Что значит прагматичный человек: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Прагматичный мир. Что значит прагматичный человек

07Апр

Что такое Прагматизм

Прагматизм – это философское течение, возникшее в США в конце 19 века. Основная идея, суть или концепция прагматизма заключается в следующем утверждении: «Любая идеология, суждение или утверждение, могут считаться верными лишь в том случаи, если они работают удовлетворительно и несут практическую ценность. Все остальные непрактичные идеи, не стоят внимания, и должны быть отвергнуты.

Что такое ПРАГМАТИЗМ – определение, значение простыми словами, кратко.

Простыми словами, Прагматизм – это точка зрения, которая нацелена на рассмотрение практических последствий и реальных эффектов от тех или иных действий. Другими словами, можно сказать, что прагматизм – это определенное мировоззрение, суть которого заключается в том, чтобы оценивать вещи, идеи или поступки только с точки зрения их практичности и целесообразности.

Особенности, утверждения и характеристики прагматизма.

Концепция прагматизма по своей сути базируется на шести основных критериях, это:

  • Принцип полезности;
  • Вера в демократию;
  • Взаимосвязь мысли и действия;
  • Метафизика;
  • Эпистемология;
  • Аксиология.

Принцип полезности. Это основополагающий принцип, на котором базируется вся теория прагматизма и именно он входит в основное определение. Суть данное принципа заключается в том, что реально важны только те вещи, которые несут практическую пользу.

Вера в . Так как философия прагматизма поддерживает концепцию , то это непременно ведет к приверженности демократии, ведь именно с ней они достаточно близки во взглядах на общечеловеческие ценности. Тем не менее концепция прагматизма отрицает наличие вечных ценностей. Значение подобных ценностей способно меняться с течением времени и изменением действующей восприятия.

Взаимосвязь мысли и действия. Концепция прагматизма воспринимает мысль как неотъемлемо часть действия.

. Прагматики воспринимают материальный мир как единственный и истинный. Человеческая личность считается высшей ценностью. Человек является социальным существом, и его развитие возможно только в обществе. Для него, этот мир представляет собой сочетание разных элементов, где истина может меняться. Так к примеру, прагматизм может допускать существование Бога, если вера в его существование полезна для развития общества в данном периоде времени.

Эпистемология. Прагматизм рассматривает опыт как источник достижения знаний. Человек получает знания через деятельность и идеи на основе опыта. Прагматики рассматривают экспериментальные методы как лучший способ получения знаний.

Аксиология. Прагматизм не верит в вечные ценности. Человек сам создает ценности. Прагматики рассматривают последствия как основу для выбора всех типов ценностей.

ПРАГМАТИЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК или ЧЕЛОВЕК ПРАГМАТИК – кто это?

В первую очередь, прагматичный человек – это весьма целеустремленная личность. Он способен рационально оценивать окружающую обстановку и принимать взвешенные решения, которые в итоге должны принести благо ему или обществу (

зависит от целей ). Прагматик не верит в существование авторитетов, и к любой получаемой информации относится с чувством здорового

Прагматизм… Какое загадочное слово, не правда ли? Вы не знаете, что такое прагматик, кого подразумевают под этим словом? В данной статье мы разберемся с этим понятием. Как можно догадаться, прагматики — это особая категория людей. Позднее поговорим о них подробнее.

Когда появился прагматизм?

Философия прагматизма зародилась в начале 70-х годов XIX в. Основоположником прагматизма стал Ч. Сандерс, ученый и философ из Америки. Базовые идеи прагматизма он проиллюстрировал в двух своих статьях: «Как сделать наши идеи ясными» и «Закрепление верования».

Данное философское направление мысли прочно закрепилось в США в ХХ веке. Сам термин «прагматизм» произошел от греческого «действие».

Понятие прагматичности

Одно из определений прагматичности характеризует ее как способность спланировать и реализовать выбранные жизненные ориентиры, абстрагировавшись при этом от всего ненужного и отвлекающего, не относящемуся к цели. Это талант делать все по плану. Данное свойство весьма полезно для людей, привыкших добиваться своих целей.

Согласно другой трактовке, под прагматичностью понимается извлечение личных выгод из сложившейся ситуации, умение ставить в жизни конкретные цели и отыскивать реальные способы для их воплощения. Как видно, две эти точки зрения на понятие «прагматичность» практически идентичны, и это позволяет сделать выводы о том, что прагматики — это целеустремленные натуры.

Прагматичность можно сравнить с предприимчивостью, и очень жаль, что оба эти понятия зачастую вызывают поток критики со стороны общества. Общество, которое всеми силами пытается задавить в людях инициативность, желание действовать и чего-то добиваться, сильно преуспевает в этом, воспитывая все новых и новых безвольных людей. Однако в любом обществе время от время по счастливой случайности или волею судьбы рождаются прагматики. Так кто же это такие?

Кто такие прагматики?

Понятное дело, что многие не воспринимают само понятие «прагматики». Это потому, что прагматичные люди заметно выделяются на фоне общей массы, а ярким личностям часто завидуют или просто не понимают их.

Прагматик никогда не станет ведомым (разве что это понадобится для его же блага), он сам будет полновластным властелином своей судьбы, строго идя к своей цели, и никто ему будет не указ! А выстроенная им же самим система взглядов и ценностей будет помогать ему в этом. Основной принцип прагматиков — не берись за следующее дело, пока не закончено старое!

Прагматик каждую вещь оценивает практически, исходя их ее полезности и значимости. Он руководствуется здравым смыслом и разумом, он верит лишь в то, что увидел сам, отрицает нематериальные явления.

Как мыслит прагматик?

Прагматиков часто сравнивают с аналитиками, что в корне неверно, поскольку это совершенно разные понятия. Прагматик, в отличие от аналитика, не занимается тщательным сбором фактов и проверкой их достоверности. Он использует на практике новые экспериментальные идеи. Он не любит возиться с бумажками — он нацелен на моментальный результат. Получив новое трудное задание, прагматик не станет думать, с какой стороны к нему подступиться, а сразу примется за работу, поскольку уверен, что все у него получится. Ведь не получается только у того, кто ничего не делает.

Прагматики — это люди, которые всегда активны, что порой диву даешься, откуда они берут столько энергии? По темпераменту они — холерики. Генерируют идеи со скоростью молнии и в большом количестве.

Что, тоже захотели стать прагматиком? Тогда читайте дальше и учитесь!

Как стать прагматичным человеком?

Теперь, когда вы знаете, что означает слово «прагматичный человек», самое время дать вам несколько советов, которые помогут вам стать таковым.

1. Для воспитания в себе мышления прагматика обдумывайте намеченные дела и цели и не страшитесь отбросить всё ненужное и второстепенное, поскольку оно откладывает ваш успех.

2. Возьмите в привычку строить планы даже на самое что ни на есть отдаленное время. Пусть это будут совсем фантастические мечты, но они помогут вам понять, чего вы действительно хотите от жизни, и выстроить ход дальнейших действий по их достижению — мыслите стратегически.

3. Чтобы научиться мыслить стратегически, составьте перечень своих полузабытых, несбывшихся, но до сих пор актуальных желаний. Выберите одно из них и составьте план по его воплощению. Здесь вам придется ответить на несколько вопросов:

  • Сколько денег потребуется для воплощения желания?
  • Кто может помочь в его воплощении?
  • Какие преграды есть на пути его реализации?
  • Что нужно знать и уметь, чтобы достичь желаемого?

Так вы разобьете глобальную мечту на мелкие, вполне конкретные и реализуемые цели. При этом не забывайте «золотое» правило прагматиков, которое гласит, что все вложенные усилия обязательно должны окупиться, причем с дивидендами.

Нужен ли прагматизм в жизни?

Теперь вы знаете, кто такие прагматики, и вам решать, становиться ли в их ряды или нет. В любом случае целеустремленность и сосредоточенность прагматиков заслуживают уважения, и каждому человеку в определенных жизненных ситуациях полезным будет перенять хоть на время черты склада характера прагматика.

Прагматичность – это не только извлечение личной выгоды из окружающей обстановки и сложившихся условий, но и умение ставить конкретные жизненные цели, идеи и находить рациональные способы их воплощения. Важное свойство прагматичности – это умение ранжировать свои приоритеты, выбирать наиболее важные и последовательно воплощать их в жизнь. Прагматичность сродни предприимчивости, и оба этих часто критикуются общественной моралью. «Много хочешь – мало получишь» — утверждение, ставшее почти народной мудростью, но такой подход воспитывает слабовольных и инертных людей, не стремящихся к лучшему. Прагматичный же человек сам становится хозяином своей судьбы, он выстраивает свою систему взглядов и принципов для скорейшего получения практически полезных результатов.

Главный закон прагматичности – не браться за следующее действие, пока полностью не выполнено предыдущее. Только качественная реализация каждого дает возможность двигаться вперед к намеченной цели. Чтобы воспитать в себе прагматическое мышление, старайтесь обдумывать свои цели и намеченные дела. Не бойтесь отбрасывать несрочные и неважные — они только тормозят вас на пути к успеху. Научитесь строить планы даже на далекое будущее: здесь подойдут любые, даже самые фантастические идеи и невероятные мечты, но они помогут вам сориентироваться, чего именно вы хотите добиться. Чтобы научиться мыслить стратегически, напишите список ваших заветных желаний, полузабытых, нереализованных, но до сих пор не утративших актуальность. Затем выберите одну из этих идей и составьте план ее реализации.1. Какие материальные средства вам понадобятся для ее достижения?2. Какие люди могут помочь вам в воплощении задуманного?3. Какие препятствия будут ожидать вас на пути к цели? Обдумайте способы их преодоления.
4. Какими навыками вам нужно обладать для осуществления мечты?Таким образом, перед вами явно предстанет практическая задача, разбитая на более мелкие этапы, которые вы должны будете последовательно реализовывать. Но помните, что согласно «золотому» правилу прагматичности, любые вкладываемые усилия обязательно должны окупаться соответствующими дивидендами.

Слово «актуальность », «актуальный» приходится слышать довольно часто в самых разных областях жизни. Так, студентов просят указать актуальность выбранной ими темы дипломной работы, по телевидению показывают актуальные новости. Особенно важна актуальность в отношении информации, которая в наше время устаревает так быстро.

Инструкция

Актуальность — важность, существенность, злободневность чего-то для настоящего момента времени. Само слово происходит от латинского actualis — действительный, настоящий. В качестве синонимов актуальности можно привести жизненность, насущность, важность, своевременность, современность. Существуют такие устойчивые , как «актуальная тема», «актуальный вопрос», «актуальная задача» и т.д. Актуальная тема всегда интересна, пользуется спросом, затрагивает мысли и чувства. Актуальная задача — та, которая должна быть решена в первую очередь.

Если максимально просто попытаться объяснить суть данного слова, то можно сказать, что для того, кто хочет есть, актуальна еда, а для того, кто спешит на работу, — наличие транспорта. Понятие актуальности важно в сфере и производства. Так, актуальным востребованный бренд, т.е. соответствующий ключевым мотивациям и потребностям целевой аудитории. Такой бренд пользуется спросом. В

актуальность связана с понятием о постоянном движении и вечной изменчивости бытия. При этом актуальность отражает текущую действительность и запечатлевает ее, прежде чем эта действительность снова изменится.

Слово «актуальность » часто применяется в отношении искусства, какого-либо произведения — картины, книги, кинофильма. Если произведение актуально, что оно отвечает на текущие вопросы и потребности общества.

Оно зачастую становится своей эпохи и частью . В этом отличие актуальности от моды: мода — это прихоть общества, она уходит также незаметно, как приходит. Актуальные вопросы — это те, которые волнуют людей в данный момент на сознательном и подсознательном уровне. С одной стороны, актуальность — заведомо временное. Но некоторые произведения остаются актуальными на века за счет того, что поднимаемые ими темы одинаково важны для людей в любую эпоху. В таких случаях об , «прошедшем проверку временем».

С точки зрения технической стороны процедуры ранжирование основывается на определенном алгоритме присвоения рангов каждому из объектов, входящих в состав рассматриваемого множества. Так, наиболее распространенный алгоритм базируется на принципе, в рамках которого объекту, имеющему максимальное значение признака, присваивается наивысший ранг, а объекту, имеющему минимальное значение признака — самый низший ранг. При этом высшим рангом считается 1, а низшим — число, соответствующее количеству объектов в анализируемом множестве. Так, например, если критерием ранжирования в группе из 15 мальчиков считается рост, то ранг 1 получит самый высокий мальчик, имеющий рост 192 сантиметра, а ранг 15 — самый невысокий мальчик, имеющий рост 165 сантиметров.

При этом в случае, если два или более объектов характеризуются одинаковыми значениями признака, им присваиваются равные , каждый из которых равен среднему арифметическому суммы рассматриваемых рангов. Например, осуществляя ранжирование по результатам контрольной работы в группе из , можно столкнуться с ситуацией, когда один из ее членов получил оценку 5, один — оценку 3, а трое — оценку 4. Таким образом, отличник получит ранг 1, троечник — ранг 5. При этом ученикам, получившим оценку 4, будет присвоен одинаковый ранг: его следует рассчитать как среднее арифметическое рангов, которые будут разделены между ними, а именно — рангов 2, 3 и 4. Таким образом, средний ранг этих учеников = (2 + 3 + 4) / 3 = 3.

Ранжированные списки

На практике в современной России построение ранжированных списков наиболее активно используется учебными заведениями, которые таким образом упорядочивают абитуриентов, желающих поступить в данный вуз или другое заведение. В этом случае критерием ранжирования выступает сумма баллов, которую каждый выпускник получил по всем экзаменам, являющимся обязательными для поступления.

На основании этого показателя выстраиваются ранжированные списки абитуриентов, в которых наивысшие позиции занимают молодые люди, набравшие наибольшее общее количество баллов, а самые низшие — те, кто набрал наименьшее количество баллов. На основании этих списков, которые также иногда называют рейтингами абитуриентов, впоследствии осуществляется зачисление.

Вы когда-нибудь видели человека, который умеет четко ставить перед собой цели, специально упуская из внимания лишние детали, и тут же разрабатывать план, методы и способы достижения желаемого? Замечали ли вы, что обычно такие люди действительно получают то, чего хотят, являются успешными? Встретив такую личность, знайте, что это и есть прагматичный человек, который планирует каждую минуту своего времени.

Прагматичность – достоинство или недостаток?

Именно благодаря умению планировать, грамотно все рассчитывать и выбирать нужные «инструменты» для достижения цели они и добиваются успеха.

Ставя перед собой очередную задачу, такие люди сразу видят конечный результат и упорно движутся к нему.

Безусловно, постановка целей и их реализация должна влечь за собой личную выгоду для человека, поэтому данное качество характера нередко сравнивают с предприимчивостью.

Обе характеристики нередко вызывают у окружающих негативное отношение и даже осуждение. Как правило, такие отзывы можно услышать от людей, привыкших пускать свою жизнь и благополучие на самотек, не старающихся улучшить ее и добиться своими силами чего-то существенного. В отличие от них, прагматичный и практичный человек чувствует и по сути является хозяином собственной судьбы. Такая личность самостоятельно формирует систему принципов, задач, жизненную позицию, которая позволяет уверенно продвигаться к намеченному результату.

Тем не менее вызывать к себе негативное отношение со стороны окружающих людей прагматики могут и по другим причинам:


  • Эти люди нередко циничны. В их понимании все имеет свою цену, а потому покупается и продается. Такой подход к жизни часто делает их в глазах людей бесчувственными;
  • Они наблюдательны, но часто не доверяют другим людям, ставя под сомнение их поступки и слова. Для обладателя этого качества не существует авторитетов, что, пожалуй, и помогает им еще быстрее двигаться к цели.
  • Окружающие часто усматривают в их действиях эгоизм. Действительно, рационально мыслящие, они часто ведут себя, создавая именно такое впечатление, которое по сути является верным.

Кто-то все эти характеристики относит к отрицательным свойствам прагматиков, а кто-то видит в них лишь способ решения поставленных задач, деловую хватку.

Одно из основных правил, которого придерживаются люди, обладающие данной характеристикой – доводить свое дело до конца. Этот принцип позволяет уверенно идти к цели, воспитывает выдержку, организованность, дисциплинирует. Они беззастенчиво отказываются от всего, что считают неважным, ненужным, отвлекающим от главного.

Можно ли это качество отнести к положительным? Скорее да, чем нет. Оно позволяет уверенно чувствовать себя в жизни, быть собранным и сконцентрированным на новых достижениях. Благодаря ему личность быстро ориентируется в своих профессиональных предпочтениях, выявляет и использует другие свои качества, позволяющие достигать намеченного.

Что такое прагматичность?


Нередко прагматичный человек ставит перед собой сразу несколько задач, но только если они могут быть реализованы одновременно либо являются вытекающими друг из друга.

Еще одно кредо такой личности заключается в том, что все вкладываемое в задумку (время, силы, деньги) должно вернуться сторицей. Если эта задача реализована, она дает уверенность, силы на будущие победы, повышает чувство самоуважения. При этом речь далеко не всегда идет только о материальной прибыли – для удовлетворения своих притязаний прагматику достаточно получить и моральную выгоду.

В противном случае человек считает свои вложения зря упущенными.

Люди, обладающие этой характеристикой, все же способны проявить заботу об окружающих, но только если они знают, что получат взамен. Вам это кажется циничным? Отбросьте предрассудки – все мы ждем от людей поддержки и заботы, иногда не отдавая себе отчет в том, что и дарим их в надежде получить аналогичную ответную реакцию. Более того, прагматичный человек может проявить участие даже гораздо большее, нежели чувственная и сентиментальная личность.

Несмотря на некоторые качества, вызывающие негативное отношение, эти люди являются отличной партией для семейной жизни. Они надежны, с ними комфортно, спокойно. Исходя из того, что они строят планы, причем обычно среди них есть далеко идущие, своей паре они, как правило, остаются верны на долгие годы, если чувствуют в ней поддержку.

Нет никаких сомнений в том, что прагматики – сильные личности, обладающие завидной силой воли и упорством. При этом они не любят слышать и задавать вопросы, предмет которых их не интересует.


Как правило, они не ищут извилистых путей, всячески сокращая затрачиваемое время на достижение цели. Прагматики никогда не прячутся за чужими спинами, решая собственные трудности только своими силами.

Более того, их моральные качества не позволяют им не отреагировать на проблемы близких, поэтому они без лишних уговоров берутся помочь. Заработав себе определенный авторитет в глазах окружающих, такая личность с удовольствием делится своими «лаврами» с близкими.

Стоит ли говорить о том, что мечтателями назвать их нельзя?

Ждать от них стоит только расчета, рациональности, слаженных и целенаправленных действий.

Иногда прагматиков называют везунчиками. На самом деле секрет их успешности кроется в высоком уровне требовательности прежде всего к себе, ориентированности на достижении результата своим упорством и трудом.

Они умеют зарабатывать деньги, давать им счет, но это совсем не означает, что они скупы. Семья прагматичного человека обычно не испытывает нужды и не слышит от главы ячейки общества (коим он, как правило, и является) упреков об излишнем расточительстве.


Прагматики стремятся к свободе и чувствуют себя свободными. В их понимании она заключается в способности и возможности реализовать себя. Эти люди осознают, что без выполнения каких-то требовании и обязанностей прожить нельзя, но это ни в коей мере не ограничивает их свободу, а лишь способствует самоконтролю, организованности, активности. Через эти качества прагматики и могут улучшить жизнь себе и окружающим.

Хотите стать прагматиком – мы расскажем как этого добиться!

Вам импонирует эта черта характера, но вы считаете, что с ней нужно родиться?

На самом деле это качество можно в себе воспитать, используя несколько советов:


  • Поставьте цель и постоянно обдумывайте ее. Разработайте способы и методы ее достижения, определите, какие «инструменты» наиболее подходят для этого. Не бойтесь оставить без внимания все нюансы, которые в вашей стратегии не важны;
  • Стройте планы даже на далекую перспективу. Прагматики не мечтатели, но не потому, что они не верят в исполнение грез, а потому что они ищут вполне реальные способы воплотить их в жизнь. Даже если вам кажется, что они не осуществимы, хорошенько все обдумайте – возможно, вы трансформируете свои грезы во что-то более легко осуществимое;
  • Не оставляйте начатое дело на полпути. Решив один раз сложную на первый взгляд задачу, вы обретете больше уверенности в своих силах, способностях;
  • Прагматичный человек мыслит стратегически. Вам нужно научиться делать то же самое. Вспомните и запишите все те желания и чаяния, которые вам не удалось исполнить, но они до сих пор имеют для вас значение. Из них определите наиболее значимое и разработайте алгоритм предварения его в жизнь. Чтобы это сделать, нужно определить, какие финансовые затраты это повлечет, нужна ли вам сторонняя помощь, от кого и какая. Кроме того, обозначьте, что может помешать вам достичь цели, и обозначьте, какие умения, знания, навыки вам могут пригодиться для приближения к результату.

Благодаря этому подходу вы разделите большую, неисполнимую в вашем понимании мечту на более мелкие. Это поможет правильно поставить перед собой задачи и найти пути их решения.

РАЗНИЦА МЕЖДУ ПРАГМАТИЧНЫМ И ДАЛЬНОВИДНЫМ | СРАВНИТЕ РАЗНИЦУ МЕЖДУ ПОХОЖИМИ ТЕРМИНАМИ — ЖИЗНЬ

Прагматичный и дальновидный — это два слова, между которыми можно определить четкую разницу на основе их точки зрения. Прагматический — это прилагательное, которое относится к фактическим данным и соб

Pragmatic vs Visionary
 

Прагматичный и дальновидный — это два слова, между которыми можно определить четкую разницу на основе их точки зрения. Прагматический — это прилагательное, которое относится к фактическим данным и событиям реальной жизни. Прагматикфокусирует на имеющихся возможности и препятствия и на основе этих фактических данных подходит к проблеме и выбирает правильный путь. Визионер, с другой стороны, также является прилагательным, относящимся кутопические идеалы. У дальновидного человека были бы цели, почти сказочные. Этоключевое отличие между прагматичным и дальновидным. В этой статье делается попытка прояснить разницу между прагматическим и визионерским, чтобы подчеркнуть их значение.

Что значит прагматичный?

Быть прагматичным — значит заботиться о фактических данных и реальных событиях в жизни. Прагматичный человек обращает внимание на реальные события и справляется с этими ситуациями наилучшим образом. Он пытался выбрать лучший путь, анализируя и взвешивая различные преимущества, недостатки, препятствия и возможности на каждом пути, и приходил к решению.

Прагматичный человек меньше ориентируется на философские идеалы и теории. Его основное внимание уделяется поиску практических решений. Прагматичные лидеры могут быть чрезвычайно ценными в организационном контексте, поскольку они могут быстро находить решения повседневных проблем.

Вот несколько примеров использования слова «прагматический» в предложениях.

Команда много работала, чтобы найти прагматичное решение проблемы.

Он известен как прагматичный лидер.

Что значит Visionary?

Быть дальновидным — значит иметь утопические идеи. Провидца не слишком беспокоят фактические детали и повседневные события. Они сосредотачиваются на далекой цели или видении. В долгосрочной перспективе дальновидные идеалы также могут быть чрезвычайно важны, потому что, хотя они не замечают повседневных проблем, они могут достигать конечных целей. Большинство людей считают, что это всего лишь мечты и иллюзии, дающие людям ложную надежду. Однако некоторые визионерские мысли могут приходить в форме видений, пророчеств и откровений.

Когда дело доходит до лидерства, дальновидный лидер может предвидеть будущее, хотя ему может не удастся найти практические решения проблем, с которыми люди сталкиваются ежедневно. Визионерские мысли управляются философскими идеалами и теориями.

Вот несколько примеров использования слова визионер в предложениях.

Призрачный лидер не смог увидеть тяжелое положение людей.

Его планы довольно дальновидные.

В чем разница между прагматиком и провидцем?

Определения прагматичного и дальновидного:

Прагматичный: Быть прагматичным — значит заботиться о фактических данных и реальных событиях в жизни.

Провидец: Быть дальновидным — значит иметь утопические идеи.

Характеристики прагматика и визионера:

Реальность:

Прагматичный: Прагматизм предполагает решение реальных жизненных ситуаций.

Провидец: Визионерство иногда может помешать человеку увидеть реальность, поскольку он захвачен иллюзией или мечтой.

Практические решения:

Прагматичный: Прагматичный человек может найти практические решения проблем, взвесив все «за» и «против» ситуации, прежде чем прийти к решению.

Провидец: Провидец не может предложить практических решений, хотя он может предсказывать будущее.

Теория:

Прагматичный: Прагматичный человек не руководствуется теорией или философией, он руководствуется фактами.

Провидец: Провидец руководствуется не только философией, но и теорией.

«В семье уже нет нужды» – Огонек № 38 (5196) от 26.09.2011

В российский прокат выходит новый фильм Андрея Звягинцева «Елена», получивший специальный приз жюри на Каннском фестивале этого года. «Огонек» поговорил с режиссером накануне премьеры

— В фильме «Елена», как и в остальных ваших фильмах, в центре повествования — конфликт внутри семьи. В чем сегодня, по-вашему, различие между западной и отечественной семьей?

— Понятия не имею, потому что европейскую семью я могу наблюдать только в кино. Когда я приезжаю на Запад, они себя ведут как на выставке. Снаружи не разглядеть. Я думаю, что человек везде одинаков, поэтому во всем мире в семьях творится примерно одно и то же. И если ценности разрушаются, то они разрушаются везде. Мне сложно об этом говорить, я далек от обобщений. Отталкиваюсь от себя, своего видения на данный момент. Не считаю себя интеллектуалом, который следит за периодикой и анализирует процессы, происходящие в обществе. Вокруг себя я настолько редко вижу счастливые семьи, что мне они кажутся мифом. Человек одинок, эгоистичен, сосредоточен на себе и использует другого для достижения своих целей. Человек — это проблемный проект, ему можно поставить тройку с минусом. У Сартра в статье «Экзистенциализм — это гуманизм» есть такой пример. Боец Сопротивления не идет воевать, а остается с больной матерью. Внешне он не выглядит предателем, но если пристально посмотреть в его сердце, говорит Сартр, то мы увидим человека, который выдает свой страх за любовь к матери.

— Значит, семья — это бегство из страха экзистенциального одиночества?

— Я бы не сказал, что эта тема всегда стояла у меня во главе угла. Просто так сложилось, что в трех фильмах у нас разрушенные семьи. Мы такие истории не искали специально.

Дело еще и в том, что семья — это самое естественное состояние человека. У каждого есть семья, как у каждого в венах течет кровь. Сейчас она распадается, потому что в ней уже нет нужды. Мы уходим от земледельческого патриархального общества, где муж пашет землю, жена поддерживает очаг, а дети необходимы как помощники и как новая смена, когда ни отец, ни мать будут не в состоянии себя прокормить. Семья была жизненно необходима. Теперь женщина часто обретает самостоятельность, мужчина — инфантилизм. Очевидна тенденция, когда женщина сама готова воспитывать ребенка без мужчины. Более того, сейчас становится актуальной идея ставить под сомнение необходимость продолжения рода. Что это за сказка — жить ради будущих поколений? Себя продлить в детях? Не миф ли это? Побеждает индивидуализм. Город, конкуренция, эгоизм, алчность, соблазны и их доступность — благодатная почва для подобных идей. Мир перестает быть аграрным, он все более и более перемещается в мегаполисы. Необходимости (именно необходимости) создавать семью как защищенную со всех сторон замкнутую систему уже нет. Человек предпочитает оставаться свободным и одиноким. Все это меняет уклад жизни, ставит много новых вопросов. Ответить на них не всегда получается. Живем потихоньку, исследуем себя и окружающий мир. Пытаемся понять, как быть дальше.

— Если семья деградирует как общественный институт, как понятие, что же тогда, по-вашему, происходит с одним из базовых атрибутов семьи — любовью?

— В нашем фильме говорится не о любви, а о том, что принято называть любовью. Любовь — это лишь краткий миг, вспышка, за которой следуют либо уважение друг к другу, либо скрежет зубовный — контрактные отношения, договор. И тогда в пограничной ситуации человек выбирает свое кровное. Елене удобно жить за спиной состоятельного человека, который ее содержит. Владимиру удобно жить рядом с женщиной, которая содержит в чистоте и порядке его дом. И Елена, и Владимир в этом смысле абсолютно одинаковы — каждый выбирает свое. Эта ситуация обнажает всю фальшивую связь, которую часто мы отчего-то неразборчиво именуем любовью.

— Беспросветная какая-то ситуация…

— Что и отражает современное российское кино. Я сейчас говорю о так называемом арт-хаусе. Это фильмы искренних художников. Они не лукавят, не создают лубочные картины несуществующей действительности, дескать, все у нас хорошо и празднично, победно, не льют елей, а безжалостно жгут огнем. Парадокс, но в этой беспросветности много света — эти картины сделаны честно и с любовью в противовес всем этим неталантливым боевикам, псевдомелодрамам и новогодним комедиям, которые хорошо идут под водочку с селедочкой. Бытует мнение, что авторское кино прагматично делается ради западных грантов, мол, продают, гады, нашу прекрасную родину, показывая ее как уродину. Но кто виноват в том, что родина и правда давно уже не красавица и не очень горит желанием слышать об этом? Альтернативой беспросветности считается надежда. На мой взгляд, если кино станет дарить исключительно надежду, это лишь усыпит бдительность зрителя. Человеку и без того часто кажется, что все само собой сложится, как по нотам. Нет, для того, чтобы надежда жила в человеке, он должен потрудиться сам, а не получить ее даром на блюдечке с голубой каемочкой, плоско представленной на экране. Не режиссер должен вселять в зрителя надежду, а зритель сам обязан сохранять ее в своем сердце.

— Участие в определенном фестивале, программе, получение призов — это часть большой международной политики. Как вы относитесь к тому, что ваше творчество становится в ней разменной монетой?

— Что там за игры ведутся на «входе», я толком не знаю да и не хотел бы никогда знать, но мне известно, какие битвы велись на «выходе», когда, скажем, фильму «Возвращение» решили дать и приз за дебют, и «Золотого льва». Говорят, что вмешался даже Сильвио Берлускони. Телеканал RAI пригрозил председателю жюри Марио Моничелли, что они не дадут ему финансирования на следующую картину, если «Золотой лев» не останется в Италии. Он тогда сказал: «Мне уже 87 лет. Я снял 36 фильмов, если не сниму 37-й, большой беды не будет». Удивительного достоинства человек.

— Есть режиссеры, которые протестуют тем, что не посылают свои фильмы на фестивали. Или надо играть по правилам, раз уж начал?

— Я много раз говорил об этом: цель автора — не фестивальные победы, а сам фильм. Если благодаря фестивалю фильм привлек к себе всеобщее внимание, то этого уже достаточно. Для продюсера, который поверил в тебя и вложил деньги, необходимо продать картину. Участие твоей картины в фестивале класса «А» — это практически гарантия того, что ее купят для проката в разных странах мира. Разумеется, это важно для фильма, как и для твоей дальнейшей творческой судьбы, поэтому какие могут быть протесты? Зачем и кому нужны твои демарши? Разве только тебе самому для привлечения внимания к собственной персоне. В России авторское кино испытывает сложные времена, авторское кино тут не про-да-ет-ся, не возвращает даже вложенных в него средств. Поэтому мельчают бюджеты, люди идут на компромиссы, страдает художественное качество. Фестиваль класса «А» для фильма — это мощное подспорье. Но быть чересчур озабоченным своим положением и призами на полках — не пристало художнику думать об этом.

— Однако вы соглашаетесь в своих контрактах давать интервью, хотя и не любите этого. Значит, тоже думаете?

— Это работа. Ты отвечаешь на вопросы, потом садишься редактировать текст, присланный интервьюером, нередко переписывая едва ли не большую его часть. При этом журналисты требуют, чтобы я своей правкой не «высушивал» интервью. Понимаю, что им нужны кровь и мясо. А мне нужно транслировать сообщения, которые сопутствовали бы фильму. Может быть, это даже полезная работа.

Беседовал Сергей Сычев

«Я здесь ни при чем»: распознаем безответственного топ-менеджера

Управление персоналом
Мария Макарушкина

Что такое ответственность? Есть разные определения, но мне импонирует такое. Ответственность — это надежность, честность в отношении себя и других, осознание и готовность признать, что результат, который ты получаешь, и есть следствие твоих поступков. Внутренней основой ответственности человека является его авторская позиция, убежденность в том, что происходящие с ним события зависят прежде всего от него самого и его действий, а не от внешних обстоятельств. За безответственностью кроются разные основания и причины: страх оказаться виноватым и быть наказанным, прагматичный просчет («мне это невыгодно»), либо привычная с детства реакция («я здесь ни при чем!»).

Ответственность формируется в раннем возрасте, и тут многое зависит от родителей. Очень строгое воспитание, частые суровые наказания порой приводят ребенка к таким стойким страхам, что фраза «я не виноват» остается актуальной на всю дальнейшую жизнь. А бывает и другой вариант: родители опекают ребенка, все ему прощают и он вырастает совершенно безответственным, уверенным в своей безнаказанности, не способным справляться с реальностью. Его единственное стереотипное решение в любой сложной ситуации — спрятаться за спиной могущественных родственников, которые просто обязаны помочь.

В бизнесе умение отвечать за свои слова, решения, поступки — ключевое качество на любой должности в любой компании. Научить ответственности во взрослом возрасте практически невозможно, ведь это скорее нравственная и психологическая категория, нежели рабочий навык, который можно натренировать.

Но как определить в ходе интервью или свободной беседы, является ли человек ответственным? Можно ли заранее узнать и спрогнозировать — будет ли кандидат действовать ответственно, соблюдать обязательства, не станет ли сваливать вину на других в случае допущенных ошибок?

1. Настрой кандидата. Начну с очевидного. По тому, в каком настроении приходит человек на интервью, уже можно сделать некоторые предварительные выводы. Если он пришел с намерением сотрудничества, с желанием получить полезную информацию для своего развития, это свидетельствует о его зрелой и ответственной позиции. Неважно, волнуется он или нет, нравится ему говорить о себе или не очень. Главное — раз он оказался здесь, он попробует получить максимально полезный результат.

Но часто я сталкиваюсь с иной картиной. Уважаемый руководитель (или кандидат на позицию руководителя) пришел с негативным настроем: «Меня к вам послали. Я ничего не знаю, мне никто ничего не объяснил про это интервью. Я не понимаю — зачем все это и кто вы». Конечно, я отвечаю на все вопросы, аккуратно переключаю его с агрессивно-раздраженного настроя на спокойный и конструктивный. Но для себя делаю важную «зарубку»: взрослый человек, опытный менеджер даже не счел необходимым выяснить куда, зачем и к кому он идет на интервью.

2. Пунктуальность. Сильное опоздание на встречу, недовольство по поводу потерянного времени, неудобной дороги, непонятного адреса сразу выдают присущую «герою» безответственность. «Я что, должен отвечать за эти ваши пробки, за бестолкового секретаря, который, как всегда, ничего не предусмотрел?» — как-то раз кричал менеджер, опоздавший на встречу на 40 минут.

3. Умение реагировать на просьбы. Я часто использую один неплохой способ дополнительной проверки ответственности. В ходе встречи (не в самом начале, но в первой половине, когда человек успокоился, понял и принял происходящее) я даю незначительное поручение. К примеру, такое: «Напомните мне, пожалуйста, забрать эти бумаги, когда мы с вами уйдем из этого кабинета». Мои многочисленные «эксперименты» такого рода доказали прямую зависимость между базовой ответственностью человека и его способностью запомнить и вовремя отреагировать на те или иные просьбы. Естественно, этот индикатор отнюдь не единственный. Сам по себе он может свидетельствовать о хорошей памяти, подспудном желании «выслужиться», невротической привычке «быть хорошим» для окружающих.

4. Поиск виноватых. Яркие и явные признаки безответственности — постоянное отрицание собственной вины и бесконечные упоминания о вине чужой. Равнодушные учителя, самодуры-начальники, завистливые коллеги, нерадивые подчиненные — в таком ужасном мире приходится существовать и работать на совесть «герою». А он не виноват, он все делает правильно, он хороший, его намерения чисты и высоки.

5. Осознание ошибок. На вопрос про собственные ошибки безответственные люди либо отвечают отрицательно («Я ничего сейчас вспомнить не могу», «У меня все хорошо, нет никаких проблем»), либо называют ошибки, несущие гневное обвинение несправедливому окружению («Моя ошибка в том, что я доверяю людям, а они подводят меня», «Я предложил новый подход, но окружающие были не готовы его воспринять — моя ошибка в том, что опережаю коллег и время»). В отличие от людей ответственных безответственные не могут открыто и честно посмотреть на неудачи, признать их, извлечь полезные уроки. Чужие же ошибки они часто подмечают и долго помнят, а успехи окружающих они легко обесценивают, при удобном случае — присваивают без зазрения совести.

6. Страх. Люди, неспособные взять на себя ответственность, всегда стараются находить оправдания. Один из сигналов безответственности — страх. Вот сидит передо мной заслуженный и уже не очень молодой руководитель. Но как только я предлагаю ему необычный вопрос или нестандартное задание, то вижу мелькнувший в его взгляде ужас. Много лет занимаясь управленческой оценкой, я многократно сталкивалась с такими оправданиями и отговорками: «Вы меня простите, но я сегодня всю ночь не спал — было много работы, поэтому голова сейчас совсем не работает». Или, глядя на предложенный бизнес-кейс, человек произносит: «Я давно не считал цифры, отвык, не смогу», «Голова болит», «Недавно перенес тяжелый грипп, трудно сосредоточиться». Некоторые из этих признаний правдивы, но большинство — абсолютная ложь. Ответственный человек перед собой ставит иную задачу — сделать «здесь и сейчас» все как можно лучше.

7. Отстаивание своей позиции. Я неоднократно замечала, что именно ответственные люди в любой ситуации предпочитают по спорным вопросам ясно выражать свою позицию, излагать суть дела. Они не боятся, что их мнение окажется альтернативным мнению большинства или просто не понравится окружающим. «Он часто со мной не соглашается, но в основе его несогласия лежат принципы и аргументы, за правоту которых он отвечает. Конечно, я начинаю спорить, но в целом я ему верю, он зря не скажет», — так описывал мне один из руководителей производственного холдинга своего крайне ответственного коллегу. «Ни да, ни нет, ни так и не этак», фокус на незначительных деталях — это удел людей, которые не готовы нести ответственность за свои слова и решения, оправдывают свой страх осторожностью, правилом золотой середины.

8. Хвастовство. Меня настораживает, когда человек в ходе интервью очень многое обещает, усиленно, рьяно, настойчиво превозносит свои таланты и умения, не обращая внимания на мою легкую иронию и уточняющие вопросы. Безответственный человек всегда явно или подспудно чувствует свою неполноценность и как щит выставляет вперед свои явные или порой мнимые достоинства. Например, постоянно упоминаются похвальные грамоты из далекого прошлого, золотая медаль, красный диплом, а также напускные фразы «меня звали, меня приглашали, меня не отпускали…». Приторный поток самолюбования и самовосхваления зрелые и ответственные люди просто не могут себе позволить ни при каких обстоятельствах.

9. Акцент на своей высокой степени ответственности. Существует известный в практической психологии феномен. Люди, рассказывая о себе, подсознательно делают особый навязчивый акцент на тех качествах, которые их беспокоят, вызывают эмоциональные воспоминания, которых им не хватает. Поэтому если, например, кандидат или проходящий оценку руководитель многократно подчеркивает в процессе разговора свою высочайшую ответственность, велика вероятность того, что именно это важнейшее для любой работы качество — его ахиллесова пята, слабое звено.

10. Пассивность. Общая вялость и скучающий вид также могут послужить сигналом того, что рядом с вами не самый ответственный человек. Тот, кому все безразлично, вряд ли может отличиться высокой степенью ответственности, поскольку она напрямую связана с мотивацией.

11. Чрезмерная веселость. Мне нравятся люди веселые, я ценю хороший юмор. И если человек в процессе интервью начинает удачно шутить, создавая непринужденную легкую атмосферу, всегда это приветствую. Но иногда приходится аккуратно пресекать попытки весельчаков превратить серьезный разговор в нескончаемый поток шуток. Зачем бесконечно балагурить? С одной стороны, понятно: чтобы разрядить обстановку, снизить тревогу. Но с другой, чтобы обесценить возможные негативные результаты, то есть по сути сразу снять с себя ответственность за свои слова и поведение.

Я много раз обсуждала с разными руководителями вопрос о том, какие качества сотрудников для них наиболее приоритетные и какие недопустимы. К первой группе часто относят рвение, высокую мотивацию, главное же неприемлемое качество — безответственность. Помню комментарий одного из моих собеседников: «Вслушайтесь! Слово-то какое — безответственность. Это означает, что все мои слова, просьбы, приказы окажутся без ответа! И результатов точно не будет».

Читайте по теме:

Внешность и характер: 30 английских идиом

Учите ли вы английский язык самостоятельно, с репетитором, с преподавателем по Скайпу или посещаете курсы — никто не сделает за вас ту важнейшую работу, которую приходится делать каждому, кто посвятил какую-то часть своей жизни изучению иностранного языка. А именно — работу по расширению словарного запаса.

По мнению многих преподавателей, лучше учить не новые слова, а новые словоcочетания. Так вы запоминаете и значение слова, и контекст, в котором оно употребляется.

С идиомами эта задача становится сложнее, но интереснее, ведь идиома (фразеологизм) — это устойчивое выражение, истинный смысл которого всегда отличается от буквального перевода.

Для примера возьмем русское «бить баклуши»: сейчас уже и не каждый скажет, что такое баклуши и для чего их надо бить. Но его смысл (бездельничать, лентяйничать) известен каждому. И всем понятно, что главное тут — не баклуши, а отношение к делу.

Аналогично в английском: twiddle one’s thumbs («бездельничать») буквально означает «вертеть большими пальцами». Что ж, английских идиом ничуть не меньше, чем русских, и они не менее выразительны и интересны. Не верите? Читайте далее!

15 идиом о внешности

(to) cut a dash

Щеголять, пускать пыль в глаза:
Wearing his new military uniform, my father cut a dash on his wedding day. — В день своей свадьбы мой отец щеголял в новой военной форме.

deck out

Украшать (что-либо):
John decked out his bike for the occasion. — По этому случаю Джон украсил свой байк.

dressed to kill

Быть в высшей степени нарядным, разодетым в пух и прах:
She arrived at the reception dressed to kill. — Она явилась на прием, разодетая в пух и прах.

down at heel

Бедно одетый, в стоптанных башмаках:
That down-at-heel student became a successful writer. — Тот плохо одетый студент стал успешным писателем.

face only a mother could love

Уродливое, непривлекательное лицо:
The poor guy has a face only a mother could love. — У бедняги было лицо, полюбить которое смогла бы только родная мать.

face that would stop a clock

Уродливое лицо (буквально: «которое бы остановило часы»):
You’ll recognize him — he’s tall and thin, with a face that would stop a clock! — Ты узнаешь его — он высок и худ, а его лицом можно детей пугать!

five o’clock shadow

Щетина на лице (буквально: «пятичасовая тень», имеется в виду щетина, появившаяся к пяти часам вечера):
He looked tired and had a five o’clock shadow. — Он выглядел уставшим и был небрит.

not a hair out of place

Имеющий(-ая) безупречный вид, безукоризненно ухоженную внешность, «волосок к волоску»:
Amanda is always impeccable — never a hair out of place! — Аманда всегда безупречна — волосок к волоску! 

look a sight

Представлять собой жалкое зрелище:
She looks a sight in that dress! — В этом платье она выглядит ужасно!

look like a million dollars

Выглядеть «на миллион долларов», выглядеть прекрасно:
With a tan and a new hairstyle she looked a million dollars! — Загорелая и с новой стрижкой она выглядела на миллион долларов!

mutton dressed as lamb

Это выражение описывает молодящуюся даму, которая носит одежду, предназначенную для молодых (букв.: «баран, переодетый ягненком»):
The style doesn’t suit her — it has a mutton-dressed-as-lamb effect on her! — Этот стиль ей не идет — у нее вид барана, переодетого ягненком!

(all) skin and bone

«Кожа да кости», чрезмерно худой:
After trekking in the Himalayas, he was all skin and bone. — После похода в Гималаи от него остались кожа да кости.

thin on the top

Лысеющий:
Uncle Jack gone a bit thin on the top in the last five years. — За последние 5 лет дядя Джек немного облысел.

(as) ugly as sin

«Страшен как смертный грех», крайне непривлекателен:
Have you seen our new neighbour’s dog? It’s as ugly as sin! — Ты видел собаку нашего нового соседа? Страшна как смертный грех!

vertically challenged

Саркастическое определение невысокого человека (букв. «вертикально неполноценный»):
High shelves are inconvenient for vertically challenged shoppers. — Расположенные высоко полки неудобны для покупателей, не отличающихся высоким ростом.

15 идиом о человеческом характере

armchair critic

Диванный критик — человек, который позволяет себе комментировать и критиковать действия других, не пытаясь при этом им помочь. Ведь сидя на мягком диване и глядя на происходящее со стороны так удобно быть стратегом!

It’s easy to be an armchair critic, but no one ever takes action to help solve the problem. — Легко быть диванным критиком, но никто так и не предпринял никаких действий, чтобы помочь решить проблему.

busybody

«Кумушка», сплетник(-ца) — тот, кто хочет все про всех знать и постоянно сует нос в личную жизнь других людей (poking their nose into people’s personal lives). В английском языке такого человека также называют nosy («излишне любопытный», букв. «носатый»), и ему частенько напоминают: mind your own business («займись своими делами,  не вмешивайся»).

Более точным аналогом русского выражения «любопытная Варвара» является английская идиома nosy parker, произошедшая от фамилии одного излишне любопытного архиепископа.

My aunt is such a busybody — she’s always asking nosy questions about my love life. — Моя тетушка такая сплетница: она всегда задает слишком любопытные вопросы о моей жизни.

cheapskate

Скряга, жадина — слишком прижимистый и чересчур бережливый человек.

John bought his mother a $5 gift for her birthday. I can’t believe what a cheapskate he is! — Джон купил своей матери на день рождения подарок за 5 фунтов. Подумать только, он такой скряга!

А вот «жадина-говядина» по-английски будет greedy-guts (букв. «жадное брюхо»). Чтобы узнать другие детские словечки на английском, читайте нашу статью. 

couch potato

«Овощ», ленивый человек, проводящий все время сидя или лежа перед телевизором, играя в видеоигры или занимаясь другим малоподвижным видом деятельности.

Stop being a couch potato — turn off the TV and go get some exercise. — Не будь «овощем», выключи телевизор и пойди сделай зарядку.

down-to-earth

Прагматичный, приземленный, практический мыслящий человек. Противоположность мечтателю (dreamer, visionary, “having head in the clouds”).

I like working with Janet because she’s so down-to-earth. Her plans and expectations are very reasonable. — Мне нравится работать с Дженет потому, что она мыслит рационально. Ее планы и ожидания очень прагматичны.  

behind the times,


a fuddy-duddy,
to stick in the mud

Behind the times — консерватор, человек, отставший от времени. В более «тяжелом» случае, fuddy-duddy — ретроград, брюзга, критикующий все новое (эта идиома менее дипломатична и более критична, чем предыдущее выражение).  
To stick in the mud переводится «отставать от времени», а буквально означает «увязать в грязи». Может, чересчур смело, но образно.

My grandfather doesn’t have an e-mail address. He’s a little behind the times. — У моего дедушки нет адреса электронной почты. Он немного отстал от времени. 

go-getter

Легкий на подъем, активный и энергичный человек.  В сфере бизнеса — пробивной, инициативный и предприимчивый бизнесмен.

You can’t just wait for a favorable opportunity — you need to be more of a go-getter. — Ты не можешь просто сидеть и ждать, пока появится благоприятная возможность — нужно быть более пробивным человеком.   

Goody two shoes

Паинька, святоша, «тише воды, ниже травы»… Человек, «правильный» до приторности. Идиома используется, чтобы подчеркнуть неискренность такого поведения.

Mary was a goody two shoes in high school, but when she went to college she turned into a real rebel. — В школе Мэри была тише воды, ниже травы, но, попав в колледж, она превратилась в настоящую бунтарку.

Чтобы описать просто хорошего человека, используем выражение a good egg (букв. «хорошее яйцо»): He is a good egg. — Он — парень, что надо.

Выражение goody two shoes произошло от названия старинной детской книжки о доброй, но бедной девочке-сироте, у которой был только один башмак (сразу же приходит на ум сказка о Золушке, Cinderella). Девочка совершала добрые дела, и со временем ей подарили и второй башмак. Ну, а дальше все было как в сказке: она выросла и вышла замуж, но не за принца, а за богатого вдовца (неплохая партия для бедной девушки).

know-it-all, smart alec,


wise guy

Всезнайка — человек, который думает, что знает все на свете лучше других. Идиомы smart alec (букв. «умный Алек») и wise guy («мудрый парень») предполагают, что всезнайка еще и ведет себя слишком самоуверенно («самоуверенно-наглый тип»).

I tried to give advice, but my know-it-all co-worker wouldn’t even listen. — Я пыталась дать совет, но мой всезнающий сослуживец и слушать меня не хотел.

man of his word,


woman of her word

Человек своего слова, надежный, правдивый, держащий обещания.

If Gary said he’ll be there at 6:00, you can count on it. He’s a man of his word. — Если Гэри сказал, что будет там в 6:00, ты можешь на это рассчитывать. Он человек слова.

mover and shaker

«Первое лицо» компании, активно ее представляющее и способствующее ее развитию. Дословный перевод: «продвигающий и потрясающий».
Martha is the mover and shaker in the department. She’s always got ideas to help move things forward. — Марта — первое лицо отдела. У нее всегда есть идеи, как продвинуть дело.

social butterfly

Общительный человек (букв. «светская бабочка»). Как бабочка порхает с цветка на цветок, так social butterfly наслаждается общением на вечеринке, переходя от человека к человеку, от компании к компании.

I’m more reserved, but my mother is a social butterfly. — Я более нелюдима, а вот моя мать — настоящий светский мотылек.

О жизни светского мотылька поет в своей песне Chandelier австралийская певица Sia. Перевод и грамматический разбор песни читайте в нашей статье.

stickler for the rules

Педант, строгий приверженец правил (например, правил грамматики).

Clean up the classroom after you’re done with your project. The teacher’s a stickler for neatness. — Убери класс после того, как закончишь проект. Учитель — фанат чистоты.

wet blanket, spoilsport,


killjoy

Дословный перевод: wet blanket — «мокрое одеяло», spoilsport — тот, кто портит спортивную игру, killjoy — «убийца радости».

Тот, кто портит удовольствие другим. Сосед, стучащий по батарее… Начальник, заставляющий писать срочный отчет в пять часов вечера (в пятницу, перед отпуском)…

В русском сленге есть такое слово — «кайфолом(щик)»… Оно наиболее точно передает смысл этих идиом. В английском же сленге существует несколько крепких выражений, которыми награждают «убийц радости»: за примерами обратитесь к Urban Dictionary.

I hate to be a wet blanket, but we should probably turn down the music — our neighbors are probably trying to sleep. — Не хочу никому портить настроение, но, наверное, нам нужно прикрутить музыку — наши соседи, вероятно, пытаются поспать.

worrywart

Беспокойный, мнительный человек:

My mother’s such a worrywart that if I don’t call her every day, she starts imagining I’ve been killed in a horrible accident. — Моя мать так мнительна, что если я не звоню ей каждый день, она начинает думать, что я погиб в ужасной аварии.

Вы выучили еще 30 современных английских идиом, которые украсят и оживят вашу речь. Момент, когда вы с гордостью скажете: «я знаю английский в совершенстве», стал еще ближе. Главное не прекращать путь к цели, ведь как сказал кто-то великий — «Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек».

Желаем не останавливаться на достигнутом!  А какая идиома удивила вас больше всего?

Читаем дальше:

LOOK и компания

WORK и его бригада

Глагол to live: 10 вариаций

HAVE и 10 его производных

«Бердыев – человек масштабный, ему нужно влиять на клуб». Чем тренер запомнился в «Кайрате»?

Разочаровал и в чемпионате, и в еврокубках.

Свой первый трофей за девять лет выиграл Курбан Бердыев. В финале розыгрыша Кубка Казахстана его «Кайрат» обыграл карагандинский «Шахтер» (3:3, 9:8 по пенальти). «В Казахстане я провел долгие годы, начинал как тренер. Этот Кубок для меня важен как для тренера», – отметил после победы сам Бердыев, который выступал за «Кайрат» ещё в качестве игрока. Ожидания от его возвращения в Казахстан были очень высокими: от «Кайрата» ждали успеха в еврокубках, а также первого места в чемпионате. Однако команда к этому моменту уже лишилась шансов на выход из группы в Лиге конференций, а в чемпионате страны заняла третье место.

Как работу Бердыева оценивают в Алмате и от чего зависит его будущее, «БИЗНЕС Online» узнал у казахстанских журналистов.

Курбан Бердыев / фото: Virginie Lefour, ZUMAPRESS, globallookpress.com

ЖДАЛИ ЕВРОКУБОК, А ПОЛУЧИЛИ ПРОВАЛ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

Бердыев был назначен в клуб в июле нынешнего года. Тренера уговорили перейти с должности консультанта на тренерский мостик, объявив о подписании контракта до конца нынешнего года. От его «Кайрата» ждали успешного выступления в квалификации еврокубков, но команда последовательно вылетела из отбора Лиги чемпионов в квалификационные раунды Лиги Европы, а затем ещё и Лиги конференций. Проиграли тогда сербской «Црвене Звезде» и «Алашкерту» из Армении. Хорошо хоть, что получилось пройти люксембурскую «Фолу», иначе «Кайрат» не оказался бы в группе и третьего еврокубка.

«Создалось впечатление, что Бердыев, действительно, не собирался становиться главным тренером «Кайрата» и хотел помочь клубу, который может считать почти родным, в ином качестве. Но в итоге первому человеку в клубе Кайрату Боранбаеву всё же удалось его уговорить принять команду ввиду необходимости дебютировать в еврокубковой группе», – рассказал нам о новом назначении тренера главный редактор сайта Sports.kz Александр Стрельников.

Затем начался групповой этап третьего по силе еврокубка, где «Кайрат» провалился. Команда задолго до конца розыгрыша лишилась шансов на выход в плей-офф и занимает последнее место в группе. За пять игр удалось заработать всего одну ничью – в матче с «Омонией» из Кипра, ещё одним аутсайдером в четвёрке.

«Казахстанские болельщики реагируют на неудачи в Лиге конференций очень болезненно, – продолжил Стрельников. – «Кайрат» столько лет рвался в группу одного из еврокубков, наконец, всеми правдами и неправдами там оказался – и теперь довольствуется лишь ролью аутсайдера. Между Казахстаном и Азербайджаном в футболе давно идет упорное принципиальное соперничество, но до сих пор на клубном уровне оно было лишь заочным. И вот представители наших стран столкнулись лицом к лицу в одной еврокубковой группе – и «Кайрат» оба матча «Карабаху» проиграл. Это алматинцам в стране забудут не скоро».

Результаты «Кайрата» в квалификации еврокубков – прямое следствие проблем с составом команды, на которую в тот момент навалилось вообще всё, что можно, подчеркнул в разговоре с нашим изданием казахстанский инсайдер Айдын Кожахмет. Уровень той же сербской «Црвены Звезды», как и всего чемпионата, будет повыше казахстанского. Например, стоимость состава нынешнего «Кайрата» едва превышает 20 млн евро, а у «Звезды» – более 57 млн. «Выступление «Кайрата» в еврокубках – это не провал. Да, они могли сыграть лучше, но им помешало несколько объективных причин. «Кайрат» мог попасть в группу Лиги Европы, но как раз на матчи против «Црвены Звезды» и «Алашкерта» попала эпидемия травм. А ещё тогда несколько футболистов сдали положительные тесты на ковид, и из-за этого не могли сыграть. Очень много молодых футболистов оказалось в составе, не готовые играть на таком уровне», – высказался Кожахмет.

Фото: imago-images.de / Global Look Press

БЕРДЫЕВ НЕ СМОГ ПРОВЕСТИ СБОРЫ И ТРАНСФЕРЫ

На проблемах в Европе история не закончилась. Нынешний розыгрыш чемпионата Казахстана «Кайрат» тоже провёл не лучшим образом. Команда финишировала в тройке призёров, но с такими возможностями, какие есть у «Кайрата» на фоне конкурентов, они обязаны были бороться за первое место, считали болельщики. В итоге же команда отстала от чемпиона «Тобола» на десять очков. А всего год назад именно «Кайрат» стал чемпионом Казахстана, причём без Бердыева.

«Третье место, конечно, провал для «Кайрата». Всеми возможностями и составом, необходимыми ресурсами для борьбы за чемпионство алматинцы вполне обладали. Но тут сказалась целая череда просчетов – как хозяина клуба, так и его руководства и тренерского штаба. Кайратовцы просто обязаны были доказать после домашнего «ковидного» золотого успеха-2020, что он был ими заслужен. Но доказали в итоге совсем обратное», – подводит итоги сезона Стрельников.

Кожахмет соглашается, что «бронза» – не лучший исход сезона для клуба. Но инсайдер даёт важное уточнение: большую часть очков команда потеряла ещё в первой части сезона, когда командой руководил белорусский тренер Алексей Шпилевский. «Да, для клуба третье место – плохой результат, потому что состав и бюджет соответствуют чемпионским амбициям. На мой взгляд по собранному составу «Кайрат» был сильнее всех в этом году: и чемпиона «Тобола», и серебряного призера «Астаны». Это была большая неудача, но много очков было потеряно в первой части чемпионата. Была тренерская чехарда. Долгое время команда разбазаривала очки при Шпилевском. Потом уже это отставание просто не нагнали», – делится инсайдер.

У Бердыева, правда, было мало времени на то, чтобы исправить ошибки и привести команду к чемпионству. После его назначения в чемпионате оставалось всего семь туров и в пяти из них команда одержала победы. Понятно, что от клуба с возможностями «Кайрата» ждут побед постоянно, но тренер точно не успел бы за столь короткий срок провести перестройку.

Большой проблемой для Бердыева в момент его назначения было и то, что трансферное окно в Казахстане уже было закрыто. Тренер не мог подстроить состав под себя, пригласив нужных ему футболистов. В то же время нужно отметить, что Бердыев мог поработать в Алмате с бывшим игроком ЦСКА Вагнером Лавом. По информации Кожахмета, Бердыев недоволен большим числом игроков «Кайрата».

«У Бердыева не было шансов устроить масштабную перестройку, потому что он возглавил команду, когда трансферное окно в Казахстане было уже закрыто. Он не мог никого заявить и как-то повлиять на это. Если зимой он получит карт-бланш от руководства клуба, то, конечно, будет перекраивать состав под себя. Я знаю, что очень многими игроками он недоволен. Проще перечислить футболистов, которые его устраивают», – рассказал Кожахмет.

ПРАГМАТИЧНЫЙ СТИЛЬ

Первое, с чего начал Бердыев – поменял схему и перешёл на более привычный ему оборонительный стиль. Теперь «Кайрат» играет с тремя центральными защитниками, как было у Бердыева в «серебряном» «Ростове» и «Рубине» в 2017 — 2019.  годахС одной стороны, это помогло команде прибавить в обороне, с другой, это противоречит стилю игры «Кайрата», вырабатывавшемуся не первый год.

«Команда стала выставлять трех центральных защитников вместо двух, как было ранее. Конечно, футбол «Кайрата» становится постепенно более прагматичным и менее зрелищным в сравнении с тем, что было раньше – однако надо понимать, что игроки в составе подбирались совсем под другую философию. Курбану Бердыеву приходится сейчас очень непросто в работе с футболистами, многие из которых под исповедуемый им стиль футбола элементарно не подходят», – заявил Стрельников.

За семь игр чемпионата при Бердыеве команда пропустила всего 5 мячей – в среднем 0,7 гола за встречу. При Шпилевском было 0,84 за одну игру.  При этом на двух тренеров набралось всего лишь три поражения за 26 туров – не самый плохой показатель. Да и в целом оборона команды, пропустившая 21 мяч, стала второй по качеству в лиге, уступив лишь «Тоболу» – у них 18 пропущенных.

«Кайрат» стал играть более прагматично, он перестроился на схему с тремя центральными защитниками. Конечно, это не нравилось болельщикам, но Бердыев был вынужден это делать. Потому что до этого «Кайрат» в обороне играл авантюрно и крайне ненадёжно. Требовалось качественное улучшение игры в обороне, но поскольку невозможно было в короткие сроки научить футболистов правильно действовать в схеме с четырьмя защитниками, пришлось применять такие меры. Прибавлять не качественно, а количественно», – делится Кожахмет.

Прагматичный стиль, свойственный Бердыеву, в какой-то момент перестал нравиться болельщикам. «Да, недовольство проявлялось. В первую очередь, в комментариях в социальных сетях и на спортивных сайтах. Нужно ведь понимать, что на протяжении ряда лет все наставники алматинцев старались, пытаясь угодить хозяину клуба, ставить «Кайрату» атакующий футбол. Подавляющее большинство болельщиков клуба именно это в нем и привлекало. И вдруг – разом такой резкий разворот совсем в другую сторону… Не все готовы с этим мириться», – рассказывает Стрельников.

Фото: MANUEL GEISSER / imago-images.de / Global Look Press

Кожахмет же напомнил, что именно болельщики годами упрашивали владельца «Кайрата» пригласить в команду Бердыева. «Я никакой особенной антипатии болельщиков к Бердыеву не замечал, потому что долгое время они сами просили владельца клуба Боранбаева подписать Бердыева, это продолжалось долгие годы. Болельщики «Кайрата» в большинстве адекватные люди, которые понимают: тренер только пришёл и не может сразу дать результат. Тем более, когда команду собирал и готовил к сезону не он. При этом присутствует недовольство тем, что атакующая модель игры была утеряна», – отмечает Айдын.

БЕРДЫЕВ ПОЛУЧАЕТ МНОГО. ИЛИ НЕТ?

Недавно в СМИ появилась информация о том, что Бердыев с большим отрывом стал самым высокооплачиваемым тренером Казахстана с зарплатой в 600 тыс долларов в год. Уже на следующий день пресс-служба «Кайрата» выступила с заявлением, в котором опровергла эту информацию.

«Мне кажется, особых проблем вообще бы и не было, если бы сам клуб не делал из данного факта непонятного подобия какой-то тайны. Всем и так понятно, что специалист такого уровня в Казахстан работать за копейки бы не пришел. Но как клуб реагирует на просачивающиеся в футбольное пространство сведения о размере заработка Курбана Бекиевича? Как-то вроде: «Нет, это вопиющая неправда!» Ну, ок, а какая правда-то тогда?! И нет ответа. В итоге что думает после этого общественность? Раз неправда, значит, Бердыев получает намного больше, чем все думали до этого. Все логично», – предполагает главный редактор Sports.kz

Кожахмет же выражает абсолютно противоположное мнение. Инсайдер считает, что тренер должен был остаться на скромном окладе и опубликованные цифры действительности не соответствуют.

«Честно говоря, есть противоречивые данные. По моей информации у Бердыев не имеет большого контракта в «Кайрате». Когда он приходил в этот проект и не был тренером, а помогал в качестве консультанта, то вообще чуть ли не бесплатно работал, что и подкупило руководство клуба. Ему возмещали минимальные затраты, связанные с перелетами и проживанием. Понятно, что потом появился контракт и они могли обсудить какие-то условия, но его зарплата все равно ближе к символической, там нет каких-то огромных денег. Бердыев ведь такой человек – он хочет сначала делом показать, а потом рассчитывать на какую-то награду за это. Боранбаев оценил это», – поделился журналист.

ВСЁ РЕШИТСЯ В СЕРЕДИНЕ ДЕКАБРЯ

Летом Бердыев подписал контракт на полгода, но в его соглашении есть пункт о продлении договора ещё на два сезона. Воспользуются ли им в «Кайрате», решится уже совсем скоро. В декабре Бердыеву предстоит встреча с владельцем клуба Боранбаевым – одним из самых богатых людей Казахстана, представителем списка местного Forbes.

«По моей информации всё будет решаться после 15 декабря, когда прилетит владелец клуба. Они должны с Бердыевым встретиться и поговорить на эту тему. Вопрос стоит не в том, какие будут финансовые условия. Он в том, как видит развитие клуба его хозяин и Бердыев, сходятся ли они во мнении. Например, владельцу клуба хотелось бы больше видеть в составе клуба своих воспитанников. При Бердыеве с этим могут быть сложности, потому что насколько я знаю, Курбан не доволен работой академии, качеством футболистов, которые оттуда выходят. Если ему позволят, то он будет делать полную перестройку, включая работу академии. Бердыев – человек масштабный, ему нужно соответственно влиять на клуб» – сообщает Кожахмет.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online

«Строго говоря, первый отрезок, стартовый этап его работы в «Кайрате» еще и близко не завершен – он, по сути, только начнется в межсезонье. Если, конечно, Курбан Бекиевич вообще останется в «Кайрате» по окончании этого сезона. И если ему позволят пригласить тех исполнителей, которые нужны этому специалисту для нормальной работы», – подводит итоги Стрельников.

Недавно завоёванный Кубок Казахстана мог бы помочь Бердыеву в переговорах, но этому трофею придают мало значения. «Если в России национальный Кубок отошел на второй план, то у нас – как минимум на третий. Если не на четвертый… На самом деле, в этом году этот трофей у нас был нужен только двум клубам. «Кайрату», чтобы хоть как-то реабилитироваться за всего лишь «бронзу» в КПЛ и жалкое прозябание в еврокубке, и «Шахтеру», чтобы оправдаться за полный провал в чемпионате страны и попробовать завоевать путевку в континентальный турнир. Они, собственно, и встретились в финале», – поделился Стрельников.

Если Бердыев зимой останется без клуба, вернуться на работу в РПЛ ему станет гораздо сложнее. Мало того, что он не работал в премьер-лиге с 2019 года, так ещё, по сути, ничего не смог выиграть с самым сильным клубом в Казахстане. Так что тренеру логичнее остаться в «Кайрате», найти нужных ему футболистов и перестроить команду за зимние сборы.

Бумеранг милосердный | Российское агентство правовой и судебной информации

От моратория на смертную казнь до гуманизации Уголовного кодекса: необходимость цивилизованного и гуманного контекста, в котором действует правосудие, очевидна и государству, и экспертам. Почему при этом все больше россиян выступают за возврат высшей меры, проанализировало РАПСИ.


25 лет назад в эти дни решалась судьба последних смертников нашей страны. 16 мая 1996 года первый президент России Борис Ельцин издал указ «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы», после главе государства предстояло рассмотреть последние прошения о помиловании.

Большинство опасных преступников смогли избежать приговора и вместо пули получили пожизненное заключение. Но некоторые остались по ту сторону закрывающегося коридора смерти: экс-президент не посчитал возможным помиловать их даже на пороге исторического этапа гуманизации уголовно-процессуальной системы. В сентябре 1996 года был расстрелян последний осужденный, получивший высшую меру. Им, предположительно, стал серийный убийца Сергей Головкин, на совести которого мучительные смерти подростков: с нечеловеческой жестокостью он изнасиловал, убил и расчленил как минимум 11 мальчиков.

Прошла четверть века. 7 июля 2021 года Конституционный суд в ответ на жалобу осужденного в 1991 году Михаила Ефремова постановил: замена смертной казни пожизненным лишением свободы является актом помилования и не может приводить к более тяжким для осужденного последствиям, об этом сообщало РАПСИ. Именно таким – наказанием более тяжелым, чем смерть – для Ефремова стало пожизненное заключение. Его жизнь, даже лишенная смысла, находится под защитой государства как одна из базовых ценностей.

Четверть века без казней

Введение моратория на смертную казнь было важным условием вступления России в Совет Европы. Сейчас многим уже очевидно: гораздо больше этот шаг был необходим нам самим, а не европейским партнерам. Нация, сама того не подозревая, как бы сказал дорогостоящий селф-коуч или психотерапевт, проработала личные границы: все что угодно, но не смерть. Жизнь священна, ее не может отобрать даже власть и общество.

Посыл такой силы обязательно превращается в импульс и вызывает цепную реакцию. С тех времен цена человеческой жизни в стране все же выросла: мы ушли от того этапа развития общества, когда «заказать» человека было – как выпить стакан воды.

Если окинуть взглядом эволюционный путь человека, то большинство ярчайших достижений цивилизации связано именно со средой, которая окружает человека – от ноговиц до современной обуви, от голубиной почты до интернета. Как сотни и тысячи лет изменили самого человека, стали ли мы лучшей версией своих древних предков – честнее, добрее, благороднее? Система правосудия и, в частности, уголовное судопроизводство – самая честная калька статуса нашей духовной эволюции. Отказ от смертных приговоров, по мнению большинства экспертов, – ни больше, ни меньше, движение к следующему цивилизационному этапу.

«Все же наше общество развивается, а развитие общества всегда предполагает его дальнейшую гуманизацию. Сам факт того, что от имени государства даже очень плохой человек будет лишаться жизни, вызывает отторжение. Лично у меня, как у адвоката, очень много аргументов против смертной казни. Идеального правосудия сложно достичь где бы то ни было, поэтому, учитывая вероятность судебной ошибки и отсутствия на сегодняшний день эффективных общественных институтов, защищающих права невинно осужденных – необходимы альтернативные методы наказания: в таком случае возможную ошибку легче исправить. У нас были случаи, когда к смертной казни приговаривали невиновных. Это страшно, государство в таком случае само становится преступником», – отмечает адвокат Алексей Михальчик.

Вероятность судебной ошибки – основной аргумент сторонников отмены смертной казни. Человек в мантии – человек, а не Бог: как всякий человек, он может ошибиться, без всякого злого умысла принять неверное решение. До поимки маньяка Андрея Чикатило за его преступления был казнен невиновный – этот факт набил оскомину, но его не объедешь по окружной дороге: такое было, и это не единственный случай. В мире число судебных ошибок, раскрытых уже после приведения смертного приговора в исполнение, исчисляется десятками.

Еще один, довольно прагматичный, довод против смертной казни приводит Михальчик: зачастую сохранение жизни опасному преступнику позволяет получить ключ к расследованию других не менее опасных преступлений. «Осужденные, отсидев несколько лет, зачастую идут на контакт со следствием и начинают выдавать информацию, или других знаковых преступлений – и такая информация может быть очень ценна для расследования других дел. В случае применения высшей меры получить такую информацию, по понятным причинам, следствие уже не сможет», – рассказывает Михальчик.

Дискуссиям о смертной казни в России – десятки лет. О недопустимости сохранения высшей меры наказания в СССР рассуждали уже в те годы, когда расстрел еще применялся. «Не расписывается ли наше государство в своей беспомощности в борьбе с преступностью, устанавливая смертную казнь за довольно широкий круг преступлений», – задается О. Ф. Шишков в издании «Смертная казнь: за и против» 1989 года выпуска. До введения моратория на высшую меру, напомним, еще семь лет: за это время мы получим новую страну, новые взгляды, установки – жизнь повернется на 180 градусов. Необходимость преодолеть эту эволюционную пропасть – от человека, ищущего возмездия, до человека, который может позволить себе быть милосердным, была понятна многим уже тогда.

Смертная казнь как лекарство от страха

Впрочем, с экспертами согласны не все – совсем не все. Почти половина жителей страны – 41% – по данным недавнего опроса «Левада-центра», выступают за возвращение к смертной казни «как это было в начале девяностых». И, как говорят опрошенные РАПСИ эксперты, с каждым годом число россиян, одобряющих высшую меру, растет. Чем вызван такой огромный, полярный, разрыв между солидарным мнением экспертов и тем, что думают люди – остается только предполагать. Налицо парадокс: россияне боятся смерти, боятся тюрьмы, но при этом выступают за смертную казнь.

«Согласно опросам общественного мнения, страх перед тюрьмой стоит на втором месте после страха смерти. А страх перед колонией для пожизненно осужденных? По-моему, он фактически равен страху смерти. Ведь те, кто там сидит, навсегда лишены главного права – распоряжаться своей жизнью…», – пишет в послесловии своей новой книги «Град обреченных» правозащитник, журналист, член ОНК Москвы Ева Меркачева.

Меркачева побывала в каждой из семи колоний для пожизненно осужденных, в своей книге она приводит беседы с самыми опасными преступниками России – убийцами, лидерами преступных группировок. Мы боимся их – и это естественная реакция законопослушного человека. Боимся того места, где они содержатся, боимся самой тюрьмы как понятия.

Возможно, именно этот внутренний страх и есть причина, почему мы так цепляемся за образ смертной казни, почему не можем оставить его в прошлом. Выступая за высшую меру для опасных преступников, мы словно поглаживаем свой страх, увеличиваем дистанцию между ним и воплощающим его образом – преступником. Пусть злодей скорее исчезнет с лица Земли – тогда появится иллюзия, что нас это все не касается, что нам не грозит оказаться ни на месте его жертвы, ни в роли его сокамерника. Расстрелять – значит вырезать из сознания. Сознания общественности, прежде всего.

«Есть феномен: в то время как растет число людей, выступающих за смертную казнь, увеличивается и число тех, кто не доверяет правоохранительной и судебной системе. Получается, с одной стороны, люди понимают, что следствие и суд могут ошибаться, но с другой стороны – даже на этом фоне выступают за казни. Вполне возможно, что дело действительно в страхе. Еще один момент: люди, как правило, считают, что все это никогда их не коснется. Почему в СИЗО так много тяжелобольных людей – они заболевают на фоне стресса, они не могли представить, что когда-нибудь окажутся там. Это особенно касается следователей, полицейских – они думали, что являются частью системы и не ожидали, что каток проедется по ним. Кроме того, многие подследственные вели добропорядочный образ жизни или же просто не знали, что то, что они делают, является нарушением закона. Эти люди, пока не оказались за решеткой, не могли примерить на себе все это. Отсюда – некоторая отстраненность, в том числе и в вопросе смертной казни», – отмечает Меркачева.

Все мы подвержены сильным чувствам – зачастую, когда человек высказывается за смертную казнь, им движет определенный контекст, напоминает адвокат Михальчик.

«Следует понимать, что опросы об отношении к смертной казни зачастую проводятся на фоне совершения вопиющих преступлений – человеком овладевают эмоции. Даже мне, профессиональному юристу, бывает нелегко абстрагироваться от эмоционального фона, когда речь идет о страшных злодеяниях. Тогда можешь подумать – вот в этом случае, возможно, смертная казнь была бы оправдана… Но следует стремиться к тому, чтобы здравый смысл все же возобладал над эмоциями», – заявил Михальчик.

Несмотря на страх, современные россияне, совершенно точно, готовы к дискуссиям на тему тюрьмы, опасных преступников – тема уже давно не табуированная.

«Мы совершенно точно готовы обсуждать тему тюрьмы, следствия, наказаний, смертной казни. Эта тема людей интересует исторически, еще со времен ГУЛАГа: россияне смотрят фильмы, читают книги об этом. И такая дискуссия важна, людям это важно», – отмечает правозащитник и журналист Ева Меркачева.

25 лет – с точки зрения исторического контекста это примерно как пара секунд. В том, что этот шаг еще не поддерживается в стране единогласно, по сути, нет ничего не нормального: мы прямо сейчас все еще проходим этот этап – от народного суда до милосердия, от казней до человеческой жизни как высшей государственной ценности. Мы не жестокие, мы в состоянии дискуссии.

Жизнь в режиме ПЛС

Что хуже – быть расстрелянным, или навсегда заточенным в тюрьму? Осужденный Михаил Ефремов (не известный артист, получивший наказание за смертельное ДТП, а полный его тезка, осужденный еще в начале 90-х) считает, что расстрел был бы гуманнее, но он в абсолютном меньшинстве. Даже в таких местах как колония «Полярная Сова» или «Белый Лебедь» люди хотят жить, поэтому отмена смертной казни – действительно, исторический рубеж гуманизации Уголовного кодекса.

В колониях для пожизненно осужденных – всего в стране их семь – еще остались заключенные, которых должны были расстрелять. Замена высшей меры на пожизненное заключение далеко поначалу не все из них восприняли позитивно, но… спустя несколько лет меняли свое мнение. Даже в таком месте, где каждый шаг и каждый взгляд жестко зарегламентирован, откуда нет дороги назад – к первой майской грозе, звездному небу над головой, прогулке за руку – осужденные выстраивают некий свой цикл существования, отдаленно напоминающий нормальную жизнь.

В таком случае возникает вопрос: соразмерно ли такое наказание для убийц, маньяков, лидеров бандитских группировок? Они пытали, насиловали, убивали – их жертвы, среди которых и дети, умирали в муках, а они дышат, делают зарядку по утрам и смотрят новогоднее обращение президента. Фрагмент из беседы Меркачевой с «битцевским маньяком» Александром Пичушкиным, отбывающим пожизненный срок в колонии «Полярная сова»:

«Убитые? Снятся. Во сне удивляюсь, почему они остались живы, веду с ними те же диалоги, что и вел в реальной жизни, а потом убиваю. Нет раскаяния, говорю же вам. Если бы меня сейчас выпустили, первым делом я убил бы пару человек, чтобы стресс снять, изнасиловал бы женщину, выпил водки. А дальше как карта ляжет. Все ваши религии лживы. Миром правит зло. Я смотрю на вещи реально…»

На счету пожизненно осужденных – страшные преступления, человеческие жизни, но и этих людей мы склонны оценивать субъективно: герою одной из главок мы желаем кары еще страшнее, чем пожизненное заключение, другому – можем даже посочувствовать.

«Есть в «Белом лебеде» узники, истории которых не пугают, а скорее трогают. Один из них – некогда легендарный советский и российский боксер, победитель Игр доброй воли, чемпион Европы, финалист чемпионата мира, четырежды чемпион России Паата Гвасалия. Его заподозрили в поджоге казино «Паллада» в Петропавловске-Камчатском в 2003 году (тогда погибло семь человек). Паата вину свою не признал, более того, как показала экспертиза, травмы рук, полученные на ринге, не позволяли ему сжать их в кулаки, то есть он не смог бы взобраться на крышу по вентиляционной шахте, неся канистру с горючим. Да и мотив звучал странно: якобы сжечь это казино он решил, рассчитывая получить постоянное место работы в конкурирующем заведении (где он пока трудился временно – начальником охраны). И все же суд вынес самый жесткий приговор – пожизненный срок. Редчайший случай: по уголовному делу в 2008 году было возбуждено производство из-за вновь открывшихся обстоятельств: свидетели вроде бы назвали имена «настоящих заказчиков и истинных исполнителей преступления». Три года шло доследование, а потом производство неожиданно прекратили…», – Меркачева описывает истории одного из осужденных, содержащихся в колонии «Белый Лебедь».

У Пааты, как и у многих пожизненно осужденных, наблюдают отклонения в психике. «Его слова подтверждают теорию, что человек со здоровой психикой никогда бы сознательно не совершил страшного злодеяния (если речь не идет о бытовых убийствах в состоянии аффекта). Но касается ли это Пааты? Что, если он сошел с ума как раз из-за несправедливого правосудия? Нет ответа», – пишет Меркачева.

Если бы в стране назначали и исполняли смертные приговоры – вне всяких сомнений, расстрел настиг бы Пичушкина, и вряд ли кто-то сильно горевал бы о смерти такого человека. В то же время, когда встречаешь рассказы о таких судьбах, как у Пааты, или, например, экс-сенатора Игоря Изместьева, за помилование которого до самой кончины боролась известнейший правозащитник, глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева – начинаешь воспринимать гуманность правосудия как ценность осязаемую, понимаешь, что дает нам милосердие на уровне государства: возможность не совершить неисправимую ошибку. Если монстр должен жить для того, чтобы оставить краешек надежды невиновному – он будет жить. Там, за полярным кругом или в мордовских лесах, где больше не причинит никому вреда. Впрочем, если смотреть на заключенных с точки зрения милосердия, то никакие дополнительные аргументы и не нужны.

Эволюционная лестница

16 апреля 1997 года, уже после вхождения в Совет Европы, Россия подписала Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни. Хотя этот протокол Россия так и не ратифицировала, подписание его, согласно всем международным нормам, означает, что страна должна действовать в соответствии с его положениями.

2 февраля 1999 года Конституционный суд РФ вынес Постановление № 3-П, в котором признал неконституционным возможность вынесения смертных приговоров в отсутствие судов присяжных во всех регионах страны. Суды присяжных появились везде, и в 2009 году вопрос о законности применения смертной казни возник вновь – Верховный суд обратился за разъяснениями на этот счет в КС РФ, эта инстанция окончательно определила текущий статус высшей меры наказания: ни один суд страны сейчас не имеет права приговорить осужденного к смерти.

В то же время, по мнению опрошенных РАПСИ экспертов, о правовом статусе высшей меры не следует говорить столь однозначно: понятие смертной казни еще не исключено из УК. Получается, этот путь стране еще предстоит завершить: по мнению специалистов, в контексте нынешнего курса гуманизации окончательный, пусть и символический, отказ от самого понятия смертной казни – неизбежен.

«Фактически, понятие смертной казни до сих пор содержится в соответствующих статьях Уголовного кодекса, – говорит адвокат Алексей Михальчик, — хотя в текущей ситуации судьи такого наказания не назначают. Полного отказа на законодательном уровне еще не произошло, очевидно, эти изменения еще впереди».

Впереди – новый эволюционный вызов: дальнейшая гуманизация Уголовного кодекса России. Сейчас в Государственную думу внесены поправки, инициированные председателем Верховного суда России Вячеславом Лебедевым о введении понятия «уголовный проступок».

После утверждения этой нормы люди, впервые совершившие нетяжкие преступления, смогут быть подвергнуты не уголовному наказанию, а альтернативным мерам – судимости у него не будет, что снизит социальные последствия. Сейчас, даже если приговор суда гуманный и с лишением свободы не связан, судимость лишает человека множества возможностей развития – этот шлейф тянется за ним полжизни. Инициатива ВС позволит исправить ситуацию и станет важным этапом гуманизации судебной системы.

Какие еще меры позволят сделать эту сферу жизни страны более человечной, читайте в материале РАПСИ 16 июля.

Айгуль Бадикова

Что противоположно прагматическому?

Напротив практического, занимается принятием решений и действий, которые полезны на практике, а не только в теории

Противоположность наличия или демонстрации здравого смысла или суждения

Напротив психически спокойного, слишком сильного или слишком слабого отсутствия эмоций

«Именно люди с хрупким здоровьем, невротическим, предрасположением и психоневротическими наклонностями нуждаются в успокоении».

Напротив, характеризуется здравым смыслом

Противоположность выгоде или преимуществу в данных обстоятельствах

Напротив наличия или демонстрации разумного и практического представления о том, чего можно достичь или чего можно ожидать.

«Они посчитали, что это непрактичное упражнение с инженерной точки зрения, и что рынок для такой радиостанции будет крошечным.”

Противоположно основанному на здравом смысле или отображению его

«Некоторые журналисты заслуживают доверия, а некоторые просто совершенно ненадежны. ».

( человека ) Противоположность эмоциональному или душевному спокойствию

«Но это все, что я могу сказать об этом дряхлом и неуравновешенном человеке».

Противоположность введению в эксплуатацию

«Ваша теория звучит разумно с точки зрения теории и , но не может быть реалистично применена к реальному миру.”

(, особенно в поведении или речи ) Противоположность проявлению благоразумия и сдержанности

«Я бы предположил, что неосмотрительным решением было бы потратить все ваши деньги на спортивный автомобиль».

Противоположно тому, что не дано или не смущено неопределенностью или тонкостью

«Это дало ему настойчивость, качество, в котором он остро нуждался, когда он выбрал неопределенную жизнь художника».

Напротив означает конструктивное или продуктивное чувство

«В результате их непродуктивного ответа мы не смогли получить информацию, необходимую для продолжения.”

Напротив услужливости, внимательности, желания угодить

Напротив наличия или указания на эффективный, практичный и систематический подход к своей работе или задаче

Связанные слова и фразы

Pragma Love | Любовь, которая терпит поражение

Вечная любовь | Несокрушимая любовь

Pragma также известна как Pragmatic love или Enduring Love . Это тот вид любви, в котором практические аспекты отношений ценятся как самая важная и движущая сила.Это может означать, что прагматичный любовник взвешивает то, что он считает важными чертами для своих отношений и своего партнера, и основывает свое мнение о том, желательна ли любовь или нет, на том, есть ли достаточные причины для того, чтобы она была полезной и ценной для них.

Это настолько далеко от понятия импульсивной, романтической любви, насколько это возможно, но в то же время оно может иметь некоторую ценность. Например, все мы знаем, что такие глубоко неразумные любовные связи, которые начинаются импульсивно и хаотично, часто могут привести к горе и могут оказаться не имеющими будущего, какими бы могущественными они ни были в то время.С прагмой мышление и чувства, стоящие за ней, формируют то, что это любовь, которая может длиться долго и выжить после любого первого всплеска романтики.

Прагматичный любовник часто имеет очень четкое представление о том, какого человека он хотел бы иметь в качестве партнера. Их представление о том, каким должен быть их партнер, может быть точным с точностью до очень точных физических характеристик, черт характера, образа жизни и мировоззрения. Причины, по которым прагматичный любовник выбрал эти качества в качестве идеального партнера, заключаются в том, что они являются качествами, которые, по мнению прагматичного любовника, создадут самые лучшие отношения.

Это также означает, что прагматичный любовник вряд ли отклонится от своего идеального представления о любовнике, чтобы участвовать в случайных романтических встречах, поскольку они не видят необходимости или ценности в таких отношениях, у которых нет будущего.

Быть таким любовником может быть полезно во многих отношениях, потому что качества, которые прагматичный любовник выбрал для своего идеального партнера , основаны на искренней вере в то, что может поддерживать для них длительные отношения.Когда они встречают нужного человека, им не нужно тратить время на размышления о том, может ли это сработать, потому что у них уже есть очень четкое представление о том, что это может быть, поэтому в уме прагматичного любовника меньше сомнений.

Однако у такой любви есть и обратные стороны, потому что прагматичный любовник думает о себе, а также о своем партнере. Эти недостатки для партнера проявляются в ожидании того, что он будет соответствовать определенной заранее определенной роли в сознании своего прагматичного любовника.Это может сбивать с толку и даже причинять боль, если партнер прагматичного любовника чувствует, что его неправильно понимают, подавляют или как будто он разочаровывает своего партнера, поскольку они лучше узнают друг друга.

По самой своей природе любовь и отношения предлагают более глубокое и глубокое понимание личностей друг друга с течением времени, и может быть так, что первое впечатление или первые несколько месяцев отношений покажут человеку, находящемуся внизу, совсем другого человека, как эти два человека чувствовать себя комфортнее друг с другом и видеть все больше и больше аспектов личностей, настроений и образа жизни друг друга.

Прагматичный любовник, в свою очередь, может почувствовать сильное разочарование или даже что-то вроде предательства, если обнаружит, что его партнер не совсем такой, как они ожидали или воображали в каком-либо важном отношении. Это может привести к проблемам на раннем этапе отношений, в которых никто не виноват.

Прагматичные любовники любят чувствовать себя полезными своему партнеру, и наоборот, и именно это ощущение того, что все движется к практической и полезной цели, наполняет их удовлетворением.Они видят в этом то, какими должны быть функциональные отношения. Положительная сторона такого мышления состоит в том, что, когда их отношения действительно работают, они действительно остаются на всю жизнь и прекрасно дополняют друг друга, которые повседневная повседневная совместная жизнь не ухудшает, а, скорее, укрепляет.

Прагматическую любовь можно охарактеризовать как удобные и такие отношения, в которых все должно мгновенно встать на свои места, без необходимости приспосабливаться к потребностям и слабостям друг друга.

Это высокие ожидания, которые можно возлагать на любые новые отношения, потому что по большей части это то, что — хотя может показаться на поверхности, происходит из-за полезного удобства в новых отношениях — на самом деле только два человека делают большие скидки для каждого. другие в глубоком желании, чтобы они оказались полностью совместимыми. В большинстве случаев это временная фаза медового месяца , во время которой оба партнера проявляют большую гибкость и уступчивость, чем они будут на более поздних этапах отношений, по мере возникновения разногласий.

Выбор партнера прагматичным любовником основан на тех чертах, которые они ценят и желают в своем идеальном партнере, и на тех чертах, которые, по их мнению, совместимы с их собственными. У них есть глубокая потребность искать чувство ценности в своих отношениях и чувствовать, что они могут идеально работать со своим партнером ради некоторого чувства общего блага или будущих амбиций.

Практическое видение за пределами начальных этапов отношений может означать, что отношения фактически преодолевают множество препятствий, которые разрушили бы другой вид отношений с другим типом любовника, поскольку прагматичный любовник всегда держит конечную цель в поле зрения и менее вероятно, что их оттолкнет то, что они увидят в пути как незначительную проблему.

Конечно, это также означает, что цель, над которой мы работаем, должна быть разделена между двумя людьми в отношениях, иначе между ними может возникнуть недопонимание и недопонимание, что может привести к путанице. Однако, когда эти цели разделяются, мало что может разорвать такие отношения, и они могут быть самыми полноценными и долгосрочными отношениями из всех.

Однако еще одна потенциальная проблема заключается в том, что в такого рода отношениях — если не проявлять особой осторожности — конечная цель может стать более важной, чем отношения или отдельные лица в них, в той мере, в какой отношения сами по себе становятся более важными. рабочее партнерство, а не романтические отношения.А что произойдет, если эта конечная цель будет достигнута?

В подобных случаях может иметь место чувство торговли или права, когда оба партнера работают друг с другом или друг для друга в любой момент времени в смысле постоянного обмена обязанностями. Такое мышление может привести к негодованию и чувству, что его используют в своих интересах или что один человек работает на нужды и желания другого в неравном партнерстве.

В результате один партнер может почувствовать, что другой является в некотором роде обузой, и со временем это может нарастать, превращаясь в токсичные отношения, разрушающие обоих участников.Такие вещи, как работа по дому, заработная плата, уход за детьми и другими членами семьи, домашние расходы и другие практические элементы успешных отношений, могут стать единственными элементами отношений с прагматичным любовником, которые учитываются, что приводит к пренебрежению романтическим взаимопониманием. между двумя.

Однако такое практическое рассмотрение и совместная обязанность по отношению к отношениям и связанным с ними факторам ни в коем случае не должны быть плохими. В культурах, где браков по договоренности и являются нормой, такие соображения составляют значительную часть решения о выборе конкретного партнера, при этом долгосрочная цель — гармоничное и функциональное домашнее и семейное окружение, играющее главную роль в процессе.

Это также полезно для больших сообществ, где сети семей должны сотрудничать для более широкой выгоды сообщества в целом. Такие соображения, как доход, происхождение, убеждения, навыки, амбиции, темперамент и семейные цели партнера, полностью уместны при выборе партнера для формирования наиболее функциональных из всех возможных отношений, которые сохранят свою функциональность в обозримом будущем. Хотя в этом может показаться недостаток романтики, он может пережить более романтические отношения и намного превзойти их, когда дело доходит до мира и

Есть несколько прекрасных примеров прагматической любви в массовой культуре, и, возможно, лучший из них продемонстрирован в романе Джейн Остин «Разум и чувствительность».Один из центральных персонажей, Марианна, изначально охвачен романтическими чувствами к харизматической Воле, которой следовало бы, не принимая во внимание ни один из более практических аспектов их ухаживания. Марианна изображается имеющей больше чувствительности (которую можно назвать манией), чем чувства, в отличие от ее более контролируемой сестры Элинор, которая является чувством в динамике.

Это наносит ущерб Марианне, когда она не может заглянуть в его прошлое или изучить его мотивы и намерения по отношению к ней, что приводит к ее гибели в глазах общества.Когда Марианна предполагает, что его романтических жестов — это все, что ей нужно учитывать, она обнаруживает, что ее одурачили, предполагая, что предложение будет сделано, и ставит под угрозу свою репутацию, ведя себя так, как будто они уже помолвлены. Это приводит к хаотическому и захватывающему бурному роману и разрушительному разочарованию, прежде чем Марианна с разбитым сердцем усвоит урок.

Стиль любви Марианны затем становится прагматичным в результате этой травмы, и она взвешивает преимущества альтернативного жениха полковника Брэндона.Подходя прагматично, Марианна отмечает доказательства того, что полковник может обеспечить стабильность и безопасность, что он продемонстрировал надежность своей любви к ней и что у нее будет более мирный и длительный союз с ним, чем у нее был с ней. Уиллоби.

Из этого примера мы видим, что прагматический стиль любви приводится в качестве примера для подражания, и что он может быть более полезным и во многих случаях более удовлетворяющим, чем некоторые из альтернативных стилей любви.

Говоря современным языком, прагматичный тип любви привлекает, когда речь идет о таких вещах, как приложений для знакомств, и веб-сайты.Невозможно практически отобразить содержание персонажа с помощью профилей, связанных с этими сайтами и приложениями, поэтому у каждого потенциального партнера есть свои качества, преобразованные в данные. Это может включать такие вещи, как возраст, рост, цвет глаз и волос, местонахождение, профессия и интересы. На основе этой информации можно просмотреть и отсортировать потенциальных партнеров и ранжировать их по степени желательности.

Для прагматиков такой вид свиданий идеален, потому что они имеют очень четкое представление о том, чего они хотят, и часто могут начать с поиска этих очень практических аспектов образа жизни и внешности любовника.

Это означает, что они могут выбирать из гораздо меньшего числа потенциальных партнеров и могут попытаться найти того, который, по их мнению, лучше всего соответствует тому, что они ищут. Одна из проблем для прагматика, конечно, заключается в том, что эти приложения и сайты знакомств иногда могут предоставлять ложную информацию, поэтому все, в чем они могут быть действительно уверены, — это то, как потенциальный партнер представляет себя.

Любители другого типа с разным стилем могут найти этот тип свиданий очень сложным для навигации и могут чувствовать себя неловко, пытаясь судить о потенциальных партнерах на основе таких практических деталей, поэтому прагматик имеет преимущество в современной среде свиданий.

Там, где прагматики могут бороться, так это в том, что они слишком жестко относятся к своим ожиданиям. Это может не только повлиять на любые отношения, в которых они состоят, но также может сузить их фокус до такой степени, что они могут упустить отличных потенциальных партнеров из-за слишком строгих ограничений в том, чего они хотят. Их стиль любви также предполагает, что они знают себя достаточно хорошо, чтобы знать, с каким человеком они будут в конечном итоге совместимы, но на самом деле многие из нас просто не знают себя так хорошо, как мы думаем.В таких случаях прагматичный любовник может делать предположения о своем собственном характере, отличные от реальности, и выбирать партнера, исходя из этой отправной точки.

Однако для прагматичного любовника, который действительно знает себя и находится в мире с собой, в отношениях будет много счастья и удовлетворения, когда они найдут партнера, которого ищут. Таким образом, отношения с прагматиком могут быть одними из лучших.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Границы | Эмоции как действия прагматические и эпистемологические

Введение

Эмоции — это естественные социальные явления. Эмоции не только чаще всего возникают в социальных контекстах, но и являются реакцией на других людей (Parkinson, 1995; Clark et al., 1996, p. 247), выражаются по отношению к другим людям (Buss, 1992; Baumeister et al. , 1994; Fischer and Roseman, 2007) и регулируется отношениями с другими людьми (Brody and Hall, 2008). Кроме того, социальная обстановка необходима для того, чтобы в первую очередь возникло несколько эмоций, что свидетельствует о социальном качестве эмоций.Например, стыд, зависть, вина, смущение, презрение, любовь и ненависть требуют третьих лиц в качестве причин, целей или наблюдателей, чтобы эти эмоции возникли в первую очередь. Таким образом, изучение эмоций в социальных контекстах представляется жизненно важным для понимания природы эмоций, и любая адекватная концепция эмоций должна быть применима к социальным контекстам.

Удивительно, но зависимость эмоций от социального контекста часто игнорируется в исследованиях эмоций. На эмпирическом фронте эмоции часто изучаются в лабораторных условиях путем измерения реакции субъектов на изображения стимулов, таких как пауки или змеи (Fischer and van Kleef, 2010), а на теоретическом фронте эмоции обычно истолковываются как репрезентации ценность объекта в той или иной форме (de Sousa, 2004, p.61). В то время как в философии эмоций эти представления могут иметь форму ценностных суждений и важности (Nussbaum, 2004, p. 183), реакции на известные ценности (Mulligan, 2009) или отношения к объекту, демонстрирующему определенные оценочные свойства (Deonna and Teroni , 2012, p. 76), психологи рассматривают эмоцию как процесс оценки значимости стимула для субъекта либо в соответствии с различными аспектами свойств стимула (такими как Scherer, 2001, проверки оценки стимула), либо как проявление фиксированного набора «основных реляционных тем» (Lazarus, 1991; Prinz, 2004).По-видимому, все эти подходы пытаются объяснить эмоции независимо от какого-либо социального измерения эмоций. Скорее, предполагается, что функция эмоций по представлению ценностей является более фундаментальной для эмоции, чем любые социальные функции, которые они могут выполнять, поэтому социальное измерение эмоций считается вторичным или даже незначительным (Fischer and van Kleef, 2010).

Далее, как представления ценности, как в философских, так и в психологических теориях эмоций, эмоции рассматриваются как познания в том смысле, что их интенциональность имеет направление соответствия от разума к миру, а не направление соответствия от мира к разуму.Иногда эмоции даже явно отрицают какое-либо направление соответствия между миром и разумом (Деринг, 2007, стр. 384; Маллиган, 2007, стр. 210–211; Деонна и Терони, 2012, стр. 83). Хотя конструкция эмоций как оценок (как познание, направленное от разума к миру) часто подходит, она игнорирует мотивационную природу эмоций, которая ведет к действию (Scarantino, 2014, с. 156), т. Е. Направленность от мира к разуму. аспект преднамеренности эмоций.

В социальных контекстах вряд ли можно отрицать направленность соответствия интенциональности эмоций от мира к разуму.Кажется самоочевидным, что эмоции, возникающие в социальной среде, представляют собой способы реагирования и взаимодействия с другими членами общества. Таким образом, отношения между социальным стимулом и индивидуумом не являются однонаправленными, как это предполагало бы настаивание на чисто мировом направлении соответствия. Вместо этого, поскольку социальные взаимодействия обязательно влекут за собой, что два или более социальных члена действуют друг на друга и влияют друг на друга, эмоциональный индивид влияет на сам стимул своей эмоции во время таких взаимодействий.Таким образом, эмоция, возникающая в социальном контексте, не является частным и внутренним состоянием, которое запускается статическим стимулом у человека, как это подразумевает оценочная репрезентация, направленная от ума к миру (Parkinson, 1995; Parkinson et al., 2005). ). Скорее, поскольку эмоциональные стимулы — это поведение или эмоции других социальных членов, которые подвержены постоянным изменениям и на них можно влиять, отношения между индивидуумом и стимулом являются динамическими и двунаправленными (Fischer and van Kleef, 2010).Следовательно, в дополнение к тому, что социальная среда производит впечатление на индивидуума — что составляет часто упоминаемую направленность от разума к миру — так же и индивидуум воздействует на свое окружение через свои эмоции, что предполагает одновременную направленность эмоций от мира к разуму. . Еще одна особенность соответствия эмоций между миром и разумом, которая лучше всего проявляется в социальных контекстах, заключается в том, что эмоции не всегда являются реакцией на стимулы, но также могут инициировать социально-эмоциональные взаимодействия. То есть эмоции в социальном контексте — это не просто реакция на стимулы, но часто также и действия на других.Учитывая ярко выраженную направленность эмоций от мира к разуму в социальных контекстах, конструирование эмоций по существу или только как репрезентации ценностей кажется неадекватным.

Цель данной статьи — продемонстрировать направленность эмоций от мира к разуму и показать, как это способствует пониманию эмоций в социальных контекстах. Становится очевидным, что признание направленности соответствия интенциональности эмоций «мир-разум» имеет много объяснительных преимуществ, таких как учет контекстной чувствительности, вариаций в выражении эмоций или оценка уместности эмоции.Чтобы подчеркнуть направленность соответствия интенциональности эмоций от мира к разуму, основная задача будет заключаться в том, чтобы истолковать эмоции как формы действия. Хотя идея о том, что эмоции ориентированы на действие по своей природе, сама по себе не нова (см., Например, Scarantino, 2014), в этой статье делается попытка по-новому взглянуть на активное измерение эмоций путем сопоставления эмоций с двумя видами действий, которые имеют были выделены в другом контексте Киршем и Маглио (1994): прагматические и эпистемологические действия.Прагматические действия определяются как преобразования физического или социального пространства для достижения определенного состояния цели в мире (там же, стр. 515), что составляет то, что обычно ассоциируется с термином «действие». Более новаторский вклад Кирша и Маглио в когнитивную науку — это идентификация так называемых эпистемических действий . Они определяются как физические действия, раскрывающие информацию, которая скрыта или трудно поддается мысленному вычислению (там же, стр. 513-4). Эпистемические действия имеют целью изменить вычислительное состояние системы, а не состояние мира.Как будет показано ниже, эмоции в социальных контекстах часто выполняют именно те функции, которые определены для прагматических и эпистемических действий. То есть эмоции часто нацелены на достижение определенных целей в социальном контексте, что означает, что они напоминают прагматические действия, а в других случаях эмоции могут быть правдоподобно истолкованы как акты исследования социальной среды с целью выявления важной информации, что соответствует функции эпистемических действий. Конструирование эмоций как прагматических или эпистемических действий покажет, что идентификация эмоций с репрезентациями ценностей и, следовательно, как ментальные состояния с направлением соответствия только между разумом и миром, не подходит (каламбур) для адекватного отражения преднамеренность эмоций.Следовательно, как формы действий эмоции являются не только оценочными репрезентациями положения дел в мире, но также содержат директивный аспект своей интенциональности, так что эмоции лучше всего понимать как активные взаимодействия с социальным окружением. Степень, в которой эти вклады имеют значение для теорий эмоций, станет очевидной во время обсуждения возможных возражений против предлагаемого представления эмоций как действий.

Эмоции как прагматические действия

Одним из признаков того, что направленность интенциональности эмоций от разума к миру недостаточно для объяснения эмоций, возникающих в социальных ситуациях, является то, что социальный контекст определяет эмоциональные реакции человека по-разному.То есть не только тип эмоции, но также степень и способ выражения эмоции, по-видимому, зависят от факторов социальной ситуации, в которой возникает эта эмоция. Например, печаль и чувство вины обычно возникают, когда эмоциональный человек находится среди людей, с которыми он или она близки, в то время как они редко наблюдаются, когда человек находится среди незнакомцев (Buss, 1992; Baumeister et al., 1994). Точно так же радость преимущественно выражается, когда эмоциональный человек находится среди аффилированных лиц и людей, с которыми он хочет укрепить свои партнерские связи (Parkinson et al., 2005, с. 162; Гриффитс и Скарантино, 2009). И наоборот, сердитые люди склонны выражать свой гнев в основном по отношению к людям с более низким социальным статусом, особенно когда они думают, что могут исправить поведение другого человека и иметь власть или контроль над другим (Fischer and Roseman, 2007, стр. 104) . В этих примерах трудно постичь идею о том, что эмоции являются оценками объектов или событий и, следовательно, имеют только направление соответствия от разума к миру: например, неясно, почему конкретному объекту или событию следует приписывать эти оценочные свойства. это соответствует грусти, когда человек находится среди друзей, но не среди незнакомцев.То же самое и с радостью. Точно так же относительный социальный статус индивида не должен влиять на оценку стимула как такового , так что оценка стимула в одном случае приводит к гневу, а в другом — нет. Напротив, тесная связь между возникающими эмоциями и природой социальных контекстов, в которых они возникают, скорее отражает важную функцию эмоций на межличностном уровне, а именно влияние на социальные отношения в соответствии с межличностным мотивом (Fischer and Manstead, 2008, p. .458). Следовательно, наблюдаемые контекстные зависимости являются не только следствием представленных оценочных свойств объекта, но и результатом разницы в предоставляемых возможностях для взаимодействия с окружающей средой или воздействия на нее, что указывает на направление соответствия между миром и разумом.

В отличие от большинства психологических и философских теорий эмоций, которые рассматривают эмоции по существу как представление ценности, социальные психологи часто изучают эмоции с точки зрения функций, которые они выполняют в социальных контекстах (см.г., Паркинсон, 1995; Кларк и др., 1996; Паркинсон и др., 2005; Фишер и Мэнстед, 2008 г.). То есть эмоции считаются способами достижения социальных целей путем настройки или изменения своего положения и отношений в социальной группе (Fischer and Manstead, 2008, p. 457). Печаль, например, является знаком для других, что человек уязвим и нуждается в поддержке, тем самым выполняя аффилиативную функцию, особенно когда речь идет о слезах. Напротив, страх направлен на то, чтобы дистанцироваться между собой и другими, тем самым выполняя функцию дистанцирования.Гнев, в свою очередь, служит цели изменения отношения или поведения другого человека, так что, например, угрожающий жест кому-то может заставить кого-то отступить или отругать друга за то, что он опаздывает на назначенную встречу. он не опаздывает снова (там же, с. 458).

Объяснение эмоций с точки зрения их функций подразумевает, что эмоции — это способы достижения определенных целей или достижения определенных эффектов в социальной среде индивида, то есть их интенциональность направлена ​​между миром и разумом.Это описание эмоций точно совпадает с определением прагматических действий, предложенным Киршем и Маглио, 1994, с. 515): преобразования в физическом или социальном пространстве для продвижения к определенному целевому состоянию. Конструирование эмоций как прагматических действий предлагает правдоподобный и существенно иной взгляд на эмоции в социальных ситуациях, чем типичное утверждение, что эмоции по сути являются оценками объектов или событий. Кроме того, он дает прямые объяснения эмоциональных процессов, когда типичная характеристика эмоции не работает или, по крайней мере, испытывает некоторые трудности с этим.Это станет очевидным из следующего обсуждения примеров. В частности, предположение о том, что эмоции являются прагматическими действиями, будет подтверждено демонстрацией того, что эмоции можно рассматривать как прагматические действия с краткосрочными или долгосрочными целями. То есть целевое состояние, на которое нацелены прагматические действия, может быть либо непосредственным результатом прагматического действия, либо лежать в конце серии прагматических действий (там же), а эмоции в социальных контекстах также могут служить либо непосредственным прагматическим целям. или они могут быть элементами долгосрочной стратегии конфигурации отношений.

Эмоции как прагматические действия с краткосрочными целями

Уже выше описания некоторых социальных функций эмоций показали, что эмоция, которую человек проявляет в данном социальном контексте, может вызывать определенные поведенческие эффекты со стороны других социальных членов. Например, человек может попытаться получить необходимую поддержку, демонстрируя грусть, или изменить поведение по отношению к нему через гнев. Здесь эмоции являются прямой функцией того, чего эмоциональный человек может достичь с помощью этой эмоции в социальной ситуации.Образцовое исследование таких прямых эффектов, вызываемых эмоциями, проведено Stein et al. (1993), где испытуемых просили описать ситуации, в которых они разозлились. Было обнаружено, что то, вызывает ли воспринимаемая потеря гнев или печаль, зависит от перспектив испытуемых получить компенсацию в запомненной ситуации. Эти выводы необъяснимы, если гнев был просто оценкой того, что с одним обидели, но понятными, если гнев рассматривается как стратегия, вызывающая определенную реакцию у других.Рассмотрение эмоций как стратегии конфигурации отношений (Паркинсон, 1995, с. 295) объясняет, почему человек должен расстраиваться одним способом, а не другим: гнев и печаль служат совершенно разным социальным целям, и эмоциональный человек будет реагировать той поведенческой стратегией, которая с наибольшей вероятностью достигнет желаемой цели.

Прагматическая функция эмоции может варьироваться в пределах одного и того же типа эмоции, поэтому не обязательно существует взаимно однозначное сопоставление вида эмоции с социальной функцией.Чтобы убедиться в этом, рассмотрим агрессивную реакцию и дуться в ответ на оскорбление. Согласно большинству теорий эмоций, оба являются проявлением гнева, поскольку в обоих случаях событие оценивается как преступление или, согласно оценочным теориям, как мотивационно несовместимое. Но хотя оценка может быть одинаковой в любом случае, все другие аспекты эмоции (например, выражение, чувство, физиологические реакции) сильно различаются. Таким образом, ссылка только на оценочное содержание не может объяснить, почему гнев должен проявляться такими разными способами.Однако, если рассматривать их как прагматические действия, различие между агрессией и дуться быстро становится очевидным: первое — это грубая попытка прервать развитие ситуации, второе — отрицание всех социальных операций до тех пор, пока не будут получены соответствующие уступки (Griffiths и Скарантино, 2009, с. 440). Стратегические соображения (например, может ли быть получена компенсация) или влияние и на социальное положение человека (например, совместимо ли поведение с его социальным положением или заставит ли оно других относиться к человеку с более низким социальным статусом) будут играть решающую роль. решающую роль в определении того, как человек отреагирует эмоционально.Эти аспекты упускаются, если эмоции приравниваются только к оценочным представлениям. Признание того, что эмоции нацелены на определенные социальные цели, делает более понятными аспекты эмоций и их интенциональность, чем когда они сводятся к оценочным репрезентациям с направлением соответствия только между разумом и миром.

Еще одним примером непосредственной цели, которой могут служить эмоции, является их коммуникативная функция, которая была изучена в экспериментальной установке, разработанной для исследования смущения (Leary et al., 1996). В этом исследовании испытуемых просили записать исполнение в стиле караоке печально известной дрянной песни о любви в двух разных условиях: в одном из условий экспериментатор, записавший выступление, сигнализировал участнику, что он осознает неловкий характер песни. задача и зарегистрировали их дискомфорт; в другом — экспериментатор не дал таких сочувственных указаний. Были проанализированы записи выступлений участников, а также анкетный опрос, который был проведен впоследствии, чтобы определить уровень выраженного и испытываемого участниками смущения по поводу задания.Данные показали, что испытуемые и проявляли, и сообщали о меньшем смущении в первом состоянии, когда им давали основания полагать, что экспериментатор им симпатизировал, чем во втором состоянии. Поскольку целевой объект оставался идентичным в двух условиях (участникам было предложено выполнить одно и то же задание), исследователи пришли к выводу, что вместо реакции на их оценку задачи смущение участников использовалось как средство передачи экспериментатору их низкое мнение о песне, которую они пели, и их стремление соответствовать общественным стандартам.Другими словами, интерпретация результатов, предложенная авторами исследования, предполагает, что эмоции имеют прагматическую природу и, следовательно, направленность соответствия между миром и разумом.

Конечно, результаты этого исследования не обязательно исключают возможность того, что эмоции представляют ценность. Возможно, оценки ситуации участниками могли быть богаче контекстуально, чем просто представление свойств задачи изолированно. Например, были ли участники осведомлены об осведомленности экспериментатора об их смущении из-за выполнения задания, могло быть включено в их оценочное представление ситуации.То есть наблюдаемая разница в смущении могла быть результатом разницы в способе представления ситуации. Тем не менее, хотя результаты исследования не являются прямым опровержением конструкции эмоций как оценочных репрезентаций, их гораздо легче и экономнее объяснить, приписав эмоциям коммуникативную функцию. Чтобы убедиться в этом, подумайте, как интерпретация, предлагаемая Лири и его коллегами, немедленно обращается к выразительным аспектам эмоции и их влиянию на ситуацию.При объяснении эмоций как прагматических действий в социальных контекстах эти аспекты становятся неотъемлемой частью эмоции, поскольку именно через выражение эмоции человек взаимодействует со своим социальным окружением и добивается желаемых изменений в социальном пространстве. Напротив, конструирование эмоций как оценочных представлений требует отдельного объяснения того, как оценочное представление приводит к определенному выражению эмоции, в то время как эффекты выражения, по-видимому, полностью игнорируются.Таким образом, с учетом преимущества более всеобъемлющего, но в то же время скупого описания, рассмотрение эмоций как прагматических действий и, следовательно, направление соответствия между миром и разумом представляется более благоприятным объяснением данных этого эксперимента, чем идея о том, что эмоции являются оценочными. репрезентации с направлением соответствия строго между разумом и миром.

Эмоции как прагматические действия с долгосрочными целями

Помимо только что изображенных непосредственных эффектов эмоций в социальных ситуациях, эмоции также могут служить для достижения долгосрочных целей в социальных отношениях человека.Точно так же, как в только что описанных случаях, когда демонстрация одной эмоции вместо другой направлена ​​на достижение определенной краткосрочной цели, тем же способом можно достичь долгосрочного воздействия эмоций на социальные отношения. Иллюстрацией этого является исследование гнева и презрения, в котором эти иногда смешанные эмоции характеризуются как решительно разные не только с точки зрения их выражений и физиологических характеристик, но особенно с точки зрения их социальных функций (Fischer and Roseman, 2007). Авторы исследования обнаружили, что реакция испытуемых на чьи-то действия гневом или презрением подразумевает нечто большее, чем просто признание другого виновным или восприятие оскорбления в его поведении (т.е., оценка этого поведения только с помощью контента, направленного из разума в мир). Отреагировали ли субъекты презрением или гневом в значительной степени с желаемыми долгосрочными эффектами, которые эмоция может оказать на рассматриваемые межличностные отношения: в то время как гнев характеризуется краткосрочной реакцией нападения, но имеет эффект долгосрочного примирения, презрение является характеризуется неприятием и социальной изоляцией как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе (там же, стр. 103). Таким образом, опять же, различие в эмоциональной реакции не может быть результатом оценки только предъявленного стимула, а скорее должно быть приписано прагматическим факторам в стратегиях субъектов для настройки долгосрочных отношений.

С другой стороны, рассмотрите те эмоции, которые по своей сути являются долгосрочными явлениями, такие как любовь, ненависть, горе, обида или ревность. Эти эмоции обязательно сохраняются в течение более длительного периода времени. Например, было бы сомнительно утверждать, что человек любил кого-то, но делал это только в течение нескольких минут. Это может быть увлечение, интерес или влюбленность, но, как утверждал покойный Соломон (Solomon, 2007, стр. 194), любовь необходимо культивировать, и это процесс, который состоит из нескольких выборов и действий, совершаемых в течение длительного периода жизни. время.Это богатое понятие любви согласуется с народно-психологической концепцией любви, и, возможно, любая жизнеспособная теория эмоций должна учитывать это, если объяснение теории должно напоминать то, что любой обыватель понимает под этим термином, а не какое-то искусственно созданное понятие. . Но это понятие любви оказалось трудным согласовать со многими теориями эмоций. В особенности для теорий психологических эмоций возникает вопрос, как приспособить долгосрочные эмоции к их теоретическим рамкам, поскольку здесь эмоции часто явно определяются как кратковременные эпизоды (см., Шерер, 2001). Некоторые предложения о том, что такое долговременные эмоции, такие как любовь, включают в себя ментальное отношение к определенным объектам (Деонна и Терони, 2012) или предрасположенность пережить определенные виды кратковременных эмоциональных эпизодов (Шерер, 2001). Однако эти попытки сделать долговременные эмоции понятными неудовлетворительны по двум направлениям: во-первых, они рассматривают долговременные эмоции как явление, отличное от краткосрочных, поскольку долговременные эмоции относятся к другой онтологической категории.Как указывалось выше, такое резкое отклонение от народно-психологических концепций эмоций, где долгосрочные эмоции, такие как любовь и ненависть, являются столь же обычными примерами эмоций, как страх или гнев, рискует изменить экспланандум теорий эмоций на какая-то искусственная конструкция. Во-вторых, из уравнения долговременной эмоции с установкой или предрасположенностью к определенным эмоциональным эпизодам следует, что у человека может быть долговременная эмоция, и эта эмоция не обязательно должна когда-либо воплощаться.То есть человек A может любить человека B, что означает, что A имеет склонность испытывать определенные эмоциональные эпизоды при встрече с B, но A может никогда не встретиться с B. Итак, хотя A может иметь склонность любить B, A может никогда не испытать эпизод, в котором проявляется эта любовь. По крайней мере, эта возможность любить кого-то в том смысле, что у человека есть предрасположенность или отношение определенного рода, но никогда не испытывать или не воплощать эту любовь, очень странна. Остается сделать вывод, что многие стандартные теории эмоций затрудняют объяснение долговременных эмоций.

Напротив, при объяснении социальных эмоций как способов конфигурации отношений становится очевидным, что объектом исследования может быть само по себе долгосрочное явление, а именно межличностные отношения и изменения, которым они подвергаются. Более того, когда эмоции в социальных контекстах объясняются как виды прагматических действий в межличностных отношениях, это напрямую открывает возможность интерпретировать долгосрочные эмоции как серию индивидуальных действий, которые все направлены на одну конкретную цель конфигурации отношений.Это вытекает из определения прагматических действий Кирша и Маглио, где цель действия также может лежать в конце серии действий (Кирш и Маглио, 1994, стр. 515). Точно так же, как получение пива из холодильника может состоять из нескольких отдельных этапов (например, вставать, ходить на кухню, открывать холодильник и т. Д.), Акт любви к кому-то может состоять из нескольких эмоциональных эпизодов (например, счастлив при виде их, грустит, когда они уходят, боится, когда они в опасности и т. д.). Эта возможность учитывать долгосрочные эмоции с помощью того же инструмента объяснения, что и краткосрочные эмоции, то есть в качестве целенаправленных действий, обеспечивает убедительно экономный отчет об эмоциях. Кроме того, идея о том, что эмоция нацелена на долгосрочную цель конфигурации отношений, и поэтому каждое действие в направлении этой долгосрочной цели составляет одну и ту же эмоцию, исключающую странную возможность иметь предрасположенность или отношение к долгосрочным отношениям. термин «эмоция», никогда не испытывая этой эмоции, как обсуждалось выше.Более того, идея о том, что отдельные эмоциональные эпизоды составляют всеобъемлющую долгосрочную эмоцию, так же как отдельные действия составляют сложное действие, предлагает феноменологически правдоподобное описание связи между долговременной эмоцией и отдельными эмоциональными эпизодами, которые ее составляют. То есть долговременная эмоция, такая как любовь, ненависть или ревность, проявляется и переживается в единичных эмоциональных эпизодах, составляющих ее, таких как печаль из-за ухода любимого человека, радость из-за падения врага или гнев из-за достижения.Эти отдельные эмоциональные эпизоды не вызваны долговременной эмоцией в том смысле, что они являются следствием определенной причины, но долговременная эмоция просто состоит из этих отдельных эмоциональных эпизодов и также переживается как таковая. В связи с этим Хелм (2002, стр. 22) описывает, как способ заботы приводит к рациональному паттерну эмоций с общим фокусом, так что определенные способы заботы обязывают человека к набору эмоций, чувств и желаний в ситуациях, касающихся сосредоточения внимания. . Следовательно, забота о ком-то или о чем-то означает просто иметь определенные эмоциональные переживания по отношению к этому объекту.

В целом, интерпретация краткосрочных и долгосрочных эмоций как прагматических действий предлагает существенно иной взгляд на эмоции по сравнению с подходом большинства теорий эмоций, которые рассматривают эмоции как оценочные репрезентации, направленные от разума к миру. Как показано, принимая во внимание то, как эмоции нацелены на целевые состояния в социальных контекстах, можно сделать понятными примеры как краткосрочных, так и долгосрочных эмоций, которые с помощью обычных подходов трудно учесть или которые могут дать только громоздкие объяснения.Кроме того, отношение к эмоциям как к прагматическим действиям в социальном контексте не только приводит к экономным объяснениям в индивидуально обсуждаемых случаях, но и в целом тот факт, что как краткосрочные, так и долгосрочные эмоции могут быть надлежащим образом описаны с помощью одного и того же инструмента объяснения, дает краткое и скудное описание эмоций в различных временных рамках — то, что является стандартным толкованием эмоций как основоположников оценочных представлений. Наконец, идея о том, что отдельные эмоциональные эпизоды являются частью одной всеобъемлющей долгосрочной эмоции, точно так же, как отдельные прагматические действия могут быть частью одного сложного действия, кажется, согласуется с общей феноменальностью таких эмоциональных явлений.

Эмоции как эпистемические действия

Уникальный вклад, который статья Кирша и Маглио (Kirsh and Maglio, 1994) внесла в когнитивную науку и который до сих пор не был связан с философией эмоций, — это понимание того, что не все действия обязательно прагматичны по своей функции. То есть некоторые действия, вместо того, чтобы быть непосредственно направленными на изменение мира таким образом, чтобы он соответствовал определенному состоянию цели, выполняются для раскрытия информации, которая скрыта, или для упрощения задачи агента по решению проблем.Эти действия служат не прагматической, а эпистемической функции (там же, с. 513). В качестве примера эпистемических действий Кирш и Маглио сосредотачиваются в первую очередь на привычке игроков в тетрис физически вращать появляющиеся блоки, чтобы определить, где их лучше всего разместить, вместо того, чтобы выполнять это вращение мысленно. Другие примеры включают сбор информации об окружающей среде посредством исследования, например, при разведке незнакомой местности, чтобы определить, где разбить лагерь, или использование своего окружения для упрощения когнитивной задачи, например, при расстановке механических частей в определенном порядке, чтобы определить, как собрать. их (там же, с.515). Все это «способы, которыми агент может модифицировать внешнюю среду, чтобы предоставлять важные биты информации именно тогда, когда они больше всего нужны» (там же, стр. 542). Однако важно отметить, что изменения, вносимые в окружающую среду для достижения желаемого эпистемического состояния, не являются целью эпистемического действия. Это критический момент, в котором эпистемические действия отличаются от прагматических действий: в отличие от прагматических действий эпистемические действия не направлены на изменение мира определенным образом, а нацелены на достижение эпистемического состояния когнитивной системы (там же, с.514).

Это помещает эпистемические действия в странное место между направлением соответствия «мир-разум» и «разум-мир»: с одной стороны, это действия, то есть выполняемые преобразования физического или социального пространства для достижения определенного цель или цель. Как действия у них (должно) быть соответствие между миром и разумом. Однако, в отличие от прагматических действий, цель эпистемических действий заключается не в изменении мира, а в изменении своего эпистемического состояния.То есть эпистемические действия не направлены от мира к разуму в том смысле, что они нацелены на достижение определенного состояния мира, которое должно наступить. С другой стороны, эпистемические действия приводят к эпистемическим состояниям, которые направляются из разума в мир. Однако эпистемические действия также не имеют направления соответствия между разумом и миром, потому что, хотя они и раскрывают факты о мире, они, строго говоря, не представляют их. Тем не менее, несмотря на трудность классификации эпистемических действий с использованием типичных категорий направленности соответствия интенциональных состояний, их, тем не менее, следует рассматривать как интенциональные состояния определенного рода, поскольку они представляют собой умелые или разумные формы взаимодействия с миром.Эпистемические действия, похоже, не имеют ни того, ни другого направления, а имеют и то, и другое.

Что может пролить свет на природу интенциональности эпистемических действий в отношении загадки об их направлении соответствия, — это сформулировать вопрос с точки зрения их выполнения и условий правильности: поскольку эпистемические действия направлены на предоставление фактов, это, по-видимому, их условие выполнения для установления истинности ценностей и условий правильности положения дел в мире. Другими словами, эпистемологические действия — это процессы, направленные от мира к разуму, направленные на достижение состояний, направленных от разума к миру.

Уникальный интенциональный характер эпистемических действий может использоваться для улавливания аспектов интенциональности эмоций в социальных взаимодействиях, которые часто упускаются из виду. Ведь эмоциональное взаимодействие с другими людьми тоже можно понимать как поиск определенной информации, которая становится центральной в развертывании эмоционального процесса. Это зондирование не обязательно требует заранее продуманной гипотезы, которая намеренно проверяется, но может быть очень простым поведенческим механизмом, подобным тем, которые наблюдаются у животных.Подходящим примером является наблюдение этолога Хайнда (Hinde, 1985) за птицами, которые реагируют на угрозу приближающимся противникам. Сигнал об угрозе несет в себе все характеристики гнева, но в большинстве случаев птицы убегают после его подачи. Таким образом, по статистике сигнал об угрозе скорее указывает на реакцию страха. Чтобы разрешить эту раздвоение, Хайнде предлагает, чтобы исходящая от птицы ответная реакция на угрозу — это, скорее, способ проверить намерения и силу своего противника, то есть птица исследует, заинтересован ли ее соперник в атаке или его можно легко заставить отступить.Точно так же собаки часто яростно лают на приближающегося противника, то есть демонстрируют гнев, только чтобы вскоре продемонстрировать покорность, если их противник оказывается более доминирующим. В обоих примерах первоначальная эмоциональная реакция — это способ животного исследовать ситуативные условия, а собранная информация помогает определить его будущие действия. Другими словами, животное выполняет эпистемологическое действие, и из вновь достигнутого эпистемического состояния следуют его последующие эмоциональные реакции.Важно отметить, что дальнейшее развитие эмоционального процесса зависит от информации, полученной в ходе эпистемического действия (например, если птица обнаружит, что ее угрозы эффективны, она не убежит в страхе, а продолжит демонстрировать гнев, или собака не станет прекратить показывать угрозы, если они доказали свою эффективность в запугивании оппонента).

Аналогичное поведение можно наблюдать во взаимодействии людей друг с другом. Продолжая пример гнева, человек может после получения сигнала с угрозой от другого человека несколько агрессивно спросить: «Что это?» или «Чего ты хочешь?» с соответствующей позой (напр.g., приподнятый подбородок, выступающая грудь), выражение лица (например, прищуренные глаза, сжатая челюсть) или жест. Этот эмоциональный сигнал служит для получения дополнительной информации о намерениях и ситуации другого человека, т. Е. Выполняет эпистемологическую функцию. Хотя человек, который реагирует таким образом, сигнализирует о готовности ответить гневно на тот случай, если действие другого на самом деле было задумано как оскорбление, развитие эмоционального процесса еще предстоит определить и полностью зависит от «ответа» другого на свое. «вопрос.То есть, в зависимости от информации, полученной в результате зондирования, один может немедленно перестать сердиться (например, если другой должен пояснить, что у него не было оскорбительных намерений), испугаться (например, если другой должен был ответить еще сильнее), или гнев может сохраниться (например, если другой продолжит свое поведение). Другими примерами пытливого поведения человека являются надувание, поддразнивание, дуться, а иногда и улыбка. В каждом из этих видов поведения эмоции, такие как грусть, презрение, гнев и радость, соответственно, используются для исследования своего социального окружения, т.е.е., чтобы проверить реакцию другого человека и посмотреть, какие возможности предоставляет ситуация. В связи с этим Гриффитс и Скарантино (2009) изображают эмоции в социальном контексте как возможные формы переговоров, идею, которую они адаптировали из работы Хайда по выражению эмоций у животных и людей. Хотя эмоциональное поведение может быть выражением внутреннего психологического состояния, часто эмоциональное поведение скорее направлено на получение обратной связи от своего социального окружения. В последнем случае эмоциональные сигналы, производимые человеком, намеренно неоднозначны, так что результат социальной транзакции остается открытым и в решающей степени зависит от реакции получателя (там же, с.446). Таким образом, многие эмоциональные сигналы, которые посылаются в ходе социальных взаимодействий, направлены на раскрытие информации и, следовательно, возможно, на эпистемические действия.

Ясно, что такое представление эмоций, действующих как эпистемические действия, противоречит идее о том, что эмоции являются репрезентациями ценностей, что потребует уже установленной оценки ситуации. Тем не менее, из того факта, что оценка еще не зафиксирована, когда социальная среда исследуется эмоцией, не следует, что эти примеры эмоций лишены всего ценностного содержания.Ведь даже если ценность ситуации еще не может быть установлена, эмоция как эпистемическое действие направлено на обнаружение правильной оценки ситуации и, таким образом, по-прежнему касается ее ценности. Такое исследование оценочного качества социального стимула путем активного взаимодействия с ним имеет несколько преимуществ по сравнению с точкой зрения, согласно которой оценка социального стимула определенно фиксируется в начале эмоционального процесса. Во-первых, просто требуется меньше когнитивных способностей для исследования информации в тот момент, когда она необходима, чем для получения и представления всех деталей заранее или для получения соответствующей информации посредством дорогостоящих внутренних вычислений (Noë, 2004; Clark, 2008).Более того, поскольку объекты, на которые направлены эмоции в социальных контекстах, являются другими людьми, объекты эмоций постоянно изменяются. Таким образом, чтобы эмоциональные взаимодействия были успешными, информация, на которую они полагаются, должна постоянно обновляться. Часто временная динамика социальных взаимодействий и эмоций проявляется в масштабе миллисекунд, поэтому немедленное получение информации имеет решающее значение. Например, мимолетное выражение лица может иметь большое значение для развития взаимодействия между двумя людьми (Ekman, 2003).Наконец, эпистемические действия могут выполняться многократно, так что эпистемическое состояние познающего постоянно обновляется (например, многократное прикосновение к нагреваемому объекту, чтобы определить, достиг ли он желаемой температуры). В случае эмоций это позволяет точно определить оценочный характер ситуации или события и минимизировать ошибки в оценочных оценках. В общем, постоянное зондирование или иное исследование значения ситуации или намерений другого человека посредством эпистемических действий — это не только эффективный и нетребовательный с вычислительной точки зрения способ сделать информацию доступной для когнитивных процессов, таких как эмоции, но, поскольку полученная информация является мгновенной и постоянно обновляется, это также обязательно приведет к очень точным оценкам и успешному эмоциональному взаимодействию.Стандартные теории эмоций упускают эти преимущества, игнорируя динамическую природу эмоциональных процессов и настаивая вместо этого на том, что оценочное представление ситуации должно быть полностью установлено, чтобы эмоция возникла.

Стоит дополнительно задуматься о важности исследования для правильной оценки ситуации и предоставления возможности эмоциям развиваться с каждым полученным обновлением информации. Именно эти динамические особенности эмоциональных процессов делают наши социальные взаимодействия разнообразными, сложными и тонкими.Если бы было необходимо, чтобы оценка ситуации была полностью установлена ​​и урегулирована уже в начале эмоционального процесса, что исключило бы возможность проведения дальнейших запросов и соответствующего изменения своей оценки, это оставило бы очень мало места для тонких социальных взаимодействий. и вместо этого приводят к довольно примитивному поведению. Фактически, отсутствие исследовательских способностей и гибкости эмоциональных процессов характеризует многие аффективные расстройства, такие как гнев или тревожные расстройства, проблемы с управлением гневом, фобии и мании.Это также подрывает возможность настроиться на эмоции сопутствующих социальных связей и тем самым запрещает важные эмоциональные механизмы в социальном поведении, такие как сочувствие. Следовательно, важной особенностью социального и эмоционального интеллекта является не быть слишком жестким в эмоциональных взаимодействиях, а, скорее, позволять искать или запрашивать оценки, тем самым оставляя место для динамического развития эмоций. Тем не менее, признание важности адаптируемого оценочного содержания, восприимчивого к новой информации, вступает в противоречие с обычно обсуждаемыми темами в когнитивных теориях эмоций, которые включают иррациональность эмоций и их сопротивление суждениям или убеждениям.

Признание того, что эмоции являются в первую очередь социальным феноменом и встроены в социальные контексты, в которых они возникают, развенчивает понимание эмоций как единичных и обособленных репрезентаций оценочных свойств события, которые, будучи однажды сформулированными, остаются неизменными (Fischer and van Kleef, 2010 , стр.209). Скорее, система взаимной причинности или динамической связи создается между человеком и его социальным окружением посредством постоянного эмоционального взаимодействия (Griffiths and Scarantino, 2009, p.445–446). Эмоции можно понимать как средства, с помощью которых индивид может взаимодействовать со своим социальным окружением, и эта двунаправленная природа интенциональной структуры эмоций в социальных контекстах улавливается эпистемическими действиями, как и их адаптируемое оценочное содержание.

Ожидание возражений и обсуждение

Следует ожидать, что сделанное предложение истолковать эмоции как прагматические или эпистемические действия встретит сопротивление в нескольких моментах. Этот раздел направлен на предупреждение трех таких возражений и предоставление контраргументов и разъяснений для их устранения.При этом станут очевидными последствия постоянного теоретизирования об эмоциях.

Можно ожидать возражения, что описанные случаи эмоций как прагматических или эпистемических действий не являются настоящими эмоциями. То есть, хотя можно допустить, что выполняемые действия в приведенных примерах направлены на достижение определенных прагматических или эпистемических целей, описанное поведение является лишь предлогом эмоций для достижения этой цели, а не искренними эмоциональными реакциями на оценочные свойства ситуации.В частности, обращение к эмоциям как к стратегии может означать, что симулирование эмоции является просто частью преднамеренного плана агента.

Однако целеустремленность эмоций не должна быть продуктом заранее продуманной и продуманной стратегии. И в представлении эмоций как эпистемических, и как прагматических действий эмоции представляют собой немедленные и интуитивные реакции на социальную динамику ситуации, для некоторых из которых существует гомологичное поведение животных. Социальное измерение является фундаментальным элементом эмоционального процесса, поэтому социальные эффекты эмоций доступны людям без какого-либо преднамеренного планирования (Fischer and van Kleef, 2010, p.208–209). Таким образом, наблюдаемые эмоциональные реакции — это, скорее, следствия очень основных и неотъемлемых процессов, а не преднамеренные и преднамеренные планы. В связи с этим, как утверждал Гриффитс (2004), эмоции отслеживают возможности взаимодействия. То есть эмоции могут одновременно быть оценкой значения ситуации, а также намерением действовать определенным образом. Это так, потому что значимость стимулирующей ситуации оценивается не только с точки зрения того, что произошло, но также с точки зрения того, что произойдет, если эмоция возникнет.Следовательно, намерение действовать является неотъемлемой частью оценочной интенциональности эмоции, а не производным от отдельного оценочного представления. В общем, тот факт, что эмоции могут быть целенаправленными социальными взаимодействиями, не обязательно означает, что они являются преднамеренными предлогами.

Связанное возражение может заключаться в том, что обсуждаемые примеры не являются подлинными проявлениями эмоций, а только выражением эмоций или других форм телесных реакций. Что касается тех эмоций, которые были представлены как прагматические действия, можно поставить под сомнение, действительно ли поведение, которое служит прагматической функции, является частью самой эмоции, а не просто поведением, вызванным эмоцией.Другими словами, разница в наблюдаемых выражениях эмоций в обсуждаемых случаях заключается именно в этом: различия в выражении, но не обязательно в различиях эмоций. Точно так же эпистемические действия, которые выполняются для исследования ценности ситуации, могут иметь вид эмоционального поведения, но на самом деле не являются эмоциями. В ответ на это возражение, как в случае прагматических, так и эпистемических действий, телесное поведение или выражение, которое может выглядеть как эмоция, считается явно отличным от самой фактической эмоции.Такое разделение телесных и когнитивных аспектов эмоций часто встречается в философской когнитивной позиции по поводу эмоций (см., Например, Solomon, 1976; Nussbaum, 2004; Döring, 2007), где оценочное содержание эмоции рассматривается как определяющий признак эмоции, в то время как телесные аспекты считаются второстепенными или даже незначительными.

Ясно, что это возражение является несогласием с тем, как определять термин «эмоция». Хотя многие (в основном философские) теории предполагают определенную интенциональную структуру с оценочным содержанием как определяющим признаком эмоций, существуют также веские аргументы в пользу позиции, согласно которой поведение, которое демонстрирует все основные физиологические характеристики эмоций, заслуживает называться эмоциями.Например, теории аффективной программы или базовые теории эмоций, обе из которых подчеркивают эволюционную непрерывность эмоций в дарвиновской традиции (например, Ekman, 2003), будут рассматривать поведенческий аспект как в равной, если не в большей степени, критически важном для определения эмоций как намеренная структура. Также среди современных теоретиков оценки такие критерии, как мотивационная сила, активация соматовисцеральных и моторных систем, а также приоритет внимания и организменного контроля, признаются в равной степени определяющими характеристиками эмоций, как и оценка стимула (см.Фрейда и Шерер, 2009, стр. 143–144). Идея эмоции, лишенной какого-либо физиологического возбуждения или телесного выражения, и предвзятое настаивание на конкретной интенциональной структуре как единственном определяющем признаке эмоций вместо этого, по-видимому, является несвязным понятием философского когнитивизма. Таким образом, такой подход приводит к изолированной с научной точки зрения позиции. Более того, как указывалось при обсуждении эмоций как прагматических действий, любой подход, который рассматривает выражение эмоции как отдельное от эмоции, требует дополнительного объяснения того, как создаются соответствующие выражения эмоции.Теория эмоций, которая с самого начала включает в себя выразительные аспекты эмоции, поэтому лучше подходит для экономии и полноты. Наконец, отделение выражения эмоции от самой эмоции просто феноменологически неправдоподобно. То есть телесные изменения происходят и переживаются на протяжении всей эмоции, являются такой же неотъемлемой частью интенциональной структуры эмоции, как и любое другое намеренное содержание (см. Goldie, 2000).

Третье возможное возражение состоит в том, что, даже если изображенные эмоциональные реакции были подлинными, они были бы неправильными или неуместными, потому что они искажают оценочные свойства ситуации.Ключевой особенностью многих теорий эмоций является предположение, что типы эмоций индивидуализируются их оценочным содержанием, так что каждый тип эмоции соответствует одному определенному оценочному содержанию, либо в форме формального объекта, основной темы отношений или паттерна оценки (см. ., например, de Sousa, 1987, p. 20; Prinz, 2004; Deonna and Teroni, 2012, p. 41). Гнев, например, индивидуализирован посредством оценочного содержания оскорбления или правонарушения, унизительного оскорбления против меня или того, что принадлежит мне, или мотивационного несоответствия, за которое, соответственно, ответственен другой человек, и каждый случай гнева должен иметь это оценочное содержание. , иначе это неверно и неуместно (ср., например, de Sousa, 1987, стр. 108; Маллиган, 2007, стр. 209; Деонна и Терони, 2012, стр. 81). В предыдущих разделах типы изображенных эмоций часто не соответствовали их предполагаемому оценочному содержанию (в случае эмоций как прагматических действий, например, возникновение гнева или печали зависело от возможностей эмоционального индивида для социальных взаимодействий, а не от оценки эмоций. стимульное событие как правонарушение), либо в них вообще отсутствовало надлежащее оценочное содержание (в случае эмоций как эпистемических действий оценка ситуации стимула еще не была определена).Таким образом, можно утверждать, что эти эмоциональные реакции неверны и не соответствуют изображаемым ситуациям.

Тем не менее, идея о том, что правильность или уместность эмоции можно оценить по тому, соответствует ли она определенному типу оценки, сомнительна. Это проистекает из предположения, что эмоции направляются исключительно от ума к миру и, следовательно, имеют соответствующие условия корректности. Вместо этого принятие направления «мир-разум» в соответствие с интенциональностью эмоций немедленно приводит к различным оценкам уместности эмоциональных реакций на стимулирующие ситуации, которые часто кажутся более подходящими и желательными.В случае эмоций как прагматических действий, например, признание направления соответствия эмоций от мира к разуму влечет за собой оценку уместности эмоциональной реакции с учетом прагматической функции эмоции. То есть, подходит ли определенная эмоция как прагматическое действие, зависит от того, уместна ли намеченная цель и социально адекватны ли средства, с помощью которых она достигается (см. D’Arms and Jacobson, 2000 или Wilutzky, представленные). Вспомните, например, что социальная функция гнева — заставить кого-то изменить свое поведение.Гнев может быть проявлен с этой целью без обязательного совершения правонарушения, например, при ругании ребенка за опасное поведение или реакции футболиста на нападение со стороны члена команды соперника. В обеих ситуациях возникающий гнев служит соответствующей цели, т. Е. Защите ребенка от вреда или запугиванию соперника, и кажется социально адекватным ситуации. Эмоциональная реакция ни в коем случае не является неправильной или неуместной. Скорее, в таких случаях не следует проявлять гнев.Что касается эмоций как эпистемических действий, как утверждается в конце обсуждения эмоций как эпистемических действий, поиск правильной оценки ситуации делает возможным богатство и тонкость наших социальных взаимодействий. Таким образом, исследование и исследование правильной оценки ситуации очень уместно, и невыполнение этого может привести к неадекватному и даже патологическому поведению. Следовательно, определение уместности эмоций по отношению к их направленности от мира к разуму, а не по направлению соответствия от разума к миру, дает оценку их целостности, то есть также их моральной и прагматической адекватности.В этом свете эмоции, описанные в предыдущих разделах, возможно, являются правильными и уместными способами реагирования на ситуацию.

Одно последнее уточнение, которое может быть уместным, касается различных временных масштабов, в которых проявляются эмоции. В то время как эмоции представлялись как долгосрочные явления, которые могут сохраняться в течение многих лет при обсуждении эмоций как прагматических действий, было указано, что эмоции могут быть быстрой и немедленной реакцией на ситуацию при обсуждении эмоций как эпистемических действий.На первый взгляд, эти разные временные характеристики кажутся противоречивыми, и, действительно, кажется, существует взаимосвязь между теориями эмоций между теориями, которые рассматривают эмоции как возможно сложные когнитивные явления, и теми, которые изучают эмоции как мгновенные базовые и автоматические реакции на стимулы. Однако для вышеупомянутого обсуждения эмоций вариации во времени не обязательно приводят к конфликту. Напротив, меняющиеся временные шкалы, в которых проявляются эмоции, подчеркивают динамическую структуру эмоциональных взаимодействий с миром, о которых ранее приводили доводы.Как стало очевидно при обсуждении эмоций как эпистемических действий, эмоциональный процесс может включать в себя несколько итеративных исследований или другие формы повторяющегося взаимодействия с окружающей средой. Аналогичным образом было показано, что эмоция как прагматическое действие может быть направлено либо на непосредственную цель конфигурации отношений, либо на долгосрочную, которая, в свою очередь, может состоять из нескольких проявлений эмоций. Таким образом, эмоция действительно может быть быстрой и немедленной реакцией в диапазоне миллисекунд. Тогда то, что называется «эмоцией», является одним из шагов в возможно расширенном во времени и повторяющемся эмоциональном взаимодействии.Но эмоции не обязательно заканчиваются после одной-единственной реакции на стимул, что, по-видимому, подразумевают банальные конструкции эмоций как оценочные репрезентации. Поскольку эмоциональные процессы могут включать в себя несколько итераций динамического обмена между человеком и его социальным окружением, в целом они могут иметь гораздо большую продолжительность. Оба временных порядка, в которых термин эмоция может пониматься, то есть как немедленные или непрерывные действия, могут быть рассмотрены, когда концепции прагматических и эпистемических действий применяются к эмоциям, как предложено выше.

Заключительное заключение

Целью данной статьи было оспорить обычное толкование интенциональности эмоций как оценочных репрезентаций только с направлением соответствия между разумом и миром и вместо этого продвигать альтернативное представление о том, что эмоции часто также демонстрируют направление от мира к разуму. соответствовать. С этой целью обсуждались различные примеры эмоций в социальных сетях. Было показано, как они могут быть истолкованы как прагматические или эпистемические действия, и что такие толкования имеют ряд преимуществ по сравнению с преобладающим предположением о том, что эмоции могут быть приравнены к репрезентациям ценностей: рассмотрение эмоций как прагматических действий подчеркивает социальные функции, которые эмоции играют в конфигурациях отношений, которые могут сделать понятными различия в эмоциональных реакциях, которые трудно учесть в стандартных теориях эмоций.Кроме того, конструирование эмоций как прагматических действий часто дает более экономные объяснения эмоциональных процессов, не в последнюю очередь потому, что это легко применимо как к краткосрочным, так и к долгосрочным эмоциям. Понимание эмоций как эпистемических действий еще больше подчеркивает динамическую природу эмоций, заключающуюся в непрерывном взаимодействии с окружающей средой, которое позволяет эмоциям быть адаптируемыми, точными и точно настроенными на взаимодействие с миром. Важно отметить, что признание того, что эмоции могут иметь направленность от мира к разуму, никоим образом не означает, что эти эмоции не являются подлинными реакциями на ситуацию или что они неуместны.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Я признателен Ахиму Стефану за бесчисленные плодотворные обсуждения и Майклу Баумгартнеру за его прилежную критику более ранней версии этой статьи. Я также хотел бы поблагодарить двух моих прекрасных рецензентов за их очень конструктивные комментарии.Работа над этой статьей была поддержана Pool Frauenförderung Университета Оснабрюка.

Сноски

Список литературы

Броуди, Л. Р., и Холл, Дж. А. (2008). «Гендер и эмоции в контексте», в Handbook of Emotions , ред. Льюис, М., Хэвиленд-Джонс, Дж. М., Фельдман Барретт, Л. (Лондон; Нью-Йорк, Нью-Йорк: The Guilford Press), 395–408.

Кларк, А. (2008). Расширение разума: воплощение, действие и когнитивное расширение .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Кларк, М. С., Патаки, С. П., и Карвер, В. Х. (1996). «Некоторые мысли и выводы о самопрезентации эмоций в отношениях», в Структуры знаний в близких отношениях: социально-психологический подход, , ред. Флетчер, Г. Дж. О., Фитнес, Дж. (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 247–274.

Д’Армс, Дж., И Якобсон, Д. (2000). Моралистическая ошибка: о «уместности» эмоций. Philos.Феноменол. Res. 61, 65–90. DOI: 10.2307 / 2653403

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Деонна, Дж., И Терони, Ф. (2012). Эмоции: философское введение . Лондон; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

де Соуза Р. (1987). Рациональность эмоций . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

де Соуза Р. (2004). «Эмоции: то, что я знаю, о чем я хотел бы думать, что знаю, и о чем хотел бы думать», в книге Thinking About Feeling: Contemporary Philosophers on Emotions , ed Solomon, R.С. (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 61–75.

Деринг, С. (2007). Видеть, что делать: эмоциональное восприятие и рациональная мотивация. Диалектика 61, 363–394. DOI: 10.1111 / j.1746-8361.2007.01105.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П. (2003). Выявление эмоций . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги Генри Холта.

Фишер А. Х., Мэнстед А. С. Р. (2008). «Социальные функции эмоций», в книге Handbook of Emotions , ред. Льюис, М., Хэвиленд-Джонс, Дж. М., Фельдман-Барретт, Л. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 456–469.

Фишер А. Х., Розман И. Дж. (2007). Побей их или запрети: характеристики и социальные функции гнева и концепции. J. Pers. Soc. Psychol. 93, 103–115. DOI: 10.1037 / 0022-3514.93.1.103

CrossRef Полный текст

Фишер А. и ван Клиф Г. Х. (2010). Куда ушли все люди? призыв включить социальное взаимодействие в исследование эмоций. Emot.Ред. 2, 208–211. DOI: 10.1177 / 1754073910361980

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрида, Н., Шерер, К. Р. (2009). «Определение эмоций (психологическая перспектива)», в Oxford Companion to Emotion and Affective Sciences , ред. Сандер, Д., Шерер, К. Р. (Oxford: Oxford University Press), 142–144.

Голди, П. (2000). Эмоции: философское исследование. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Гриффитс, П.Э. (2004). «К теории макиавеллизма эмоциональной оценки», в Emotion, Evolution and Rationality , ред. Круз, П., Эванс, Д. (Oxford: Oxford University Press), 89–105. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780198528975.003.0005

CrossRef Полный текст

Гриффитс П. Э. и Скарантино А. (2009). «Эмоции в дикой природе: ситуативная точка зрения на эмоции», в Кембриджский справочник расположенного познания , ред. Робинс, П., Айдеде, М. (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 437–453.

Hinde, R.A. (1985). Фраза «выражение эмоций» вводит в заблуждение? Anim. Behav. 33, 985–992. DOI: 10.1016 / S0003-3472 (85) 80032-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кирш Д., Маглио П. (1994). О различении эпистемического действия от прагматического. Cogn. Sci. 18, 513–549. DOI: 10.1207 / s15516709cog1804_1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лазарус Р. С. (1991). Эмоции и адаптация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Лири М. Р., Ландель Дж. Л. и Паттон К. М. (1996). Мотивированное выражение смущения после затруднительного положения, связанного с самопрезентацией. J. Pers. 64, 619–636. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1996.tb00524.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маллиган, К. (2007). Интенциональность, знания и формальные объекты. Disputatio 2, 205–228.

Google Scholar

Маллиган, К.(2009). «На то, чтобы быть пораженным ценностями — восклицаниями, мотивами и призванием», в Leben mit Gefühlen. Emotionen, Werte und ihre Kritik , ed Merkel, B. (Paderborn: Mentis-Verlag), 141–161.

Google Scholar

Ноэ, А. (2004). Действие в восприятии. Кембридж, Массачусетс: MITPress.

Google Scholar

Нуссбаум, М. (2004). «Эмоции как суждения ценности и важности», в Thinking about Feeling: Contemporary Philosophers on Emotions , ed Solomon, R.(Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 183–199.

Паркинсон, Б. (1995). Идеи и реалии эмоций. Лондон; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Паркинсон Б., Фишер А. Х. и Мэнстед А. С. Р. (2005). Эмоции в социальных отношениях: культурные, групповые и межличностные процессы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Google Scholar

Принц Дж. (2004). Реакции кишечника: перцептивная теория эмоций. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Скарантино, А. (2014). «Мотивационная теория эмоций», в Moral Psychology and Human Agency , eds Jacobson, D., D’Arms, J. (Oxford: Oxford University Press), 156–185.

Шерер, К. Р. (2001). «Оценка, рассматриваемая как процесс многоуровневой последовательной проверки», в Appraisal Processes in Emotion: Theory, Methods, Research , eds Scherer, KR, Schorr, A., Johnstone, T. (Oxford: Oxford University Press), 92– 120.

Google Scholar

Слаби Дж. И Вюшнер П. (2014). «Эмоции и свобода действий», в Emotion and Value , ред. Тодданд, К., Розер, С. (Оксфорд: Oxford University Press), 212–228.

Соломон Р. (1976). Страсти . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Doubleday.

Google Scholar

Соломон, Р. (2007). Верный нашим чувствам. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Штейн, Н. Л., Трабассо, Т.и Ливаг М.Д. (1993). «Представление и организация эмоционального опыта. раскрытие эмоционального эпизода », в Handbook of Emotion , eds Lewis, M., Haviland, J. (New York, NY: Guildford Press), 279–300.

смыслов (семантика и прагматика) | Лингвистическое общество Америки

Уильям Лэдзоу

Значение кажется одновременно и самой очевидной чертой языка, и самым непонятным аспектом для изучения. Это очевидно, потому что это то, для чего мы используем язык — чтобы общаться друг с другом, эффективно передавать то, «что мы имеем в виду».Но шаги в понимании того, что нам говорят на языке, на котором мы свободно говорим, настолько быстры и прозрачны, что мы плохо чувствуем принципы и знания, лежащие в основе этой коммуникативной способности.

Вопросы «семантики» являются важной частью изучения языковой структуры. Они включают в себя несколько различных исследований: как каждый язык предоставляет слова и идиомы для фундаментальных понятий и идей (лексическая семантика), как части предложения интегрируются в основу для понимания его значения (композиционная семантика) и как наша оценка того, что кто-то означает, что в конкретном случае это зависит не только от того, что на самом деле сказано, но также от аспектов контекста его высказывания и оценки информации и убеждений, которыми мы делимся с говорящим.

Приложения

Исследования в этих областях раскрывают принципы и системы, которые имеют множество приложений. Изучение лексической (словарной) семантики и концептуальных различий, неявных в словарном запасе языка, улучшает словари, которые позволяют носителям языка расширять свои знания о его словарном запасе. Он также улучшает материалы, которые помогают тем, кто изучает второй язык посредством обучения. Изучение правил, управляющих компоновкой значений слов в значения предложений и более широкие дискурсы, позволяет нам создавать компьютерные системы, которые могут взаимодействовать со своими пользователями на более естественном языке.Изучение того, как на наше понимание сказанного влияют наши индивидуальные и культурные предположения и опыт, которые гораздо менее заметны, чем то, что явно сказано, может помочь нам стать более осведомленными и эффективными коммуникаторами. Результатом всех этих (иногда очень абстрактных) исследований является более глубокое понимание и оценка сложности и выразительной элегантности конкретных языков и уникальной человеческой системы языкового общения.

Важность контекста

Мы можем понять, как кто-то может иметь в виду больше, чем они «строго говоря» говорят, рассматривая одно и то же, сказанное в двух разных контекстах.Представьте двух людей, Пэт и Крис, которые знакомятся друг с другом на первом свидании. Если Крис скажет Пэту в конце вечера: «Ты мне очень нравишься», Пэт, скорее всего, будет довольна ситуацией. Но представьте, что Пэт и Крис встречаются уже несколько недель, и Пэт спрашивает: «Ты меня любишь?» Теперь, если Крис скажет: «Ты мне очень нравишься», реакция, скорее всего, будет совсем другой, поскольку утверждение Криса будет воспринято как отрицательный ответ! Разница заключается не в содержании сказанного, а в действии общего прагматического принципа: при оценке чего-либо по шкале ценностей, размещение этого в определенной точке шкалы подразумевает, что все более высокие значения на шкале являются приемлемыми. неприличный.Согласно нашей общей оценке, положительные чувства оцениваются по шкале «любовь» выше, чем «нравится», что заставляет ответ Криса во втором контексте передавать «Нет, не люблю тебя». Мы применяем этот скалярный принцип настолько автоматически, что легко упустить из виду фундаментальное прагматическое различие между тем, что на самом деле сказано, и тем, что подразумевается под этим высказыванием.

Тщательное изучение большинства слов показывает, что у них много разных значений, и правила, которые объединяют их в значения предложений, часто дают несколько возможностей для интерпретации.Обычно мы разрешаем потенциальную двусмысленность бессознательно — если только кто-то тщательно не сочиняет шутку, которая включает двусмысленность. Возьмем, к примеру, эту шутку из «Автостопом по галактике» Дугласа Адамса. Форд и Артур — безбилетные пассажиры на космическом корабле.

Ford: Вы должны подготовиться к прыжку в гиперпространство; это неприятно как быть пьяным.
Артур: Что неприятного в пьяном виде?
Форд: Просто попросите стакан воды.

Этот отрывок затрагивает двусмысленность слова «пьяный», которое может быть прилагательным, означающим «подверженный алкоголю», или пассивной формой глагола «пить».Артур считает, что у Форда возникло первое ощущение «пьяного» — и не без оснований: он вряд ли имеет в виду, что его кто-то выпьет. Но Форд показывает, что странная интерпретация — это то, что он намеревался. Искусство изображения — это метафорическое отношение к человеку как к жидкости; шутка включает ловкость рук, которая заставляет нашего семантического интерпретатора наклоняться в одном направлении, прежде чем неожиданным образом утащить нас назад с устранением неоднозначности.

Эти примеры иллюстрируют наши семантические и прагматические способности в действии.Цель лингвистического исследования значения — осветить задействованные процессы и знания.

Рекомендуемая литература

Кьеркия, Дженнаро и Салли МакКоннелл-Гине. 1990. Значение и грамматика. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Кларк, Герберт Х. 1996. Использование языка. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Джекендофф, Рэй. 1983. Семантика и познание. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Аллен, Джеймс.1995. Понимание естественного языка. Редвуд-Сити, Калифорния: Бенджамин Каммингс, паб. 2-е изд.

Как вы используете прагматизм в предложении? — SidmartinBio

Как использовать прагматизм в предложении?

Прагматизм в приговоре 🔉

  1. Ежедневное выполнение домашних заданий и подготовка к тестам — это проявление прагматизма по отношению к чьему-либо образованию.
  2. Реализм избалованной девушки включал в себя получение всего, что она хотела, поскольку она так считала, но прагматизм ее отца включал в себя шлепание девушки за ее действия.

Какой пример из прагматика?

Определение прагматика — реалист, который смотрит на вещи логически и использует логический подход. Реалист, который не является ни оптимистом, ни пессимистом, который объективно исследует ситуации и реалистично оценивает их, является примером прагматика.

Кто такой прагматик?

Прагматичный человек больше озабочен фактами, чем тем, что может или должно быть.Сфера прагматичного человека — это результаты и последствия. Если вы на этом сосредоточены, возможно, вы захотите применить это слово к себе.

Что значит, когда что-то прагматично?

практический
Практичный означает практичный, особенно при принятии решений. Слово прагматический часто противопоставляется слову идеалистический, что означает основанный на высоких принципах или идеалах или имеющий их.

Что такое прагматичное предложение?

концентрируясь на практических результатах и ​​фактах, а не на предположениях и мнениях.Примеры прагматики в предложении. 1. Ученый прагматично подошел к решению водного кризиса.

В чем разница между реалистом и прагматиком?

Прагматизм рассматривает научное исследование как попытку найти теории, которые работают, имеют значение для решения практических или интеллектуальных проблем. Реалист постулирует независимый от разума мир, который пытаются описать научные теории.

Какой человек прагматичный?

Прагматичных людей можно охарактеризовать как: Готовность к компромиссу для получения желаемого результата, даже если компромисс означает, что они не получают всего, что хотят.Практичные и ориентированные на результат, а не мечтатели-идеалисты. Понимание того, что иногда нужно немного отдать, чтобы получить немного.

Может ли прагматичный человек влюбиться?

Таким образом, «безжалостно прагматичный человек» может «влюбиться», однако этот термин довольно рискован для тех, кто любит запланированные вещи, лучшее описание таково, что они могут развить любовь к кому-то, а затем полюбить его после того, как все требования будут выполнены ( по крайней мере до некоторой степени).

Прагматизм — это хорошо или плохо?

Да, прагматизм считаю хорошей чертой.Я сам прагматичен, и быть прагматичным — единственный способ делать что-либо разумно и эффективно. Я, например, с людьми не спорю. Когда люди пытаются со мной спорить, я просто игнорирую их.

Что такое прагматический подход?

Отношение отвода от главных вещей, принципов. «Cetegories», предполагаемые потребности; и смотреть в сторону последних вещей, идей, последствий, фактов.

Как думает прагматик?

Прагматизм — это философская традиция, которая рассматривает слова и мысли как инструменты и инструменты для предсказания, решения проблем и действий и отвергает идею о том, что функция мысли заключается в описании, представлении или отражении реальности.


Что простыми словами означает прагматичность? — JanetPanic.com

Что значит «прагматичность» простым языком?

1: относящиеся к фактическим или практическим вопросам, часто за исключением интеллектуальных или художественных вопросов: практический в противоположность идеалистическому прагматическому руководителю прагматичный [= практический] подход к здравоохранению. 2: относящиеся к философскому прагматизму или соответствующие ему.

Как лучше всего объяснить прагматическое значение слова?

Противоположность идеалистическому — это прагматический термин, описывающий философию «делать то, что лучше всего работает».От греческого слова pragma «дело» исторически описывались философы и политики, которых больше интересовало применение идей в реальном мире, чем абстрактные понятия.

Что значит прагматизм?

Прагматизм — это философское движение, в которое входят те, кто утверждает, что идеология или предложение истинны, если они работают удовлетворительно, что смысл предложения следует искать в практических последствиях его принятия и что непрактичные идеи должны быть отвергнуты.

Какой пример прагматизма?

Прагматик может считать что-то правдой, не нуждаясь в подтверждении универсальной истины. Например, если люди обычно воспринимают океан как прекрасный, то он прекрасен.

Какое еще слово обозначает прагматизм?

Синонимы прагматизма — WordHippo Thesaurus…. Какое еще слово обозначает прагматизм?

реализм практичность
дальнозоркость здравомыслие
здравомыслие

Кто отец прагматизма?

Джон Дьюи

Что противоположно прагматичному человеку?

Если вы прагматичны, вы практичны.Вы живете в реальном мире, носите удобную обувь. Если вы догматичны, вы следуете правилам. Догматики говорят вам, сколько времени должно быть.

Догматизм — это плохо?

Заключение: Догматизм — один из факторов, негативно влияющих на благополучие. Религиозный догматизм — самый опасный фактор против благополучия. Догматики обладают негибкой когнитивной системой, которая проявляется как стабильная черта личности и снижает их приспособляемость к окружающей среде.

Что такое прагматичное принятие решений?

Лица, принимающие прагматичные решения, приспосабливают свои взгляды и свои решения к состоянию мира. Лица, принимающие идеологические решения, следуют руководящему принципу, принимая решения, которые не меняются в зависимости от обстоятельств. Любая философия может быть успешной.

Что такое запрограммированное решение?

Запрограммированные решения — это те решения, которые повторяются с течением времени и для которых можно разработать существующий набор правил для управления процессом. Для запрограммированных решений менеджеры часто применяют эвристику, или кратчайшие пути, чтобы помочь принять решение.

Что такое интуитивный подход?

Интуитивно понятный подход обычно быстр и эффективен. Он основан на умственной и экспериментальной способности считывать значения наблюдаемых закономерностей и очень быстро находить решения. Конечно, у этих преимуществ есть и обратные стороны, и недостатки каждого подхода часто легко заметить.

Какое слово обозначает интуитивный?

Найдите другое слово для интуитивного. На этой странице вы можете найти 27 синонимов, антонимов, идиоматических выражений и связанных с ними слов для интуитивного, например: инстинктивный, ясновидящий, привычный, экстрасенсорный, автоматический, необучаемый, мгновенно воспринимаемый, интуитивно, естественный, интуитивный и инстинктивный.

Как узнать, что у кого-то есть интуиция?

10 признаков того, что вы интуитивны и не подозреваете

  1. Вы улавливаете эмоции каждого.
  2. Вам снятся яркие сны.
  3. Вы очень разборчивы.
  4. Мысли приходят вам в голову из ниоткуда.
  5. Вы получаете сообщения отовсюду.
  6. Экстрасенсы выслеживают вас.
  7. Вы страдаете хроническим заболеванием, которое врачи не могут вылечить.
  8. Вы склонны к зависимости.

Что такое интуитивный человек?

Что такое интуитивный человек? Интуитивный человек — это тот, кто использует свою интуицию, чтобы знать или «почувствовать что-то» правильное. Их каналы открыты для того, что я бы назвал «быстро меняющимся знанием».

Интуиция — признак интеллекта?

«Если вы просто сидите в кресле и доверяете своей интуиции, вы не проявляете особого интеллекта. Но если вы глубоко погрузитесь в предмет и изучите множество возможностей, вы тренируете интеллект, когда ваш инстинкт подсказывает вам, что важно, а что нет.”

Что такое высшая форма интеллекта?

Интуиция

Что такое интуиция?

Определение интуиции — это немедленное понимание или знание чего-либо без рассуждений. Пример интуиции — любовь с первого взгляда. Способность знать или понимать что-либо без рассуждений или доказательств. Способность воспринимать или знать вещи без сознательного рассуждения.

Твоя интуиция всегда верна?

Что такое интуиция? Ваша чистейшая интуиция всегда верна, но те, что окрашены вашими собственными мыслями и эмоциями, могут быть правильными лишь частично или даже полностью.Со временем вы научитесь оценивать свой интуитивный опыт и определять, когда он с большей вероятностью окажется правильным.

Как вы описываете интуицию?

Интуиция — это способность приобретать знания, не прибегая к сознательному рассуждению. Слово интуиция происходит от латинского глагола intueri, переводимого как «рассматривать», или от позднего среднего английского слова intuit, «созерцать».

В чем разница между интуицией и ощущением?

Чувство и интуиция, в самых общих чертах, связаны с тем, как вы воспринимаете информацию.Как следует из их названий, сенсоры воспринимают информацию через свои чувства, а интуитивные воспринимают информацию через свою интуицию. Сенсоры используют свои пять органов чувств, чтобы воспринимать информацию об окружающем мире.

В чем разница между чувством и мышлением?

Итак, когда мы нащупываем путь через проблему с помощью мыслей, мы как бы нащупываем наш путь через виртуальную форму реальности, нащупываем наш путь через представления реальности. В этом смысле функция мышления обозначает реальность.Вкратце: мысли располагаются между чувствами и действиями.

Что такое чувственная личность?

Под чувственной личностью авторы подразумевают человека, движимого сильной жаждой чувственного и чувственного удовлетворения. По мнению авторов, систематизация и богатый сенсорный опыт, обеспечиваемый ритуалами, обеспечивает сублимированное удовлетворение и регулирование сильных желаний.

Как мне стать более интуитивным?

Упражнение 1. Работа с прямой (буквальной) интуицией.

  1. Найдите место, где можно удобно сесть.
  2. Следите за своим дыханием, считая «1» на вдохе и «2» на выдохе.
  3. Когда вы расслаблены и спокойны, определите событие или ситуацию, о которых вы хотели бы узнать больше.
  4. Сосредоточьтесь на событии или ситуации в течение нескольких минут.

Что такое внутреннее чувство?

Связь кишечника и мозга позволяет эмоциональным переживаниям регистрироваться как желудочно-кишечные расстройства. Когда вы чувствуете беспокойство, страх или уверены, что что-то не так, вы можете испытывать боли в животе или тошноту.Отсюда и название «внутреннее чувство».

Можно ли развить интуицию?

Простой ответ — да, можно. Вы можете улучшить свои интуитивные способности с практикой, независимо от того, новичок вы или более продвинутый. Помните, что у вас уже есть интуитивные возможности. Некоторые люди более интуитивны, чем другие, но у каждого есть врожденные навыки.

Каковы возможные преимущества сочетания интуитивного мышления?

Он имеет в виду, что связь между аналитическим мышлением и интуицией подразумевает способность слушать, оценивать, резюмировать и оценивать обе эти человеческие черты, что ведет к более широкому и глубокому пониманию и, следовательно, к улучшению мышления.

Каковы ключевые компоненты стратегического анализа и интуитивного мышления?

Компоненты стратегической мысли и действия Шесть общих компонентов включают: 1) инструменты для анализа; 2) стратегическая цель; 3) ценности; 4) зрение; 5) ключевые цели; 6) планирование действий.

Как можно улучшить свое интуитивное мышление и навыки стратегического анализа?

Профессор Кляйн предлагает 10 важных советов по развитию ваших интуитивных способностей:

  1. Будь лучшим.
  2. Используйте анализ для поддержки своей интуиции.
  3. Приложите больше энергии к пониманию ситуации, чем к размышлениям о том, что делать.
  4. Не путайте желание с интуицией.
  5. Преодолейте интуицию, когда она вводит вас в заблуждение.
  6. Думай наперед.

Как достичь мастерства в стратегическом анализе?

Как улучшить навыки стратегического мышления:

  1. Найдите время для прогресса.
  2. Помните о своих предубеждениях.
  3. Улучшение навыков аудирования.
  4. Оттачивайте навыки задавания вопросов.
  5. Поймите последствия.

Вы идеалист или прагматичный лидер?

Поделитесь сообщением «Вы идеалист или прагматичный лидер?»

В целом, бизнес-лидеров можно разделить на две отдельные группы в зависимости от их моделей стратегического мышления. Большинство лидеров либо прагматики, либо идеалисты. Да, они могут пройти тонкую грань между двумя, но в конечном итоге один всегда будет доминировать над другим.

Идеалист против прагматических лидеров

Лидеры-идеалисты — дальновидные мыслители. Они сосредотачиваются на больших идеях и конечных результатах, меньше заботясь о том, какие шаги нужно предпринять. Следовательно, их можно обвинить в том, что они смотрят сквозь розовые очки, когда на самом деле они просто «видят» конечную цель и искренне верят, что есть способ ее достичь.

Лидеры-идеалисты по духу предприимчивы и могут легко переходить от одного «приоритета» к другому, когда появляется новая возможность.К сожалению, они часто не понимают, почему члены их команды не могут так быстро прыгнуть за ними.

Прагматичные лидеры — практичные мыслители. Они сосредоточены на процессах, стоящих за любой задачей, инициативой или целью. Их главный приоритет — выяснить, как команда собирается добиваться результатов.

В результате прагматичных лидеров часто ошибочно обвиняют в негативном подходе, когда на самом деле они просто просматривают всю картину (включая препятствия), чтобы добраться до конечного результата.Это гораздо более линейный, практичный способ мышления и «действия», чем то, как думают идеалистические лидеры.

Какой стиль лидерства лучше?

Что лучше в бизнесе — прагматичный, реалистичный лидер или идеалистический, дальновидный лидер?

На самом деле оба стиля лидерства имеют решающее значение для построения сильной команды. Это означает, что лучшие лидеры могут сбалансировать свой присущий им стиль мышления (то есть идеалистический или прагматический) со своим не доминирующим стилем.

Имея это в виду, имеет смысл распространить эту теорию на целые команды.Другими словами, в лучшие команды входят мыслители-идеалисты и прагматики.

Разнообразные команды — это сильные команды, и это подразумевает разнообразие стилей мышления. Задача лидера — объединить все эти разрозненные стили мышления для создания высокопроизводительной команды.

Разнообразие мышления вашей команды

Объединяя различные способы мышления, ваша команда будет хорошо сбалансирована и в конечном итоге способна создавать лучшие результаты. Однако, если лидер команды не понимает этих различий в мышлении и не может заставить членов команды сплоченно взаимодействовать, результаты будут отрицательно сказаны.

В итоге, ни один стиль лидерства или мышления не является правильным, но вместе они могут стать мощным и очень успешным лидером и командой.

Есть ли лидер, с которым вы предпочитаете работать — идеалист или прагматик? Вы идеалист или прагматичный лидер (или сотрудник)? Или вы один из немногих, кто может эффективно балансировать между двумя способами мышления и лидерства?

Оставьте комментарий и поделитесь своими мыслями.

Первоначально опубликовано 12.08.15.Обновлено 30.05.19.

Поделитесь сообщением «Вы идеалист или прагматичный лидер?»

Сьюзан Гунелиус

Сьюзан Гунелиус — основатель и главный редактор журнала «Женщины в бизнесе». Она имеет 25-летний опыт работы в области маркетинга и является автором десяти книг по маркетингу, брендингу и социальным сетям, в том числе очень популярного Ultimate Guide to Email Marketing, 30-Minute Social Media Marketing, Content Marketing for Dummies, Blogging All- in-One для чайников и потрясающий копирайтинг за 10 простых шагов.Материалы Сьюзан, связанные с маркетингом, можно найти на Entrepreneur.com, Forbes.com, MSNBC.com, BusinessWeek.com и других сайтах. Сьюзан — президент и главный исполнительный директор KeySplash Creative, Inc., компании, занимающейся маркетинговыми коммуникациями. Она работала в сфере корпоративного маркетинга и поддерживала отношения с клиентами с AT&T, HSBC, Citibank, Intuit, The New York Times, Cox Communications и многими другими крупными и небольшими компаниями по всему миру.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.