Понятие любви: Любовь | Понятия и категории

Содержание

Определения любви — Клейкие листочки — LiveJournal

Пересмотрев множество изречений о любви, я нашел, что остроумных среди них немало, а собственно определений почти нет. Наиболее точными, законченными и краткими мне представляются четыре:

«Каждый из нас – это половинка человека, рассеченного на две подобные камбалам части, и поэтому каждый ищет всегда соответствующую ему половину. […] Таким образом, любовью называется жажда цельности и стремление к ней». Платон

«Любить – это находить в счастье другого свое собственное счастье». Г. Лейбниц

«Истинная сущность любви состоит в том, чтобы отказаться от сознания самого себя, забыть себя в другом “я” и, однако, в этом же исчезновении и забвении впервые обрести самого себя и обладать самим собою». Гегель

«Любить – значит жить жизнью того, кого любишь». Л. Н. Толстой

И все-таки многие важнейшие свойства любви не затронуты этими изречениями – и мне захотелось определить их по-своему. По мере сложения определений я стал чувствовать, что они принадлежат не столько мне, сколько разным личностям со своими позициями, мировоззрением, жизненным и профессиональным опытом.

Ниже я привожу эти определения от имени тех, кому они с наибольшей вероятностью могли бы принадлежать, хотя, конечно, не уклоняюсь и от личной ответственности. Итак, представим нечто вроде платоновского пира, на который собрались наши современники.

Первым ринулся в бой военный: Любовь – это боевая готовность души. И тела тоже. Дерзость. Азарт. Напор. Любой ценой добиться цели. Собрать бы всех влюбленных – была бы сильнейшая армия в мире. Только… воевать ей не с кем.

Социолог: Любовь – уникальное чувство хотя бы потому, что в этом случае мы представляем интерес не какими-то своими полезными функциями, а сами по себе. Любовь – это редкая и опасная профессия: быть самим собой.

Женщина-психолог: Любовь – это самогипноз. Мы гипнотизируем себя образом другого человека и начинаем от него ежеминутно зависеть.

Ее коллега, мужчина

: Любовь – это наркотик, точнее, избирательная наркотическая зависимость одной личности от другой. Наркотиком может быть не только что-то, но и кто-то.

Студентка мехмата: Любовь – это бесконечное отношение двух конечных существ.

Пожилая женщина: Любовь – столь долгое занятие, что одной жизни для нее мало. Любовь – это готовность провести вечность вдвоем.

Мужчина загадочной, «печоринской» внешности: Любовь – это стремление так незаметно присвоить себе волю другого человека, чтобы он чувствовал себя свободным, – и при этом желал только меня.

Красавица лет двадцати пяти, выпускница престижного вуза: Любовь – это просто красивый миф. Как вечный двигатель в физике, единорог в зоологии, Атлантида в географии, философский камень в алхимии. Любовь ¬– это миф, созданный поэтами.

Поэт (говорит дольше всех): У слова «любовь» есть только шесть точных рифм: бровь, кровь, новь, свекровь, вновь, морковь. Эти рифмы не случайны, они образуют ритмический узор самой любви, смену ее возрастов.

1. Бровь. Встреча, милый облик, чудное мгновенье. «Взгляд один чернобровой дикарки. ..»

2. Кровь. Пробуждение страсти, волнение в крови. «…Полный чар, зажигающих кровь».

3. Новь. Сближение, радость, утро мира, обновление души и тела.

4. Свекровь. Семья, дом, расширенный круг родни, сложные внутрисемейные отношения.

5. Вновь. Вспышка нового, быть может, последнего чувства. «Я встретил Вас – и все былое в отжившем сердце ожило…»

6. Морковь. Мирная добросердечная старость. «Милый, натри мне немножко моркови…»

Так что любовь – это не только люб, это овь, овь, и еще раз овь.

Математик: Сила любви прямо пропорциональна квадрату ревности. Любовь увеличивается с каждым случаем ревности, потому что одновременно возрастает оценка возлюбленной (ее любит кто-то еще) и страх ее потерять (она может полюбить другого).

Юноша с длинными волосами: Любовь – это НЛО. Только не летающий, а летальный. Вроде гранаты, замаскированной под яркую игрушку. Повернешь ключик, заведешь пружину – и тебя нет.

Фотограф: У меня по роду занятий фотографическая память на лица. А любимое лицо невозможно запомнить – оно засвечивает фотопленку памяти.

Лингвист: Любовь трудно определить, потому что она выражается в междометиях, а не в полнозначных словах. Начинается удивленным «О-о!», проходит через охи и ахи, разряжается стоном: «А-а!!!» Ну что к этому добавить?

Физик: Любовь – это межличностный резонанс, или, по-нашему выражаясь, положительная интерференция, когда две встречные волны взрывообразно усиливают, а не гасят друг друга.

Музыкант: Любовь – это натянутая струна. Все дрожит, отзывается, становится музыкой. Со временем она провисает, и ее нужно заново натягивать.

Художница: Сент-Экзюпери сказал, что любить – это смотреть не друг на друга, а в одном направлении. Мне кажется, не то и не другое. Любить – это стоять вполоборота друг к другу и видеть, как лицо любимого дочерчивается пейзажем, линией горизонта, как даль приближается и становится лицом.

Автомобилист в темных очках, со шрамами на лице: В отношениях нужно соблюдать дорожные правила: не уверен – не обгоняй. Не обгоняй в своих чувствах партнера, если не уверен в его взаимности… А любовь – это когда разбиваешься вдребезги на обгоне.

Спортсмен: Любовь – это спринтерский забег на стайерскую дистанцию. Нет сил на ожидание. Сердце рвется вперед, задыхается. Всех опережает и первым приходит к финишу. А там его никто не ждет.

Супружеская пара, школьные учителя, он – литературы, она – английского языка.

Он: Любовь – это то же самое, что счастье, только наоборот. Любовь: мне нужен кто-то, кому и я могу быть нужен. Счастье: я нужен тому, кто нужен мне.

Она: Любовь – это когда и во сне видишь того, кто спит рядом. Счастье – это когда просыпаешься и видишь рядом того, кого видел во сне.

Последним высказывается философ: Любовь – такое отношение к другому существу, которое делает невозможным существование без него. Кратчайшее определение любви: нельзя быть без.

исторический аспект – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 177:94

Философские науки

Гарифуллина Л. Р., студентка 1 курса исторического факультета Стерлитамакского филиала Башкирский Государственный университет

Низамова Д. Н., студентка 1 курса исторического факультета Стерлитамакского филиала Башкирский Государственный университет Бадретдинова С. А., научный руководитель, к.и.н., доцент СФ БашГУ

ПОНЯТИЕ ЛЮБВИ В ФИЛОСОФИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Аннотация: статья посвящена анализу трансформации понятия любви в философских учениях различных исторических периодов, начиная от античности и заканчивая современностью. Рассмотрены трактовки данного понятия, его разновидности, применяемые в трудах наиболее известных представителей как западной, так и восточной философии.

Ключевые слова: любовь, античность, чувство, эпоха средних веков, божественная любовь, земная любовь, эпоха нового времени.

Abstract: the article analyzes the transformation of the concept of love in the philosophical teachings of different historical periods, from antiquity to modernity. The interpretations of this concept, its varieties used in the works of the most famous representatives of both Western and Eastern philosophy are considered.

Keywords: love, antiquity, the feeling, the era of the middle ages, divine love, earthly love, an epoch of new time.

Любовь… Как много это слово значит для нас. Все стремятся ощутить ее каждой частичкой своего тела и души. Данное чувство мы испытываем на протяжении всей жизни: любовь к родителям, родственникам, к себе, к своей второй половинке. Но до сих пор данному слову не дано точного определения.

Люди выражают это чувство разными действиями, например, объятиями, поцелуями, словами.

На протяжении многих веков люди рано или поздно начинали задумываться о том, что такое любовь и когда она возникла. На данные вопросы также искали ответы и философы разных времен, начиная с античности и заканчивая сегодняшним днем. Уже с античности, многие ученные утверждали, что любви в это время не было, потому что сознание людей на тот момент еще не доросло. В древнем обществе не существовало понятия индивид, каждая личность растворялась в коллективе, поэтому любовь рассматривалась не как факт личной жизни, а как универсальный процесс, в котором человек не играет решающей роли.

Еще в диалоге Платона «Пир» [2] Аристофан рассказывает миф, в котором говорит, о том, что изначально люди были трех полов, и третий пол соединял признаки обоих.

В период античности выделяли несколько аспектов любви, которые появятся в работах многих философов.

В древней Греции любовь называли разными словами: «эрос», «филия», «сторге», «агапэ».

«Эрос» у древних греков обозначал страстную половую любовь. Люди, которые относились к данному типу любви совершали безумные поступки. Но, данное чувство было быстротечным.

Еще один аспект любви — это «филия». Это спокойное чувство. Это несколько любовь сколько влюбчивость. Она может быть обращена к друзьям, родителям, к животным, к городу и т.д.

«Агапэ» — это нежная любовь. Оно больше жертвенная и снисходящая. Именно ее впоследствии будет восхвалять христианство.

«Сторге» — это любовь привязанность, которая характерна для людей, которые не могут представить свою жизнь друг без друга.

В философии древнего мира любовь рассматривалась как слияние двух противоположных полисов мира, необходимых для гармонии. Мужское начало всегда считалось активным, а женское- пассивным.

Впервые к проблеме о любви обратился Платон, он говорил, что любовь

— это божественная сила, которая помогает человеку пройти все

преграды, она была помощником, который вел по пути нравственности и вечной красоты. По его мнению, это был не физиологический инстинкт, который нужно было удовлетворить, а это жажда целостности, поиска своего Я.

Аристотель в своем учении показывает, что подлинная любовь обретается в взаимности, доверии, заботе.

Противоречит Платону мнение Эпикура, который утверждает, что любовь

— это только удовольствие, которые никому не вредит и не содержит в себе ничего плохого. Лукреция говорил о любви как о низкой чувственности.

Что касается эпохи средних веков, то тут происходит изменение взглядов людей на основные жизненные ценности. Данное изменение связано с установлением христианства, как мировой религии. Став носителем новой этики, религия рассматривает любовь как идеал всеобъемлющей человеческой жизни. В средние века любовь помогает приблизиться человеку к познанию Бога. Считалась, что любовь давалась только тем, кто ее заслуживал.

Августин, будучи представителем и завершителем латинской патристики, выделял два вида любви: первая — это земная, нечистая, которая ведет к аду, она тяжелая, не позволяет получить удовлетворения от истинной красоты жизни. А вторая — святая, которая превозносит нас к небесам.

Немалый вклад в вопрос о любви внес византийский мыслитель Григорий Нисский. По его мнению, любовь — это высшая форма выражения Божественного Эроса.

Такие видные философы Персии и Арабского востока как Омар Хаям [3] и Алишер Навои отождествляли любовь с вином. Согласно им, вино, которое наливали в сосуд, то есть в человеческую оболочку, наполняло людей в духовном плане, вводя чувство любви к Богу.

В эпоху Возрождения и в философии Нового Времени понятие любви стало широко развиваться. Стал появляться жанр философской литературы. Все ученые и мыслители стремились говорить о любви.

В своем учении видный философ Джордано Бруно представляет любовь как героическую, огненную страсть, которая окрыляет человека в стремлении познать мир.

Френсис Бэкон, английский мыслитель позднего возрождения, уважал христианскую любовь, но и уделял внимание земной любви. Для христианской любви, по его мнению, характерно собирательство всех добродетелей. Она воспитывает человека, успокаивает его душу и избавляет от лишних страстей.

В земной любви, по мнению Бэкона, человек приобретает самого себя, она спасает его от одиночества и превращает его жизнь в праздник. Но здесь же он утверждает, что любовь хороша только в комедиях, в жизни же она приносит несчастье, делаю людей одержимыми. И только слабый человек сможет позволить себе безумную страсть. Ф. Бэкон, утверждал, что земную любовь нужно держать на особом месте, если без нее нельзя обойтись. Философ был против чрезмерной и безумной любви.

Эпоха Нового времени, вобрав в себя опыт предыдущих исторических этапов, не уступала по количеству философов, которые дали свою оценку понятию и сущности любви.

Рене Декарт в своем трактате «Страсти души» [1] утверждает, что любовь — это волнение души, которое вызвано движением «духов», которое склоняет душу к добровольному соединению с близкими предметами.

Лейбниц особое внимание уделял любви — дружбе, которая развивает в человеке черты бескорыстной и жертвенной самоотверженности. Подлинная любовь, по мнению Лейбница, стремится к совершенству и заложена в глубинах нашего Я.

По Гоббсу, Локку любовь — это сильное желание ощутить что-то приятное и все. Божественная любовь уже уходит на задний план, а земная занимает твердые позиции.

Л. Фейербах утверждает, что любовь соединяет противоположные пола, как религиозное братство. По его мнению, любовь — это символ единства человека с человеком.

А. Шопенгауэр в книге «Мир как воля и представление» [5] утверждает, что человек, который имеет чувство любви, выступает в роли марионетки. А все остальные чувства, такие как: страсть, ревность, нежность, радость и т.д. это всего лишь маскировка. Любовь — это ловушка, а все остальное -обманчивое представление.

Любовь по М. Шелеру [4] существует независимо от наших представлений. Она материальна, как начало чувственности. Чтобы любовь стала действительностью, необходимо, чтобы был хоть один человек, который любит. Данный человек открывает своею любовью весь мир. Шелер выделил три ступени развития любви: любовь к добру, к высшим обретениям культуры и к священному.

Ж. П. Сартр говорит, что человек в любви утверждается при помощи другого, так как добивается от него своего признания. Он выявляет садомазохистский комплекс, который предусматривает пленение свободы другого, становление для него всем. Данный комплекс и считается идеалом любви.

Таким образом, понятие любви прошло длительное развитие. Изначально она была отвергнута философами, а потом прошла путь от божественной любви до земной. Любовь является одной из ведущих тем в философии. Только в любви и, проходя через нее, человек становится самим собой. Без этого чувства он является неполноценным, неживым существом, у которого нет смысла жить. Поэтому, осмысливая данную проблему, любовь человека в философии является центральным объектом изучения. Способность понять, что есть любовь была предпринята многими философами во все времена и скорее всего эта проблема будет еще долго волновать умы ученных и философов современности, ведь каждый человек видит в этом чувстве, что-то свое личное. Для всех любовь открывается по-своему, индивидуально.

Библиографический список:

1. Декарт Р. Страсти души. // Сочинения в 2 т.-Т. 1. — М.: Мысль, 1989.- С.481-572.

2. Платон — Собрание сочинений в 4 т. Т.2 / Пер. с древнегреч. Общ. редакция Л. Ф. Лосева. М.: Мысль, 1993.С.81-135.

3. Хаям О. О любви и смысле жизни. Издательство Олма Меди Групп Провещение, 2014. С. 100-144.

4. Шелер М. Трактаты о любви//сост.канд.фил.наук Зубец О.П. : М-1994, С.77-101.

5. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. — М.: Эксмо, 2015. С.99 — 171.

Понятие любовь: интервью с разными людьми

14 февраля 2017 | 18:00| Очевидные вещи

«Я тебя люблю» — наверняка, самые часто повторяемые слова в День святого Валентина. А что именно вкладывается в это понятие? «Диалог» выяснил, что думают по этому поводу музыкант, священник, психолог, писатель и ЛГБТ-активист.

фото с сайта pixabay.com

Музыкант Юрий Шевчук

Любовь — это всё сущее. Любовь — это путь. Один из последних философов религиозной русской православной школы Борис Вышеславцев очень хорошо писал о любви. Его крайняя книга как раз о ней. Он пишет, что любовь — это путь. Есть любовь физическая, чувственная, эмоциональная, даже ангельская, но всегда — это огромная дорога, и мы её проходим всю жизнь, иногда сворачивая направо или налево. Бывает, мы встречаем людей, которые не способны любить. Их жалко, потому что в результате они ничего о жизни и не понимают.

Священник Алексий Мороз

Любовь с православной точки зрения — это, прежде всего, любовь агапэ. В греческом языке есть четыре термина выражения разных оттенков любви: агапэ, сторге, филос, мания. С точки зрения христианства агапэ, то есть жертвенная любовь, какая была у Христа по отношению к людям, является основной и самой главной. Это когда ты ничего не требуешь взамен. Как солнце даёт свой свет всем: и добрым, и злым — так и любовь не может не любить, потому что это её суть. Она сделает всё, что идёт во благо духовному, физическому и психическому развитию ближнего. Только на основании такой любви — жертвенной или открытой — и может строиться настоящий брак, отношения внутри семьи. Если же брак построен на других видах любви, то он непрочен и ненадёжен, быстр, проходящ. Потом остаётся только пустота и осадок.

С точки зрения христианства агапэ, то есть жертвенная любовь, какая была у Христа по отношению к людям, является основной и самой главной.

Мы считаем, что настоящая любовь бывает только одна в жизни. Только один мужчина создан для одной женщины. А страсти — это разрушение, уничтожение любви и лишение человека счастья и радости от этого светлого чувства. Чем больше отдаёшь, тем больше приходит. Всё, что отдал, то твоё. В ситуации жертвенной любви человек соединяется с Богом и уподобляется ему. Дух Святой входит в такого человека, и он начинает быть подобным солнцу. Он постоянно получает эту благодать, энергию света от Бога, и она неистощима. Примеры тому — святые. Вспомните Серафима Саровского, который, когда приходили к нему люди, говорил «Радость моя, Христос Воскресе!» — и светился любовью, отдавал её всем приходящим людям. Именно такая любовь делает счастливыми всех. Отсутствие такой любви приводит к эгоизму, а первый эгоист — это дьявол, это чёрная дыра. Он только берёт и ничего не даёт. Человек, который любит кого-то, только потому что тот приносит ему удовольствие, может только разрушать, разрушаться сам и в конце концов делает и несчастным себя и ближнего.

Чем больше отдаёшь, тем больше приходит. Всё, что отдал, то твоё. В ситуации жертвенной любви человек соединяется с Богом и уподобляется ему.

Люди, которые не способны любить, всю жизнь прожили страстями. Каждому человеку даётся определённое количество любви, которое находится в нём как в сосуде, и если человек донесёт его до своего возлюбленного, то он будет счастлив, а если он будет прокалывать этот сосуд в разных местах, то жидкость любви изольётся, и человек останется пустой, сухой и неспособный к чувствам.

ЛГБТ-активист Юрий Гавриков

Любовь, прежде всего, — это способность выражать в отношении человека высокие чувства. То есть это олицетворение доверия к человеку, той степени душевной, личной и интеллектуальной близости, которую можно допустить. Любовь — это то, насколько ты впускаешь в свою жизнь человека. Это может касаться партнёра или родных и близких. Любовь, конечно, всегда читается в глазах. Когда один человек смотрит на другого, по его глазам сразу видно, насколько он влюблён. Здесь не нужны слова. Любовь всегда безусловна, это не торгово-денежные отношения. Это некий способ даяния. Она безответна по определению. Всё, что касается «ты — мне, я — тебе» — это не всегда любовь. Это может быть привязанность или созависимость. Любовь существует без ожидания какого-то отклика. Хотя, конечно, приятно, когда она взаимная. Немаловажным признаком человечности может являться любовь по отношению к себе. Я говорю не об эгоизме, а о том, что человек ценит, уважает себя, не опускается до низменных проявлений.

Любовь всегда безусловна, это не торгово-денежные отношения. Это некий способ даяния.

Бывает, люди лишены каких-то органов чувств или каких-то функциональных способностей. Бывает и отсутствие любви. Есть очень хорошая шутка: «Назовите мужской половой орган из двух букв». Он называется ум. Всё-таки в человеке интересно его мировоззрение, то, как он думает, как видит мир.

Психолог, психиатр Наталья Варская

Любовь — это гормональный процесс. Психология трактует это слово по-разному в зависимости от наполнения смыслом. Когда люди друг другу нравятся, происходят выбросы многих (целого списка) гормонов. Это ничем не объяснимо, поэтому и существует понятие «любовь с первого взгляда». Ты не знаешь, что это за человек, какой он, из какой семьи, подходит ли он тебе, но в животе возникают, как любят говорить, «бабочки». Это чисто физическое явление, вне размышлений, вне разума. Это длится не больше трёх лет. Может и несколько месяцев. У некоторых людей вообще несколько недель. Если люди сошлись, и за время, пока гормоны действуют, стали близки: выяснилось, что им есть, о чём говорить, чем жить, потом общие дети, общие цели — они могут жить, когда прекратился, как я это называю, «гормональный наркоз».

Это длится не больше трёх лет. Может и несколько месяцев. У некоторых людей вообще несколько недель.

Под этим наркозом человек другого человека воспринимает в искажённом виде, в значительно улучшенном, неадекватно, необъективно. Впоследствии это заменяется привычкой, уважением и многими общими вещами. Может дружба возникнуть, например. Если что-то наросло поверх гормонов, то брак сохранится. Как мы знаем, разводов много: ведь далеко не у всех возникает что-то кроме гормонального процесса. Безусловная любовь — из метафизической области. Она может возникать не обязательно к человеку: любовь к Родине, всепоглощающая любовь ко всему человечеству. Бывают люди, которые не могут любить. Я не могу утверждать, но есть сообщения генетиков, будто бы существует ген, отвечающий за возможность любить. Кто-то его лишён. Я, как психолог, могу сказать, что воспитание и сценарий, который родители вложили, тоже очень влияют. Если между родителями не было любви, они передают это поведение своим потомкам. Человек любит гипофизом, который как бы является фабрикой всех гормонов. Если говорить о высокой любви, то здесь речь идёт о душе.

Писатель и политик Эдуард Лимонов

Любовь у меня 8 марта выражается. Мама меня учила, что это происходит 8 марта. Эти западные веяния (речь о Дне святого Валентина — ИА «Диалог») я не особо понимаю. Любовь есть, вы можете увидеть это у выхода из роддома. Хотя я далёк от этих посторонних размышлений. Любовь — это женщина. Появляется женщина, а мужчина на месте. Вот вам и любовь. Но зачем размышлять над такими индивидуальными актами эмоций и страстей?

Подготовила Маша Всё-Таки / ИА «Диалог»

Британские ученые выяснили, как появилась любовь

  • Мелисса Хогенбум
  • BBC Earth

Автор фото, iStock

Романтическая любовь, похоже, существовала в каком-то виде еще задолго до появления на земле человека, и некоторые специалисты полагают, что она возникла как продукт убийства и насилия, рассказывает обозреватель BBC Earth.

Сердце начинает биться чаще, из пор на коже выступают крохотные капельки пота, а организм вырабатывает гормоны, от которых кружится голова и внутри становится тепло.

Эти биологические процессы сопровождают начальный период влюбленности (или просто увлечения — на первых порах сказать бывает сложно).

Любовь — неотъемлемая составляющая истории человечества. Искусство и культура полны историй о счастливой или несчастной любви. Полки библиотек ломятся от романтической литературы.

«Любовь — не кукла жалкая в руках

У времени, стирающего розы

На пламенных устах и на щеках,

И не страшны ей времени угрозы», — написал Шекспир в своем сонете 116.

Поэт, похоже, был ближе к истине, чем он сам мог предположить.

Если взглянуть на эволюцию любви в животном царстве, становится ясно, что она возникла задолго до появления человечества. А причины ее возникновения, возможно, довольно зловещи.

Автор фото, Rupa PandaCC by 2.0

Подпись к фото,

Любовь появилась раньше человечества?

Любовь в современном понимании эволюционировала из секса — а секс, в свою очередь, был одним из первых изобретений живых существ на нашей планете. С его помощью живые организмы передают свои гены потомству.

Для любви необходим мозг, способный к эмоциям. С момента появления жизни до появления у жизни первых мозгов прошло несколько миллиардов лет. Поначалу эти мозги представляли собой лишь небольшие сгустки нервных клеток.

Шло время, и примерно 60 миллионов лет назад появились первые представители отряда приматов. Как считают ученые, в процессе эволюции мозг некоторых приматов становился все больше и больше, и в итоге они превратились в современных людей.

В связи с этим возникла проблема: увеличение мозга означало, что потомство должно рождаться на более ранней стадии развития, потому что в противном случае голова ребенка или детеныша не пролезет через родовой канал.

Поэтому человеческие младенцы и детеныши горилл и шимпанзе рождаются практически беспомощными, и их родители должны уделять много времени заботе о них.

Длинное детство связано и с еще одним риском.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

За маленьким бабуином будут ухаживать оба его родителя

Самки многих современных приматов с зависящим от них юным потомством не способны к спариванию до отнятия детеныша от груди. Чтобы получить доступ к такой самке, самцу нужно убить детеныша.

Детоубийство распространено у многих видов, в том числе у горилл, нечеловекообразных обезьян и дельфинов.

Эти факты натолкнули Кита Опи и его коллег из Университетского колледжа в Лондоне на интересную мысль.

Почти треть всех видов приматов формируют моногамные разнополые пары, и в 2013 году Опи предположил, что такое поведение появилось для предотвращения детоубийства.

Группа ученых под его руководством изучила фамильное древо приматов, чтобы разобраться в том, как процессы спаривания и выращивания потомства видоизменялись в ходе эволюции.

В результате анализа ученые пришли к выводу, что проблема детоубийства является причиной моногамии уже последние 20 миллионов лет — так как она стабильно предшествует моногамии в эволюционном процессе.

Некоторые виды выработали другие способы решения этой проблемы, и этим объясняется тот факт, что не все приматы моногамны.

К примеру, шимпанзе и бонобо минимизируют риск детоубийства за счет беспорядочных половых связей. Самцы не убивают детенышей, так как у них нет уверенности, что это не их потомство.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Эмоциональная связь матери и ее детеныша очень сильна

Но у тех видов, у которых самцы и самки начали формировать устойчивые пары, улучшились шансы на выживание детенышей, так как самцы могут брать на себя часть родительских обязанностей.

То есть, по мнению Опи, эволюция благоприятствует моногамности.

Этот процесс, по мнению Робина Данбара из Оксфордского университета, мог быть необратимым, приводя к значительным изменениям в структуре головного мозга, чтобы пара формировалась на всю жизнь.

Для этого нужны ментальные механизмы предпочтения одного партнера и неприятия потенциальных соперников.

Опи считает, что этот процесс мог дать серьезный толчок эволюции человечества. Помощь мужчин в уходе за детьми помогла ранним человеческим сообществам расти и развиваться, а это, в свою очередь, «позволило нашему мозгу вырасти до больших размеров, чем у наших ближайших родственников».

Эту теорию при желании можно подтверждить известными нам фактами. По мере роста размеров мозга улучшались способности к совместным действиям и размеры групп: обнаружены свидетельства того, что жившие почти два миллиона лет назад ископаемые люди вида Homo erectus (человек прямоходящий) собирались в большие группы и сотрудничали друг с другом.

Кроме того, похоже, что для возникновения романтической любви необходимы отделы головного мозга, которые сформировались у приматов сравнительно недавно.

Автор фото, John R. Foster SPL

Подпись к фото,

У человека прямоходящего мозг был крупнее, чем у его предков

Стефани Качиоппо из Чикагского университета в американском штате Иллинойс провела анализ имеющихся исследований, в ходе которых при помощи магнитно-резонансной томографии изучались отделы мозга, задействованные в любви. Она выяснила, что наиболее яркие и абстрактные переживания завязаны на угловую извилину мозга.

Она также связана с некоторыми элементами человеческого языка, к примеру, с метафорами.

Что, в общем, неудивительно — без сложного и богатого языка нельзя выразить тонкие и яркие эмоции.

Надо полагать, в процессе сочинения любовных сонетов угловая извилина Шекспира работала на полную мощность.

Угловая извилина имеется только у человекообразных обезьян и у человека. Мы не знаем, какую роль она играет в эмоциях человекообразных обезьян — Качиоппо любезно поясняет, что им «не проводят бесплатную магнитно-резонансную томографию».

Поэтому нам трудно сказать, что шимпанзе думают о своих партнерах. Сонетов они, понятное дело, не пишут — впрочем, как и большинство людей.

Тем не менее результаты, полученные Качиоппо, некоторым образом намекают на то, что развитию способности к любви помог большой объем мозга.

Автор фото, Carol Mike Werner SPL

Подпись к фото,

При влюбленности активизируются древние участки нашего мозга

А вот концепция Кита Опи о детоубийстве как двигателе социального прогресса вызвала споры. Не все специалисты согласны с тем, что эта кровавая практика имела какое-то отношение к формированию моногамии.

Антрополог Роберт Сассман из Университета Вашингтона в Сент-Луисе в американском штате Миссури — один из таких скептиков.

По его мнению, и детоубийство, и моногамия — настолько необычные модели поведения, что они вряд ли могут быть связаны между собой.

Есть и другие возможные объяснения: по итогам проведенного в 2014 году исследования ученые сделали вывод, что моногамия могла сформироваться как вариант «стратегии охраны партнера» — то есть самцы остаются с самкой, чтобы с ней больше никто не спаривался.

Годом позже был проведен анализ эволюции лемуров (они тоже приматы), по итогам которого специалисты предположили, что устойчивые пары могли начать формироваться из-за конкуренции среди самок.

Автор фото, Barn Images CC by 2.0

Подпись к фото,

Оказывается, у любви на всю жизнь древние корни

Опи все эти доводы не убеждают. Он считает, что методы, примененные в этих исследованиях, «не могут быть использованы для определения причин перехода к моногамии».

Ясно одно: многие виды приматов неплохо обходятся без постоянных родительских пар и, возможно, без всякого подобия романтической любви.

Но у всех приматов есть общая характеристика: сильная эмоциональная связь матери и детеныша.

Это относится «даже к ночным приматам, ведущим одиночный образ жизни», говорит Сассман. Он считает, что ментальные процессы, лежащие в основе эмоциональной связи матери с ее потомством, трансформировались в романтическую любовь.

И этому есть определенные нейрологические свидетельства.

Любви трудно дать точное определение, но нейрологи считают, что у нее есть несколько накладывающихся друг на друга стадий.

Первая стадия — половое влечение: нас тянет к какому-то человеку. Прикосновение к нему приводит к выбросу улучшающих настроение гормонов, и мы ощущаем сильную тягу быть рядом.

Автор фото, Juliana Coutinho CC by 2.0

Подпись к фото,

Любви все возрасты покорны, но откуда взялась она сама?

В эту стадию активно вовлечена лимбическая система — одна из самых древних систем головного мозга. В частности, подключается островок — отдел, задействующийся при сильных эмоциональных переживаниях.

Работает и вентральный стриатум — центр вознаграждения. Когда мы видим красивое лицо, он активизируется: другими словами, мы получаем вознаграждение, созерцая объект страсти.

Когда сексуальное влечение переходит во вторую стадию, романтическую любовь, лимбическая система продолжает играть в этом процессе ключевую роль.

Вырабатывается нейромедиатор дофамин, вызывающий чувство удовольствия, и гормон окситоцин, формирующий чувство спокойствия рядом с партнером.

Такая последовательность говорит о том, что острое удовольствие, испытываемое в фазе сексуального влечения, может напрямую приводить к романтической любви. «Любовь обычно происходит из желания. Невозможно страстно любить человека, к которому не испытываешь влечения», — говорит Качиоппо.

В то же время подавляются отделы мозга, отвечающие за более сложную деятельность. К примеру, опыты показали, что деактивируется префронтальная кора, задействованная в принятии рациональных решений.

На этой стадии человек в самом прямом смысле сходит с ума от любви. Влюбленные неадекватно обрабатывают поступающую им внешнюю информацию, говорит Томас Льюис, нейролог из Калифорнийского университета в США: «Они не оценивают объект страсти критически или хотя бы достаточно разумно».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Любви трудно дать точное определение, но семья — ее традиционный атрибут, без которого она теряет смысл для многих людей

Подавляется выработка серотонина, который обычно помогает нам сохранять спокойствие. Что тоже неудивительно, если вспомнить, насколько одержимым может становиться влюбленный человек.

Низкий уровень серотонина отмечается также в мозге людей с психологическими расстройствами, к примеру, с неврозом навязчивых состояний.

«С эволюционной точки зрения состояние влюбленности необходимо для того, чтобы два человека проводили вместе много времени, и чтобы в итоге случилась беременность», — говорит Льюис.

Но пары долго не пребывают в столь эмоционально интенсивном, одержимом состоянии. Через несколько месяцев, иногда после переходного «медового месяца», начинается товарищеская стадия.

В этой фазе уровни серотонина и дофамина нормализуются. Но остается чувство близости — окситоцин никуда не девается.

При подавлении уровня окситоцина у представителя моногамного вида — к примеру, у степной полевки – этот представитель перестает быть моногамным.

«Связи, удерживающие людей вместе, основаны не на дофамине и не на мощном, сумасшедшем восторге. Вознаграждение есть, но оно иного, более спокойного рода», — поясняет Льюис.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Взаимные прикосновения приятны всем влюбленным

Здесь стоит вспомнить предположение Сассмана о том, что романтическая любовь эволюционировала из эмоциональной связи матери и ребенка. Связи в постоянных парах напоминают ее и основываются на схожих гормональных процессах.

Исследования показали, что и у людей, и у животных лишение «любимого» вызывает похожее ощущение эмоциональной боли. Поэтому неудивительно, что мы стремимся избежать этого чувства, оставаясь вместе.

Во всех известных стадиях любви большую роль играет лимбическая система. Она есть в том или ином виде у многих видов млекопитающих и даже у рептилий. Эта система головного мозга сформировалась задолго до появления первых приматов.

«В возникновении привязанности и формировании пары задействованы самые древние отделы нашего мозга, и они активны у многих видов животных», — говорит Качиоппо.

Другими словами, мозг животных уже сотни миллионов лет приспособлен испытывать по крайней мере некоторые из аспектов любви.

А у предков человека под воздействием разных факторов сформировался большой мозг, способный и на полноценную романтическую любовь.

Какова бы ни была причина, заставившая нас тянуться друг к другу — будь то детоубийство или связь матери и детеныша, — во многом именно благодаря любви человек разумный как вид оказался столь успешным.

Любовь — это… Что такое Любовь?

  • любовь — Любовь …   Словарь синонимов русского языка

  • ЛЮБОВЬ — это эгоизм вдвоем. Перефразированная Жермена де Сталь Любовь это взаимное святотатство. Кароль Ижиковский Любовь это попытка мужчины удовлетвориться одной единственной женщиной. Поль Жеральди Любовь это краткий промежуток времени, когда лицо… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • ЛЮБОВЬ — интимное и глубокое чувство, устремленность на др. личность, человеческую общность или идею. Л. необходимо включает в себя порыв и волю к постоянству, оформляющиеся в этическом требовании верности. Л. возникает как самое свободное и постольку… …   Философская энциклопедия

  • Любовь —  Любовь  ♦ Amour    «Любить значит радоваться», – утверждает Аристотель («Евдемова этика», VII, 2). Но в чем различие между радостью и любовью? В том, что любовь, как учит Спиноза, «есть удовольствие, сопровождаемое идеей внешней [или, добавил бы …   Философский словарь Спонвиля

  • любовь — (горячая, беззаветная, бескорыстная, страстная), влечение, увлечение, привязанность, склонность, наклонность, слабость (к чему), страсть, пристрастие, преданность, тяготение, мания, симпатия, верность, благоволение, благорасположение, благо… …   Словарь синонимов

  • любовь — 1) высокая степень эмоционально положительного отношения, выделяющего его объект среди других и помещающего его в центр жизненных потребностей и интересов субъекта (Л. к родине, к матери, к детям, к музыке и т. д.). ; 2) и …   Большая психологическая энциклопедия

  • ЛЮБОВЬ — ЛЮБОВЬ, любви, твор. любовью, жен. 1. только ед. Чувство привязанности, основанное на общности интересов, идеалов, на готовности отдать свои силы общему делу. Любовь к родине. || Такое же чувство, основанное на взаимном расположении, симпатии,… …   Толковый словарь Ушакова

  • Любовь — ови, жен. Слав.Производные: Люба; Любава; Любаня; Любаха; Любаша; Любуся; Люся; Буся; Любуша.Происхождение: (Заимств. из ст. сл. яз., где появилось как калька с греч. имени Charis. От charis любовь.)Именины: 30 сент. Словарь личных имён. Любовь… …   Словарь личных имен

  • ЛЮБОВЬ — ЛЮБОВЬ, интимное и глубокое чувство, устремленность на другую личность, человеческую общность или идею. В древней мифологии и поэзии космическая сила, подобная силе тяготения. У Платона и в платонизме любовь эрос побудительная сила духовного… …   Современная энциклопедия

  • ЛЮБОВЬ — интимное и глубокое чувство, устремленность на другую личность, человеческую общность или идею. В древней мифологии и поэзии космическая сила, подобная силе тяготения. У Платона и в платонизме любовь эрос побудительная сила духовного восхождения; …   Большой Энциклопедический словарь

  • ЛЮБОВЬ — ЛЮБОВЬ, любви, твор. любовью, жен. 1. Глубокое эмоциональное влечение, сильное сердечное чувство. Чары, ожидание, муки любви. Признание в любви. Объясниться в любви. Брак по любви, без любви. Выйти замуж по любви (за любимого человека). Л. до… …   Толковый словарь Ожегова

  • Любовь в четырёх разговорах

    Ю. С.: Точно так же, как всё хотя бы отдалённо эротическое в русской литературе написано с мужской точки зрения, так и культ дружбы — это всегда культ мужской дружбы. От Дениски и Мишки до Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича. А как речь заходит о женском общении, так сразу — дама приятная и дама приятная во всех отношениях. То есть какие-то заведомо недостойные серьёзного внимания финтифлюшки с присущим им непостоянством и коварством. Принижающие стереотипы, свойственные мужскому взгляду.

    П. Р.: И отсюда вырос стереотип о том, что женщина не умеет дружить.

    Л. О.: Уже упомянутый Варей роман Байтова «Любовь Муры», конечно, тоже многое может нам про это рассказать. Мы в нём находим и сторге, и эрос, и филию в разных пропорциях. Но вот, Юра, вы говорите про Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича, а это замечательнейший антипример того, что мы сегодня обсуждаем. Вроде бы их «сам чёрт связал верёвочкой — куда один, туда и другой плетётся», не было двух других таких приятелей во всём Миргороде. Но как только возникает пустяшный пробный камень, как часто у Гоголя, сущий анекдот, эта дружба сменяется полной своей противоположностью. Они ненавидят друг друга с той же страстью, с которой дружили, просто меняется модуль чувства, которое им было необходимо, чтобы поддерживать своё существование. Это не любовь и не дружба.

    В. Б.: Это модель любой школьной и подростковой дружбы, мне кажется. Она переходит от любви к ненависти и обратно довольно быстро.

    Л. О.: Ну возможно, но они не были школьниками. Мне вообще кажется, что современное понимание детской дружбы очень многим обязано «Гарри Поттеру». Всё это, безусловно, ещё и бесконечный материал для фанфикшна. Может быть, весь фанфикшн с его идеей шипперинга Желание фанатов, чтобы те или иные герои произведений или поп-звёзды вступили в романтические отношения. Часто присутствует в фанфикшне и фан-арте. ⁠ , того, кто с кем наконец начнёт встречаться и любить друг друга, произрастает именно из этого обилия филии, разлитой в оригинальных текстах.

    В. Б.: Если говорить про советскую подростковую или юношескую любовь, то там, действительно, мотив товарищества был важен. Если уж из взрослой советской литературы секс был изгнан, то что говорить о подростковой? Можно вспомнить образцовую советскую книгу о первой любви — «Дикая собака динго»: там присутствует любовный треугольник, тем не менее все чувства, объединяющие героев, — в первую очередь именно товарищеские: они приходят друг другу на выручку, они объединены какими-то общими устремлениями. Если взять американскую подростковую литературу, мы увидим совершенно другую картину, хотя бы у Сэлинджера: там девочки с Венеры, а мальчики — с Марса, их объединяет только эротическое чувство, которое уж потом может перерасти в дружеское.

    Л. О.: А у Харпер Ли, например, нет. Я последний человек, который стал бы цитировать Сергея Михалкова, да, но вот стихотворение:

    Мальчик с девочкой дружил,
    Мальчик дружбой дорожил,
    Как товарищ, как знакомый,
    Как приятель он не раз
    Провожал её до дома
    До калитки в поздний час.

    Очень часто с нею вместе
    Он ходил на стадион,
    И о ней как о невесте
    Никогда не думал он.

    Но родители-мещане
    Говорили так про них:
    «Поглядите! К нашей Тане
    Стал захаживать жених!»

    Дальше продолжаются шуточки про тили-тили-тесто. А кончается тем, что дружба умерла, «умерла от плоских шуток, / злых смешков и шепотков, / от мещанских прибауток, / дураков и пошляков». 

    П.  Р.: И у кого такого не было? У всех такое было.

    Л. О.: В Советском Союзе этот момент следовало ценить совершенно отдельно. Никаких сообщающихся сосудов от дружбы к любви тут не могло быть, в противном случае это эксцесс, как в фильме «А если это любовь?».

    Мне хочется сразу три советских текста вспомнить. Первый — «Как закалялась сталь» Островского, где Павел Корчагин, путешествуя с Ритой Устинович, испытывает к ней безусловное влечение. «Для него Рита была неприкосновенна, это был его друг и товарищ по цели, его политрук, и всё же она была женщиной. Он это впервые ощутил у моста, и вот почему его так волнуют её объятия». Он подавляет в себе это нетоварищеское чувство, они разъезжаются, она даже некоторое время думает, что он погиб, потом они встречаются снова, и между ними происходит примечательный разговор, полный экивоков, намёков и, наконец, прямых вопросов: 

    — Остаётся пожалеть, Павел, что этот разговор происходит через три года после того, как он должен был произойти, — сказала Рита, улыбаясь в каком-то раздумье.  
    — Не потому ли жаль, Рита, что я никогда не стал бы для тебя больше, чем товарищем?
    — Нет, Павел, мог стать и больше.
    — Это можно исправить.
    — Немного поздно, товарищ Овод. — Рита улыбнулась своей шутке и объяснила её:
    — У меня крошечная дочурка, у неё есть отец, большой мой приятель. Мы все втроём дружим, и трио это пока неразрывно.

    Тут каждое слово значимо: и «пока», и «дружим», и «большой приятель». Это на самом деле аналог любовного объяснения в куртуазном обществе с помощью «флирта цветов» Игра, в которой участники обмениваются карточками с названиями цветов и короткими репликами, намекающими на романтические отношения. Получила распространение в России во второй половине XIX века. ⁠ . При этом Павел Корчагин здесь говорит, что ему очень больно это слышать, но он приобрёл больше, чем потерял. Он приобрёл человека, про которого знал, что между ними могло что-то быть, и он искренне рад новой встрече. В общем, это всё переводится в позитивное созидательное русло.

    Социальный смысл любви

    Любовь, несомненно, относится к числу экзистенциальных категорий человеческого бытия, то есть к числу таких проявлений человеческой жизни, без которых она принципиально не полна: вне любви человек лишается ощущения радости жизни, ее эмоциональной наполненности, стимула к конструктивной деятельности. В конечном итоге в отсутствие любви человек может утратить само желание жить, окажется не в состоянии мобилизовать свою волю для того, чтобы придать жизни определенную направленность и осмысленность.

    Вместе с тем приходится отметить, что в реальности любовь – явление достаточно редкое. Во всяком случае, можно с определенностью констатировать, что в действительной истории общества любовь встречается значительно реже, чем можно судить по тому, сколь часто она встречается в произведениях искусства, поэзии или даже в повседневном словоупотреблении. Употребляя слово «любовь» «всуе», люди вкладывают в него самый разный смысл, часто весьма произвольный.

    Нередко понятие «любовь» трактуется в качестве некоего подобия вещи, которую следует приобрести, а партнеры по «любви» рассматривают друг друга, исходя из принципа «обладать» или «иметь». Явное, а чаще неявное, понимание любви с позиций обладания, с позиций собственности весьма распространено.

    По поводу такого понимания любви Э. Фромм писал: «Дело в том, что такой “вещи”, как любовь, не существует. “Любовь” – это абстракция; может быть, это какое-то неземное существо или богиня, хотя никому еще не удавалось увидеть эту богиню воочию. В действительности же существует лишь акт любви. Любить – это форма продуктивной деятельности. Она предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения»[1].

    Если же «человек испытывает любовь по принципу обладания, то это значит, что он стремится лишить объект своей “любви” свободы и держать его под контролем. Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает ее. Когда люди говорят о любви, они обычно злоупотребляют этим словом, чтобы скрыть, что в действительности они любви не испытывают. Многие ли родители любят своих детей? Этот вопрос все еще остается открытым… История западного мира двух последних тысячелетий свидетельствует о таких ужасных проявлениях жестокости родителей по отношению к собственным детям – начиная от физических истязаний и кончая издевательствами над их психикой, – о таком безразличном, откровенно собственническом и садистском отношении к ним, что приходится признать, что любящие родители – это скорее исключение, чем правило»[2].

    Следует согласиться с Фроммом, что то же можно сказать и о браке: действительно любящие друг друга муж и жена – явление достаточно редкое. Часто за любовь принимается то, что таковой не является. Обычай «вступать в брак», общие экономические интересы, обоюдная привязанность к детям, взаимная зависимость – все это осознается как «любовь», пока один или оба партнера не признаются, что они не любят и никогда не любили друг друга.

    Особое «коварство» собственнической установки по отношению к любви заключается в том, что эта установка может обнаружиться не сразу, поэтому на первых этапах сближения люди могут не ощущать и не обнаруживать ни своих собственнических устремлений, ни аналогичных со стороны партнера. Для первого этапа развития отношений характерно, как правило, желание продемонстрировать свои лучшие качества, свое внимание к партнеру, интерес к его личности, уважение к ней. Однако все может измениться едва ли не на следующий день после заключения брака. Цель достигнута, желанный «объект» стал моей собственностью, следовательно, он поступил в мое полное распоряжение. Таким образом, доминирование установки на обладание часто ведет к развитию отношений по линии: сначала любовь, затем «мирное совместное владение собственностью, некая корпорация» (Э. Фромм), ошибочно именуемая семьей. Наконец, выход нередко видят в поиске нового партнера или партнеров, полагая, что они способны удовлетворить потребность в любви. Но и новая любовь неизбежно терпит крах, если она основана на том же стремлении «иметь», то есть подчинить себе партнера, владеть любовью, подобно тому, как владеют некой вещью, имуществом. Любовь принципиально не может быть основана на стремлении подчинить своим интересам и партнера, и саму любовь. Поэтому вполне правомерно утверждение, что «любовь – дитя свободы».

    Но если любовь не может быть построена на эгоистически-собственнической установке, то не менее важным для любви является умение партнеров избежать и противоположной опасности – чрезмерного альтруизма. Такой альтруизм выражается в желании угодить партнеру во всех случаях, в готовности всегда и всюду удовлетворять все его капризы. Возражая против понимания любви как абсолютного альтруизма, С. Франк писал: «Любовь не есть холодная и пустая, эгоистическая жажда наслаждения, но любовь и не есть рабское служение, уничтожение себя для другого. Любовь есть такое преодоление нашей корыстной личной жизни, которое и дарует нам блаженную полноту подлинной жизни и тем осмысляет нашу жизнь»[3]. Любящий не может и не должен раствориться в любимом. Он не может и не должен потерять свое лицо, свою личность, поскольку в этом случае он рискует погасить интерес к себе не только со стороны посторонних людей, но и со стороны любимого. Забота о сохранении и развитии творческого потенциала собственной личности каждого из партнеров является необходимым условием любви. При этом условии общение в любви становится взаимным духовным обогащением, совместным творчеством друг друга и свободным творчеством совместной жизни. Любовь есть свободная взаимосвязь и творческое взаимодействие участников любви.

    Особо следует сказать о половой любви. Для этого вида любви, конечно, важна страстная, «дионисийская» природа любви. Под влиянием страсти партнеры по любви способны, конечно, и на безрассудные поступки. Тем не менее это безрассудство имеет свои пределы. Например, Рогожин в романе «Идиот», будучи по натуре человеком безудержно страстным, любит Настасью Филипповну со всей силой безоглядной страсти. Он бросает на ее глазах в огонь стопки ассигнаций, решительно и бесцеремонно расправляется с противниками, сокрушает все препятствия, чтобы завладеть душой и телом Настасьи Филипповны. Но, однако, все же трудно вообразить, чтобы ему пришла в голову мысль посадить ее на цепь, как это происходит сегодня в некоторых современных сюжетах. Теми, кто лишает женщину свободы, заключает ее в темницу, заковывает в цепи и насилует вопреки ее воле, движет отнюдь не любовь. Это безудержная похоть, распущенность, при которой сладострастие стало полновластным хозяином души и теперь диктует агрессивные устремления, в том числе и по отношению к тому человеку, который стал объектом вожделения.

    На сегодняшний день следует отметить весьма тревожную ситуацию, которая, в частности, делает философское осмысление любви исключительно актуальным. С достаточной степенью уверенности можно сделать вывод о том, что в современном мире торжествует культ секса. Секс наряду с насилием доминирует в массовой культуре начала xxi столетия. Очевидно, что чем больше современный мир ориентируется на секс, тем больше он уходит от любви: происходит извращение понятия половой любви, и в целом имеет место искажение всего комплекса отношений между мужчиной и женщиной.

    Теоретическое оправдание гипертрофированного культа секса находим в книге Э. Гидденса[4].

    Центральным для концепции Гидденса является понятие «конфлюентная любовь». Согласно автору, в эпоху «после сексуальной революции», то есть в современную эпоху глобализации, любовные чувства и отношения меняются. На смену романтической любви приходит то, что автор называет конфлюентной любовью. Конфлюентной любви присущи следующие характеристики. «Первое, сексуальность становится непременным и основным компонентом любовных отношений. Второе, ценным в любви оказывается не объект любви, который не воспринимается более в качестве неповторимого, единственного и в идеале обретенного навсегда, а сами отношения как факт здесь-и-сейчас осуществляющейся жизни. Третье, это – текучая, преходящая любовь»[5].

    Представляется, что нет необходимости в обстоятельном анализе книги, тщательном рассмотрении тонкостей дефиниций, сложных логических построений и аргументации. В современном мире ситуация такова, что ни титулы, ни ученые звания не дают гарантии качественности идей и концепций. Перед нами тот случай, к которому вполне применима поговорка: «чтобы убедиться, что щи прокисли, не обязательно есть всю кастрюлю». Поэтому достаточно обратить внимание лишь на некоторые моменты предложенной концепции.

    Автор, профессор социологии, директор всемирно известной Лондонской высшей школы экономики открывает читателям «громовую истину» (которая выражена в приведенной выше цитате). Представляется, что «ценным в любви оказывается не объект любви, который не воспринимается более в качестве неповторимого, единственного, а сами отношения как факт здесь-и-сейчас осуществляющейся жизни». Но если объект любви, то есть другой человек, не является ценностью, а ценностью является то, что я хочу от него получить (в данном случае сексуальное удовольствие), то о какой любви вообще может идти речь? «Другой» вообще не существует для меня как человек, как личность. Такого рода отношения можно называть как угодно, но только не любовью.

    Скорее всего, это то самое холодно-отстраненное отношение к человеку «как к средству только, но не как к цели», против которого, формулируя категорический императив, резко выступал Кант, а вслед за ним и последующая философия и европейская культура в целом. Утилитарное отношение к человеку сопровождает, к сожалению, всю историю человечества. Поэтому в нем нет ничего нового. Но культура и философия всегда сопротивлялись превращению человека в «штифтик», в «разменную монету», в «средство», утверждая и возвышая достоинство личности.

    «Характерно, – отмечает Р. Г. Апресян, – что З. Бауман, другой известный английский социолог, пишущий на темы, близкие тем, что развивает Гидденс, говорит о liquid love, прибегая к лексеме, семантически близкой лексеме “confluent”»[6]. Тем не менее «liquid love» – буквально «жидкая любовь» – в русском языке имеет богатую и неоднозначную семантику. Так, если о ком-то говорят: «жидкий человек», то, конечно, не имеют в виду его «текучесть», гибкость. Смысл в данном случае совсем иной, вполне понятный. Для более ясного и точного выражения идей Гидденса как раз и следовало бы перевести его «confluent» как «жидкий». Тогда «жидкая любовь» полностью встраивается в контекст «жидкий человек», «жидкое общество», «жидкая жизнь» и т. д. Вот эту «жидкую жизнь» и предлагает нам английский автор, заменяя возвышенное понимание любви на «отношения здесь-и-сейчас».

    Расплавленность, разжиженность, растекание, размазанность – все это синонимы утраты способности к самоорганизации, разрушения структурности, утраты функциональности и замирания жизни, это синонимы «бледной немочи», то есть смерти. Смерть ведь не есть пустота, абсолютное ничто. Она есть бледное подобие жизни. С приходом смерти человек превращается в труп, который весьма похож на живого человека, но из него исчезло то, что делало его живым: самоорганизованность всех телесно-душевных проявлений. Тело лишается структурной и функциональной организации, что и влечет за собой разжижение покровов и тканей, их растекание и расплывание, «размазывание» по окружающей среде. Впрочем, о том, что уничтожение любви (хотя бы и теоретическое) равнозначно покушению на саму жизнь, скажем ниже. Пока обратим внимание на следующее обстоятельство.

    Не знаю, как авторы и читатели с берегов туманного Альбиона, но мы в России (в Советском Союзе) все, что отстаивает Гидденс, уже «проходили» в начале другой, «новой, небывало светлой эры», наступившей задолго до светлой эры глобализации. Поэтому не составляет особого труда сделать вывод: концепция британского автора есть не более чем переодетая в наукообразную форму хорошо известная в СССР 20-х гг. ушедшего столетия так называемая «теория стакана воды».

    Эта «теория» получила широкое распространение на волне революционного энтузиазма и активно обсуждалась молодежью 20-х гг. В несколько смягченном и теоретически проработанном виде ее выразила видная деятельница большевизма А. Коллонтай в статье «Дорогу крылатому эросу!» Но с предельной откровенностью она сформулирована в высказываниях молодого человека по имени Исайка Чужак, героя повести С. Малашкина «Луна с правой стороны». Повесть Малашкина, посвященная новой, «пролетарски-революционной» трактовке сексуальных отношений, широко обсуждалась на тысячах диспутов по всему Советскому Союзу. Речи героев повести по поводу революционного, то есть наиболее «современного» и «правильного», понимания половых отношений в то время воспринимались читателями, разумеется, с полной серьезностью. Сегодня же они не могут не вызывать улыбки. Пламенные выступления персонажей повести – некоторое карикатурное подобие концепции Гидденса, позволяющее, как и всякая хорошая карикатура, в более ярком свете увидеть характерные черты изображаемого предмета.

    Главный герой, уже упомянутый Исайка Чужак, выразил новое кредо в речи перед участниками групповых сексуальных игр. «Стоя на столе перед несколькими парами юношей и девушек (последние были одеты в газовые прозрачные платья), он, как заправский оратор, вещал: любовь красива и свободна только до тех пор, пока есть необходимость в другом. Ведь марксизм говорит: сознание необходимости это и есть свобода. В любви люди дополняют друг друга… Поэтому нарушение гармонии, появление диссонирующих ноток должно приводить к разрыву связи. Следует ли страшиться разрыва? – задается риторическим вопросом студент. И отвечает в категорической форме – нет. Ибо это вполне закономерно. И затем Исайка уточняет: живя в “иных” условиях, он встречает женщину – товарища по делу и взглядам, у них зарождаются общие интересы, они стали дополнять друг друга и тем самым устанавливается новая связь, а предыдущая с полным сознанием необходимости расторгается»[7].

    Как видим, стремление к получению сексуального удовольствия «здесь-и-сейчас» можно оправдать не только свободой (как у Гидденса), но при желании и необходимостью: дескать, я вовсе этого и не хочу, это необходимо, поэтому следует «осознать» необходимость и подчиниться ей. Так даже будет более убедительно, чем некие туманные рассуждения о свободе.

    «Как же так? С первым встречным. .. – говорит в пьесе М. Булгакова «Собачье сердце» профессор Преображенский молоденькой домработнице, со слезами признавшейся ему в последствиях случайной сексуальной связи, – ну разве можно?..» Вообще говоря, конечно, можно. Но зачем называть это любовью?

    Сексуальная революция, вопреки британскому автору, о книге которого идет речь, отнюдь не явление последнего десятилетия, то есть периода глобализации. «Сексуальная революция произошла в Америке приблизительно во время Первой мировой войны, – пишет американский автор, – и с тех пор каждое последующее поколение женщин исходило из новых представлений о сексуальной свободе, развивая их дальше»[8]. В те же самые сроки сексуальная революция происходила и в Европе. Упомянутое выше широкое обсуждение повести Малашкина, статья Коллонтай и другие факты говорят о том, что сексуальная революция в своеобразной форме происходила и в России в 20-е гг. XX столетия. Она была задавлена партийно-государственной идеологией в середине 30-х гг. Тем не менее российская сексуальная революция не прошла даром, и ее результаты имели значение для последующего развития советского общества. Поэтому заявление о том, что «в СССР секса нет», прозвучавшее в одном из ток-шоу начала перестройки, не соответствовало действительности. На самом деле в области секса мы были если и не «впереди планеты всей», то, во всяком случае, не последними[9].

    Сексуальная революция конца второго десятилетия XX в. учредила три свободы: «свободу нарушать формальные кодексы; свободу избирать формы сексуального поведения, отличные от общепринятых; свободу полного самовыражения в интимной сфере как необходимое условие счастья»[10]. Эти достижения сексуальной революции остаются значимыми и для сегодняшнего дня. Именно с их позиций большинство населения Европы, России и США и рассматривает роль сексуальных отношений в рамках половой любви, в рамках брачных отношений между супругами. Вопреки Гидденсу, никаких существенных изменений в последние десятилетия, то есть в эпоху глобализации, не произошло. Тот факт, что молодежь воспринимает давно открытое как новое, вполне понятен. Но факт, что маститый профессор, не зная истории вопроса, взялся за пропаганду примитивной «теории стакана воды», облекая ее в наукообразную оболочку и выдавая за последнее слово социологии, не может не вызывать опасений.

    Не имеет ли место сегодня на Западе то же самое, что наблюдалось в России непосредственно после 1917 г. и что А. Платонов характеризовал как «ювенильное море» (от лат. juvenile – молодой, юный)? Ювенильное море – это отрыв от истории, от культуры, это «изобретение велосипеда», «открытие Америки», за что неизбежно берется молодежь, если происходит разрыв времен, если старшие утрачивают авторитет и, конечно, если старшее поколение в лице профессоров философии и социологии добровольно отказывается от своей миссии передавать исторический опыт культуры в будущее.

    Похоже, что дело обстоит именно так: английский профессор либо сознательно превращает в ювенильное море своих читателей, либо сам впал в историческое беспамятство.

    Ведь только и остается, что удивляться: из страны, где консерватизм, что называется, «в крови», раздается призыв, один в один повторяющий то, что в 20-е гг. громко звучало в леворадикальной коммунистической России: «сбросим классиков с корабля современности!» Согласно Гидденсу, романтическая любовь безвозвратно ушла в прошлое, она есть анахронизм, ей место на «свалке истории». Следовательно, и для художественных произведений, в которых она воспета, не найти уже места попристойней. А мы-то по наивности полагали, что Запад создал великие образцы, значение которых всемирно и непреходяще. «Русская литература не знает таких прекрасных образов любви, как литература Западной Европы, – писал Н. Бердяев. – У нас нет ничего подобного любви трубадуров, любви Тристана и Изольды, Данте и Беатриче, Ромео и Джульетты. Любовь мужчины и женщины, любовный культ женщины – прекрасный цветок христианской культуры Европы… У нас не было настоящего романтизма в любви. Романтизм – явление Западной Европы»[11]. Если Европа решила раздавить «прекрасный цветок», – что ж, это ее выбор.

    Подводя итог краткого анализа нашумевшей публикации английского автора, отмечу, что во всей несуразице, которая присуща рассуждениям профессора, имеется, пожалуй, один вопрос, заслуживающий серьезного внимания. Этот вопрос состоит в следующем: имеются ли в жизни человека прочные константы вневременного характера, без которых эта жизнь невозможна? Или же все целиком и полностью зависит от времени, эпохи, социальных условий?

    Очевидно, что такие константы существуют. Как в космосе существуют константы постоянства скорости света, гравитационная постоянная, постоянная Планка и др., так и в человеческой жизни есть константы, на которых она основана и без которых превращается лишь в подобие жизни, в действительности трансформируясь в небытие. Константы человеческой жизни связаны с понятием свободы («человек обречен быть свободным»), с ответственным выбором («тревога» – К. Ясперс, «забота» – М. Хайдеггер, «тяжесть» – Н. Бердяев), с творчеством и, разумеется, с любовью. Конечно же, любовь – это не получение удовольствия «здесь-и-сейчас», а сложный культурно-духовный феномен, который может быть понят только в широком контексте всей истории человеческой культуры, в контексте понимания любви как особой формы человеческого бытия в мире.

    В рамках любви в ее экзистенциальном понимании, то есть как особой формы человеческого бытия в мире, создаются наиболее благоприятные условия для саморазвития личности. Вместе с тем и сама любовь есть не что иное, как творчество, поскольку предполагает свободные усилия ее участников по созиданию любви. Таким образом, не будет преувеличением утверждать, что именно любовь есть глубинный источник творчества, его движущая сила, и одновременно она есть само творчество, одухотворенная творческая мощь жизни.

    Вл. Соловьев был убежден, что за раздорами, разладами, борьбой, легко обнаруживаемыми на поверхности всякой реальности, в глубине скрывается сила взаимного притяжения, сила любви. Именно поэтому мир не раскалывается на изолированные, несвязанные части, а представляет собой единое упорядоченное целое. Красноречивы известные стихотворные строки Вл. Соловьева:

    Смерть и Время царят на земле, –

    Ты владыками их не зови;

    Все, кружась, исчезает во мгле,

    Неподвижно лишь солнце любви[12].

    В мире человеческих взаимоотношений любовь выступает в разнообразных проявлениях. Бытие человека включает половую любовь, братскую любовь к ближним, любовь к природе, любовь к знаниям, к любимому делу, наконец, любовь к Богу.

    Любовь во всех случаях выступает способом преодоления духовной самоизоляции, экзистенциального одиночества. Любовь соединяет, в то время как равнодушие или ненависть отгораживают, отстраняют человека от мира и других людей. Любовь предполагает рассмотрение другого как части меня самого. Поэтому она открывает человека навстречу другому. Любовь создает возможности для более глубокого познания окружающего мира.

    Смотрящий на мир добрыми глазами больше увидит, отмечал Т. Манн. Мысль Т. Манна созвучна идее Достоевского, с которой мы начали изложение, – о «познающей любви» и «любящем познании». В связи со сказанным, думается, есть все основания говорить о познавательной продуктивности любви. Идея о познавательном значении любви характерна для целого ряда русских мыслителей, таких как А. С. Хомяков, представителей философии всеединства В. С. Соловьева, С. Н. Булгакова, С. Л. Франка и др. Ее разделяли основатель русского интуитивизма Н. О. Лосский и создатель философии экзистенциального персонализма Н. А. Бердяев.

    Познавательная продуктивность свойственна не только родительской, но и всем другим видам любви.

    Когнитивный аспект любви, определяющий ее познавательную продуктивность, связан в первую очередь с тем, что познание реализуется не одним только разумом, а всей совокупностью душевных сил. Разум, изолированный от целостного существа человека, превращается в холодный и отстраненный рассудок, в то, что Достоевский метафорически характеризовал как «эвклидов ум». Такой ум способен только лишь к построению абстрактных схем, но не способен понять изучаемый предмет в его целостности, объемности, многообразии. Полноценное познание предполагает деятельность не одного только разума, но и участия в нем всего существа человека: воли, эмоций, интуиции, органов чувств, сердца как метафизического центра человеческой личности. Наконец, и тело есть не только внешняя оболочка человека – тело в совокупности всех его характеристик следует рассматривать в том числе и как «инструмент» духа, как инструмент и составную часть процесса познания.

    Знаменитый девиз Б. Спинозы: «не плакать, не смеяться, а понимать» – выражает установку научного познания на достижение такой истины, которая не допускала бы субъективизма, максимально исключала искажения, обусловленные теми или иными пристрастиями субъекта. В этом смысле изречение Спинозы справедливо для всякого познания, претендующего на истинность и общезначимость. Но трактовка познания, основанная на приведенном изречении, тем не менее страдает узостью и односторонностью. Такая трактовка характерна для философской классики, то есть для периода развития европейской философии (XVII в. – рубеж XIX–XX вв.), когда за эталонную модель познания принималась наука, основанная на принципах Ньютона – Галилея. С переходом к неклассической и постнеклассической науке изменялась и философская модель познавательного процесса.

    Следует признать, что субъект философской классики, наделенный разумом, но лишенный собственно человеческих характеристик, есть абстракция, не способная объяснить процесс познания. Даже введение в классическую трактовку процесса познания категории практики не меняет эту трактовку по существу.

    Следует учесть, что никакие практические потребности не сдвинут познание с мертвой точки, не запустят механизм познания и не обеспечат его функционирование, если у субъекта отсутствует эмоциональное отношение, эмоциональный мотив, стимулирующий познавательный процесс, питающий его энергией, без которой никакая деятельность, в том числе и познавательная, невозможна. Подчеркнуто нейтральное, равнодушное, то есть безэмоциональное, отношение к миру не способно породить импульс к познанию. Познание реализуется только при условии заинтересованности субъекта, при наличии в том числе и положительно-эмоционального отношения к проблеме, – эту идею, развитую в рамках рациональной реконструкции истории науки в первую очередь такими авторами, как К. Поппер и П. Фейерабенд, следует считать одной из важнейших для современного подхода к познанию.

    Из сказанного следует, что познание осуществимо лишь при условии эмоционально позитивного отношения человека к самому себе и к миру. Наибольшей мерой позитивности и является любовь. Ее значение для познания, таким образом, определяется тем, что любовь, формируя интерес к предмету, выступает в роли энергетического источника для функционирования сложного механизма познания, в котором человек выступает не как сугубо умственное, а как целостное существо. В едином акте познания задействуются ум, воля, эмоции, интуиция, органы чувств, сердце как метафизический центр человеческой личности, наконец, и тело, поскольку оно не есть только внешняя оболочка человека. Именно любовь и является тем фактором, который соединяет воедино различные стороны и способности человека, способствует их взаимной согласованности и общей направленности на решение определенной задачи.

    Разумеется, неравнодушное отношение к миру, в частности к предмету познания, может возникнуть не только на основе любви, но и на основе ненависти. Ненависть, действительно, становится порой мощным стимулом к познавательной активности. Но ненависть не обладает собственным энергетическим источником, она может питаться только за счет любви. «Истощающее отрицание не оставляет места для положительного творчества», – отмечал Н. Бердяев[13]. Ненависть истощает человека в духовном, а очень часто и в самом непосредственном, физическом смысле.

    «От любви до ненависти один шаг», – гласит известное изречение. Как в свете сказанного может быть истолкован его смысл? Очевидно, превращение любви в свою коренную противоположность означает, что сила, присущая любви, передается тому, что называется ненавистью. Запасы эмоциональной энергии любви приобретают противоположный знак. Ненависть жива, пока эти запасы не истощены, не израсходованы. В самом деле, бывшие любовники часто не могут даже спокойно видеть друг друга, лелеют мечту о мести, заняты «перемыванием косточек» и т. д. именно тогда, когда разрыв произошел резко и чувство еще не остыло. Любовь в действительности еще не ушла, ее эмоциональные запасы не истощены. Но если они не получают подпитки, то со временем уходит и ненависть, люди становятся равнодушными друг к другу. Не исключено, правда, что эмоциональная энергия любви может проявляться вновь и вновь, на протяжении всей жизни человека, возрождая либо ненависть, либо любовь.

    Таким образом, познавательное значение любви выявляется в нескольких аспектах. Во-первых, любовно-заинтересованное отношение человека к миру является стимулом познания, рождает и питает эмоциональную энергетику познавательной деятельности. Во-вторых, посредством любви в познании задействуется целостный человек, в единстве всех сторон его существа, то есть познание уже не может быть изолированной активностью ума, а выступает в качестве совокупной деятельности ума, воли, эмоций, интуиции, органов чувств, сердца как метафизического центра человеческой личности. В-третьих, любовь выступает фактором повышения продуктивности познания в связи с тем, что позволяет увидеть изучаемый предмет не только в его непосредственной данности, а в бесконечной перспективе его потенциальных возможностей.

    Познавательное значение любви следует, разумеется, рассматривать в контексте ее жизненного значения: значение любви для познания есть один из многих аспектов ее значения для жизни, для человеческого бытия в мире. Несомненно, одним из важнейших видов любви, имеющих особое значение для жизни человека, является половая любовь.

    Следует в первую очередь подчеркнуть, что тема половой любви не терпит ханжества и лицемерия. Конечно, желательно, чтобы взаимная любовь мужчины и женщины была прочной и долговременной, и, в самом лучшем варианте, была бы единственной, стала бы любовью на всю жизнь. Но в силу разных обстоятельств такое бывает не всегда. Как уже отмечалось, подлинная любовь – явление редкое. Впрочем, ничто действительно ценное никогда не встречается «на каждом шагу»: драгоценный металл всегда составляет очень небольшой процент, в то время как пустая порода количественно превалирует.

    Отрицать права партнеров самостоятельно, по обоюдному согласию выбирать формы сексуального поведения, выступать против открытости партнеров новым формам сексуального поведения означало бы впадать в ханжество и лицемерие. Однако половая любовь, разумеется, не сводится только лишь к отношениям сексуального характера.

    Половая любовь многообразна. В истории философской и религиозной мысли, в произведениях литературы и искусства выявлены, раскрыты и красочно описаны различные аспекты любви. Только в своем единстве они составляют то, что можно назвать полноценной связью между мужчиной и женщиной, основанной на согласии сердец, а не только лишь на отношениях сексуального характера. Сложный комплекс отношений, включающий в свой состав ряд аспектов любви, только и можно назвать половой любовью в подлинном или собственном смысле. Есть любовь эротическая. Это восхищение красотой, силой, совершенством. Есть любовь агапэ.Это любовь одаряющая, милосердная и сострадательная. Есть любовь каритативная (каритас). Это любовь как нежность. Есть любовь страстная. Это вожделение, стремление обладать. Эти виды любви могут существовать совместно, в составе конкретного проявления любви.

    Полноценная половая любовь и есть именно то, что включает в себя все отмеченные виды любви, но не сводится только к одному, взятому изолированно от других. Конечно, она немыслима без страсти, а также без эроса. Но в ней также присутствует и момент нежности (каритас), и моменты милосердия и сострадания (агапэ). Только единство и целостность во всей совокупности названных аспектов превращают отношения между мужчиной и женщиной в то, что характеризуется как любовь. Богатство проявлений половой любви делает ее роль абсолютно незаменимой для ощущения полноты и радости жизни.

    Если половая любовь сводится только к страсти, то есть к сексуальным отношениям, то единение с Другим возможно лишь на короткий момент. Партнеры по сексу часто остаются абсолютно чуждыми друг другу. Чувство одиночества может при этом даже возрасти. Если же половая любовь помимо страсти включает в себя эрос, агапэ и каритас, то в этом случае отношения любящих будут несравненно богаче и полнее. Полноценная половая любовь, включающая взаимную нежность, милосердное и сострадательное участие любящих, меняет ощущение жизни, придает ей радость цветущей полноты.

    Сладострастие в своем обнаженном виде неизбежно переходит в разврат. Последний разрушает человеческую личность, губит человека. В образе Свидригайлова Достоевским показано перерождение, гибель личности от безудержного сладострастия, перешедшего в безудержный разврат. В основе абсолютизации сладострастия лежит представление о половом акте как унизительном для человека, греховном состоянии. Именно представление о неустранимой греховности, животности и, следовательно, запретности половых отношений составляет движущую силу сладострастия. Но такой же глубоко ложный взгляд на половые отношения может лежать и в основе строгого морализма, категорически отрицающего всякое положительное значение полового акта для межличностных отношений. При таком взгляде оправданность полового акта усматривается исключительно в деторождении. Стремление же к половому акту самому по себе, в составе комплекса отношений, с этой точки зрения есть якобы не что иное, как низменное желание удовлетворения похоти. Глубоко ошибочный взгляд на половой акт как на унизительное для человека животное состояние далеко не преодолен. Наиболее ярко этот взгляд представлен в воззрениях Л. Н. Толстого.

    Согласно Толстому, половая любовь вообще не имеет ничего общего с любовью как таковой, с любовью подлинной. Он писал: «Называют одним и тем же словом любовь духовную – любовь к Богу и ближнему, и любовь плотскую мужчины к женщине или женщины к мужчине. Это большая ошибка. Нет ничего общего между этими двумя чувствами. Первое – духовная любовь к богу и ближнему – есть голос Бога, второе – половая любовь между мужчиной и женщиной – голос животного»[14]. Согласно Толстому, сладострастие есть грех и грязь, проявление животности. Предаваться сладострастию возможно лишь так, как предаются тайному пороку.

    Говоря об особенностях половой любви в свете присутствия в ней элемента сладострастия, следует особо обратить внимание на такие ее качества, как интимность и душевность. Что касается интимности, то она связана с общей высокой оценкой значения интимности в жизни человека. Согласно такой оценке ценность важнейших сторон человеческой жизни определяется их интимностью и может быть утрачена при выставлении напоказ. Полноценная половая любовь связана со взглядом на физические проявления любви как на то, что не предназначено для посторонних глаз. Не следует, разумеется, выставлять напоказ столь интимную сторону жизни, как сфера сексуальных отношений. Она есть прерогатива только двоих и не терпит посторонних.

    Другая особенность, которая уже была упомянута, – душевность. Именно душевность отношений партнеров служит нравственным оправданием сексуальной связи. Под душевностью понимаются сопереживательность и сердечность партнеров, независимость от соображений расчета и выгоды, самостоятельность и свобода выбора, совершаемого по велению сердца. Тот, кто стремится обрести любовь, ждет от нее духовной просветленности, того, что способно одухотворить и осветить жизнь, придать ей смысл, возвышающийся над обыденностью и над практическими нуждами и потребностями. Вместе с тем полностью не исключаются и прагматические, рациональные соображения такого типа: удовлетворение сексуальной потребности необходимо во имя здоровья, продолжения рода, стабильности брака и т. п. Однако, как правило, не им отводится роль основных мотивов и двигательных пружин любовных отношений.

    Таким образом, половая любовь – один из видов любви наряду с любовью братской, материнской, отцовской и т. д. Как и все виды любви, она связана со способностью к самопожертвованию, с душевностью, с готовностью помочь любимому человеку, выручить его в трудную минуту и т. д. Но наряду с этим в ней присутствует взаимная симпатия, основанная на взаимном притяжении мужчины и женщины. Это притяжение находит наиболее полное проявление в сексуальных отношениях. Секс является только лишь одним из элементов сложного комплекса отношений, является его необходимым, но недостаточным элементом.

    В составе этого комплекса, который и есть половая любовь, секс перестает быть лишь проявлением животной природы человека. Он одухотворяется, становясь духовно-телесной близостью двух людей. Наличие чувственного, то есть непосредственного, взаимодействия с Другим дает половой любви известные преимущества перед такими видами любви, как, например, братская любовь или любовь к ближнему. Наличие чувственного контакта является условием не абстрактного понимания Другого, а восприятия его на чувственно-конкретном уровне. Поэтому по степени своей чувственной конкретности, осязательности половая любовь сопоставима с материнской любовью.

    Очевидно, что особая сила материнской любви во многом связана с тем, что ребенок изначально является частью самого материнского тела, а затем длительное время находится в непосредственном чувственном, естественном, природном контакте с ним. Поэтому мать изначально в принципе, разумеется, не может воспринимать свое дитя как нечто чуждое, абстрактное. Если мать кормит ребенка грудью, держит его на руках, прижимая к своему сердцу, то между ней и ребенком устанавливается чувственно осязаемая душевно-телесная связь, два существа объединяются пронизывающими их токами теплоты и нежности. Когда ребенок становится старше, то и тогда нежное материнское прикосновение дает ему больше, чем огромное множество слов.

    Как это ни покажется странным на первый взгляд, половая любовь если и не сродни материнской по характеру, то сродни ей по степени чувственной конкретности: посредством такой любви Другой открывается мне не только в мысли, не только через образ зрительный, но и через образ реально осязаемый. Осязательность живого тела через любовное к нему отношение благотворно влияет на всю личность человека. Только через такую осязательность можно реально преодолеть чувство одиночества, чувство оставленности. Наше желание прикоснуться к телу близкого существа есть проявление потребности в контакте с живым, чувственно воспринимаемым как близкое, живое. Никакие мертвые предметы, никакие слова, ни чтение романов, ни просмотр фильмов – ничто не обладает такой эффективностью для избавления от неприятного ощущения холода в душе, от чувства одиночества, как осязательное присутствие живого тела, воспринимаемого как родное и близкое.

    Таким образом, можно сделать принципиальный вывод: человеческая культура создала особый духовный феномен, получивший название половой любви. Человеческий гений поистине чудесным образом превратил отношения животного происхождения, служащие в животном мире исключительно целям детопроизводства, в многогранный культурный феномен, в явление подлинно человеческой культуры. Роль половой любви в жизни человека огромна и незаменима. Это связано с ее интимностью, духовно-телесной близостью двух людей, с постоянным общением с таким же, как «Я», но «Другим», по-другому устроенным человеком, с пониманием другого взгляда на мир, обусловленного иной половой психологией. Роль половой любви незаменима в преодолении одиночества, чувства оставленности. Половая любовь крайне важна в качестве источника творчества, мощного стимула к познанию и творчеству. Само ее существование основано на творческом сотрудничестве людей, поэтому она есть творческое выстраивание отношений с иным человеком при отчетливой, осязательной данности его инаковости. В силу всех своих особенностей половая любовь принадлежит к тем важнейшим и немногим факторам, которые рождают и поддерживают в нас само желание жить, саму волю к жизни.

    «Не бойся, если вдруг тебя разлюбят, / Куда страшней, когда разлюбишь ты…» Это слова одной из песен, популярных в советский период. В них ярко подчеркивается важность любовного отношения к миру, к жизни, причем важность такого отношения для самого человека: тепло любви согревает не только того, кого любят, но в первую очередь – того, кто любит. Поэтому для полноценного бытия важно присутствие любви в самом существе человека, его способность любить.

    Не будет преувеличением утверждать, что для отдельного человека утрата способности к любви равнозначна утрате способности жить. В общественном смысле исчезновение любви (если люди изгонят любовь из своих сердец по легкомыслию или под воздействием идей модного теоретика) приведет к физическому исчезновению данного общества, к его физическому вымиранию. Таким образом, значение любви для человеческого бытия выявляется в полном объеме только в том случае, если это бытие понято как жизнь. Речь идет о том понимании жизни, основы которого были разработаны «философией жизни», а затем развиты целым рядом направлений философии XX в.

    Главная особенность философского понятия жизни состоит в том, что в нем заключено многомерное единство биологической, культурно-исторической и идеально-духовной реальности. Жизнь – это непредсказуемость, порыв, стихийный поток, внутренняя свобода, творчество, цветущая полнота жизни. Жизнь как особая реальность неоднозначна, поэтому часто находит свое выражение не столько в понятийной, сколько в художественной, символической или метафорической форме. Вместе с тем жизнь – отнюдь не хаос, напротив, жизнь противопоставлена хаосу, поскольку она есть способность к самоорганизации, есть самоорганизованная целостность, богатство многообразия в его единстве.

    Жизнь есть нечто свободное, живое, а не функционирующее по законам и формулам, она не является чем-то оцепеневшим, мертвым. Всякая же формула, всякий научный закон построены на искусственном омертвении жизни, на условном исключении из нее непредсказуемости и свободы. Жизнь противостоит всему надуманному, искусственному, «вымученному», механическому. Ее тщетно пытаться загнать в рамки искусственных схем и определений. Но именно это и пыталась сделать ориентированная на науку рационалистическая западная философия классического периода. Поэтому выдвижение на передний план понятия жизни есть сознательный вызов ориентированной главным образом на классическую науку западноевропейской философии XVII–XIX вв., точнее, присущей ей абсолютизации рациональности классического типа.

    Вопреки приведенному выше изречению Спинозы реальный человек непременно «плачет и смеется», а главное – любит, познает, созидает, а значит, живет. Живет не только и даже не столько жизнью биологической, а жизнью во всей полноте и многообразии ее проявлений, которое и фиксируется в философском понятии жизни. В отсутствие любви бытие человека и социально-историческая реальность в целом прекратят свое существование в качестве формы жизни. Общественные отношения, начисто лишенные любви, элементов межличностной симпатии, выродятся либо в лишенный всякого порядка хаос, либо в нечто механическое и бездушное, в котором человеку будет отведено лишь место безликого винтика общественного целого.

    Очевидно, что отношение к человеческой жизни как к ценности высшего порядка вообще представляет собой один из краеугольных камней, лежащих в основе общественной жизни. Утрата отношения к жизни человека как к ценности чревата самыми серьезными последствиями. Такая утрата есть явление, названное Э. Фроммом «некрофилией» – патологическим стремлением к разрушению жизни[15].

    Однако рассмотрение общества в качестве формы жизни предполагает также ценностное отношение и к тем общественным связям и отношениям, которые определяют целостность, самоорганизацию и развитие общественной жизни.

    Чтобы «произвести» ребенка, достаточно отношений сексуального характера. Но выходить его, защищать и оберегать, воспитывать – без любви невозможно. Поэтому рискну утверждать, что любовь составляет самую сердцевину жизни – жизни общества и человека как биологического и социально-культурного существа. Отсутствие любви равнозначно прекращению жизни, прекращению человеческой истории как социально-культурной преемственности поколений. Возвышая человека над животным царством, любовь вместе с тем соединяет человека со всем живым, с тем, чье существование есть жизнь.

    [1] Фромм, Э. Иметь или быть? – М., 1990. – С. 52–53.

    [2] Там же. – с. 53.

    [3] Франк, С. Л. Смысл жизни // Вопросы философии. – 1990. – № 6. – С. 40.

    [4] См.: Гидденс, Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах / пер. с англ. В. Анурина. – СПб.: Питер, 2004.

    [5] Апресян, Р. Г. Идеал романтической любви в «постромантическую эпоху» // Этическая мысль. – Вып. 4. – М.: ИФ РАН, 2003. – С. 51.

    [6] Апресян, Р. Г. Указ. соч. – С. 49.

    [7] Цит. по: Голод, С. И. XX век и тенденции сексуальных отношений в России. – СПб., 1996. – С. 22–23.

    8 Лернер, М. Развитие цивилизации в Америке: в 2 т. – М., 1992. – Т. 2. – С. 175.

    9 Шаповалов, В. Ф. Любить по-русски. Особенности российской сексуальной культуры // Общественные науки и современность. – 2007. – № 2. – С. 163–172.

    [10] Лернер, М. Указ. соч. – с. 181.

    [11] Бердяев, Н. О Достоевском // Эрос. Страсти человеческие / сост. П. С. Гуревич. – М., 1998. – С. 86–87.

    [12] Цит. по: Гулыга, А. В. Философия любви / В. С. Соловьев // Соч.: в 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т. 1. – С. 34.

    [13] Бердяев, Н. А. Смысл истории. – М., 1990. – С. 134.

    [14] Толстой, Л. Н. Путь жизни. – М., 1993. – С. 96.

    [15] Fromm, E. The аnatomy of human destructiveness. – N.-Y., 1973. – P. 120–124.

    Структура понятий, относящихся к спектру любви: применение техники эмоциональной вербальной беглости, начальная психометрия и ее подтверждение (Айзенк 2012). Можно сказать, что это набор функций, связанных по значению или функциям. Есть две основные группы концепций, производных от типов категоризации: классические концепции и естественные концепции (Eysenck 2012).Первые связаны с теорией классических понятий и основаны на эмпирическом подходе или стандартной теории множеств, предполагающей, что можно однозначно определить принадлежность данного понятия к категории, в которой существуют строгие ограничения и бинарные атрибуты (Fehr and Рассел 1991). Считается, что классические концепции четко определены, с четкими границами определений и структурой определений. В свою очередь, естественные понятия менее точны, они носят более или менее конкретный характер.Этот тип концепций происходит от тенденции, называемой реализмом, и тесно связан с теорией прототипа (например, Medin 1989). Естественные концепции зависят от изменений, вызванных опытом и влиянием ситуации. Построение естественных концепций объясняет теорию нечетких множеств, и эти концепции являются элементами мирских представлений о мире (Fehr 1988, 2005). В эту группу входят эмоциональные концепции. Они будут пониматься как концепции, которые в разной степени обозначают эмоции, такие как

    любовь, симпатия ; это не слова с эмоциональным подтекстом, такие как собака, дерево .Исследования были сосредоточены на концепциях в основном спектре эмоций, то есть lov e — это базовая эмоция, а симпатия, увлечение, страсть — это термины в спектре любви. Эти термины обозначают эмоцию любви, это эмоциональные слова, но они не несут эмоционального подтекста. Эмоциональные концепции согласно Niedenthal (2008, с. 587) — это ментальные представления категорий, объектов, ситуаций и действий. Эмоциональные концепции содержат информацию о причинах эмоций, т.е.е. ситуационные факторы, потенциально вызывающие эмоции, типичное поведение или действия, соответствующие данной эмоции, и внутренние субъективные состояния, типичные для данной эмоции, и их значение (Niedenthal 2008, p. 588). В целом концептуализация эмоций характеризуется несколькими свойствами: несфокусированными границами, существованием в некоторых случаях биполярных измерений, относительностью категорий, типологией, существованием межкатегориальных отношений, связью со сценариями и сценариями, иерархической организацией и укоренением в более общей теории разума ( Рассел и Буллок 1986).Описание естественных концепций, таких как эмоциональные концепции, требует ссылки на естественный / непрофессиональный язык (Wierzbicka 1992a, b). Языковой анализ позволяет описывать ментальные репрезентации в форме концепций, поскольку язык является частью сознания и одновременно феноменом, конструирующим человеческие умственные и социальные возможности (Wierzbicka 1992a). Наиболее известные модели эмоциональных концепций, сформулированные учеными, включают размерные, семантические единицы, прототипы и модели семантических сетей (Niedenthal 2008; Niedenthal et al.2006 г.).

    Другая концепция была сформулирована Расселом (1991, 2005), который предложил концепцию эмоций как сценарий. Эмоциональные концепции — это события, имеющие причинную и временную структуру. Концепция сценария описывает структуру концепта эмоции с учетом элементов прототипа. В его структуру входят ключевые элементы, относящиеся к эмоциональным ситуациям, а именно такие факторы, как: причины, убеждения, ощущения, физиологические изменения, желания, активность, а также голосовые и мимические выражения.Предположение о прототипе аффективных концепций было подтверждено во многих исследованиях с использованием материалов с различной модальностью, требующих распознавания и наименования эмоций или повествований. Однако было показано, что некоторые концепции эмоций характеризуются отчетливой структурной идентичностью, например они содержат список особенностей или уникальных образцов (согласно теории образцов: Kroska and Goldstone 1996).

    Цель настоящего исследования — представить новый способ оценки структуры понятия эмоции.И пример этого — концепция любви.

    Любовь: дифференцированная эмоция и дифференцированное понятие

    Любовь определяется в литературе по-разному: как отношения, как установка, как переживание и как эмоция (Fehr and Russell 1991). Эта сложная эмоция состоит из аффективных переживаний с положительной валентностью, например радости, восторга, сексуального возбуждения, удовлетворенности, восторга, чувства счастья (Fehr 2006). Хотя в этой группе чувств преобладает положительная валентность, могут появиться отрицательные элементы, включая тревогу, страх, неудовлетворенность, ревность, ненависть, стыд или вину (Sternberg 1986).В литературе подчеркивается, что эта эмоция неоднородна с точки зрения структуры аффективных чувств, типа объекта, к которому это чувство адресовано, и фазы отношений (Sternberg and Weiss 2006; Hendrick and Hendrick 2006). Кроме того, существует множество других детерминант, влияющих на эту сложную эмоцию (Дион и Дион 1996, 2006; Хэтфилд и др. 2007; Шмитт и др. 2009). Исследователи романтической любви установили, что различие в понимании и переживании любви определяется огромным количеством факторов (Shiota et al.2010; Смит и Класес 2016; Штернберг и Вайс 2006). Решающая роль в этом отношении отводится факторам пола, возраста, личностных качеств, индивидуального опыта и эмоциональной зрелости (Schmitt 2006). В психологической литературе предлагается несколько теорий любви, которые были подробно описаны, например в книге под названием Новая психология любви . Одна из наиболее известных — трехфакторная концепция любви, сформулированная Р. Штернбергом, предполагающая, что любовь состоит из трех компонентов: близости, страсти, приверженности.Эти компоненты развиваются с течением времени и постоянно меняются (Sternberg 1986). Другая концепция Штернберга определяет любовь как индивидуальную историю, которую человек непрерывно строит в процессе развития и переживания. Это повествовательная концепция, содержащая основную обобщенную информацию о любви. Характер этого повествования сильно влияет на качество и тип отношений конкретного человека. Люди создают разные истории любви, и их абстрактные версии хранятся в памяти, формируя представление об эмоциональных переживаниях.Структура этого представления иерархическая (Sternberg 1998, 2006).

    Концепция любви Фромма (1956), например, предполагает, что любовь — это свойство характера, отношение человека к миру, а не только к одному человеку. Теория Хэтфилда (Либерман и Хэтфилд, 2006) подчеркивает существование двух основных типов любви: страстной и товарищеской. Страстную любовь можно определить как состояние сильного желания объединиться с другим человеком (Landis and O’Shea 2000).Товарищеская любовь определяется как сочувствие и нежность к людям, с которыми связана наша жизнь. Этот вид любви характеризуется очень близкой дружбой, симпатией, уважением, взаимной заботой и влечением (Fehr 2006; Hatfield and Rapson 1987, 1996; Kim and Hatfield 2004). Другая концепция любви, сформулированная Ли (Хендрик и Хендрик 1986, 2006), различает шесть типов любви со ссылкой на эллинские идеалы Эроса, Сторге, Лудуса, Прагмы, Мании и Агапе. Непрофессиональная концепция любви, описанная Фером, указывает на то, что большинство людей ассоциируют любовь с честностью, доверием и заботой и редко — с зависимостью, сексуальной страстью или физической привлекательностью.Фер (2006) утверждает, что непрофессионалы обладают довольно обширными знаниями о концепции любви. Мирская концепция любви включает в себя как товарищескую, так и страстную любовь. Самые прототипные черты любви — это доверие, забота и близость, тогда как второстепенные черты любви включают пристальный взгляд на другого человека, сексуальную страсть или учащенное сердцебиение. Это означает, что черты товарищеской любви считаются более прототипическими чертами любви непрофессионала. Личное непрофессиональное осмысление любви связано с личностными качествами.Например, люди, проявляющие высокую степень защиты, имеют склонность к товарищеской любви, в то время как более доминирующие люди — к страстной любви (Fehr 2005, 2006; Fehr and Broughton 2001; Fehr and Russell 1991).

    Что касается концепции любви, исследователи установили, что эта концепция имеет прототипную конструкцию (Aron and Westbay 1996; Fehr 1988; Fehr and Russell 1991). Шейвер и его коллеги описали прототипную структуру любви с учетом слов с эмоциональным подтекстом.Они показали, что любовь является основной / фундаментальной среди эмоциональных концепций. В структуру концепции любви входят факторы, предшествующие возникновению любви, такие как атмосфера открытости, чувство защищенности, затем эмоциональное настроение: отношения между людьми, основанные на глубоком чувстве того, что они нравятся, любимы, нуждаются друг в друге; он также включает в себя действия: между людьми существует очень хорошая совместимость. Что касается проявлений любви, также обсуждаются когнитивные аспекты, например, трудности с концентрацией и сосредоточением внимания на любимом человеке.Затем были выделены эмоциональные аспекты, например сильное чувство счастья и радости, а также последовательность действий, выражающих потребность быть вместе. Компоненты концепции любви предполагают, что концепция партнерской любви преобладает во всей структуре любви (Shaver et al. 1987; Sternberg and Weis 2006). Элементы страстной любви определенно менее интенсивны в этой структуре, хотя они также отмечены в поисках физической близости, желания и т. Д. (Hatfield and Rapson 1987, 1996; Shaver et al.1987).

    Настоящая исследовательская программа была разработана для изучения структуры понятий, представляющих спектр любви, с учетом лингвистического материала. Этот подход был основан на предположении, что языковой анализ может быть полезен при описании семантической структуры эмоциональных понятий (опираясь на тезис о том, что «язык — это инструмент, используемый для выражения значений», как было предложено Вежбицкой 1996, стр. 19; когда мы исследуем язык, на котором мы ссылаемся на значения, которые являются способом понимания чего-либо человеком).

    Эмоциональная вербальная беглость

    В данной статье рассматривается проблема когнитивной структуры / внутренней организации эмоциональных понятий с точки зрения семантических отношений, выраженных через эмоциональную вербальную беглость. Техники вербальной беглости относятся к классическим психологическим инструментам, используемым для диагностики когнитивных функций, в основном в нейропсихологии (Ardila and Ostrosky-Solí 2006). Техники вербальной беглости обычно основываются на спонтанном перечислении слов в соответствии с критерием.Поэтому испытуемого просят назвать слова, представляющие данную категорию / критерий, в течение определенного промежутка времени (обычно 1 мин) (Gawda and Szepietowska 2013, 2016). Помимо стандартных применений техник вербальной беглости, предполагалось, что с помощью качественно-количественного анализа слов, генерируемых во время выполнения заданий на эмоциональную вербальную беглость, можно будет описать организацию и структуру эмоциональных понятий. Такой подход оправдан доказательствами, показывающими, что этот метод позволяет эффективно исследовать вербальную, эпизодическую и семантическую память (Goni et al.2010). Насколько нам известно, было опубликовано мало результатов, основанных на использовании такой методологии, и традиционные индикаторы, такие как количество правильных ответов, ошибок, семантических переключений, семантических кластеров, фонематических переключателей и фонематических кластеров, были приняты во внимание в анализы; Типичный анализ обычно заключается в количественной оценке общего количества слов (например, Abeare et al., 2017; Gawda and Szepietowska, 2013, 2016; Rossell, 2006; Sass et al., 2013; Wauters and Marquardt, 2017).

    Эмоциональная / аффективная вербальная беглость (EVF) — это новый и редко используемый тип семантической беглости, который может принимать различные формы: положительное или отрицательное, приятное или неприятное, радость или страх и т. Д. (Gawda and Szepietowska 2013, 2016 ; Gawda et al.2017; GSass et al.2013). Кроме того, здесь был предложен новый подход к изучению слов, генерируемых испытуемыми. Этот анализ направлен на реконструкцию семантической сети слов, отражающих структуру эмоциональных понятий.Слова, полученные в ходе аффективных заданий на беглость речи, отражают доступные субъекту знания, касающиеся конкретных эмоций. Сгенерированные слова не произносятся случайно; Напротив, они семантически связаны друг с другом, слова образуют семантические кластеры, и содержание этих кластеров может быть описано (Berto and Galaverna, 2016). Содержание семантических кластеров интересно, если мы хотим понять структуру эмоционального знания. Семантическая сеть, составленная из семантических кластеров, отражает структуру концепта.Этот подход и способ оценки эмоциональных концепций были вдохновлены исследованиями организации семантических знаний на основе предыдущих исследований, таких как сетевой подход, основанный на данных о вербальной беглости при оценке: организация категории животных (Goni et al. 2010), поведенческие различия между здоровыми субъектами, пациентами с когнитивными нарушениями (Lerner et al., 2009), многомерный подход к вербальной беглости у пациентов с повреждением лобной и правой доли (Schwartz and Baldo 2001), организация концепций, основанная на материале, полученном из беглость письма (Schwartz et al.2003), семантическая память у пациентов с болезнью Альцгеймера (Chan et al. 1993), организация семантической памяти в тесте на беглость речи «Части человеческого тела» у пациентов с шизофренией (Berto and Galaverna, 2016). Хотя в некоторых исследованиях, проведенных до сих пор, использовался качественный анализ животных и буквенные категории задач на беглость речи, ни одно из них не было сосредоточено на эмоциональных категориях беглости речи.

    Целью настоящих исследований является не поиск свойств прототипа концепции любви, а описание структуры понятий в спектре любви, представленной категориями симпатии, увлечения, любви , и ее дифференциации на основу языкового материала.Насколько нам известно, этот тип анализа с использованием языка не был представлен в литературе. Для описания структуры понятий из спектра любви использовались задачи EVFT, поскольку мы были вдохновлены предыдущими выводами (Gawda and Szepietowska 2013).

    Вот обзор двух исследований. Анализ структуры эмоциональных представлений может дать представление об эмоциональном функционировании человека. Знания о структуре и функционировании концепций эмоций имеют большое значение для понимания психики человека.Поэтому был предпринят проект по описанию структуры понятий эмоций. Весь проект сосредоточен на пяти группах эмоциональных концепций, связанных с основными эмоциями, такими как радость, печаль, страх, гнев и любовь (Russell 2005). Это понятия, расположенные в таксономической иерархии между высшим (например, эмоция) и подчиненным уровнем (например, паника, страх). Часть проекта, описанная в этой статье, относится к концепциям в спектре любви. Было проведено два исследования.Целью первого был анализ концепций спектра любви с использованием новой методики — теста эмоциональной вербальной беглости (EVFT). Второй был призван продемонстрировать и подтвердить психометрические свойства нового метода описания любовных концепций. Обычно применяемые техники беглости речи основаны на семантическом или фонематическом принципе. Напротив, гораздо меньше внимания уделяется задачам на эмоциональную беглость речи. Психология по-прежнему сталкивается с необходимостью разработки соответствующих инструментов для оценки эмоциональных аспектов.Существует нехватка методов, позволяющих изучать структуру понятий. Первое исследование (Исследование I), представленное здесь, было разработано для выявления семантических кластеров из слов, генерируемых во время задач спектра любви, и для изучения их взаимосвязи с треугольной теорией любви Штернберга; он также был предназначен для проверки надежности и достоверности EVFT. Надежность EVFT оценивалась с помощью корреляций тест-повторный тест (через 2 месяца) и корреляций между судьями. Конструктивная валидность демонстрируется корреляциями EVFT с другими задачами на вербальную беглость и субтестом WAIS-R Vocabulary, в то время как дискриминантная валидность демонстрируется корреляциями с треугольной шкалой любви Штернберга (1997) и инвентаризацией государственных черт тревожности.Исследование II было выполнено для проверки семантических кластеров, определенных в исследовании I, и изучения взаимосвязи между семантическими кластерами с использованием другой концепции романтической любви, то есть любовных отношений, предложенных Ли (измеренных по шкале любовных отношений). В двух исследованиях вербальный интеллект контролировался; Баллы по подтестам словарного запаса использовались в процедуре отбора, чтобы квалифицировать участников без нарушений вербального понимания, а затем в корреляционном анализе в отношении тестирования надежности.Основные вопросы исследования были сосредоточены на том, какие семантические кластеры можно идентифицировать из слов, сгенерированных во время задач EVF, связанных с , любящим , увлечением и любовью . Следующие вопросы были следующими: каковы различия в выявленных кластерах между задачами, относящимися к симпатии, увлечению и любви , и каковы внутренние отношения (в рамках категорий симпатий, увлечение, любовь ) между семантическими кластерами? Затем мы хотели выяснить, связаны ли эти семантические кластеры с концепцией любви в треугольной теории любви и любовными отношениями Ли.Наконец, мы хотели посмотреть, является ли EVFT надежным с точки зрения согласования между экспертами и корреляций между тестами и повторными тестами, характеризуется ли EVFT приемлемой конструкцией и дискриминантной валидностью, т. Е. Коррелируют ли оценки EVFT с другими задачами беглости речи, вербальным интеллектом и оценками STAI. .

    Гипотезы

    Слова, генерируемые участниками, семантически связаны и образуют семантические кластеры. Предполагается, что кластеры отражают личные представления (мирские представления) о симпатиях, увлечении и любви.Техника эмоциональной вербальной беглости раскрывает непрофессиональную концептуализацию понятий в спектре любви. Компоненты мирской концепции любви согласуются с треугольной теорией любви; они соответствуют близости, страсти и приверженности. Однако все мирские концепции в спектре любви содержат эти элементы в разной степени. Мы ожидаем, что мирские концепции любви также содержат другие элементы, такие как эстетические, экзистенциальные и временные, потому что любовь связана с личными ценностями и личностью, а также с мотивациями.Предположение гипотезы основано на предыдущих выводах, показывающих, что непрофессионалы перечисляли гораздо больше черт любви, чем ученые (Fehr 1988; Fehr and Russell 1991; Gawda 2008). Наконец, мы ожидаем, что непрофессиональная концепция симпатии, увлечения и любви содержит аспект, определенный в теории любви, предложенной Ли, то есть Сторге, Эрос, Лудус, Мания, Агапе и Прагма.

    Концепция любви | Чернила для подростков

    Любовь — это сложная эмоция привязанности и одержимости.Однако любовь не может быть так легко классифицирована; его нельзя впихнуть в социальную концепцию и оставить там. Любовь имеет много разных значений для разных людей; его можно выбросить, как грязную тряпку, неважное и забытое, или лелеять и заботиться, как бесценный драгоценный камень. Для меня любовь — это связь между сердцами и умами двух людей. Это чувство доверия и целостности; ощущение, что в глазах другого человека вы не можете сделать ничего плохого. Чтобы объяснить процесс «влюбленности», я буду использовать гипотетическую пару и анализировать их отношения по мере их развития.

    Начинается с искры. Два человека встречаются и устанавливают связь, которая (на данном этапе) будет считаться дружбой. Эта связь может созревать и расширяться за счет общих интересов, таких как восхищение одной и той же музыкой или желание той же дорогой машины. По прошествии времени, когда эти два человека узнают друг друга, они начинают обнимать друг друга за то, кем они являются внутри; принимать недостатки друг друга и вместе преодолевать препятствия. Доверие, которое вызывают эти действия, станет для пары большим взрывом; Родится звезда любви, и она одарит друзей ослепляющими лучами надежды и счастья.

    Два друга, ослепленные великолепием, исходящим из сердца друг друга, решают продолжить свои отношения; они станут лучшими друзьями. Когда будущая пара достигает стадии лучшего друга, один из двоих может попытаться вызвать его или ее привязанность. Этот человек начнет делать известными горящую, ослепляющую любовь, которую он испытывает; то, как отреагирует получатель, определит судьбу этих отношений. Если между этими двумя есть настоящая химия, они сбросят титул лучших друзей и наденут шелковый халат романтических партнеров.

    В этот момент в отношениях любовь, которая тлела внутри каждого человека, как раскаленный уголь, становится настоящим адом; огненная буря, с которой нет сравнения. Пара полна страсти друг к другу и слепа ко всему остальному. Наша пара находится в стадии, которую принято называть «медовым месяцем»; они считают друг друга идеальными во всех отношениях и верят, что будут счастливы вечно. Это, пожалуй, самая приятная и чистая часть процесса свидания; нет драк, нет лжи, только любовь.Этот огненный водоворот экстаза и азарта длится, к сожалению, недолго, и эта счастливая пара скоро перейдет в «комфортную» стадию.

    «Комфортный» этап — это переломный момент, момент, когда туманность отношений может быть обречена на катастрофу или обречена на светлое будущее. Это момент, когда пара обнаруживает, что любовь — это не постоянное состояние бытия, а временное и мимолетное, как тысячелетие в глазах Вселенной. Если пара решит использовать это время для работы над своими отношениями (т.е. преодолеть разногласия во мнениях, оправиться от шока, что их возлюбленный не так совершенен, как они думали, и т. д.), тогда любовь, которой они оба наслаждались во время медового месяца, может продолжать гореть, сияя своей красотой и чистотой. Но если отношения оставлены на второй план, а проблемы игнорируются или не решаются, некогда раскаленный шар преданности и рвения начнет мерцать, как свеча, достигшая конца своего фитиля, предвещая катастрофу разрыва. вверх.

    Умирающие отношения сродни умирающей звезде.То, что когда-то было ярким и ярким в небе и освещало ночь тысячами лучей света, теперь проседает, выгорает и тратится днем, оставляя эту пару в холоде и темноте ночью. Эти двое любовников теперь понимают, что им никогда не суждено было быть вместе и что с их стороны было глупо позволить себе быть ослепленными любовью. После новых споров, лжи и, возможно, небольшого обмана, уже потраченная звезда зашипит и погаснет. Отношения, которые пара думала, что они продлятся вечно, наконец-то закончились.

    Любовь требует постоянного ухода. Все фильмы и книги, которые иллюстрируют «легкие» отношения, где все просто становится на свои места, а двум влюбленным никогда не приходится сталкиваться с какими-либо конфликтами, — ложь. Любить нелегко. Любовь не простая. Любовь — это тяжело. Любовь сложна, но любовь тоже вознаграждается. При правильном и умелом обращении любовь может длиться очень долго. Это можно увидеть в пожилых парах, которые могут утверждать, что вместе уже шестьдесят с лишним лет. Эти пары смогли преодолеть свои разногласия и были вознаграждены друг другом.Их любовь до сих пор горит силой и страстью тех, кто только что обнаружил эту чудесную аномалию привязанности. Эти ветеранские пары нашли одну из абсолютных истин в жизни; что мы неполные. Наши сердца, наши звезды созданы, чтобы требовать другого. Когда и если эта недостающая половина будет найдена, можно будет считать, что жизнь в ее лучшем виде и сияет во всей своей целостности; был найден недостающий кусочек нашей души.

    Треугольная теория Штернберга и 7 типов любви

    Любовь необходима для нашего благополучия.Хотя большинство из них испытали это в своей жизни, дать определение любви непросто. Немногие исследователи выдвинули жизнеспособную теорию любви. Единственным исключением является треугольная теория любви, разработанная в конце 1980-х годов психологом Робертом Штернбергом. Эта теория предполагает, что люди могут иметь разную степень близости, страсти и приверженности в любой момент времени.

    Три составляющих любви

    В теории доктора Штернберга понятие любви — это треугольник, состоящий из трех компонентов:

    • Близость , которая включает в себя чувство близости, связанности и привязанности
    • Страсть , которая включает в себя чувства и желания, которые приводят к физическому влечению, романтике и сексуальному завершению
    • Решение / обязательство , которое включает чувства, которые побуждают человека оставаться с кем-то и двигаться к общим целям

    Очень важно найти баланс между физиологической потребностью в сексе и потребностью в любви, а полное отсутствие всех трех компонентов классифицируется как нелюбовь .

    Типы любви

    Три компонента любви системно взаимодействуют. Наличие компонента любви или комбинации двух или более компонентов создает семь видов любовных переживаний. Эти типы любви также могут меняться в зависимости от отношений.

    Дружба

    Этот тип любви — это когда присутствует компонент близости или симпатии, но отсутствуют чувства страсти или приверженности в романтическом смысле. Дружба-любовь может быть корнем других форм любви.

    увлечение

    Влечение характеризуется чувством вожделения и физической страсти без привязанности и обязательств. Не хватило времени для развития более глубокого чувства близости, романтической любви или непревзойденной любви. Они могут в конечном итоге возникнуть после фазы увлечения. Первоначальное увлечение часто бывает очень сильным.

    Пустая любовь

    Пустая любовь характеризуется приверженностью без страсти или близости. Иногда сильная любовь превращается в пустую.Может произойти и обратное. Например, брак по расчету может начаться пустым, но со временем перерастет в другую форму любви.

    Романтическая любовь

    Романтическая любовь связывает людей эмоционально через близость и физическую страсть. Партнеры в этом типе отношений ведут глубокие беседы, которые помогают им узнать интимные подробности друг друга. Им нравится сексуальная страсть и привязанность. Эти пары могут оказаться в точке, где долгосрочные обязательства или планы на будущее все еще не определены.

    Товарищеская любовь

    Товарищеская любовь — это интимная, но не страстная любовь. Он включает в себя компонент близости или симпатии и компонент приверженности треугольника. Это сильнее дружбы, потому что есть долгосрочные обязательства, но сексуальное желание минимально или отсутствует.

    Этот тип любви часто встречается в браках, где страсть умерла, но пара продолжает иметь глубокую привязанность или крепкую связь. Это также можно рассматривать как любовь между очень близкими друзьями и членами семьи.

    Смертельная любовь

    В этом типе любви присутствуют приверженность и страсть, в то время как близость или симпатия отсутствуют. Роковая любовь типична для ураганных ухаживаний, в которых страсть мотивирует приверженность без стабилизирующего влияния близости. Часто, видя это, окружающие не понимают, как пара могла быть такой импульсивной. К сожалению, такие браки часто не складываются. Когда они это сделают, многие списывают успех на удачу.

    Непревзойденная любовь

    Совершенная любовь состоит из всех трех компонентов и является общей формой любви.Это идеальные отношения. Пары, которые испытывают такую ​​любовь, отлично занимаются сексом через несколько лет отношений. Они не могут представить себя ни с кем другим. Они также не могут видеть себя по-настоящему счастливыми без своих партнеров. Им удается вместе преодолевать различия и преодолевать стрессоры.

    Любовь — это глагол

    Согласно доктору Штернбергу, непревзойденную любовь труднее поддерживать, чем достичь, поскольку компоненты любви должны быть задействованы.Без поведения и самовыражения страсть теряется, и любовь может вернуться к товарищескому типу.

    Ваши отношения уникальны

    По словам доктора Штернберга, важность каждого компонента любви может различаться от человека к человеку и от пары к паре. Все три компонента необходимы для идеальных романтических отношений, но количество каждого необходимого компонента будет отличаться от одних отношений к другим или даже со временем в рамках отношений. Знание того, как взаимодействуют компоненты, может помочь выделить области, которые могут нуждаться в улучшении.

    Эволюционная сила, слово, культурная концепция — New Harbinger Publications, Inc

    В течение последних нескольких недель мы изучали значение и историю романтической любви через призму команды поведенческих терапевтов, написавших недавно выпущенную книгу ACT и RFT в отношениях: помощь клиентам в углублении близости и поддержании здоровых обязательств с помощью Терапия принятия и приверженности и теория фреймов отношений .

    Согласно авторам, обычное представление о романтической любви состоит в том, что это эмоциональное переживание.Эта точка зрения распространилась по всему миру и особенно прочно закрепилась в современном западном обществе. Во многих культурах любовь в этом смысле, любовь стала преобладающей причиной для людей устанавливать долгосрочные, преданные отношения, а не долгом или социальным положением.

    Но чтобы полностью понять любовь, авторы предлагают другие подходы к ее определению. Например, любовь также рассматривалась с эволюционной точки зрения. Вообще говоря, придерживающиеся этой точки зрения (т.е.g., Buss, 2006) считают, что у любви есть адаптивные функции, обеспечивающие воспроизводство и выживание. Например, страстная любовь допускает совокупление и взаимные инвестиции в воспитание детей. Более того, родительская любовь дополняет романтическую любовь в достижении этих целей, потому что любовь, направленная на младенцев, обеспечивает их выживание в то время, когда они глубоко зависимы.

    В этом отношении любовь и сопутствующее развитие долгосрочных обязательств между партнерами, называемые эволюционными психологами «парными связями», были эволюционно адаптивными.В самом деле, тот факт, что мы не единственный вид, у которого развились тенденции к созданию пар и долгосрочным обязательствам, поддерживает это утверждение. Однако эти развитые тенденции в сочетании с уникальным человеческим феноменом символического языка позволяют получить романтический опыт, присущий нашему виду.

    Любовь как слово

    Некоторые из ранних исследований любви исследовали приписываемые значения, которые люди придают самому слову (например, Fehr, 1988).Возможно, неудивительно, что у людей есть много разных определений любви. Факторный анализ множества ассоциаций показал, что «любовь» чаще всего связана с близостью, приверженностью и страстью (Aron & Westbay, 1996). Таким образом, когда люди говорят о любви, они имеют в виду много разных вещей. Люди часто делают различие между «любить» кого-то и «быть влюбленным» в кого-то (Meyers & Berscheid, 1997). Первый больше отражает компаньон или сострадание

    любви, а второй больше указывает на сильные романтические чувства.Интересно, что эти слова и ассоциации неявно могут служить критериями отношений. Например, при расставании с кем-то люди часто говорят: «Я люблю тебя, но я не люблю тебя». Предположительно, они имеют в виду отсутствие страсти, которое стало необходимым ингредиентом серьезных отношений. Более того, люди иногда жалуются на то, что они не чувствуют себя любимыми их партнером. В этих случаях любовь — это то, что человек получает от другого, причем не только в форме поведения, но и в виде чувства, порождаемого любимым человеком.

    В совокупности ассоциации людей со словом «любовь» сложны и отражают тот факт, что переживания трудно выразить. Как пишет Джулия в шекспировском романе «Два джентльмена из Вероны »: «Знал ли ты единственное прикосновение любви, / Ты сразу же пойдешь зажечь огонь снегом / Как пытаешься погасить огонь любви словами» (2.7.18– 20). В следующих главах мы исследуем, как люди вербально относятся к любви.

    Любовь в разных культурах

    Некоторые предполагают, что романтическая любовь может быть сугубо западным феноменом, характерным для современных промышленно развитых стран.Однако все больше данных свидетельствует о том, что романтическая любовь встречается в культурах по всему миру (Hatfield & Rapson, 2006). Кроме того, межкультурные исследования показали, что страстная любовь не является одномерной конструкцией, а скорее состоит из нескольких взаимосвязанных факторов, включая приверженность, безопасность, страсть, привязанность, стабильность и степень, в которой люди сосредоточены на себе или своем партнере (Ландис И О’Ши, 2000). Таким образом, хотя кажется, что романтическая любовь универсальна, ее значение и выражение различаются в разных культурах.

    Список литературы

    Арон А. и Вестбей Л. (1996). Размеры прототипа любви. Журнал личности и социальной психологии, 70 (3), 535–551.
    Бусс, Д. М. (2006). Эволюция любви. В R. J. Sternberg & K. Weis (Eds.), Новая психология любви . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.
    Фер, Б. (1988). Анализ прототипов концепций любви и приверженности. Журнал личности и социальной психологии, 55 (4), 557–579.
    Хэтфилд, Э. и Рэпсон, Р. Л. (2006). Страстная любовь, сексуальное желание и выбор партнера: межкультурные и исторические перспективы. В E. Hatfield & R. L. Rapson (Eds.), Close Relations: Functions, forms and process (pp. 227–243). Хоув, Англия: Psychology Press / Тейлор и Фрэнсис (Великобритания).
    Мейерс, С. А., и Бершайд, Э. (1997). Язык любви: различие, которое имеет предлог. Бюллетень личности и социальной психологии, 23 (4), 347–362.

    Любовь в уходе: анализ концепции

    Определение понятия и определение способов его использования

    Определения любви в словарях

    В словаре Вебстера любовь означает слишком большой интерес к другому человеку, проистекающий из эмоций, материнства или близости, и этот интерес и желание могут длиться многие годы в сердце человека. Тем не менее, другое значение любви — это чувство привязанности, страсти, энтузиазма, преданности, близости и чувство доброй воли без перспективы какой-либо выгоды. 14 В Оксфордском словаре любовь определяется как чувство страсти и сексуальной привлекательности, интерес и наслаждение чем-то или любовь к кому-то или чему-то. 15 В персидском словаре Дехкоды любовь определяется как любовь до крайности, очарование, привязанность, привязанность, чрезмерная дружба, привязанность к кому-то, привязанность к чему-то, интерес, дружба, удовольствия (не связанные с сексуальной ориентацией) и отказ от популярных недостатков. 13

    Определение и применение любви в различных областях

    Биологическая любовь: Лимбическая система — важная структура любви.Эта система включает таламус и гипоталамус, а гипоталамус непосредственно участвует в поведенческой и сексуальной функции. Гормон адреналин, который выделяется в результате стресса надпочечников, является одним из гормонов любви. При секреции этого гормона человек испытывает учащенное сердцебиение, потоотделение и расширение зрачков, а это состояние возникает в процессе любви. Эндорфин, окситоцин, дофамин и вазопрессин — это другие гормоны, выделяемые в мозгу в ответ на любовь. 16

    Психология любви: Штернберг рассматривает любовь как психологический феномен, который состоит из трех компонентов: близости, страсти и приверженности. Честь в человеке приводит к чувству близости, рабства и солидарности. Страсть ведет к романтическим отношениям и физической привлекательности, а приверженность заставляет человека сохранять любовь в долгосрочной перспективе. 17 Однако Фрейд считает, что любовь переплетается с сексуальностью, и каждый человек испытывает ее с детства.В сексуальном плане это наводит на мысль о намерении сыновей по отношению к своим матерям (Эдипов комплекс и склонность дочерей к отцам (комплекс Электры). 18 Маслоу — еще один психолог, который говорил о любви, но его теория полностью отличается от Точка зрения Фрейда.Маслоу считает, что каждый здоровый человек имеет чувство принадлежности к другим и хочет быть интересным для других, другими словами, быть любимым.Маслоу сделал любовь и принадлежность другим одним из компонентов своей пирамиды. 6

    Любовь в философии: Платон выражает любовь как стремление к постоянному владению и владению. Люди всегда ищут в своей жизни то, что им нужно. Удовлетворение потребности связано со счастьем. Платон считает, что все в этом мире, включая человека, что-то приобретает, погружено в любовь и без любви не будет мира. 19 Майкл Бойлан, современный философ, рассматривает любовь как функцию и концепцию, которая вызывает изменения и рост в людях.Он также считает, что любовь — это сильный мотив быть хорошим. 16 Аристотель считает любовь связующим звеном между людьми для их процветания. Высшей любовью считает дружбу, а не сексуальные отношения. По его мнению, самая чистая форма любви — это любовь, основанная на доброте и доброте по отношению к другим, к себе, а не к удовольствиям. 20 Но философы персидского языка пытались дать исчерпывающее определение любви. Например, Шахабуддин Сохреварди, которого зовут Шейх Ишрак, считает, что слово «любовь» заимствовано у возлюбленной.Сладкое сердце — это трава, которая растет рядом с другими деревьями и густо вокруг них. 21 Из этой фразы можно заключить, что любовь означает объятие любимого любовником. Другими словами, это означает, что любовник блуждает и заботится о любимом.

    Любовь в уходе: Парс, один из теоретиков сестринского дела, говорит: «… забота — это быть с кем-то в момент радости. Это состояние конституирования. В конституции медсестра и пациент вступают в отношения аутентичности, благодаря которым оба имеют потенциал для роста, но, хотя ценности, убеждения и желания пациента не обязательно могут совпадать с ценностями медсестры, субъект-субъектные отношения имеют медсестра откликается на звонок пациента, даже если такая связь подвергает медсестру изменению и возможности негативных последствий для себя.Из этого описания следует, что преднамеренная рефлексивная любовь — это то, что позволяет медсестре и пациенту действительно присутствовать друг перед другом, и обладает качеством, которое позволяет медсестре рисковать и, следовательно, потенциально жертвовать своим благополучием ради другого. 4

    Еще один теоретик сестринского дела, изучающий понятие любви, — Уотсон. Watson придает большое значение заботе о людях. Он считает, что медсестра будет общаться с пациентом, и это общение приведет к самосознанию и развитию как пациента, так и медсестры.Уотсон подчеркивает концепцию любви в заботе и заявляет, что заботу нужно проявлять в сочетании с любовью и уважением, и что это невозможно, если у нас нет любви, уважения и самоуважения к себе. 22 Watson рассматривает любовь и заботу как взаимодополняющие, что ведет к личному совершенству. 23 Соответственно, отношения между медсестрой и пациентом основаны на любви, а оказываемая помощь основана на интересе, уважении, взаимопонимании и ответственности. 2 Поскольку медсестра связывает дискомфорт пациента и страдания, связанные со здоровьем и благополучием, она принимает меры для уменьшения тяжести страданий пациента и улучшения здоровья человека. В основе медсестры лежит забота, а ее черта — любовь. Таким образом, любовь можно рассматривать как повод для кормления грудью. 1

    Эрикссон утверждает, что «забота основана на любви» и что «основная структура всех видов заботы — это отношения между пациентом и медсестрами».Таким образом, забота является естественным проявлением человеческой любви и основана на мотиве caritas, благодаря которому сострадание пробуждает желание облегчить страдания другого человека. Таким образом, в основе любого вида заботы лежат безусловная кариативная этика, ответственность и желание делать добро. 4

    Определение признаков определения любви

    Характеристики часто используются при обсуждении концепций 9 и играют ключевую роль в различении различных концепций. 24 Риверо и Эрдманн исследуют гуманитарную помощь медсестер и описывают любовь как интерес, беспокойство, уважение, понимание и взаимную ответственность. 2 Rykkje и др. В своем исследовании изучают влияние любви на заботу. Они использовали теорию Эрикссона, чтобы описать любовь как доброту, милосердие и благотворительность в заботе. 5 В статье Эмакпор и Найбак рассматривают любовь в понимании других, чувство доброжелательности, ответственности и самопожертвования. 1 В целом можно сказать, что в обзоре литературы не было большого исследования концепции любви в уходе.Однако в этих нескольких исследованиях наиболее частые характеристики, связанные с концепцией любви в уходе за больными, включают чувство ответственности, доброжелательности, внимания и заботы, уважения и понимания других как человека, независимо от их негативных последствий для самих себя.

    Определение модели Case

    Модель случая иллюстрирует пример применения концепции для прояснения фактических характеристик концепции, и, таким образом, читатель узнает, как интерпретировать концепцию. 25

    Пример: Госпожа Б-Н — медсестра, работающая в отделении неотложной помощи. У нее 10-летний опыт работы в разных палатах. В ночную смену обратилась 37-летняя женщина с одышкой и сильным возбуждением. Госпожа Б.Н. немедленно подводит пациента к кровати и вызывает врача. Пациенту дают кислород, и она спрашивает пациента и ее семью о начале и времени одышки и симптомах. Она спокойно и внимательно выслушивает описания пациента и ее семьи.Медсестра сообщает пациенту и ее семье, что она быстро принимает все необходимые меры и пытается уменьшить одышку и беспокойство пациента с помощью терапевтической бригады. Она говорит, что я знаю, как тебе тяжело переносить одышку, и я постараюсь помочь тебе исправить это. Пациентка не имеет склонности ко сну и считает, что ей становится хуже во сне. Медсестра уважает желания пациента и заботится о пациенте в сидячем положении. Медсестра предпринимает необходимые шаги, и пациенту становится лучше, и он засыпает.Медсестра несколько раз присутствует у постели пациента, и каждый раз она внимательно наблюдает за пациентом в течение нескольких секунд и изучает жизненно важные признаки, респираторные симптомы и цвет лица пациента. Она просит семью пациента направить к ней и узнать, есть ли у них какие-либо вопросы или проблемы. Чтобы сохранить спокойствие и покой пациента, освещение в комнате приглушается, устанавливается тишина и минимизируется шум монитора.

    Пограничный случай

    Пограничный случай обладает некоторыми чертами концепции, но не всеми этими характеристиками.По сути, он похож на модельные корпуса, но его можно отличить по отсутствию определенных черт концепции. 9

    Пример: Г-н М-М — медсестра-специалист со стажем работы 5 лет. В палату госпитализирован 50-летний мужчина с болью в груди. Пациент вызывает медсестру и говорит, что чувствует тошноту. Медсестра спрашивает, нет ли боли в груди и шее. Пациент не отвечает. Медсестра говорит пациенту, что это может быть связано с его сердцем, поэтому он обязательно сделает электрокардиограф (ЭКГ).После снятия ЭКГ пациент спрашивает, в порядке ли его сердцебиение. Медсестра не отвечает и говорит: «Я вызову врача». Медсестра советует ему оставаться на кровати и не волноваться, но пациент так обеспокоен и смотрит на медпункт. Медсестра связывается с врачом и оперативно выполняет распоряжение. Медсестра регулярно осматривает пациента и спрашивает, не чувствует ли он себя лучше. Пациент заявляет, что его тошнота уменьшилась. Тем не менее, он все еще кажется встревоженным. Медсестра уверяет его, что ему не о чем беспокоиться, что они заботятся о нем и держат его под контролем.

    Противоположный случай

    Противоположный случай не имеет каких-либо черт концепции, и это различие достаточно четкое и легко узнаваемое людьми. 9

    Пример: Госпожа Р. Х. работает медсестрой в ортопедическом отделении с 12-летним опытом работы. Г-н М. находится в больнице из-за перелома левой ноги. Накануне пациенту была сделана операция, и его нога была перевязана. Пациент страдает сильной болью в области перелома и регулярно вызывает медсестру.Медсестра говорит ему подождать, пока ее работа не закончится. Через несколько минут медсестра подходит к постели пациента и спрашивает о ее проблеме. Затем он выходит из комнаты, не сказав ни слова. Пациент по-прежнему чувствует боль и ждет медсестры. Наконец он разочарован и снова вызывает медсестру. Медсестра говорит ему, что она занята, и когда она закончит, она будет лечить его и просит пациента больше не звонить ей.

    Выявление предшественников и последствий
    Антецеденты любви в уходе

    Антецеденты — это события или инциденты, которые необходимо раскрыть до появления концепции. 9 История кормящей любви восходит к прошлому опыту, а также их детству. Убеждения, ценности и искусство могут повлиять на любовь в уходе за больными. Гуманитарные ценности создаются в связи с отношениями, чувством приверженности и действиями. В этом случае медсестра поймет смысл своей жизни в смысле жизни других людей, в том числе своих клиентов, и после этого гуманитарные чувства и поступки станут основой его профессиональной жизни. 26 Другой предшественник — это любовь медсестры к самому себе.Это означает, что до того, как медсестра полюбит своих клиентов, она должна полюбить себя, 22 , и после этого любовь делает медсестру эгоцентричной, и она движется в отношениях с клиентами от «я» к ты». 5 Торкильдсен и др. Называют любовь стержнем морали, основными характеристиками человека, а в заботе любовь — это стимул. 27 Любовь в медсестре рождает чувство ответственности, внимания, уважения, понимания других и безоговорочной преданности. 2

    Последствия любви в уходе за больными

    Последствия — это события, которые обнаруживаются после появления концепции. 9 Предоставление романтического ухода улучшает отношения между медсестрой и пациентом, и в результате вид ухода будет полным. 5 В этом случае создается глубокое ощущение присутствия и корреляции, и тогда пациент легко может поделиться своими страданиями с медсестрой, что вызывает у пациента чувство выздоровления и облегчает его / ее боль и дискомфорт. 1 Кроме того, забота с любовью помогает медсестре лучше осознавать человеческие ценности. Любовь в уходе — это основа ухода и лечения, которая жизненно важна для пациента и медсестер.Уход ведет к сохранению человечности и человеческого достоинства, если он сопровождается любовью и гуманитарными ценностями. Таким образом, медсестра будет играть яркую роль в эволюции человечества и человеческих ценностей. 8

    Эмпирическое представление любви

    Эмпирическое представление связано с классами и группами реальных явлений, что показывает, как концепция задумана и понята. 9 В 1995 году Валин и др. Провели исследование с участием 12 лечебных работников, чтобы выяснить, как проявляется любовь к заботе.Они приходят к выводу, что любовь в заботе — это смирение, внимание, близость и уважение к пациенту. 28 В исследовании 2000 года Фитцджеральд и ван Хофт спросили участников, что такое любовь в уходе за больными? Участники заявили, что любовь — это добро по отношению к другим без каких-либо ожиданий и выполнение большей заботы, чем обязанности. 29 Фитцджеральд и спрашивает в другом исследовании: Что такое любовь в медсестре и акушерстве? Ответ — моральная ответственность. В контексте отношений медсестра и акушерка постоянно сталкиваются с ситуациями с пациентами, которые вызывают выражение любви как моральной ответственности.Это форма любви, в основе которой лежит способность нашего существа или, по крайней мере, возможность нашего существа превзойти свою повседневную форму до метафизического состояния морали. Это позволяет медсестре и акушерке выйти за пределы изоляции, связанной с их личным существованием, в качестве самостоятельного проекта, быть «для» пациента в качестве первоочередной задачи. 4 В 2002 году Стикли и Фрешуотер провели исследование, чтобы изучить роль медсестры с акцентом на любви. Результаты исследования предоставили основу для проявления любви в заботе, которая включает баланс между профессией, вниманием, терпением и концентрацией. 30 Торкильдсен и др. В исследовании, проведенном в 2013 году, изучали сущность любви перед лицом страдания. Они достигли трех основных тем, в том числе: любовь как сила, любовь как основа и любовь как моральное искусство. 27

    Специального самостоятельного инструмента для измерения любви в уходе за больными авторы не нашли. Поэтому, основываясь на сказанном, мы определяем любовь в сестринском деле следующим образом: обеспечение ухода с ответственностью, доброжелательностью, вниманием и заботой, уважением и пониманием других как человека, независимо от их негативных последствий для них самих.

    Значение для сестринского дела / Практика

    Это исследование представляет концепцию любящей гуманной заботы как интерсубъективные отношения между медсестрами и людьми. Любовь в уходе понимается как способность оказывать сестринский уход с ответственностью, доброжелательностью, вниманием и заботой, уважением и пониманием других как людей, независимо от их негативных последствий для них самих. Определяющие атрибуты любви в уходе показаны в.

    Таблица 1

    Определение атрибутов любви в уходе

    Определение атрибутов Податрибуты
    Ответственность Обязанность иметь дело с пациентом, моральное обязательство вести себя правильно по отношению к пациенту или, в отношении пациента, это требуется как часть работы, роли или юридического обязательства медсестер.
    Доброта Благополучие и доброта по отношению к пациенту.
    Внимание Уведомление о пациенте; отношение к пациенту как к интересному или важному человеку.
    Обеспокоенность Ухаживает за беспокойством, беспокойством или сочувствием к пациенту.
    Уважение Должное внимание к чувствам, желаниям или правам пациента.
    Понимание других Сочувственное понимание чувств пациента как человеческого существа.

    Что такое любовь? Философия жизни

    Не позволяйте слову «любовь» определять вашу ЛЮБОВЬ

    Любовь — это самая сильная эмоция, которую может испытать человек. Странно думать, что почти никто не знает, что такое любовь. Почему так сложно найти любовь? Это легко понять, если вы знаете, что слово «любовь» — это не то же самое, что и чувство любви.

    Слово «любовь» используется и злоупотребляет для выражения различных наборов чувств.

    Слово «любовь» используется как выражение привязанности к кому-то другому (я люблю тебя), но оно также выражает удовольствие (я люблю шоколад). Чтобы немного усложнить задачу, слово «любовь» также выражает человеческую добродетель, основанную на сострадании, привязанности и доброте. Это состояние бытия, которое не имеет ничего общего с чем-то или кем-то вне вас. Это чистейшая форма Любви.

    В древнегреческом языке использовались 7 слов для обозначения различных состояний любви:

    Сторге: естественная привязанность, любовь, которую вы разделяете со своей семьей.

    Philia: любовь, которую ты испытываешь к друзьям.

    Эрос: сексуальное и эротическое желание вид любви (положительное или отрицательное)

    Агапе: это безусловная любовь или божественная любовь

    Людус: это игривая любовь, подобная детской любви или флирту.

    Pragma: давняя любовь. Любовь в супружеской паре.

    Philautia: любовь к себе (отрицательная или положительная)

    Это 7 различных видов чувств.Любовь, которую вы испытываете к своему партнеру, — это не то же самое, что любовь, которую вы испытываете к своей матери. Даже любовь к партнеру со временем меняется. Вы испытываете разные эмоции к разным ситуациям и людям.

    Но все же мы используем одно и то же слово. Легко понять, что при общении легко ввести в заблуждение. Я могу сказать «я люблю тебя» двум разным людям (и иметь это в виду), но на самом деле я чувствую по-разному.

    Эта путаница возникает не только тогда, когда два человека разговаривают, ваш собственный мозг не понимает этого.

    То, что вы чувствуете, контролируется правой стороной вашего мозга, а язык — левой. Если вы используете слово «любовь» 10 раз в день в разных ситуациях, это теряет силу. Ваша левая часть или ваш мозг не активируются полностью, когда вы действительно имеете в виду «Я люблю тебя» и хотите развлечься из-за этого. 50% вашего мозга — это много.

    Первое, что вам нужно сделать, это изучить различия (7?) Состояний любви. Не слова, а то, как они себя чувствуют.Это легко, если ты узнаешь слова. Это базовая подготовка. Осознание — вот секрет любви.

    Любовь — это практика, а не то, что ты найдешь или не найдешь. Вы можете практиковать любовь всю оставшуюся жизнь.

    Не злоупотребляйте словом «любовь». Используйте другие слова, если вы не обращаетесь к эмоциям по отношению к другим людям.

    Пример: Я люблю шоколад, становится: Я люблю шоколад. Я люблю свою работу, становлюсь: у меня есть страсть к тому, что я делаю.

    Наслаждение, любовь и страсть — это 3 разные эмоции.Важно (снова) узнать истинное значение слов, не только для общения с кем-то другим, но и для того, чтобы научиться воспринимать их на собственном опыте. Слова — очень мощные инструменты. Не только для общения с другими, но и для себя. Слова, которые вы используете, создают осознание и, в конечном итоге, вашу реальность.

    Если вы будете использовать слова с умом, вы сможете научиться распознавать, какую любовь вы чувствуете, и наслаждаться разными видами любви. С одним человеком разных.

    Если вы не знаете, как найти любовь внутри себя, вы никогда не найдете ее вне себя.

    Слова — это соглашения для выражения идей или чувств. Значение слов не является абсолютным, это всегда личная интерпретация. Группа чувств, связанная со словом «любовь», трудна для понимания и еще сложнее выразить другому человеку. Положим так: одним словом это невозможно.

    Создавая слово, вы можете придать ему особое значение. Некоторые влюбленные создают слова, чтобы выразить то, что они чувствуют друг к другу. Слово создает согласие или воспоминания.Эти моменты могут повторяться, когда вы используете это слово или когда думаете о нем.

    В других языках существуют слова, относящиеся к любви, которые выражают различные ситуации, которые не имеют перевода на английский язык. Когда вы знаете эти слова, вы узнаете эти чувства. Вы лучше понимаете то, что переживаете.

    Красивые слова на других языках:

    Юаньфэнь (китайский): любовные отношения, основанные на жребии и основанные на принципах китайской культуры.

    Mamihlapinatapei (Yaghan): Взгляд, который без слов разделяют два человека, которые хотят что-то инициировать, но ни один из них не начинает.

    Cafuné (бразильские португальцы): медленно поглаживая пальцами чужие волосы.

    Retrouvailles (Франция): Счастье снова увидеть кого-то спустя долгое время.

    La Douleur Exquise (Франция): Огромная боль в вашем сердце, когда вы желаете того, кого не можете иметь.

    Ya’aburnee (арабский): Надежда на то, что вы умрете раньше, чем другой, поэтому вам не нужно жить без другого.

    Forelsket (Nordic): эйфория, которую вы испытываете, когда влюбляетесь в первый раз.

    Saudade (португальцы): чувство тоски по любимому человеку, но это далеко.

    Эти «моменты» настолько важны в других культурах, что у них есть слова, чтобы их выразить. Я хочу сказать, что не используйте одно слово для определения своей любви.Выучите эти «слова» и узнайте их, когда живете ими.

    С любовью вы получаете то, что вкладываете.

    Любовь — это эмоция в действии. Вы можете научиться чувствовать и развивать свою любовь … Сначала изучите и узнайте различные ситуации любви. Научитесь распознавать их, когда вы их чувствуете. Затем вы идете и делитесь своей любовью с другими.

    Любовь между двумя людьми может начаться только в том случае, если взаимодействие основано на правде, доверии и уважении. Это то, что вы начинаете давать.Это необходимо для взаимной любви между двумя людьми. Если другой человек дает вам то, что вы отдаете, тогда вы начинаете чувствовать любовь друг к другу, и она может расти …

    Нетрудно понять любовь, если вы знаете, как работает любовь.

    Влюбиться в кого-то очень легко. Трудность в том, чтобы оставаться влюбленным. Но если трудно оставаться в любви, значит, это не любовь всей вашей жизни. Это любовный опыт. Любовь всегда прекрасна, если она не прекрасна, это не любовь.Пора двигаться дальше. Иногда любовь просто угасает. Лучше двигаться дальше, когда ничего не чувствуешь, чем когда чувствуешь противоположность любви.

    Поиск любимого человека или отношений …

    Если вы хотите найти любовь всей своей жизни, начните осознавать, как вы употребляете слово «любовь». Сказать и подумать, что я хочу найти любовь всей своей жизни, а не отношений, — это фундаментально. Вы находите то, что ищете.

    «Находиться в отношениях» — это маркетинговый термин, изобретенный в журналах.Все, кто не одинок, состоят в отношениях. Он идеально подходит для обращения к большой группе людей, но слишком расплывчато определять вашу личную ситуацию.

    Единственным важным для вас вопросом должен быть: «Испытываю ли я любовь или нет?»

    Это первое эссе по философии, образующее серию под названием «Натурфилософия» о важнейших жизненных вопросах, пытающихся дать определение «Теории всего». Продолжайте читать здесь.

    Поддержите краудсорсинговую кампанию по публикации электронной книги и ее бесплатному распространению.(Ссылка в моем профиле) или загрузите первую электронную книгу из серии Natural Philosophy здесь

    Как неверно истолковывают «Пять языков любви»

    Идея о том, что существует пять различных «языков любви», может быть столь же знакома некоторым людям сегодня, как идея о том, что существует семь континентов, четыре сезона или три марионетки, что, в общем, является довольно впечатляющим показателем для концепции, представленной в 1992 году пастором южных баптистов в книге, предназначенной главным образом для женатых христианских пар.Автор, Гэри Чепмен, основал свою теорию о том, что у каждого есть основной язык любви (то есть категория поведения, которая наиболее непосредственно ассоциируется с привязанностью), на своих собственных наблюдениях в качестве консультанта. Пять языков любви, перечисленные в книге и теперь хорошо известные миллионам, — это качественное время, физическое прикосновение, акты служения, дарение и получение подарков и слова одобрения.

    Очевидно, теория нашла отклик: если бы вы поискали фразу язык любви в Твиттере, возможно, поздно утром в среду, вы, вероятно, нашли бы более 50 твитов за последний час, содержащие эту фразу.Можно пошутить: Бранч — мой язык любви. Экспериментальный бас с даунтемпо — мой язык любви. Слушать вместе подкаст Дэйва Рэмси — это мой язык любви. Трава, музыка, цацики из авокадо — все это было названо языком любви по крайней мере для одного человека. Другие твиты были бы серьезными и самооценочными: Проведение с ним на диване в эти выходные сделало меня таким счастливым — думаю, мой язык любви — это качественное времяпрепровождение. Почти все они также опознают или объясняют собственный язык любви человека.

    В других местах в Интернете, например, на популярном форуме Reddit, посвященном советам по взаимоотношениям, r / Relations, концепция языков любви встречается повсеместно, хотя и воспринимается немного более серьезно. Лица, ищущие совета, часто пишут о дилеммах, которые представляют собой вариации небольшого количества тем: «Мой партнер и я не разделяем один и тот же язык любви», «Я не могу« говорить »на языке любви моего партнера» и « Мой партнер не говорит по-моему ». На протяжении многих лет эта идея получила широкое распространение среди знаменитостей, таких как «Сват миллионер» Патти Стэнджер, и обсуждалась в телешоу, например, The Real Housewives of Orange County.

    Прочтите: Почему миллениалы так увлечены астрологией?

    Сегодня люди часто используют свои самоидентифицируемые языки любви для обозначения того, как они ведут себя в отношениях, тем же небрежным и удобным способом, которым они могут ссылаться на свой астрологический знак или тип Майерс-Бриггс (или тип Эннеаграммы, или Хогвартс). дом). В недавнем рассказе Vice о том, как теория языков любви стала настолько популярной, например, автор использовала зодиакальную терминологию, чтобы говорить о своем языке любви, называя себя «актами служения» со словами «утверждения». ‘растет.

    Этот эгоцентричный способ обсуждения языков любви сильно отличается от того, что, кажется, задумал изобретатель этой концепции. По мере того, как эта идея все более укоренилась в общественном сознании (и все больше отдалялась от текста, в котором она была представлена), постоянные призывы Чепмена к изучению языков любви других людей и соответственно изменению своего собственного поведения были переоценены. Вместо него возникло представление о том, что смысл знания вашего языка любви состоит в том, чтобы найти партнера с таким же языком или попросить других научиться «говорить» на нем.И в результате, по крайней мере, по мнению некоторых исследователей, реальная ценность языков любви как инструмента взаимоотношений может теряться в крупномасштабной культурной игре в телефон.


    В 1992 году издательство Moody Publishers возлагало «большие надежды» на выпуск книги Гэри Чепмена «Пять языков любви» . Пастор баптистской церкви на Голгофе в Уинстон-Салеме, Северная Каролина, Чепмен много лет консультировал пары, а недавно он преподавал теорию языков любви на семинарах, полных мужей и жен.Теперь он воплощал свои идеи в печати.

    Moody заказало около 8000 экземпляров книги «Пять языков любви» при первом запуске, по словам Дженис Тодд, менеджера по рекламе издательства, которая работала с книгой Чепмена в течение 20 лет. Она рассказала мне, что в течение нескольких лет продажи были стабильными, а затем, где-то в 1999 или 2000 годах, «траектория продаж стала почти просто расти». Книга, являющаяся давним бестселлером New York Times, , сейчас продана более 12 миллионов экземпляров и напечатана на 50 языках.Chapman The Five Love Languages ​​ также породил пять специальных выпусков (для родителей маленьких детей, родителей подростков, одиноких людей, мужчин и военнослужащих), приложение Love Nudge для пар и популярный веб-сайт, запущенный в 2010 году. , где более 30 миллионов человек прошли викторину, призванную помочь людям определить свой собственный язык любви.

    Тодд прекрасно понимает, что идея — что существует пять языков любви и у каждого есть основной — затмила по популярности книгу, в которой она была представлена.«Люди используют фразеологию« языков любви »и даже не осознают, что это взято из этой книги», — сказала она мне. На данный момент, добавила она, «у него вроде как своя собственная жизнь». (Действительно, как отмечалось в рассказе Vice , некоторые терапевты даже передают идею языков любви своим клиентам, проходящим терапию пар, не читая книгу: один терапевт сказал автору, что она знает достаточно, чтобы знать, что это «средство для людей». рассказать о себе кому-то другому. Это способ спросить о том, что вам нужно.»)

    Но люди, которые знакомятся с концепцией, не читая книгу, часто думают, заметил Тодд, что люди должны просто выражать любовь так, как им кажется естественным, а затем объяснять своим партнерам, что это их язык любви или что Дело в том, чтобы знать свой собственный язык любви исключительно для того, чтобы сказать партнеру, чего вы хотите. Конечно, подчеркивал Тодд, хорошо знать свой собственный язык любви и полезно сообщать партнеру о том, что заставляет вас чувствовать, что вас ценят, а что мало для вас.Но совет Чепмена, как она отметила, не ограничивается этим, поскольку начинается с .

    Если вы сядете и прочитаете книгу Чепмена, станет ясно, что язык любви, о котором вы должны думать, не ваш собственный, а язык вашего партнера. Первая глава заключает, что путь к более полноценным отношениям — это адаптировать свои собственные выражения любви к тому, что заставляет вашего партнера чувствовать себя любимым: «Мы не можем полагаться на наш родной язык, если наш супруг не понимает его», Чепмен пишет.«Если мы хотим, чтобы они чувствовали любовь, которую мы пытаемся передать, мы должны выражать ее на их основном языке любви».

    Затем Чепмен посвящает пять глав определению каждого из языков любви в партнере, только одну — определению вашего собственного языка любви, а лучшую часть шести глав — по сути остальную часть книги — конкретным стратегиям адаптации вашего поведения к ним. язык любви вашего партнера. Другими словами, то, что часто теряется в дискурсе, — это то, что Пять языков любви , прежде всего, поощряет внимательность и саморегуляцию поведения.

    Что, если вы спросите некоторых исследователей отношений, обидно, потому что это самая многообещающая часть.


    Когда концепция языков любви вошла в культурный лексикон, она вскоре привлекла интерес кучки исследователей отношений и брака, которые хотели проверить утверждения Чепмена как научные гипотезы. Их выводы были неоднозначными, но некоторые исследователи сочли, что эта формула «внимательность плюс изменение поведения» имеет смысл. Одно исследование показало, например, что совет Чепмена, скорее всего, приведет к определенным установившимся моделям «поддержания отношений», которые исследования ранее связывали с более высоким уровнем любви, удовлетворения, приверженности и справедливости в отношениях.Таким образом, теоретически вполне возможно, что пара, применяющая принципы «Пять языков любви» в своей повседневной жизни, может в конечном итоге достичь более высокого уровня удовлетворенности отношениями. Другое исследование показало, что выравнивание языка любви (или две половины пары, идентифицирующие себя как имеющие один и тот же язык любви) было несколько слабым предиктором удовлетворения в отношениях, особенно по сравнению с саморегулированием своего поведения в соответствии с желаниями и потребностями партнера.

    Джули Готтман, которая вместе со своим мужем, исследователем любви и отношений Джоном Готтманом, в 1996 году, вместе со своим мужем, исследователем любви и отношений Джоном Готтманом, в 1996 году стала соучредителем Института Готтмана по исследованию брака и отношений, сказала мне, что около десяти лет назад она начала получать вопросы об идее языков любви .Часто вопросы исходили от участников семинаров для пар, которые она проводила со своим мужем. Обычно они касались того, поддерживают ли они философию Чепмена, и исходили от пар, которые сочли совет полезным.

    «На подобных семинарах нельзя обесценивать чью-то симпатию к той или иной теории», — сказал Готтман.

    Как и другие исследователи в своей области, Готтман испытывает некоторые сомнения по поводу понятия языков любви. Во-первых, она не совсем уверена в том, что у всех есть один основной язык привязанности; скорее, по ее словам, выражения привязанности могут различаться по значимости в зависимости от контекста.В некоторых ситуациях акт служения или слово подтверждения будут особенно значимыми для людей, даже если они, например, не верят, что их язык любви относится к одной из этих вещей, и «подарки» люди могут столкнуться с моментами, в которых доброжелательный жест кажется неадекватным. Она отметила, что определение основного языка любви также может иметь эффект классификации: партнеры могут начать выражать привязанность только одним способом, независимо от контекста, или распознавать только один вид действия как акт любви.К тому же, как сказал мне Готтман, некоторые элементы отношений, которые в теории Чепмена обозначены как «языки любви», должны считаться необходимыми составляющими любых здоровых отношений — например, качественное время.

    Прочтите: Дорогой терапевт, я не понимаю, почему моя девушка бросила меня

    И когда партнеры используют концепцию языков любви только как способ поговорить о том, как они сами инстинктивно выражают привязанность или что заставляет их лично чувствовать себя любимыми, Готтман отметил, идея может активно вызывать проблемы в отношениях.Некоторые люди, пережившие травмы от боевых действий или сексуального насилия, или некоторые люди с расстройствами аутистического спектра, например, не будут хорошо реагировать на партнеров, которые настаивают на физическом прикосновении как на способе дарить и получать привязанность. («Иногда я сталкивался с исследователем, который не согласен с моими выводами, и меня это устраивает. Я приветствую результаты, которые они обнаруживают в их собственных исследованиях», — сказал Чепмен. Он добавил, что ему нравится узнавать о других модели и размеры выборки исследователей и узнают, как они пришли к выводу, что теория языков любви неприменима.)

    Однако, когда я рассказал Готтман об исследовании, которое связывало саморегулирующуюся часть оригинальной идеи языков любви Чепмен с реальным улучшением удовлетворенности отношениями, я полагал, что ее ответ можно справедливо перефразировать так: Ну, да. Стоит ли удивляться, что внимание к потребностям и желаниям партнера и соответствующие действия приводят к лучшим отношениям?

    За более чем два десятилетия совместной работы Джули и Джон Готтман разработали собственную модель построения успешных отношений.Модель Готтмана, получившая название теории дома звуковых взаимоотношений, представляет дом с семью уровнями, а базовый уровень дома — фундамент, если хотите — обозначен на диаграмме Готтмана как «Построение карт любви». Готтман сказал мне, что построить любовную карту любого конкретного партнера — значит спросить себя: «Насколько хорошо вы знаете внутренний мир своего партнера? Насколько хорошо вы знаете их потребности? Их ценности, их предпочтения, их детский опыт, их история и другие отношения, каковы их текущие стрессы? Каковы их надежды и стремления? Насколько хорошо вы знаете человека, с которым общаетесь, — насколько хорошо вы знаете его на самом деле? »

    Если в теории Готтмана есть хоть какое-то место для концепции языков любви, так это здесь — на базовом уровне, который заключается в том, чтобы «знать, кто этот человек, и знать его действительно хорошо.Изучение языка любви вашего партнера, то есть внимание к тем жестам привязанности, которые он ценит, и соответствующая реакция, может быть лишь небольшой частью этого. Готтман отметил, что только после того, как этот фундамент будет заложен, пары смогут переходить к строительству следующих шести уровней дома, которые включают в себя такие вещи, как выработка привычки подтверждать предложения партнера за ваше внимание и обучение тому, как эффективно управлять конфликтом.

    Таким образом, реальная ценность теории языков любви, похоже, состоит в том, что, когда она применяется, как советовал Чепмен, она побуждает людей просто быть более внимательными к своим партнерам: задавать вопросы о том, как им нравится, когда с ними обращаются, сознательно выражать привязанность и поддержка, чтобы узнать, что, как любит говорить Чепмен, «заставляет их резервуар любви чувствовать себя наполненным».Возможно, то, что люди неправильно понимают в теории языков любви, похоже на то, что они часто неправильно понимают в отношении самой любви: сначала нужно учитывать потребности и желания другого человека, а затем корректировать свое поведение и не ожидать, что это сработает.

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *