Интеллигенцией: Интеллигент — это… Что такое Интеллигент?

Содержание

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ — это… Что такое ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ?

(от лат. intellegens – умный, понимающий; знающий; знаток, специалист) – обществ. прослойка, в к-рую входят лица, профессионально занимающиеся умств. трудом. Впервые термин «И.» был введен в обиход рус. писателем П. Боборыкиным (в 70-х гг. 19 в.). Вначале слово «И.» обозначало людей культурных, образованных, с передовыми взглядами. В дальнейшем его стали относить к лицам определ. характера труда, определ. профессий. Ленин включал в понятие И. «…всех образованных людей, представителей свободных профессий вообще, представителей умственного труда (brain worker, как говорят англичане) в отличие от представителей физического труда» (Соч., т. 7, с. 298, прим.).

Предпосылкой появления И. в ее первичных формах было отделение умств. труда от физического, происшедшее на грани первобытнообщинного и рабовладельч. строя. Рядом с огромным большинством, занятым исключительно физич. работой, образовался класс, освобожденный от прямого производит. труда и заведующий обществ. делами: руководством в работе, гос. управлением, правосудием, науками, иск-вом и т.д. (см. Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1957, с. 170). Монополию на умств. труд закрепили за собой эксплуататорские классы. Первой в истории человечества группой И. было жречество – часть класса рабовладельцев.

На практике монополия эксплуататоров на знания не может быть абсолютной. В среде эксплуатируемых классов уже в первые периоды развития классового общества встречаются лица умств. труда. И. господствующего класса была отделена от произ-ва. Технически наиболее одаренные рабы – а именно они являлись тогда авторами большинства производств. изобретений – становились иногда подлинными специалистами. С другой стороны, в рабство во время войн попадали нек-рые представители привилегированных слоев завоеванных стран (напр., Спартак). Наконец, представители эксплуататорских классов, в своей массе вообще избегавшие всякого труда, готовили для удовлетворения своих потребностей врачей, учителей, артистов и т.д. из числа рабов и крепостных (домашние учителя и врачи – рабы в антич. Греции и Риме).

Духовенство, занявшее в эпоху средневековья место жречества как группы, к-рая сделала своей профессией определ. форму идеологич. деятельности, принадлежало к классу феодалов. Как и жречество, духовенство оберегало свое привилегированное положение обладателя знаний, держа массы в темноте и невежестве.

Живя за счет эксплуатации угнетенных классов, мыслители древности и средневековья обычно рассматривали свой умств. труд как форму досуга. Аристотель писал, что человек, к-рый должен работать, чтобы жить, не может быть гражданином (см. Rhet. 19, 1367а; Polit. II 1269 а). Платон издевался над Протагором и другими софистами, к-рые брали плату за обучение. Однако уже в период античности и гл. обр. в средние века появляется свободная служилая И., живущая за счет продажи своих услуг представителям правящей верхушки, – врачи, философы, химики (алхимики), деятели иск-ва – поэты, художники и т.д. Нередко они влачили жалкое существование как в материальном, так и в моральном отношении, оказываясь на положении челяди и слуг. Поскольку осн. часть И. относилась к господствующим классам или примыкала к ним, она помогала укреплению их власти, освящала своим авторитетом и деятельностью эксплуатацию рабов, крепостных крестьян. Во всех классовых конфликтах того времени И., как правило, принимала сторону господствующих групп. Но поскольку И. занималась накоплением, обобщением и развитием человеч. опыта и знаний, она содействовала обществ. прогрессу. В недрах феодализма по мере развития городов вырастает новая, бюргерская И., к-рая выходит большей частью из низших сословий. Из семей ремесленников или купцов вышли Шекспир, Спиноза, Посошков, Рембрандт, Бенвенуто Челлини и др. Новая И. отражает интересы богатых горожан и, как правило, вступает в конфликт с феодалами, а следовательно, и с феод.-церк. И. Бюргерская культура носит подчеркнуто светский характер, теснее связана с объективной действительностью, т.к. нарождавшаяся буржуазия нуждалась в науч. знаниях. Поэтому для значит. части бюргерской И. характерна революционность, нетерпимость к реакции. Она вносит серьезный вклад в развитие науки, лит-ры и иск-ва. Одновременно и среди духовенства появляются люди, ощущающие противоречия действительности и выступающие с прогрессивными идеями (Коперник, Галилей, Бруно, Максим Грек и др.). Наиболее передовые представители И. фактически переходят на сторону эксплуатируемых, становясь их идеологами (Мор, Кампанелла, Мабли и др.). Т.о., еще на первых этапах своего развития И. обретает противоречивый, классово неоднородный характер. Но только с наступлением капиталистич. эпохи начинается подлинная история И. В условиях капитализма, в связи с резким ускорением развития производит. сил, быстро растет число лиц умственного труда. Развитие товарно-денежных отношений сопровождается ростом числа экономич. и финансовых конфликтов; это определяет потребность капитала в юристах. Юриспруденция – первая профессия бурж. И. Юристы были относительно наиболее многочисленны и влиятельны среди лиц умств. труда еще до победы бурж. революций. Из «дворянства мантии» вышли многие выдающиеся деятели культуры эпохи Возрождения: детьми юристов были Рабле, Декарт, Корнель, Рубенс. Машинная индустрия порождает потребность в специалистах, конструирующих и обслуживающих машины (инженеры, механики, впоследствии техники). Представители И. становятся производит. работниками. Как отмечал Маркс, к числу производит. работников принадлежат все те, кто так или иначе участвует в производстве товара, начиная с рабочего в собственном смысле слова и кончая инженером (в отличие от капиталиста) (см. «Теории прибавочной стоимости», ч. 1, 1955, с. 396–97). Капиталисты нуждаются также в бухгалтерах и др. конторских специалистах. Наконец, растущие личные потребности увеличивающегося слоя частных собственников способствуют развитию интеллигентных профессий сферы услуг (учителя, врачи, деятели иск-ва и т.д.), к-рые на начальных стадиях развития капитализма практически не обслуживают рабочих и др. трудящихся. Среди И. эпохи домонополистич. капитализма значит. часть составляли самостоят. предприниматели (напр., в США – 37,9% в 1870). Отсюда пошло выражение «свободные профессии», к-рое ныне нередко применяется бурж. социологией и статистикой ко всей И. Эта часть И. (к ней относилось большинство юристов и врачей) принадлежала либо к средним слоям (мелкой буржуазии), либо к буржуазии. Остальные лица умств. труда жили за счет продажи своей рабочей силы капиталистам. Маркс характеризовал инженеров и других лиц, осуществляющих наблюдение за машинами, как «…высший, частью научно образованный, частью ремесленного характера слой рабочих, стоящих вне круга фабричных рабочих, просто присоединенный к нему» («Капитал», т. 1, 1955, с. 426). Маркс отмечал также, что по своему положению инженеры и техники осуществляет функции надзора за рабочими. При этом он осудил «преднамеренный статистический обман» со стороны англ. фабричного законодательства, не признававшего инженеров и техников фабричными рабочими. Об учителях, работающих по найму, Маркс писал, что они «…могут быть в учебных заведениях простыми наемными рабочими для предпринимателя, владельца учебного заведения» («Теории прибавочной стоимости», ч. 1, 1955, с. 396). Он считал аналогичным положение деятелей лит-ры и иск-ва, работающих по найму (см. тамже, с. 395–96). Т.о., Маркс показал, что в условиях капитализма на И. распространяется тенденция к пролетаризации. Ленин еще в ранних своих работах подчеркивал ту же перспективу, следующим образом характеризуя положение И.: «Эта последняя занимает своеобразное положение среди других классов, примыкая отчасти к буржуазии по своим связям, воззрениям и проч., отчасти к наемным рабочим, по мере того, как капитализм все более и более отнимает самостоятельное положение у интеллигента, превращает его в зависимого наемника, грозит понизить его жизненный уровень» (Соч., т. 4, с. 183). Однако в период домонополистич. капитализма немалая часть представителей И., работавшей по найму, постепенно попадала в ряды буржуазии. Так, выходившая обычно из мелкобурж. кругов производств. И. – инженеры, механики, техники – ввиду того, что спрос на рабочую силу специалистов превышал ее крайне огранич. предложение, имела возможность добиваться от капиталистов привилегированного положения, продажи своей рабочей силы выше стоимости, присвоения части прибавочной стоимости, произведенной массой пролетариата; части этой И. удавалось накапливать капитал и проникать в ряды буржуазии. Иными словами, тенденция к пролетаризации И. на начальных стадиях капитализма перекрывалась тенденцией к обуржуазиванию. Близость к предпринимателям, слабый контакт с рабочими, неорганизованность, распыленность и бурж. образ жизни И. способствовали тому, что ее мировоззрение было по преимуществу индивидуалистическим – буржуазным и мелкобуржуазным. Но в то же время передовые представители бурж. И. преодолевают идеологию своего класса, вырабатывают социалистич. сознание и вносят его в рабочее движение. Именно таким был путь Маркса и Энгельса.

На стадии империализма рост И. резко ускоряется. В крупнейших бурж. странах насчитываются десятки интеллигентных профессий, причем подавляющее большинство их возникло на совр. стадии капитализма. Слой И., бывший во время Маркса численно незначительным, составлял в США в 1960 (без учета управленч. персонала) 10,8% самодеят. населения. Эта доля ниже в странах, менее развитых в экономич. отношении. Внедрение науки в произ-во, развитие механизации и автоматизации требуют участия в производств. процессе все большего числа инженеров, техников, науч. работников.

Вследствие растущего паразитизма крупной буржуазии, а также в силу крайнего усложнения функций управления произ-вом, с к-рыми капиталисты не могут справиться, они привлекают наемных работников умств. труда в качестве менеджеров и их помощников.

Развитие нек-рых интеллигентных профессий – экономистов, математиков, плановиков, художников-рекламистов – ускоряется ввиду обострения конкурентной борьбы: крупные монополистич. компании привлекают большое число различных специалистов.

Рост И. связан с усилением концентрации произ-ва и капитала, выражающимся, в частности, в развитии гос.-монополистич. тенденций – монополии имеют больше возможностей, чем мелкие предприниматели, строить производств. процесс по науч. принципам и обеспечивать его инженерно-технич. кадрами. Гос-монополистич. капитализм связан с небывалым расширением адм. аппарата и аппарата управления пром. предприятиями, в к-ром высока доля лиц умств. труда. Капиталистич. гос-во, подчиняя себе все более широкие области человеч. деятельности, ставит к руководству экономикой, политикой, идеологией наиболее видных представителей бурж. И.; с другой стороны, буржуа дают ныне своим детям широкое образование и продвигают их как «специалистов» на руководящие посты в гос. аппарате и в монополиях.

Рост И. определяется также и тем, что по мере обществ. прогресса расходы на медицинское обслуживание, образование и др. нужды и т.д. в ряде капиталистич. стран закрепляются в результате классовой борьбы пролетариата как элемент стоимости рабочей силы. Это приводит к увеличению таких групп И., как врачи, учителя и т.д. Они обслуживают уже не только буржуазию, но и трудящихся, хотя и в далеко недостаточной степени. Наконец, в известной мере развитие И. стимулируется стремлением буржуазии усилить, особенно в условиях обострения общего кризиса капитализма и борьбы двух систем, идеологич. одурманивание масс с помощью таких средств массового влияния как печать, кино, радио, телевидение и т.д.

И. можно разделить по сферам хозяйства на производств. (технич.) И. и И. сферы услуг. На совр. этапе развития капитализма доля производств. И. возросла по сравнению с юристами, врачами, учителями, к-рые являлись в прошлом тремя осн. интеллигентными профессиями. В США, напр., доля этих профессий сократилась с 75% в 1870 до 40% в 1950. В наиболее развитых капиталистич. странах производств. И. составляет от трети до половины всей И. По темпам роста она обгоняет подавляющее большинство интеллигентных профессий сферы услуг. Повышается и ее удельный вес в производств. персонале пром. предприятий. Так, на заводе «Рено» (Франция) в 1905 соотношение инженерно-технич. работников (ИТР) и рабочих составляло 1:100, ныне оно составляет 1:5. Удельный вес ИТР особенно велик в отраслях с высоким органич. составом капитала (приборостроение, электронная, химич., атомная, ракетная пром-сть и т.д.).

Тем не менее, темпы роста производств. И. не поспевают за потребностями развития нар. х-ва капиталистич. стран. Это объясняется прежде всего бесплановостью в подготовке специалистов и материальными трудностями получения технич. образования, к-рое обходится тем дороже, чем дальше идет развитие производит. сил.

К совр. производств. И. следует отнести и многих науч. работников. Раньше капитал использовал, как правило, лишь конечные результаты науки, к-рая развивалась параллельно с произ-вом. Совр. наука внедряется в произ-во на всех его этапах – от проектирования или изобретения до серийного выпуска продукции, а труд ученых непосредственно овеществляется в товарах. Науч. открытия 20 в. дали толчок к созданию ряда новых отраслей пром-сти. При мн. крупных предприятиях созданы конструкторские и проектные бюро, лаборатории, научно-исследовательские ин-ты. В то же время многие науч. центры и ун-ты выполняют заказы пром-сти. Общее число науч. работников в мире с 1896 по 1954 возросло с 65 тыс. до 2 млн. чел. Численность И. сферы услуг, если не считать учителей, увеличивается сравнительно медленно. Это определяется, во-первых, распространением механизации на сферу услуг, во-вторых, тем, что многие духовные услуги удовлетворяют потребности в первую очередь буржуазии, к-рая становится все более узким слоем. Так, за последние десятилетия в осн. капиталистич. странах относительно, а в ряде случаев и абсолютно сократилось число художников и артистов театров. С другой стороны, в силу роста классового сознания трудящихся развитых бурж. гос-в они все меньше поддаются влиянию, напр., церк. пропаганды. Поэтому для буржуазии уменьшается ценность профессии священнослужителя. В дополнение к ней возникают другие профессии, напр. специалисты по «человеческим отношениям» (в США их насчитывалось в 1950 св. 50 тыс.), к-рые используют более изощренные методы идеологич. обработки трудящихся. Среди всех интеллигентных профессий наиболее многочисл. отрядом являются учителя. В США они составляют ок. 1/3, в Англии – 1/4 часть И. Развитие нар. образования связано с растущей потребностью капиталистич. произ-ва в рабочих с достаточным культурным уровнем, а также с успешной борьбой рабочего класса за свои права и улучшение жизненных условий. Однако, понимая необходимость известного развития образования, буржуазия старается тратить на него возможно меньше, разумеется, если дело не касается ее собств. детей. Поэтому материальное положение учителей хуже, чем любой другой интеллигентной профессии. Эта профессия достигла особой степени феминизации (в США 80% учителей – женщины), что в бурж. мире является показателем низкого престижа. Классовое положение И. в условиях совр. капитализма, как и прежде, неоднородно. Однако главная, все усиливающаяся тенденция заключается в ее пролетаризации. Она проявляется в переходе большей части И. к работе по найму. В США по найму работало 84,4% (1954), в Англии – 87,7% (1951), во Франции – 85,6% (1954) И. Подавляющая часть этих людей, продавая предпринимателям свою рабочую силу, подвергается капиталистич. эксплуатации. Если раньше наемной была в основном производственно-технич. И. (сейчас в развитых капиталистич. странах практически уже все инженерно-технич. и науч. работники относятся к числу лиц наемного труда), то ныне собственность на свои предприятия (юридич. конторы, врачебные кабинеты и т.д.) теряет в растущей степени и И. сферы услуг. Около половины юристов и врачей работают по найму (учителя уже давно потеряли свою независимость). Но и те интеллигенты сферы услуг, к-рые остаются формально независимыми, оказываются во все большем подчинении крупным монополистич. предприятиям и объединениям (через банковский кредит, клиентуру, систему заказов и т.д.). Синоним этих групп И. – «свободные профессии», отражавший их преимущественно самостоят. положение в эпоху домонополистич. капитализма, перестал соответствовать действительности. Часть И. нередко сочетает работу по найму с частной практикой. Это усиливает двойственность и противоречивость в ее положении.

Удельный вес предпринимателей среди И. невелик (ок. 3–4%). К буржуазии следует отнести также часть специалистов-управляющих, чьи непомерно высокие оклады, акции, тантьемы и т.д. включают не только цену их рабочей силы, но и часть совокупной прибавочной стоимости. Самостоят. работники, не использующие наемного труда и, следовательно, принадлежащие к мелкой буржуазии, составляют в Англии и во Франции 7–8% И.

Тенденция к потере самостоятельности И. действует и в менее развитых капиталистич. странах, причем степень ее проявления зависит от уровня развития производит. сил. Там, где этот уровень низок и И. малочисленна, она использует свое монопольное положение в области произ-ва, науки, культуры. Многие ее представители приобретают собственность на средства произ-ва, проникают в ряды буржуазии. В то же время в нек-рых развивающихся странах, напр. в Индии, доля «зависимых» интеллигентов очень высока. Это объясняется тем, что гос-во в таких странах, форсируя развитие производит. сил, берет под свой контроль наиболее квалифицированные кадры. Большинство гос. служащих из И. ведет образ жизни, приближающийся к пролетарскому. Роль осн. массы И. в обществ. организации труда определяется подчинением ее буржуазии. Даже инженер, играющий на том или ином предприятии руководящую роль, является лишь технич. организатором произ-ва (в отличие от капиталиста, к-рый организует произ-во в целях получения прибавочной стоимости) и, в конечном счете, – всего лишь послушным исполнителем воли капиталиста. Тем не менее роль И. в обществ. организации труда не идентична роли рабочих. Нек-рая часть ее занята в адм. аппарате, способствуя осуществлению функции подавления и угнетения народа. Инженеров и техников, работающих в сфере материального произ-ва, буржуазия противопоставляет рабочим, нередко наделяя первых дисциплинарными функциями. Правда, по мере усиливающегося дробления функций ИТР, все чаще на монополистич. предприятиях зa поддержанием дисциплины следят особые отделы заводоуправлений и специалисты по «человеческим отношениям». Большая часть И., обеспечивающей общество духовными услугами, также является исполнителем воли класса капиталистов, занимаясь идеологич. укреплением существующего строя. В ряде случаев инженеры и техники работают непосредственно у машин. Основная масса ранее независимых научных работников также практически выполняет функции рабочих высшей квалификации.

Для усиления подчиненной роли И. характерен также рост удельного веса специалистов среднего и низшего звена – техников, лаборантов, медсестер, фельдшеров и т.д. Напр., в 1900 в США на 1 медсестру приходилось 11 врачей, в 1940 на 1 врача приходилось 2 медсестры. В 1950 число лаборантов в США превысило число творч. науч. работников.

Уровень жизни И. в условиях совр. капитализма значительно понизился. Низшие слои И. нередко оплачиваются хуже, чем квалифицированные или даже полу- квалифицированные рабочие. В силу специфич. структуры потребления (большая доля расходов на одежду, культурные нужды, «представительство»), И. тяжелее переносит понижение жизненного уровня, чем рабочие. Ряд интеллигентных профессий, преим. из сферы услуг, страдает от безработицы.

В уровне жизни И. наблюдается значит. разрыв между высшими и низшими ее слоями, а также между профессиями. Высшие слои И. ведут по существу бурж. образ жизни. Однако численность этой группы И. уменьшается.

Часть И. в наиболее развитых капиталистич. странах объективно по своему социальному положению не отличается от основной массы рабочего класса, что не снимает наличия нек-рых ее особенностей. Н. С. Хрущев охарактеризовал инженеров как «рабочий класс умственного труда» (см. «Правда», 1960, 6 июля). С другой стороны, нек-рая, все уменьшающаяся часть И. выбивается в ряды господствующего класса. Известные группы И. относятся к средним слоям.

Наряду с пролетаризацией И., при капитализме происходит и процесс создания рабочим классом собств. «рабочей интеллигенции» (см. В. И. Ленин, Соч., т. 4, с. 258). К рабочей И. могут быть отнесены активисты коммунистич. партий в капиталистич. странах, прогрессивных профсоюзов, кооперативов и др. орг-ций трудящихся. В эпоху общего кризиса капитализма, особенно на совр. этапе, рабочая И. развивается особенно быстро вследствие роста образования, повышения культурного уровня пролетариата, повышения его политич. сознательности.

Мировоззрение И. в условиях капитализма в общем характеризуется индивидуализмом, что обусловлено условиями ее труда и жизни. Отсюда – ее известный антагонизм с фабрично-заводским пролетариатом в настроении и мышлении. На сознание И. в том же направлении влияют и другие факторы: происхождение (в большинстве мелкобуржуазное или даже буржуазное), специфичность производств. функций и характера труда, бóльшая, чем у рабочих, раздробленность зависимой И., трудовая конкуренция, мелкобурж. характер независимой И. Для интеллигента главным достоянием являются его личные способности. Поэтому полная свобода проявления его личности представляется ему условием его существования. В прошлом, не осознавая отчетливо своих коренных интересов, И. нередко относилась пренебрежительно к пролетариату. Классики марксизма-ленинизма отмечали, что И. с трудом поддается организации и дисциплине. На И. оказывали и оказывают определ. влияние те ее представители, к-рые являются частью класса буржуазии или сознательно отстаивают его интересы. Поскольку ряд интеллигентных профессий (прокуроры, судьи, специалисты по «человеческим отношениям» и т.д.) приобретает для буржуазии ценность лишь тогда, когда их представители придерживаются определ. взглядов, эта часть И., как правило, стоит на защите бурж. строя.

Хотя сознание И. отстает от ее социального положения, пролетаризация сказывается на ее мировоззрении. Этому способствует и постоянное увеличение в составе И. капиталистич. стран числа людей, вышедших из трудящихся классов. Представители производств. И. трудятся в больших коллективах, соприкасаясь с фабрично-заводскими рабочими. Непосредств. экономич. интересы толкают И. ко все более широкому участию в классовой борьбе трудящихся против буржуазии. Ввиду невозможности для представителей наемной И. решить, как это бывало раньше, свои экономич. проблемы путем индивидуальных переговоров с предпринимателями, она все чаще прибегает к такому специфически пролет. орудию борьбы, как стачка. Пройдя этап создания своих орг-ций корпоративного характера (нач. 20 в.), автономных профсоюзов (сер. 20 в.), производств. И. постепенно начинает вливаться в проф. орг-ции фабрично-заводского пролетариата. Рядовые члены корпораций независимой И. (лиц свободных профессий) все чаще требуют проведения демократич. реформ, отстаиваемых пролетариатом и его партиями. «Союзниками рабочего класса становятся широкие слои служащих, а также значительная часть интеллигенции, низводимые капитализмом до положения пролетариев и осознающие необходимость перемен в общественной жизни» (Программа КПСС, 1961, с. 38).

Прогрессивным изменениям в сознании И. способствует подъем классовой борьбы пролетариата, а также расцвет экономики, науки и культуры в социалистич. странах. В связи с развитием общего кризиса капитализма нагляднее проявляются человеконенавистнич. черты бурж. строя, к-рый стремится шире использовать И. в милитаристских и др. антигуманистич. целях. Протест против капиталистич. строя приводил в прошлом многих представителей И. к крайнему индивидуализму и скептицизму, к замыканию в «башню из слоновой кости» (Флобер). В совр. условиях широкие круги деятелей науки и иск-ва выступают против политики правящих кругов, примыкая к движению за мир и разоружение, хотя нередко эти выступления оказываются направленными лишь против нек-рых проявлений капитализма. Вместе с тем ряд представителей И. капиталистич. стран все более склоняется в сторону социализма, идей марксизма-ленинизма. Лучшие из этих людей связывали и связывают свою судьбу с коммунистич. партиями (А. Франс, М. Андерсен-Нексё, Т. Драйзер, Л. Арагон, П. Элюар, Тёйн де Фрис, Д. Сикейрос, К. Янагида, П. Пикассо, Ф. и И. Жолио-Кюри и мн. др.).

Противоречивость, двойственность положения и сознания И. в условиях совр. капитализма чрезвычайно обостряется. Выбор И. пути определяется не только экономич. развитием общества, остротой классовой борьбы, но и субъективным фактором – политикой рабочего класса и его партии. Коммунисты считаются с тем, что иногда рабочие относятся к инженерам или техникам враждебно, поскольку они исполняют функции надзора от имени предпринимателей. Коммунисты разъясняют рабочим действит. социальное положение осн. массы И. Коммунистич. партии выступают в защиту экономич. и др. интересов И., подчеркивая в то же время, что коренное улучшение ее положения может быть достигнуто лишь при условии ликвидации капитализма и построения социализма. Для практики коммунистов характерна работа в широких слоях И. «Как и всякий другой класс современного общества, пролетариат не только вырабатывает свою собственную интеллигенцию, но и берет себе также сторонников из числа всех и всяких образованных людей» (Ленин В. И., Соч., т. 6, с. 176). В совр. условиях, когда в капиталистич. странах коммунисты ведут борьбу за создание широкого анти-монополистич. фронта, возрастают возможности привлечения И. на сторону социализма. И. в социалистическом о б щ е с т в е. Всеобщей закономерностью социалистич. революции и социалистич. строительства является создание новой И., активно участвующей в создании социалистич. общества. На различных историч. этапах в своей политике коммунистич. партии учитывают конкретные условия и задачи в той или иной стране, а также позицию И. по отношению к социалистич. преобразованиям. Так, КПСС отграничивала бурж. И. от широких масс И. – рядовых учителей, врачей, артистов и т.д. Против первых партия вела решит. борьбу, стремясь в то же время привлечь на сторону революции трудящуюся И. Лучшие представители рус. И. перешли на сторону Сов. власти сразу же после Октябрьской революции. Уже в первые годы они сыграли огромную роль в распространении культуры в массах, в сохранении и развитии производит. сил страны. Однако бóльшая часть И., испугавшись революции, либо заняла нейтральную позицию, рассчитывая на гибель или перерождение Сов. власти, либо перешла в лагерь контрреволюции. Ряд видных представителей рус. И. оказался в эмиграции. Такая позиция И. определялась ее относительно высоким жизненным уровнем, особенно у производственно-технич. И., преимущественно бурж. и мелкобурж. происхождением и мировоззрением, слабой связью с народом. Значит. часть И., будучи настроенной против царизма, выступала за бурж.-демократич. путь развития, против диктатуры пролетариата.

После революции Коммунистич. партия взяла курс на перевоспитание широких слоев И. и привлечение ее к социалистич. строительству. Ленин подчеркивал, что «без руководства специалистов различных отраслей знания, техники, опыта переход к социализму невозможен…» (там же, т. 27, с. 219). А. В. Луначарский, сыгравший важную роль в привлечении лучших сил рус. И. на сторону революции, считал безрассудным выдвигать в отношении И. лозунг «Кто не с нами, тот против нас» и предлагал другую формулу «Кто против буржуазии, тот с нами». Рус. коммунисты были первыми в истории марксистами, к-рые поставили и разрешили эту проблему. Они исходили из того, что поскольку революц. силы имеют в своем распоряжении сравнительно небольшое число специалистов, преданных делу революции, надо использовать И. нейтральную или даже враждебную революции. Партия внимательно относилась к кадрам специалистов. В первые годы революции Коммунистич. партии пришлось вести решит. борьбу против рецидивов «махаевщины», выражавшихся в том, что все интеллигенты рассматривались как представители эксплуататорского класса. Партия дала также отпор «рабочей оппозиции», требовавшей запретить представителям И. занимать руководящие посты в партии и прекратить их прием в партию. Она разъяснила неправильность т. зр. отсталых групп рабочих о необходимости отказаться от услуг специалистов (т.н. «спецеедство»). В то же время пресекались факты высокомерного отношения специалистов к рабочим и крестьянам. Сов. правительство решительно боролось против саботажа со стороны нек-рых представителей И.

Осн. масса рус. И. в конце концов осознала глубоко гуманные цели социалистич. строительства и отдала свои силы и знания освобожденному народу. Магнитом для И. оказались грандиозные планы большевиков по развитию экономики и культуры Сов. России.

Одновременно с перевоспитанием старой И. партия вела курс на скорейшее создание новой И. из числа рабочих и крестьян. Была резко расширена система среднего и высшего образования, созданы рабочие факультеты для трудящейся молодежи. К 1933 молодежь, воспитанная в годы Сов. власти, составляла 64% инженерно-технич. специалистов в пром-сти. Создание новой И. было одним из важных условий, обеспечивших превращение Сов. России из отсталой страны в передовую, и одним из проявлений социалистич. культурной революции. Бурж. и реформистско-ревизионистские идеологи (Д. Даллин, Ф. Левенталь, Г. Молле, М. Джилас и др.) извращают положение И. в социалистич. странах. Они говорят о «технократизации» социалистич. общества, об обострении противоречий между И. и народом социалистич. стран. Эти утверждения являются клеветой на социалистич. общество. Социалистич. И. резко отличается по своему характеру от И. дореволюционной. В ее числе нет эксплуататорских элементов. Она происходит в основном из среды рабочих и крестьян и частично – из самой трудовой И. Находясь в одинаковых со всеми трудящимися отношениях собственности к средствам произ-ва, И. по этому классовому признаку не отличается от осн. массы народа. Она активно участвует в общем созидат. труде, придерживается социалистич. идеологии. Между И. и остальной частью народа не может быть антагонистич. противоречий и конфликтов. «Если в буржуазном мире интеллигенция, как правило, служит лицам или группам лиц господствующего класса, материально и духовно целиком зависима от них, то в социалистическом обществе каждый человек, какое бы положение он ни занимал и каким бы видом труда ни занимался, отдает свои силы и знания служению интересам всего общества и, следовательно, своим личным интересам, как член этого общества» (Хрущев Н. С., К новым успехам литературы и искусства, см. «Коммунист», 1961, No 7, с. 10).

В странах нар. демократии процесс перехода старой И. на новые позиции проходил в более благоприятных историч. условиях, чем в СССР. Процесс пролетаризации И. и ее идеологич. сближения с социалистич. силами зашел в этих странах еще до 2-й мировой войны значительно дальше, чем в дореволюц. России. Антифашистский характер народно-демократич. революций способствовал дальнейшему сближению осн. массы И. с авангардом рабочего класса и изоляции интеллигентных прислужников буржуазии. Выдающиеся деятели старой И. принимают активное участие в социалистич. строительстве. В то же время в состав И. в странах нар. демократии широким потоком вливаются новые силы из числа рабочих и крестьян, что обеспечивается развитием образования и подъемом культуры. Рабоче-крестьянская молодежь составляет ныне преобладающее большинство учащихся.

Отрицательное влияние на развитие И. в социалистич. странах оказали извращения периода культа личности, к-рые, особенно в СССР, затронули многих видных представителей И. В нек-рых народно-демократических странах эти извращения толкнули неустойчивые группы И. в сторону буржуазной идеологии. Ликвидация последствий культа личности способствовала укреплению единства И. с рабочим классом и трудящимся крестьянством, творч. подъему в ее деятельности.

И. принимает активное участие в создании материально-технич. базы социализма и коммунизма, развитии науки и культуры, формировании нового человека.

Для социалистич. стран характерно значит. возрастание общей численности И. Так, если население СССР за 1926–59 увеличилось на 42%, то количество лиц, занятых умств. трудом, возросло в 8 раз – с 2,5 млн. до 20 млн. чел. Особенно быстрыми темпами происходит рост производств. И. За 1926–59 численность инженеров, техников, агрономов возросла в СССР в 18 раз, химиков – в 9 раз, науч. работников – в 23 раза. Быстрый рост И. характерен для Китая и др. социалистич. стран.

Используя преимущества социалистич. планирования, Сов. Союз и др. социалистич. страны приводят систему подготовки специалистов в соответствие с изменяющимися и растущими потребностями нар. х-ва. Этому служит перестройка системы образования в СССР (1958) и др. социалистич. странах. С 1951 СССР превосходит США по выпуску дипломированных инженеров. В 1960 в нар. х-ве СССР было занято 1135 тыс. инженеров, в США – 525 тыс.

Растущие культурные и иные потребности трудящихся обусловливают быстрый рост И. сферы услуг. В СССР число учителей и др. культурно-просветит. работников увеличилось в 1926–59 в 7 раз, медицинских работников – в 8,5 раза. По мере преобразования социалистич. государственности в обществ. коммунистич. самоуправление сокращается удельный вес среди И. ряда профессий (напр., юристы). В связи с совершенствованием организац. форм управления относительно уменьшается и численность административно-управленч. групп И. В СССР численность административно-управленч. персонала сократилась в 1940–60 с 1825 тыс. до 1295 тыс. чел., или с 5,8% до 1,2% самодеят. населения.

Качеств. изменения в составе социалистич. И. выражаются и в том, что растет численность лиц, имеющих специальное образование. Так, в 1928 в нар. х-ве СССР число специалистов с высшим и средним специальным образованием составляло 521 тыс.; в 1961 в числе советской И., занятой в нар. х-ве, было 9433 тыс. образованных специалистов.

Характерной чертой социализма является быстрый рост нац. И. ранее отсталых народов. В Сов. Ср. Азии и Казахстане, где до революции почти все население было неграмотным, в 1926–59 численность учителей и других культурно-просветит. работников увеличилась в 19 раз, медицинских работников – в 21 раз, инженеров, техников и агрономов – в 38 раз, химиков – в 72 раза, науч. работников – в 74 раза. Из общего числа 9433 тыс. специалистов с высшим и средним спец. образованием, занятых в нар. х-ве СССР, в союзных республиках, кроме РСФСР, работало 3736 тыс. (1961).

Развитие И. в условиях перехода социалистич. стран к коммунизму будет определяться постоянно ускоряющимся прогрессом производит. сил, возрастающей ролью естеств. и обществ. наук, поднятием культурно-образоват. уровня трудящихся, ликвидацией существ. различий между умств. и физич. трудом и постепенным синтезом этих форм труда при росте его многообразия. В связи с механизацией и автоматизацией произ-ва коренным образом изменяется и характер труда рабочих и крестьян, растет их квалификация и культурный уровень в СССР и др. социалистич. странах. Все виды образования вплоть до высшего доступны для всех, а число студентов в высших и средних спец. учебных заведениях превосходит число студентов в капиталистических странах. Так, в СССР в 1961–62 численность студентов вузов составляла 2640 тыс., а в США соответственно численность студентов составляла 2033 тыс. Возрастает число рабочих со средним и высшим образованием. В СССР, напр., в 1959 среднее и высшее образование имели 69,6% модельщиков, 68,3% фрезеровщиков, 66% токарей, 60,2% машинистов и т.д. Эти группы рабочих по своему образоват. уровню приближаются к И. или сливаются с ней. В условиях развертывания социалистич. демократии, активного участия всех граждан в управлении гос-вом, руководстве хозяйств. и культурным строительством в их труде усиливается творч. начало. Культурно-технич. уровень многих рабочих и крестьян поднимается до уровня И. Об этом свидетельствуют широкое движение рационализаторов и изобретателей, наличие значит. числа крестьян-селекционеров, вовлечение большого числа рабочих и колхозников в систему заочного и вечернего образования. К сер. 1962 в СССР в этой системе только в вузах обучалось 1436,4 тыс. студентов. С 1939 по 1959 доля лиц, имеющих высшее и среднее образование, среди рабочих выросла с 8,2 до 38,6%, среди колхозников – с 1,5 до 21,2%.

В процессе перехода к коммунизму значение И. будет постоянно возрастать. И. как особая социальная группа сохранится «…впредь до достижения самой высокой ступени развития коммунистического общества…» (Ленин В. И., Соч., т. 33, с. 169). При коммунизме, когда труд каждого человека приобретет творческий характер, когда небывало поднимется научно-технич. и культурный уровень всех трудящихся, И. «перестанет быть особым социальным слоем…» (Программа КПСС, 1961, с. 63). Лит.: Маркс К., Капитал, т. 1, Maркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23; его же, Теории прибавочной стоимости, ч. 1, М., 1955; Ленин В. И., Что делать?, Соч., 4 изд., т. 5; его же, Шаг вперед, два шага назад, там же, т. 7; его же, Ответ на открытое письмо специалиста, там же, т. 29; Грамши Α., Интеллигенция и организация культурной деятельности, Избр. произв., т. 3, М., 1959; Калинин М. И., О задачах советской интеллигенции, М., 1939; Лафарг П., Пролетариат физического и умственного труда. Соч., т. 2, М.–Л, 1928; Луначарский А. В., Интеллигенция в ее прошлом, настоящем и будущем, М., 1924; его же, Об интеллигенции, М., 1923; его же, Мещанство и индивидуализм, М., 1923; Хрущев Н. С., Речь в Академии наук Венгерской Народной Республики 9. IV. 1958, в его кн.: К победе в мирном соревновании с капитализмом, Μ., 1959; его же, Речь на металлургическом комбинате «Фёст» 4. VII. 1960, в его кн.: О внешней политике Советского Союза, 1960 г., т. 2, М., 1961; Вольфсон С. Я., Интеллигенция как социально-экономическая категория, М.–Л., 1926; Осипов Г. В., Техника и общественный прогресс, М., 1959; Константинов Ф. В., Советская интеллигенция, «Коммунист», 1959, No 15; Грант Э., Социализм и средние классы, М., 1960; Φедюкин С. Α., Привлечение буржуазной технической интеллигенции к социалистическому строительству в СССР, М., 1960; Какие изменения происходят в структуре рабочего класса? (обмен мнениями), «Проблемы мира и социализма», 1960, No 5, 9, 12; 1961, No 4–6, 9; Изменение классовой структуры общества в процессе строительства социализма и коммунизма, М., 1961; Mills Ch. W., White collar. The American middle classes, N. Y., 1951; Sozialismus und Intelligenz, В., 1960.

Е. Амбарцумов. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

интеллигенция — Викисловарь

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. интеллиге́нция интеллиге́нции
Р. интеллиге́нции интеллиге́нций
Д. интеллиге́нции интеллиге́нциям
В. интеллиге́нцию интеллиге́нции
Тв. интеллиге́нцией
интеллиге́нциею
интеллиге́нциями
Пр. интеллиге́нции интеллиге́нциях

ин-тел-ли-ге́н-ци·я

Существительное, неодушевлённое, женский род, 1-е склонение (тип склонения 7a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -интеллигенц-; суффикс: ; окончание: . [Тихонов, 1996]

Произношение

  • МФА: ед. ч. [in̪tʲɪlʲɪˈɡʲen̪t͡sɨɪ̯ə], мн. ч. [in̪tʲɪlʲɪˈɡʲen̪t͡sɨɪ̯ɪ]

Семантические свойства

Значение
  1. общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным, преим. сложным, творческим трудом, развитием и распространением культуры. Понятию интеллиг. придают нередко и моральный смысл, считая её носителем высокой нравственности[1]. ◆ «Я отлично знаю, ― говорит он [Леонардо да Винчи], ― что так как я неучёный человек (non essere io letterato), то некоторым заносчивым людям может казаться, что они вправе порицать меня, говоря, что я лишён образования (essere io uomo senza lettere). Глупцы! Не знают они, что я могу ответить им, как Марий отвечал римским патрициям: они сделали себе украшение из чужих трудов, а за мною не хотят признать моих собственных!» Этими словами Леонардо очень точно выразил мысль, вполне характеризовавшую его положение в обществе: он не гуманист (в XV веке — последователь мистико-религиозной философии), но он принадлежит к интеллигенции. А. К. Дживелегов, «Леонардо да Винчи», 1929–1934 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  2. собир., разг. люди, принадлежащие к этой группе, лица умственного труда, интеллигенты ◆ Видимо, нас считали местной интеллигенцией. С. Д. Довлатов, «Чемодан», 1986 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
Синонимы
Антонимы
Гиперонимы
Гипонимы

Родственные слова

Этимология

Слово «интеллигенция» введено в обиход П. Д. Боборыкиным в 1860-е гг. Происходит от лат. intelligentia «понимание», от intellegere (intelligere) «воспринимать, познавать; мыслить», далее из inter- «между» (из праиндоевр. *enter «между», сравн. степень от *en- «в») + legere «собирать, читать» (восходит к праиндоевр. *leg- «собирать, подбирать»).

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

Примечания

  1. РЭС, М., Научное издательство «БРЭ», 2000. С. 581.

Перевод

Шаблон:categ

Интеллигент — Lurkmore

НЕНАВИСТЬ!
Данный текст содержит зашкаливающее количество НЕНАВИСТИ.
Мы настоятельно рекомендуем убрать от мониторов людей, животных со слабой психикой, кормящих женщин и детей.
Я нихуя не понял!
В этой статье слишком много мусора, что затрудняет её понимание.
Данный текст необходимо очистить либо вообще снести нахуй.
Эта статья должна быть до- или даже полностью переписана.
Перед вами — очередная безблагодатная статья.
Сия халтура нам не нравится, и только вера в светлое будущее удерживает её на этом свете.
Указана следующая причина: Тема не раскрыта, уныние, отчаяние, нету лулзов, хрен поймёшь что тут написано. Асло, ТАК могут верстать только мудаки..
На странице обсуждения могут быть подробности.
«

Настоящий интеллигент — это тот, кто вылазит из душа, чтобы поссать.

»
— Анонимус-интеллигент
«

Интеллигент — это тот, кто сам себя считает рукопожатным, но считает, что есть и не-рукопожатные

»
— Борис Ананьев
«

Русская интеллигенция без тюрьмы, без тюремного опыта — не вполне русская интеллигенция

»
— Шаламов

Интеллигенция (рас. лат. intelligentia) — люди науки, медики и инженеры, которые, как правило, имеют настоящий диплом о высшем образовании и тихо работают по своей специальности. Небыдло, гуманитарии и политики, хотя и относят себя к труЪ- интеллигенции, но на деле являются лишь ее отбросами.

[править] Попытка определения

«

Детектится в туалете: слесарь моет руки перед тем, как поссать, интеллигент — после, а ИТР — и до и после…

»
— ИТР

ИЧСХ, поэтому интеллигенты считают слесарей нерукопожатными. Люди без технической интеллигенции не выживут, просто захлебнутся в собственном дерьме, не так ли? По замыслу Маркса, великая цель интеллигенции — вести за собой пролетариат к светлому будущему без классового неравенства между богатыми и бедными. ИРЛ, всё получилось как всегда. В развитых странах, интеллигенция и пролетариат — уже пересекающиеся и размытые понятия, которые там редко употребляются. В России интеллигенцией считают себя 3 условные социальные группы.

С одной стороны, интеллигенция/интеллектуалы — это совсем не господствующий класс, но обеспечивает всё остальное население тем, что быдло дать не способно. То есть всевозможные: научно-техническая интеллигенция, ИТР, врачи, архитекторы, преподаватели. Единственные из всех, которые вправе называться интеллигентами.

Вторая социальная группа — это часть небыдла, которая закончила какой-нибудь быдлоинститут, но в силу природной бездарности и других объективных причин не может устроиться никем, кроме офисного планктона, юриста или менеджера по продажам. Люто завидует VIP, презирает остальное быдло, небыдло и интеллигенцию 1-й группы. Наиболее многочисленные из всех, полуинтеллигенция.

Третья — пиздоболы-демагоги: приглашённые участники токшоу-срачей на политические темы, академики РАЕН, непризнанные гиганты мысли и отцы русской демократии, политоборзеватели, популярные говноблоггеры, отдельные депутаты-кащениты. К настоящим интеллигентам не имеют никакого отношения, так как ничего полезного делать не умеют, зарабатывают бабло и лайки на хомячках и ТВ.

Альтернативное (и возможно более правдивое) определение интеллигента — просто любой работник умственного труда: преподаватель, ученый, врач, программист, эникейщик, технарь, инженер (почти вымер вместе с распилом НИИ и заводов).

«

Я не интеллигент, у меня профессия есть!

»
— Лев Гумилёв [1]
«

Настоящий интеллигент предпочитает не работать – ведь у него тогда останется мало времени, чтобы размышлять о России и о судьбах.

»
— lev-sharansky2
«

Надо принадлежать к интеллигенции, чтобы верить в подобную чепуху. Ведь ни один простой человек не может быть таким идиотом.

»
— Джордж Оруэлл

Чаще всего относится ко 2-й группе (см. выше), отличается обострённым ЧСВ, звериной хитростью и изворотливостью. Любого «интеллигента-гуманитария» очень просто вычислить по его демагогии. Пытаться разговаривать с ним — всё равно, что у кобеля под хвостом лизать. Часто использует псевдоэрудицию там, где ему недостает фактов. Типичный диалог человека с И.-Г. выглядит приблизительно так:

  • (Вопрошающий) «А как вы относитесь к <чему-либо>?»
  • (Интеллигент) «Давайте сначала разберемся, что такое <что-либо>…»

Также И.-Г. в беседе любят глубокомысленно молчать, а потом ВНЕЗАПНО высрать умную фразу. Так чтобы все окружающие аж охуели от их разумности и глубокомысленности. Но такие пассажи впечатляют исключительно необразованное быдло. Потому что фраза, им сказанная, на самом деле была вычитана из чьего-то говноблога или списка цитат в интернетах. Их сокровенная цель — втереться в доверие к быдло-VIPам и стать мелким начальником.

И.-Г. по своей небыдляцкой природе туп и скушен . Часами пиздит про банальную хрень, пытаясь «развернуть истинный смысл», бухает, жарит шашлыки на дачке, ничем не отличаясь от быдла. При этом смотрит на тебя как на говно только потому, что считает себя интеллигентом.

[править] Интеллигенция в интернетах и у подъезда

Интеллигенцией в Рунете считает себя та часть любого сообщества, которая уверена в том, что Россия прогнила изнутри, что в стране все взяточники, воры, что мораль прогнила, а «нравы уже не те» — и при этом ничего не могут сделать, кроме изливания соплей в свои уютные днявки и бложики. Так как все тоже самое могут высказать вам любые алкаши и бабки у подъезда, словоохотливые пенсионеры в транспорте, то к такой «интеллигенции» можно причислить 95% населения Этой страны. Каждому приятно думать, что именно он — настоящий интеллигент и знает, как спасти Россию!

…к интеллигенции могли принадлежать люди, не занимающиеся интеллектуальным трудом и вообще не особенно интеллектуальные. Интеллигенция была у нас идеологической, а не профессиональной и экономической группировкой, образовавшейся из разных социальных классов, сначала по преимуществу из более культурной части дворянства, позже из сыновей священников и диаконов, из мелких чиновников, из мещан и, после освобождения, крестьян. Это и есть разночинная интеллигенция, объединенная исключительно идеями и притом идеями социального характера.

Н. Бердяев

Кроме грамотных врачей, технические специалисты — наиболее нужная, незаметная и полезная обществу часть интеллигенции. Благодаря деятельности агентов ZOG (имена их известны Лурку), с 1990-х численность рабочих мест для технарей «оптимизируется». Большинство технологий сложнее велосипеда закупается за границей. Даже станки, на которых вытачиваются детали к двигателям и КПП ТАЗов — и те закупаются за границей. ZOG доволен! Частично оставлены только ИТР, работающие на оборонку, ЖКХ (очистные и ТЭЦ), нефтегаз и строительную мафию. Иначе была бы совсем жопа какая-то. Быдло при этом думает, что электричество берётся из розетки, а вода из крана.

[править] Интеллигент и Интеллектуал

Объёмные цитаты от небыдло-интеллектуалов: 

Говоря о вине интеллигенции перед народом, он постоянно употреблял два термина, которые казались мне синонимами, — «интеллигент» и «интеллектуал». Я не выдержала и спросила: — А чем интеллигент отличается от интеллектуала? — Различие очень существенное, — ответил он. — Я берусь объяснить только аллегорически. Понимаете, что это значит? Я кивнула. — Когда вы были совсем маленькая, в этом городе жили сто тысяч человек, получавших зарплату за то, что они целовали в зад омерзительного красного дракона. Которого вы, наверно, уже и не помните… Я отрицательно покачала головой. Когда-то в юности я действительно видела красного дракона, но уже забыла, как он выглядел, — запомнился только мой собственный страх. Павел Иванович вряд ли имел в виду этот случай. — Понятно, что эти сто тысяч ненавидели дракона и мечтали, чтобы ими правила зеленая жаба, которая с драконом воевала. В общем, договорились они с жабой, отравили дракона полученной от ЦРУ губной помадой и стали жить по-новому. — А при чем тут интелл… — Подождите, — поднял он ладонь. — Сначала они думали, что при жабе будут делать точь-в-точь то же самое, только денег станут получать в десять раз больше. Но оказалось, что вместо ста тысяч целовальников теперь нужны три профессионала, которые, работая по восемь часов в сутки, будут делать жабе непрерывный глубокий минет. А кто именно из ста тысяч пройдет в эти трое, выяснится на основе открытого конкурса, где надо будет показать не только высокие профессиональные качества, но и умение оптимистично улыбаться краешками рта во время работы… — Признаться, я уже потеряла нить. — А нить вот. Те сто тысяч назывались интеллигенцией. А эти трое называются интеллектуалами.[1]

Виктор Пелевин — «Священная книга оборотня»

и еще:

Лавочник ориентирован на сиюминутный материальный успех, на то, чтобы продать побольше и подороже (и избавиться от залежалого товара). Проститутка точно так же продает свой товар (себя) – вообще-то говоря, тоже не первой свежести – и точно так же норовит продать его подороже и большему числу покупателей. Ни лавочник, ни проститутка не являются творцами, они не производят, а лишь продают. «Интеллигенция» в 90-е стала социальным слоем духовных лавочников и духовных проституток.

Товарищ Тарасов

Интеллигенты занимались (и занимаются) поиском объективной истины (то есть подлинного знания), в то время как интеллектуалы занимаются умственным (интеллектуальным) трудом, необходимым в данное время власть имущим. Этот поиск может быть как научным, так и художественным. […] Ален Безансон <писал, что> интеллигенция — не специфически русское, а общемировое явление: «Можно заметить, что явление это должно было появиться прежде во Франции, в конце Старого порядка, и в Германии эпохи романтизма. […] В XX веке явление приобрело планетарный размах: оно отмечено в Латинской Америке, в Африке, в Китае, в арабском мире. Вот уже целое тридцатилетие интеллигенция, в развитых западных странах лишь промелькнувшая (Франция Третьей республики, Германия Вильгельма), либо вовсе не существовавшая (Соединенные Штаты, Япония, Англия), распространяется все шире и шире» […] Выдающимся достижением русской интеллигенции явилось то, что она смогла навязать свои взгляды значительной части интеллектуалов, заставить интеллектуалов именовать себя «интеллигенцией», и, как минимум, считаться с системой ценностей и моралью интеллигентов..

http://saint-juste.narod.ru/kosukhinu.htm Статья марксиста Тарасова, объясняющая, почему либеральный интеллектуал советского разлива по ошибке зовётся «интеллигентом» и чем он отличается от настоящего интеллигента

[править] Трагедия русской интеллигенции

«

Интеллигент — это тот, у кого ума больше, чем умения, знаний больше, чем ума, сведений больше, чем знаний, а амбиций больше, чем всего перечисленного…

»
— sanitareugen
Livejournal user icon.pngнепришейпиздерукавные страдания

Эта тема так же любима интеллигентами, как евреи любят Холокост. Коротко сводится к: «Боже! как далеки мы от народа» и «служить бы рад, прислуживаться тошно». Эти непришейпиздерукавные страдания, вкупе с истерикой и распитием водки, составляют нравственный стержень интеллигента. Образ сферической истерики/трагедии русской интеллигенции в вакууме представлен в фильме расового интеллигента А. Германа-младшего «Бумажный солдат».

ИРЛ основной проблема интеллигенции остаётся вульгарная проблема с социальной дезадаптацией. С одной стороны, интеллигенция невозбранно свободна, независима и не любит власть. С другой, власти на неё пофиг, а чтобы выживать, необходимо примазаться к фонду, СМИ или ещё какому-то тёплому месту, т.к. в условиях бесплатных СМИ рассуждения интеллигента о том, как обустроить Россию, заведомо убыточны. Необходимость выслуживаться перед мудаками и ругать далёкую власть необратимо плющит психику и доводит до когнитивного диссонанса.

Мемы:

  • цвет нации систематически уничтожался и никогда не ценился в должной мере;
  • интеллигенция слишком хороша для этой страны, этого времени и ЭТОГО МИРА в целом;
  • дайте ей другой народ/зрителя/читателя/глобус! Дайте два!
  • дайте ей другую власть — эта её душит/ей плевать на интеллигенцию/на ее высокие страдания/идеалы/знания;
  • истинная элита общества получает непростительно маленькое жалованье;
  • время идет неправильно «я родился не в свое время»; «я опередил своё время», «время для моей книги/фильма/статьи/ЖЖ блога еще не пришло»;
  • мозги куда-то утекли;
  • лучшую кровь русской интеллигенции выпил генерал АракчеевЛенин/Сталин/перестройка/кровавая гэбня/Путин;
  • все время какая-то сволочь порочит гуманистические идеалы;
  • разброд и шатание в рядах;
  • «идея брошенная в массы, как девка брошенная в полк».
A long time ago, in a galaxy far, far away…
События и явления, описанные в этой статье, были давно, и помнит о них разве что пара-другая олдфагов. Но Анонимус не забывает!
Livejournal user icon.pngСферический вшивый интеллигент в естественной среде обитания

Во времена совка кухня считалась среди интеллигенции культовым местом. На ней велись глубокомысленные беседы, игрались унылые песни под гитару, проводились сеансы групповой интоксикации мозгов вражескими «голосами», и даже строились глобальные планы по вводу танков в Москву для свержения Системы. Почему именно кухня — тому есть две причины: во-первых, в гостиной стулья как правило расставлены по разным углам комнаты, а на кухне все необходимые табуреты перманентно размещены возле стола; во-вторых — прямой доступ к холодильнику с напитками и нямкой, под поглощение коих в неумеренных количествах лучше болтается о проблемах мироздания. Гостей как-то принято угощать.

Также есть мнение, что кухня стало местом посиделок интеллигенции из-за неимения отдельных квартир. А в коммунальной квартире удобнее всего устраивать сходки на кухне. Потом интеллигенты унесли эту привычку из коммунальных квартир в отдельные. Особенно с поправкой на то, что акустика оставалась такой же рискованной.

Алсо, есть ещё мнение, некогда озвученное в рекламе Ленгаза, что на кухнях любили собираться из-за частого отсутствия тепла в батареях, люди непрерывно грелись чайком. Олдфаг информирует: на кухне велись разговоры, которые в большой компании гостей не поведёшь (стукачи не дремлют). А с одним-двумя друзьями незачем собираться в гостиной (даже если таковая и присутствовала в малогабаритных квартирах). Не в спальне-детской же собираться, а на балконе холодно, таким образом идеальное место — кухня. Кран, холодильник, мусорное ведро рядом и его ворсейшество потом пылесосить не надо. Опять же, если хозяин курящий, то в его квартире кухня обычно является местом для курения. У некурящего хозяина гости выходят курить на балкон.

Алсо, кухня породила особую разновидность интеллигента — кухонного мыслителя. Последний знает, кого непременно надо подвергнуть массовым расстрелам, когда он придёт к власти, как решить мировые проблемы и построить Высшее Благо. При этом ведёт совершенно нищебродское существование, злоупотребляет алкоголем и не в состоянии мало-мальски работать, ибо западло работать на дядю. Вследствие такой жизни интеллигенты часто имели неопрятный внешний вид. Их легко можно было спутать с бомжом. Такой интеллигент называется «вшивым».

На Западе аналогичную функцию выполняли питейные заведения. Тамошних кухонных мыслителей зовут «трактирными политиками».

Алсо, в интернетах есть понятие «диванные войска»/«комнатные политики», оно значит примерно то же — люди, которые требуют ввода войск на Украину (актуально для 2014 года, ибо на Украине политический кризис)

На данный же момент времени кухни опустели — все ушли в Интернеты (в первую очередь — в ЖЖ), где аудитория гораздо поболее, а ЧСВ греет мысль, что никто не видит, какой ты лузер.

[править] Интеллигент и деньги

«

Ему очень не хотелось расставаться с Варварой. Наряду с множеством недостатков y Варвары были два существенных достижения: большая белая грудь и служба. Сам Васисуалий никогда и нигде не служил. Служба помешала бы ему думать о значении русской интеллигенции, к каковой социальной прослойке он причислял и себя.

»
— Ильф и Петров
bПесня о не лёгкой судьбе советского интеллигента

Поциент страдает летальным заблуждением относительно своих потенций. При попытке указать на иждивенчество срёт жидким цементом кагбэ сообщая, что деньги не главное в его жизни, плавно подводя разговор к попытке занять немного. Поскольку сабж — существо тонкое, то попытается сделать так, чтобы вы сами предложили ему денег и долго уговаривали их взять. После чего конечно же сделает вам одолжение, — и возьмёт. Причём непременно оскорбится, кагбэ намекнув, что вы пытались купить его дружбу. Парадоксально, но подобно школоте сочетает полную социальную беспомощность и снисходительно-презрительное отношение к социуму, на котором паразитирует. Синдром свиньи под дубом, ага.

[править] Классический интеллигент выше денег

Поэтому жизнь его обычно протекает таким образом.

Первую часть жизни — примерно лет до 35-40 — просиживает на шее у престарелых родителей, тратя отцовскую пенсию на сигареты и энторнет, чтобы в этом энторнете рассуждать о бездуховности.

Вторую часть жизни — примерно от 40 до смерти:

  • становится рантье — сдаёт квартиру умерших родителей, проживая в квартире самки, осе(ме?)няя её своей духовностью в обмен на еду;
  • просит милостыню — гранты на исследование проблем дерьмократии и либерастии, клянчит в госкино (пропагандистском органе кровавой гэбни и ZOG’а) деньги на съёмки своих говнофильмов о преступлениях кровавой гэбни, яростно клеймит режим Путина ртом и пишет Путину челобитную «на нужды российской культуры» правой рукой;
  • живёт в долг — занимает у всех подряд и рассчитывает на порядочность и деликатность окружающих. Напоминание о долге воспринимает как моветон и прерывает все контакты.

А кто-то менее удачливый попадает и в бомжи.

[править] Интеллигент и секс

Классический интеллигент выглядит так, что трахнуться с ним может только пьяная слепая нимфоманка. Поэтому И. справедливо считает всякую тёлку, которая ему дала — «падшей женщиной» и относится к ней с презрением. Кроме того, И. мучат запор и эдипов комплекс одновременно — поэтому всякая «падшая женщина» обязана стать ему матерью. То есть любить И. таким, какой он есть, вместе со всем внутренним говном, которое гордо называется характером. Именно поэтому И. имеет лишь два шаблона поведения:

  1. Различия полов игнорятся чуть более, чем полностью a la гневная оскорбленная невинность (из-за упомянутых комплексов и подозрения, что на самом деле их считают УГ и троллят ухаживаниями).
  2. Всё половое совокупление обставляется сложными словами и невнятными ритуалами, надерганными из всяких -измов, -анств, -инств и лекцией нахуя оно надо для духовного развития. В результате таких сложностей заинтересованных в процессе остается критически мало, и новые интеллигенты получаются не путем размножения, а вегетативно — наращиванием кафедр коммерческими вузами.

— Мне должно быть стыдно. Я — русский интеллигент. Я должен любить свой народ, а я не люблю свой народ. Я его ненавижу, презираю и боюсь. Это плохо, это ужасно, я понимаю, но это так.

Из фильма по сабжу «На свете живут добрые и хорошие люди»

В салуне наступила тишина. Из-под откинутой полы плаща появилась рукоятка шестизарядного револьвера, потёртая от долгого и частого употребления. — Джонни, мне послышалось, или этот тип назвал меня интеллигентом?

Известный онигдод

Пожилому мужчине в очках в троллейбусе наступил на ногу сумрачного вида субъект с перегаром. — Простите, аккуратнее, пожалуйста, — тихонько попросил очкастый. — Чо, интеллигент штоле?! — с вызовом спросил субъект. — Нет, нет, что Вы, отнюдь нет! Такое же быдло как и вы.

Бородатый анекдот

— Нет-нет, что Вы, я не еврей. Это у меня просто лицо интеллигентное.

Ещё более бородатый анекдот

Интеллигент приходит в баню. — Дайте билет на одно лицо, пожалуйста. — А что, жопу мыть не будешь?

тоже известный анегдод

Они мнят себя мозгом нации… На самом деле это не мозг нации, а её говно

В.И. Ленин о дореволюционной интеллигенции.

«Интеллектуальные силы» народа смешивать с силами буржуазных интеллигентов неправильно. Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно. «Интеллектуальным силам», желающим нести науку народу (а не прислужничать капиталу), мы платим жалование выше среднего. Это факт. Мы их бережем.

Из письма Ленина Горькому

Правы были господа генералы и промышленники: от нас, «интеллигентов», не было толку, мы были ненужной, оторванной от действительности, безответственной компанией остроумных болтунов.

Герман Гессе

Интеллигенция никогда не была и не может быть особым классом, так как не занимает самостоятельного положения в системе общественного производства. Как общественная прослойка интеллигенция неспособна к самостоятельной политике, её деятельность определяется интересами тех классов, которым она служит.

Краткий философский словарь, 1954 г.

Ничто так не греет душу русского интеллигента, как мысль о том, что российские пороки это самые порочные пороки в мире. И ничто так не оскорбляет, как попытки объяснить ему, что в других странах есть все то же самое.

Патрик Кокбурн

Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и её пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На самом деле это не мозг, а говно

Ленин, 1919 год

Объёмные цитаты: 

«

Интеллигент не любит риска И красен в меру, как редиска.

»
— Маяковский

Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, ленивую, не верю даже, когда она страдает и жалуется, ибо ее притеснители выходят из ее же недр. Я верю в отдельных людей, я вижу спасение в отдельных личностях, разбросанных по всей России там и сям — интеллигенты они или мужики, — в них сила, хотя их и мало. Несть праведен пророк в отечестве своем; и отдельные личности, о которых я говорю, играют незаметную роль в обществе, они не доминируют, но работа их видна; что бы там ни было, наука все подвигается вперед и вперед, общественное самосознание нарастает, нравственные вопросы начинают приобретать беспокойный характер и т. д. и т. д. — и все это делается помимо прокуроров, инженеров, гувернеров, помимо интеллигенции en masse и несмотря ни на что.

Антон Павлович Чехов: Письмо Н. И. Орлову, 22 февраля 1899 г.

Сферический интеллигент в вакууме описан Ильфом и Петровым в романе «Золотой телёнок»

Сам Васисуалий никогда и нигде не служил. Служба помешала бы ему думать о значении русской интеллигенции, к каковой социальной прослойке он причислял и себя. Таким образом, продолжительные думы Лоханкина сводились к приятной и близкой теме: «Васисуалий Лоханкин и его значение», «Лоханкин и трагедия русского Либерализма», «Лоханкин и его роль в русской революции». Обо всем этом было легко и покойно думать, разгуливая по комнате в фетровых сапожках, купленных на Варварины деньги, и поглядывая на любимый шкаф, где мерцали церковным золотом корешки брокгаузовского энциклопедического словаря. Подолгу стаивал Васисуалий перед шкафом, переводя взоры с корешка на корешок. По ранжиру вытянулись там дивные образцы переплетного искусства: Большая медицинская энциклопедия, «Жизнь животных», пудовый том «Мужчина и женщина», а также «Земля и люди» Элизе Реклю. «Рядом с этой сокровищницей мысли, — неторопливо думал Васисуалий, — делаешься чище, как-то духовно растешь». Придя к такому заключению, он радостно вздыхал, вытаскивал из-под шкафа «Родину» за 1899 год в переплете цвета морской волны с пеной и брызгами, рассматривал картинки англо-бурской войны, объявление неизвестной дамы, под названием: «Вот как я увеличила свой бюст на шесть дюймов», и прочие интересные штучки.

Алсо, у тех же авторов в «12 стульях» есть и «слесарь-интеллигент» Полесов, чья деятельность чуть менее, чем полностью состоит из былинных отказов и просирания всех полимеров.

Вот что Карел Чапек пишет о В. Мейнерте, вымышленном философе из романа «Война с саламандрами», который предсказывал гибель человечества:

Сказал тоже — Вольф Мейнерт! Вольф Мейнерт — интеллигент. Есть ли что-нибудь достаточно пагубное, страшное и бессмысленное, чтобы не нашлось интеллигента, который не захотел бы с помощью такого средства возродить мир?

Неплохо проехался по интеллигенции Пелевин:

— У вас, Котовский, удивительный талант попадать в такт моим мыслям. Я как раз сегодня думал на эту тему. Могу вам рассказать, что это такое на самом деле — тайная свобода русского интеллигента. — Если это займет немного времени, сделайте одолжение, — ответил он. — Год, кажется, назад, в Петербурге, был преинтересный случай. Знаете, приезжали какие-то социал-демократы из Англии — конечно, их ужаснуло то, что они увидели, — и у нас была с ними встреча на Бассейной. По линии Союза поэтов. Там был Александр Блок, который весь вечер рассказывал им про эту самую тайную свободу, которую мы все, как он выразился, поем вослед Пушкину. Я тогда видел его в последний раз, он был весь в черном и невыразимо мрачен. Потом он ушел, и англичане, которые, конечно, ничего не поняли, стали допытываться, что же это такое — secret freedom. И никто толком не мог объяснить, пока какой-то румын, который почему-то был с англичанами, не сказал, что понимает, о чем речь. — Вот как, — сказал Котовский и посмотрел на часы. — Не волнуйтесь, уже недолго. Он сказал, что в румынском языке есть похожая идиома — «хаз барагаз» или что-то в этом роде. Не помню точно, как звучит. Означают эти слова буквально «подземный смех». Дело в том, что в средние века на Румынию часто нападали всякие кочевники, и поэтому их крестьяне строили огромные землянки, целые подземные дома, куда сгоняли свой скот, как только на горизонте поднималось облако пыли. Сами они прятались там же, а поскольку эти землянки были прекрасно замаскированы, кочевники ничего не могли найти. Крестьяне, натурально, вели себя под землей очень тихо, и только иногда, когда их уж совсем переполняла радость от того, что они так ловко всех обманули, они, зажимая рот рукой, тихо-тихо хохотали. Так вот, тайная свобода, сказал этот румын, — это когда ты сидишь между вонючих козлов и баранов и, тыча пальцем вверх, тихо-тихо хихикаешь. Знаете, Котовский, это было настолько точное описание ситуации, что я в тот же вечер перестал быть русским интеллигентом. Хохотать под землей — это не для меня. Свобода не бывает тайной.

На схожее понятие «российская интеллигенция» набегал еще Макаренко, а «русских интеллигентов» троллит Никитин/Орловский почти в каждом романе. И не зря. Интеллигент-кун.

У расового хохлятского драматурга Леся Поддеревянского также встречается критика интеллигентов

Йорік. Хе! Сери йобані! Болтаються в строю, Як клізми в жопі! Служби ще ні хуя не пойняли! Нема ніякого порядка в блядських інтелєктуалів! Їм тільки би пиздіти та читати, та жерти вустриці. Собак та кіз їбати, дивитися на місяць очманіло, Сидіти в дзені! Віршики писати, про те, як плохо жить І як, колись він виїбав когось, а зараз плаче! Усе завішано портретами мудил! (тика пальцем в портрети) Це шо за підараси, вас питаю?!? Едмунд. Мілорд! Це гуманісти. Йорік. Всіх — к хуям! Повісити оту картину гарну, Де гуманісти втрьох сидять на конях, Красиві й сильні лорди бородаті, І пильно стежать за пархатими жидами!

Феерическая расстановка точек от М.Горького:

Cреди наших знакомых был чиновник государственного банка: длинный, тощий, он ходил медленной и важной походкой журавля, тщательно одевался и, заботливо осматривая себя, щелчками сухих желтых пальцев сбивал никому, кроме его, не видимые пылинки со своего костюма. Оригинальная мысль, яркое слово — были враждебны ему, как-будто брезговали его языком, тяжелым и точным. Говорил он солидно, внушительно и, раньше, чем сказать что-либо — всегда неоспоримое, — расправлял холодными пальцами рыжеватые редкие усы. — С течением времени наука химии приобретает все большее значение в промышленности, обрабатывающей сырье. О женщинах совершенно справедливо сказано, что они — капризны. Между женой и любовницей нет физиологической разницы, а только — юридическая. Я серьезно спрашивал жену: — В силах ли ты утверждать, что все нотариусы — крылаты? Она отвечала виновато и печально: — О, нет, у меня не хватает сил на это, — но — я утверждаю: смешно кормить слонов яйцами в смятку. Наш друг, послушав минуты две такой диалог, проницательно заявлял: — Мне кажется, что вы говорите все это совершенно несерьезно! Однажды, больно ударив колено о ножку стола, он сморщился и сказал с полным убеждением: — Плотность — неоспоримое свойство материи. Бывало, проводив его, приятно возбужденная, горячая и легкая, жена говорила, полулежа на коленях у меня: — Ты посмотри, как совершенно, как законченно он глуп. — Глуп во всем, — даже походка, жесты, — все глупо. Он мне нравится, как нечто образцовое.

Eще Пелевин:

У интеллигента, — сказал он с мрачной гримасой, — особенно у российского, который только и может жить на содержании, есть одна гнусная полудетская черта. Он никогда не боится нападать на то, что подсознательно кажется ему праведным и законным. Как ребенок, который не очень боится сделать зло своим родителям, потому что знает — дальше угла не поставят. Чужих людей он опасается больше. То же и с этим мерзким классом. — Не вполне успеваю за вашей мыслью. — Интеллигент, как бы он ни измывался над устоями империи, которая его породила, отлично знает, что в ней все-таки жив был нравственный закон. — Да оттого, что если нравственный закон в ней был бы мертв, он никогда не посмел бы топтать ее устои ногами. Я вот перечитывал недавно Достоевского, и знаете, что подумал? У меня непроизвольно дернулась щека. — Что? — спросил я. — Добро по своей природе всепрощающе. Подумайте, всех этих нынешних палачей раньше ссылали в сибирские села, где они целыми днями охотились на зайцев и рябчиков. Нет, интеллигент не боится топтать святыни. Интеллигент боится лишь одного — касаться темы зла и его корней, потому что справедливо полагает, что здесь его могут сразу отлюбить телеграфным столбом. — Сильный образ. — Со злом заигрывать приятно, — горячо продолжал Котовский, — риску никакого, а выгода очевидна. Вот откуда берется огромная армия добровольных подлецов, которые сознательно путают верх с низом и правое с левым, понимаете? Все эти расчетливые сутенеры духа, эти испитые Чернышевские, исколотые Рахметовы, растленные Перовские, накокаиненные Кибальчичи, все эти…

Чапаев и пустота

Немного от Айн Рэнд

…интеллигенция первой начинает вопить, когда ни за что ничего не будет, и первой затыкается при малейшем намеке на опасность. Они годами плюют на тех, кто их кормит, и лижут руки тем, кто бьет их по слюнявым физиономиям. Разве не они потворствовали тому, что во всех европейских странах власть захватили советы, состоящие из головорезов, вроде нашего? Разве не они надрывались, перекрикивая сигнализацию, и срывали замки, распахивая двери для бандитов? Они хоть пикнули с тех пор? Разве не интеллигенты разглагольствовали о том, что они друзья рабочего класса? А разве они хоть словечко сказали о каторжных работах, концентрационных лагерях, четырнадцатичасовом рабочем дне или жертвах цинги в народных республиках Европы? Нет. Зато вы прекрасно слышите, как они распинаются перед замордованным народишком, будто голод является спасением, рабство – свободой, камеры пыток – проявлением братской любви, и если народишко этого не понимает, то поделом и страдает. Будто во всех их бедах виноваты те, чьи искалеченные тела гниют в тюремных подвалах, а не вожди, добрые и милосердные! Интеллигенция? Можно ожидать неприятностей от кого угодно, только не от современной интеллигенции: она все проглотит. Да по мне последняя портовая крыса из профсоюза грузчиков куда страшнее: он может вдруг вспомнить, что он человек, и тогда мне с ним не справиться. Но интеллигенты? Они давным-давно забыли, что они люди. И подозреваю, что именно для этого их обучали в их университетах. Делайте с интеллигенцией что хотите. Она все стерпит.

Atlas Shrugged

Альтернативное мнение от Солженицына:

: Правдина не уважал последний доходяга в лагере. На тюремном пути его не грабил и не обманывал только тот, кто не хотел. Лишь потому, что комната наша на ночь запиралась, целы были его вещи, разбросанные вокруг кровати, и не обчищена самая беспорядочная в лагере тумбочка, из которой всё вываливалось и падало… Правдин вырос в культурном кругу, вся жизнь его занята была умственной работой, он окружен был умственно-развитыми людьми, — но был ли он интеллигент, то есть человек с индивидуальным интеллектом? С годами мне пришлось задуматься над этим словом — интеллигенция. Мы все очень любим относить себя к ней — а ведь не все относимся. В Советском Союзе это слово приобрело совершенно извращенный смысл. К интеллигенции стали относить всех, кто не работает (и боится работать) руками. Сюда попали все партийные, государственные, военные и профсоюзные бюрократы. Все бухгалтеры и счетоводы — механические рабы Дебета. Все канцелярские служащие. С тем большей лёгкостью причисляют сюда всех учителей (и тех, кто не более, как говорящий учебник, и не имеет ни самостоятельных знаний, ни самостоятельного взгляда на воспитание). Всех врачей (и тех, кто только способен петлять пером по истории болезни). И уж безо всякого колебания относят сюда всех, кто только ходит около редакций, издательств, кинофабрик, филармоний, не говоря уже о тех, кто печатается, снимает фильмы или водит смычком. А между тем ни по одному из этих признаков человек не может быть зачислен в интеллигенцию. Если мы не хотим потерять это понятие, мы не должны его разменивать. Интеллигент не определяется профессиональной принадлежностью и родом занятий. Хорошее воспитание и хорошая семья тоже еще не обязательно выращивает интеллигента. Интеллигент — это тот, чьи интересы и воля к духовной стороне жизни настойчивы и постоянны, не понуждаемы внешними обстоятельствами и даже вопреки им. Интеллигент это тот, чья мысль не подражательна.

Подлинные интеллигенты от других рядовых обывателей отличаются тем же, чем обычные люди отличаются от дальтоников, для которых многоцветная палитра кипящей вокруг них жизни сокрыта…

http://old.lgz.ru/archives/html_arch/022006/Polosy/5_2.htm

[править] Наиболее яркие представители интеллигенции

[править] Философские выдержки об интеллигенции

  1. ↑ Самым влиятельным интеллектуалом России признан Виктор Пелевин
Интеллигент — это такое быдло такой типаж.

Что такое «интеллигенция»? — К чему стадам дары свободы… — ЖЖ


Трактовка интеллигенции как отдельной группы принадлежит писателю П.Д. Боборыкину. В романе «Солидные добродетели» (1870) он определил значение термина: «Под интеллигенцией надо разуметь высший образованный слой общества как в настоящую минуту, так и ранее, на всем протяжении XIX в. и даже в последней трети XVIII в.».

При этом подразумевалось (и было описано в романе), что интеллигенция должны обладать некими моральными качествами — в частности, должен стремиться облегчить положение простого народа.

А вот определение XX-го века: «Интеллигент же — это представитель профессии, связанной с умственным трудом (инженер, врач, ученый, художник, писатель), и человек, обладающий умственной порядочностью.» © Д.С.Лихачев. [И этот тип носил звание академика??! Это определение, данное учёным??? — Прим. ss69100.]

Пожалуй, удачное определение, указывающее на два необходимых и достаточных признака: во-первых, интеллигент презирает физический труд [???] (так более точно, чем в определении Лихачева: изредка отдельные интеллигенты были вынуждены трудиться физически), во-вторых, «умственная порядочность».

Все остальное может варьироваться: интеллигенты бывают богатые и бедные, западники и славянофилы, либералы и «соборники», «физики» и «лирики»…

Давайте дадим слово самим интеллигентам, пусть они расскажут, как трактуют это понятие. Приведу очень большую цитату из учебника «Культурология» (Дорогова Л.Н., Пыханов Ю.В., Мареева Е.В., Мареев С.Н., Рябчун Н.П.). Почему я считаю авторов интеллигентами? За хвалебные отзывы об этом феномене, так об интеллигентах могут писать лишь они сами (я цитирую далеко не все панегирики).

«Интеллигенция это:

крупная социально-культурная общность, социальный массив людей с активной общественной позицией, профессионально занимающихся творческим умственным трудом;

общественная группа, мощный дифференцированный социальный контингент людей, получивших современное научное образование, обладающих системой знаний, что позволяет им творить в мире знаний в наиболее сложных формах культуры — науке, искусстве, образовании, религии; заниматься развитием и распространением культуры.

Признаки интеллигенции. Интеллигенция по своему составу весьма неоднородна. Представителями интеллигенции являются люди с разным образованием, духовным миром, находящиеся на самых различных уровнях социальной иерархии. Вместе с тем история интеллигенции показывает, что всех их объединяет ряд неизменных сущностных признаков.

К ним, прежде всего, относятся:


  • ориентация на общечеловеческие качества, приверженность идее справедливости, критическое отношение к существующим социальным формам правления общества, далеким от идеалов гуманизма и демократии;


  • единство духовной природы человека-интеллигента и людей, чьи интересы и потребности он выражает;


  • верность народу, патриотизм, активное подвижничество, творческая одержимость;


  • глубоко развитое понимание своего “Я”, независимость, достаточная самостоятельность, обостренная любовь к свободе, к свободе самовыражения. Личностное начало осознается интеллигентом как высшая ценность;


  • мужество, стойкость в отстаивании своих, продиктованных совестью и убеждением позиций;


  • противоречивость, социально-нравственная напряженность между различными отрядами интеллигенции;


  • своеобразное, двойственное осознание действительности, приводящее нередко к серьезным политическим колебаниям, проявлению консерватизма, некоторой импульсивности на события в жизни;


  • нередкое сочетание одухотворенности с меркантилизмом, высокой степени самосознания с эгоцентризмом.


Интеллигентность характеризуется определенной степенью нравственной зрелости личности независимо от социально-классовой принадлежности. Это качество мышления, безупречность в поступках, ощущение себя человеком по отношению к любому другому человеку, способность поставить себя на место другого человека. Интеллигентность есть ни что иное, как сплав умственной и нравственной культуры.

В свое время академик Д.С. Лихачев говорил: “…нельзя притвориться интеллигентным. Можно притвориться добрым, щедрым, даже глубокомысленным, мудрым, наконец,… но интеллигентным — никогда”.»

«В России, несмотря на сравнительно небольшую численность интеллигенции, она была авторитетным и влиятельным демократическим социальным слоем, генерируя роль создателя, подвижника и проповедника культуры. Именно она сумела поднять нравственную культуру страны к высотам общечеловеческого духа. [Да ну??! А простой народ — он безнравственнен, да??!]

Отсюда вполне закономерно рассмотрение ее как главного носителя духовности. [Ой ли?!! А, ну да: русский народ — это же быдло, бездуховное… — Прим. ss69100.]»

«Широко используемое на Западе слово “интеллектуал” совсем не является его эквивалентом. …в западном традиционном употреблении “интеллектуал” — понятие в основном профессиональное, что же касается русского интеллигента, то это скорее духовное, нравственное определение.

Интеллигенция — дух нации, достояние общества, это люди высокой умственной и этической культуры, которые способны подняться над личностными интересами, способны думать над тем, что их непосредственно не касается.

Поэтому не всякий интеллектуал может подняться до уровня интеллигента, и, наоборот, можно встретить интеллигента среди людей неинтеллектуальных профессий.»

«Интеллектуалы» — это люди интеллектуального труда и творчества, прежде всего ученые, писатели, художники, профессора, педагоги.

Русская интеллигенция совсем иное явление. К ней, обращает внимание Н. Бердяев, “...могли принадлежать люди, не занимающиеся интеллектуальным трудом и вообще не особенно интеллектуальные. И многие русские ученые и писатели совсем не могли быть причислены к интеллигенции в точном смысле слова…

Интеллигенция была у нас идеологической, а не профессиональной и экономической группировкой, образовавшейся из разных социальных классов, сначала по преимуществу из более культурной части дворянства, позже из сыновей священников и диаконов, из мелких чиновников, из мещан и, после освобождения, крестьян.”».

«Говоря об интеллигентности, следует иметь в виду не столько эрудицию или образованность человека, сколько состояние его души, его общий нравственный настрой и духовную красоту, проявляющиеся в доброжелательности и чуткости к людям, в нетерпимости ко всяким отступлениям от высоких этических норм.

…. Интеллигентность, причастная к культуре, начинается с высокой требовательности человека к себе и своему духовному миру, его приобщенности к высшим моральным законам.»

Что ж, хвалебную оду мы выслушали, а теперь давайте разберемся, как все обстоит на самом деле.

Вводная. Для начала отмечу еще раз, что тезис «Интеллигент же — это представитель профессии, связанной с умственным трудом (инженер, врач, ученый, художник, писатель)» не строгий, так как были интеллигенты, вынужденные заниматься физическим трудом. Однако при этом всегда подразумевается, что «на самом деле» призвание имярек — именно писательский труд, а работать кочегаром его вынуждает «непонимание быдлом великого таланта».

Теперь давайте посмотрим на мнение об интеллигентах как о «получивших современное научное образование, обладающих системой знаний, что позволяет им творить в мире знаний в наиболее сложных формах культуры — науке, искусстве, образовании, религии; заниматься развитием и распространением культуры».

Д.И. Овсянниково-Куликовский, «Психология русской интеллигенции»:

Другая черта… состоит в том, что философская (теоретическая) часть их не имеет всеобщего значения, какое имеют настоящие философские системы, а их практическая (прикладная) сторона, слишком тесно связанная с философской, не получает реальной силы — практического дела, в смысле общественной или политической деятельности — деятельности партии. В лучшем случае выходит нечто вроде секты.

Идеолог слишком философ, чтобы быть практическим деятелем, и слишком моралист, публицист и деятель жизни, чтобы быть настоящим философом. Философские и научные ценности приноровляются у него к моральным и практическим запросам, а эти запросы получают своеобразную философскую постановку, отпугивающую всех, кто, имея те же запросы, не может ее принять.

Идеологии, если они сколько-нибудь разработаны, обращаются, подобно религиозным вероучениям, к тем, которые, по своему духовному складу к ним предрасположены, и в этой среде они вербуют адептов и получают распространение.»

Это и есть одно из отличий интеллектуалов от интеллигентов: вторые стремятся не просто трудиться, приобретать знания, развивать науку и т.д., а «заниматься развитием и распространением культуры». Интеллигенты считают это своим неотъемлимым и эксклюзивным правом.

Из работы «Интеллигенция как социальный феномен»:

«…смешивать интеллигенцию с образованным классом страны, людьми занятыми в интеллектуальной сфере, — грубая ошибка. Хотя, действительно, интеллигенция действует в сфере культуры, и склонна идеологически подчинять себе культуру и монополизировать интеллектуальную сферу вообще… И все же интеллигентность это далеко не ученость, Н.Бердяев свидетельствовал:

„Многие замечательные ученые-специалисты, как, например, Лобачевский или Менделеев, не могут быть в точном смысле причислены к интеллигенции, как, и наоборот, многие, ничем не ознаменовавшие себя в интеллектуальном труде, к интеллигенции принадлежат” Это цитата из “Русской идеи” (3, гл.I).

Для интеллигенции культура не высшая ценность, не цель, но лишь средство социального самоутверждения.

Интеллигенция не только не испытывает никакого уважения к выдающимся деятелям культуры и их достижениям, но не раз в истории самым хамским образом травила даже и классиков русской культуры.

Сказанное не означает, что человек, имеющий заслуженный авторитет в научной или гуманитарной сфере, не может попасть в круг интеллигенции. Может, и такое не раз случалось. Однако лишь при условии, что разделит мировоззрение интеллигентской среды, в противном случае он будет активно злобно травим интеллигенцией (если попытается занять самостоятельную общественную позицию).

Вот, например, Сахаров, Лихачев, Ростропович заслужили отменные профессиональные репутации, но публичную общественную карьеру делали как интеллигенты. Такого рода случаи поддерживают миф, будто интеллигенция производит культурные ценности. (Заметим, по жизни интеллигентствование неотвратимо приводит личность к умственной и духовной деградации.)

В целом же интеллигенция склонна презирать образование и умственный труд, если они выходят за рамки ее, интеллигенции, влияния и контроля. Так А.И. Солженицын придумал дразнилку для неинтеллигентных людей интеллектуального труда — “образованщина”».

Думаете, это беспочвенные обвинения со стороны тех, кто не любит интеллигентов? Тогда читайте мнение «изнутри». Д.С. Лихачев, «О русской интеллигенции»:

«Прежде всего я хотел бы сказать, что ученые не всегда бывают интеллигентны (в высшем смысле, конечно). Неинтеллигентны они тогда, когда, слишком замыкаясь в своей специальности, забывают о том, кто и как может воспользоваться плодами их труда. И тогда, подчиняя все интересам своей специальности, они жертвуют интересами людей или культурными ценностями.

Самый несложный случай — это когда люди работают на войну или производят опыты, связанные с опасностью для человека и страданиями животных.»

Вот и проявилась «умственная порядочность».

Оказывается, интеллигенты не могут «работать на войну». При этом никак не учитывается, что без армии (и военных разработок) интервенции ждать недолго (не обязательно прямой, но и в экономическом плане никто не будет слушать того, кто не может подкрепить слова силой)».

Об этом и писал Овсянниково-Куликовский: у интеллигентов не хватает способностей создавать действительно философские системы. К тому же высокий уровень абстрагирования не способствует непосредственному применению таких теорий на практике, а интеллигентам всегда хочется именно практики.

Но для практики они недостаточно практичны, а все время ударяются в продвижение какой-либо идеи… Вот и получается что-то типа «Пусть хоть все умрут, лишь бы не было войны!».

Страдания животных — из той же оперы. Никто, разумеется, не призывает мучить животных, но для развития науки необходимо ставить опыты, в том числе — и на животных. Но интеллигент никогда не видит мир в целом, он у него всегда «кусочком» — значим лишь тот вопрос, который по какой-либо причине значим для интеллигента; а «освещен» этот кусочек какой-нибудь идеей, которая приобретает практически сверхценное значение.

Примечание: возможно, сейчас вам такой диагноз кажется необоснованным; но прочтите статью до конца, и вы убедитесь в этом. То, что делает интеллигентов, — сложный психический комплекс, который невозможно разложить «по порядку полочек», они все взаимосвязаны.

Вернемся к отличию интеллектуала от интеллигента. Что именно интеллигент стремится «творить в мире знаний»? Интеллектуал, например, стремится открыть что-то новое, объяснить ранее неизвестное, увеличить объем знаний: фактов и закономерностей нашего мира…

А что же интеллигенты?

Д.С. Лихачев, «О русской интеллигенции»: «Я писал положительные отзывы на рукописи талантливейшего историка-фантаста евразийца Л.Н. Гумилева, писал предисловия к его книгам, помогал в защите диссертации.

Но все это не потому, что соглашался с ним, а для того, чтобы его печатали.

Он (да и я тоже) был не в чести, но со мной, по крайней мере, считались, вот я и полагал своим долгом ему помочь не потому, что был с ним согласен, а чтобы он имел возможность высказать свою точку зрения...»

Обратите внимание: сам Лихачев откровенно именует Гумилева не ученым-историком, а историком-фантастом, то есть прекрасно понимает цену его измышлизмам. Но при этом он даже помогает ему защитить диссертацию, т.е. стать «официальным ученым». Для интеллигента значение имеет не наука, а некая «культура», даже ненаучная, а также «идея», причем безотносительно ее разумности и целесообразности.

Еще пример от Лихачева: «Бессмысленно задаваться вопросом — была ли культура Руси до Петра “отсталой” или не отсталой, высокой или невысокой. Нелепо сравнивать культуры “по росту” — кто выше, а кто ниже. Русь, создавшая замечательное зодчество (к тому же чрезвычайно разнообразное по своим стилевым особенностям), высокую хоровую музыку, красивейшую церковную обрядность, сохранившую ценнейшие реликты религиозной древности, прославленные фрески и иконы, но не знавшая университетской науки, представляла собой просто особый тип культуры с высокой религиозной и художественной практикой

Вот так видит мир интеллигент: кого волнует уровень развития науки (а также промышленности и т.д.), когда есть такая вот сусальненькая культурка, уси-пуси…

Примечание: я отнюдь не принижаю роль культуры как таковой. Но заявить, что-де какая разница, отсталая культура или нет, а главное — ее самобытность, может только интеллигент.

Еще иллюстрация. Правда, 100% достоверность гарантировать не могу, но выглядит очень правдоподобно, и, главное, очень показательно.

«Когда говорят, что Тарковский гениальный режиссер и т.д., я вспоминаю одну историю, которую рассказывал препод в институте. А дело было так.

Снял Тарковский “Андрея Рублева” и его историки песочить стали, дескать, что ж так, и там неправильно, и здесь. Ну а Тарковский: “Я все понимаю, но поймите и вы, это художественное произведение, так что пришлось пожертвовать историчностью”. Ну историки и заткнулись.

А потом его стали песочить кинематографисты, и тут Тарковский вывернулся: “Поймите, это исторический фильм, так что пришлось…&rdq

Интеллигент Википедия

Интеллиге́нция — слово, используется в функциональном и социальном значениях:

Функциональное значение понятия «интеллигенция»[ | ]

Производится от латинского глагола intellego, который имеет следующие значения: «ощущать, воспринимать, подмечать, замечать; познавать, узнавать; мыслить; знать толк, разбираться»[3][4].

Непосредственно латинское слово intellegentia включает в себя ряд психологических понятий: «понимание, рассудок, познавательная сила, способность восприятия; понятие, представление, идея; восприятие, чувственное познание; умение, искусство»[5].

Фома Аквинский использует слово «интеллигенция» (intelligentia) в Сумме теологии (Ч1., в.79, р.10), однако он понимает под этим термином «познавательный акт ума». При этом Фома отвечает, что в переводах с арабского интеллигенциями нередко называют ангелов, поскольку «такие субстанции всегда актуально мыслят»[6].

Как видно из выше изложенного, изначальный смысл понятия — функциональный. Речь идёт о деятельности сознания.

Употребляемое в таком значении, слово встречается уже в XIX веке, например, в письме Н. П. Огарева к Грановскому в 1850 году: «Какой-то субъект с гигантской интеллигенцией…»[источник не указан 765 дней]

В этом же значении можно прочесть об использовании слова в масонских кругах. В книге «Проблема авторства и теория стилей» В. В. Виноградов отмечает, что слово интеллигенция относится к числу слов, употреблявшихся в языке масонской литературы второй половины XVIII века:

…часто встречается в рукописном наследии масона Шварца слово интеллигенция. Им обозначается здесь высшее состояние человека как умного существа, свободного от всякой грубой, телесной материи, бессмертного и неощутительно могущего влиять и действовать на все вещи. Позднее этим словом в общем значении — «разумность, высшее сознание» — воспользовался А. Галич в своей идеалистической философской концепции. Слово интеллигенция в этом значении употреблялось В. Ф. Одоевским[7].

Кандидат исторических наук Т. В. Кисельникова отмечает, что разделяет следующий взгляд Е. Элбакян об интеллигенции, изложенный ей в статье «Между молотом и наковальней (Российская интеллигенция в ушедшем столетии)»[8]:

Интеллигенция — социальная группа, которая занимается умственным трудом, отличается высоким образовательным уровнем и творческим характером своей деятельности, проявляющимся в привнесении личностно-индивидуального начала в эту деятельность, производит, сохраняет и несёт в другие социальные группы общечеловеческие ценности и достижения мировой культуры, обладает специфическими психологическими чер

Ящик пандоры – Что такое «интеллигенция»?


Трактовка интеллигенции как отдельной группы принадлежит писателю П.Д. Боборыкину. В романе «Солидные добродетели» (1870) он определил значение термина: «Под интеллигенцией надо разуметь высший образованный слой общества как в настоящую минуту, так и ранее, на всем протяжении XIX в. и даже в последней трети XVIII в.».

При этом подразумевалось (и было описано в романе), что интеллигенция должны обладать некими моральными качествами — в частности, должен стремиться облегчить положение простого народа.

А вот определение XX-го века: «Интеллигент же — это представитель профессии, связанной с умственным трудом (инженер, врач, ученый, художник, писатель), и человек, обладающий умственной порядочностью.» © Д.С.Лихачев. [И этот тип носил звание академика??! Это определение, данное учёным??? – Прим. ss69100.]

Пожалуй, удачное определение, указывающее на два необходимых и достаточных признака: во-первых, интеллигент презирает физический труд [???] (так более точно, чем в определении Лихачева: изредка отдельные интеллигенты были вынуждены трудиться физически), во-вторых, «умственная порядочность».

Все остальное может варьироваться: интеллигенты бывают богатые и бедные, западники и славянофилы, либералы и «соборники», «физики» и «лирики»…

Давайте дадим слово самим интеллигентам, пусть они расскажут, как трактуют это понятие. Приведу очень большую цитату из учебника «Культурология» (Дорогова Л.Н., Пыханов Ю.В., Мареева Е.В., Мареев С.Н., Рябчун Н.П.). Почему я считаю авторов интеллигентами? За хвалебные отзывы об этом феномене, так об интеллигентах могут писать лишь они сами (я цитирую далеко не все панегирики).

«Интеллигенция это:

крупная социально-культурная общность, социальный массив людей с активной общественной позицией, профессионально занимающихся творческим умственным трудом;

общественная группа, мощный дифференцированный социальный контингент людей, получивших современное научное образование, обладающих системой знаний, что позволяет им творить в мире знаний в наиболее сложных формах культуры — науке, искусстве, образовании, религии; заниматься развитием и распространением культуры.

Признаки интеллигенции. Интеллигенция по своему составу весьма неоднородна. Представителями интеллигенции являются люди с разным образованием, духовным миром, находящиеся на самых различных уровнях социальной иерархии. Вместе с тем история интеллигенции показывает, что всех их объединяет ряд неизменных сущностных признаков.

К ним, прежде всего, относятся:


  • ориентация на общечеловеческие качества, приверженность идее справедливости, критическое отношение к существующим социальным формам правления общества, далеким от идеалов гуманизма и демократии;


  • единство духовной природы человека-интеллигента и людей, чьи интересы и потребности он выражает;


  • верность народу, патриотизм, активное подвижничество, творческая одержимость;


  • глубоко развитое понимание своего “Я”, независимость, достаточная самостоятельность, обостренная любовь к свободе, к свободе самовыражения. Личностное начало осознается интеллигентом как высшая ценность;


  • мужество, стойкость в отстаивании своих, продиктованных совестью и убеждением позиций;


  • противоречивость, социально-нравственная напряженность между различными отрядами интеллигенции;


  • своеобразное, двойственное осознание действительности, приводящее нередко к серьезным политическим колебаниям, проявлению консерватизма, некоторой импульсивности на события в жизни;


  • нередкое сочетание одухотворенности с меркантилизмом, высокой степени самосознания с эгоцентризмом.


Интеллигентность характеризуется определенной степенью нравственной зрелости личности независимо от социально-классовой принадлежности. Это качество мышления, безупречность в поступках, ощущение себя человеком по отношению к любому другому человеку, способность поставить себя на место другого человека. Интеллигентность есть ни что иное, как сплав умственной и нравственной культуры.

В свое время академик Д.С. Лихачев говорил: “…нельзя притвориться интеллигентным. Можно притвориться добрым, щедрым, даже глубокомысленным, мудрым, наконец,… но интеллигентным — никогда”.»

«В России, несмотря на сравнительно небольшую численность интеллигенции, она была авторитетным и влиятельным демократическим социальным слоем, генерируя роль создателя, подвижника и проповедника культуры. Именно она сумела поднять нравственную культуру страны к высотам общечеловеческого духа. [Да ну??! А простой народ — он безнравственнен, да??!]

Отсюда вполне закономерно рассмотрение ее как главного носителя духовности. [Ой ли?!! А, ну да: русский народ — это же быдло, бездуховное… — Прим. ss69100.]»

«Широко используемое на Западе слово “интеллектуал” совсем не является его эквивалентом. …в западном традиционном употреблении “интеллектуал” — понятие в основном профессиональное, что же касается русского интеллигента, то это скорее духовное, нравственное определение.

Интеллигенция — дух нации, достояние общества, это люди высокой умственной и этической культуры, которые способны подняться над личностными интересами, способны думать над тем, что их непосредственно не касается.

Поэтому не всякий интеллектуал может подняться до уровня интеллигента, и, наоборот, можно встретить интеллигента среди людей неинтеллектуальных профессий.»

«Интеллектуалы» — это люди интеллектуального труда и творчества, прежде всего ученые, писатели, художники, профессора, педагоги.

Русская интеллигенция совсем иное явление. К ней, обращает внимание Н. Бердяев, “...могли принадлежать люди, не занимающиеся интеллектуальным трудом и вообще не особенно интеллектуальные. И многие русские ученые и писатели совсем не могли быть причислены к интеллигенции в точном смысле слова…

Интеллигенция была у нас идеологической, а не профессиональной и экономической группировкой, образовавшейся из разных социальных классов, сначала по преимуществу из более культурной части дворянства, позже из сыновей священников и диаконов, из мелких чиновников, из мещан и, после освобождения, крестьян.”».

«Говоря об интеллигентности, следует иметь в виду не столько эрудицию или образованность человека, сколько состояние его души, его общий нравственный настрой и духовную красоту, проявляющиеся в доброжелательности и чуткости к людям, в нетерпимости ко всяким отступлениям от высоких этических норм.

…. Интеллигентность, причастная к культуре, начинается с высокой требовательности человека к себе и своему духовному миру, его приобщенности к высшим моральным законам.»

Что ж, хвалебную оду мы выслушали, а теперь давайте разберемся, как все обстоит на самом деле.

Вводная. Для начала отмечу еще раз, что тезис «Интеллигент же — это представитель профессии, связанной с умственным трудом (инженер, врач, ученый, художник, писатель)» не строгий, так как были интеллигенты, вынужденные заниматься физическим трудом. Однако при этом всегда подразумевается, что «на самом деле» призвание имярек — именно писательский труд, а работать кочегаром его вынуждает «непонимание быдлом великого таланта».

Теперь давайте посмотрим на мнение об интеллигентах как о «получивших современное научное образование, обладающих системой знаний, что позволяет им творить в мире знаний в наиболее сложных формах культуры — науке, искусстве, образовании, религии; заниматься развитием и распространением культуры».

Д.И. Овсянниково-Куликовский, «Психология русской интеллигенции»:

Другая черта… состоит в том, что философская (теоретическая) часть их не имеет всеобщего значения, какое имеют настоящие философские системы, а их практическая (прикладная) сторона, слишком тесно связанная с философской, не получает реальной силы — практического дела, в смысле общественной или политической деятельности — деятельности партии. В лучшем случае выходит нечто вроде секты.

Идеолог слишком философ, чтобы быть практическим деятелем, и слишком моралист, публицист и деятель жизни, чтобы быть настоящим философом. Философские и научные ценности приноровляются у него к моральным и практическим запросам, а эти запросы получают своеобразную философскую постановку, отпугивающую всех, кто, имея те же запросы, не может ее принять.

Идеологии, если они сколько-нибудь разработаны, обращаются, подобно религиозным вероучениям, к тем, которые, по своему духовному складу к ним предрасположены, и в этой среде они вербуют адептов и получают распространение.»

Это и есть одно из отличий интеллектуалов от интеллигентов: вторые стремятся не просто трудиться, приобретать знания, развивать науку и т.д., а «заниматься развитием и распространением культуры». Интеллигенты считают это своим неотъемлимым и эксклюзивным правом.

Из работы «Интеллигенция как социальный феномен»:

«…смешивать интеллигенцию с образованным классом страны, людьми занятыми в интеллектуальной сфере, — грубая ошибка. Хотя, действительно, интеллигенция действует в сфере культуры, и склонна идеологически подчинять себе культуру и монополизировать интеллектуальную сферу вообще… И все же интеллигентность это далеко не ученость, Н.Бердяев свидетельствовал:

„Многие замечательные ученые-специалисты, как, например, Лобачевский или Менделеев, не могут быть в точном смысле причислены к интеллигенции, как, и наоборот, многие, ничем не ознаменовавшие себя в интеллектуальном труде, к интеллигенции принадлежат” Это цитата из “Русской идеи” (3, гл.I).

Для интеллигенции культура не высшая ценность, не цель, но лишь средство социального самоутверждения.

Интеллигенция не только не испытывает никакого уважения к выдающимся деятелям культуры и их достижениям, но не раз в истории самым хамским образом травила даже и классиков русской культуры.

Сказанное не означает, что человек, имеющий заслуженный авторитет в научной или гуманитарной сфере, не может попасть в круг интеллигенции. Может, и такое не раз случалось. Однако лишь при условии, что разделит мировоззрение интеллигентской среды, в противном случае он будет активно злобно травим интеллигенцией (если попытается занять самостоятельную общественную позицию).

Вот, например, Сахаров, Лихачев, Ростропович заслужили отменные профессиональные репутации, но публичную общественную карьеру делали как интеллигенты. Такого рода случаи поддерживают миф, будто интеллигенция производит культурные ценности. (Заметим, по жизни интеллигентствование неотвратимо приводит личность к умственной и духовной деградации.)

В целом же интеллигенция склонна презирать образование и умственный труд, если они выходят за рамки ее, интеллигенции, влияния и контроля. Так А.И. Солженицын придумал дразнилку для неинтеллигентных людей интеллектуального труда — “образованщина”».

Думаете, это беспочвенные обвинения со стороны тех, кто не любит интеллигентов? Тогда читайте мнение «изнутри». Д.С. Лихачев, «О русской интеллигенции»:

«Прежде всего я хотел бы сказать, что ученые не всегда бывают интеллигентны (в высшем смысле, конечно). Неинтеллигентны они тогда, когда, слишком замыкаясь в своей специальности, забывают о том, кто и как может воспользоваться плодами их труда. И тогда, подчиняя все интересам своей специальности, они жертвуют интересами людей или культурными ценностями.

Самый несложный случай — это когда люди работают на войну или производят опыты, связанные с опасностью для человека и страданиями животных.»

Вот и проявилась «умственная порядочность».

Оказывается, интеллигенты не могут «работать на войну». При этом никак не учитывается, что без армии (и военных разработок) интервенции ждать недолго (не обязательно прямой, но и в экономическом плане никто не будет слушать того, кто не может подкрепить слова силой)».

Об этом и писал Овсянниково-Куликовский: у интеллигентов не хватает способностей создавать действительно философские системы. К тому же высокий уровень абстрагирования не способствует непосредственному применению таких теорий на практике, а интеллигентам всегда хочется именно практики.

Но для практики они недостаточно практичны, а все время ударяются в продвижение какой-либо идеи… Вот и получается что-то типа «Пусть хоть все умрут, лишь бы не было войны!».

Страдания животных — из той же оперы. Никто, разумеется, не призывает мучить животных, но для развития науки необходимо ставить опыты, в том числе — и на животных. Но интеллигент никогда не видит мир в целом, он у него всегда «кусочком» — значим лишь тот вопрос, который по какой-либо причине значим для интеллигента; а «освещен» этот кусочек какой-нибудь идеей, которая приобретает практически сверхценное значение.

Примечание: возможно, сейчас вам такой диагноз кажется необоснованным; но прочтите статью до конца, и вы убедитесь в этом. То, что делает интеллигентов, — сложный психический комплекс, который невозможно разложить «по порядку полочек», они все взаимосвязаны.

Вернемся к отличию интеллектуала от интеллигента. Что именно интеллигент стремится «творить в мире знаний»? Интеллектуал, например, стремится открыть что-то новое, объяснить ранее неизвестное, увеличить объем знаний: фактов и закономерностей нашего мира…

А что же интеллигенты?

Д.С. Лихачев, «О русской интеллигенции»: «Я писал положительные отзывы на рукописи талантливейшего историка-фантаста евразийца Л.Н. Гумилева, писал предисловия к его книгам, помогал в защите диссертации.

Но все это не потому, что соглашался с ним, а для того, чтобы его печатали.

Он (да и я тоже) был не в чести, но со мной, по крайней мере, считались, вот я и полагал своим долгом ему помочь не потому, что был с ним согласен, а чтобы он имел возможность высказать свою точку зрения...»

Обратите внимание: сам Лихачев откровенно именует Гумилева не ученым-историком, а историком-фантастом, то есть прекрасно понимает цену его измышлизмам. Но при этом он даже помогает ему защитить диссертацию, т.е. стать «официальным ученым». Для интеллигента значение имеет не наука, а некая «культура», даже ненаучная, а также «идея», причем безотносительно ее разумности и целесообразности.

Еще пример от Лихачева: «Бессмысленно задаваться вопросом — была ли культура Руси до Петра “отсталой” или не отсталой, высокой или невысокой. Нелепо сравнивать культуры “по росту” — кто выше, а кто ниже. Русь, создавшая замечательное зодчество (к тому же чрезвычайно разнообразное по своим стилевым особенностям), высокую хоровую музыку, красивейшую церковную обрядность, сохранившую ценнейшие реликты религиозной древности, прославленные фрески и иконы, но не знавшая университетской науки, представляла собой просто особый тип культуры с высокой религиозной и художественной практикой

Вот так видит мир интеллигент: кого волнует уровень развития науки (а также промышленности и т.д.), когда есть такая вот сусальненькая культурка, уси-пуси…

Примечание: я отнюдь не принижаю роль культуры как таковой. Но заявить, что-де какая разница, отсталая культура или нет, а главное — ее самобытность, может только интеллигент.

Еще иллюстрация. Правда, 100% достоверность гарантировать не могу, но выглядит очень правдоподобно, и, главное, очень показательно.

«Когда говорят, что Тарковский гениальный режиссер и т.д., я вспоминаю одну историю, которую рассказывал препод в институте. А дело было так.

Снял Тарковский “Андрея Рублева” и его историки песочить стали, дескать, что ж так, и там неправильно, и здесь. Ну а Тарковский: “Я все понимаю, но поймите и вы, это художественное произведение, так что пришлось пожертвовать историчностью”. Ну историки и заткнулись.

А потом его стали песочить кинематографисты, и тут Тарковский вывернулся: “Поймите, это исторический фильм, так что пришлось…”»

Можно смело сказать, что интеллектуал интеллектом пользуется, а интеллигент лишь поклоняется интеллекту. Интеллигент может быть сколь угодно начитанным, но еще Гераклит заметил, что «многознание уму не научает».

При этом интеллигенты, считая себя образованными и эрудированными, полагают, что именно они должны «руководить процессом». Не в смысле чиновничества (это совсем другой типаж), а именно в «духовном смысле». Должны присутствовать и вдохновлять.

«Интеллигенция как социальный феномен»: «Индивидуально как качество личности интеллигентность есть особенное состояние души, с присущим интеллигенции характерным отношением к окружающему миру (интеллигентская этика).

Социально интеллигенция — это среда и субкультура. Интеллигентская среда задается этическим инвариантом, который, собственно, и определяет Интеллигенцию, поскольку принадлежность к Интеллигенции есть прежде всего исповедование особливой Нравственности (этики).

Интеллигентская субкультура (по сути, сводящаяся к проповеди Идеалов) со временем эволюционирует, и вообще говоря, является продуктом социальной адаптацией, реакцией приспособления к изменяющимся внешним условиям. Однако во всякую эпоху интеллигентская субкультура исторически понятие вполне определенное, имеет ярко выраженное идеологическое ядро.

Интеллигенцию сплачивает сознание своего морального превосходства над остальным обществом (человечеством), принадлежность к Интеллигенции порождает личное и корпоративное самоощущение Духовной Избранности.

Обществу внушается, что Интеллигенция есть Совесть народа, имеющая неоспоримое право и обязанность судить и осуждать всех (даже и Бога), казнить и миловать (хотя бы морально). Для человека интеллигентность – большой соблазн.»

Еще столетие назад в альманахе «Вехи» было очень верно подмечено:

«…средний массовый интеллигент в России большею частью не любит своего дела и не знает его.

Он — плохой учитель, плохой инженер, плохой журналист, непрактичный техник и проч., и проч. Его профессия представляет для него нечто случайное, побочное, не заслуживающее уважения.

Если он увлечется своей профессией, всецело отдастся ей — его ждут самые жестокие сарказмы со стороны товарищей… История доставила нам даже слишком громкое доказательство справедливости сказанного.»

Интеллигенту не интересно работать, этот процесс, можно сказать, антогоничен самому статусу интеллигента.

Из одного сетевого обсуждения, очень метко:

«Если бы Полесов был интеллигентным слесарем, он починил бы забор, но, беда в том, что он был слесарем-интеллигентом

Обратите внимание: прилагательное «интеллигентный» не имеет однозначной трактовки, оно вполне может означать и «образованный, умный», а вот «интеллигент» — это уже диагноз. Помните «Двенадцать стульев»?

«Заказчики не находили Виктора Михайловича. Виктор Михайлович уже где то распоряжался. Ему было не до работы. Он не мог видеть спокойно въезжающего в свой или чужой двор ломовика с кладью. Полесов сейчас же выходил во двор и, сложив руки на спине, презрительно наблюдал за действиями возчика. Наконец сердце его не выдерживало.

— Кто же так заезжает? — кричал он, ужасаясь. — Заворачивай!

Испуганный возчик заворачивал.

— Куда ж ты заворачиваешь, морда?! — страдал Виктор Михайлович, налетая на лошадь. — Надавали бы тебе в старое время пощечин, тогда бы заворачивал!

Покомандовавши так с полчаса, Полесов собирался было уже возвратиться в мастерскую, где ждал его непочиненный велосипедный насос, но тут спокойная жизнь города обычно вновь нарушалась каким нибудь недоразумением.

То на улице сцеплялись осями телеги, и Виктор Михайлович указывал, как лучше всего и быстрее их расцепить; то меняли телеграфный столб, и Полесов проверял его перпендикулярность к земле собственным, специально вынесенным из мастерской отвесом; то, наконец, устраивалось общее собрание жильцов. Тогда Виктор Михайлович стоял посреди двора и созывал жильцов ударами в железную доску; но на самом собрании ему не удавалось побывать.

Проезжал пожарный обоз, и Полесов, взволнованный звуками трубы и испепеляемый огнем беспокойства, бежал за колесницами.»

В том же романе выведен образ Васисуалия Лоханкина, вполне хрестоматийный.

Но я уже слышу голоса критиков: как так можно ссылаться на литературные гротескные персонажи! Это не доказательство!

Конечно, дорогие мои, это — не доказательство. Это — иллюстрация.

Доказывать, что-де интеллигенты — такие-то, было бы вообще глупо. Они сами выделяют себя в отдельную группу и фактами, то есть — своими поступками, иллюстрируют свойства группы как таковой.

Вот, скажем, тезис, использованный как эпиграф, — доказательства требует, и оно будет дано. Но прежде разберемся с тем, что есть интеллигенция, подробно, чтобы не оставалось вопросов о ее сущности.

Тема «отличие интеллигенции от интеллектуалов» в первом приближении уже раскрыта (об некоторых специфических аспектах отношении интеллигентов к науке поговорим позже), давайте теперь рассмотрим главное отличие. Думаю, что вы еще не забыли, что интеллигент — это «человек, обладающий умственной порядочностью».

Так что же такое, эта самая умственная порядочность?

Выше процитирован учебный курс культурологии, в котором перечислены «неизменные сущностные признаки» интеллигенции. Итак, приступим.

Первое: «ориентация на общечеловеческие качества, приверженность идее справедливости, критическое отношение к существующим социальным формам правления общества, далеким от идеалов гуманизма и демократии»

Как много всего сразу. Что ж, начнем с общечеловеческих качеств.

С.Г. Кара Мурза, «Потерянный разум»:

«В создании и поддержании идейного хаоса с середины 80 х годов большую роль сыграла догма “общечеловеческих ценностей”.

В основе ее лежит убеждение, будто существует некий единый тип “естественного человека”, суть которого лишь слегка маскируется культурными различиями и этнической принадлежностью. Главные ценности (потребности, идеалы, интересы) людей якобы определяются этой единой для всех сутью и являются общечеловеческими….

Раз так, значит, развитие разных человеческих общностей (народов, культур) приведет к одной и той же разумно отобранной из разных вариантов модели жизнеустройства.

Либералы считают, что наилучшее жизнеустройство — рыночная экономика и демократия западного типа, и эта модель уже достигнута на Западе, а другие народы просто запоздали. Сопротивляться принятию этой модели для России нельзя, какими бы бедами нам это ни грозило — это все равно что идти против рода человеческого.

Возникла даже целая теоретическая концепция о “человеке советском” (homo sovieticus) как об аномальном существе, выпавшем из эволюции человеческого рода и не вполне к нему принадлежащем.

Заметьте, что общечеловеческими у нас называются ценности именно либеральные (гуманизм, демократия и пр.). Почему? Это даже не то, что “часто встречается”.

Либеральный образ мысли — редкий и неповторимый продукт культуры. Даже на Западе он не слишком распространен и прямо отвергается большинством человечества.

Повторять список, составленный культурой небольшого меньшинства и придавать ему статус “общечеловеческого” — неразумно.»

О либерализме мы поговорим позже подробнее, а здесь прошу обратить внимание на миф общечеловеческих ценностях. Давайте прикинем, какие ценности могут иметься в виду.

Есть ли культурные ценности, разделяемые всеми людьми? Нет таких — все подобные ценности зависят от расы, национальности, образования, религии, принадлежности к различным социальным стратам и т.д.

Есть ли общие идеалы, интересы? Понятно, что вопрос риторический…

Возьмем ту же справедливость, упомянутую в цитате. Что это такое?

Впрочем, не будем пытаться изобрести точное определение — суть в том, что понятие о справедливости существенно менялось со временем и не менее существенно отличается в различных культурах.

Так что же является действительно общечеловеческими ценностями?

Очень просто. Человек — homo sapiens — обладает как животной природой, так и разумностью (в той или иной степени). Разумная составляющая как раз и вносит разницу между индивидами; даже сам разум не является общечеловеческой ценностью — даосы стремятся как раз к непосредственному восприятию без участия разума. Общими являются лишь животные устремления не sapiens’а, но homo: жрать и размножаться, проще говоря.

Однако радетели за такие общие ценности отнюдь не сводят их к животным; наоборот, разговор идет о «высокодуховных устремлениях». Не будем измерять высоту «духовности», все проще — такие декларации означают лишь одно. А именно: под видом общечеловеческих подсовываются чьи-то частные ценности; в данном случае — ценности интеллигенции.

Michael de Budyon, «Начала интеллектуал-социализма»:

«Итак, интеллигенты, в своем подавляющем большинстве, суть жалкие и наивные идеалисты, мечущиеся в мире, который они сами для себя придумали, и существование которых не мыслимо вне данного мира.

В их головах царит бессознательная идиллия, и уже изрядно надоевшая, и не вызывающая никакого трепета абракадабра, состоящая из первичных идей и принципов, типа “все люди равны”, “все равны перед законом”, “человек — высшая ценность государства”, “за нашу и вашу свободу”, ну и так далее, в том же стиле.

Я не буду анализировать психоаналитические моменты, обуславливающие взятие на вооружение подобных первичных идей, замечу лишь то, что они как таковые интеллигентов принципиально не интересуют, и даже не осознавая данный факт, интеллигент в определенной ситуации готов легко поступится ими.

Сопоставив интеллигентские стенания с тем меню бредней, которые власть предержащие ежедневно предлагают вкусить бессознательным массам, можно легко заметить, что интеллигенты просто усиливают их и все равно переадресовывают на головы тем же массам.

Поражаюсь, до какого абсолюта могут дойти коллективистские инстинкты интеллигентов, здесь они напоминают аналогичные у бессознательных масс, правда, на более высоком уровне.

Но, что приятно, эти инстинкты выражают зачастую люди, в своем менталитете настолько убогие и ничтожные, что их псевдонаучные рассуждения, помноженные на коллективные инстинкты масс, которым они пытаются привить свою “философию”, делает их еще более убогими, беспомощными и ничтожными, даже перед бессознательными массами, инстинкты которых хоть являются природными, а потому абсолютно здоровыми, и на которые мы даже не имеем право обижаться.»

Давайте возьмем какую-нибудь распространенную идею и посмотрим, как ее понимают разные категории народа. Ну, что-нибудь совсем яркое и показательное, например: «во всем виноваты евреи». Как этот тезис понимается?

Интеллектуал понимает, что «во всем» виноват кто-либо один быть не может, и что евреи бывают разные. Одно дело — какой-нибудь олигарх, другое — лауреат Нобелевской премии по физике академик Гинзбург.

При этом интеллектуал в курсе исторической роли евреев, знаком с особенностями национального менталитета и так далее. Рекомендаций «что делать вообще» он давать не будет, если не известны условия задачи — скажем, современные условия и условия русского националистического государства (когда/если таковое будет) весьма отличаются.

Обобщенно: интеллектуал именно что анализирует данные и решает задачу, не подгоняя ее под некий ответ заранее.

Простой обыватель, не отягощенный излишним интеллектом, сведет вопрос к известному шаблону «Бей жидов — спасай Россию».

А что сделает интеллигент? Реакция будет по «глубине проработки» ровно такой же, как в предыдущем случае, только «наоборот».

Очень много криков про антисемитизм, фашизм и так далее. Важно то, что реакция, можно сказать, доосознанная — в отличие от интеллектуала, интеллигент не задумывается над проблемой, у него уже есть готовое решение, базирующееся на его культурных ценностях. Однако мышление у интеллигента своеобразно (об этом тоже поговорим потом подробнее).

Классический пример: любовь к афоризму Черчилля о том, почему среди англичан мало антисемитов — мол, они не считают евреев умнее себя. Интеллигенты радостно подхватывают: какая глубина мысли! какая отточенность слога! как верно подмечено! антисемиты и прочие фашисты считают евреев умнее себя, и поэтому их не любят!

При этом интеллигенты в принципе не способны «сделать второй ход»: фашистов не любит тот, кто считает фашистов умнее себя.

И дело не в том, что интеллигенты глупы — отнюдь, формальный IQ у них может быть вполне высок. Просто весь он идет не на понимание вопроса, а на рационализацию того, что заклинило в мозгах.

На очереди — гуманизм и демократия. Про гуманизм я писал неоднократно, но как-то мимоходом. Сейчас имеет смысл процитировать большой отрывок из переписки с Н. Губиным, который полностью раскрывает суть вопроса.

Я, слегка затронув раньше эту тему, назвал гуманизм «иезуитским знаменем». Теперь обосную этот тезис. Итак, суть гуманистического течения — лозунг «Человек превыше всего». Все остальное — вытекает отсюда. А что вытекает?

«Все — ради человека», «Ничто не стоит слезинки ребенка» (несколько утрирую) и т.д. Чтобы это было действительно однозначное понимание, уточню еще. Не «все — ради человека Васи Пупкина», а «все — ради человека». Не «самое ценное богатство планеты — человек Вася Пупкин», а «просто человек». Не «человек Вася Пупкин — вершина эволюции», а, опять-таки, «просто человек».

Гуманизм провозглашает максимальную ценность «человека вообще». При безличном употреблении этого существительного равнозначным становится определение «любого человека», или «каждого человека»…

*

…Обезличенное понятие никогда не будет конкретным. Поэтому гуманизм всегда будет против конкретного человека… Именно поэтому я заявлял, заявляю, и буду заявлять, что гуманизм бесчеловечен, т.к. его понятие «человек вообще» не распространяется на меня лично.

Вот, собственно говоря, и все. Гуманизм — это специально придуманная идеология многоцелевого назначения.

Лживость ее описана только что; а в чем цели гуманизма?

• Гуманизм способствует ухудшению человечества как вида, противодействуя введению евгенических мер;

• Гуманизм мешает эффективным действиям против террористов и т.п.;

• Гуманизм подменяет справедливость милосердием — даже для маньяков отменяют смертную казнь и радеют за «гуманные условия заключения»;

• Гуманизм призывает к терпимости к девиантному поведению;

• Гуманизм нацелен на «раздачу пряников», даже если «дать кнута» не только эффективнее, но является единственно возможным вариантом. На примере той же Франции: бесполезно задабривать мигрантов, они лишь наглеют и требуют большего.

Список можно продолжать и продолжать; отмечу общее направление — гуманизм против развития в целом и перераспределяет ресурсы в пользу того, что в лучшем случае просто оттягивает ресурсы на себя, а обычно — препятствует прогрессу прямо или косвенно.

***


Отрывки из объёмной статьи А. Борцова „Что такое интеллигенция и почему она не тонет”.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ — Новая философская энциклопедия

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ – понятие введенно в научный оборот в России в 60-х гг. 19 в., в 20-е гг. 20 в. вошло в англоязычные словари. Первоначально интеллигенцией называли образованную, критически мыслящую часть общества, социальная функция которой однозначно связывалась с активной оппозицией самодержавию и защитой интересов народа. Главной чертой сознания интеллигенции признавались творчество культурно-нравственных ценностей (форм) и приоритет общественных идеалов, ориентированных на всеобщее равенство и интересы развития человека. Первую попытку представить проблему в историческом аспекте предпринял Иванов-Разумник в «Истории русской общественной мысли» (1906). Особое место в философском осмыслении роли русской интеллигенции в обществе занимает сборник «Вехи» (1909), ознаменовавший смену леворадикального понимания этого феномена реформаторски-либеральным. Выражая настроения и идеи своего времени, авторы «Вех» критиковали интеллигенцию за политический радикализм и нигилистический морализм, за кружковщину, «правдоискательство» и любовь к уравнительной справедливости, за то, что в ее философских построениях не осталось места для свободы и личности, поскольку и та и другая были подчинены целям революционной борьбы. Однако критические предостережения авторов не были услышаны; еще более печальной оказалась судьба близкого по духу к «Вехам» сборника «Из глубины» (1918).

Родословная русской интеллигенции по общему признанию восходит к эпохе Петра I.Модернизация России, начатая им, нуждалась в новом образованном классе людей, который и стал первым отрядом русской служилой интеллигенции. Вплоть до 30-х гг. 19 в. образованная часть российского общества практически совпадала с офицерством и чиновничеством, верой и правдой служившими отечеству, интеллигенция всецело оставалась дворянской. Это надолго определило ее отличие от образованных кругов Европы, вышедших из средней буржуазии и тесно связанных с ней своими интересами. Свое назначение русская интеллигенция усматривала в воздействии на власть всеми доступными средствами (критическая публицистика, художественное и научное творчество, акции гражданского неповиновения) в целях повышения уровня цивилизованности власти, а позже ее либерализации. Одновременно она выступала в качестве просветителя народа, представителя его интересов во властных структурах. Исполнение обеих ролей неизбежно вело к ее дистанцированию и от государства, и от народа. Со временем это стало причиной трагедии, которую Г.П.Федотов назвал отщепенством русской интеллигенции. С декабристов начался этап сознательной, перерастающей в революционно-демократическое движение борьбы интеллигенции с самодержавием, причем в самой активной форме противостояния власти – в форме восстания. К 60-м гг. 19 в. русская интеллигенция по своему составу перестает быть дворянской, в нее вливается массовым потоком разночинная, а в 70 –80-х гг. земская интеллигенция. Появилась новая форма оппозиции – «уход в народ». Это было время наиболее самоотверженного, жертвенного служения интеллигенции народу и драматического противостояния обществу. Затем «практика малых дел» дополнилась террористическими действиями радикально настроенной части интеллигенции, влияние которой росло по мере развития революционного движения и усиления реакции со стороны правительства. Постепенно происходила политизация интеллигенции. Революционные события 1905–07 раскололи русскую интеллигенцию на два лагеря, поставив их «по разные стороны баррикад». Крушение вековой российской государственности в 1917, к чему стремилась интеллигенция, стало в значительной степени ее собственным крушением. Русский народ, по словам И.А.Ильина, выдал свою интеллигенцию на поругание и растерзание. Новому обществу не нужна стала «критически мыслящая личность», а государству интеллектуальная оппозиция; место прежней интеллигенции в социальной структуре заняли служащие, учителя, врачи, инженеры, деятели науки и искусства, которые в рамках официального марксизма рассматривались в качестве социальной прослойки и именовались народной интеллигенцией. Однако сознание высокой гражданской ответственности, сделавшее в свое время интеллигенцию совестью российского общества, оказалось неистребимым, хотя культурный слой, воспроизводящий его, в наши дни стал очень тонким. Изначальная роль русской интеллигенции как посредника между народом и властью актуализирована в конце 20 в. новыми постсоветскими реалиями. Предметом острых общественных дискуссий стал вопрос об ответственности интеллигенции за кризисные процессы российского общества в 90-е гг. В исследовательской литературе в настоящее время нет единства мнений относительно содержания и границ понятия интеллигенции. Основные точки зрения колеблются между веховской позицией, которая видела в интеллигенции маргинальный слой, подменивший профессионально-ответственный интеллектуальный труд борьбой за народное счастье, и традиционно советским пониманием, отождествлявшим интеллигенцию с высокообразованной частью общества.

Литература:

1. Вехи. Сб. статей о русской интеллигенции. – В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991;

2. Интеллигенция. Власть. Народ. Антология. М., 1993;

3. Милюков П.Н. Интеллигенция и историческая традиция. – «ВФ», 1991, № 1, с. 106–159;

4. Солженицын А.И. Образованщина. – В кн.: Он же. Из-под глыб. М., 1992, с. 187–221;

5. Федотов Г.П. Трагедия интеллигенции. – В кн.: О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990, с. 403–444.

Л.И.Новикова, И.Н.Сиземская

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. интеллигенция — • настоящая ~ Словарь русской идиоматики
  2. Интеллигенция — (от лат. intelligens (intelligentis) – знающий, понимающий, разумный) общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным творческим трудом… Словарь по культурологии
  3. ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ — ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ Слово интеллигенция в значении, близком к современному, появляется в русском литературном языке 60-х годов XIX столетия. В. И. Историко-этимологический словарь
  4. ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ — ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ (от лат. intelli-gens — мыслящий, разумный) — англ. intellectuals /intelligentsia; нем. Intelligenz. Совокупность людей, занятых умственным трудом. 2. Соц. Социологический словарь
  5. интеллигенция — Интеллигенции, мн. нет, ж. [от латин. intelligentia – понимание]. 1. Общественный слой работников умственного труда, образованных людей (книжн.). 2. собир. Люди этого слоя. На собрании присутствовала только интеллигенция. Большой словарь иностранных слов
  6. интеллигенция — интеллиге́нция •• [от лат. intelligentia «понимание»; см. Ушаков. – Т.] Этимологический словарь Макса Фасмера
  7. интеллигенция — ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ, и, ж., собир. Люди умственного труда, обладающие образованием и специальными знаниями в различных областях науки, техники и культуры; общественный слой людей, занимающихся таким трудом. Российская и. Сельская и. Толковый словарь Ожегова
  8. интеллигенция — В соврем. значении — искон. Возникло в середине XIX в. на базе заимств. из польск. яз. сущ. intelligentia «сообразительность, понятливость, ум» < лат. intelligentia, суф. производного от intellegere (см. интеллект). Автором нового употребления сущ. Этимологический словарь Шанского
  9. интеллигенция — -и, ж. 1. Социальная группа, состоящая из людей, обладающих образованием и специальными знаниями в области науки, техники, культуры и профессионально занимающихся умственным трудом. Советская интеллигенция — неотъемлемая часть народа. А. Малый академический словарь
  10. интеллигенция — Интеллиге́нц/и/я [й/а]. Морфемно-орфографический словарь
  11. интеллигенция — ИНТЕЛЛИГ’ЕНЦИЯ, интеллигенции, мн. нет, ·жен. (от ·лат. intelligentia — понимание). 1. Общественный слой работников умственного труда, образованных людей (·книж. ). Советская интеллигенция. Толковый словарь Ушакова
  12. Интеллигенция — (лат. intelligentia, intellegentia —понимание, познавательная сила, знание, от intelligens, intellegens — умный, понимающий, знающий, мыслящий) общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным… Большая советская энциклопедия
  13. интеллигенция — См. интеллектуальный Толковый словарь Даля
  14. интеллигенция — Польское – intelligentia (сообразительность, понятливость). Латинское – intelligentia (понимание). Слово появилось в русском языке в первой трети XIX в., оно было заимствовано из польского, однако с измененным значением. Этимологический словарь Семёнова
  15. Интеллигенция — (от лат. intelligens — понимающий, мыслящий, разумный) общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным, творческим трудом, развитием и распространением культуры. Понятию… Педагогический терминологический словарь
  16. интеллигенция — интеллигенция ж. 1. Социальная группа лиц, профессионально занимающихся умственным — преимущественно сложным и творческим — трудом, развитием и распространением образования и культуры и отличающихся высотой духовно-нравственных устремлений… Толковый словарь Ефремовой
  17. интеллигенция — (иноск.) — образованная, умственно развитая часть жителей (польск.) Ср. У вас в Петербурге «интеллигенция»: mein Liebchen, was willst du noch mehr? Б.М. Маркевич. Бездна. 2, 10. Ср. Фразеологический словарь Михельсона
  18. интеллигенция — орф. интеллигенция, -и Орфографический словарь Лопатина
  19. ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ — (от лат. intellegens — умный, понимающий; знающий) — обществ. прослойка, в к-рую входят лица, профессионально занимающиеся умств. трудом. Советская историческая энциклопедия
  20. интеллигенция — Интеллигенция, интеллигенции, интеллигенции, интеллигенций, интеллигенции, интеллигенциям, интеллигенцию, интеллигенции, интеллигенцией, интеллигенциею, интеллигенциями, интеллигенции, интеллигенциях Грамматический словарь Зализняка
  21. ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ — ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ (от лат. intelligens — понимающий, мыслящий, разумный) — общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным, творческим трудом, развитием и распространением культуры. Большой энциклопедический словарь
  22. интеллигенция — ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ -и; ж. 1. Социальная группа, состоящая из образованных людей, обладающих большой внутренней культурой и профессионально занимающихся умственным трудом. Задачи российской интеллигенции. Творческая и. 2. собир. Толковый словарь Кузнецова
  23. интеллигенция — сущ., кол-во синонимов: 2 жидоинтеллигенция 1 слой 111 Словарь синонимов русского языка

определение интеллектуалов по The Free Dictionary

Сэйнтсбери справедливо указывает, исправляя недостаточно информированного французского критика нашей литературы) радикальное различие между поэзией и прозой когда-либо признавалось ее учениками, однако образный импульс, который, возможно, является самым богатым из наших чисто интеллектуальных даров, был Он был склонен вторгаться в сферу этого такта и здравого смысла, в равной степени в отношении материи и манер, которыми мы не богаче, чем другие люди. Он знал, например, что каким бы притягательным ни было его влияние в некоторых отношениях над Старбаком, однако не охватывал полного духовного человека не более, чем простое телесное превосходство подразумевает интеллектуальное господство; ибо чисто духовное, интеллектуальное, но находится в своего рода телесном отношении.ЭТО мужество, наконец, стало тонким, духовным и интеллектуальным, это человеческое мужество, с крыльями орла и змеиной мудростью: ЭТО, как мне кажется, называется в настоящее время — «Жизнь между тем — настоящая жизнь с ее основными интересами здоровья и болезнь, тяжелый труд и отдых, а также его интеллектуальные интересы к мысли, науке, поэзии, музыке, любви, дружбе, ненависти и страстям — продолжались как обычно, независимо от политической дружбы или вражды с Наполеоном Бонапартом и от всех замыслов. реконструкции.»Какой!» — сказал Метла, — считаете ли вы руки домохозяйки интеллектуалами? »Поэтому он попросил меня ответить от его имени на два особых возражения, одно — интеллектуального, другое — морального характера. «Эта девушка была рождена, чтобы быть лидером в социальных и интеллектуальных кругах, вдали от Четырех Ветров», — сказала она Гилберту, когда они однажды ночью шли домой. Он лучше знал своего брата, тем более он заметил, что Сергей Иванович и многие другие люди, работавшие на благо общества, руководствовались не порывом сердца заботиться об общественном благе, а рассуждали из интеллектуальных соображений, что было бы правильно интересоваться общественные дела, и, следовательно, интересовались ими.Когда неграмотный и, возможно, пренебрежительный торговец заработал своим предприятием и трудом желанный досуг и независимость и был допущен в круги богатства и моды, он неизбежно обратился, наконец, к еще более высоким, но все же недоступным кругам интеллекта и гения, и стал чувствует только несовершенство своей культуры, тщеславие и недостаточность всех своих богатств, и дополнительно доказывает свой здравый смысл усилиями, которые он прилагает для обеспечения своих детей той интеллектуальной культуры, нужды которой он так остро чувствует; и таким образом он становится основателем семьи.И это тот, кого я называю дитя добра, которого добрый породил по своему подобию, чтобы быть в видимом мире по отношению к зрению и к предметам зрения, что есть добро в интеллектуальном мире по отношению к ум и вещи ума. Эмоциональное наслаждение наполняет и длится дольше, чем интеллектуальное наслаждение; и, кроме того, вы платите за моменты интеллектуального восторга блюзом. ,

интеллектуалов — Викисловарь

Английский [править]

Альтернативные формы [править]

Этимология [править]

От старофранцузского intellectuel , от латинского intelligentis

Произношение [править]

  • IPA (ключ) : / ntəˈlɛk (t) ʃʊəl /

Прилагательное [править]

интеллектуальный ( сравнительный более интеллектуальный , превосходный наиболее интеллектуальный )

  1. Принадлежащие к интеллекту или выполняемые им; умственные или когнитивные.
    интеллектуальные полномочия, виды деятельности и т. Д.
  2. Наделен интеллектом; способность понимать; способность к высшим формам знания или мысли; характеризуется интеллектом или умственными способностями

    и интеллектуальный человек

  3. Подходит для развития интеллекта; сформирован одним интеллектом и существует для него; воспринимается интеллектом

    интеллектуальная занятость

  4. Относительно понимания; лечение ума.
    интеллектуальная философия, иногда называемая «ментальной» философией
  5. (архаичный, поэтический) Духовный.
    • 1805 , Уильям Вордсворт, Прелюдия , Книга II, строки 331–334 (редакторы Джонатана Вордсворта, М. Х. Абрамса и Стивена Гилла, издано W. W. Norton & Company, 1979):
      Я не считаю бесполезными те мимолетные настроения / Призрачного ликования; не для этого, / Что они родственны нашему более чистому разуму / И интеллектуальный жизнь […]
Antonyms [править]
Производные термины [править]

Термины, производные от интеллектуальный (прилагательное)

Связанные термины [править]

Термины, этимологически связанные с интеллектуальным

Переводы [править]

принадлежат интеллекту или выполняются им; умственный или когнитивный

подходит для развития интеллекта

в отношении понимания

Существительное [править]

интеллектуалов ( во множественном числе интеллектуалов )

  1. Умный, образованный человек, особенно тот, кто рассуждает на научные темы.
    Синоним: highbrow
    Координатные термины: умник, ботаник, компьютерщик
    • 1991 , Стивен Фрай, Лжец , стр. 20–21:
      «Вы знаете, что я ненавижу интеллектуалов ».
      «Вы имеете в виду, что ненавидите людей, которые умнее вас».
      «Да. Думаю, именно поэтому ты мне так нравишься, Том.
  2. (архаичный) Интеллект или понимание; умственные способности или способности.
    • 1646 , Thomas Browne, Pseudodoxia Epidemica , Лондон: Эдв.Дод и Нат. Экинс, 1650, Книга I, Глава 1, стр. 2, [1]
      […] хотя их интеллектуалов не потерпели неудач в теории истины, но все же беспомощные и жестокие способности контролировали внушение разума […]
Производные термины [править]
Переводы [править]

интеллигентный человек, интересующийся интеллектуальными делами

См. Также [править]

Ссылки [править]

,

интеллектуалов — это … Что такое интеллектуалы?

  • интеллектуалов — В современных обществах интеллектуалы не образуют четко определенной группы. Традиционно роль интеллектуала была ролью мыслителя и искателя истины. В простых обществах они могут быть священниками или шаманами. В Европе от Возрождения до… Словарь социологии

  • интеллектуалов — в · тел · ле · ту · аль || â € šÉªntÉ ™ lektÊƒÊŠÉ ™ l n. очень умный человек; человек, занимающийся интеллектуальными занятиями, прил.или относящиеся к разуму или интеллекту, ментальному, рациональному; очень умный, блестящий; посвященный ментальному или…… Современный английский словарь

  • интеллектуалов — существительное см. Интеллектуал II, 2… Полезный английский словарь

  • интеллектуалов и ученых — С конца 1970-х годов китайские интеллектуалы публично представляли себя университетскими академиками, сначала борясь за установление некоторой социальной автономии от маоистского государства, затем пытаясь реформировать его, а в настоящее время пытаясь найти социальную… … Энциклопедия современной китайской культуры

  • Альянс интеллектуалов и племен за развитие — Альянс интеллектуалов и племен за развитие или Коалиция интеллектуалов и племен — это иракский политический список, который участвовал в выборах в мухафазе Аль-Анбар в 2009 году.Список был составлен тогдашней правящей Исламской партией Ирака, потому что… Википедия

  • Интеллектуалы — чистильщики обуви правящей элиты — Альбом Infobox | Имя = Интеллектуалы — это чистильщики обуви из правящей элиты Тип = Исполнитель альбома = Killdozer Выпущен = 1984 Запись = 1983 Жанр = Шум-рок, sludge metal, black metal Длина = 21:32 Лейбл = Touch Go Producer = Бутч Виг…… Википедия

  • Лига интеллигенции Грузии — Лига интеллигенции Грузии — это левая политическая партия в Грузии.На последних выборах в законодательные органы 28 марта 2004 г. партия входила в альянс «Единство Джумбера Патиашвили»… Wikipedia

  • Женщины — общественные интеллектуалы — Общественные интеллектуалы можно определить как тех, кто использует свой интеллект для работы, учебы, размышлений, рассуждений или вопросов и ответов на вопросы по широкому спектру идей. Хотя термин «публичный интеллектуал» традиционно оставался не…… Wikipedia

  • Мемориал замученных интеллектуалов в Мирпуре — Мемориальный памятник, вид спереди.jpg Мемориал замученных интеллектуалов в Мирпуре (на бенгальском: মীরপুর শহীদ বুদ্ধিজীবী স্মৃতিসৌধ) — памятник интеллектуальным мученикам во время Освободительной войны Бангладеш. Впервые он был построен 22 декабря 1972 года…… Википедия

  • Манифест фашистской интеллигенции — Джованни Джентиле: философ-отец итальянского фашизма. Манифест фашистской интеллигенции (Manifesto degli Intellettuali del Fascismo, итальянское произношение: [maniˈfɛsto de inteli intelletˈtwaːli del faʃˈʃizmo]) актуалиста…… Wikipedia

  • Интеллектуалы Нью-Йорка — группа американских писателей и литературных критиков-евреев, проживавшая в Нью-Йорке в середине 20-го века.Они выступали за политику левого крыла, но также были твердо антисталинистскими. Группа известна тем, что стремилась интегрировать теорию литературы…… Википедия

  • ,

    определение интеллектуального по The Free Dictionary

    Сэйнтсбери справедливо указывает, исправляя недостаточно информированного французского критика нашей литературы) радикальное различие между поэзией и прозой когда-либо признавалось ее учениками, однако образный импульс, который, возможно, является самым богатым из наших чисто интеллектуальных даров, был Он был склонен вторгаться в сферу этого такта и здравого смысла, в равной степени в отношении материи и манер, которыми мы не богаче, чем другие люди. Он знал, например, что каким бы притягательным ни было его влияние в некоторых отношениях над Старбаком, однако не охватывал полного духовного человека не более, чем простое телесное превосходство подразумевает интеллектуальное господство; ибо чисто духовное, интеллектуальное, но находится в своего рода телесном отношении.ЭТО мужество, наконец, стало тонким, духовным и интеллектуальным, это человеческое мужество, с крыльями орла и змеиной мудростью: ЭТО, как мне кажется, называется в настоящее время — «Жизнь между тем — настоящая жизнь с ее основными интересами здоровья и болезнь, тяжелый труд и отдых, а также его интеллектуальные интересы к мысли, науке, поэзии, музыке, любви, дружбе, ненависти и страстям — продолжались как обычно, независимо от политической дружбы или вражды с Наполеоном Бонапартом и от всех замыслов. реконструкции.»Какой!» — сказал Метла, — считаете ли вы руки домохозяйки интеллектуалами? »Поэтому он попросил меня ответить от его имени на два особых возражения, одно — интеллектуального, другое — морального характера. «Эта девушка была рождена, чтобы быть лидером в социальных и интеллектуальных кругах, вдали от Четырех Ветров», — сказала она Гилберту, когда они однажды ночью шли домой. Он лучше знал своего брата, тем более он заметил, что Сергей Иванович и многие другие люди, работавшие на благо общества, руководствовались не порывом сердца заботиться об общественном благе, а рассуждали из интеллектуальных соображений, что было бы правильно интересоваться общественные дела, и, следовательно, интересовались ими.Когда неграмотный и, возможно, пренебрежительный торговец заработал своим предприятием и трудом желанный досуг и независимость и был допущен в круги богатства и моды, он неизбежно обратился, наконец, к еще более высоким, но все же недоступным кругам интеллекта и гения, и стал чувствует только несовершенство своей культуры, тщеславие и недостаточность всех своих богатств, и дополнительно доказывает свой здравый смысл усилиями, которые он прилагает для обеспечения своих детей той интеллектуальной культуры, нужды которой он так остро чувствует; и таким образом он становится основателем семьи.И это тот, кого я называю дитя добра, которого добрый породил по своему подобию, чтобы быть в видимом мире по отношению к зрению и к предметам зрения, что есть добро в интеллектуальном мире по отношению к ум и вещи ума. Эмоциональное наслаждение наполняет и длится дольше, чем интеллектуальное наслаждение; и, кроме того, вы платите за моменты интеллектуального восторга блюзом. ,

    Читайте также:

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о