Плохое восприятие информации: 5 нарушений восприятия — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

Слуховое восприятие

Что такое слуховое или аудиальное восприятие?

Звонит телефон и, сняв трубку, вы слышите голос своей матери, которая тепло спрашивает, как у вас дела. Мы понимаем, что нам говорят, узнаём людей по голосу и можем угадать их эмоциональное состояние. Мы делаем это автоматически, быстро и без особых усилий. Тем не менее, всё это становится возможным благодаря сложному процессу, в котором участвует ряд структур мозга, специализирующихся на аудиальном (звуковом) восприятии и распознавании различных субкомпонентов слуха.

Воспринимать означает интерпретировать информацию об окружающей среде, полученную нашими органами чувств. На самом деле, интерпретация является активным процессом, который зависит от когнитивных функций и накопленных знаний. Слуховое (аудиальное) восприятие может быть определено, как способность получать и интерпретировать информацию, которая достигает наших ушей через волны звуковых частот, передаваемые по воздуху или иным образом. Чтобы мы могли услышать звук, должен произойти ряд процессов:

  • Получение информации
    : в момент вибрации источника звука (например, голосовых связок человека) волны передаются по воздуху или через другие каналы. Когда эти волны достигают органов слуха, активируются волосковые или реснитчатые клетки.
  • Передача информации: сигналы, которые создают волосковые клетки, передаются с помощью различных ядер в медиальное коленчатое тело таламуса.
  • Обработка информации: и, наконец, аудиальная информация, полученная органами слуха, направляется в слуховую кору височных долей мозга. В этих структурах мозга информация обрабатывается и направляется в остальные части мозга, что позволяет нам реагировать на неё соответствующим образом.

Звуковые характеристики и фазы слухового восприятия

Для реализации слухового восприятия наш мозг должен проанализировать свойства и характеристики звука:

  • Интенсивность (сила) звука
    : насколько тихим или громким является звук.
  • Тон (высота) звука: в зависимости от частоты колебаний различаются звуки высокого и низкого тона.
  • Тембр звука: позволяет нам различать и распознавать голоса, музыку и другие звуки. Также определяется, как «звуковой спектр».
  • Продолжительность: это время, в течение которого сохраняется звуковая вибрация.

Кроме того, слуховое восприятие реализуется в разных фазах:

  • Обнаружение: для корректного процесса слухового восприятия требуется стимул, обладающий достаточной интенсивностью, чтобы достичь наших органов слуха. Кроме того, этот звук должен быть в пределах диапазона слышимости. Если эти два условия соблюдены, наш мозг способен обнаружить местонахождение объекта, который производит вибрацию, даже если он движется. Таким образом, если кто-то говорит слишком тихо, мы не сможем его услышать.
  • Различение: для восприятия и оценки звука необходимо умение отличать его от остального окружающего шума. Таким образом, если мы находимся на шумной вечеринке, вероятно, мы не сможем различить слова собеседника.
  • Идентификация и узнавание: мы стараемся идентифицировать или обозначить звук, который достигает наших ушей, например, голос, музыка или любой другой звук. Это предполагает создание ассоциации с этим звуком (например, «это голос моего друга»). Чтобы корректно воспринимать голос, необходимо определить его как таковой, и не путать с внешним шумом, более того, следует установить, что это голос друга, а не постороннего человека.
  • Понимание: важно понимать звук, который мы слышим, будь то содержание сообщения (когда кто-то нам что-то говорит), или смысл самого звука (звонок указывает на то, что урок закончился). Если друг на вечеринке сообщает вам, что ему пора идти, необходимо уловить смысл передаваемого сообщения.

Естественно, что звуковое восприятие постоянно присутствует в нашей повседневной жизни и помогает нам адекватно реагировать на изменения окружающей среды. Оно позволяет свободно общаться, предупреждает об опасности и дает возможность наслаждаться музыкой.

Примеры слухового восприятия

  • Как в школе, так и в высших учебных заведениях, адекватное слуховое восприятие имеет важное значение для правильного усвоения информации, которую мы получаем от преподавателей. Недостаточно развитое аудиальное восприятие, без соответствующей визуальной поддержки, может вызвать проблемы понимания речи и материала, что приводит к низкой успеваемости.
  • Во время деловых переговоров, а также при ежедневной коммуникации в рабочей среде, в большинстве случаев слуховое восприятие используется постоянно. Беспрепятственная коммуникация является основой для работы с клиентами. Таким образом, корректное аудиальное восприятие является необходимым для успешного развития карьеры.
  • Во время вождения автомобиля слуховое восприятие имеет важнейшее значение. Звуковой сигнал другого автомобиля может вовремя предупредить нас об опасности и помочь избежать аварии. Кроме того, по звуку двигателя или странному шуму автомобиля мы можем своевременно узнать о наличии неисправности.
  • В музыке слуховое восприятие — это основа всего. Когда мы хотим исполнить песню так, чтобы она звучала красиво и мелодично, мы должны проверить слуховое восприятие и уделить внимание каждой детали, каждой ноте… Конечно, чтобы слушать и наслаждаться музыкой, также необходимо слуховое восприятие.
  • Способность обнаруживать, различать, идентифицировать, распознавать и понимать звуки окружающей среды помогает нам адекватно действовать в повседневных ситуациях. Это не только позволяет нам выбирать оптимальные модели поведения дома и на улице, но и общаться с другими людьми быстро, легко и эффективно.

Патологии и расстройства, связанные с проблемами слухового восприятия

Нарушение аудиального восприятия может быть обусловлено различными проблемами на нескольких уровнях.

Неспособность воспринимать звуки или нарушение в этом процессе, как правило, называют глухотой.

Она может быть вызвана повреждением органов слуха, путей передачи информации в мозг (гипоакузия и гиперакузия) или областей мозга, участвующих в слуховом восприятии (корковая глухота).

Тем не менее, восприятие не является унитарным процессом. Существуют специфические повреждения, такие как инсульт или черепно-мозговая травма, которые могут затронуть каждый из вышеописанных процессов. Расстройства этого типа обусловлены селективным повреждением областей мозга, ответственных за нарушенные процессы. Афазия Вернике (или сенсорная) связана с неспособностью понимать речь (ощущение пациента с этим расстройством напоминает контакт с незнакомым иностранным языком). И наоборот, аудиальная агнозия — это неспособность распознать объект на слух и, в случае вербальной информации, человек с агнозией не признаёт язык как таковой. Он также может быть неспособен воспринимать и ценить музыку, это нарушение известно как

амузия (неспособность распознавать музыку или воспроизводить музыкальные тоны или ритмы). В некоторых случаях наблюдаются более специфические нарушения, например, утеря способности локализовать звуки или имитировать их.

Помимо этих нарушений, при которых происходит потеря функции, также наблюдаются расстройства, при которых пациенты слышат несуществующие звуки. Самые известные из них — это шум в ушах или тиннитус, характеризующиеся восприятием постоянного свиста. В других случаях проблема связана с ошибочной активацией мозговой активности в слуховой коре, что провоцирует галлюцинации. Это наблюдается при таких расстройствах, как

шизофрения (когда галлюцинации могут иметь угрожающий характер). Другой тип галлюцинаций — это музыкальные галлюцинации, когда пациенту слышится музыка, передаваемая по несуществующему радио, которое невозможно выключить. В случае паракузии слуховые галлюцинации сопровождаются снижением слуха.

Как измерить и протестировать слуховое восприятие?

Аудиальное восприятие помогает нам выполнять многие из повседневных дел. Наша способность вести себя в соответствии с параметрами окружающей среды тесно связана с развитым слуховым восприятием. Таким образом, оценка слухового восприятия может быть полезна в различных областях жизни: в учёбе (чтобы знать, нуждается ли ребёнок в визуальной поддержке на уроках или его проблемы с пониманием вызваны некорректным слуховым восприятием), в

медицинских целях (чтобы выяснить, правильно ли понимает пациент рекомендации врача, и может ли он вести себя адекватно в своей привычной среде), в профессиональной сфере (чтобы определить, может ли сотрудник полноценно общаться с коллегами и клиентами или нуждается в адаптации).

Благодаря комплексному нейропсихологическому тестированию можно эффективно и надёжно оценить работу ряда когнитивных функций, в том числе слухового восприятия. Тесты, разработанные CogniFit («КогниФит») для оценки слухового восприятия, основаны на классическом тесте NEPSY (учёных Коркмана, Кирка и Кэмпа, 1998), Тесте на Симуляцию Нарушений Памяти (TOMM) и Тесте Переменных Внимания (TOVA). Помимо восприятия звуков, тест также измеряет следующие способности: память на имена, время реакции и скорость обработки информации, контекстуальная и рабочая память, мониторинг, зрительная память, зрительное восприятие и распознавание.

  • Тест Идентификации COM-NAM: объекты появляются в виде изображения или звука. Необходимо определить, в каком формате (изображение или звук) объект появился в последний раз, или что он вовсе не появлялся.
  • Тест-Расследование REST-COM: на короткое время на экране появляются изображения объектов. Затем необходимо как можно быстрее выбрать слово, которое соответствует представленным изображениям.

Как восстановить или улучшить слуховое восприятие?

Все когнитивные способности, в том числе слуховое восприятие, можно тренировать, чтобы улучшить их производительность. CogniFit («КогниФит») даёт вам возможность делать это профессионально.

Пластичность мозга лежит в основе восстановления слухового восприятия

и прочих когнитивных способностей. CogniFit («КогниФит») предлагает серию упражнений, разработанных для восстановления слухового восприятия и других когнитивных функций. Мозг и его нейронные связи усиливаются за счёт использования тех функций, в которых они задействованы. Таким образом, постоянно тренируя слуховое восприятие, можно укрепить нейронные соединения, участвующие в этом процессе. Поэтому, когда органы слуха отправляют полученную информацию в мозг, укрепляются соответствующие нейронные связи, улучшая тем самым аудиальное восприятие.

CogniFit («КогниФит») состоит из опытной команды профессионалов, специализирующихся на изучении процессов синаптической пластичности и нейрогенеза. Это позволило создать программу персональной когнитивной стимуляции

, которая адаптируется к потребностям каждого пользователя. Работа программы начинается с точной оценки слухового восприятия и других основных когнитивных функций. На основании результатов тестирования программа когнитивной стимуляции CogniFit («КогниФит») автоматически предлагает персональный режим тренировок с целью укрепления слухового восприятия и других когнитивных функций, которые, по данным оценки, нуждаются в улучшении.

Для улучшения слухового восприятия необходимо тренироваться регулярно и правильно. CogniFit («КогниФит») предлагает проверенные инструменты для оценки и реабилитации этой когнитивной функции. Для правильной стимуляции требуется уделять 15 минут в день, два или три раза в неделю.

Программа когнитивной стимуляции CogniFit («КогниФит») доступна онлайн. Вас ждут разнообразные интерактивные упражнения в форме увлекательных игр для мозга, в которые можно играть с помощью компьютера. В конце каждой сессии CogniFit («КогниФит») покажет подробный график с прогрессом вашего когнитивного состояния.

Зрительное восприятие — Когнитивная способность

Что такое зрительное восприятие?

Способность прочитать текст кажется простым процессом: мы направляем глаза на буквы, видим их и знаем, что они говорят. Но на самом деле это чрезвычайно сложный процесс, основанный на работе серии структур мозга, которые специализирутся на зрительном восприятии, а также на распознавании различных субкомпонентов зрения.

Воспринимать означает интерпретировать информацию об окружающей среде, полученную через органы чувств. Эта интерпретация зависит от наших когнитивных процессов и имеющихся знаний. Зрительное или визуальное восприятие можно определить как способность истолковывать информацию, достигающую глаз через свет видимой области спектра. Результатом интерпретации, которую выполняет наш мозг на основе этой информации, является то, что известно как зрительное восприятие или зрение. Таким образом, визуальное восприятие — это процесс, который начинается в наших глазах:

  • Фоторецепция: световые лучи проходят через зрачки глаз и возбуждают клеточные рецепторы в сетчатке глаза.
  • Передача и базовая обработка: сигналы, которые создают эти клетки, передаются через зрительный нерв в мозг. Сначала сигнал проходит через оптические хиазмы (где информация из правого поля зрения направляется в левое полушарие, а из левого поля зрения — в правое полушарие), затем информация поступает к боковому коленчатому телу и таламусу.
  • Обработка информации и восприятие: далее визуальная информация, полученная через глаза, отправляется к визуальной коре затылочной доли мозга. В этих структурах мозга информация обрабатывается и направляется в остальные части мозга, чтобы мы могли её использовать.

Характеристики, формирующие зрительное восприятие

Для того, чтобы получить представление о том, насколько сложна эта функция, попробуем представить, что делает наш мозг, когда мы видим простой футбольный мяч. Сколько факторов ему предстоит определить? Например:

  • освещение и контрастность: мы видим, что имеется сосредоточение линий, более или менее освещённое и имеющее свой диаметр, который отличает его от других объектов окружающей среды и фона.
  • Размер: это окружность около 70 см. в диаметре.
  • Форма: имеет форму круга.
  • Расположение: находится в трёх метрах от меня, справа. Могу легко до него добраться.
  • Цвет: белый с чёрными пятиугольниками. Кроме того, если вдруг изменится освещение, мы бы знали, что его цвета — это чёрный и белый.
  • Измерения: существует в трёх измерениях, так как это сфера.
  • Движение: в настоящий момент без движения, но можно придать ему движение.
  • Единица: имеется один, и он отличается от окружающей среды.
  • Использование: служит для игры в футбол, предназначен для ударов ногами.
  • Персональные отношения с объектом: похож на тот, который мы используем на тренировках.
  • Имя: футбольный мяч. Этот последний процесс также известен как память на имена.

Если вам кажется, что это много шагов, задумайтесь о том, что наш мозг выполняет этот процесс постоянно и с невероятной быстротой. Кроме того, наш мозг не воспринимает информацию пассивно, а использует имеющиеся знания, чтобы «укомплектовать» информацию о том, что он воспринимает (поэтому мы знаем, что мяч является сферой, даже когда мы видим его плоским на фото). В затылочной доле мозга и прилегающих к ней отделах (височная и теменная доли) есть несколько областей, специализирующихся на каждом из ранее описанных процессов. Для корректного восприятия требуется слаженная работа всех этих отделов.

Когда мы смотрим на свой рабочий стол, наш мозг мгновенно идентифицирует все расположенные на нём объекты, что позволяет нам быстро взаимодействовать с ними. Зная это, легко понять огромное значение этого процесса в нашей повседневной жизни и то, насколько он важен для нормального функционирования в любой жизненной ситуации.

Примеры визуального восприятия

  • Вождение автомобиля — это одна из наиболее сложных повседневных задач, в которой участвует множество когнитивных функций. Визуальное восприятие является одной из основ вождения. Если нарушается один из процессов зрительного восприятия, водитель ставит под угрозу свою жизнь и жизни других людей. Важно быстро определять положение автомобиля относительно дороги и других транспортных средств, скорость, с которой они движутся, и т. д.
  • Когда ребёнок находится на уроке, его острота зрения и восприятие должны быть оптимальными, чтобы не упустить из виду детали объясняемого материала. Нарушения этой способности могут привести к снижению успеваемости ребёнка.
  • В изобразительном искусстве, например в живописи, зрительное восприятие — это всё. Когда мы хотим нарисовать картину и мечтаем сделать её реалистичной и привлекательной, мы должны проверить наше зрительное восприятие и проработать каждую деталь, оттенок цвета, перспективу… Конечно, чтобы оценить произведения искусства, нам также необходимо хорошее зрительное восприятие, недостаточно просто видеть.
  • Визуальное восприятие имеет важное значение для любой деятельности, связанной с мониторингом или надзором. Охранник, который ввиду нарушения восприятия не может корректно оценить происходящее на камерах наблюдения, не сможет надлежащим образом выполнять свою работу.
  • Конечно, в повседневной жизни мы постоянно используем визуальное восприятие. Если мы видим на дороге приближающийся автобус, его изображение становится всё больше в нашем сознании. Тем не менее наш мозг способен интерпретировать изменения, которые не являются реальными. Мы продолжаем видеть автобус обычного размера независимо от того, насколько близко или далеко он от нас находится. Нам также необходимо визуальное восприятие для перемещения в пространстве, чтобы не перепутать лекарства, готовить еду, делать уборку дома и т.д.

Патологии и расстройства, связанные с проблемами в зрительном восприятии

Нарушения визуального восприятия могут сопровождаться различными проблемами и трудностями на разных уровнях.

Полная или частичная потеря зрения в результате повреждения органов восприятия ведет к неспособности восприятия (слепоте). Это может быть вызвано повреждением самого глаза (например, травма глаза), повреждением путей передачи информации от глаз к мозгу (например, глаукома) или повреждением отделов головного мозга, отвечающих за анализ этой информации (например, в результате инсульта или черепно-мозговой травмы).

Однако, восприятие — это не унитарный процесс. Существуют специфичные повреждения, которые могут нарушить каждый из вышеописанных процессов. Расстройства этого типа характеризуются поражением областей мозга, ответственных за те или иные процессы. Эти расстройства известны как визуальная агнозия. Визуальная агнозия определяется как неспособность распознавать известные объекты несмотря на сохранение остроты зрения. Классически агнозия делится на два типа: перцепционная агнозия (пациент может увидеть части объекта, но не способен понять объект в целом) и ассоциативная агнозия (пациент может распознать объект в целом, но не может понять о каком объекте идет речь). Трудно представить, как функционирует восприятие людей с этими расстройствами. Несмотря на то, что они могут видеть, их ощущения близки к тем, что испытывают страдающие слепотой. Кроме того, есть ещё более специфические расстройства, такие как, например, акинетопсия (неспособность видеть движение), дальтонизм (неспособность различать цвета), прозопагнозия (неспособность узнавать знакомые лица), алексия (приобретённая неспособность читать), и т. д.

Помимо этих расстройств, при которых утрачивается навык воспринимать визуальную информацию (или её часть), также возможны нарушения, при которых полученная информация искажается или вовсе не существует. Это может быть случай галлюцинаций при шизофрении или другие синдромы. Кроме того, учёными описан тип зрительных иллюзий у людей, которые потеряли зрение: Синдром Шарля Бонне. В этом случае у человека, потерявшего зрение, после длительного периода, в течение которого его мозг не получает визуальную активность, наблюдается самоактивация мозга, провоцирующая визуальные иллюзии, в которых пациенту видятся геометрические фигуры или люди. Однако, в отличие от галлюцинаций при шизофрении, люди с этим синдромом знают, что вещи, которые они видят, не являются реальными.

Как измерять и оценивать зрительное восприятие?

Зрительное восприятие помогает нам выполнять многие виды повседневной деятельности. Наша способность двигаться и взаимодействовать с окружающей средой, полной препятствий, напрямую зависит от качества зрительного восприятия. Таким образом, оценка восприятия может быть полезной в различных областях жизни: в учёбе (чтобы знать, сможет ли ребёнок видеть школьную доску или читать книги), в области медицины (чтобы знать, что пациент может перепутать лекарства или нуждается в постоянном присмотре), в профессиональных кругах (практически любая работа требует навыков чтения, наблюдения или контроля).

С помощью комплексного нейропсихологического тестирования мы можем эффективно и надёжно оценить различные когнитивные способности, в том числе зрительное восприятие. Тест, который предлагает CogniFit («КогниФит») для оценки зрительного восприятия, основан на классическом тесте NEPSY (Коркман, Кирк и Кемп, 1998). Благодаря этому заданию можно получить возможность декодировать элементы, представленные в упражнении, и количество когнитивных ресурсов, которыми располагает пользователь, чтобы понять и выполнить задачу наиболее эффективным образом. Помимо визуального восприятия, тест также измеряет память на имена, время отклика и скорость обработки информации.

  • Тест на Декодирование VIPER-NAM: изображения объектов появляются на экране в течение короткого периода времени и исчезают. Вслед за этим появляются четыре буквы, и только одна из них соответствует первой букве названия объекта. Задание — правильно выбрать эту букву. Необходимо выполнить тест как можно быстрее.

Как восстановить или улучшить зрительное восприятие?

Зрительное восприятие, как и другие когнитивные способности, можно тренировать и улучшать. CogniFit («КогниФит») даёт возможность делать это профессионально.

Восстановление зрительного восприятия основывается на пластичности мозга. CogniFit («КогниФит») предлагает серию упражнений и игр, направленных на реабилитацию зрительного восприятия и других когнитивных функций. Мозг и его нейронные связи усиливаются за счёт использования функций, которые от них зависят. Таким образом, если мы регулярно тренируем зрительное восприятие, укрепляются соединения структур мозга, участвующие в восприятии. Поэтому, когда наши глаза посылают информацию в мозг, нейронные соединения будут работать быстрее и эффективнее, улучшая наше зрительное восприятие.

CogniFit («КогниФит») состоит из опытной команды профессионалов, специализирующихся на изучении процессов синаптической пластичности и нейрогенеза. Это сделало возможным создание программы персонализированной когнитивной стимуляции, которая адаптируется к потребностям каждого пользователя. Программа начинается с точной оценки зрительного восприятия и других основных когнитивных функций. На основании результатов оценки программа когнитивной стимуляции CogniFit («КогниФит») автоматически предлагает режим персональных когнитивных тренировок с целью укрепления визуального восприятия и других когнитивных функций, которые, по результатам оценки, нуждаются в улучшении.

Для улучшения зрительного восприятия крайне важно тренироваться регулярно и правильно. CogniFit («КогниФит») предлагает инструменты для оценки и реабилитации, позволяющие улучшать когнитивные функции. Для корректной стимуляции необходимо уделять 15 минут в день, два или три раза в неделю.

Программа когнитивной стимуляции CogniFit («Когнифит») доступна онлайн. Программа содержит разнообразные интерактивные упражнения в форме увлекательных игр для мозга, в которые можно играть с помощью компьютера. В конце каждой сессии CogniFit («КогниФит») покажет подробную диаграмму улучшений когнитивного состояния.

На слух или зрительно. Действительно ли люди запоминают по-разному? | Будущее

Фото: H. Armstrong Roberts / ClassicStock / Getty Images)

Петя слушает музыку, когда учит уроки. Даша хорошо запоминает визуальную информацию. Дима делает записи и только с ними хорошо усвоит материал. Все слышали о том, что у разных людей разные стили обучения – восприимчивость к разным источникам информации. Узнав, какой способ обучения подходит и не подходит именно вам, можно ускорить обучение и повысить его качество. Такие утверждения можно услышать в школе и прочитать на разнообразных образовательных ресурсах. Насколько они справедливы?

Идея о различных стилях обучения появилась в 1970-х годах. Авторы обзора, опубликованного в 2004 году, насчитали 71 модель обучения, которые группируют учеников в зависимости от склада личности (прагматик/теоретик/активист), качеств (сильное воображение / любовь к работе руками / умение видеть прикладные аспекты в теории), отношения к обучению (избегающее/соревновательное/независимое) и многого другого. Наиболее часто сегодня под «стилями обучения» подразумевают модель, построенную новозеландским преподавателем Нилом Флемингом.

В 1990-х Флеминг, работая инспектором в новозеландских школах, обратил внимание, что учителя, которые казались ему великолепными преподавателями, не всегда могли достучаться до детей, в то время как у учителей, объективно не таких прекрасных, это получалось. Флеминг пришел к выводу, что главную роль здесь играли «предпочитаемые режимы обучения» – то, как люди предпочитают получать информацию. На вопрос «как добраться?» одни покажут точку на карте, другие нарисуют схему, третьи дадут устные инструкции, четвертые отведут на нужное место. Подобным же образом, заключил новозеландец, люди могут разными способами и усваивать новые данные – кому-то комфортнее воспринимать на слух, кому-то нужно сделать руками, чтобы понять.

В результате Флеминг составил опросник, на основании которого человека можно отнести к одной из четырех групп по предпочитаемому им способу восприятия информации: визуальный (visual), на слух (aural), чтение/письмо (read/write) и кинестетический (kinesthetic). Эта модель получила название VARK и на самом деле представляет собой расширенную версию другой модели, предложенной в конце 1970-х годов американским исследователем Уолтером Бёрком Барбом – VAK (visual/auditory/kinesthetic). Сегодня можно встретить и расширенные версии самой VARK. «Я мог назвать опросник KRAV или VRAK, – писал впоследствии Флеминг. – Только гораздо позднее я узнал, что vark по-голландски значит “свинья”, и я не мог зарегистрировать сайт vark.com, потому что такой сайт принадлежал зоомагазину в Пенсильвании, продающему aardvarks – “земляных свиней” (трубкозубов. – Republic)».

Запомните все! 6 принципов эффективного обучения

Неважно, изучаете ли вы новый язык, учитесь готовить, осваиваете музыкальный инструмент или просто тренируете память — в любом случае, вам будет полезно узнать, каким образом головной мозг усваивает новую информацию.

Каждый человек уникален, но в процессе обучения все мы проявляем схожие психо-физиологические тенденции. Понимание этих закономерностей поможет вам выработать наиболее эффективную стратегию по приобретению новых знаний.

Рассмотрим 6 основных принципов обучения, которые стоит знать каждому.

1. Визуальная информация усваивается лучше всего

50% ресурсов головного мозга расходуется на зрительное восприятие. Задумайтесь на минуту: ровно половину вашей мозговой активности занимает зрение и понимание увиденного, и только оставшаяся часть идет на другие рецепторы и внутренние процессы организма.

Однако, зрение — не только самый энергозатратный канал восприятия. Его влияние на остальные органы чувств так велико, что иногда способно значительно исказить смысл получаемой информации.

50% активности мозга используется на обработку визуальной информации.
70% поступающей информации проходит через зрительные рецепторы.
На расшифровку зрительной сцены уходит 100 мс (0,1 секунды).

Примером такого влияния может послужить эксперимент, в котором больше полусотни страстных поклонников вина, не смогли установить, какой перед ним напииток — красное или белое вино. Перед началом дегустации экспериментаторы подмешали в белое вино красный пигмент без вкуса и запаха. В итоге все без исключения испытуемые утверждали, что пьют красное вино — настолько сильно оказалось влияние внешнего вида напитка на вкусовые рецепторы.

Другой удивительной находкой оказалось то, что мозг воспринимает текст как набор изображений, поэтому читая этот параграф сейчас, на самом деле, вы проводите огромную работу по расшифровке множества «иероглифов», коими являются буквы, в смысловые единицы.

В связи с этим, становится ясно, почему чтение отнимает так много сил по сравнению с просмотром иллюстраций.

Помимо статических зрительных объектов, особое внимание мы уделяем также всему, что движется. То есть, рисунки и анимация — лучшие спутники при обучении чему-либо, а всевозможные карточки, изображения и диаграммы могут послужить хорошим подспорьем для успешного усвоения новой информации

2. Сначала — суть, потом детали

Стремясь освоить сразу большой объем новой информации, вы рискуете создать у себя в голове страшную мешанину. Чтобы этого избежать, сохраняйте связь с общей картиной: узнав что-то новое, вернитесь и посмотрите, как это может быть соотнесено с тем, что вы уже знаете — это поможет вам не потеряться.

По сути, человеческий мозг имеет тенденцию сначала улавливать общий смысл происходящего, и только потом — детали, так почему бы не использовать эту природную особенность себе на пользу?

Получив порцию знаний, найдите им место в общей системе — это значительно повысит ваши шансы на запоминание. Также перед изучением чего-либо для начала может быть полезно понять общую суть: знание того, о чем пойдет речь в целом, служит нервной системе опорой для восприятия более мелких деталей.

Представьте, что ваша память — это шкаф с кучей полок: каждый раз добавляя в него новую вещь, вы думаете, к какой категории она относится. Например, вы купили черный свитер и можете положить его на полку для черных вещей, полку для свитеров или «зимнюю» полку. Очевидно, что в реальности вы не можете разместить одну вещь сразу в нескольких местах, но гипотетически эти категории существуют, и ваши нейроны регулярно проделывают эту работу по соотнесению новой поступающей информации с уже имеющейся.

Делая графики и записи о месте изучаемого предмета в общей картине знаний, вы добьетесь более качественного усвоения информации.

3. Сон значительно влияет на память и способность к обучению

Исследования показали, что если за изучением новой информации следует здоровый ночной сон, это положительно сказывается на закреплении знаний. В эксперименте по формированию моторных навыков участники, имевшие перед тестом 12 часов и возможность поспать, показали 20,5% прогресса, тогда как другая группа, у которой освоение нового навыка и его проверка выпали на один день с разницей в 4 часа, добились улучшения всего на 3,9%.

Однако, у современного человека не всегда есть возможность полноценно поспать, и в таких случаях выручает короткий дневной сон. Эксперимент университета Калифорнии (The University of California) установил, что студенты, которым после завершения сложной задачи предложили немного поспать, при выполнении аналогичного упражнения после сна справились намного лучше, чем те, кто оставался в состоянии бодрствования между двумя тестами.

Сон перед изучением нового материала также может быть очень полезен. Доктор Мэтью Уолкер (Dr. Matthew Walker), руководивший проведенным исследованием, утверждает, что «сон подготавливает мозг к новым знаниям и делает его похожим на сухую губку, готовую впитать столько влаги, сколько возможно».

Изучите какой-либо новый навык или почитайте о чем-нибудь перед тем, как ложиться спать: когда вы встанете и попробуете вспомнить, чему научились перед сном, вы будете удивлены, как много запомнили.

4. Недостаток сна сказывается на когнитивной активности

Не имея полного представления о природе сна и его назначении, иногда мы пренебрегаем этой естественной потребностью, вызывая у себя ее недостаток, или депривацию (deprivation).

Но несмотря на то, что сам процесс сна изучен не до конца, ученым уже давно известно, к чему приводит его отсутствие: высокое нервное напряжение, повышенная осторожность, избегание риска, опора на старые привычки, а также подверженность различным заболеваниям и физическим травмам, так как уставшие органы теряют свой обычный тонус.

Недостаток сна сказывается и на познавательной активности: способность усваивать новую информацию снижается на 40%. С этой точки зрения, хороший сон и свежая голова утром могут принести намного больше пользы, чем ночное бдение над работой или учебниками.

Последствия долговременной депривации сна:

  • раздражительность
  • когнитивные расстройства
  • провалы в памяти, забывчивость
  • аморальное поведение
  • безостановочная зевота
  • галлюцинации
  • симптомы, схожие с СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности)
  • замедленные движения
  • дрожание конечностей
  • боли в мышцах
  • нарушение координации
  • нарушение сердечного ритма
  • риск возникновения сердечных заболеваний
  • риск возникновения диабета
  • подавление роста
  • ожирение
  • повышенная температура

Гарвардская медицинская школа (Harvard Medical School) провела исследование, в котором было выявлено, что следующие за обучением 30 часов наиболее критичны для закрепления новых знаний, и недостаток сна в этот период может свести на нет все ваши усилия, даже если по истечении этих 30-ти часов вы как следует выспитесь.

Поэтому оставьте ночные посиделки в прошлом: самое продуктивное время для познания нового — дневные часы, когда вы бодры и полны сил, а для наилучшего запоминания информации не забудьте сразу же хорошенько выспаться.

5. Лучше всего мы запоминаем информацию, когда учим других

Когда нам предстоит объяснять другим то, что мы сами только что выучили, наш мозг намного лучше усваивает информацию: мы более четко организуем ее в своем сознании, а память сохраняет основные положения более детально.

Группе участников одного эксперимента было сказано, что они будут проходить тест на проверку только что полученных знаний, тогда как вторая группа должна была готовиться к объяснению этой информации другим. В результате, тест проходили все испытуемые, но те, кто думал, что им придется кого-то обучать, запомнили материал намного лучше остальных.

Автор исследования, доктор Джон Нестожко (Dr. John Nestojko), говорит, что психологический настрой студентов до и во время обучения может оказать большое влияние на познавательный процесс. «Чтобы настроить обучающихся на нужный лад, порой достаточно дать им пару простых инструкций», — заявляет он.

Несмотря на то, что мы не всегда это осознаем, необходимость передавать свои знания окружающим заставляет нас использовать более эффективные методы: мы лучше выделяем главное, проще устанавливаем связи между различными фактами и внимательнее организуем полученные сведения.

6. Информация запоминается лучше, когда она чередуется с другой

«Блочная практика» (block practice) — довольно распространенный подход к обучению, названный так ученым Калифорнийского университета, Диком Шмидтом (Dick Schmidt). Этот подход предполагает изучение одних и тех же вещей блоками, то есть через многократное повторение информации или навыка в течение длительного времени, как например, непрерывное чтение учебника по истории или оттачивание одной подачи в теннисе.

Сам Шмидт ратует за принципиально другой метод, основанный на чередовании информации в процессе обучения. Исследованием этого подхода в своей психологической лаборатории занимается его коллега, Боб Бьорк (Bob Bjork), предлагая участникам картины двух различных художественных стилей, при этом одни испытуемые изучают работы блоками, по 6 картин каждом стиле, тогда как другие просматривают картины поочередно.

В результате, испытуемые, которым картины демонстрировались блоками, намного хуже сумели отличить один стиль от другого (30% правильных ответов) по сравнению с теми, кто смотрел картины разных стилей вперемешку (60%).

Удивительно, что перед началом эксперимента, порядка 70% участников заявили, что они находят блочный подход более эффективным и что именно он помогает им в обучении. Как видите, наши обыденные представления о познавательном процессе часто далеки от реальности и нуждаются в уточнении.

Бьорк считает, что принцип чередования работает лучше, так как он основан на природной способности мозга к распознаванию образов и отличий между ними. Что касается изучения новой информации, этот же принцип помогает замечать новое и соотносить его с уже имеющимися данными.

Такой подход может применяться при подготовке к экзаменам, когда вы совершенствуете не каждый навык в отдельности, а поочередно: устную, письменную речь и понимание на слух при изучении иностранного языка, правую и левую подачу в теннисе и др.

Как говорит Бьорк, нам всем нужно научиться учиться. «Практически любая работа подразумевает непрерывное обучение, и понимание того, каким образом вы можете повлиять на эффективность этого процесса, значительно повысит ваши шансы на успех».

Высоких вам конверсий!

По материалам blog.pickcrew.com, image source daviidsaavedra 

03-04-2015

Как эффективно воспринимать озвученную информацию?

Главная / Блог / Как эффективно воспринимать озвученную информацию

Усваивать надежно информацию на слух не так легко как может показаться. Материал рассказывает, что нужно делать чтобы развить способности умения правильного восприятия озвученной информации.

Современного человека отличает необходимость грамотно разбираться в потоке поступающей информации, своевременно восполняя недостающие знания. Уделять время для чтения и усвоения прочитанного становиться все сложнее. В стремительном темпе жизни значительно экономить время помогают записанные на звуковой носитель аудиокниги. Мир озвученной литературы сейчас настолько обширен, что способен удовлетворить любой интерес. Столь обширный доступ к знаниям ограничивается сложностью надежного усвоения информации на слух, прежде всего по своей непривычности.

Люди давно приучились основательно усваивать информацию из написанного, запоминая лучше прочитанное чем услышанное. Кроме того зрительная память гораздо продолжительнее и надежнее слуховой. Умение слушать и слышать совершенно разные вещи. Человек привык поверхностно относиться к услышанному, полагаясь на произвольность восприятия на слух. Отсюда возникает проблема когда недостаточно ознакомиться с каким-либо озвученным материалом, а необходимо использовать его в дальнейшем. Многим приходиться делать подробные записи, работая позже с ними.

Книги гораздо легче читать глазами, можно, потеряв нить повествования быстро вернуться, можно напомнить себе забытое пробежав по строчкам взглядом, а вот озвученную информацию невозможно освоить не практикуясь. Без определенной концентрации и постоянного продумывания услышанное не преобразуется в устойчивые знания, оставляя лишь смутные представления. Слушать, стараясь слово в слово запомнить информацию бесполезная трата времени.

Зазубривание услышанного приведет к накоплению необработанной плохо воспринятой сознанием информации, перегрузив память станет причиной опасных последствий.

Работа с содержанием усваиваемой информации наиболее важный элемент получения качественных знаний, обеспечивая осмысленное овладение озвученного материала. Процесс запоминания связан с мышлением и становится плодотворным когда извлекаемая информация усваивается в процессе формирования понятий. Первый шаг заключается в умении сосредотачиваться, обрабатывая информацию по мере слушания. Следует быть избирательным, воспринимая прежде всего смысловую суть услышанного, сосредотачиваясь на ключевых понятиях, идеях, повышая тем самым процесс усвоения информации, отсеивая лишнюю.

Следует учесть, что при восприятии речи на слух переутомление возникает значительно раньше чем при зрительном восприятии. Сперва не стоит постоянно держаться в состоянии напряженного активного внимания, которое должно периодически ослабляться, по необходимости прибегая к конспектированию. Постепенно, не теряя активности нужно стремиться искать в услышанном полезное и интересное, оценивая и осмысливая содержание сообщения. Пассивное прослушивание речи диктора не позволит развить необходимую скорость восприятия услышанного. Целенаправленное формирование умения одновременного восприятия речевого сообщения и понимание содержания высказывания основательней всего развивается практикой аудирования. Процесс аудирования заключается в развитии навыков слушания, распознавания устной речи, интерпретации произносимых выражений, привнесение значимости и знаний в прослушанное сообщение и осознание невысказанных мыслей и предположений.

Механизм аудирования основывается на осмыслении в процессе которого устанавливаются смысловые связи между элементами воспринимаемого речевого сообщения. Добиваться результатов в обучении слушания методом аудирования нужно значительно расширяя ряд мгновенно распознаваемых понятийных конструкций и смысловых единиц, а также увеличивая объем воспринятой и понятой информации. Практика развивающая речевой слух, механизмы запоминания озвученного сообщения и усвоение услышанного открывает человеку возможности более свободного обращения с информацией. Умение слушать повышает способность получению информации более сложного уровня, влияя на ум, чувства и волю человека смысловым содержанием сообщаемого формирует его сознание.

Материал подготовлен Аудио-Реклама.ru
Использование всего текста или его фрагментов, разрешается только со ссылкой на эту страницу.

Главная / Блог / Как эффективно воспринимать озвученную информацию

Not Found (#404)

Выбрана услуга:

Выбор услуги специлиста Нажмите для выбора услуги

Выбрать дату и адрес

Назад

Повторной считается консультация одного специалиста в течение 30 дней с даты предыдущего приёма. На 31-й день от предыдущего посещения специалиста данного профиля конультация будет первичной.

Иллюзии мозга. Когнитивные искажения из-за переизбытка информации / Хабр

Список в Википедии насчитывает 175 когнитивных искажений. Конечно, это далеко не полный перечень тех способов, какими наш мозг обманывает сам себя. Такой обман совсем несложен, ведь значительная часть психических процессов у человека происходит без отображения в сознании. Таким образом, становится возможным обращаться напрямую к этим основным процессам, не задевая сознательную часть.

В работе с широкими массами профессионалы используют способы обхода механизма цензуры, который в мозге фильтрует информацию, поступающего из внешнего мира. Например, если усилить информацию эмоционально, то вербальное или невербальное послание легче пройдёт встроенные фильтры сознания и надолго сохранится в памяти потребителя информации.

Большой список когнитивных искажений в Википедии классифицирован довольно расплывчато. Там представлены четыре тематические группы:

  • Искажения, связанные с поведением и принятием решений.
  • Искажения, связанные с вероятностями и стереотипами.
  • Социально обусловленные искажения.
  • Искажения, связанные с ошибками памяти.

Такая классификация не даёт возможности ясно представлять причины этих искажений. То есть из классификации не совсем понятно, с помощью каких методов можно эксплуатировать различные когнитивные искажения, почему они возникают. К тому же, многие искажения дублируются в списке под разными названиями.

Есть другой способ классификации искажений, если более конкретно ориентироваться на причину сбоя в мышлении, который обуславливает некорректное восприятие реальности. Если классифицировать их таким образом (по причине), то искажения тоже можно разделить на четыре группы, но теперь они становятся более логичными и понятными.

Четыре проблемы, из-за которых возникают когнитивные искажения:

  1. Слишком много информации.
  2. Недостаточно смысла (многозначность).
  3. Необходимость действовать быстро.
  4. Фильтрация информации для запоминания: мозг всегда предпочитает запомнить более простую и чёткую концепцию, а не сложную и двусмысленную. Даже если вторая концепция корректнее и объективнее.

Пожалуй, особенный интерес вызывает первая группа искажений, связанных с переизбытком информации. Тем более, что остальные группы концептуально связаны с ней. Создаётся впечатление, что мгновенная фильтрация, цензура и отбор информации для запоминания — основная проблема, с которой мы сталкиваемся в современную эпоху, когда количество информации слишком велико. Из-за этого возникает, наверное, бóльшая часть когнитивных искажений и некорректного восприятия окружающей реальности.

Первую группу можно поделить на пять подгрупп.

1. Мы замечаем вещи, которые уже укрепились в памяти или часто повторяются. Это многочисленная группа искажений, которую часто эксплуатируют на телевидении. Многократное повторение одного и того же практически гарантирует, что человек упустит из внимания деталь, которая упоминается мимоходом лишь однажды. Кроме того, многократное повторение лжи увеличивает вероятность, что в неё поверят.

Примеры:

  • Эвристика доступности — оценка как более вероятного того, что более доступно в памяти.
  • Систематическая ошибка внимания — зависимость человеческого восприятия от повторяющихся мыслей. Если постоянно думать на одну тему, то чаще обращаешь внимание на новости на эту тему.
  • Эффект иллюзии правды — тенденция верить, что информация правдива, если мы слышали её много раз.
  • Эффект знакомства с объектом — тенденция людей выражать необоснованную симпатию к некому объекту только потому, что они знакомы с ним.
  • Забывание без контекста — затруднение вспомнить информацию в отсутствие контекста (связанных воспоминаний). И наоборот, встреча с подсказкой сразу тянет за собой всю цепочку воспоминаний. Например, если вы были в отпуске и встретили там редкий автомобиль, то встреча с таким автомобилем спустя много лет вытянет из памяти цепочку «забытых» воспоминаний об отпуске. Эффект работает также на эмоциональном уровне: некоторую информацию легче вытянуть из памяти, если вызвать «якорные» эмоции, которые контекстуально связаны с этой информацией.
  • Иллюзия частоты, также известная как феномен Баадера—Майнхоф, — сразу после того, как человек узнал о какой-то новой вещи или идее, она, как ему кажется, начинает появляться повсюду. Происходит из-за того, что после того, как человек узнал о чем-то новом, его сознание начинает следить за упоминаниями, в результате чего вы замечаете это везде, где оно есть. Каждое появление вещи лишь закрепляет уверенность сознания в том, что она стала появляться повсюду.
  • Разрыв эмпатии — феномен, когда человек недооценивает влияние висцеральных факторов на своё поведение. Эти факторы включают голод, жажду, сексуальное влечение, тягу к наркотику (алкоголю), физическую боль и сильные эмоции. Со стороны кажется, что человек действует импульсивно, нерационально, вышел из-под контроля. Сам человек может находить «рациональное» объяснение своим поступкам, игнорируя истинную подсознательную их причину.
  • Недооценка бездействия — склонность людей недооценивать последствия бездействия в сравнении с действием с аналогичным результатом. Примером такого феномена является антивакцинаторство, когда родители предпочитают риск получить осложнения от болезни риску получить осложнения прививки, хотя риск заболеть гораздо выше риска осложнения от прививки.
  • Ошибка базового процента — человек игнорирует общую частоту события и фокусируется на специфической информации. Пример: алкотестеры показывают ошибочное опьянение в 5% случаев, но ложно-отрицательных срабатываний не бывает. Полицейский останавливает водителя и проверяет его алкотестером. Прибор показывает, что водитель пьян. Вопрос: какова примерно вероятность, что водитель действительно пьян?

2. Люди склонны замечать и запоминать скорее особенные, причудливые и смешные образы, чем непричудливые или несмешные. Другими словами, мозг преувеличивает важность необычной или удивительной информации. С другой стороны, мы склонны пропускать мимо сознания информацию, которая кажется заурядной или ожидаемой.

Примеры:

  • Эффект Ресторфф (эффект изоляции) — в ряду похожих объектов легче запоминается тот, который выделяется среди других. Например, число легче запоминается в ряду букв (вцу5кеквр), а не в ряду других чисел (35856896).
  • Эффект превосходства картинки — картинки легче запоминаются, чем слова. Эффект подтверждён многочисленными научными экспериментами.
  • Эффект самореференции — склонность людей кодировать в памяти информацию в памяти различным образом в зависимости от того, насколько она затрагивает человека лично. Эффект самореференции исследован в научной работе «Self-reference and the encoding of personal information» (Journal of Personality and Social Psychology, Vol 35(9), Sep 1977, 677-688). Специалисты по когнитивной нейробиологии определили конкретные области в префронтальной коре головного мозга, срединных структурах и теменной доле, которые задействуются, если человек считает, что информация затрагивает его лично. Эффект самореференции имеет многочисленные проявления. Например, человек гораздо лучше запоминает информацию, если она касается его лично. В рекламе человек лучше воспринимает информацию, если её рекламируют люди, похожие на него. Человек лучше запоминает дни рождения, которые близки по времени к его собственному дню рождения. Стройные женщины лучше полных женщин воспринимают образы других стройных женщин и моделей (см. научную работу «Self-referencing and consumer evaluations of larger-sized female models: A weight locus of control perspective». Marketing Letters. 18 (3): 197–209. doi:10.1007/s11002-007-9014-1).
  • Уклон к негативу — вещи негативной природы даже при условии равной силы воспринимаются человеком сильнее, чем вещи положительной природы. Это относится к мыслям, эмоциям, социальным взаимоотношениям, болезненным/травмирующим событиям и т.д. Поэтому аудитория телевизионных новостей обращает больше внимания на негативные новости, а не на положительные события. Негатив воспринимается ярче, более чётко и хорошо запоминается. Эффект проявляется и в восприятии других людей: одна «негативная» характеристика человека способна перечеркнуть в восприятии множество его положительных черт. Таким образом, человек вообще без положительных черт (например, только что появившийся безликий политик) имеет преимущество перед конкурентами, у которого много положительных черт и одна отрицательная (то есть практически перед любым другим политиком). В принятии решений и управлении это когнитивное искажение очень сильно влияет на поведение человека. Бизнесмены склонны минимизировать прибыль, лишь бы гарантировать отсутствие убытков. Любой краткосрочный убыток воспринимается крайне эмоционально, даже если он объективно не влияет на общую месячную/годовую прибыль. Например, на фондовом рынке люди готовы значительно увеличить риски и продолжить инвестиции в падающую бумагу, чтобы усреднить позицию и выйти из убытка, хотя рациональным поведением было бы просто зафиксировать убыток и выйти из бумаги. Это нерациональное желание «отыграться». Любопытно, что некоторые научные исследования показывают, что данное когнитивное искажение исчезает с возрастом. Более того, у людей в зрелом возрасте иногда наблюдается даже противоположное когнитивное искажение — уклон к позитиву. То есть отрицательную информацию пожилые люди воспринимают как само собой разумеющееся и не реагируют на неё, а вот положительную информацию воспринимают сильнее (см. «The negativity bias is eliminated in older adults: Age-related reduction in event-related brain potentials associated with evaluative categorization». Psychology and Aging. 21 (4): 815–820. doi:10.1037/0882-7974.21.4.815).

3. Люди склонны замечать изменения. При этом мозг некорректно оценивает ценность новой информации в контексте направления изменения (положительное/отрицательное), а не объективно переоценивая новую информацию независимо от предыдущей.

Примеры:

  • Эффект привязки — когнитивное искажение оценки числовых значений со смещением в сторону начального приближения. Эффект используют торговые сети, указывая цену нескольких штук изделия даже в отсутвие скидки за количество. Или интернет-сайты, которые предлагают пожертвовать произвольную сумму, но при этом приводят пример более крупного пожертвования. Как показали исследования, «привязав» людей к примеру крупного пожертвования, средняя сумма произвольных пожертвований оказывается выше, чем без привязки.
  • Денежная иллюзия — склонность людей воспринимать номинальную стоимость денег, а не их реальную стоимость. Когнитивное искажение выражается в том, что люди не в полной мере осознают, как меняется реальная стоимость денег каждый день. Из-за этого они неадекватно воспринимают действительность, в том числе изменение номинальных цен на товары, инфляцию. Например, многие не понимают, что при изменении курса доллара к рублю их зарплата реально снизилась де-факто при сохранении её номинального значения в рублях. Власти могут поощрять это когнитивное искажение у граждан заявлениями вроде «Не нужно следить за курсом доллара» и т.д.
  • Эффект фрейминга — феномен разной реакции на одинаковый выбор, в зависимости от того, как он преподносится: как положительный или отрицательный выбор. Стакан может быть наполовину пуст или наполовину полон. Выбор одинаковый, но воспринимается по-разному. Например, штрафы за опоздания действуют на людей эффективнее, чем премия за своевременные действия (очевидно, здесь действует также когнитивное искажение «уклон к негативу»). Исследование в судебной системе показало, что подсудимые чаще дают признательные показания, если те преподносятся как первый шаг к последующему освобождению после отсидки, а не как последний шаг в вольной жизни перед началом тюремного заключения.
  • Закон Вебера-Фехнера — эмпирический психофизиологический закон, заключающийся в том, что интенсивность ощущения чего-либо прямо пропорциональна логарифму интенсивности раздражителя. Например, люстра, в которой восемь лампочек, ошибочно кажется настолько же ярче люстры из четырёх лампочек, насколько люстра из четырёх лампочек ярче люстры из двух лампочек.
  • Консерватизм (в психологическом смысле) — когнитивное искажение новой информации, если она противоречит устоявшимся убеждениям человека.

Собственно, когнитивное искажение «консерватизм» (в психологии) можно выделить в целую отдельную категорию.

4. Людей притягивает информация, которая подтверждает их убеждения. Это действительно большая и важная категория. Она тоже связана со способом фильтровать новые данные. Если информации вокруг очень много, то человек выбирает в основном ту, которая подтверждает его мнение.

Примеры:


5. Люди склонны лучше замечать ошибки у других, чем у себя. Даже взять этот список когнитивных искажений. Кажется, что искажения восприятия скорее присутствуют у окружающих, а не у вас лично.

Примеры:

  • Предубеждение слепого пятна — распознавание искажений восприятия у других людей, а не у себя. Хорошо исследовано в научных работах Эмили Пронин.
  • Наивный цинизм — когнитивное искажение, форма психологического эгоизма, когда человек наивно ожидает более эгоистического поведения от других, чем есть на самом деле. Цепочка рассуждений наивного цинизма выглядит следующим образом: «У меня нет предубеждений — Если ты не согласен со мной, то у тебя предубеждения. — Твои намерения/действия отражают твои эгоистические предубеждения». Наивный цинизм противостоит противоположному когнитивному искажению — наивному реализму.
  • Наивный реализм — склонность человека верить в то, что мы объективно видим окружающий мир таким, какой он есть. Несогласные с этим люди воспринимаются как неинформированные, нерациональные или во власти предубеждений. Согласно наивному научному реализму, теория, которую признало научное сообщество, обладает абсолютной истинностью, то есть даёт полный и точный образ описываемой системы объектов.

Такая классификация когнитивных искажений, связанных с переизбытком информации кажется более логичной, чем в Википедии. По крайней мере, сразу видны основные причины искажений. Хотя эта классификация всё равно остаётся довольно условной, ведь многие искажения в сознании объясняются не одной, а сразу несколькими причинами.

Случай речи в шуме

Abstract

Слуховая информация обрабатывается по иерархической схеме от низкоуровневой акустической информации до высокоуровневых абстрактных представлений, таких как фонологические метки. Теперь мы задаемся вопросом, может ли тонкая акустическая информация, которая не сохраняется на высоких уровнях, все еще использоваться для выделения речи из шума. Предыдущие теории предполагали либо полную доступность низкоуровневой информации, либо доступность, ограниченную сложностью задачи.Мы предлагаем третью альтернативу, основанную на теории обратной иерархии (RHT), первоначально разработанной для описания отношений между иерархией обработки и визуальным восприятием. RHT утверждает, что для восприятия доступны только более высокие уровни иерархии. Прямой доступ к низкоуровневой информации требует определенных условий и может быть достигнут только за счет одновременного понимания. Мы проверили предсказания этих трех представлений в серии экспериментов, в которых мы измерили преимущества использования низкоуровневой бинауральной информации для восприятия речи и сравнили ее с предсказаниями модели ранней слуховой системы.Только слуховая RHT может объяснить полную картину результатов, предполагая, что аналогичные значения по умолчанию и компромиссы лежат в основе отношений между иерархической обработкой и восприятием в визуальной и слуховой модальностях.

Введение

Принято считать, что слуховая информация обрабатывается по слуховым путям иерархически [1–8], как и в других сенсорных системах [9,10]. Хотя функции различных стадий этой иерархии, особенно на ее корковых уровнях, не совсем понятны, слуховая иерархия может быть грубо разделена на более низкие и более высокие репрезентативные уровни [1,4,8].Представления нижнего уровня надежно и выборочно кодируют тонкие спектрально-временные акустические особенности. Таким образом, на уровне ствола мозга высшего оливарного комплекса (SOC) входные данные от двух ушей сравниваются в узких полосах частот и с микросекундным разрешением [11–16]. Напротив, корковые уровни интегрируются во времени и по частоте и образуют более абстрактные, спектрально более широкие категории [5-8,17-22]. Считается, что одним из этих более высоких уровней репрезентации является фонологическая репрезентация, лежащая в основе восприятия речи человеком [23–31].Важнейшим свойством этих более высоких уровней является тот факт, что акустически разные стимулы могут принадлежать к одной и той же категории (например, разные экземпляры / ba /), тогда как акустически более похожие стимулы могут принадлежать к разным категориям (например, похожие экземпляры / ba / и / da /) [20].

Тот факт, что тонкие акустические различия могут кодироваться на низких уровнях слуховой иерархии, но не на высоких уровнях, поднимает вопрос о том, могут ли такие различия использоваться для различения восприятия, даже если они теряются на высоких уровнях репрезентации.Хотя этот вопрос касается основных отношений между информацией, доступной слуховой системе, и нашей способностью использовать ее для сознательного восприятия, он все еще не решен. Ранее было предложено как минимум два разных ответа.

Обширное количество психоакустических исследований предполагает, что вся информация, представленная на нижних уровнях слуховой системы, доступна для восприятия (именуемой здесь неограниченное представление ). Таким образом, восприятие полностью использует информацию низкого уровня, которая ограничивается только вариабельностью нейронных ответов на более низких уровнях представления [32–37].Это утверждение основано на способности моделей «идеального слушателя» учитывать действия человека в широком диапазоне психоакустических задач (например, [16,38–51]). Эти модели обычно предполагают два основных этапа обработки: нейронное представление входных данных на низком уровне, которое инкапсулирует всю информацию, которая, как считается, доступна на уровне ствола мозга (например, [52]), и последующий этап принятия решения [ 37], который выполняет статистически оптимальные решения, основанные на полном массиве низкоуровневой активности [37].

С другой стороны, в отдельной литературе предлагается, что ответ зависит от поведенческого контекста. Исследования внимания демонстрируют, что в сложных поведенческих условиях производительность ниже, чем ожидалось, исходя из информации, доступной на низких уровнях представления (например, [53–57]), то есть хуже, чем предсказание идеального слушателя. Хотя большинство этих исследований проводилось в визуальной модальности, есть также некоторые убедительные примеры в слуховой области. Особенно убедительные иллюстрации дают исследования маскировки, в которых стимулы спроектированы таким образом, чтобы низкоуровневые представления цели и маскера не перекрывались.Тем не менее, производительность многих слушателей существенно ухудшается из-за маскирующего стимула, что указывает на плохое использование низкоуровневой информации («информационное маскирование» [58–63]). Недавняя концептуализация исследований внимания (например, [57,64–68]) определяет требовательные поведенческие условия с точки зрения «нагрузки», которую они создают на ограниченные ресурсы внимания и восприятия. Эти модели «ограниченной емкости», таким образом, предсказывают, что при низкой нагрузке на внимание низкоуровневая информация может быть полностью использована, тогда как при высокой нагрузке перцептивная система может обрабатывать только часть релевантной низкоуровневой информации.Термин нагрузка не определен точно, но интуитивно связан с трудностью задачи. Таким образом, пока сложность задачи остается неизменной, способность использовать низкоуровневую информацию не должна изменяться.

Теперь мы предполагаем, что способность использовать всю доступную низкоуровневую информацию зависит от протокола стимуляции, а не от поведенческой сложности как таковой. Это предложение основано на теории обратной иерархии (RHT), первоначально разработанной для рассмотрения отношений между иерархической обработкой и восприятием в визуальной модальности [69,70].RHT удалось учесть несоответствие между точной пространственной информацией, доступной на более низких уровнях визуальной иерархии, и ее ограниченным использованием для быстрого распознавания восприятия. Теперь применим его концепции к слуховой области. Согласно RHT, высокоуровневые репрезентации (такие как фонологические репрезентации в слуховой области) немедленно доступны для восприятия и, следовательно, лежат в основе нашего первоначального перцептивного опыта. Низкоуровневые представления (например, межуровневые разницы во времени с высоким разрешением) доступны только при определенных привилегированных условиях.Следовательно, в общем случае информация низкого уровня будет доступна для восприятия различения только тогда, когда представления высокого уровня по существу эквивалентны представлениям низкого уровня. Когда эта эквивалентность не работает, восприятие различения может в полной мере выиграть от разрешения на низком уровне только при особых поведенческих условиях, которые позволяют выполнять поиск в обратном направлении по «обратной иерархии» для отслеживания наиболее информативной популяции низкого уровня.

Чтобы критически проверить предсказания этих трех представлений, мы измерили использование низкоуровневой информации при извлечении речи из шума в различных поведенческих условиях, которые использовались в двух исследованиях.Мы рассчитали ожидаемую идеальную производительность слушателя в каждом из этих условий. Согласно «неограниченному» взгляду, производительность должна соответствовать идеальным пороговым значениям слушателя при любых условиях. Согласно точке зрения «ограниченных возможностей», использование низкоуровневой информации должно зависеть от сложности задачи (Исследование 2;) и не изменится, если сложность задачи останется прежней (Исследование 1;).

Таблица 1

Успех прогнозов трех моделей (неограниченная, ограниченная емкость и теория обратной иерархии) для экспериментов I – IV исследования 1

Таблица 2

Успех прогнозов трех моделей ( Неограниченная, ограниченная емкость и теория обратной иерархии) для экспериментов I и II исследования 2

Для оценки предсказаний RHT мы использовали два типа наборов слов, состоящих из фонологически разных и фонологически похожих слов соответственно.Это различие не имеет отношения к способности слушателей использовать низкоуровневые реплики в соответствии с представлениями неограниченной или ограниченной емкости. Однако RHT делает конкретные прогнозы для этих двух случаев. Фонологически разные слова имеют отличительные представления низкого уровня (поскольку они акустически различны) и отличительные представления высокого уровня (поскольку они фонологически различны). Таким образом, фонологически разные слова обладают тем свойством, что низкоуровневые и высокоуровневые представления эквивалентны, и, следовательно, RHT предсказывает полное использование низкоуровневой информации, независимо от сложности задачи (крайний правый столбец в и).Напротив, фонологически похожие слова имеют отличительные низкоуровневые представления (как будет продемонстрировано ниже для пар слов, используемых в этом исследовании), но на фонологическом уровне их представления будут иметь высокую степень перекрытия (поскольку они фонологически похожи) . В этом случае извлечение более абстрактных фонологических категорий вызывает частичную потерю низкоуровневой информации на более высоких уровнях представления. Следовательно, RHT предсказывает, что выгода от низкоуровневой информации должна соответствовать производительности, предсказываемой идеальными моделями слушателя, только в определенных протоколах, которые позволяют выполнять обратный поиск для поиска информативных низкоуровневых популяций.

В двух проведенных нами исследованиях нашей мерой использования низкоуровневой информации была способность использовать точные временные ориентиры между входами, доходящими до двух ушей, для выделения речи из шума (например, [13,44]). В экологических условиях такие временные различия могут возникать, когда источник шума имеет другой азимут, чем источник речи. Такие разницы во времени, которые у людей составляют менее 1 мс, обычно выражаются как разности фаз, поскольку они рассчитываются в узких полосах частот в SOC [13,16,44].Таким образом, мы измерили производительность при двух конфигурациях межуральных фазовых различий, диотической и дихотической. Диотическая конфигурация не содержит информации о фазе, поскольку на два уха подается идентичный вход (сигнал + шум). Дихотическая конфигурация максимизирует информацию о фазе для разделения сигнала и шума [45,71]: шум идентичен в двух ушах, в то время как сигнал добавляется с противоположной фазой в два уха. Способность слушателей использовать низкоуровневую информацию о фазе измерялась разницей между дихотическим и диотическим порогами (обозначается бинауральным преимуществом , обычно в диапазоне 3–7 дБ, т.е.г., [38,45,51,71–74]). Сложность задания измерялась диотическими порогами.

Мы обнаружили, что производительность человека не всегда соответствует производительности идеального слушателя, в отличие от неограниченного обзора. Однако сложность задачи сама по себе не влияет на способность использовать низкоуровневую информацию, в отличие от представления ограниченной емкости. Низкоуровневая информация всегда полностью используется, когда используются фонологически разные слова, но только в соответствии с одним конкретным протоколом, когда используются фонологически похожие слова.Этот шаблон соответствует предсказаниям RHT, предполагая, что его концепция обратных отношений между иерархией обработки и перцепционной доступностью также применима к слуховой модальности.

Результаты

В качестве слуховых стимулов мы использовали двусложные слова на иврите и несложные слова, встроенные в речевой шум [75], представленные как в диотической, так и в дихотической конфигурациях (см. «Материалы и методы»). Все эксперименты проводились с обеими фонологически разными парами слов (например,g., / tamid / и / chalom /), а также с фонологически похожими парами слов, которые различались только одной фонемой (например, / tamid / и / amid /).

Исследование 1. Манипулирование требованиями задачи при сохранении ее сложности

В этой серии экспериментов мы спрашивали, можно ли изменить бинауральные преимущества без изменения сложности задачи, а именно без изменения диотических порогов. Мы использовали идеальную модель слушателя (см. Материалы и методы и текст S1) для расчета ожидаемой производительности. Два свободных параметра модели (уровни шума в каналах энергии и корреляции соответственно) были рассчитаны на основе производительности с одним другим набором слов (использованным в эксперименте II исследования 2).Таким образом, во всех расчетах для данного исследования у модели отсутствовали свободные параметры.

Эксперимент I — идентификация слов без бинауральной неопределенности

Первый эксперимент был разработан для повторения исследований, которые обнаружили, что бинауральные преимущества совпадают с рассчитанными с помощью идеальных моделей слушателя. Поведенческая задача заключалась в том, чтобы определить, какое из двух слов, составляющих набор стимулов (фонологически разных или фонологически похожих), было представлено в данном испытании. Диотические и дихотические конфигурации вводились в отдельных блоках, так что одна и та же бинауральная конфигурация повторялась во всех испытаниях для каждого порогового измерения («согласованное»), устраняя бинауральную неопределенность в пределах блока.

(A и B) показаны средние изменения уровня сигнала во время адаптивных треков в диотических (толстые линии) и дихотических (тонкие линии) блоках для обоих типов наборов слов, соответственно. Графики обозначают расчетное отношение сигнал / шум (SNR — разница между уровнями стимула и шума) в децибелах как функцию числа испытаний во время оценки. Первоначальный SNR отражает уровень, выбранный экспериментатором, но последующие уровни сигнала были установлены в соответствии с характеристиками. Как правило, стабильный уровень производительности достигается к 40-му испытанию, что отражает отношение сигнал / шум, необходимое для достижения 80% правильности (которое мы используем здесь в качестве порога дискриминации).

Результаты исследования 1, эксперименты I – IV

Слева: результаты с использованием фонологически различных пар слов (синий). Справа: результаты с использованием фонологически похожих пар (красный). (A – H) Динамика оценки адаптивного порога в зависимости от количества испытаний (среднее значение по субъектам ± SEM, n = 10 для каждого из восьми условий). Уровень сигнала был изменен в зависимости от производительности испытуемого (после адаптивной процедуры «три вниз — один вверх»). Иллюстрации диотических (толстые кривые) и дихотических (тонкие кривые) порогов, которые рассчитываются как среднее значение последних пяти разворотов (см. Материалы и методы), отмечены пунктирными линиями в (A).Пороги обозначены в децибелах SNR. Бинауральные преимущества (вертикальные стрелки на всех панелях) рассчитываются как разница между диотическим и дихотическим порогами.

(A и B) Эксперимент I: задача идентификации без бинауральной неопределенности (согласованный бинауральный протокол).

(C и D) Эксперимент II: семантическая задача без бинауральной неопределенности (согласованный бинауральный протокол.

(E и F) Эксперимент III: задача идентификации с бинауральной неопределенностью (смешанный бинауральный протокол).

(G и H) Эксперимент IV: семантическая задача с бинауральной неопределенностью (смешанный бинауральный протокол).

(I и J) Сводка средних бинауральных преимуществ, полученных в экспериментах I – IV (закрашенные заштрихованные столбцы), и преимуществ, рассчитанных с помощью идеальной модели слушателя (пустые столбцы; см. Рисунок S2 и текст S1) для фонологически разных (слева, [I]) и фонологически похожие (справа, [J]) пары.

Как и ожидалось, диотический порог для различения фонологически похожих слов (B, толстая красная кривая) был выше, чем для различения фонологически разных слов (A, толстая синяя кривая), так как это различение более сложно.Однако бинауральные преимущества для обоих типов пар слов были схожими и достигли 9–10 дБ (10,2 ± 0,9 дБ и 9,1 ± 0,8 дБ для фонологически разных и фонологически похожих наборов соответственно; F (1,18) = 0,84, не имеет значения [нс]). В обоих случаях измеренные бинауральные преимущества достигли преимуществ, предсказанных расчетами идеального слушателя (см. Полную информацию на рисунке S2). Большой бинауральный эффект, полученный от фонологически похожих слов, может показаться удивительным, учитывая их воспринимаемое сходство.Однако, как показывают вычисления идеального слушателя, низкоуровневые представления фонологически подобной пары достаточно различны и содержат информативные бинауральные сигналы (Рисунок S1).

Эти результаты показывают, что, в соответствии с предыдущими отчетами, в этих простых условиях бинауральные преимущества достигают идеальных уровней слушателя как при различении фонологически похожих слов, так и при различении фонологически различных пар слов. Таким образом, эти результаты согласуются со всеми тремя представлениями (Эксперимент I).

Эксперимент II — семантическая задача без бинауральной неопределенности

В эксперименте II мы манипулировали характером поведенческой задачи, не изменяя ее абсолютный уровень сложности. Семантическая обработка не требовалась в Эксперименте I, в котором слушателей просили различать только два слова. Таким образом, в Эксперименте I слушатели могли использовать любой низкоуровневый акустический сигнал, который различал два стимула. Теперь мы хотели убедиться, что слушатели будут понимать значение слов, как это обычно происходит в более экологических условиях.Поэтому в эксперименте II мы использовали задачу семантической ассоциации, в которой участников просили определить, связано ли визуально представленное слово семантически со слуховым словом, которое было выбрано из того же набора двух слов, что и в эксперименте I. Визуальное представление было кратко, и испытуемые были проинструктированы реагировать сразу же после предъявления стимула, налагая временные ограничения на поведенческую задачу (см. ниже). Визуально представленное слово в каждом испытании было случайным образом выбрано из большого набора слов, вызывая перекрестную вариативность требуемой ассоциации и, следовательно, заставляя семантическую обработку заново в каждом испытании.Тем не менее, акустическая информация низкого уровня была идентична таковой в Эксперименте I, поскольку использовались одни и те же слуховые наборы из двух слов, а диотическая и дихотическая конфигурации вводились отдельными блоками (согласованно).

Введение семантического требования не повлияло на сложность задачи, измеряемую абсолютными диотическими порогами, ни для фонологически разных (-15,3 ± 0,8 дБ для задачи семантической ассоциации; -16,9 ± 0,8 дБ для задачи идентификации; F (1,36) = 0.46, н.с .; сравните C и A) или для фонологически подобной пары (-8,9 ± 0,5 дБ для задачи семантической ассоциации; -9 ± 0,4 дБ для задачи идентификации; F (1,35) = 3,9, нс; сравните D и Б). Однако его влияние на бинауральные преимущества сильно различалось в этих условиях. Когда семантическая задача была выполнена с фонологически другой парой, бинауральные преимущества оставались такими же большими, как у идеального слушателя, как было измерено в эксперименте I (10,9 ± 1 дБ по сравнению с 10,2 ± 0,12 дБ).9 дБ для задачи идентификации; отсутствие эффекта от задания: F (1,36) = 1,5, н.с .; C и I). Однако, когда задача выполнялась с фонологически подобной парой, дихотические пороги были повышены, т. Е. Бинауральные преимущества уменьшились (4,1 ± 0,9 дБ по сравнению с 9,1 ± 0,8 дБ для задачи идентификации; эффект задачи: F (1,36 ) = 5,3; p <0,03; D и J). Различия между исполнением с фонологически похожими и фонологически разными наборами нельзя объяснить различиями во времени отклика (RT), поскольку оно было одинаковым для двух используемых пар слов (672 ± 66 мс и 670 ± 112 мс для фонологически схожих и фонологически разные пары; t -тест: t = −0.13, df = 17, н.у.).

Обнаружение того, что бинауральные преимущества остались эквивалентными преимуществам идеального слушателя, когда семантическая задача, включающая фонологически разные слова, соответствует неограниченному обзору, который предсказывает полное использование низкоуровневой информации. Однако это объяснение не может объяснить неспособность идеальной модели слушателя учесть бинауральные преимущества в случае фонологически похожих слов. Поскольку абсолютные диотические пороги не были повышены, нет никаких оснований предполагать увеличение перцептивной или когнитивной нагрузки.Более того, если бы произошло увеличение нагрузки на внимание без влияния на абсолютные пороговые значения, это должно было бы снизить возможность использования бинауральных сигналов для обоих типов пар. Таким образом, идеальные уровни бинауральных преимуществ для слушателя для фонологически разных слов, но меньшие преимущества для фонологически похожих слов несовместимы как с неограниченным представлением, так и с ограниченным представлением возможностей, но соответствуют предсказаниям RHT (, эксперимент II).

Эксперимент III — Определение слов с бинауральной неопределенностью

В эксперименте III мы спросили, влияет ли введение неопределенности в низкоуровневую бинауральную конфигурацию на использование бинауральных сигналов.Мы использовали те же наборы слов и ту же идентификационную задачу, что и в эксперименте I. Однако диотические и дихотические конфигурации были случайным образом чередованы между испытаниями («смешанные»). Таким образом, эта манипуляция привела к тому, что бинауральные сигналы низкого уровня, необходимые для правильной работы, варьировались от испытания к испытанию. Тем не менее, фонологические и семантические представления более высокого уровня, а также определение требований к задаче были идентичны таковым в Эксперименте I.

Как и ожидалось, эта бинауральная изменчивость не повлияла на абсолютные диотические пороги ни для фонологически подобной пары (- 9.8 ± 0,5 дБ и -9 ± 0,4 дБ в экспериментах III и I, нанесенные на F и B, соответственно; влияние протокола: F (1,35) = 0,6, нс) или для фонологически другой пары (-16 ± 0,8 дБ по сравнению с -16,9 ± 0,8 дБ, нанесенные на E и A, соответственно; влияние протокола: F (1,36) = 0,19, нс). Однако использование бинауральных сигналов для различения фонологически похожих слов было значительно меньше, чем предсказывает модель идеального слушателя (3,6 ± 0,8 дБ по сравнению с 9.1 ± 0,8 дБ для согласованного протокола; F (1,36) = 7,96, p <0,01), тогда как для фонологически разных слов бинауральные преимущества оставались эквивалентными таковым у идеального слушателя (9 ± 1 дБ и 10,2 ± 0,9 дБ в смешанном и последовательном протоколы, соответственно; протокол не влияет: F (1,36) = 0,5, нс см. рисунок S2, справа).

Таким образом, введение вариативности информативной низкоуровневой информации в исследованиях не позволило слушателям достичь идеальных для слушателей уровней бинауральных преимуществ при различении фонологически похожих слов, но не при различении фонологически разных слов.Результаты этого эксперимента представляют собой еще большую проблему для представления с ограниченными возможностями, поскольку не только измеримые (диотические) пороги остались прежними, но и требования к интроспективным задачам были точно такими же, как в Эксперименте I (, Эксперимент III). В анкетах после тестирования слушатели не сообщали никакой информации о бинауральной конфигурации, что указывает на то, что они не знали об этой низкоуровневой изменчивости.

Эксперимент IV — семантическая задача с бинауральной неопределенностью

В эксперименте IV мы объединили два типа манипуляций.Испытуемых просили выполнить задачу семантической ассоциации (аналогичную задаче в Эксперименте II), в то время как диотические и дихотические конфигурации были смешаны (то есть случайным образом чередовались) в пределах блока (как в Эксперименте III).

Результаты этого эксперимента (G и H) были аналогичны результатам экспериментов II и III. Таким образом, объединение двух ограничений дало те же результаты, что и каждое из них по отдельности. Абсолютные диотические пороги были аналогичны таковым в Эксперименте I для обеих фонологически разных пар (-15.2 ± 1,2 дБ и -16,9 ± 0,8 дБ в экспериментах IV и I соответственно; взаимодействие задачи × протокол: F (1,36) = 1,4, нс) и для фонологически похожих пар (−7,6 ± 0,7 дБ и −9 ± 0,4 дБ для экспериментов IV и I, соответственно; нет значимого взаимодействия задачи × протокол: F (1,35) = 2,9, нс). Однако бинауральные преимущества были аналогичны таковым в экспериментах II и III. Они соответствовали идеальным слушателям (согласно измерениям в Эксперименте III) по фонологически разному набору слов (10.7 ± 1,1 дБ; нет значимого взаимодействия задача × протокол: F (1,36) = 0,21, нс), и были значительно хуже, чем предсказание идеального слушателя для фонологически похожих слов (4,7 ± 0,9; значимое взаимодействие задачи × протокол: F (1,36) = 12,7, p <0,005; см. Таблицу I, Эксперимент IV). Как и в эксперименте II, RT поддерживались ниже 1 с и не различались значительно между фонологически разными (722 ± 70 мс) и фонологически подобными (723 ± 95 мс) парами ( t -тест: t = -0.14, df = 17, н.с.).

Резюме и обсуждение исследования 1

В исследовании 1 мы обнаружили, что в соответствии с неограниченным обзором, полное использование бинауральной информации может быть получено как с фонологически похожими, так и с фонологически разными наборами слов. Однако неограниченный обзор не может предсказать бинауральные преимущества для фонологически похожих слов, когда вводится перекрестная неопределенность низкого уровня. Аналогичное снижение использования низкоуровневой информации обнаруживается, когда требуется семантическая обработка.Эти неудачи также не могут быть объяснены моделями ограниченной способности (например, [45,46,71]), поскольку эти манипуляции не увеличивали сложность задачи, что отражалось в неизменных диотических порогах (эксперименты II – IV), а в некоторых случаях были прозрачен для участников (Эксперимент III). суммирует прогнозы и результаты трех представлений для экспериментов I – IV.

Чтобы убедиться, что этот набор результатов систематически характеризует введенные нами манипуляции и не является специфическим для двух пар слов, которые мы использовали в исследовании 1, мы полностью воспроизвели исследование 1 с двумя другими парами слов и получили аналогичные результаты (подробно на рисунке S5).

Исследование 2 — Управление сложностью задания

В исследовании 1 мы манипулировали явными (эксперимент II) и неявными (эксперимент III) требованиями к заданию без изменения сложности задания и оценивали влияние этих манипуляций на бинауральные преимущества. В исследовании 2 мы разработали манипуляции, которые были нацелены на изменение сложности задачи (диотические пороги), чтобы оценить, влияет ли этот тип изменения на использование бинауральных сигналов, как это было предсказано с помощью представления с ограниченными возможностями.

Эксперимент I — Управление размером набора («когнитивная нагрузка»)

В этом эксперименте мы увеличили когнитивную нагрузку задачи, увеличив размер набора стимулов.Было показано, что эта манипуляция (увеличение «размера набора памяти») увеличивает когнитивную нагрузку как в визуальной (например, [76]), так и в слуховой (например, [77]) областях. Мы ожидали, что диотические пороги увеличатся, и проверили результирующее влияние на бинауральные преимущества. В новом состоянии с высокой когнитивной нагрузкой представленное слово в данном испытании было выбрано из набора из десяти слов, а не из двух слов. Наборы состояли либо из фонологически разных (десять разных слов), либо из фонологически похожих (пять пар из похожих слов) слов.Мы использовали смешанный бинауральный протокол со случайным чередованием диотических и дихотических испытаний (как использовалось в экспериментах III и IV исследования 1).

Как и ожидалось, увеличение размера набора с двух до десяти значительно увеличило диотические пороги как для фонологически различного набора (с -21,8 ± 0,6 дБ до -16,7 ± 0,2 дБ SNR; A vs. C), так и для фонологически аналогичного набора (от От −18 ± 1,1 дБ до −8 ± 0,2 дБ SNR; B vs. D; F (1,18) = 391, p <0,00001). Для фонологически подобного набора было обнаружено большее увеличение пороговых значений (значимое взаимодействие размера набора × сходство: F (1,18) = 71.8, p <0,00001). Однако бинауральные преимущества существенно не изменились (отсутствие эффекта от размера набора F (1,18) = 0,09, н.у.). Они были довольно большими для фонологически разных слов (5,8 ± 0,3 дБ и 6,6 ± 0,7 дБ для размеров набора из десяти и двух, соответственно, E), что соответствовало таковым у идеального слушателя (E, см. Детали на рисунке S3). Они были меньше для фонологически похожих слов (3 ± 0,5 дБ и 2,3 ± 0,3 дБ для размеров набора из десяти и двух соответственно) и не достигли значений, предсказываемых идеальной моделью слушателя (F и S3).Таким образом, бинауральные преимущества достигли идеальных уровней слушателя для фонологически разных слов, но не смогли достичь этих уровней для фонологически похожих слов, независимо от размера набора (значительный эффект фонологического сходства, F (1,18) = 51, p <0,0001; нет значимого взаимодействия размер набора × сходство, F (1,18) = 3,7, нс).

Результаты исследования 2, эксперименты I

Слева: результаты с использованием фонологически разных слов (синий). Справа: результаты с использованием фонологически похожих слов (красный).

(A – D) Динамика оценки адаптивного порога в зависимости от количества испытаний (усредненное по субъектам ± стандартная ошибка среднего, n = 25). Обозначения как в. Вертикальные стрелки обозначают бинауральные преимущества. Все измерения были выполнены с использованием смешанного бинаурального протокола. (A и B) Задача идентификации с использованием заданного размера из двух слов.

(C и D) Задача идентификации с использованием заданного размера из десяти слов.

(E и F) Сводка средних бинауральных преимуществ, полученных в эксперименте (закрашенные заштрихованные полосы), и преимуществ, рассчитанных с помощью идеальной модели слушателя (пустые столбцы; см. Рисунок S3), для размера набора 2 и размера набора 10 условия.

Результаты этого эксперимента показывают, что, хотя увеличение когнитивной нагрузки (путем увеличения размера набора с двух до десяти) дает ожидаемое увеличение порогов диотической идентификации, оно не меняет бинауральных преимуществ. Таким образом, этот эксперимент четко разделяет сложность задачи и способность использовать низкоуровневую информацию, и его результаты, следовательно, несовместимы с моделями ограниченной емкости, но соответствуют прогнозам RHT (, Эксперимент I).

Эксперимент II — Управление уровнем успеха («Перцепционная нагрузка»)

В этом эксперименте мы увеличили перцептивную нагрузку, изменив адаптивную процедуру на процедуру, которая сходится примерно на 60%, а не на 80% [78].Субъекты сообщили, что этот протокол «казался более трудным», предположительно из-за более низких SNR, при которых происходило большинство предъявлений стимулов. Мы спросили, влияет ли это изменение сложности на бинауральные преимущества. Мы рассчитали идеальную производительность слушателя для обоих уровней сложности и сравнили их с измеренными бинауральными преимуществами.

Во-первых, мы повторили эксперименты I и III исследования 1, используя исходную адаптивную процедуру, сходящуюся на 80% правильно, используя другие пары слов (/ barul / vs./ parul / и / dilen / vs. / talug / соответственно). Действительно, когда задача требовала идентификации и выполнялась с использованием последовательного бинаурального протокола (с отдельными измерениями диотических и дихотических порогов, как в Исследовании 1, Эксперимент I), бинауральные преимущества достигли идеальных уровней слушателя, 9-10 дБ, для оба набора слов (10,5 ± 0,7 дБ и 9,2 ± 0,8 дБ для фонологически разных и фонологически похожих пар, соответственно; A и B). Однако только фонологически различный набор давал аналогичные преимущества при смешанном бинауральном протоколе, когда диотические и дихотические испытания чередовались случайным образом (9.2 ± 0,7 дБ по сравнению с 4,6 ± 0,6 дБ, полученными с фонологически схожей парой; C и D), полностью повторяя эксперименты I и III исследования 1 (см. Эксперимент II).

Результаты исследования 2, эксперименты II

Слева: результаты с использованием фонологически различных пар слов (синий). Справа: результаты с использованием фонологически похожих пар (красный).

(A – H) Динамика оценки адаптивного порога для идентификации пар слов в зависимости от номера испытания (усредненное по субъектам ± SEM, n = 15).Обозначения как в. Вертикальные стрелки обозначают бинауральные преимущества.

(A и B) Адаптивный протокол, обеспечивающий правильную идентификацию на 80% без неопределенности (т. Е. С использованием последовательного бинаурального протокола).

(C и D) Адаптивный протокол, сходящийся к 80% правильной идентификации с неопределенностью (смешанный бинауральный протокол).

(E и F) Адаптивный протокол, обеспечивающий 60% правильную идентификацию без неопределенности (согласованный бинауральный протокол).

(G и H) Адаптивный протокол, обеспечивающий 60% правильную идентификацию с неопределенностью (смешанный бинауральный протокол).

(I и J) Сводка средних бинауральных преимуществ, полученных в эксперименте (закрашенные заштрихованные столбцы), и преимуществ, рассчитанных с помощью идеальной модели слушателя (светлые столбцы; см. Рисунок S4).

Затем мы спросили, будет ли подобная модель бинауральных преимуществ быть обнаружена с адаптивным протоколом, сходящимся к приблизительно 60% успеху в задаче, а не к успеху 80%. Как и ожидалось, диотические пороги для фонологически похожих и фонологически разных пар были ниже для 60% правильного условия (E – H) по сравнению с 80% правильным условием (дисперсионный анализ [ANOVA]: процент правильных: F (1, 23) = 52.6, p <0,00001; подобие: F (1,23) = 18,2; p <0,0005; и межсубъектный фактор бинаурального протокола: F (1,23) = 1,9, n.s.). Более того, бинауральные преимущества, полученные с 60% правильных ответов, имели ту же картину и существенно не отличались от результатов, полученных с 80% правильных ответов ( F (1,23) = 0,43, n.s.). Они были большими для обоих наборов в соответствии с последовательным бинауральным протоколом (7,8 ± 0,8 дБ и 9,7 ± 1 дБ для фонологически разных и фонологически похожих пар, соответственно).Тем не менее, только фонологически различный набор дал аналогичные бинауральные преимущества со смешанным бинауральным протоколом (10,5 ± 1,5 по сравнению с 3,2 ± 1,2, полученными с фонологически похожей парой). Таким образом, наблюдался значительный эффект протокола ( F (1,23) = 8,9, p <0,008) и значимое взаимодействие между сходством и протоколом ( F (1,23) = 14,9, p <0,001).

Мы также рассчитали идеальную производительность слушателя для этих условий.Дискриминация между фонологически похожими словами в соответствии с последовательным бинауральным протоколом при 80% правильности использовалась для расчета дисперсии нейронной активности (эти значения использовались во всех других расчетах идеального слушателя в этой статье). Затем мы рассчитали идеальную производительность слушателя для всех других условий. Идеальная модель слушателя учитывала производительность во всех условиях при различении фонологически разных пар слов, но только производительность в согласованном бинауральном протоколе при различении фонологически похожих слов (см. Рисунок S4).

Резюме исследования 2

Два эксперимента исследования 2 показывают различные манипуляции, которые влияют на сложность задания, но не влияют на использование бинауральных сигналов. Обнаружение того, что повышенная сложность не снижает использование низкоуровневой информации, указывает на то, что, в отличие от представления с ограниченными возможностями, нагрузка на внимание не является узким местом для нашей способности использовать низкоуровневую информацию. суммирует прогнозы и результаты трех представлений для экспериментов I и II.

Обсуждение

Мы протестировали использование низкоуровневой информации для извлечения речи из шума и сравнили предсказания трех теоретических кадров, как указано в и.Мы обнаружили, что, когда набор стимулов состоял из фонологически разных слов, бинауральные преимущества соответствовали прогнозам идеальной модели слушателя при различных типах требований к заданию (Исследование 1, Эксперименты I и II), различных уровнях сложности задания (Исследование 2). и различные бинауральные протоколы (Исследование 1, Эксперименты III и IV). Таким образом, они были полностью учтены неограниченным обзором, который предсказывает идеальные уровни использования слушателя при любых условиях. Однако, когда точно такие же условия вводились с фонологически похожими парами, бинауральные преимущества были существенно ниже, чем предсказываемые моделью идеального слушателя в большинстве условий.Это различие не может быть объяснено различиями в доступной низкоуровневой бинауральной информации, поскольку идеальная модель слушателя явно учитывает эти различия (см. Текст S1). Более того, бинауральные преимущества, предсказанные идеальной моделью слушателя (и, следовательно, неограниченным обзором), были достигнуты в Эксперименте I исследования 1 и в эксперименте II исследования 2. Таким образом, в отличие от неограниченного взгляда (который поддерживался, например, [32,33,38,39,46]), низкоуровневая информация не всегда используется в полной мере.Результаты исследования 2 еще больше разобщают между сложностью задачи и способностью использовать бинауральные сигналы, тем самым исключая модели ограниченного объема внимания, согласно которым производительность, как ожидается, будет ограничена сложностью задачи как таковой (например, [65,66,79, 80]).

Мы пришли к выводу, что ограничения на использование низкоуровневой информации действительно существуют, но эти ограничения должны быть сформулированы в терминах свойств набора стимулов, а не в терминах сложности поведения или общих когнитивных требований или требований внимания.Основное различие между двумя типами наборов стимулов, которые мы использовали, заключается в фонологическом контрасте между составляющими их словами. Акустический контраст был большим для обоих типов наборов, и, следовательно, при низких уровнях представления оба набора слов предположительно имели различные, неперекрывающиеся представления (см. Рисунок S1 и текст S1). Однако фонологический контраст был небольшим для одного типа и большим для другого. Следовательно, для подобных наборов фонологические представления слов высокого уровня были близкими и в значительной степени перекрывались, тогда как для разных наборов они были далеки.Таким образом, мы заключаем, что основным фактором, определяющим, достигнет ли использование низкоуровневой информации идеальных уровней слушателя, является природа высокоуровневых представлений стимулов, составляющих набор стимулов. Среди соответствующих теоретических представлений только RHT [69,81,82] конкретно рассматривает отношения между использованием низкоуровневой информации для восприятия и лежащей в основе иерархией представлений. Хотя RHT был первоначально получен для объяснения визуального восприятия, мы утверждаем, что он также применим к слуховой системе.

Бинауральные преимущества и теория обратной иерархии

Основные принципы RHT — это наличие иерархии представлений стимулов от локального к глобальному и наличие массивных обратных связей во всей этой иерархии. Обратные связи хорошо установлены по всему мозгу [83–85]. Также появляется все больше свидетельств иерархии слуховой обработки, в которой нижние станции представляют акустические характеристики звуков, тогда как более высокие станции представляют звуки более абстрактно [1–8].В рамках этой иерархии акустическая точность, по-видимому, постепенно заменяется экологически релевантными представлениями [17–21]. По аналогии с визуальной системой представления низкого уровня определяются физической (акустической или визуальной) природой стимула, а представления высокого уровня сходятся в различных представлениях низкого уровня, которые обозначают одни и те же объекты или события.

Анатомически нижние акустические уровни могут примерно соответствовать стадиям вплоть до нижнего холмика (IC; e.g., [19]), тогда как более абстрактные уровни, хотя и менее понятны, могут соответствовать кортикальным областям. Например, согласно некоторым недавним данным визуализации, области коры вентральной («пояс») и задней («парапояс») до A1, а также части верхней височной борозды (STS) обрабатывают комбинации временных и спектральных характеристик, которые могут быть связаны с фонемная дискриминация [23–28]. Области коры в задней средней височной области [23,24,29–31,86] могут обрабатывать семантическую информацию.

RHT утверждает, что восприятие по умолчанию основано на представлениях стимулов на более высоких уровнях иерархии обработки, которые немедленно доступны для восприятия.Эта функциональная структура позволяет быстро и в то же время грубо оценивать значимые объекты и события. Открытие того, что бинауральные преимущества используют всю низкоуровневую информацию в случае фонологически разных слов, поэтому согласуется с утверждениями RHT. Это связано с тем, что фонологические представления фонологически удаленных стимулов так же информативны, как и представления низкого уровня, и, следовательно, могут использоваться для достижения уровня производительности, предлагаемого идеальными моделями наблюдателя.

Однако в случае фонологически схожих слов фонологические представления двух слов близки и в значительной степени перекрываются, что приводит к потере информации об акустических различиях между ними, поскольку большая часть акустических различий между двумя словами не имеет отношения к фонологический уровень и поэтому явно не представлен (например,г., [87]; см. рисунок S1). Чтобы различать два слова, необходимо получить доступ к отличительным характеристикам, которые представлены на более низких уровнях акустического представления. Эти особенности зависят от бинауральной конфигурации [88,89]; они являются энергетическими сигналами в диотических испытаниях и сигналами корреляции в дихотических испытаниях, которые предположительно закодированы в различных низкоуровневых репрезентациях [88, 90]. Согласно RHT, доступ к соответствующим представлениям нижнего уровня требует обратного поиска вниз по слуховой иерархии, поскольку существует ряд, возможно, информативных представлений нижнего уровня.Например, существуют монофонические пути через вентральное и дорсальное ядра улитки, бинауральные пути через медиальное и латеральное верхнее оливковое ядра (SOC) и пути через ядра латерального лемниска, все из которых достигают нижних бугорков и остаются частично сегрегированными. там (см. [90]). RHT постулирует, что обратный поиск конкретной низкоуровневой нейронной популяции, которая лучше всего представляет отличительные акустические особенности, затруднен. В частности, он является постепенным, и не может быть проведено на экспериментальной основе; RHT предполагает, что этот поиск направлен на выделение постоянно информативной популяции в нескольких исследованиях [70].

Таким образом, эта логика объясняет существенно сниженные бинауральные преимущества в случае фонологически похожих пар, когда бинауральные условия меняются неопределенным (смешанным) образом в разных испытаниях: это, по-видимому, требует доступа к различным низкоуровневым популяциям, которые варьируются от испытания к испытанию. Учитывая, что идентификация наиболее разборчивой популяции требует повторения нескольких стимулов, успешный обратный поиск может быть достигнут только в последовательном протоколе.

Ограниченная способность слушателей использовать бинауральную информацию в задаче семантической ассоциации, даже если бинауральная конфигурация согласована во время испытаний, также может быть объяснена этой логикой.Понимание визуально представленного слова, которое непосредственно следует за слуховым представлением и изменяется от одного испытания к другому, требует доступа к более высоким семантическим уровням представления при каждом испытании и препятствует обратному поиску информативных представлений низкого уровня. Следовательно, требование семантической обработки предотвращает доступ к низкоуровневым представлениям и, таким образом, ограничивает использование бинауральной информации в случае фонологически похожих слов.

Та же интерпретация на основе RHT может также объяснить многие примеры из предыдущих исследований, показывающие компромисс между пониманием речи, т.е.е., обработка его семантического содержания (на основе представлений высокого уровня) и восприятие его мелких деталей, когда последнее требует прямого доступа к соответствующим популяциям низкого уровня [91–96]. Точно так же исследования слухового внимания (особенно «информационного маскирования») сообщают о нарушении использования низкоуровневой информации, когда вводится высокоуровневое замешательство между целью и маскирующим устройством (например, [58,59,62]). Согласно RHT, низкоуровневую степень сегрегации между целью и маскером можно было бы получить, если бы постепенный обратный поиск информативного низкоуровневого представления был успешно применен.Однако в этих исследованиях выбор цели основан на высокоуровневых представлениях (например, цель определяется ее семантическим содержанием [59,60,62]). Доступ к этим высокоуровневым представлениям отключает параллельный обратный поиск. Таким образом, согласно RHT, подобные ограничения лежат в основе ограниченного использования низкоуровневой информации в этих исследованиях и в нашей задаче семантической ассоциации с использованием фонологически похожих пар слов.

Теория обратной иерархии, восприятие речи и экология

Мы предполагаем, что немедленный доступ к более высоким уровням иерархии обработки позволяет быстро идентифицировать слова в общей медленной системе [20].В частности, в общих разговорных ситуациях контекст обычно предоставляет априорную информацию, которая ограничивает ожидаемый набор слов словами, которые семантически связаны, но обычно фонологически не похожи. Теперь мы обнаруживаем, что в этих ситуациях слуховая система распознает, а также является идеальным слушателем, независимо от нагрузки на внимание, накладываемой разговором. Таким образом, в большинстве необходимых нам повседневных различений система полностью использует всю необходимую информацию. Однако в тех случаях, когда требуется более тонкое фонологическое различение и идеальные уровни слушателя не могут быть обеспечены широкими абстрактными высокоуровневыми представлениями, происходит другой процесс.Таким образом, например, когда говорящий может сказать или / день / или / бухта / вне контекста, мы, вероятно, спросим «что?», «Заставив» говорящего повторить, возможно, на более высоком уровне сигнала, что улучшает SNR. . Параллельно делается неявная попытка применить обратный поиск, чтобы найти более разборчивые низкоуровневые представления. Для успешного обратного поиска требуется относительно конкретное ожидание (/ day / vs. / bay /), еще одно повторение того же условия и отключает параллельную семантическую обработку.Тем не менее, он может обеспечить лучшую дискриминацию даже в менее распространенных условиях, требующих такого доступа.

В совокупности слуховая система, по-видимому, поддерживает более вероятные с экологической точки зрения условия и при этом сохраняет гибкость для менее вероятных. Дискриминация, которая преобладает в естественных ситуациях, происходит быстро и по-прежнему использует всю низкоуровневую информацию, в то время как дискриминация с меньшей вероятностью происходит либо быстро, либо использует всю информацию низкого уровня. Однако представленные здесь результаты показывают, что слуховая система не может достичь и того, и другого.Эти результаты согласуются с нашими более ранними результатами для зрительной системы [69,70], которые показали, что она также может достигать низкого уровня точности только при аналогичных ограниченных условиях и за счет одновременного широкого восприятия объекта. Это сходство предполагает, что аналогичные значения по умолчанию и компромиссы характеризуют отношения между иерархиями обработки и восприятием различных сенсорных модальностей.

Материалы и методы

Поведенческие эксперименты — участники.

В исследовании 1 мы протестировали в общей сложности 80 субъектов, средний возраст которых составлял 24 ± 3 года.В каждом из четырех экспериментов (I – IV) мы тестировали 20 испытуемых, по десять в каждом типе фонологического сходства (фонологически разных и фонологически похожих). Таким образом, разные испытуемые тестировались в разных экспериментах и ​​в разных условиях, чтобы избежать эффектов обучения заданию и протоколу. В исследовании 2 мы протестировали в общей сложности 40 субъектов (средний возраст: 24 ± 3 года): 25 субъектов в эксперименте I и 15 субъектов в эксперименте II. В этом исследовании каждый испытуемый выполнял все условия в каждом эксперименте.Все испытуемые были студентами Еврейского университета в Иерусалиме. Все были носителями иврита, имели нормальный слух и дали свое информированное согласие на участие.

Поведенческие эксперименты — стимулы

.

Стимулы были либо двусложными псевдословами (эксперимент II исследования 2), либо знакомыми еврейскими словами, записанными одной и той же женщиной-носителем. У каждого слова было два разных случая. Общее среднеквадратичное значение (RMS) и продолжительность были уравновешены для всех слов.В исследовании 1 одни и те же пары слов использовались во всех четырех экспериментах: фонологически подобная пара, в которой разница была в одной фонеме (/ тамид / против / амид /), и фонологически разная пара, в которой слова различались. в большинстве фонем (/ tamid / vs. / chalom /). В эксперименте I исследования 2 мы использовали следующие наборы из десяти слов: набор из десяти еврейских цифр для фонологически различных условий (/ efes /, / ahat /, / shtaim /, / shalosh /, / arba /, / hamesh /, / shesh /, / sheva /, / shmone / и / tesha /), а также набор из десяти знакомых слов, состоящих из пяти фонологически похожих пар, для фонологически подобного состояния (/ shalom / vs./ chalom /, / tamid / vs. / amid /, / banuy / vs. / panuy /, / tmuna / vs. / tluna /, и / shanim / vs. / panim /). Для условия «размер набора 2» мы использовали один набор цифр (4 / арба / и 9 / теша /) для фонологически другого условия и пару похожих слов (/ шалом / vs. / чалом /) из список из десяти слов для фонологически подобного состояния. В эксперименте II исследования 2 мы использовали пары фонологически похожих (/ barul / vs. / parul /) и фонологически различных (/ dilen / vs. / talug /) псевдослов.

Маскирующим шумом в обоих исследованиях был речевой шум [75], воспроизводимый на постоянном уровне 66 дБ SPL (уровень звукового давления) для обоих ушей. Шум всегда был одинаковым в обоих ушах. Слова воспроизводились в двух разных конфигурациях: диотическая ( N 0 S 0 ), в которой слово добавлялось к шуму синфазно на обоих ушах, и дихотическая ( N 0 S π ), в котором слово было инвертировано по фазе в одном из ушей, прежде чем оно было добавлено к шуму.Длительность шума составляла 1,4 с, а продолжительность слова — 0,8 с. Таким образом, шум начался на 0,3 с до и закончился на 0,3 с после слова. Все стимулы воспроизводились в цифровом виде с помощью генератора сигналов TDT system III (Tucker Davis Technologies) и представлялись слушателям через наушники Sennheiser HD-256.

Поведенческие эксперименты — Процедура.

Все эксперименты проводились в звукоизолированном помещении.

Исследование 1 — Эксперименты I и III (идентификационный номер ).В каждом испытании было представлено одно из двух возможных слов, замаскированных шумом, и слушатель должен был нажать левую / правую кнопку на экране компьютера, название которой соответствовало проигрываемому слову. Отзыв давался после каждого нажатия кнопки: положительный отзыв о правильных ответах (счастливое лицо) и отрицательный отзыв о неправильных ответах (грустное лицо).

Исследование 1 — Эксперименты II и IV (семантическая ассоциация ) . В каждом испытании одно из двух слов произносилось с шумом.Сразу после слухового представления слово визуально отображалось на экране в течение 500 мс. Слушатели должны были решить, было ли слово, представленное звуком, семантически связано с словом, представленным визуально. В каждом испытании визуально представленное слово было выбрано из набора из 20 различных слов, десять из которых были семантически связаны с одним слуховым словом и десять — с другим словом. Испытуемые должны были нажать правую кнопку (зеленая: «совпадение»), если она совпадала со слуховым словом, и левую кнопку (красная: «нет совпадения») в противном случае.Протокол обратной связи был таким же, как и для идентификационных экспериментов. Перед экспериментом испытуемые, проводившие эти эксперименты, прошли короткую тренировку из 20 проб. Испытуемые были проинструктированы отвечать точно и быстро. Мы проверили, что они сделали это, измерив их RT (от конца визуальной презентации до нажатия кнопки). Средние RT были рассчитаны для 75 испытаний, включающих каждую оценку, и были дополнительно усреднены по диотической и дихотической бинауральной конфигурациям.Сравнение RT между соответствующими парами слов было выполнено с использованием непарных двусторонних тестов Стьюдента t .

Исследование 2 — Эксперимент I ( когнитивная нагрузка, ) . Для условия «размер набора 2» пороги идентификации были измерены аналогично тем, которые измерялись в экспериментах I и III исследования 1. Для условия «размер набора 10» субъекты слышали в каждом испытании одно из десяти слов, замаскированных шумом. , и их попросили сообщить слово экспериментатору.Экспериментатор нажимал зеленую или красную кнопку после правильного или неправильного ответа соответственно. Для этого состояния испытуемым сначала давали короткую практику из 20 испытаний, в которых они должны были правильно идентифицировать слова, представленные без какого-либо маскирующего шума.

Исследование 2 — Эксперимент II ( перцепционная нагрузка, ). Пороги идентификации были измерены аналогично тем, которые были измерены в экспериментах I и III исследования 1 (см. Выше).

Протокол измерения порогов. Пороги для правильной идентификации были измерены в обоих исследованиях с использованием процедуры адаптивной лестницы [78]. В большинстве экспериментов (за исключением части Эксперимента II исследования 2) пороги измерялись с использованием процедуры адаптивной лестницы три вниз – один вверх, сходимость с 79,4% правильных ответов. В Эксперименте II исследования 2 условие «60% правильных» было измерено с помощью другой процедуры «вверх-вниз», что дало 61,8% правильных ответов. В этом методе уровень сигнала снижался как минимум после двух последовательных успехов из каждых трех испытаний.Уровень сигнала повышался после любой из пяти других комбинаций успехов и ошибок из каждых трех испытаний.

Уровень маскирующего шума поддерживался постоянным, в то время как уровень представления слова адаптивно варьировался (см. Левую панель A). Во всех экспериментах мы использовали пять различных размеров шага, начиная с 2 дБ и переходя на более мелкие шаги после каждых четырех реверсий (1, 0,5, 0,2 и 0,1 дБ). Каждый эксперимент состоял из 75 испытаний для каждой бинауральной конфигурации. Пороги рассчитывались как среднее арифметическое амплитуды сигнала за последние пять разворотов.Бинауральный эффект рассчитывался как разница (в децибелах) между измеренными диотическими и дихотическими порогами (показаны на A). В исследовании 1 каждому испытуемому давали по одной оценке на пару слов с каждой бинауральной конфигурацией (т. Е. 150 испытаний с каждой парой слов). Каждый испытуемый дважды выполнял один и тот же эксперимент с двумя разными парами слов. Оба были фонологически похожими или фонологически разными. В исследовании 2 каждый субъект выполнял все условия каждого эксперимента (разные субъекты для экспериментов I и II).Таким образом, в эксперименте I исследования 2 каждый субъект выполнил как набор условий размера 2, так и 10, с фонологически разными и фонологически похожими парами. В эксперименте II исследования 2 каждый испытуемый выполнил как 60%, так и 80% правильных условий с обоими типами пар псевдословов.

Бинауральный протокол. В исследовании 1 две группы субъектов (эксперименты I и II) проводили эксперименты с последовательным бинауральным протоколом. В этих группах диотические и дихотические конфигурации были измерены в различных экспериментальных блоках по 75 испытаний в каждом, проводимых в непосредственной последовательности.Порядок занятий был сбалансирован между испытуемыми. Две другие группы (эксперименты III и IV) выполняли задание по смешанному бинауральному протоколу. В этом протоколе диотическая и дихотическая конфигурации были случайным образом чередованы по блоку: в каждом испытании диотическая или дихотическая конфигурация выбиралась равномерно случайным образом. Чередующиеся блоки состояли из 150 попыток, по 75 на каждую бинауральную конфигурацию. Хотя конфигурации вводились чередующимся образом, адаптивные пороги отслеживались отдельно на протяжении всей оценки.В исследовании 2 эксперимент I проводился с использованием только смешанного бинаурального протокола, тогда как эксперимент II проводился с использованием обоих протоколов.

Анализ данных

Исследование 1. Мы использовали одномерный анализ с межобъектными факторами задачи (два уровня: идентификация и семантическая ассоциация) и протоколом (два уровня: согласованный и смешанный), таким образом сравнивая результаты экспериментов I – IV. Бинауральные преимущества и диотические пороги использовались отдельно в качестве зависимых переменных.Анализ данных проводился отдельно для каждого набора слов (фонологически схожих и фонологически разных наборов). Сравнение RT между соответствующими парами слов было выполнено с использованием непарных двусторонних тестов Стьюдента t .

Исследование 2. В эксперименте 1 мы использовали дисперсионный анализ с внутрисубъектными факторами размера набора (два уровня: 2 и 10) и сходства (два уровня: фонологически подобный и фонологически различный). В эксперименте 2 мы использовали дисперсионный анализ с внутрисубъектными факторами процента правильных (два уровня: 60% и 80% правильных) и сходства (два уровня: сходный и разный), а также межсубъектный фактор протокола (два уровня: согласованный и смешанный).Результаты были скорректированы с использованием поправки Greenhouse-Geisser.

Моделирование «Идеального слушателя».

Мы использовали идеальную модель слушателя для расчета производительности при доступе ко всей низкоуровневой информации. Модель состояла из периферийного каскада, заканчивающегося бинауральным кросс-коррелятором (примерно имитирующим слуховую систему до уровня SOC), за которым следовал идеальный слушатель в предположении аддитивного гауссовского шума. Стимулы, использованные в поведенческих экспериментах, были отфильтрованы в узкие частотные полосы, полуволновые выпрямленные, сжатые и отфильтрованные в нижних частотах с частотой 1200 Гц, создавая моделируемую картину активности волокон слухового нерва (с использованием программного пакета AIM [97]; 32 полосы, равномерно распределенные вдоль базилярной мембраны между 100 и 4000 Гц).Сигналы в каждом из этих диапазонов использовались для расчета сигналов энергии и бинауральной корреляции, дискретизируемых каждые 10 мс. Вблизи порога в бинауральной корреляции преобладает синфазный шум, и она максимальна при нулевой межуральной задержке. Поэтому использовалась только эта задержка. Энергия и сигналы корреляции (как функция частоты и времени) подавались на лицо, принимающее оптимальное решение, которое сравнивало их с сохраненными шаблонами каждого из возможных слов. В предположении гауссовского шума оптимальное решение состояло в выборе шаблона, который был ближе (в смысле наименьшего квадрата разности) к входящему сигналу.Динамическое преобразование времени (DTW) использовалось для вычисления расстояния между входными сигналами и сохраненными шаблонами, моделируя шаблоны с различными временными отношениями между их частями. Следовательно, лицо, принимающее оптимальное решение, с одной стороны, имело полный доступ к низкоуровневому паттерну активации, а с другой — к гибким во времени представлениям набора стимулов.

Предполагалось, что гауссов шум одинаково распределен и независим в каждой частоте и временном интервале, а его дисперсия была определена путем подбора диотических и дихотических пороговых значений для одной пары слов (/ barul / и / parul /) в одном условии. : последовательный бинауральный протокол с адаптивной процедурой «три вниз — один вверх», обеспечивающий правильную идентификацию на 80%.Эти слова использовались как фонологически похожая пара в Исследовании 2, Эксперименте II. Оценочные пороги для Исследования 1 (все эксперименты), Исследования 2, Эксперимент I и Исследование 2, Эксперимент II (фонологически разная пара слов и все другие условия для фонологически подобной пары) и репликации, представленные на Рисунке S5, были рассчитаны с этими оценками для отклонения. Таким образом, во всех остальных случаях (кроме / barul / и / parul / в рамках согласованного бинаурального протокола) моделирование не имело свободных параметров.Подробное описание моделирования можно найти в тексте S1 онлайн.

Вспомогательная информация

Рисунок S1
Методы:

(A и B) Паттерны активности слухового нерва для левого и правого уха для фонологически похожих псевдослов / barul / (A) и / parul / (B) в SNR +10 дБ. Шаблоны рассчитываются на 32 частотных каналах в диапазоне 100–4000 Гц, на 80 временных интервалах по 10 мс каждый. Обратите внимание на разницу в узорах, несмотря на схожесть слов.

(C и D) Шаблоны энергии (слева на каждой панели) и бинауральной корреляции (справа на каждой панели) для одних и тех же псевдослов, рассчитанные по паттерну слухового нерва на панелях (A) и (B).

(E) Евклидово (слева) и DTW (справа) расстояния, рассчитанные для пары фонологически разных (синие полосы) и пары фонологически похожих (красные полосы) слов. Расстояния нормированы на стандартные отклонения. Евклидовы расстояния практически одинаковы для обеих пар, тогда как расстояние DTW намного меньше для фонологически подобной пары (см. Текст).Использование расстояния DTW было необходимо для того, чтобы учесть более высокие пороги различения фонологически похожих пар слов.

(768 КБ TIF)

Рисунок S2
Сравнение результатов идеальной модели слушателя с экспериментальными результатами исследования 1:

Графики сравнивают смоделированные (пустые столбцы) и экспериментальные (заполненные столбцы) пороговые значения (A – D) и бинауральные преимущества (E и F) как для фонологически разных (/ tamid / vs. / chalom /; синие полосы), так и для фонологически похожих (/ tamid / vs./среди/; красные столбики) пары слов в соответствии с согласованными (слева; эксперимент I) и смешанными (справа; эксперимент III) бинауральными протоколами.

(А и Б) Диотические пороги; (C и D) дихотические пороги; (E и F) бинауральные преимущества. Обратите внимание на разницу между смоделированными и экспериментальными бинауральными преимуществами для фонологически похожих слов, измеренными по смешанному бинауральному протоколу (красные столбцы [F]).

(2,11 МБ EPS)

Рисунок S3
Сравнение результатов идеальной модели слушателя с экспериментальными результатами эксперимента I исследования 2:

Результаты сравниваются для размеров набора из двух (слева) и десяти (справа) фонологически разных и фонологически похожие пары слов.Обозначения как на рисунке S2. (A и B) Диотические пороги; (C и D) дихотические пороги; (E и F) бинауральные преимущества. Обратите внимание на разницу между смоделированными и измеренными бинауральными преимуществами для фонологически подобной пары (красные полосы).

(2,15 МБ EPS)

Рисунок S4
Сравнение результатов идеальной модели слушателя с экспериментальными результатами эксперимента II исследования 2:

Результаты сравниваются для уровней производительности 60% и 80%, правильных для обоих фонологически разных (синий столбцы) и фонологически похожие (красные столбцы) пары псевдословов, измеренные в соответствии с согласованными (слева) и смешанными (справа) бинауральными протоколами.Обозначения как на рисунке S2. (A и B) Диотические пороги; (C и D) дихотические пороги; (E и F) бинауральные преимущества.

(3,11 МБ EPS)

Рисунок S5
Репликация результатов исследования 1, эксперименты I – IV, с двумя другими парами слов (/ Sikum / против / Amid / и / Shalom / versus / Chalom /)

Слева: фонологически разная пара слов (синяя). Справа: фонологически похожая пара (красная). (A – D) Диотические и дихотические пороги, измеренные для экспериментов I – IV исследования 1 (среднее значение по субъектам ± стандартная ошибка среднего [SEM], n = 10 для каждого из восьми условий).Бинауральные преимущества — это разница между двумя пороговыми значениями.

(A и B) Задача идентификации без бинауральной неопределенности (последовательный протокол; слева, эксперимент I) и с бинауральной неопределенностью (смешанный протокол; справа, эксперимент III). Диотические пороги были одинаковыми для обоих протоколов (фонологически разные: -25 ± 1,1 дБ против -25 ± 0,7 дБ в согласованных и смешанных бинауральных протоколах, соответственно; эффект протокола: F (1,35) = 0,07, нс; фонологически аналогично: −17.7 ± 0,5 дБ против −18,6 ± 1,2 дБ при согласованном и смешанном бинауральном протоколе соответственно; F (1,35) = 0,16, н.у.). Бинауральные преимущества были относительно большими для обеих пар при согласованном протоколе (фонологически разные: 7,2 ± 1,5 дБ; фонологически похожие: 5,2 ± 0,5 дБ). Обратите внимание, что хотя бинауральное преимущество было немного меньше для фонологически подобной пары, оно все же соответствовало моделированию идеальной модели слушателя (см. Ниже и [E и F]). Однако при смешанном бинауральном протоколе бинауральное преимущество было снижено для фонологически подобной пары (1.9 ± 0,3 дБ; F (1,35) = 16,8; p <0,0005), но оставался на идеальном уровне слушателя для фонологически различающейся пары (7,7 ± 0,5 дБ, F (1,35) = 0,17, n.s.).

(C и D) Задача семантической ассоциации без неопределенности (последовательный протокол; слева, эксперимент II) и с неопределенностью (смешанный протокол; справа, эксперимент IV). Диотические пороги были аналогичны пороговым значениям, измеренным в задаче идентификации (сравните с [A и B]) для обоих фонологически разных (-23 ± 1 дБ и -23 ± 0).8 дБ в последовательном и смешанном бинауральных протоколах; [C]) и фонологически похожие (-17,9 ± 0,8 дБ и -16,3 ± 0,6 дБ; нет эффекта от задания: F (1,35) = 1,5, n.s.) пары. Статистически не было значимого взаимодействия задача × протокол как для фонологически похожих ( F (1,35) = 2,1, n.s.), так и для фонологически разных ( F (1,35) = 0,99, n.s.) пар. Бинауральные преимущества остались идеальными только для фонологически различающейся пары (9,6 ± 0,7 дБ и 8,2 ± 0.9 дБ для согласованных и смешанных бинауральных протоколов; нет эффекта от задания: F (1,35) = 2, н.с .; нет значимого взаимодействия задача × протокол: F (1,35) = 0,9, n.s.). Однако для фонологически подобной пары бинауральные преимущества уменьшились (2,8 ± 0,4 дБ и 2,6 ± 0,4 дБ для согласованных и смешанных протоколов, соответственно; эффект задачи: F (1,35) = 4,4; p <0,05; взаимодействие: F (1,35) = 14,4, p <0,001).

(E и F) Сводка средних бинауральных преимуществ (разница между диотическими и дихотическими полосами на каждой панели), полученных в экспериментах I – IV (закрашенные заштрихованные полосы), и преимуществ, рассчитанных с помощью идеальной модели слушателя (пустые полосы ).

(2,13 МБ EPS)

Текст S1
Дополнительные методы и результаты:

Описание моделирования «идеального слушателя» и его результаты на различных словесных стимулах, использованных в исследованиях 1 и 2.

(64 КБ DOC)

Человеческие отношения: эффект восприятия

Почему восприятие имеет значение для человеческих отношений?

Как мы уже обсуждали в этой главе, многие вещи влияют на наши человеческие отношения с другими людьми. Восприятие ничем не отличается.Восприятие — распознавание и интерпретация сенсорных стимулов на основе нашей памяти. это распознавание и интерпретация сенсорных стимулов на основе нашей памяти. Другими словами, это способ интерпретации данных вокруг вас. Данные могут поступать через зрение, обоняние, осязание, вкус и слух. Например, если вы просыпаетесь утром от запаха кофе, вы, вероятно, правильно думаете, что ваш сосед по комнате уже проснулся. Проблема с восприятием в человеческих отношениях заключается в том, что мы не всегда можем понять чужое восприятие и / или предположить, что их восприятие является нашим собственным.Здесь могут возникнуть разногласия и другие проблемы в общении. Например, если вы чувствуете, что ваша вторая половинка слишком сосредоточена на проведении времени с друзьями, ваше взаимодействие с ней будет основано на этом восприятии. Например, вы можете быть раздраженным и вспыльчивым. На рабочем месте восприятие также может вызвать недопонимание. Например, вы можете подумать, что ваш коллега ленив, потому что он всегда приходит на работу в 8:15, а время начала — 8:00. Предположим, у него есть ребенок с заболеванием, которому требуется специальное обучение, и школа не открывается. до 8 а.м.? Возможно, он договорился с вашим руководителем, о чем вы не знаете. Такое восприятие может быть опасным, поскольку у нас нет всех фактов.

Сколько ног у этого слона? В этом разделе о восприятии мы рассмотрим множество способов, которыми мы воспринимаем вещи, и то, как эти восприятия влияют на нашу способность относиться к другим.

Иллюзия обезьяньего бизнеса

(нажмите, чтобы посмотреть видео)

Исследователь и профессор Дэн Саймонс предоставляет короткое видео, в котором рассматривается наше собственное восприятие.

Что влияет на наше восприятие?

Мы определили восприятие и привели несколько примеров, чтобы показать, как восприятие может быть неправильным, что отрицательно влияет на отношения. Но откуда берутся наши представления? На наше восприятие влияет ряд вещей. Во-первых, наша наследственность может сильно влиять на наше восприятие. Рост, цвет кожи и пол влияют на то, как мы видим мир. Например, человек ростом 5 футов 2 дюйма может считать, что объект хранится слишком высоко, в то время как человек ростом 6 футов 2 дюйма может не иметь такого же восприятия.

Наши потребности также влияют на наше восприятие. Физиологические потребности, такие как еда и вода (или их отсутствие), могут влиять на то, как мы относимся к определенным ситуациям. Были ли вы когда-нибудь в социальной ситуации, когда вы были очень голодны? Если да, то вы знаете, что это повлияло на вашу способность общаться с другими людьми. Возможно, вы оказались менее терпеливыми, потому что беспокоились о том, когда собираетесь есть! Или, если вы когда-либо совершали автомобильную поездку и вам нужно было воспользоваться туалетом, вы можете подумать, что на шоссе не хватает достаточного количества мест для отдыха.

Наша группа сверстников также может повлиять на наше восприятие. Наши коллеги склонны определять, что желательно, а что нежелательно, тем самым давая нам информацию о том, как интерпретировать данные вокруг нас. Вы, несомненно, испытали это лично. Если вы считаете, что бренд одежды желателен, скорее всего, ваши друзья тоже будут чувствовать себя похожими. То же самое происходит на работе; Например, предположим, что супервизор использует Skype для проведения собраний, потому что, по ее мнению, это эффективный способ ведения бизнеса.Весьма вероятно, что другие в вашей рабочей группе также воспримут это как полезный инструмент.

Наши интересы влияют на наше восприятие. Если вам нравится бегать марафоны, ваше представление о том, сколько потратить на кроссовки, будет отличаться от тех, кто предпочитает каякинг для развлечения и нуждается в спортивной обуви. Предположите, что ваш интерес к работе будет повышаться. Ваше восприятие работы сильно отличается от восприятия человека, который терпеть не может работать и ищет работу в другой компании.

Наши ожидания — еще одна движущая сила нашего восприятия. Например, исследование, проведенное Рональдом Мелзаком, предполагает, что наши ожидания относительно того, насколько что-то повредит, изменяет наше восприятие постфактум. Например, если вы боитесь сделать прививку от гриппа, потому что считаете, что она сильно повредит (ожидания), как только вы ее действительно сделаете, вы можете сказать: «Это совсем не повредило» (восприятие), потому что ваше ожидание подготовил вас заранее. Другими словами, наши ожидания влияют на наше восприятие постфактум.В этом примере наши ожидания были очень болезненными, но когда этого не произошло, наше восприятие было совершенно противоположным. Наши ожидания и результирующее восприятие также могут быть рассмотрены в рабочей обстановке. Например, если у вас есть большие надежды на то, что ваша рабочая группа выиграет ежегодный кулинарный ужин с перцем чили на корпоративном пикнике, но вы не выиграете, ваше восприятие может быть одним из несправедливых: «Судьи больше любят отдел маркетинга». Точно так же, если ваша команда выиграет приготовление с чили, и вы ожидали, что выиграете, ваше восприятие может быть таким: «Конечно, мы выиграли, мы знали, что наш был лучшим.”

Эффект ореола Предполагает, что если у человека есть одна черта, которая нам нравится, все черты должны быть желательными. или обратный эффект ореола Если мы находим в ком-то нежелательную черту, мы считаем, что все черты нежелательны. может также изменить наше восприятие. Эффект ореола предполагает, что если у человека есть одна черта, которая нам нравится, все черты должны быть желательными. Обратный эффект ореола заключается в том, что если мы находим в ком-то нежелательную черту, мы предполагаем, что все черты нежелательны. Предположим, вам не нравится, как говорит ваша коллега Мариетта.Тогда вы можете сделать предположение, что все черты Мариетт отрицательны. Точно так же, если вы считаете, что Ронда — отличный стоматолог-гигиенист, вы можете назначить ее руководителем других стоматологов-гигиенистов. Позже, если другие гигиенисты будут жаловаться на ее стиль управления, вы можете понять, что повысили ее, потому что считали, что ее навыки стоматолога-гигиениста означают, что у нее также были хорошие управленческие навыки. В этом случае имел место эффект ореола.

Осведомленность о нашем собственном восприятии и о том, что движет этим восприятием, является ключевым компонентом успеха на работе.Если мы знаем, почему мы считаем что-то хорошим, правильным, справедливым, негативным или несправедливым, основываясь на нашем восприятии, мы можем начать отпускать некоторые из наших неправильных представлений. В результате, развитие хороших отношений на работе, уважения и взаимопонимания может улучшить рабочее место.

Пожилые женщины / молодые женщины

(нажмите, чтобы посмотреть видео)

Классическая оптическая иллюзия, показывающая, что наше восприятие может сильно отличаться от восприятия других. Вы видите на этой картинке старуху или молодую женщину?

Основные выводы

  • Личность определяется как стабильный набор черт, которые могут объяснить или предсказать поведение человека в различных ситуациях.Наша личность влияет на то, как мы взаимодействуем с другими. Наша личность возникает как из факторов окружающей среды, так и из некоторых факторов, с которыми мы только что родились (природа).
  • Ценности — это то, что мы считаем важным для нас. Если наши ценности вступают в противоречие с чужими, может возникнуть недопонимание или другие проблемы.
  • Отношение может быть положительным или отрицательным по отношению к людям, вещам или ситуациям. Наши отношения сильно влияют друг на друга.Если у одного человека плохое отношение, это может быть заразным. Мы можем многое сделать, чтобы изменить свое отношение, но все они включают в себя сознательное усилие осознавать свои негативные мысли и чувства.
  • Восприятие относится к тому, как мы интерпретируем стимулы, такие как люди, вещи или события. Наше восприятие важно распознавать, потому что оно является движущей силой нашей реакции на вещи.
  • Наследственность, потребности, группа сверстников, интересы и ожидания — все это влияет на наше восприятие.Эффект ореола или обратный эффект ореола также может влиять на наше восприятие.

Упражнения

  1. Обсудите в группах ситуацию, когда вы испытали эффект ореола или обратного ореола. Каков был исход ситуации?
  2. Подумайте по крайней мере о пяти представлениях, которые у вас были сегодня. Что повлияло на эти представления? Были ли ваши представления правильными?
  3. В группах обсудите школьную, личную или рабочую ситуацию, в которой вы ошибались.Какой был результат?

2.4 Улучшение восприятия — общение в реальном мире

Цели обучения

  1. Обсудите стратегии улучшения самовосприятия.
  2. Обсудите стратегии улучшения восприятия других.
  3. Используйте проверку восприятия, чтобы улучшить восприятие себя и других.

Итак, мы узнали о процессе восприятия и о том, как мы воспринимаем других и себя. Теперь перейдем к обсуждению того, как улучшить наше восприятие.Наше самовосприятие можно улучшить, осознав, как схема, социализирующие силы, самоисполняющиеся пророчества и негативные модели мышления могут исказить нашу способность описывать и оценивать себя. Наше восприятие других можно улучшить, развивая навыки слушания и сопереживания, осознавая стереотипы и предрассудки, развивая самосознание через саморефлексию и участвуя в проверке восприятия.

Улучшение самовосприятия

Наше самовосприятие может измениться и действительно меняется.Вспомните, что у нас есть относительно стабильная общая самооценка и самооценка, а также у нас есть контекстно-зависимое самовосприятие. Самовосприятие, зависящее от контекста, варьируется в зависимости от человека, с которым мы взаимодействуем, нашего эмоционального состояния и обсуждаемого предмета. Осознание процесса самовосприятия и различных компонентов нашей самооценки (которые вы уже начали делать, изучая эту главу) поможет вам понять и улучшить свое самовосприятие.

Поскольку самооценка и самооценка настолько субъективны и личны, было бы неверно сказать, что чья-то самооценка «правильная» или «неправильная». Вместо этого мы можем определить отрицательные и положительные аспекты самовосприятия, а также обсудить общие препятствия на пути формирования точного и положительного самовосприятия. Мы также можем выявить общие закономерности, с которыми сталкиваются люди, которые мешают их способности контролировать, понимать и изменять свое самовосприятие. Изменение вашей общей самооценки или самооценки — непростая задача, учитывая, что это общие размышления о том, кто мы есть и как мы себя оцениваем, построенные на множестве взаимодействий.Множество событий, меняющих жизнь, могут относительно быстро изменить наше самовосприятие. Подумайте, как изменилось ваше представление о себе, когда вы перешли из средней школы в колледж. Точно так же самооценка других людей, вероятно, меняется, когда они вступают в серьезные отношения, заводят ребенка, переезжают в другое место или начинают новую работу.

Рождение ребенка может привести к серьезным изменениям в самооценке человека.

Помимо переживания событий, меняющих жизнь, мы можем более медленными темпами изменять наше самовосприятие, прилагая согласованные усилия, направленные на то, чтобы стать более компетентными коммуникаторами посредством самоконтроля и рефлексии.Активно пытаясь изменить свое восприятие себя, не удивляйтесь, если столкнетесь с сопротивлением со стороны значимых других. Когда вы измените или улучшите свою самооценку, изменится и ваше общение, что может побудить других людей реагировать на вас иначе. Хотя у вас могут быть веские причины для изменения определенных аспектов вашего самовосприятия, другие могут быть обеспокоены или сбиты с толку вашим изменяющимся поведением и общением. Помните, люди пытаются повысить предсказуемость и уменьшить неопределенность в личных отношениях.Например, многие студенты начинают более серьезно относиться к своему обучению в колледже в младшие и старшие классы. По мере того, как эти студенты начинают менять свою самооценку, включая роль «серьезного студента, готовящегося к выпуску и вступлению в профессиональный мир», у них, вероятно, есть друзья, которые хотят поддерживать «полусерьезного студента, который не прилагает много последовательных усилий и предпочитает участие в учебе », которая раньше была общей характеристикой самооценки обоих студентов. Когда поведение первого ученика изменяется, чтобы приспособиться к этому новому аспекту его или ее самооценки, это может расстроить друга, который привык к тому, что по вечерам в будние дни он тусуется, а не учится.Давайте теперь обсудим некоторые предложения, которые помогут избежать общих препятствий на пути к точному и положительному самовосприятию и моделей поведения, которые увековечивают циклы отрицательного самовосприятия.

Избегайте использования жесткой схемы

Как мы узнали ранее, схемы — это наборы информации, основанные на когнитивных и экспериментальных знаниях, которые направляют наше взаимодействие. Мы почти постоянно полагаемся на схемы, которые помогают нам разобраться в окружающем мире. Иногда схемы становятся настолько привычными, что мы используем их в качестве сценариев, что вызывает бессмысленное общение и может привести к тому, что мы упустим новую информацию, которую, возможно, потребуется включить в схему.Поэтому важно помнить о новой или противоречивой информации, которая может потребовать пересмотра схемы. Однако быть внимательным сложно, особенно потому, что мы часто бессознательно полагаемся на схемы. Подумайте о том, как, когда вы едете по знакомому маршруту, вы иногда попадаете под «гипноз шоссе». Несмотря на все продвинутые психомоторные навыки, необходимые для вождения, такие как торможение, повороты и адаптация к другим водителям, мы можем выехать на знакомую подъездную дорожку или парковку, проехав весь путь на автопилоте.Опять же, это не обязательно плохо. Но вы поскользнулись на автопилоте на знакомом маршруте только для того, чтобы вспомнить, что на самом деле вы собираетесь куда-то еще после того, как уже пропустили свой поворот? Этот пример иллюстрирует важность сохранения гибкости наших схем и предотвращения бездумного общения.

Будьте критичны к общественным силам

Ранее мы узнали, что семья, друзья, социокультурные нормы и средства массовой информации — это лишь некоторые из социальных сил, которые влияют на наше мышление и, следовательно, влияют на наше самовосприятие.Эти мощные силы служат положительным функциям, но также могут приводить в движение негативные модели самовосприятия. Два примера могут проиллюстрировать возможность людей критиковать и сопротивляться силам социализации, чтобы улучшить свое самовосприятие. Первый касается внешнего вида и представлений о здоровье, а второй — культурной самобытности и дискриминации.

Мы уже обсуждали, как СМИ представляют нам узкие и зачастую нереалистичные стандарты привлекательности.Хотя большинство из нас знает, что эти стандарты не отражают того, что является нормальным или естественным для человеческого тела, мы усваиваем эти идеалы, что приводит к различным проблемам, начиная от расстройств пищевого поведения и заканчивая депрессией и заниженной самооценкой. Относительно недооцененным, но спорным и интересным движением, которое частично возникло в ответ на эти узкие представления о теле, является движение принятия жира. Движение за принятие жира существует уже более тридцати лет, но в последнее время оно привлекло внимание общественности благодаря таким знаменитостям, как Опра Уинфри и Кирсти Элли, которые после многих лет публичной борьбы с проблемами веса придерживались мнения, что вес не обязательно соответствует на здоровье.Многие люди нашли вдохновение в этом послании и решили, что быть здоровым и сильным важнее, чем быть худым (Katz, 2009). Движение «Здоровые в любом размере» и Национальная ассоциация по продвижению жировых отложений подвергли сомнению мнение, выдвинутое индустрией похудения, приносящей тридцать миллиардов долларов в год, о том, что жир равносилен ленивому, уродливому и нездоровому. Противоречивые научные исследования не позволяют однозначно сказать, насколько сильна корреляция между весом и здоровьем, но кажется очевидным, что точка зрения, которая способствует здоровому образу жизни и положительной самооценке по сравнению с безусловной диетой и культом худобы, заслуживает более подробного изучения, учитывая потенциал последствия искаженного образа тела и ожирения для общественного здравоохранения.

Движение «Здоровый в любом размере» стремится научить людей тому, что худощавость не обязательно означает, что человек здоров.

Культурные влияния, связанные с идентичностями и различиями, также могут приводить к искаженному самовосприятию, особенно для людей, которые занимают маргинальные или угнетенные идентичности. Хотя исследование восприятия часто использовалось для подтверждения мнения о том, что люди, подвергающиеся дискриминации, такие как расовые и этнические меньшинства, вероятно, имеют низкую самооценку, потому что они усваивают негативные общественные взгляды, это не всегда так (Armenta & Hunt , 2009).Фактически, даже некоторые ранние исследования восприятия показали, что меньшинства не просто пассивно принимают негативное отношение к ним со стороны общества. Вместо этого они активно пытаются поддерживать благоприятное самовосприятие перед лицом дискриминационного отношения. Многочисленные исследования показали, что люди в группах, которые являются объектами дискриминации, могут больше отождествлять себя со своими членами группы из-за этой угрозы, что на самом деле может помочь им поддерживать психологическое благополучие. Короче говоря, они отвергают негативные оценки чужой группы и находят убежище и поддержку в своей идентификации с другими людьми, разделяющими их маргинальный статус.

Остерегайтесь самоисполняющихся пророчеств

Самоисполняющиеся пророчества — это модели мыслей и действий, в которых ложное убеждение человека вызывает поведение, которое делает первоначальное ложное убеждение реальностью или кажущейся реальностью (Guyll et al., 2010). Например, скажем, инструктор лаборатории биологии студента — китаец, который говорит на английском как на втором языке. Студент ошибочно полагает, что инструктор не будет хорошим учителем, потому что он говорит по-английски с акцентом.Из-за этого убеждения ученица не ходит на занятия регулярно и не слушает активно, когда посещает занятия. Из-за такого поведения ученица проваливает биологическую лабораторию, что затем укрепляет ее первоначальное убеждение, что преподаватель не был хорошим учителем.

Хотя концепция самоисполняющихся пророчеств изначально была разработана для применения к социальному неравенству и дискриминации, с тех пор она применялась во многих других контекстах, включая межличностное общение. Это исследование показало, что некоторые люди хронически незащищены, что означает, что они очень обеспокоены тем, что их принимают другие, но постоянно чувствуют, что другие люди их не полюбят.Это может проявляться в незащищенности в отношениях, которая снова основана на чувстве неполноценности, возникающем в результате социального сравнения с другими, которые воспринимаются как более безопасные и превосходные. Такие люди часто в конечном итоге укрепляют свою веру в то, что другие будут их не любить из-за поведения, вызванного их иррациональной верой. В качестве примера возьмем следующий сценарий: неуверенный в себе человек предполагает, что он не понравится его свиданию. Во время свидания он мало разговаривает, раскрывает негативную информацию о себе и проявляет тревожное поведение.Из-за такого поведения его свидание формирует негативное впечатление и предполагает, что они больше не видятся, укрепляя его первоначальное убеждение, что свидание ему не понравится. Пример показывает, как образ мышления может привести к образцу поведения, укрепляющему мышление, и так далее. К счастью, экспериментальные исследования показывают, что методы самоутверждения могут успешно использоваться для вмешательства в такие самоисполняющиеся пророчества. Положительные мысли и концентрация на сильных сторонах личности могут остановить этот отрицательный цикл мышления, и было показано, что они положительно влияют на успеваемость, потерю веса и межличностные отношения (Stinston et al., 2011).

Создание и поддержание поддерживающих межличностных отношений

Помимо того, что вы говорите себе подтверждающие сообщения, чтобы помочь с самовосприятием, важно найти межличностную поддержку. Хотя у большинства людей есть по крайней мере некоторые поддерживающие отношения, в жизни многих людей также есть люди, которые варьируются от негативных до токсичных. Когда люди попадают в отрицательные циклы взаимоотношений, будь то с друзьями, семьей или романтическими партнерами, вырваться из этих циклов сложно.Но мы все можем сделать выбор, чтобы быть среди людей, которые помогут нам быть теми, кем мы хотим быть, а не среди людей, которые мешают нашему саморазвитию. Однако это мнение также можно довести до крайности. Было бы неразумно окружать себя людьми, которые только подтверждают вас и не бросают вам конструктивный вызов, потому что это тоже может привести к искаженному самовосприятию.

Остерегайтесь искаженных моделей мышления и действий

Из нашего обсуждения ошибок атрибуции вы уже знаете, что у всех нас есть предубеждения восприятия, искажающие наше мышление.Многие из них распространены, и мы часто используем искаженное мышление, не осознавая этого. Изучение некоторых типичных негативных моделей мышления и действий может помочь нам признать их и вмешаться в них. Один из таких паттернов связан с самооценкой и чрезмерной компенсацией.

Некоторые люди предполагают, что мужчины, находящиеся в кризисе среднего возраста, могут чрезмерно компенсировать предполагаемую потерю статуса или власти из-за возраста, покупая материальные вещи, которые делают их более молодыми.

Люди с низкой самооценкой могут действовать таким образом, чтобы чрезмерно компенсировать их чувство низкой самооценки и другие неуверенности. Будь то бизнесмен, покупающий свой Corvette, переживающий кризис среднего возраста, «деревенский парень», устанавливающий огромные шины на свой грузовик, или лидер общины, который везде носит несколько каратов алмазов, люди часто обращаются к материальным благам, чтобы попытаться повысить самооценку. Хотя эти покупки могут улучшить самочувствие людей в краткосрочной перспективе, они могут иметь негативные финансовые последствия, которые могут усугубить негативное самовосприятие и привести к межличностному конфликту.Люди также компенсируют чувство собственного достоинства своим выбором отношений. Человек, озабоченный своим карьерным успехом, может окружить себя людьми, которых он считает менее успешными, чем он сам. В этом случае, будучи большой рыбой в маленьком пруду, некоторым людям становится легче, когда они проводят социальное сравнение.

Люди также могут попасть в цикл негативных мыслей и действий, ставя нереалистичные цели и постоянно не достигая их. Подобно самоисполняющемуся пророчеству, люди, которые ставят нереалистичные цели, могут в конечном итоге испытывать негативное чувство собственной эффективности, которое, как мы узнали ранее, может негативно повлиять на самооценку и самооценку.Цели, которые мы ставим, должны быть сложными, но прогрессивными, то есть мы работаем над достижением реалистичной цели, затем увеличиваем наши ожидания и ставим другую цель, и так далее.

У некоторых людей низкая самооценка возникает из-за отсутствия точной информации о себе, которая может быть преднамеренной или непреднамеренной. Человек может намеренно пытаться поддерживать высокую самооценку, игнорируя или преуменьшая отрицательные комментарии и убеждения и сосредотачиваясь на положительных оценках. Хотя это может быть хорошо, это также может привести к искажению самооценки.Существует золотая середина между самоубийством или зацикливанием на негативе и игнорированием потенциально конструктивных отзывов о слабостях и упущенных возможностях личностного роста. И наоборот, люди с низкой самооценкой или отрицательной самооценкой могут недооценивать или игнорировать положительные отзывы. В заключение этого раздела я хотел бы обратиться к одному из моих любимых шоу и отличному источнику примеров, относящихся к процессу восприятия: American Idol .

Мне всегда нравилось показывать отрывки с прослушиваний American Idol в моем классе, когда я учу самовосприятию.Как вы, наверное, знаете, сезон всегда начинается с прослушивания кадров, снятых в разных городах. Диапазон певческих способностей, не говоря уже о личностях тех, кто появляется, чтобы петь перед судьями, заставляет миллионы зрителей продолжать настраиваться. Хотя очевидно, что продюсеры пропускают некоторых людей, которых они знают, У них нет шансов попасть в сериал, они также знают, что определенные личности способствуют хорошему просмотру реалити-шоу. Я часто задавался вопросом: «Неужели эти люди действительно думают, что умеют петь?» Иногда ответ очень четкий: «Да!» Конечно, некоторые пришли просто для того, чтобы устроить зрелище и, надеюсь, попасть на телевидение, но многие действительно верят, что обладают певческими способностями — даже до такой степени, что оспаривают и игнорируют комментарии судей.

Некоторым участникам American Idol трудно принять конструктивную критику, которую они получают от судей, потому что они искажают самооценку своих певческих способностей.

Во время слезливого и / или гневного собеседования с участником после отклонения его часто показывают стоящими рядом с семьей и друзьями, которые также удивлены решением судей. Эти участники потенциально могут избежать этого эмоционального финала, следуя некоторым из предыдущих советов.Хорошо, что они поддерживают межличностные отношения, но родители и друзья людей немного предвзято относятся к своим отзывам, что может привести к искаженной самооценке. Эти участники также могли ставить дополнительные цели. Пение на местном мероприятии или даже в караоке-баре могло помочь им получить более точную информацию о своих способностях и привести к осознанию того, что у них нет того, что нужно, чтобы стать «американским кумиром».

Преодоление препятствий к восприятию других

Есть много преград, которые мешают нам грамотно воспринимать других.Хотя некоторые из них преодолеть труднее, чем другие, все они могут быть решены, повышая нашу осведомленность о влиянии вокруг нас и взяв на себя обязательство отслеживать, размышлять и изменять некоторые из наших коммуникативных привычек. Будь то наши ленивые навыки слушания, отсутствие сочувствия или стереотипы и предубеждения, различные фильтры и шоры влияют на то, как мы воспринимаем других и реагируем на них.

Развивать чуткие навыки слушания

Как мы узнаем из главы 5 «Слушание», эффективное слушание — непростая задача, и большинство из нас не прилагает согласованных усилий для преодоления общих препятствий на пути к слушанию.Наша динамичная жизнь и культурные ценности, которые делают упор на разговоре, а не на слушании, иногда превращают слушание в рутинную работу. Но мы не должны недооценивать силу слушания, чтобы заставить кого-то чувствовать себя лучше и открыть наше поле восприятия для новых источников информации. Чуткое слушание также может помочь нам расширить наше самосознание и социальную осведомленность, извлекая уроки из опыта других людей и принимая различные точки зрения. Чуткое слушание является сложной задачей, поскольку требует когнитивных и эмоциональных вложений, выходящих за рамки изучения набора навыков.

Я не знал, какой я ленивый слушатель, пока не начал преподавать и не понял, сколько времени и усилий учителя должны вкладывать в свою работу. Честно говоря, поначалу было сложно внимательно выслушивать проблемы, мысли и вопросы студентов, но я сразу увидел в этом ценность. Чтобы быть хорошим учителем, мне нужно было лучше слушать. В результате я приобрел больше навыков сочувствия и стал более терпеливым. Ценный урок, который я усвоил за это время, лучше всего сформулировать следующим образом: «Самая большая проблема каждого — это его или ее самая большая проблема.«Если самая большая проблема одного человека — собрать достаточно денег, чтобы купить новый сотовый телефон, а самая большая проблема другого человека — собрать достаточно денег, чтобы получить столь необходимые лекарства, каждый из этих людей, вероятно, испытывает одинаковое количество стресса. Как сторонний наблюдатель, мы могли бы посмотреть на этот пример и подумать о том, что для жизни не нужен сотовый телефон, а нужны лекарства. Но реальность каждого — это его или ее реальность, и когда вы можете признать, что чья-то реальность не похожа на вашу, и вас это устраивает, тогда вы преодолеваете значительный барьер на пути к более глубокому осознанию процесса восприятия.

Недавно один хороший ученик сообщил мне, что уходит из школы, чтобы заняться другими делами. Он выступал с речами о тушении пожаров и пивоварении и был увлечен обоими этими вещами, но не школой. Как ученый, сторонник высшего образования и сторонник его, я бы не сделал этого выбора ни для себя, ни для него. Но я не он, и не могу предположить, что его восприятие согласуется с моим. Думаю, он был удивлен, когда я сказал: «Я думаю, что вы умный и способный взрослый человек, и это ваше решение, и я уважаю его.Школа никуда не денется, так что она будет здесь, когда вы будете готовы вернуться. А пока я буду рад помочь вам найти любую вакансию, на которую вы претендуете. Просто дай мне знать.» Я хотел прояснить, что не воспринимал его как безответственного, незрелого, заблуждающегося или несвободного. Позже он сказал мне, что оценил мою реакцию в тот день.

Остерегайтесь стереотипов и предубеждений

Стереотипы — это наборы убеждений, которые мы развиваем в отношении групп, которые затем применяем к отдельным лицам из этой группы.Стереотипы — это схемы, которые заходят слишком далеко, поскольку они уменьшают и игнорируют индивидуальность человека и разнообразие, присущее большой группе людей. Стереотипы могут быть основаны на культурной идентичности, внешнем виде, поведении, речи, убеждениях и ценностях, среди прочего, и часто вызваны отсутствием информации о целевом человеке или группе (Guyll et al., 2010). Стереотипы могут быть положительными, отрицательными или нейтральными, но все они могут снизить качество нашего общения.

В то время как негативные эффекты стереотипов довольно очевидны, поскольку они обесценивают людей и мешают нам адаптировать и пересматривать наши схемы, положительные стереотипы также имеют негативные последствия. Например, стереотип «модельного меньшинства» был применен к некоторым азиатским культурам в Соединенных Штатах. Казалось бы, положительные стереотипы американцев азиатского происхождения как трудолюбивых, умных и желающих адаптироваться к «основной» культуре не всегда воспринимаются как положительные и могут привести к тому, что некоторые люди в этих сообществах будут чувствовать себя объективированными, игнорируемыми или недооцененными.

Стереотипы также могут привести к двойным стандартам, которые указывают на еще большее культурное и социальное неравенство. Существует гораздо больше слов для описания сексуально активной женщины, чем мужчины, и слова, используемые для обозначения женщин, непропорционально отрицательны, в то время как слова, используемые для обозначения мужчин, более положительны. Поскольку стереотипы обычно основаны на недостатке информации, мы должны взять на себя задачу познакомиться с новыми видами информации и людьми, что, вероятно, потребует от нас выхода из зоны комфорта.Когда мы встречаемся с людьми, мы должны основывать свои впечатления на описываемом поведении, а не на предполагаемой или вторичной информации. Когда стереотипы негативно влияют на наши общие чувства и отношение к человеку или группе, это приводит к предвзятому мышлению.

Предрассудки, окружающие болезнь, которую мы теперь называем СПИДом, задержали государственные инвестиции в исследование ее причин и разработку методов лечения.

Предубеждение — это негативные чувства или отношения к людям, основанные на их идентичности или идентичности.Предрассудки могут иметь индивидуальные или широко распространенные негативные последствия. На индивидуальном уровне менеджер по найму не может нанять молодого человека с ограниченными физическими возможностями (даже если это было бы незаконно, если бы это была единственная причина), что отрицательно сказывается на этом мужчине. Однако если распространенное в культуре представление о том, что люди с физическими недостатками психически неполноценны, заставляет нанимающих менеджеров по всей стране принимать аналогичные решения, тогда предрассудки превратились в социальную несправедливость. В другом примере, когда болезнь, известная сегодня как СПИД, начала убивать большое количество людей в начале 1980-х годов, реакция некоторых чиновников здравоохранения и правительства была вызвана предубеждениями.Поскольку болезнь поражала в первую очередь геев, гаитянских иммигрантов и потребителей наркотиков, считалось, что болезнь поражает только «извращенцев», и поэтому ей не уделяли такого внимания, как в ином случае. Потребовалось много лет, вложения больших денег и образовательные кампании, чтобы помочь людям осознать, что ВИЧ и СПИД не имеют предубеждений на основе расы или сексуальной ориентации и могут затронуть любого человека.

Занимайтесь самоотражением

Хороший способ улучшить свое восприятие и повысить коммуникативную компетентность в целом — это заняться саморефлексией.Если коммуникативная встреча не складывается, и вы хотите знать, почему, ваша саморефлексия будет гораздо более полезной, если вы будете осознавать и можете пересказывать свои мысли и действия.

Саморефлексия также может помочь нам повысить нашу культурную осведомленность. Наш мыслительный процесс относительно культуры часто «сфокусирован на других», что означает, что культура другого человека или группы — это то, что выделяется в нашем восприятии. Однако старая пословица «познай себя» уместна, поскольку мы лучше осознаем нашу собственную культуру, лучше понимая другие культуры и взгляды.Развитие культурного самосознания часто требует от нас выхода из зоны комфорта. Слушание людей, которые отличаются от нас, — ключевой компонент развития самопознания. Это может быть неудобно, потому что наши принятые как должное или глубоко укоренившиеся убеждения и ценности могут стать менее определенными, когда мы увидим множество существующих точек зрения.

Мы также можем лучше осознавать, как наши представления о себе влияют на то, как мы воспринимаем других. Мы часто заставляем других людей придерживаться стандартов, которых придерживаемся для себя, или предполагаем, что их самооценка должна соответствовать нашей собственной.Например, если вы считаете себя опрятным человеком и думаете, что небрежность в вашем внешнем виде покажет, что вы немотивированы, грубы и ленивы, то вы, вероятно, подумаете так же о человеке, который, по вашему мнению, имеет небрежный вид. Поэтому задавайте такие вопросы, как «Основано ли мое впечатление на том, каким хочет быть этот человек, или каким, я думаю, этот человек должен хотеть быть?» может привести к поучительным моментам саморефлексии. Общие вопросы о восприятии, которое вы делаете, является неотъемлемой частью проверки восприятия, которую мы обсудим далее.

Проверка восприятия

Проверка восприятия — это стратегия, помогающая нам отслеживать наши реакции и восприятие людей и общения. Есть несколько внутренних и внешних стратегий, которые мы можем использовать для проверки восприятия. Что касается внутренних стратегий, просмотрите различные влияния на восприятие, о которых мы узнали в этой главе, и всегда будьте готовы спросить себя: «Что влияет на восприятие, которое я делаю прямо сейчас?» Даже осознание того, какие влияния действуют на наше восприятие, заставляет нас лучше осознавать, что происходит в процессе восприятия.Что касается внешних стратегий, мы можем использовать других людей для проверки нашего восприятия.

Предупреждающая поговорка «Вещи не всегда такие, какими они кажутся» полезна при оценке вашего собственного восприятия. Иногда неплохо было бы отразить свои мысли от кого-то, особенно если восприятие связано с какой-то ситуацией с высокими ставками. Но не все ситуации позволяют нам проверить наши представления. Преступления, которые можно было предотвратить, были совершены потому, что люди, увидевшие что-то подозрительное, не сообщили об этом, даже если у них были плохие предчувствия.Конечно, мы должны пройти грань между реакцией и излишней осторожностью, с чем трудно справиться. Все мы знаем, что с этической точки зрения, а иногда и по закону, мы обязаны сообщать в полицию о том, кто причиняет вред себе или другим, но иногда обстоятельства гораздо более неопределенны.

Отмеченная премией Тони пьеса « Сомнение: Притча » и фильм, получивший премию Оскар, основанный на ней, посвящены взаимодействию восприятия, сомнения и уверенности. По сюжету, действие которого происходит в католической школе Бронкса, штат Нью-Йорк, в 1964 году, молодой священник с новыми идеями приходит в школу, которой руководит традиционная монахиня, которая, как и многие другие, не любит перемены.Старшая монахиня начинает кампанию, чтобы выгнать молодого священника из ее школы, убедившись, что у него были несоответствующие отношения с одним из учеников-мужчин. В ходе повествования не предлагается убедительных доказательств, и зрителям, как и героям рассказа, предоставляется возможность самостоятельно определить, виновен ли священник. Младший священник не вписывается в схему монахини о том, как священник должен выглядеть и действовать. У него более длинные ногти, чем у других священников, он слушает светскую музыку и употребляет в чай ​​три сахара.Ряд подобных представлений приводит монахиню к уверенности в виновности священника, несмотря на отсутствие конкретных доказательств. Хотя это вымышленный пример, он отражает многие громкие случаи злоупотреблений, о которых сообщалось в новостях в последние годы. Надеюсь, мы не окажемся в таком неопределенном и ужасном положении, но в этих крайних случаях и при более обыденных повседневных взаимодействиях проверка восприятия может оказаться полезной.

«Получение компетенции»

Проверка восприятия

Проверка восприятия помогает нам замедлить процессы восприятия и коммуникации и позволяет лучше контролировать и то, и другое.Проверка восприятия включает в себя возможность описать, что происходит в данной ситуации, дать различные интерпретации событий или поведения, а также задать себе и другим вопросы для уточнения. Часть этого процесса происходит в наших головах, а часть — в процессе взаимодействия. Возьмем для примера межличностный конфликт.

Стефано и Патрик — соседи по комнате. Стефано находится в гостиной, играет в видеоигру, когда видит, что Патрик проходит через комнату со своим чемоданом и выходит через парадную дверь.Поскольку Патрик не попрощался и не помахал рукой, Стефано должен понять смысл этой встречи, и проверка восприятия может помочь ему в этом. Во-первых, ему нужно попытаться описать (пока не оценивать) то, что только что произошло. Это можно сделать, спросив себя: «Что происходит?» В этом случае Патрик ушел, не говоря ни слова и не помахав рукой на прощание. Затем Стефано нужно подумать о некоторых возможных интерпретациях того, что только что произошло. Одна из интерпретаций может заключаться в том, что Патрик злится на что-то (на него или на кого-то еще).Другая может заключаться в том, что он спешил и просто забыл, или что он не хотел прерывать видеоигру. На этом этапе проверки восприятия хорошо знать, какие атрибуции вы делаете. Вы можете попытаться определить, слишком ли вы приписываете внутренние или внешние причины. Наконец, вы захотите проверить и уточнить. Итак, Стефано может спросить общего друга, знает ли она, что может беспокоить Патрика или что происходит в его жизни, что заставило его так внезапно уйти. Или он может просто захотеть позвонить, написать или поговорить с Патриком.На этом этапе важно помнить о пунктуации. Несмотря на то, что Стефано уже думал об этом инциденте и переживает некоторый конфликт, Патрик может и не подозревать, что его действия вызвали беспокойство у Стефано. Если Стефано напишет текст и спросит, почему он злится (что было бы не очень хорошей идеей, потому что это предположение), Патрик может занять оборонительную позицию, что может привести к эскалации конфликта. Стефано мог просто описать поведение (не осуждая Патрика) и попросить разъяснений, сказав: «Когда вы уходили сегодня, вы не попрощались и не дали мне знать, куда вы собирались.Я просто хотел проверить, все ли в порядке ».

Шаги проверки восприятия, как описано в предыдущем сценарии, следующие:

  • Шаг 1. Опишите поведение или ситуацию, не оценивая и не осуждая ее.
  • Шаг 2: Подумайте о некоторых возможных интерпретациях поведения, учитывая приписывание и другие влияния на процесс восприятия.
  • Шаг 3. Проверьте, что произошло, и попросите разъяснений с точки зрения другого человека.Помните о пунктуации, поскольку другой человек, вероятно, воспринял событие иначе, чем вы.
  1. Интеграция: приведите пример того, как проверка восприятия может быть полезна для вас в академическом, профессиональном, личном и гражданском контекстах.
  2. Какой этап проверки восприятия вы считаете наиболее сложным и почему?

Основные выводы

  • Мы можем улучшить самовосприятие, избегая полагаться на жесткие схемы, критически относясь к социальным институтам, вмешиваясь в самореализующиеся пророчества, находя поддерживающие межличностные сети и осознавая циклы мышления, искажающие наше самовосприятие.
  • Мы можем улучшить наше восприятие других, развивая навыки чуткого слушания, осознавая стереотипы и предрассудки и участвуя в саморефлексии.
  • Проверка восприятия — это стратегия, которая позволяет нам контролировать наше восприятие и реакцию на других и общение.

Упражнения

  1. Какие препятствия на пути к самовосприятию, по вашему мнению, представляют для вас наибольшую проблему и почему? Что вы можете сделать, чтобы начать преодолевать эти препятствия?
  2. Какие препятствия на пути к восприятию других, по вашему мнению, представляют для вас наибольшую проблему и почему? Что вы можете сделать, чтобы начать преодолевать эти препятствия?
  3. Вспомните недавнюю коммуникационную встречу, в которой проверка восприятия могла привести к более положительному результату.Что бы вы могли сделать по-другому?

Список литературы

Armenta, BE и Дженнифер С. Хант, «Реагирование на социальную девальвацию: влияние предполагаемой личной и групповой дискриминации на идентификацию этнических групп и личную самооценку латиноамериканских / латинских подростков», Групповые процессы и межгрупповые отношения 12, no . 1 (2009): 11–12.

Guyll, M., et al., «Возможные роли самореализующихся пророчеств, стигматического сознания и стереотипной угрозы в увязке латиноамериканской / этнической принадлежности и образовательных результатов», Social Issues 66, no.1 (2010): 116.

Кац, М., «Отказ от диеты и избавление от жира», The New York Times , 16 июля 2009 г., по состоянию на 6 июня 2012 г., http://www.nytimes.com/2009/07/16 /health/nutrition/16skin.html.

Стинсон, Д. А. и др., «Переписывание самореализующегося пророчества социального неприятия: самоутверждение улучшает безопасность в отношениях и социальное поведение до 2 месяцев спустя», Психологическая наука 20, вып. 10 (2011): 2.

Слуховое восприятие

Что такое слуховое восприятие?

Телефон звонит, и когда вы отвечаете на него, вы слышите, как ваша мама с другой стороны спрашивает, как вы.Вы можете быстро и легко расшифровать, что она говорит, узнать ее голос и услышать ее эмоциональное состояние уже в первые несколько минут разговора. Однако эта, казалось бы, простая задача на самом деле очень сложна и требует использования ряда областей мозга, которые специализируются на слуховом восприятии и распознавании его субкомпонентов.

Восприятие — это способность интерпретировать информацию, которую наши органы чувств получают из окружающей среды. Фактически, эта интерпретация является активным процессом , который зависит от наших когнитивных процессов и предшествующих знаний.Слуховое восприятие можно определить как способность принимать и интерпретировать информацию, которая достигает ушей посредством волн звуковой частоты, передаваемых по воздуху или другим способом. Чтобы воспринимать окружающие нас звуки, необходимо выполнить ряд процессов:

  • Получение информации : Когда объект вибрирует, как в случае человеческого голоса (вибрируют голосовые связки), возникают волны, производимые этим действием. передается по воздуху или другим способом. Когда эти волны достигают внутреннего уха, активируются определенные клетки.
  • Передача информации : Клетки производят сигнал, который передается через разные ядра, пока, наконец, не достигнет медиального коленчатого ядра в таламусе.
  • Обработка информации : Наконец, слуховая информация, полученная ухом, отправляется в слуховую кору в височных долях. Информацией манипулируют и отправляют в остальной мозг, чтобы вы могли с ней взаимодействовать.

Характеристики звука и фазы слухового восприятия

Для слухового восприятия мозг должен проанализировать свойства и характеристики звука :

  • Интенсивность : Относится к тому, высокий или низкий уровень громкости.
  • Тон : Относится к тому, если звук выше или ниже
  • Тембр : позволяет различать и распознавать голоса, инструменты или звуки. Их обычно называют «цветом» звука.
  • Продолжительность : время, в течение которого длится вибрация звука

Слуховое восприятие — это многоступенчатый процесс.

  • Обнаружение : Самая основная часть способности воспринимать слуховой стимул — это то, что он имеет достаточную интенсивность, чтобы достигать наших ушей.Также необходимо, чтобы звук находился в слышимом диапазоне. Если он соответствует этим двум требованиям, мозг может определить, где находится объект, который производит вибрацию, и даже определить, движется ли он. Если кто-то говорит слишком тихо, мы его не слышим.
  • Дискриминация : Чтобы воспринимать и оценивать звук, мы должны уметь отличать звук от других фоновых шумов. Если вы находитесь в ресторане или на вечеринке, где много шума, возможно, вы не сможете услышать, что говорит говорящий.
  • Идентификация и распознавание : Мы должны уметь определять, откуда исходит звук: голос, инструменты или любой другой звук. Это включает в себя признание нашего личного отношения к звуку (например, «это голос моего друга»). Чтобы воспринимать голос, мы должны уметь идентифицировать его как таковой и не путать его с другим звуком, а также идентифицировать голос как голос друга, а не чужого.
  • Понимание : Важно понимать звук, который мы слышим, будь то сообщение (кто-то говорит нам что-то) или значение звука (звонок, показывающий, что урок окончен).Если друг на вечеринке говорит вам, что он должен уйти, важно, чтобы мы понимали сообщение, которое он передает,

Логически слуховое восприятие играет очень важную роль в нашей повседневной жизни, присутствуя в нашей повседневной жизни. почти все задачи, которые мы выполняем. Это позволяет правильно взаимодействовать с окружающей средой, беспрепятственно общаться, предупреждать нас о любых потенциальных угрозах вокруг нас и дает возможность наслаждаться музыкой.

Примеры слухового восприятия

  • Начиная с момента начала вашего первого урока в детском саду и до последнего урока в колледже хорошее слуховое восприятие является необходимой частью учебы, так как оно позволяет вам следовать и понимать, что говорит учитель .Плохое слуховое восприятие без дополнительной помощи, будь то визуальные эффекты или другие ресурсы, может вызвать проблемы с пониманием во время разговора или чтения, что приведет к плохой успеваемости в школе.
  • Встречи на собраниях или в беседах, большая часть работы требует постоянного использования слухового восприятия. Плавное общение — это основа работы с клиентами, поэтому слуховое восприятие важно для эффективного профессионального развития.
  • Слуховое восприятие — ключевая часть безопасного вождения.В опасных ситуациях звук гудка другой машины может помочь вам сосредоточиться и предупредить вас о том, что что-то не так. Кроме того, слушая звук автомобиля и мотора, вы узнаете, что с автомобилем что-то не так и нужно ли вам его осмотреть.
  • Для музыки слуховое восприятие — это все. Если вы хотите сыграть песню на гитаре или пианино и чтобы она звучала хорошо, вы должны действительно проверить свое слуховое восприятие и обращать внимание на каждую ноту.Прослушивание и восприятие музыки также обычно требует слухового восприятия (хотя также можно чувствовать вибрации и воспринимать их таким образом).
  • Обнаружение, идентификация, распознавание и понимание звуков вокруг вас позволяет соответствующим образом вписаться в вашу среду. Это не только позволяет вам адаптироваться на улице или дома, но, поскольку мы социальные животные, это также позволяет нам легче и эффективнее общаться с другими людьми.

Патологии и расстройства, связанные с проблемами слухового восприятия

Изменение слухового восприятия может быть вызвано множеством проблем разного уровня.

Неспособность воспринимать звуки или какой-то недостаток в этом процессе называется глухотой . Это может быть вызвано повреждением воспринимающих органов или проводящих путей, по которым информация поступает в мозг (гипоакузис и гиперакузия), или участков мозга, предназначенных для нагрева (корковая глухота).

Однако восприятие не работает само по себе. Конкретные повреждения, такие как инсульт или травма головного мозга, могут повлиять на каждый из упомянутых выше конкретных процессов. Эти типы расстройств вызваны повреждением определенных частей мозга, отвечающих за измененные процессы. Афазия Вернике относится к неспособности понимать язык (пациенту будет казаться, что он слышит неизвестный язык). Однако слуховая агнозия — это неспособность распознать слышимый объект, что означает, что они не узнают, когда кто-то обращается к объекту устно. Это также может вызвать неспособность воспринимать и ценить музыку, известную как amusia (неспособность распознавать или воспроизводить тоны или музыкальные ритмы). В некоторых случаях возможно более конкретное повреждение, при котором теряется только способность определять местонахождение или имитировать звуки.

Помимо нарушений, вызывающих нарушение слуха, существуют некоторые нарушения, из-за которых человек может слышать звуки, которых нет. Наиболее частым из этих расстройств является шум в ушах , при котором человек постоянно слышит звон. В других случаях проблема заставляет мозг ошибочно активировать слуховую кору, что приводит к галлюцинациям. Это может произойти при таких расстройствах, как шизофрения , где галлюцинации могут быть опасными. Другие случаи включают музыкальные галлюцинации , когда человек слышит музыку, как будто она идет по радио, но не может ее выключить.В случае паракузии Willis слуховые галлюцинации сопровождаются ослаблением слуха.

Как можно измерить и оценить слуховое восприятие?

Слуховое восприятие позволяет нам эффективно и быстро выполнять многие повседневные дела. Наша способность комфортно вписываться в окружающую среду тесно связана со слуховым восприятием, поэтому понимание того, насколько хорошо наше слуховое восприятие, может оказаться большим подспорьем в самых разных областях. Например, в академической области , чтобы узнать, нуждается ли ребенок в визуальной помощи или поддержке в классе, или если потенциальные трудности в обучении связаны с плохим слуховым восприятием, в медицинских областях , чтобы узнать, полностью ли пациент понимает свое лекарство и может правильно вписаться в их среду, а — в профессиональную среду , так что сотрудник может хорошо общаться внутри компании при работе с общественностью.

С помощью полного нейропсихологического обследования можно эффективно и надежно оценить ряд фундаментальных когнитивных функций, таких как слуховое восприятие. Тесты, которые CogniFit использует для оценки слухового восприятия, были вдохновлены классическим тестом NEPSY из Коркмана, Кирка и Кемпа (1998), Тестом нарушения памяти (TOMM) и Тестом переменных внимания (TOVA). Помимо слуховой памяти, тесты также измеряют наименование, время реакции, скорость обработки, контекстную память, рабочую память, когнитивную гибкость, зрительную память, визуальное восприятие и распознавание.

  • Идентификационный тест COM-NAM: Объекты представлены в виде изображения или со звуком. Пользователь должен будет определить, был ли объект представлен как изображение, как произнесенное слово или он не был ранее представлен.
  • Запрос-тест REST-COM: в течение короткого периода времени будет отображаться серия изображений. После этого usr должен как можно быстрее подобрать слова, соответствующие изображениям.

Как можно восстановить или улучшить слуховое восприятие?

Каждую когнитивную способность, включая слуховое восприятие, можно тренировать и улучшать.CogniFit может помочь в этом с помощью своих профессиональных инструментов.

Пластичность мозга является основой восстановления слухового восприятия и других когнитивных навыков. CogniFit предлагает набор упражнений , предназначенных для восстановления нарушений слухового восприятия и других когнитивных функций. Мозговые и нейронные связи можно укрепить, бросая им вызов и работая, поэтому, часто тренируя эти навыки, структуры мозга, связанные со слуховым восприятием, станут сильнее.Это означает, что когда ваши уши отправляют информацию в мозг, а мозг ее обрабатывает, связи будут работать быстрее и эффективнее, улучшая общее слуховое восприятие.

CogniFit имеет команду специалистов, которые исследуют синаптическую пластичность и процессы нейрогенеза, что позволило создать персонализированную программу когнитивной стимуляции для индивидуального обучения каждого пользователя. Эта программа начинается с точной оценки слухового восприятия и других фундаментальных когнитивных функций.Затем программа берет результаты оценки и создает индивидуальную программу, которая помогает тренировать самые слабые навыки пользователя.

Ключом к улучшению слухового восприятия является адекватное и последовательное обучение. CogniFit имеет инструменты для профессиональной оценки и обучения , которые помогут как отдельным лицам, так и профессионалам оптимизировать эту функцию. Это занимает всего 15 минут в день, два-три раза в неделю.

Персонализированная программа когнитивной стимуляции от CogniFit доступна в Интернете.Существует множество интерактивных занятий и игр для мозга, в которые можно играть на компьютере или мобильном устройстве. После каждого сеанса CogniFit будет предоставлять подробный график когнитивного прогресса пользователя.

Визуальное восприятие и когнитивные способности

Что такое зрительное восприятие?

Уметь читать этот текст кажется простым процессом. Мы смотрим на буквы и понимаем слова. Это кажется простым, но на самом деле это чрезвычайно сложный процесс, в котором задействовано несколько структур мозга, специализирующихся на зрительном восприятии и различных субкомпонентах зрения.

Восприятие — это способность интерпретировать информацию, которую ваши органы чувств получают из окружающей среды. Эта способность интерпретировать информацию зависит от ваших конкретных когнитивных процессов и предшествующих знаний. Визуальное восприятие можно определить как способность интерпретировать информацию, которую получают наши глаза. Результатом этой информации, интерпретируемой и принимаемой мозгом, является то, что мы называем зрительным восприятием, зрением или зрением. Визуальное восприятие — это процесс, который начинается в наших глазах:

  • Фото-прием : световые лучи достигают наших зрачков и активируют рецепторные клетки сетчатки.
  • Передача и базовая обработка : сигналы, производимые этими клетками, передаются через зрительный нерв в мозг. Сначала он проходит через зрительный перекрест (где зрительные нервы пересекаются, заставляя информацию, полученную из правого поля зрения, поступать в левое полушарие, а информация, полученная из левого поля зрения, — в правое полушарие), а затем ретранслируется. к латеральному коленчатому ядру таламуса.
  • Наконец, визуальная информация, которую получают наши глаза, отправляется в зрительную кору в затылочной доле.

Характеристики, которые играют роль в зрительном восприятии

Чтобы получить представление о сложности этой когнитивной функции, попробуйте подумать о своем мозге, когда вы смотрите на футбольный мяч. Какие факторы вы должны определить ?:

  • Освещение и контраст : Вы можете видеть линии, которые более или менее освещены, и параметры которых отличаются от остальных объектов вокруг и позади них.
  • Размер : это круглый объект с окружностью около 27 дюймов.
  • Форма: она круглая.
  • Позиция Это примерно в 10 футах от меня, справа от меня. Я мог легко прикоснуться к нему.
  • Цвет : Белый с черными пятиугольниками. Если бы свет внезапно исчез, мы все равно знали бы, что он черно-белый.
  • Размеры : Он трехмерный, что означает, что это сфера.
  • Движение : сейчас он не движется, но может двигаться.
  • Единицы : есть один, и он отличается от земли.
  • Используйте : он используется для игры в футбол. Его бьют ногой
  • Личные отношения с объектом : это похоже на то, что вы используете на тренировке в футболе.
  • Имя : это футбольный мяч. Этот последний процесс называется именованием.

Если вам показалось, что шагов много, подумайте о том, как ваш мозг делает это постоянно и чрезвычайно быстро в течение всего дня. Когда бы вы ни смотрели на что-либо, ваш мозг воспринимает всю информацию и придает ей смысл.Вдобавок к этому мозг не воспринимает информацию, которую получает, пассивно, но на самом деле предоставляет информацию и помогает завершить то, что видит (это поможет вам узнать, что мяч круглый, хотя на картинке он плоский) / В затылочной доле головного мозга имеется ряд областей, которые специализируются на каждом из вышеперечисленных процессов в прилегающих долях ( височная доля и теменная доля ). В общем, хорошее восприятие требует, чтобы все области работали вместе.

Когда вы смотрите на свой стол, ваш мозг идентифицирует все, что находится на нем, с первого взгляда, позволяя вам быстро реагировать на это. Знание этого поможет вам понять, насколько важно иметь хорошее зрительное восприятие и как оно играет большую роль в вашей повседневной жизни.

Примеры визуального восприятия

  • Вождение автомобиля — одна из самых сложных повседневных задач, которые многие люди выполняют каждый день. Это требует множества различных сложных процессов, одним из которых является зрительное восприятие. Если один из процессов визуального восприятия не работает, у вас есть шанс подвергнуть опасности себя или окружающих.Очень важно быстро определить, насколько близко две машины находятся друг к другу, с какой скоростью они едут и т. Д., Что было бы невозможно при плохом визуальном восприятии.
  • Развитое зрительное восприятие принесет большую пользу ребенку в классе, так как оно позволит ему делать заметки и лучше понимать материал в целом. Изменение или недостаток этих навыков может привести к плохой успеваемости.
  • В изобразительном искусстве, таком как живопись или графический дизайн, визуальное восприятие очень важно.Если вы хотите нарисовать квадрат, который кажется реалистичным, вам придется использовать свое визуальное восприятие, чтобы выбрать каждый цвет и идеально прорисовать каждую линию.
  • Зрительное восприятие необходимо для любого вида деятельности, требующего присмотра или ухода. Охранник с плохим зрительным восприятием не сможет хорошо видеть камеры видеонаблюдения, что затрудняет выполнение его или ее работы.
  • Конечно, мы постоянно пользуемся зрительным восприятием.

Патологии и расстройства, связанные с проблемами зрительного восприятия

Недостаточное зрительное восприятие может быть вызвано множеством проблем и трудностей разного уровня.

Полная или частичная потеря зрения из-за повреждения органов восприятия может вызвать серьезные проблемы с восприятием (слепота). Это может быть вызвано повреждением самого глаза , повреждением проводящих путей, по которым информация передается из глаза в мозг (например, глаукома), или повреждением областей мозга , ответственных за анализ информации. , как инсульт или черепно-мозговая травма.

Восприятие не является унитарным процессом , оно требует использования многих других процессов и механизмов, а это означает, что другие конкретные повреждения могут изменить любой из ранее упомянутых процессов.Эти нарушения известны как зрительная агнозия. Визуальная агнозия — это неспособность распознавать изученные объекты , даже если ваше зрение остается неизменным. Агнозия обычно делится на два типа: перцептивная агнозия, которая позволяет человеку видеть части объекта, но не может понять объект в течение некоторого времени, и ассоциативная агнозия, которая позволяет человеку понять весь объект, но не не знаю что это. Трудно понять перцептивный опыт людей с этим расстройством, потому что, когда они «видят» объект, у них возникает ощущение слепоты.Существуют также другие, более специфические факторы, такие как акинетопсия, которая представляет собой неспособность видеть движение, ахроматопсия, неспособность видеть цвета, прозопагнозия, неспособность узнавать знакомые лица, и Алексия, неспособность научиться читать вместе с другими. .

Помимо трудностей, которые частично или полностью ухудшают способность зрительного восприятия, существуют другие расстройства, которые изменяют получаемую зрительную информацию, либо искажая зрительную информацию, либо полностью ее устраняя.Так обстоит дело с шизофреническими галлюцинациями, или другими синдромами. Существуют также другие типы визуальных иллюзий, из-за которых люди теряют зрение, как, например, синдром Шарля-Бонне . При этом синдроме человек теряет зрение, и после длительного периода, когда мозг не получает никакой визуальной стимуляции или активности, он начинает работать неправильно. Мозг вызывает галлюцинации и зрительные иллюзии, когда они видят геометрические фигуры или людей. Однако, в отличие от шизофренических галлюцинаций, страдающие этим расстройством знают, что галлюцинации ненастоящие.

Как можно измерить и оценить зрительное восприятие?

Визуальное восприятие позволяет выполнять невероятное количество действий. Способность взаимодействовать с окружающей средой и вашим окружением напрямую зависит от качества вашего визуального восприятия. Вот почему оценка и знание того, насколько развито ваше зрительное восприятие, могут быть полезны в ряде областей вашей жизни, таких как учеба, медицина или профессиональные области. В академической сфере важно знать, у каких детей могут быть проблемы с просмотром доски или написанием заметок.В области медицины важно знать уровень своего зрительного восприятия, чтобы знать, может ли пациент неправильно истолковать инструкции, касающиеся принимаемых им лекарств, или они не могут жить и развиваться самостоятельно. Наконец, визуальное восприятие в профессиональной среде поможет при чтении или работе в потенциально опасной ситуации. Знание, какие рабочие не должны работать с тяжелым оборудованием или которым может потребоваться помощь на конкретном собрании, может иметь значение для работодателя.

С помощью полной нейропсихологической оценки вы можете легко и точно измерить ряд когнитивных навыков, включая зрительное восприятие.Эта оценка оценивает визуальную оценку с использованием задачи, основанной на классическом тесте NEPSY, предложенном Коркманом, Кирком и Кемпом (1998). Эта задача позволяет понять, насколько хорошо пользователь может декодировать и расшифровать различные элементы в упражнении, а также измерить когнитивные ресурсы, которые пользователь должен понимать и выполнять задачу максимально эффективно. Помимо визуального восприятия, тест также измеряет наименования, время отклика и скорость обработки.

  • Тест декодирования VIPER-NAM: изображения различных объектов появятся на экране на короткое время, а затем исчезнут.Далее появятся четыре буквы, только одна из которых будет соответствовать названию объекта. Пользователь должен как можно быстрее выбрать правильный ответ.

Как можно восстановить или улучшить зрительное восприятие?

Как и все наши когнитивные способности, зрительное восприятие можно тренировать и улучшать, и CogniFit может помочь тренировать эту способность.

Реабилитация зрительного восприятия основана на науке нейропластичности . CogniFit предлагает набор профессиональных задач и тестов, которые были разработаны, чтобы помочь профессионалам и отдельным лицам восстановить и улучшить дефицит зрительного восприятия и других когнитивных функций.Мозг и нейронные связи, такие как мышцы, можно укрепить и улучшить с помощью практики и тренировок. Вот почему можно улучшить зрительное восприятие, часто тренируя и тренируя правильные нейронные связи. По мере улучшения зрительного восприятия у вас появится возможность посылать информацию из глаз в мозг быстрее и эффективнее, чем раньше.

CogniFit был создан командой профессионалов, специализирующихся в области нейрогенеза и синаптической пластичности, именно так мы смогли создать персонализированную программу когнитивной стимуляции , которая будет адаптирована к потребностям каждого пользователя.Эта программа начинается с оценки визуального восприятия, слухового восприятия и ряда других фундаментальных когнитивных областей, и на основе результатов создает индивидуальную программу тренировки мозга для каждого пользователя. Программа автоматически собирает данные из этой начальной когнитивной оценки и с использованием сложных алгоритмов создает программу, которая работает над улучшением когнитивных слабостей пользователя и тренировкой их когнитивных сильных сторон.

Ключ к успешной тренировке мозга — это постоянная тренировка со сложными упражнениями.CogniFit предлагает инструменты для оценки, а также программу реабилитации, которая помогает оптимизировать эту когнитивную функцию. Программа занимает всего 15 минут, два-три раза в неделю.

Программы оценки и стимуляции CogniFit доступны в Интернете и могут использоваться на большинстве компьютеров и мобильных устройств. Программа состоит из забавных интерактивных игр для мозга, и в конце каждой тренировки пользователь автоматически получает подробный график, показывающий когнитивный прогресс пользователя.

3.2 Барьеры к точному социальному восприятию — организационное поведение

  1. Как менеджеры и организации могут минимизировать негативное влияние стереотипов и других препятствий на пути точного социального восприятия в межличностных отношениях?

В процессе восприятия можно выделить несколько барьеров, которые снижают точность нашего восприятия. Этими барьерами являются (1) стереотипы, (2) избирательное восприятие и (3) защита восприятия.Каждый из них будет кратко рассмотрен, поскольку он связан с социальным восприятием в рабочих ситуациях (см. Таблица 3.2 ).

Препятствия на пути к точному восприятию окружающих
Барьер Определение
Стереотипы Тенденция присваивать людям атрибуты исключительно на основе их класса или категории
Избирательное восприятие Процесс, с помощью которого мы систематически отсеиваем или дискредитируем информацию, которую мы не хотим слышать, и вместо этого сосредотачиваемся на более важной информации.
Перцепционная защита Склонность искажать или игнорировать информацию, представляющую личную угрозу или неприемлемую с культурной точки зрения

Таблица 3.2 (Авторство: Copyright Rice University, OpenStax, под лицензией CC BY-NC-SA 4.0)

Стереотипы

Стереотипы — это один из самых распространенных барьеров в восприятии окружающих на работе. Стереотип — это широко распространенное обобщение о группе людей. Стереотипы — это процесс, в котором атрибуты присваиваются людям исключительно на основе их класса или категории. Это особенно вероятно при знакомстве с новыми людьми, поскольку в то время о них известно очень мало.На основе нескольких важных характеристик, таких как пол, раса или возраст, мы склонны разделять людей на несколько общих категорий. Мы приписываем им ряд черт на основе атрибутов категории, в которую мы их поместили. Мы предполагаем, что пожилые люди старомодны, консервативны, упрямы и, возможно, дряхлеют. Мы считаем профессоров рассеянными, непрактичными, идеалистическими или эксцентричными.

Одно объяснение существования стереотипов было предложено Джайном, Трианди и Вейком. 14 Они утверждают, что стереотипы могут в некоторой степени основываться на фактах. Люди склонны сравнивать другие группы со своей группой, подчеркивая незначительные различия между группами, чтобы сформировать стереотип. Например, пожилые люди как группа действительно могут быть более консервативными или более старомодными. Затем эти черты подчеркиваются и приписываются определенным пожилым людям.

В организациях можно найти по крайней мере три типа стереотипов: те, которые имеют дело с возрастом, расой и полом.Возрастные стереотипы можно найти во всех организациях. Недавнее исследование von Hippel et al. 15 обнаружил, что все еще существуют четкие стереотипы о пожилых сотрудниках. Считается, что они (1) более устойчивы к организационным изменениям, (2) менее креативны, (3) менее склонны идти на расчетный риск, (4) обладают меньшими физическими возможностями, (5) менее заинтересованы в изучении новых методов и ( 6) менее способны осваивать новые техники. Отвечая на вопрос о принятии кадровых решений в отношении пожилых людей, студенты, изучающие бизнес, обычно следовали нескольким тенденциям.Во-первых, они уделяли мало внимания пожилым людям при принятии решений о повышении. Пожилым людям также уделяется меньше внимания и меньше ресурсов для обучения и развития. Наконец, пожилые люди, как правило, переводились в другие отделы вместо того, чтобы противостоять начальству, когда возникали проблемы с их работой.

Подобные проблемы возникают у людей разного расового или культурного происхождения, а также у людей разного пола. Особой проблемой во многих компаниях сегодня является отношение к женщинам как к менеджерам или руководителям.Хотя добиться успеха на руководящей должности всегда сложно, работа становится еще труднее, если ваши коллеги, начальство или подчиненные не поддерживают вас.

Расширяемся по всему миру

Видеть себя другими Видеть нас

Рассматривая стереотипы в организациях, может быть интересно изучить, как люди из разных стран и культур видят других по всему миру. В частности, следует отметить, что «иностранцы» часто придерживаются определенных стереотипов о том, как выглядит и ведет себя «типичный» американец.Взгляните, например, на Таблица 3.3 . В этой таблице показано, как люди в семи странах мира относятся к типичному американцу. Обратите внимание на значительные различия в восприятии.

Зарубежные наблюдения американцев
Ниже приведены расценки иностранных посетителей в США:
Индия: «Кажется, американцы постоянно торопятся. Просто посмотрите, как они идут по улице.Они никогда не позволяют себе досуг наслаждаться жизнью; есть слишком много дел ».
Кения: «Американцы кажутся нам довольно далекими. На самом деле они не так близки к другим людям — даже американцам, — как это обычно изображают американцы за границей. Это похоже на то, как если бы американец сказал: «Я не позволю тебе подходить ко мне слишком близко». Это похоже на строительство стены ».
Турция: «Однажды мы были в сельской местности в глуши и увидели, как американец подошел к знаку остановки.Хотя он мог видеть в обоих направлениях на много миль и движения не было, он все же остановился! »
Колумбия: «Тенденция в Соединенных Штатах думать, что жизнь — это только работа, поражает вас прямо в лицо. Кажется, работа — это единственный тип мотивации ».
Индонезия: «В Соединенных Штатах все нужно обсуждать и анализировать. Даже самая маленькая вещь должна быть: «Почему, почему, почему?» От таких постоянных вопросов у меня болит голова.”
Эфиопия: «Американец очень откровенен; он хочет «да» или «нет». Если кто-то пытается говорить образно, американец сбивается с толку ».
Иран: «Впервые. . . мой [американский] профессор сказал мне: «Я не знаю ответа, мне придется его найти», — я был шокирован. Я спросил себя: «Почему он меня учит?» В моей стране профессор скорее даст неправильный ответ, чем признает свое незнание ».
Источник: J.Фейг и Г. Блэр, Есть разница, 2-е изд. (Вашингтон: «Меридиан Хаус Интернэшнл»). Meridian House International — это организация, которая проводит межкультурные тренинги для посетителей США и американцев, выезжающих за границу.

Таблица 3.3 (Авторские права: Copyright Rice University, OpenStax, под лицензией CC BY-NC-SA 4.0)

Изучая эти комментарии, подумайте, насколько, по вашему мнению, эти представления и стереотипы точны или неточны.Почему люди в разных странах так расходятся во мнениях о нашей стране? Как их восприятие влияет на поведение и эффективность американских менеджеров, работающих за границей? На основе этой оценки вы можете пересмотреть свои собственные стереотипы о людях в разных странах. Как вы думаете, насколько точными были ваши собственные стереотипы?

Избирательное восприятие

Избирательное восприятие — это процесс, с помощью которого мы систематически отсеиваем информацию, которую не хотим слышать, вместо этого сосредотачиваясь на более важной информации.Важность здесь, очевидно, является функцией нашего собственного опыта, потребностей и ориентации. Пример исследования менеджеров Дирборна и Саймона 16 , описанный ранее, дает прекрасное представление об избирательном восприятии. Руководители производства сосредоточились на производственных проблемах, исключая другие проблемы. Бухгалтеры, специалисты по персоналу и менеджеры по продажам также были исключительными. Каждый считал свою специальность более важной в компании, чем другие специальности.

Другой пример избирательного восприятия в группах и организациях предоставлен Майнером. 17 Майнер подводит итоги серии экспериментов с группами, соревнующимися в упражнениях на решение проблем. Соответственно, группы склонны оценивать свои собственные решения как лучшие, чем решения, предложенные другими. Такие результаты напоминают синдром, обнаруживаемый во многих исследовательских организациях. Ученые часто склонны рассматривать идеи или продукты, исходящие от их организации или отдела, как низшие, а других исследователей — как менее компетентных и творческих, чем они сами.Это часто называют синдромом «изобретенного не здесь». Подобные модели поведения можно найти среди менеджеров, работников сферы обслуживания и секретарей.

Перцепционная защита

Последний барьер для социального восприятия — защита восприятия. 18 Перцепционная защита основана на трех взаимосвязанных принципах:

  1. Эмоционально тревожные или угрожающие стимулы имеют более высокий порог распознавания, чем нейтральные стимулы.
  2. Такие стимулы могут вызывать замещающие восприятия, которые радикально изменяются, чтобы помешать распознаванию предъявленных стимулов.
  3. Эти критические раздражители вызывают эмоциональные реакции, даже если они не распознаются.

Другими словами, с помощью защиты восприятия мы склонны искажать или игнорировать информацию, которая является либо личной угрозой, либо культурно неприемлемой. Поскольку эмоционально беспокоящие стимулы имеют более высокий порог распознавания, люди с меньшей вероятностью полностью столкнутся с угрозой или признают ее. Вместо этого они могут видеть совершенно другие или даже ошибочные стимулы, которые более безопасны.Даже в этом случае наличие критического стимула часто приводит к усилению эмоций, несмотря на отсутствие признания. Например, предположим, что во время переговоров по контракту на сборочный завод просочилась информация о том, что из-за снижения прибыли завод, возможно, придется закрыть безвозвратно. Обеспокоенные рабочие могут проигнорировать это сообщение и вместо этого поверить в то, что руководство компании пускает ложные слухи, чтобы увеличить свои рычаги влияния во время переговоров о заработной плате. Даже если заявление о левередже будет принято работниками как истина, можно ожидать сильной эмоциональной реакции против компании.

Один из эффектов защиты восприятия состоит в том, чтобы спасти нас от событий, с которыми мы либо не хотим справляться, либо неспособны справиться. Мы рассеиваем свои эмоции, направляя внимание на другие (замещающие) объекты, и надеемся, что исходное событие, которое нас огорчало, в конечном итоге исчезнет.

Перцептивная защита особенно ярко проявляется, когда люди сталкиваются с ситуацией, противоречащей их давним убеждениям и взглядам. В классическом исследовании защиты восприятия среди студентов колледжа Хайр и Грюнс представили студентам описания фабричных рабочих.В эти описания было включено слово интеллектуальный . Поскольку это слово противоречило представлениям студентов о фабричных рабочих, они предпочли отвергнуть описание, используя защиту восприятия. 19 Можно выделить четыре таких защитных механизма: 20

  1. Отказ . Некоторые из испытуемых отрицали наличие у заводских рабочих интеллекта.
  2. Доработка и переделка . Это была одна из самых частых форм защиты.Шаблон заключался в том, чтобы объяснить конфликт восприятия, объединив интеллект с некоторыми другими характеристиками, например: «Он умен, но не обладает инициативой, чтобы подняться над своей группой».
  3. Изменение восприятия . Многие студенты изменили свое восприятие рабочего из-за его интеллекта. Однако большая часть изменений была очень тонкой — например, «шутки» стали «остроумными».
  4. Признание, но отказ от изменения .Очень немногие студенты явно осознавали конфликт между своим восприятием работника и характеристиками, с которыми они сталкивались. Например, один субъект заявил: «Эта черта кажется противоречивой. . . большинство заводских рабочих, о которых я слышал, не слишком умны ».

Перцепционная защита усложняет любую ситуацию, в которой может возникнуть конфликт. Это создает слепые зоны, из-за чего мы не слышим и не видим события такими, какие они есть на самом деле. Задача менеджеров состоит в том, чтобы уменьшить или минимизировать восприятие угрозы в ситуации, чтобы эти средства защиты не задействовались немедленно.Этого можно добиться, убедив людей в том, что важные для них вещи не будут изменены, или подчеркнув положительное.

Проверка концепции

  1. Какие препятствия могут снизить точность нашего восприятия?
  2. Какие культурные факторы могут влиять на восприятие?
  3. Что такое перцепционная защита и какие механизмы можно выделить?

Восприятие информации с высокой и низкой пространственной частотой у голубей и людей

Способность видеть настолько естественна и автоматична, что мы редко учитываем базовые низкоуровневые функции, используемые мозгом для построения связного восприятия.Например, зрительная система приматов особенно настроена на пространственно-частотную информацию. Пространственная частота описывает периодическое распределение света и тени на изображении. Высокие пространственные частоты соответствуют таким особенностям, как острые края и мелкие детали, тогда как низкие пространственные частоты соответствуют таким особенностям, как глобальная форма.

Поскольку зрительные системы птиц и млекопитающих выполняют множество схожих функций, но в результате дивергентной эволюции имеют почти полностью разную нейронную архитектуру, важно задать вопрос, какой вид визуальной информации используется разными видами.

Мерфи, Брукс и Кук (2015, Journal of Experimental Psychology: Animal Learning and Cognition ) (PDF, 152KB)