, таких как отношения со сверстниками. Кроме того, качественные исследования позволят нам раскрыть опыт подростков и показать, как они влияют на адаптивные ресурсы и восприятие себя молодежью.Например, требуется дополнительная работа, чтобы понять, как культурный и социальный контекст влияет на значение внутрииндивидуальных ресурсов, таких как самооценка и уверенность. Возможно, сообщения о низкой самооценке среди азиатской американской молодежи отражают нормативные практики скромности и самокритики, встречающиеся в коллективистских культурах, а не плохую самооценку (Twenge and Crocker, 2002).

Демографы, социологи и психологи развития задокументировали важные изменения в том, как молодые люди переживают переход к взрослой жизни, и исследования предложили продуманные концептуальные перспективы развития идентичности, такие как слияние и новые модели взрослой жизни (Shanahan et al., 2005; Арнетт, 2000). Однако в этой работе отсутствует междисциплинарный, многоуровневый взгляд на развитие личности, который включает как социальные, так и психосоциальные компоненты развития. Такой подход особенно важен в современном мире, отмеченном деинституционализацией и растущей индивидуализацией (Shanahan, 2000). Настоящее исследование идентичности молодых людей представляет собой шаг в этом направлении и представляет собой многообещающую модель для понимания человеческого развития на этом и, возможно, других этапах жизненного пути.

Новый кризис среднего возраста | Психология сегодня

Было время, когда «кризис среднего возраста» просто (хотя и грустно и неточно) характеризовался разводом, ярким красным спортивным автомобилем или сменой карьеры. Эти стереотипы позволили нам дистанцироваться от реальной боли тех, кого мы знаем в среднем возрасте; мы смеялись и подшучивали над пожилыми людьми, которые пытались воплотить в жизнь свои фантазии о молодости. Как и женщины, мы участвовали в наказании тех мужчин, которые променяли своих старших жен на «более молодую модель».”

Тем не менее, проблемы адаптации в среднем возрасте — не повод для смеха. Согласно недавней статье New York Times, взрослые среднего возраста имеют самый высокий уровень самоубийств в стране второй год подряд. В то время как уровень самоубийств исторически был самым высоким среди очень пожилых мужчин (старше 80 лет), в статье New York Times сообщается, что уровень самоубийств среди мужчин в возрасте 45-54 лет в настоящее время является наиболее распространенной группой, которая берет под свой контроль свою жизнь и смерть. в этом случае.

Чем объясняется эта недавняя статистика? Никто не знает точно.А данные о счастье в среднем возрасте сбивают с толку; в то время как количество самоубийств увеличивается, так же как и сообщения о счастье и благополучии в среднем возрасте. Конечно, здесь могут применяться некоторые из тех же факторов давления, которые применяются ко всем бэби-бумерам: трудности в общении со стареющими родителями, видение того, что их ждет впереди с точки зрения долгой и продолжительной жизни, но без особого качества жизни (тема, которую я писали ранее), похоже, создают стресс, который был неизвестен предыдущим поколениям. И, как я уже говорил ранее, уровень злоупотребления психоактивными веществами растет среди людей среднего возраста и среди бэби-бумеров старшего возраста.Так что, возможно, уровень самоубийств среди мужчин среднего возраста частично связан с легкостью получения рецептурных лекарств и распространенностью употребления психоактивных веществ.

Помимо статистики, однако, есть тревожный уровень отчаяния, который я вижу каждый день среди тех, кого я лечу, кто в среднем возрасте. Хотя многие из этих людей заботятся о пожилых родителях, я не уверен, что это единственный источник беспокойства. Похоже, это больше связано со страхом перемещения в рабочей силе, которая выделяет молодежь, а также с культурой, которая ценит молодость и красоту.Наше общество постоянно сообщает, что молодые могут предложить больше. Возможно, большее беспокойство вызывает то, что в очень пустом мире электронных СМИ взрослые среднего и старшего возраста могут не знать, как и могут ли они вписаться. Недавно я разговаривал со старшим коллегой о том, как я ненавижу электронные ридеры. ; интуитивные и чувственные аспекты чтения теряются из-за холодного и далекого прикосновения к экрану. Мой коллега был ошеломлен! Поскольку ему за 60, он предположил, что я буду в восторге от идеи электронного чтения.Но я нет. Поскольку я сам в среднем возрасте, я понимаю, что значит потерять самый фундаментальный аспект чтения и письма и красоту написанного на странице слова. Однако то, что я достаточно молод, чтобы использовать новые и старые формы СМИ, может быть мало утешением для тех, кто на поколение старше меня и пытается почувствовать себя частью мира, который больше не доступен или интересен для них. .

Мир изменился. И не только в том, как мы получаем информацию.Новости, социальные связи и всевозможные данные (точные или нет) теперь размещаются в Интернете. «Связь» больше не связана с тем, есть ли у кого-то простой электронный доступ. Это связано с тем, как и можно ли подключиться и почувствовать себя частью вещей в Интернете. Хотя последние десять лет принесли беспрецедентную трансформацию нашей жизни через онлайн-общение, это среда, в которой мы все подключаемся друг к другу менее личным образом. Возможно, молодые поколения более терпимы к безличным связям.Но даже если это так, я беспокоюсь о влиянии менее личного способа ощущения связи. Хотя бэби-бумеры могут испытывать обратную сторону менее интимных отношений, мне интересно, подвергаются ли риску и будущие поколения.

Реальность такова, что большая часть нашего населения не чувствует, что подключены к Интернету. А учитывая, что большой источник социальной поддержки недоступен для тех, чьи эмоциональные потребности удовлетворяются в Интернете, есть много людей, которые не могут получить социальную поддержку.Многие взрослые, включая меня, являются частью промежуточного поколения; мы находимся в сети, но многие вещи, которые, кажется, вызывают «связь» (например, Twitter, Facebook и т. д.), теряются для нас. Мы этого не понимаем. Как сказала Бетти Уайт в субботу вечером в прямом эфире, Facebook кажется «огромной тратой времени».

Отсутствие социальной поддержки является фактором риска как депрессии, так и самоубийства. Неясно, чувствуют ли себя люди старшего и среднего возраста более изолированными в эпоху Интернета, и еще менее ясно, способствует ли изоляция от электронных подключений повышению уровня самоубийств.Однако я не могу не задаться вопросом, каково было бы знать, что значительная часть того, что люди воспринимают как «происходящее», находится в сети и что они чувствуют себя обделенными. Но многие люди чувствуют себя обделенными. Старшие поколения всегда отмечали, что они не понимают молодое поколение. Это всегда была завуалированная попытка скрыть утрату, которую чувствуют пожилые люди, когда мир движется вперед. Ощущение того, что тебя оставили позади, не является чем-то новым в истории старения. Но кажется, что мир развивается быстрее, чем предыдущие поколения, и я беспокоюсь о тех, кто заблудился; конечно, некоторые бумеры есть.Я понимаю их сопротивление со стороны моих друзей, которые отказываются писать сообщения, или со стороны старших коллег, которые не подписываются на Facebook, потому что я тоже это чувствовал. И хотя может показаться соблазнительным сказать этим взрослым старшего и среднего возраста «покончите с этим», я не думаю, что это сильно поможет людям, особенно тем, кто хочет прочитать то, что написано на листе бумаги, или для те, кто думают о межличностных отношениях как об обеде с коллегой или ужине с друзьями. Несмотря на все свои преимущества, Интернет — это уединенное место, и мои старшие коллеги правы в том, что хотят встретиться лично.

Хотя причины количества самоубийств из числа бумеров остаются неясными, похоже, что некоторые люди среднего возраста чувствуют себя одинокими и не могут общаться. Вопрос в том, помогает ли Интернет соединять людей или заставляет их чувствовать себя более изолированными? И если последнее верно, что мы можем сделать, чтобы помочь людям всех возрастов почувствовать себя связанными в мире новых медиа? Может быть, ключ к тому, чтобы сделать социальные сети более инклюзивными и интересными для тех, кто старше, и, на этот раз, не только для молодежи.

Восемь этапов развития Эриксона

Психолог Эрик Эриксон разработал восемь стадий развития , чтобы объяснить, как люди созревают. Этапы проясняют проблемы развития, с которыми сталкиваются в разные моменты жизни. Его теория широко преподается на курсах психологии развития в Соединенных Штатах.

Теории развития, основанные на стадиях, были популярны во времена Эриксона. Однако есть одно важное отличие между теорией Эриксона и другими популярными моделями его времени.Согласно теории Эриксона, человеку не обязательно успешно пройти одну стадию развития, чтобы перейти к следующей стадии.

Восемь стадий развития

На каждом этапе есть конфликт между двумя противоположными концепциями. Например, главный конфликт на младенческой стадии — это доверие и недоверие. Хотя люди любого возраста могут испытывать проблемы с доверием, именно на стадии младенчества проблема наиболее серьезна.

Что делать, если человек не преодолевает трудности определенного этапа? Человек все равно перейдет к следующему испытанию.Тем не менее, темы из предыдущего задания могут повлиять на более поздние этапы. Например, ребенок, который никогда не устанавливает доверие в младенчестве, может вырасти во взрослого, которому не удается сохранить доверие в романтических отношениях.

Восемь стадий разработки:

Этап 1: Младенчество: доверие против недоверия

Младенцы зависят от опекунов, обычно родителей, в удовлетворении основных потребностей, таких как еда. Младенцы учатся доверять другим в зависимости от того, насколько хорошо воспитатели удовлетворяют их потребности.

  • Trust: Когда воспитатели быстро реагируют на плач младенца, ребенок может научиться полагаться на других.По мере того, как опекуны удовлетворяют потребности младенца, у него может развиться чувство доверия и безопасности.
  • Недоверие : Если опекуны пренебрегают потребностями ребенка или если уход носит спорадический характер, ребенок может стать незащищенным. Они могут понять, что не могут полагаться на других, и поэтому чувствуют себя небезопасными.

Этап 2: Детство: автономия против Стыд и Самоуверенность

На этом этапе маленькие дети начинают познавать окружающий их мир.Они узнают больше об окружающей их среде и своем месте в ней. Они также развивают базовые навыки, такие как приучение к туалету.

  • Автономия : На этом этапе опекуны часто служат безопасной базой для изучения мира. Когда воспитатели поощряют независимость, дети будут чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы рисковать.
  • Стыд: У детей, чьи воспитатели отговаривают их, может развиться чувство стыда. Если опекуны воспитывают чрезмерную зависимость, ребенок может научиться сомневаться в собственных силах.

Этап 3: Дошкольное образование: инициатива против вины

Дошкольники все больше сосредотачиваются на том, чтобы делать что-то самостоятельно и ставить собственные цели.

  • Инициатива : Когда воспитатели воспитывают эти тенденции, дети учатся принимать решения и планировать будущее. Они могут вырасти во взрослых, которые смогут следовать своим амбициям.
  • Вина : Если детей критикуют за напористость, они могут чувствовать вину за то, что преследуют свои желания.Контролирующие опекуны могут научить детей следовать примеру других, а не начинать свои собственные планы.

Этап 4: младшие школьные годы: промышленность против неполноценности

По мере того, как дети растут в независимости, они все больше осознают себя как личность. Они начинают сравнивать себя с другими.

  • Отрасль : Дети, которые успешны по сравнению со своими сверстниками, могут развить уверенность в себе и гордость. Похвала за достижения может повысить их самооценку.
  • Неполноценность : Дети, не достигшие определенных этапов, могут сомневаться в своих способностях или самооценке. Когда детей постоянно критикуют, у них может развиться чувство неполноценности.

Стадия 5: Подростковый возраст: Идентичность в сравнении с путаницей ролей

Знаменитый термин «кризис идентичности» происходит от этого периода развития. На этом этапе основная цель подростков — ответить на вопрос «Кто я?» Они могут пробовать разные образы, чтобы определить, какие роли им подходят лучше всего.

  • Идентификация: Чтобы преуспеть на этом этапе, подросткам необходимо сформировать связное ощущение себя. Им нужно будет определить свои жизненные приоритеты (семья, успехи в учебе и т. Д.). Затем им нужно будет поставить перед собой взрослые цели, основанные на этих ценностях.
  • Смешение ролей: У некоторых подростков может быть слабое самоощущение. Они могут изо всех сил пытаться оторваться от человека, которого ожидают от них их родители или сверстники. Без последовательной идентичности они могут запутаться в том, чего они действительно хотят в будущем.

Этап 6: Юность: близость против изоляции

Согласно Эриксону, юная зрелость — это период, в течение которого многие люди женятся или заводят важные отношения. Он был определен как от 20-24 лет до 20-40 лет.

  • Близость: Отношения могут быть ключевым источником привязанности и близости во взрослом возрасте. Многие находят эмоциональную выгоду в привязанности на всю жизнь.
  • Изоляция: По словам Эриксона, люди, которые не развивают отношения, могут оказаться в социальной изоляции.У них может развиться длительное чувство одиночества.

Этап 7: средний возраст: генеративность против стагнации

Цель этого этапа — внести свой вклад в общество и следующее поколение. Взрослые на этом этапе часто находятся на пике карьеры. Многие люди воспитывают детей.

  • Генеративность : Люди могут предложить руководство следующему поколению через воспитание или наставничество. Они также могут предложить проложить путь, оставив наследство.Внесение вклада в будущее общества может дать людям чувство общности и целеустремленности.
  • Застой : Некоторым людям может казаться, что они не оказывают никакого влияния на общество. Если люди не считают свою работу значимой, они могут чувствовать себя беспокойными или изолированными. Некоторым может казаться, что они «достигли пика», и что их жизнь в будущем станет только хуже.

Этап 8: Поздняя зрелость: целостность эго против отчаяния

На этом этапе пожилые люди размышляют о своей жизни.

  • Целостность эго: Те, кто чувствует удовлетворение своей жизнью, могут гордо встречать смерть и старение.
  • Отчаяние: Люди, испытывающие разочарования или сожаления, могут впасть в отчаяние.

Ограничения восьми ступеней Эриксона

Восемь стадий развития Эриксона — популярная теория. Тем не менее, он также получил изрядную критику со стороны психологического сообщества.

Эриксона часто критикуют за ограниченный взгляд на человеческое развитие.Критики утверждают, что Эриксон слишком много внимания уделял детству, пренебрегая развитием, которое происходит во взрослом возрасте. Он признал, что личность человека может измениться в зрелом возрасте после подросткового возраста. Тем не менее, он не высказал никаких предположений о том, как и почему произойдет такое изменение.

Другие критики не согласны с его взглядами на гендер. Эриксон согласился с Фрейдом в том, что личностные различия между полами уходят корнями в биологию. Он утверждал, что человеческое развитие также различается по полу. Теоретики-феминистки критикуют Эриксон за использование мужского опыта в качестве стандартного шаблона для человеческого развития.

Наконец, некоторые критики говорят, что Эриксон слишком много внимания уделяет предположениям, а не данным. Эриксон основывал большую часть своей теории на биографических исследованиях. Наблюдение за этапами в тематическом исследовании может помочь людям понять действующие концепции. Однако детали развития Махатмы Ганди трудно применить в широком масштабе.

Каталожные номера:

  1. Критика и споры Эриксона. (n.d.) Получено с http://web.cortland.edu/andersmd/ERIK/crit.HTML
  2. Эриксон, Э. Х. (1969). Истина Ганди: Истоки воинствующего ненасилия . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Norton
  3. 8 стадий психосоциального развития Эриксона. (нет данных) Lumen Learning. Получено с https://courses.lumenlearning.com/teachereducationx92x1/chapter/eriksons-stages-of-psychosocial-development
  4. Харвуд Р., Миллер С. А. и Васта Р. (2008). Детская психология: развитие в меняющемся обществе . Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons,
  5. Сорелл, Г.Т. и Монтгомери М. Дж. (2001). Феминистские взгляды на теорию Эриксона: их актуальность для современных исследований развития идентичности. Идентификационный номер 1 (2), 97-128. Получено с https://www.researchgate.net/publication/247502689_Feminist_Perspectives_on_Erikson_’s_Theory_Their_Relevance_for_Con Contemporary_Identity_Development_Research

Последнее обновление: 23.05.2018

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

% PDF-1.5 % 1 0 объект > >> эндобдж 4 0 obj / CreationDate (D: 20130513080736 + 01’00 ‘) / ModDate (D: 20130513080736 + 01’00 ‘) /Режиссер >> эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 5 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] / XObject> >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание [44 0 R 45 0 R 46 0 R] / Группа> / Вкладки / S / StructParents 0 / Аннотации [47 0 R] >> эндобдж 6 0 obj > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 51 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 1 >> эндобдж 7 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 52 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 2 >> эндобдж 8 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 53 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 3 >> эндобдж 9 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 54 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 4 >> эндобдж 10 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 55 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 5 >> эндобдж 11 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 56 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 6 >> эндобдж 12 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 57 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 7 >> эндобдж 13 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 58 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 8 >> эндобдж 14 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 59 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 9 >> эндобдж 15 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 60 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 10 >> эндобдж 16 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 61 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 11 >> эндобдж 17 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 62 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 12 >> эндобдж 18 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 65 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 13 >> эндобдж 19 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 66 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 14 >> эндобдж 20 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 67 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 15 >> эндобдж 21 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 68 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 16 >> эндобдж 22 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 69 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 17 >> эндобдж 23 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 70 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 18 >> эндобдж 24 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 71 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 19 >> эндобдж 25 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 72 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 20 >> эндобдж 26 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 73 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 21 >> эндобдж 27 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 74 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 22 >> эндобдж 28 0 объект > / ExtGState> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 76 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 23 >> эндобдж 29 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 77 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 24 >> эндобдж 30 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595.32 841,92] / Содержание 78 0 руб. / Группа> / Вкладки / S / StructParents 25 >> эндобдж 31 0 объект > / XObject> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / MediaBox [0 0 595,32 841,92] / Содержание 80 0 руб.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *