Для чего нужна свобода – Для чего нужна человеку свобода

Для чего нужна человеку свобода

Так как все хотят свободы и открыто об этом заявляют, то она необходима. Но проблема в том, что понятие свободы у всех разное и зависит это определение от воспитания человека, его ценностей, мировоззрения. Кто-то трактует свободу как возможность делать все, что захочется, то есть совершать противоправные и противозаконные действия, подчиненные злому умыслу. В этом смысле свободы нужно лишать, так как извращенное понятие о том, что правильно, а что нет, может привести к совершению человеком ряда преступлений, в том числе и особо тяжких.Свобода от чего-то – так воспринимает свободу большинство людей. Свобода от каждодневной рутинной работы – то есть возможность делать то, что хочется, заниматься тем, что нравится. Свобода в личных отношениях часто подразумевает наличие нескольких партнеров, «узаконивает» неоднократные измены. Очень часто, получив свободу, человек теряется – он больше не знает, что с ней делать. Когда вы очень долго хотите чего-то, стремитесь к этому, наделяете желаемое несуществующими характеристиками, то происходит идеализация – вам кажется, что достигнув этой свободы, вы изменитесь. На деле же получается, что получив свободу, вы понимаете, что она вам была не нужна. В своем оптимальном проявлении свобода дает человеку право выбирать – как только ребенок подрастает и становится дееспособным настолько, что может принимать решения, то он начинает делать выбор. До этого его свободу ограничивают родительские рамки, а после определенного возраста этот уже взрослый человек может решать, кем он хочет быть, куда пойдет учиться, с кем он будет общаться, как одеваться и т.д. Наличие свободы в этом смысле необходимо, так как без этого невозможно найти свой образ, определить свои предпочтения, создать свой имидж. Имея возможность в течение жизни выбирать то, к чему человек стремится, он приобретает индивидуальность, реализует свои жизненные планы. Лишив человека свободы, его можно лишить той жизни, которой он хочет жить. Но и абсолютной свободы не существует – как только вы начинаете добиваться долгожданной свободы, вы попадаете в зависимость от своих желаний, что по сути уже является несвободой.

www.kakprosto.ru

Зачем нам нужна свобода — Газета Протестант

Андрей Илларионов
бывший советник президента России по экономическим вопросам

Бывший советник президента РФ по экономике Андрей Илларионов опубликовал в газете «Коммерсант» статью, в которой доказывает, что Россия за последние годы полностью утратила политическую свободу и стала единственной кроме Беларуси полностью несвободной страной в Европе. Утрата политической свободы, пишет Илларионов, ведет к деградации общества и не только ставит барьеры на пути экономического процветания, но и развивает идеологию войны против всех.

Где мы находимся?

Самое главное, что произошло с Россией в последнее время — она стала политически несвободной. По уровню политической свободы, измеряемой международной организацией Freedom House, Россия в 2005 году

перешла из группы частично свободных стран в группу несвободных. Теперь это не просто индивидуальное мнение того или иного аналитика. Теперь это бесстрастная констатация, зафиксированная в количественных показателях, рассчитанных по универсальным методикам, открытым для проверки и регулярно проверяемым в течение трети века применительно к двумстам странам мира. Можно обсуждать личные ощущения граждан — кому-то кажется холоднее, кому-то — теплее. Но объективная реальность дана в показаниях термометра: мы — ниже точки замерзания.

Каждый из компонентов индекса политической свободы — демократичность избирательного процесса, независимость судебной системы, верховенство закона, развитие гражданского общества, независимость СМИ, качество государственного управления — в последние годы в России катастрофически упал. В то время как практически во всех регионах и группах стран мира политические свободы укреплялись. Теперь Россия оказалась ниже даже стран ОПЕК — единственной группы стран, где в 1980-1990-е годы наблюдалось снижение этого показателя.

В 1990-х годах и в начале нынешнего десятилетия изменение качества политических институтов в двух крупнейших славянских государствах — России и Украине — было фактически идентичным по направлению и скорости. Полтора года назад ситуация радикально изменилась. И теперь среди стран с переходной экономикой мы занимаем полярные позиции: Украина стала рекордсменкой по наращиванию политических свобод, Россия — чемпионом по их уничтожению. Неудивительно, что в наших двусторонних отношениях появилось столько проблем,- мы стали политическими антиподами.

Еще совсем недавно балканские страны (Болгария, Румыния, Хорватия, Сербия, Македония) уступали России по уровню политической свободы. Сегодня Россия отстает от них, и не только от них. Сегодня в Европе остались только три частично свободные страны — Молдова, Босния и Герцеговина, Косово. И две полностью несвободные — Беларусь и Россия. По индексу политической свободы среди 194 стран мира Россия опустилась на 166-167-е место — на уровень таких стран, как Оман, Пакистан, Руанда, Того, Чад, Киргизстан, Азербайджан, Таджикистан, Вьетнам, Заир, Иран, Камерун, Кот-д`Ивуар, ОАЭ, Свазиленд, Казахстан, Гаити, Зимбабве. Такого отставания от среднемировых показателей Россия не имеет ни по одному другому показателю, даже по средней продолжительности жизни.

По показателям политического развития Россия не имеет ничего общего со странами «большой восьмерки», саммит лидеров которых она собирается принимать в Санкт-Петербурге. Мы и «группа 7» относимся к разным политическим мирам. Более того — движемся в противоположных направлениях: «семерка» со своего весьма высокого уровня продолжает наращивать политические свободы, Россия со своего весьма низкого — сокращать. По скорости деградации индекса политической свободы в 1991-2005 годах Россия занимает 4-е место среди 193 стран. Вместе с коллегами по несчастью она формирует свою, иную «группу восьми»: Непал, Беларусь, Таджикистан, Гамбия, Соломоновы Острова, Зимбабве, Венесуэла. Неудивительно, что происходящее в России получило название «зимбабвийской болезни» — массового разрушения базовых политических институтов, столь хорошо известного миру по деятельности правительства Роберта Мугабе.

Зачем нужна политическая свобода?

Свобода не предмет роскоши. Свобода — это инструмент, без которого у страны нет ни благосостояния, ни безопасности, ни развития, ни уважения.

Свободные страны богаче, чем несвободные, в среднем почти на порядок — в соотношении $28 и $4 тыс. на душу населения. Экономика свободных стран развивается быстрее: за последнюю треть века полностью свободные страны увеличили душевые доходы граждан вдвое, частично свободные страны — на 40%, несвободные — сократили на 34%. Переход от полной свободы к полной несвободе ведет к экономической деградации, в таких странах рост ВВП на душу населения становится отрицательным. Переход от полной несвободы к полной свободе ускоряет экономический рост выше среднемирового темпа.

Свобода обеспечивает безопасность. Сравните политически свободные страны — европейские страны, США, Канаду, Японию — и несвободные — Руанду, Афганистан, Ирак, Сомали, Северную Корею. Где безопаснее? Где выше продолжительность жизни? Где больше риск оказаться ограбленным, похищенным, убитым?

Свобода дает силу. При близкой численности населения какие страны являются экономически более мощными? Испания или Судан? Австралия или Сирия? Бельгия или Куба? Канада или Мьянма? Нидерланды или Зимбабве? Тайвань или Северная Корея? Финляндия или Ливия? Свобода дает уважение. Какие из упомянутых стран более привлекательны, уважаемы в мире? И куда едут люди в турпоездку или в эмиграцию? И откуда?

Барьеры несвободы

Отсутствие свободы формирует непреодолимый барьер для экономического роста, социального развития, безопасности человека, страны, государства. История не знает примеров полностью несвободных стран (не являющихся при этом чистыми экспортерами энергоресурсов с населением более 3 млн человек), которые смогли бы преодолеть рубеж душевого ВВП по паритетам покупательной способности валют в $12 тыс.

Страны, сумевшие это сделать, либо уже были свободными, либо стали таковыми до того, как приблизились к этому рубежу. Среди них — Испания и Португалия, Греция и Тайвань, Южная Корея и Чили. Тот же, кто был или стал несвободным, не смог преодолеть этого барьера. А тот, кто был несвободным и богатым (с ВВП более $12 тыс.), стал несвободным и бедным. Причем это случилось даже с экспортерами энергии, несмотря на высокие цены на нефть. В Иране и Венесуэле, в Саудовской Аравии и Ираке ВВП на душу населения сегодня ниже, чем был три десятилетия назад,- на 10, 30, 40, 80%.

Несвобода — это общественный регресс и экономическая деградация. Это разложение государственных институтов. Это риск неспровоцированной агрессии против соседей. И это настоящая агрессия против собственного народа.

Идеология войны

Что общего в странах «нашей маленькой восьмерки»? Что объединяет столь разные страны, как Непал и Беларусь, Таджикистан и Соломоновы Острова, Россию и Гамбию, Венесуэлу и Зимбабве? По сути дела — только одно. Это — гражданские войны. Объявленные и необъявленные. Открытые и закрытые. Горячие и холодные. Отнимающие собственность и разрушающие общество. Отправляющие в лагеря и уничтожающие граждан только потому, что у них есть иное представление о мире, вере, праве, свободе и собственной стране.

Не случайно пропагандистским соловьям этих режимов так полюбилось слова «война». Они надеются, что уже ведущиеся и развязываемые войны все спишут, покроют любое насилие и преступление. Им нужны войны — гражданские и внешние, потому что только в условиях войн, ведущихся против внутренних врагов, во имя «территориальной целостности», ради империй — ушедших в историю, «либеральных», энергетических — можно терроризировать людей.

Несвобода — это война. Война корпоративистского государства против гражданского общества, страны и народа. Несвобода нужна для разжигания ненависти — социальной, внешней, внутренней. Против «олигархов» и «плутократов», «оранжевых» и «демократов», «однополярного мира» и «мировой закулисы». Только с помощью ненависти, страха и избирательного насилия можно пытаться удержать то, что для них дороже всего,- власть.

Несвобода — это монополия на власть, политическую, экономическую, информационную. Несвобода — это табуирование тем национального обсуждения. От Чечни до «ЮКОСа», от терактов в «Норд-Осте» и Беслане до карикатур на пророков. Это запрет на обсуждение того, что страна обязана обсуждать. Это исключение из общественной жизни тем, людей, компаний, групп. Это примитивизация общественной жизни и архаизация государства. Это разложение морали и деградация национального сознания.

Политика несвободы — это политика обнищания населения. Отставания страны. Ослабления государства. Несвобода — это исторический тупик. Путь к национальной катастрофе.

Свобода — это не предмет роскоши. Это инструмент. Самый массовый, самый мощный, самый эффективный. Сегодня Россия не является свободной страной. Но обязательно ей будет. Как стать свободным — это тема для другого разговора.

Lenta.ru

www.gazetaprotestant.ru

Откуда берется свобода и зачем она нужна?

Обычно, когда заходит речь о свободе, выделяют ее различные виды и понимания: свобода от и свобода для, свобода хотения и свобода делания, свобода как феномен самосознания и свобода как феномен социальной жизни… Признавая важность таких различений, хочу обратить внимание на единую природу свободы, единый ее порождающий background.


 

Начнем с очевидного — в природе без человека и его сознания, познания и деятельности свободы нет. Если животное есть буквально оформленность жизни как таковой, то человек не завершен. Ему доступно трансцендентное (выходящее за рамки чувственного, опытного познания). Оно позволяет человеку осмыслять реальность, ее контекст, занимая по отношению к нему позицию вненаходимости. Это качество и есть свобода — начало, не врожденное генетически, добытийное и сверхбытийное, открывающееся в небытие, пустое и невыразимое творящее ничто. Свобода коренится в Ничто. Она предшествует творению, хочет воплотиться в бытии. В этом своем качестве безосновной основы бытия она богоподобна — свобода пошевелить пальцем подобна свободе сотворить мир.

Так из очевидного — свободы как человеческого измерения бытия — возникает вопрос о природе свободы как явления не физического, а за- и сверхфизического. По И.Канту, свобода не феномен, а ноумен, т.е. она умственно постигаема. Она одно из проявлений сознания, открываемого только в нем и с его помощью. А сознание — качество, приобретаемое только в обществе и с его помощью. Жестокие опыты (похищенные зверьми дети, Каспар Хаузер) показывают, что сознание обретается только с помощью и за счет общения с другими людьми, освоения языка, социального опыта.

Поведение животного полностью задано генетически. Появившись на свет, практически любое живое существо уже «знает», что ему делать. Человек рождается совершенно беспомощным и беззащитным. Только при поддержке семьи, пройдя довольно длительную подготовку, включая образование и овладение профессией, он становится полноценной личностью. Именно культура — как система внегенетического наследования опыта, как система порождения, хранения и трансляции этого опыта — делает человека.

Разум и сознание — вторичны по отношению к ответственности.

Сознание — результат «загрузки», «инсталляции», «вращивания» программ социально-культурного опыта, реализуемый с помощью запретов, принуждения, убеждения, личного примера. Всей системой социализации — воспитанием, образованием, поощрениями и наказанием — нас вырывают из причинно-следственных связей, перекручивая и замыкая их на нас самих. Границы свободы и ответственности совпадают, как две стороны одного листа бумаги. Только там, где я свободен, где мною свободно приняты решения, я отвечаю за них и их последствия. И наоборот, я могу быть ответствен только за то, в чем проявилась моя свобода.

Arek Socha / pixabay.com (CC0 1.0)

Свобода — результат вменения личности ответственности. Ярким примером, подтверждающим идею вторичности свободы по отношению к ответственности, является право. Предполагается, что человек мог поступить так, а мог иначе, и это был его выбор, за который он несет ответственность. А потом в суде ищут смягчающие вину обстоятельства (принуждение и т.п.), фактически возвращая личность в мир природных каузальных связей, делая невменяемым.

Вне свободной (вменяемой) личности рушится система морали и права. Но если человек наделен свободой воли, то он оказывается вырванным из сети причинно-следственных связей и отношений. Более того, сознательный выбор наделяет человека способностью действовать вопреки миру. Постулат о вменяемости и, как следствие, получение наказания или поощрения наделяют человека сверхъестественными качествами. Получается, что правовая культура, вся юриспруденция, как, впрочем, и мораль, покоятся скорее на теологии, чем на науке.

Культура выступает инфраструктурой свободы.

Разум и сознание — вторичны по отношению к ответственности. Они лишь выражают меру свободы. Чем в большей степени личность интеллектуально развита, тем в большей степени она осознает возможные последствия своих действий и поступков. И в многих знаниях — многие печали.

Человеческое измерение бытия (свобода) появляется после вменения ответственности. Тем самым становится доступным выход на новый уровень — добытийный и внебытийный. Только выход, как говорил Бахтин, в позицию вненаходимости обеспечивает возможность конструктивного творчества. Я становлюсь способным, подобно хоббиту Бильбо Бэггинсу из известного фэнтези Дж.Р.Р. Толкиена, совершить путешествие «туда и обратно»: из мира сущего в трансцендентный (выходящий за пределы) мир сверхреального возможного и обратно — из мира возможного в мир сущего. Свобода — осознанная возможность. Человеческое бытие раскрывается как творчество, а личность и путь к свободе — как принятие на себя все большей ответственности.

Honey Kochphon Onshawee / pixabay.com (CC0 1.0)

Эпифеномен – побочное явление, сопутствующее другим, но не оказывающее на них никакого влияния. 

Но человеку, ограниченному в пространстве и времени, недоступна всеобщая взаимосвязь, постижение бесконечного конечным. Но он наделен свободой, полной возможного. Она — эпифеномен культуры, явление, ей сопутствующее.

Но этот эпифеномен дает возможность человеку, в отличие от животного, выйти в другое измерение. С помощью разума и понимания все более глубоких связей человек метафизически свободен. Он всегда может стать свободным «от»: своего тела, характера, происхождения, законов природы и даже от Бога.

Культура выступает инфраструктурой свободы, что проявляется и в исторической динамике границ свободы субъекта, и в динамике нормативно-ценностной системы общества.

Безопасность, справедливость и свобода представляют собой для общества ценностную ось. Стремление к безопасности позволяет преодолеть угрозы физическому существованию и прочие страхи. При этом проблемы признания, предпочтения, доминирования и подавления, а также порождаемые ими конфликты, обиды или зависть — часть жизни социума. Их разрешение связано с реализацией справедливости.

Причем по двум векторам. Первый вектор предполагает контроль за соблюдением правил, запретов, норм, обеспечивающих социализацию. В традиционных обществах, основанных исключительно на воспроизведении норм и традиций, носители творческих инициатив рассматриваются как нежелательные девианты, к которым применяются различные санкции вплоть до изгнания, а то и казни. Но, если общество оказывается заинтересованным в развитии и творчестве, в нем формируется второй вектор справедливости, связанный с возможностями самореализации, индивидуальной ответственности, т.е. свобода и ее обеспечение.

Большая часть истории человечества прошла в рамках традиционных обществ, в которых личная инициатива рассматривалась как девиация. Но по мере развития социума, обеспечения безопасности, качества жизни возникает необходимость в гарантиях свободной самореализации, творчества, подключения к бесконечности, распаковки новых смыслов. Бытие коренится в душе человеческой, которая есть чувствилище свободы — трансцендентного, добытийного источника (потенциатора) бытия, эпифеномена культуры, социализирующей личность на основе вменения ответственности.

Таким образом, сущность свободы едина. В любой своей ипостаси она оказывается эпифеноменом культуры — как условия и механизма социо- и персоногенеза, происхождения, процессов формирования и эволюционного развития общества и личности соответственно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

sciencepop.ru

А зачем Вам нужна свобода?

Коль улыбается душа твоя, купаясь в солнце жизни, или поет она в своей личинке плоти, иль плачет, заключенная в темницу Майи, иль силится она, чтоб разорвать серебряную нить, которою она привязана к Учителю , – познай, о ученик, душа твоя от праха. И если, распускаясь, душа твоя внимает шуму мира, иль отзывается на голос многосложный Майи, иль испугавшись вида жгучих слез страданий, иль оглушенная стенаниями скорби – твоя душа, подобная пугливой черепахе, сокроется под броню «я» – познай, о ученик, душа твоя есть недостойный храм безмолвного Владыки твоего. Когда ж, ростя и становясь сильнее, твоя душа из верного убежища уходит и, отрываясь прочь от защищавшего ее ковчега, серебристую растягивая нить, уносится вперед, и шепчет, свой образ созерцая на волнах пространства: «это я» , – познай, о ученик, захвачена душа твоя в тенета обольщений . Земля, о ученик, чертог скорбей, где по пути тяжелых испытаний есть сети, чтоб опутать «я» обманами великой Attavada . О ученик неведующий, этот мир есть только мрачное преддверье, ведущее тебя к заре, предшествующей долу истинного света, который бури загасить не могут и что горит без масла и светильни.

всегда интересно попробовать то чего не пробовал когда это что-то хорошее

я не просила как то само получилось

Свобода- это умение обходиться БЕЗ ВСЕГО. Ток что, все мы здесь в разной степени рабы.

а зачем тебе несвобода? только несвободный человек мог задать такой свободный вопрос)

Да здравствует свобода от пороков!

Мне не нужна свобода, мне нужна причина (от всего).. . 🙂

красивая статуя. Только далеко

Вы не против, если я отвечу вам словами Гегеля (не подумайте, что я большой его поклонник, но эта мысль его мне очень нравится) ? «… ибо свобода состоит именно в том, что мне не противостоит никакое абсолютно другое, но я завишу от содержания, которое есть я сам». (с) Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. 1817. Иными словами, свобода это возможность быть самим собой, быть чистым Я, не зависящим от внешних объектов…

ну хотя бы за тем что не нужна зависимость разного происхождения. Свобода бывает не только от кого, но и от чего. Для чего? ну хотя бы для того чтоб не пребывать в иллюзиях, которые не приведут к принятию правильных решений и знаний. Свобода не выбирать, но осуществлять, не подражать и копировать, а творить и выражать.

Мне, чтобы парить.

Вот, что сказал о свободе Ошо. Свобода — это храбрость быть собой. Свобода означает способность сказать «да», когда нужно «да», сказать «нет», когда нужно «нет», А иногда промолчать, когда ничего не нужно, — быть в молчании, ничего не говорить. Когда все эти составляющие доступны, это и есть свобода. Для меня свобода — это возможность самостоятельно принимать решения и быть ответственным за принятые решения, действия, слова. Это внутренне состояние.

Мне не нужна свобода. Мне нравится зависеть от кого-нибудь.

Свобода нужна затем, что без неё не чувствуешь себя Личностью. Когда сам выбираешь свой путь — это дает чувство самоуважения. И позволяет стойко переносить все испытания, не списывая их на окружающих. Ты понимаешь, что за свою жизнь в ответе ты сам, ты можешь принять любое свое решение, но какое бы решение ты ни принял, оно будет твое, и ты точно знаешь, что в любом случае будешь себя уважать. Свобода не от кого, а ДЛЯ КОГО. Для себя и собственного развития. Свобода для того, чтобы жить и быть судьей только самому себе. «Ты сам — свой высший суд»

Чтобы потом обменять ее на что-нибудь более выгодное.

Отвечу просто: «Раб не эволюционирует»!!!!

Важная категория морали — свобода воли; свобода воли — возможность выбора человеком линии своего поведения. Декарт отмечал: «Наша воля стремится к какой-нибудь цели или избегает ее в зависимости от того, представляет ли ее наш разум хорошей или дурной».

touch.otvet.mail.ru

Что такое свобода? С чем ее едят? Нужна ли она? И если нужна, то зачем

Водка для Ивана Грозного

Человек пришел в Третьяковскую галерею. Выпил там культурненько водки. И шарахнул по знаменитой картине дрыном.

Что ни действие, ни проявление душевной склонности — разливанная свобода.

Возникает вопрос: зачем в музее торговать водкой? Но это ведь и есть подлинная свобода — разрешено то, что не запрещено. Издай указ, запрещающий розлив в музейной тишине алкоголя, — и поднимется волна негодущих протестов: с какой стати удушение, разве не свободны мы в своих человеческих потребностях, почему за нас решают, что, где и когда нам потреблять?

Продолжу эту линию. С какой стати кто-то решает, какие картины выставлять на обозрение, а какие держать в запасниках? С какой стати кто-то диктует, какую картину имею право продрать, чтоб другие на нее не пялились, а какую нет?

Напрашивается и вот какой аргумент: действия и помыслы разбушевавшегося гражданина диктовались развернувшейся в прессе дискуссией о правомерности увековечивания памяти Ивана Грозного и умножения количества памятников ему. То есть товарищ выступил с демократических позиций и негодовал на то, что тирану воздают слишком много почестей. Из чего прямо вытекает: за ушко и на солнышко тех, кто позволил вести в прессе подобные дискуссии. К ногтю издателей и идеологов свободы споров!

Ограничение волеизъявления в печати (и на митингах), следовательно, просто необходимо. Оно напрашивается. Институт цензуры востребован сегодня как никогда.

По какому же праву задержали светлого борца с дремучим мракобесием? Присмотримся к его личности и попытаемся отыскать в ней хоть одно темное пятнышко. Ну да, слегка привирал при знакомстве с женщинами, чтоб вовлечь их в близкие отношения. Перехватил маленько в самооправданиях: де картина оскорбляла чувства верующих… Не слишком следил за своим здоровьем (иначе давно обратился бы к врачам и оказался бы в психушке). Но трогательно ухаживал за больными родителями. И это — в общественном нарастающем позитивном мнении — искупает его мелкий неподотчетный разуму проступок. На наших глазах вандал превращается в героя, которому надо объявить благодарность, а не штрафовать и не в тюрьму сажать.

Слеза прошибает

Аналогичную картину (тоже почти репинскую) наблюдаем в деле отравленного Скрипаля. Поначалу тон комментариев был обличающий, в подтексте читалось: «Собаке — собачья смерть» (хоть Россия к этому покушению и непричастна, но бог не фраер, правду видит и шельму метит). Однако с течением времени интонации плавно и шелковисто изменились: поскольку ни сам Скрипаль, ни его дочь прямо не обвинили Россию в причастности к атаке на себя, в репортажах и сводках об их выздоровлении стали проскальзывать нотки сочувствия, а то и похваливания. И чуть ли не превозношения. Как-то забылось, что в истоке пребывания Скрипаля в Англии — его не слишком корректный поступок по отношению к вскормившей шпиона стране. Прозвучало почти что гордое: он не хотел быть мелкой монетой в обмене на пойманных российских коллег, хотел досидеть назначенный ему срок, искупить вину и остаться после этого на родине, которую горячо любит.

Слеза прошибает читать такое. Ему бы чуть раньше подумать о том, к чему может привести торговля интересами организации (уж не говорю России), которой он на высоком посту не слишком честно и ревностно служил.

В самом деле: чего ему не хватало? Военный атташе в Испании. Упакован и обеспечен по гроб жизни. Но, видно, показалось маловато благ.

То, о чем говорю, имеет прямое отношению к заявленной в начале этих заметок теме — теме свободы. Свободы волеизъявления, свободы выбора.

Кто мог нашему резиденту, добившемуся высоких карьерных успехов, лучше него самого разъяснить, что ему можно делать, а что возбраняется? Он был целиком и полностью свободен в своих предпочтениях. (О такой свободе наши рядовые соотечественники и не мечтают.) И выбрал то самое, что приводит в недоумение высоколобых мыслителей и что является приоритетом для 50% россиян, — небедность. Неугрозу даже самого маленького намека на материальную необеспеченность. Он, пожив на Западе, как огня боялся вполне реальной нищеты, которая (согласно его опасениям) могла ожидать привыкшего роскошествовать военного посланника на родной земле. Что ж удивляться, если неатташе и неразведчики, еле сводящие концы с концами и получающие крохи, которых не хватает на жилье, еду, лекарства, озабочены не высокими мотивами о демократии, а приземленными убогими интересами — низменными, корыстными, позорными, приспособленческими ухищрениями, как выжить?

Кто превращает страну в крематорий?

«Зимняя вишня» (романтическое название!) сгорела из-за того же, из-за чего пострадало полотно Ильи Ефимовича: из-за нищеты обобранной, замороченной, зашуганной страны и алчности тех, кто нещадно обдирает ее ресурсы и население. Буфет, где торговали водкой, приносит доход, возможно, больший, чем искусство. Подозреваю, что буфет диктовал в Третьяковке каноны и правила хорошего моветона, так же как торговцы всем, чем только можно торговать (в самом широком смысле этого термина) продиктовали «Зимней вишне» способ превращения ее кинозала в крематорий.

Свобода у того, кто имеет деньги. У остальных — обязанности и долги по отношению к подлинно свободным. К работодателям (а эту роль все чаще исполняет само государство), к чиновникам, которые закрывают глаза на очевидные нарушения, к криминалу, который распространил свою антимораль на детей и взрослых. Диктаторы безнравственности твердо утвердились на вершине пирамиды, попирающей остальное население. Они принимают законы, не позволяющие перечить произволу (а иначе получается оскорбление верховных лиц государства и чувств верующих), понуждают публиковать загоняющие ум за разум статьи и рисовать благостные пейзажи, застящие подлинную разруху и нереиновационные руины. Нравственность перевернута с ног на голову, повсюду царят воровство и ханжество: считается, что если по ТВ рекламируют безалкогольное пиво, то об алкогольном ни у кого мысли не возникнет. Ну а если так, то возле школы вином торговать нельзя, а в музеях — для усиления эстетического эффекта — необходимо.

Необходима как хлеб

Чтобы выпестовать свободу, нужны и вожжи, и узда: не каждый умеет обуздать себя сам. Путь к самоограничению долог и, возможно, бесконечен. Но до тех пор, пока в обществе будут существовать умышленные препоны на этом пути и не будут поставлены твердые, ясные и честные ориентиры справедливости, нечего ждать от конкретных индивидов соблюдения очевидных, писаных, однако не для всех обязательных правил.

Свободу надо терпеливо растить, кропотливо воспитывать — в каждом и ежечасно. А не вспоминать о ней от случая к случаю и лишь по поводу разгона демонстрантов нагайками. Есть свобода выходить на демонстрации — и есть свобода отправлять за это в кутузку. Есть свобода наслаждаться шедеврами — и есть свобода насаждать чучела на центральных площадях. Весь вопрос в том, какую свободу предпочесть и поддерживать.

Помнится, многотысячные митинги восьмидесятых-девяностых на Манежной площади и в Лужниках дали мощный импульс пробуждению гражданского самосознания. Тогда власть (возможно, из страха) и народ на короткий миг стали единым целым. То была неконтролируемая волна гнева, несогласия, возмущения, и трое мальчиков, жертвуя собой ради всей страны, бросились под танки. То был их выбор — ради общей свободы. Ныне есть возможность, не доводя до танков, осмысленно и не спонтанно двигаться в сторону необмана и неубийств.

Свободу едят вперемешку со слезами. Не у каждого хватит сил и смелости примкнуть к слабой стороне (и этим усилить ее). Большинство всегда на полюсе позиционного превосходства. В этом и заключается трудность (чтоб не сказать трагедия). В этой проклятущей свободе выбора. Как рифмовал Евтушенко, «с кем ты — с Мастером или с Воландом?».

Свободу не намажешь на хлеб. Но без этой эфемерности очень скоро не станет и самого хлеба (что видим на примере Северной Кореи).

www.mk.ru

Ты называешь себя свободным. Свободным от чего и для чего?

Фридрих говорит о свободе человека, о том, что свобода должна иметь ряд характеристик, особенностей, возможно функций, направление и приложение. Я согласен с ним и попытаюсь это доказать.

Чтобы проанализировать данное высказывание нужно для начала определить, что же значит свобода для человека. Некоторые люди понимают её как отсутствие всяческих ограничений – как во внутреннем мире человека, так и во внешнем. Но если во внутреннем мире действительно отсутствуют ограничители свободы, т.е. ограничители проявлений человеческой воли, то во внешнем мире эти ограничители существуют и являются неотъемлемой частью окружающего пространства. В самом деле, эти ограничители невозможно убрать, т.к. тогда свобода каждого человека будет распространяться за условные рамки вольности другого и, таким образом, всё равно кто-то будет несвободен, а, следовательно, свобода в таком понимании невозможна.

Из этого следует, что человек не может быть свободен полностью, но лишь только от чего-то. Получается – его свобода ограничена. Тогда, что есть свобода, как не отсутствие ограничений?

По моему субъективному мнению, свобода – это способность человека наставить самого себя на путь истинный, умение в нужный момент подчинить ситуацию Разуму и действовать исходя из лично и социально значимых целей в данной ситуации. Свободный человек действует сообразно объективной и субъективной необходимости.

Получается, свобода – это выбор? Выбор между первым понятием и вторым, между инстинктивным и разумным, между Хаосом и Космосом. Свобода – это всегда глобальный выбор в масштабах Вселенной одного человека.

Тогда,  к чему же должна быть приложена свобода? Для чего она нужна?

Думаю, свобода нужна для реализации своего потенциала. Ведь человеку необходимо куда-либо изливать свою духовную энергию, тратить её на что-то. В конце концов, у каждого из нас есть своё собственное чувство эстетики, чувство красоты. Человек всегда что-нибудь созидает. Для этого ему постоянно необходимо делать выбор, а значит проявлять свою относительную свободу.

Теперь нужно определить функции свободы.

Первой и главной её функцией является возможность индивида действовать по своему усмотрению и, тем самым, использовать свой Разум. Не будь свободы – Разум был бы лишь рудиментом.

Другой функцией свободы является достижение различных целей на данный момент времени. Без неё своей цели человек бы не достиг. Следовательно, свобода есть выбор, возможность и подспорье. Она – неотъемлемая часть любого поступка. К слову сказать, отсутствие свободы – тоже в своём роде свобода. Ведь человек делает свой выбор и в результате получает то, на что хватило его свободы.

Однако, свобода – это не только широкое поле возможностей, но и ответственность. Человек несёт ответственность за сделанный им выбор, за совершённые с помощью его Разума поступки. И в этом плане многогранное понятие свободы обогащается ещё больше.

И, в заключение, хотелось бы рассмотреть духовную свободу человека. Человек свободен для мыслей, чувств, желаний, эмоций. И в этом его огромный плюс и одновременно минус, поскольку духовная вольность даёт нам право на бесконечно прекрасный мир, и, в то же время, даёт нам бесконечное количество разочарований. Чем свободнее человек, тем больше радостей и больше разочарований…

…Об этой свободе, видимо, и говорит автор.

orangebrained.livejournal.com

❶ Почему боятся свободы 🚩 почему свобода это ответственность 🚩 Культура и общество 🚩 Другое

Для начала определимся с понятием, что же такое свобода. Большинство людей ответят вам в духе того, что свобода – это возможность принимать решения самостоятельно, ни перед кем, ни за что не отчитываться, поступать так, как хочется, а не так как диктуют. Это вам скажет и подросток, зависящий от родителей и законных опекунов, и взрослый человек, зависимый от начальства и тот же начальник, которому диктуют условия различные органы и свод законов.Проблема вырисовывается тогда, когда получаешь эту самую свободу. Многие просто теряются. Что же делать дальше? Как жить дальше? Никто ничего не указывает, ты сам себе хозяин и за свою жизнь и здоровье несешь ответственность сам. С одной стороны, кажется, что так и должно быть – ведь этого и добивался. Но вот если взглянуть с другой, становится страшновато. Гораздо легче, когда нет вариантов, и принимает решение кто-нибудь за тебя, а не ты мучаешься выбором: идти в ту сторону или в другую. Поступать на юридический или на экономический, выбрать в спутницы Машу или Олю, заключать договор с крутой фирмой, но стать филиалом или лучше с маленькой фирмой, но денег почти не получить, зато можно остаться независимым. Этот список можно продолжать долго.Многие сравнивают абсолютную свободу со смертью, наверное, не спроста. Все таки действительно больше никому ничего не должен, ни перед кем не надо отчитываться и принимать решения тоже уже не надо. Только вот свободы хочется сейчас, пока живешь. А это оказывается большая ответственность в первую очередь за себя. Человек цепляется за окружающую его действительность и свое понятное существование, где можно предсказать наперед то или иное действие окружающих или даже события. Но вот если освободиться… тогда непонятно, что может ожидать впереди. Жизнь становится предельно непредсказуемой. А на подобное не каждый решится.Так что прежде чем желать свободы, нужно хорошенько подумать, чего на самом деле хочется от жизни. И действительно ли это свобода? Потому что со свободой нужно уметь обращаться, особенно со своей собственной. Свобода для каждого своя – это понятие индивидуальное и почти личное. Это некое понимание и принятие такого себя. Свободным можно стать, приняв на себя собственные решения и ошибки, а не пытаться перекладывать их на других людей или на обстоятельства. И вот это, пожалуй, и есть самое страшное в свободе.

www.kakprosto.ru

Читайте также:

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о